ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » ЭпохА - Библиотечка » Интересные рецензии на интересные книги


Интересные рецензии на интересные книги

Сообщений 91 страница 100 из 185

91

Леонардо да Винчи: неизвестная сторона творчества
РГРК «Голос России»,Рита Болотская,12.02.2013

http://m.ruvr.ru/data/2013/02/12/1336926388/5946724181_19ef1e8376_b.jpg
© Flickr.com/Matti Mattila/cc-by-nc-sa 3.0

В феврале в России выходит сборник сказок и легенд великого итальянца Леонардо да Винчи.
Гений эпохи Возрождения в России менее всего известен как литератор, тем более сказочник. Так что эта публикация, по сути, откроет россиянам новую грань его таланта

Редактор сборника "Сказки и легенды" да Винчи Наталья Гусарова в интервью "Голосу России" заметила, что в роли сказочника Леонардо мало знаком не только России, но и миру. Хотя в XV веке в Италии его слава как писателя была весьма высока:
"Если бы эта книга появилась при жизни Леонардо, она не вызвала бы никакого удивления у его современников - они знали, что великий художник был неистощимым на выдумки фантазером, великолепным рассказчиком. Люди ловили каждое его слово.
Его истории переходили из уст в уста, от отца к сыну, от сына к внуку. До сих пор в некоторых итальянских деревушках в ходу народные сказки, автором которых был на самом деле Леонардо да Винчи".

Гений не коллекционировал и не хранил свои истории. Записывал их между делом на полях листов с более важными размышлениями.

"Да и сами-то листы, во всяком случае многие из них, были потеряны", - рассказала Наталья Гусарова:

"Рукописное наследие да Винчи не было опубликовано при его жизни. А после его смерти оно разбрелось по миру. До наших дней дошло свыше 7 тысяч листов.
Это разрозненное литературное наследие стали объединять и публиковать только в XIX - начале XX веков".

Первыми были опубликованы научные труды. Ну а потом дошла очередь и до сказок: в 70-х годах прошлого века их впервые предъявило миру старейшее флорентийское издательство "Джунти". В свое время оно было связано еще с отцом Леонардо: в XV веке издательство пользовалось услугами нотариуса Пьеро да Винчи.
Итальянцы нашли и собрали около сотни сказок своего выдающегося соотечественника.

В середине 80-х они были переведены на русский язык известным искусствоведом, специалистом по Италии Александром Маховым.
Тогда же увидел свет и первый российский сборник сказок да Винчи.

Но людям, читателям, как говорится, было не до сказок: страну сотрясали серьезные политические события, началась перестройка, завершившаяся развалом Советского Союза. Уникальная книга осталась почти незамеченной.

Новое издание – это тот же перевод Александра Махова,
однако дополненный рисунками итальянской художницы Адрианны Савиоцци Маца.

79 коротких легенд, сказок, притч - в прозе. Каждая - не больше страницы.
Главные герои – животные, растения. Но говорят они, как люди. И проблемы решают вполне человеческие: ссорятся из-за земли и воды, попадают в собственные ловушки, оказываются в нелепых ситуациях из-за хвастовства и лени. Казалось бы, все сказки мира построены на таких сюжетах.

"И тем не менее эта книга чрезвычайно важна!" - утверждает переводчик Александр Махов:
"В наш век неверия, прагматизма очень важно, когда до читателя, особенно молодого читателя, доходят мысли, высказанные великим гением.
Хочется надеяться, что его мысли о добром, светлом тронут души, войдут в сознание. Жизнь вечна, бесконечна. Но добро тоже вечно и бесконечно – вопреки злу, творящемуся вокруг. Леонардо верил в это".

Сказки да Винчи знакомят в первую очередь с ним самим, уверяет переводчик, его принципами, взглядами на общество.

http://rus.ruvr.ru/2013_02_12/Leonardo- … orchestva/

0

92

Вспомнить всё

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/022013/e4d425e6bf3fac20928550e247bd233632a95b5e.jpg

Александр Музафаров
Забытые битвы империи. – М.: Вече, 2013. – 288 с.

Много ли мы знаем о Крымской войне, которая по охвату территорий, относившихся к театрам боевых действий, скорей напоминает войну мировую?
В большинстве своём можем рассказать об этом навскидку в диапазоне от «ничего» до «крайне мало».

Кто-то читал «Севастопольские рассказы», кто-то немного интересовался в историческом контексте ближневосточным вопросом, чьё-то внимание было некогда приковано к фигуре одного из главных участников той войны Николая I.
О таком топониме, как Бомарзунд, связанном с маленьким проливом на севере Балтики и одноимённой русской крепостью на Аландских островах, которая стала объектом ожесточённой атаки противников России в Крымской войне, знают, пожалуй, лишь знатоки и специалисты.

Историк Александр Музафаров в своей новой книге делает попытку устранить этот и некоторые другие пробелы в нашем историческом образовании, рассказывая о битвах, доселе у нас малоизвестных.
Во всяком случае – многим поколениям сограждан советских и постсоветских времён.

В крепости Бомарзунд в 1854 году против англо-французской группировки героически сражались плечом к плечу русские и финны, тогдашние подданные Российской империи. Крепость под натиском многократно превосходившего по численности неприятеля пала, её уцелевшие защитники попали в плен, однако добрая память о них в сердцах жителей Аландских островов живёт и по сей день.

Беда в том, что в России найдётся относительно немного людей, которые представляют себе, где они вообще находятся эти самые острова.
Но эта беда поправимая, надо просто воскрешать в общественной памяти важные моменты истории Отечества.

Два других рассказа А. Музафарова посвящены обороне Бобруйска в 1812 году и Порт-Артура в 1904-м.
Современники этих сражений не только знали о них значительно больше нас, но относились к ним как пусть и трагическим, однако бесспорно славным вехам.

В отношении белорусского города, встретившего войска Наполеона в числе первых, один из маститых историков XIX века писал:
«Ни одна крепость не была России столь полезной, как Бобруйск в 1812 году».

Что же касается Порт-Артура, то он на протяжении целого века слишком прямо, слишком непосредственно ассоциировался с бесславно проигранной японцам войной.
При этом «забылось», что защитники крепости выдержали беспримерную 11-месячную осаду.

Книга А. Музафарова достойна быть рекомендованной к прочтению всем, кому дорога российская история.

http://file-rf.ru/knigochei/75



**********


«Помощь от врагов России? Никогда!»

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/022013/ac6f9e9a0ed3724c60bf1ca34fc7da8dec36485e.jpg

Александр Боханов
Мария Фёдоровна. – М.: Вече, 2013, 448 с.

Самые, пожалуй, верные ключи к пониманию эпох отечественной истории дают качественные биографические книги, посвящённые наиболее заметным и влиятельным персонажам этих эпох. Новое издание, подготовленное известным российским историком Александром Бохановым – лучшее тому подтверждение.
Отнюдь не нуждающийся в каких-либо дополнительных доказательствах его высокой квалификации биограф представителей Дома Романовых просто-таки не мог «пройти мимо» подробного жизнеописания Марии Фёдоровны – невестки Александра II, супруги Александра III и матери Николая I.

И потому, что эта прожившая долгую, насыщенную самыми разными драматическими событиями жизнь царица стала ключевой свидетельницей всех основных событий, случившихся в России в предреволюционные десятилетия, а также в первые годы после свержения монархии.
И потому, что сама она являлась женщиной по-настоящему выдающейся, безусловно, достойной своего во всех отношениях сильного венценосного супруга.

Историческая наука относительно недалёкого от нас советского периода о русских царицах сообщала крайне скудно.
За исключением Екатерины Великой, да и то представленной далеко не всесторонне, она либо отводила им третьестепенные, малозначительные роли, либо подвергала «беспощадной критике», как, например, в случае с последней императрицей.

О том, что в действительности представляла собой жена Александра III Мария Фёдоровна, советские школьники и студенты знали в лучшем случае по отрывочным сведениям, почерпнутым у Валентина Пикуля и других тогдашних романистов.

Да и сейчас, спустя почти четверть века после краха идейно-политической монополии, добротных знаний у абсолютного большинства россиян по этой тематике добавилось, мягко говоря, не очень много.

В наш телевизионный век Мария Фёдоровна достойна не только сравнительно недавно снятого документального фильма, рассказывающего о ней как о «матери последнего русского царя Николая II, волею судьбы пережившей своих детей и внуков», но и много большего.
Скажем, крупных художественных кинополотен, более-менее полно отображающих все основные вехи её уникальной биографии.
От трагической сцены, показывающей юную принцессу Дагмар возле смертного одра её первого жениха – великого князя Николая Александровича, рано ушедшего из жизни брата будущего императора Александра III, – до пронзительного эпизода, связанного с отказом вдовствующей императрицы бежать с немцами из Крыма: «Помощь от врагов России? Никогда!».

Людям, предпочитающим телеящику книги, в этом отношении намного проще. Они могут прочесть книгу Александра Боханова.

http://file-rf.ru/knigochei/73


******************

http://uploads.ru/i/v/3/k/v3kUD.gif  В контексте поста,в разделе Теремок  тема Русская История

0

93

Величайшая ложь Трумэна Капоте
("Salon", США)
Лаура Миллер (Laura Miller)

in_cold_blood
В сомнениях вокруг фактической точности «Хладнокровного убийства», эпохального «невымышленного» романа, написанного Трумэном Капоте в 1966 году, нет ничего нового:
они возникли сразу после публикации этой книги. Сам Капоте - который неоднократно заявлял, что «Хладнокровное убийство» было «безупречно фактографичным» - внес в него тысячи изменений (некоторые из них касались грамматики, некоторые – фактической стороны) в период с момента появления его первоначальной классической версии, опубликованной по частям в журнале New Yorker, и до выхода в свет книжного издания этого романа годом спустя.
Его источники и критики выступали с опровержением множества элементов текста романа, начиная со стоимости лошади и заканчивая тем, на самом ли деле состоялся тот предсмертный разговор, который передан на заключительных страницах романа.

Между тем, результаты двух недавно проведенных исследований представляют отчет Капоте об убийстве четырех членов семьи Клаттеров в Холокомбе, штат Канзас, совершенном в 1959 году, в особо тревожном свете. Эти данные касаются поисков двоих преступников, Ричарда Хикока (Richard Hickock) и Перри Смита (Perry Smith), а также убийства еще четырех человек, которое они предположительно совершили. Во-первых, издание Wall Street Journal недавно сообщило о спорах, разгоревшихся вокруг отчетов о расследовании убийства Клаттеров. Много лет назад ныне покойный Гарольд Най (Harold Nye), один из детективов Канзасского бюро расследований, занимавшихся этим делом, забрал эти документы домой, и в настоящее время они находятся на руках у его сына, Рона Ная (Ron Nye).

Немного истории: в течение 19 дней после того, как 15 ноября были обнаружены тела членов семьи Клаттеров, Канзасское бюро расследований и его главный следователь Элвин Дьюи (Alvin Dewey), ставший персонажем книги Капоте, находились в тупике.
Затем, 4 декабря, один из информаторов в тюрьме сообщил, что он слышал о том, что Хикок, его бывший сокамерник, планировал ограбить дом Клаттеров и убить всех свидетелей, если таковые окажутся на месте преступления. Согласно версии Капоте, бюро расследований немедленно отправило Ная побеседовать с родителями Хикока под предлогом того, что он ведет расследование нарушения Хикоком условий условно-досрочного освобождения.
У них дома Най увидел ружье 12 калибра, принадлежащее Хикоку – из точно такого же ружья была убита семья фермера. Этот разговор с родителя Хикока убедил следователей в том, что главными подозреваемыми были Хикок и Смит.

Однако документы, которые Канзасское бюро расследований в настоящее время пытается вернуть в судебном порядке, свидетельствуют о том, что следователи оправились к родителям Хикока только спустя пять дней после доноса информатора.
Почему они медлили? Обвинитель по этому делу, который долгое время выступал с критикой «Хладнокровного убийства», всегда утверждал, что Дьюи сначала отказывался рассматривать Хикока и Смита в качестве подозреваемых, потому что это не соответствовало его теории этого убийства. «Дьюи был убежден, что убийство было совершено одним из местных жителей, который имел зуб на Херба Клаттера (Herb Clutter)», - рассказал прокурор Дуэйн Вест (Duane West) изданию Wall Street Journal.

В статье Wall Street Journal также говорится, что временное нежелание Дьюи преследовать подозреваемых не привело к «недостаточно быстрому отправлению правосудия. В течение пяти месяцев после убийства семьи Клаттеров, Смит и Хикок были пойманы, осуждены и приговорены к смертной казни.
Оба преступника признали свою вину. Они были казнены через повешение в 1965 году». Таким образом, получается, что писатель хотел немного изменить ход действий, чтобы скорректировать образ персонажа своей книги. И, возможно, в ответ на это Дьюи тоже оказал Капоте некую услугу. Как пишет автор статьи в Wall Street Journal, Дьюи существенно помог писателю в сборе информации для его «Хладнокровного убийства»: к примеру, следователь убедил нескольких свидетелей дать писатель интервью.

Однако что если нежелание Дьюи отказаться от своей концепции этого убийства имело более серьезные последствия? В рамках своего собственного расследования Кимберли Макгат (Kimberly McGath), детектив из округа Сарасота, штат Флорида, в настоящий момент ожидает результатов анализа ДНК. Эти анализы, как она надеется, подтвердят ее версию о том, что Хикок и Смит также были виновны в убийстве Уокеров (the Walkers), семьи из четырех человек, проживавшей в городе Оспри, штат Флорида.

Семья Уокеров – муж и жена, которым было немного за 20, и двое малолетних детей – были застрелены 19 декабря 1959 года. Это убийство произошло в те шесть недель, которые разделяли убийство семьи Клаттеров и 30 декабря, когда полиция Лас-Вегаса задержала Хикока и Смита. Если Канзасское бюро расследований действительно медлило с розыском преступников, а Хикок и Смит действительно убили семью Уокеров, то насколько критичным было время, упущенное следователями?
Если бы бюро расследований приступило к розыску подозреваемых немедленно – как это описывает Капоте в своем романе – могло ли это спасти жизни Уокеров?

Если основываться на строгой хронологии, то, очевидно, не могло. Если, так или иначе, следователям потребовалось 26 дней (с начала розыска подозреваемых с целью их ареста), чтобы задержать убийц, Хикок и Смит все еще были бы на свободе 19 декабря, независимо от того, поехал бы кто-нибудь к родителям Хикока немедленно или нет. Однако расследования по уголовным делам, как и многие другие виды человеческой деятельности, протекают совершенно иначе.

Хикок и Смит, согласно их собственным показаниям, после убийства семьи Клаттеров проехали 10 твмчс миль (включая поездку по Мексике). Известно, что в момент убийства Уокеров они находились на территории Флориды, однако они предоставили правдоподобное алиби и прошли тест на детекторе лжи, ответив на все вопросы. В «Хладнокровном убийстве» Капоте описывает, как Смита удивила газетная статья об убийстве, которое было так похоже на убийство Клаттеров и которое было совершено недалеко от отеля, где они остановились в Таллахасси. Тем не менее, позже следователи Флориды доказали несостоятельность алиби Хикока и Смита и отвергли результаты проверки на детекторе лжи, назвав их недостоверными.
Существуют доказательства того, что Хикок и Смит приехали во Флориду за три дня до убийства Уокеров, кроме того, у следствия нет никаких данных о местонахождении двоих преступников в ночь убийства.

Перед тем как отправиться во Флориду, Хикок и Смит провели несколько дней в Канзас-Сити, где они пытались раздобыть деньги, выписывая фальшивые чеки, в чем Хикок был мастером. В своем романе Капоте описывает, как тяжело Дьюи было разобраться в действиях преступников в период, который жена следователя обозначила как «за три недели до Рождества» и в течение которого убийц не могли выследить.
На самом деле, если следователи из Флориды правы, Хикок и Смит приехали в Пенсакола, штат Флорида, 16 декабря, за девять дней до Рождества. В любом случае, если бы их поймали в Канзас-Сити, двое убийц так и не смогли бы добраться до Флориды.

Хотя большую часть передвижений преступной пары после убийства Клаттеров было трудно проследить, с Канзас-Сити дела обстояли иначе. Хикок, чьи родители жили в этом районе, вступал в контакт с некоторыми из своих старых знакомых и друзей – именно они обналичивали его поддельные чеки. Продавец, у которого Хикок купил телевизор, записал номерной знак украденной машины, на которой ездил преступник. Вероятно, если бы власти начали всерьез рассматривать двоих мужчин в качестве главных подозреваемых с 4 декабря, а не с 9 декабря, у них было бы пять дополнительных дней, чтобы выследить и поймать убийц, когда они объявились в прежних излюбленных местах Хикока.
К примеру, никто не сообщил жителям города, что двоих мужчин разыскивают по подозрению в убийстве Клаттеров, потому что Дьюи казалось, что они не могли совершить это преступление. (С другой стороны, если бы они оказались убийцами, он полагал, что у него больше шансов выбить признание из одного из них – когда их наконец поймают – если они не будут осознавать, что их уже считают убийцами.)

Нет никаких причин полагать, что Капоте или кто-либо еще сознательно скрывали факты, касающиеся того, что у Хикока и Смита на самом деле была возможность совершить убийство семьи Уокеров. Скорее всего, Капоте сочинил отчет о том, что после обнаружения подсказки Канзасское бюро расследований немедленно взялось за дело, потому что он не считал эту деталь достаточно значимой. Капоте изображает Дьюи человеком, который был искренне (и ошибочно) убежден, что Клаттеров убил кто-то из их знакомых, однако писатель, возможно, принял решение - в угоду ли своему источнику, который оказал ему огромную услугу, или ради того, чтобы сделать свой рассказ более захватывающим - умолчать о том, как долго это ошибочное убеждение руководило им в его расследовании.

В последнее время в большинстве споров вокруг выдумок и преувеличений статей и книг, написанных в жанре «невымышленной» литературы, чаще всего главным обвиняемым становится желание их автора создать удовлетворительную в традиционном смысле историю. Рассказ получается более надрывным, если репортер на самом деле лично встречается с жертвами отравления на рабочем месте, и более волнующей, если автор мемуаров наркомана продемонстрировал свою приверженность здоровому образу жизни, сделав чистку корневого канала без анестезии. Гораздо реже критики обсуждают порой довольно рискованную зависимость репортера от своих источников. Человек, который оказывает самую значительную помощь, зачастую является как раз тем источником, чья версия истории ложится в основу репортажа.
Журналист, который пытается высказываться против версии своего основного источника, рискует услышать в свой адрес обвинения в предательстве и искажении информации со стороны людей, которые могли показаться друзьями.

Джоан Дидион (Joan Didion), мастер невымышленной литературы, однажды сказала: «Писатели всегда кого-то предают». Это высказывание особенно хорошо характеризует подробные и глубоко личные репортажи, которыми Капоте пользовался в «Хладнокровном убийстве».
На первый взгляд незначительная и отчасти неприглядная деталь, подобно медлительности следователя в розыске преступника из-за нежелания отказаться от своей версии убийства, может привести к непредвиденной реакции со стороны читателей.

Власти Канзаса дали свое согласие на проведение анализа образцов ДНК, взятых у покойных Хикока и Смита и найденных на месте убийства Уокеров.
Глухие дела всегда были низкоприоритетными, поэтому никто не может точно сказать, сколько времени придется ждать результатов.
Однако нам не нужны результаты анализов, чтобы точно сказать, кого предал Капоте: он предал своих читателей.

Оригинал публикации: Truman Capote’s greatest lie  http://www.salon.com/2013/02/14/truman_ … atest_lie/
перевод http://www.inosmi.ru/usa/20130223/20626 … z2LkGYmhVh

http://uploads.ru/i/o/6/S/o6SFs.gif в контексте,в разделе Политика - грязное дело?  темы:
Гудбай Америка 3
Всё тайное становится явным.Конспирология
Этот безумный безумный безумный Мир

Отредактировано imho (23.02.13 21:53)

0

94

Азы самосознания

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/f3c91d907f7c037d741a20311776ecb9d7d4e606.jpg

Юрий Лощиц
Кирилл и Мефодий. – М.: Молодая гвардия, 2013. – 357 с.

Прошлый год был необычайно богат на большие исторические юбилеи.
Однако и в году нынешнем Россия отметит крупную дату – 1150-летие славянской письменности.

Издательство «Молодая гвардия» в своей самой известной серии «ЖЗЛ» именно сейчас подготовило к выпуску художественно-биографическую книгу «Кирилл и Мефодий».

Закономерно то, что честь написать её выпала автору многих весьма заметных в книжном мире исторических произведений Юрию Лощицу, который работал над этим изданием несколько последних лет.

Азы самосознания -

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, создавшие славянскую азбуку и ставшие первыми общепризнанными переводчиками Святого Писания на славянские языки, с каждым годом лишь обретают в нашей стране подобающее почитание.
То есть знают-то о них сограждане в абсолютном большинстве своём давным-давно – что-то слышали, читали, видели по телевизору.

Однако глубоким, всенародным почитанием массовое отношение россиян к этим великим просветителям пока ещё назвать сложно.

И это тоже, в общем-то, легко объяснимо: усилий государства, церкви и патриотической интеллигенции, направленных на популяризацию крупных, чрезвычайно ценных для России исторических фигур, всё-таки не вполне достаточно.

В век телевидения и информационных технологий особую силу образам в коллективном сознании придают, как всем известно, электронные СМИ и ориентированное на самую широкую публику кино.
Именно они, прежде всего, призваны популярно, предельно доходчиво объяснить соотечественникам важность великой миссии пионеров славянской письменности, непреходящую ценность таких непростых, на первый взгляд, понятий, как национальная идентичность, духовность, исторический приоритет церкви в деле всенародного просвещения и культуры.

Основой же для качественной работы мастеров кино и журналистов служат, как правило, талантливые, всесторонне развёрнутые тексты.

Насколько удачно воплотил свой замысел в новое произведение Юрий Лощиц?

Книга представляет собой весьма добротный сплав хорошей художественной литературы и научно-исторического, опирающегося на все доступные первоисточники исследования.
И в этом качестве она вполне подходит для того, чтобы тема Солунских братьев получила в России новый виток развития. 

Тема Просветителей – что может делу просвещения служить лучше?

http://file-rf.ru/knigochei/77


**********************

Новые испытания чемпионки

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/8aaff2bbd4939049453b32d0006dee135544748a.jpg

Ирина Роднина
Слеза чемпионки. – М.: Время, 2013. – 480 с.

Вал невиданной истерии и заполошных проклятий, который «болотная» публика обрушила недавно на российских парламентариев в связи с принятием «закона Димы Яковлева», Ирину Роднину, понятное дело, стороной не обошёл.
Наоборот, пиарщики «оппозиции» направили против неё самые бешеные и самые изощрённые атаки, стремясь всячески деморализовать, подвергнуть едва ли не остракизму.

КПД этих атак оказался ничтожным или даже скорее отрицательным. Прославленная спортсменка не только не отказалась от своих взглядов относительно «торговли детьми» в США, но ещё более укрепилась в своём мнении на сей счёт.
Причём не дожидаясь объективных данных опроса ВЦИОМ, свидетельствующих о том, что примерно три четверти россиян поддерживают запрет на усыновление российских детей американцами.

Трёхкратная олимпийская чемпионка ещё активнее стала «выходить в народ», встречаться с избирателями, согласилась на переиздание своей написанной три года назад книги, которую в марте будет лично представлять в крупнейших книжных магазинах столицы.

Например, один из них на своём сайте в настоящее время анонсирует:
«13 марта в 19:00 в книжном магазине «Москва» на Тверской – Ирина Роднина!..
Её имя знают все, даже те, кто не интересуется спортом. Её образ – часть того лучшего, что составляет нашу вечную радость и гордость.

Роднина признаётся в первых строках предисловия, что её книга «жёсткая».

Жёсткая, как война её жизни, – это непрерывное сражение с телом, с характером, с завистью, с болью, с ревностью. Битое стекло в коньках, кнопки и песок на льду, подмена фонограмм и травмы…

За массой подробностей спортивного и житейского быта скрыты такие страсти, что дрожь берёт, и восторг от побед сменяется почтительным уважением перед героиней…

В нашем магазине Ирина Роднина впервые представит свою книгу и проведёт автограф-сессию! Не пропустите!»

К таким восторженным строкам, выражающим, надо полагать, вполне искренний пиетет перед нашей выдающейся соотечественницей, не грех и присоединиться.

Книга, которую Ирина Константиновна Роднина вскоре представит своим читателям и поклонникам, называется «Слеза чемпионки».
Слёзы, как известно, выступают на глазах и вследствие горя, и от огромной радости.

Пожелаем одной из лучших спортсменок всех времён и народов, чтобы второе обстоятельство в её дальнейшей судьбе как минимум преобладало.

http://file-rf.ru/knigochei/78


******************************************

http://uploads.ru/i/v/3/k/v3kUD.gif  В контексте поста,в разделе  Теремок темы:
Русская История
Back in the U.S.S.R.
Рождённые в СССР,видеоролики - люди,техника,достижения

0

95

И сын Чуковского Радищев…
Файл-РФ,13 марта

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/10064c6be87052b2a087a9f172a8ed106e649b9b.jpg

Серапионовы братья. 1921: Альманах. – СПб.: Лимбус Пресс;
Издательство К. Тублина, 2013. – 448 с.

Человеку, далёкому от профессионального литературоведения, трудно поверить, что какие-то ранние произведения первых советских писателей в советские же годы были потеряны и позабыты.
Тем не менее, составители данного альманаха уверяют и, надо полагать, небезосновательно:
«Первый, так называемый "финский", сборник "Серапионовых братьев" – одна из самых интересных литературных находок нашего времени.
Альманах "1921", названный так по году предполагаемого издания, был подготовлен по инициативе и при непосредственном участии Максима Горького,
однако в силу причин, обусловленных обстоятельствами времени, так и не был издан».

Далее в аннотации к альманаху говорится, что этот самый «финский» сборник, в который вошли либо неопубликованные прежде вообще,
либо подвергавшиеся цензуре произведения, был случайно обнаружен в архиве города Хельсинки аж в 2009 году.

Что ж, тем интереснее эта находка станет для всех любителей подобной литературы.
В хорошо забытом альманахе представлены тексты Всеволода Иванова и Михаила Слонимского,
Виктора Шкловского и Михаила Зощенко, Константина Федина и Николая Никитина,
а также других «Серапионовых братьев» и даже одной «сестры» – Елизаветы Полонской.

Книга абсолютно созвучна своей эпохе – гулкому эху Гражданской войны, тяжёлым мотивам страшной и голодной жизни первых лет советской власти, тонам и полутонам кровавой классовой борьбы.
В том, что «финский» сборник практически незнаком нашим современникам, убеждают, к примеру, такие строчки, которые всеобъемлющий, казалось бы, Интернет не включает в себя вовсе: «Двадцать вагонов муки, расстилая кудластый пар, паровоз по холмам, по лесам, по склонам, по кручам тащит…».
А это, между прочим, начало поэмы «Голод», написанной под псевдонимом «Николай Радищев» сыном Корнея Чуковского Николаем.

И таких неведомых Гуглу с Яндексом строчек в сборнике очень много.

Представляют ли они большую литературную ценность? Какие-то – да, какие-то – не вполне.
Однако чрезвычайно немалый историко-культурологический вес они как по отдельности, так и все вместе, безусловно, имеют.

http://file-rf.ru/knigochei/81

***

Он устоял бы и перед МОКом
Файл-РФ,13 марта

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/2502ec79368de6a21ed894d18f3c34076d8598a3.jpg

Евгений Котенко
Поддубный — Чемпион Чемпионов. Историко-биографическое повествование. – Р.н/Д.: Донской Издательский Дом, 2012. – 288 с.

Российский и советский учёный, лауреат Государственной премии СССР, почётный гражданин города Ейска, к тому же талантливый литератор Евгений Котенко впервые увидел свою, наверное, главную в жизни книгу незадолго до собственной кончины.
Евгений Александрович умер в начале июня прошлого года, а книга о его великом земляке Иване Поддубном, над которой Котенко работал несколько лет, была отпечатана в ростовской типографии за пару месяцев до этого.

В московских магазинах она появилась совсем недавно.
И вряд ли есть повод сомневаться, что это издание вызовет повышенный интерес у многих любителей хорошей историко-биографической литературы.

На малой родине автора, в приазовском Ейске герой его книги провёл свой последний отрезок жизни, пережил там гитлеровскую оккупацию, первые послевоенные годы и был похоронен в августе 1949 года.
Естественно, что в этом небольшом городе есть музей Ивана Поддубного, к документам и экспонатам которого Е. Котенко при написании книги постоянно обращался.

Масштаб личности прославленного русского богатыря общеизвестен, факты и легенды его биографии давно нашли своё отражение в различных энциклопедиях, сборниках, справочниках.
И понятно, что книги о его жизни писались и выходили многократно.

Главная особенность представляемого издания в том, что оно во многом основано на эксклюзивном, сугубо местном материале – на том, чего не сыщешь во всём остальном мире, который великий Поддубный за годы своей уникальной спортивной карьеры изъездил вдоль и поперёк.

Сегодня, когда решается абсурдный по сути вопрос о «правомерности» включения спортивной борьбы в программы грядущих Олимпиад, книгу Котенко, наверное, не помешало бы экстренно перевести на другие языки.
Дабы настоятельно вручить её тем невежественным функционерам Международного олимпийского комитета,
которые лоббируют изъятие одного из самых заслуженных видов спортивных состязаний из перечня основных олимпийских дисциплин.

http://file-rf.ru/knigochei/80

***

К юбилею последнего Юбилея
Файл-РФ,13 марта

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/f39491b154b0c88739ad5d15bb438521d348effe.jpg

Игорь Курукин
Романовы. – М.: Молодая гвардия, 2012. – 510 с.

Трёхвековой юбилей романовской династии сто лет назад праздновали долго и с редкостным даже для России размахом.
Как будто предчувствовали, что следующей торжественной круглой даты для царской семьи не будет.

Поэтому закономерно, что кратким описанием этих празднеств, символизировавших в какой-то мере начало смены вех (и смены всех), открывает своё документально-историческое повествование автор книги Игорь Курукин.

Ибо дальше, как всем известно, в беспрецедентно драматичной хронологии нашей страны последовала мировая война, выступившая мощнейшим катализатором социальных брожений в империи, а уже через четыре года после юбилейных торжеств не стало и самой былой страны.

Из всех многочисленных изданий, так или иначе приуроченных к 400-летию Дома Романовых, «молодогвардейская» книга, вышедшая в серии «ЖЗЛ», представляется одной из адекватных и самой дате, и теперешней эпохе.

Прежде всего потому, что автор, составивший этот своеобразный учебник истории царской фамилии, изначально занял позицию беспристрастного, опирающегося исключительно на исторические факты рассказчика, стремился сообщить всё самое важное обо всех более или менее значимых фигурах династии – от прародителя, московского боярина времён Ивана Калиты Андрея Кобылы до последних великих князей Романовых.

Издание получилось очень качественным – и с образовательно-просветительской точки зрения, и в плане популярного изложения обширнейшего исторического материала.
Это сегодня особенно ценно, поскольку от однозначных, палачески-обвинительных оценок («Кровавый», «Палкин» и т. д.) царственных особ официальная пропаганда вроде бы давно отошла, но  в то же время общество продолжает испытывать дефицит знаний о многих ключевых событиях прежних эпох.

К примеру, может ли среднестатистический россиянин что-то конкретное сказать об особенностях правления императрицы Елизаветы Петровны или царя Алексея Михайловича? Или даже императора Николая Павловича?

Если и может, то крайне мало. Новая книга Игоря Курукина поможет такие пробелы в знаниях её читателям в значительной мере устранить.

http://file-rf.ru/knigochei/79

******************

http://uploads.ru/i/v/3/k/v3kUD.gif  В контексте поста,в разделе  Теремок темы:
Русская История
Back in the U.S.S.R.
Рождённые в СССР,видеоролики - люди,техника,достижения
Русская книга

///

Внимание!
Приглашаем в разделы:
Поэзия,Легенды,Притчи  и другое творчество от Лоунли
Проза Жизни  Литературное творчество от skifbash

0

96

НОВЫЙ РОМАН СЕРГЕЯ СОКУРОВА

http://rusmir.in.ua/uploads/posts/1363602306_sokurovrr.jpg
Сергей Сокуров (или Сокуров-Величко, под отдельными произведениями) известен читателям, в основном, своей публицистикой.
В газетах и журналах число его публикаций давно перевалило за 500, в интернет-изданиях их раза в два больше. И в электронных СМИ можно встретить рассказы, исторические миниатюры, отрывки из крупных произведений, даже стихи этого автора. Перу Сокурова (извиняюсь за архаизм) принадлежат 2 романа (1 из них в стихотворной форме), 5 повестей, полсотни рассказов и миниатюр. Все опубликованы.
Но всё-таки его беллетристика в периодике – редкость. Два десятка отдельных книг художественной литературы, увидевших свет в диапазоне почти сорока лет, есть в библиотеках, сегодня малопосещаемых.
Пятитомник сочинений был «на корню» закуплен Московским Домом соотечественника для раздачи участникам форумов. Так же адресно разошёлся сборник очерков «Мотивы новой Руины», изданный при содействии Правительства Москвы. Из-за малого тиража быстро исчезли из продажи книги, выпущенные год назад московским ЦИ «ВТ». Это сборник разножанровых сочинений «Живая старина» и повесть «История одного тайника».

И вот закончен 5-летний труд над сочинением «Роман с Россией». Объёмность и вес его я ощутил, приняв в руки блок из 500 листов формата А4. Значит, книжных страниц будет порядка 1000. Если книга состоится… Кого сейчас соблазнишь столь внушительной эпопеей? Вопрос читателям, но в первую очередь издателям. Сколько будет стоить такой том (2-3-томник)?
Одно солидное московское издательство, видимо, на пробу, решилось опубликовать это произведение в сильно сокращённом варианте – треть объёма.
Автор, скрепя сердце, принялся резать, кроить и сшивать… Справился.
Есть слабая надежда, что усечённый роман, под названием «Чёрный гусар и его потомки», появится в продаже уже в текущем году.

Выше я определил «Роман с Россией» как эпопею. Сказано между нами! Сокуров слышать не хочет это слово применительно к своему большому сочинению. Хотя это произведение охватывает двухвековой период отечественной истории вплоть до наших дней. В нём только главных героев пять десятков, как минимум.
А других, которые движутся и говорят, не меньше двухсот.
Я принялся было считать – сбился, махнул рукой. Ладно, пусть другие читатели считают, если захотят.
Я, первый из них, беру на себя роль рекомендующего лица. Никому поддакивать, в том числе автору, не намерен. О его любимых местах повествования, о его героях-любимчиках я наслышан от него. Поделился он и своими сомнениями.
Главное из них: не тесно ли почти десяти поколениям даже на 1000 книжных страниц? Не мелькают ли представители их из-за этой тесноты так быстро, что уследить на ними невозможно?
Ну, во-первых, по прочтении «Романа с Россией у меня появились свои собственные любимчики и нелюбимчики.
Во-вторых, что до частой смены лиц, здесь проблема решается авторским мастерством, особыми приёмами, которые не лишают произведение художественных достоинств.

Пора определится, о произведении какого жанра речь идёт. Сокуровым жанр не назван.
Правильно, в конкретном случае это лишнее. Жанр определяется названием сочинения – «Роман с Россией», хотя здесь «роман» нужно понимать как чувственное отношение основных героев произведения (если не каждого из них, то большинства из них) к объекту их физических и духовных ощущений.
Поэтому правильней было бы под заголовком книги поставить «роман». Но автор не поставил. Его право.

Так о каком романе этот роман? Каждому, кто прочтёт его, станет понятно.
Но моя рекомендация адресуется как раз тем, кто ещё не прочёл, кто вообще вряд ли наслышан о последнем сочинении Сокурова. И внимание которых я сейчас стараюсь привлечь к объекту своих рассуждений.
В первую очередь, повторю аннотацию к книге. Будучи соавтором аннотации, имею на это право.

Действие историко-приключенческого романа С.Сокурова длится 190 лет, начиная с декабря 1812. Сменяются поколения. Потомки четверых участников Отечественной войны, служилых людей Борисовичей, как предсказала необычная маркитантка, расходятся по России, по смежным странам, теряют друг друга из виду. Многим из них выпадает удивительная судьба, большие испытания жизнью. Часть родовых ветвей приживается на иноземной почве, среди иных языков.
Но сохраняется в душах даже уже далёких сородичей ощущение одного корня, причастности к неистребимому русскому племени. И во дни катастроф, потрясающих родину и прародину, далёкие потомки однодворца Бориса, Иванова сына, стихийно тянутся к некоему единому центру общей для них территории, которая сзывает их голосами предков, нуждающихся в помощи.
Автор романа, придавая особое звучание «приключенческой струне», вводит в повествование семейную легенду о серебряном блюдце. Якобы братья Борисовичи, при последней встрече, разрубили его на части, которые разобрали на амулеты-обереги, пометив их своими инициалами. Почти два века спустя эти предметы стали вещественными доказательствами принадлежности к единой Большой Семье для тех, кто их представил. Действуют в романе и мифические персонажи, олицетворяющие Зло (в противовес Добру, что живёт в душах положительных героев). Но их появление в настоящем сочинении не превращает его в сказку, лишь придаёт ему оттенок русского сказания, преданий старины глубокой, былины.

Известна истина: власть автора над действующими лицами своих произведений убывает по мере развития событий. Рано или поздно они уходят из-под контроля своего создателя, начинают действовать более-менее самостоятельно.
В «Романе с Россией» реальное и вымышленное его «население» начинает проявлять непокорность писателю уже с первых глав. Писатель невольно выдаёт своё отношение к таким «изменам», сообразно своему восприятию того или иного субъекта. Одних отпускает с Богом в самостоятельное плаванье.
Других пытается придержать, направить «на путь истинный». С третьими, наиболее любимыми, не в силах расстаться даже в том случае, когда от них бежать надо, но, в конце концов, покоряется неизбежности. Сокуров и не пытается быть объективным, «подняться над схваткой». Он честен перед читателем в отношении своих любимцев.

.......................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи

Любопытно проследить, как он пытается создать центральный образ повествования. Хотя оно начинается появлением четырёх братьев, «мужская тема» не становится доминирующей. Местами (и часто) поле действий захватывают представительницы слабого пола, отнюдь не слабые.
Только маркитантку (точнее, Маркитантку) Сокуров придумывает холодным умом литературного демиурга, заранее определив её роль, вплоть до эпилога, да Елица, представляется мне, для него больше дух, чем плоть.
Остальные женские образы выходят из его сердца, он относится к ним с отцовским чувством, он снисходителен к их своевольным поступкам, их переживания ему близки. И при этом расстояние между Сокуровым и каждой из них такое, каким оно установилось естественным образом. Без насилия. По правде.

Сёстры Борисовичей, Антонина и Татьяна, Мариам (жена поэта из Бухары Тимура Искандерова), черногорка Катерина, «чужая» (по названию главы) Оля Фролова, ему симпатичны, не более того. Он с интересом присматривается к красивой своей милой некрасивостью польке Кшысе Корчевской, но скоро их отношения, до её трагической гибели, замирают на знакомстве, какое бывает между дальними родственниками. Кажется вначале, что автор романа вот-вот «назначит» главной героиней решительную Александру Хрунову, барышню «без комплексов». Но сразу отворачивается от неё, едва она рожает.
Неужели она столь резко меняется, разочаровывая своего создателя? Подобное случается с ним и по отношению к Арине. Он легко расстаётся с «проходной фавориткой», отправив её хранить (в полном смысле) домашний очаг. Такое впечатление, что, автор, изначально влюблённый в Дашу, нечаянную жену «чёрного гусара», попросту устаёт от однообразия её положительных качеств. И 1-я книга, из 3-х («Белая Империя»), остаётся без ярко выраженной героини.
К моему сожалению, запаздывают к пьедесталу №1 бесспорные кандидатки – Десанка и её дочь Александра, черногорки с русской кровью, по характеру – пассионарии. Они заявляют о себе в 3-ей книге («Красная Империя»), а к этому времени уже взошла и погасла «чёрная звезда» романа - Феодора Скорых (книга 2-я, «Империя меняет цвет»).

Она – центральная фигура романа (одна из редакций его носила название «Феодора»). Таковой стала вопреки замыслу создателя. Сокуров признался, что задумал дочь героя Балканской войны и Геок-Тепе Василия Скорых, рождённую во грехе, как образ положительный. Однако уже девочка-подросток безоговорочно решила по-своему. Разумеется среди читателей найдутся симпатизирующие ей. Я же не слышу в себе доброго отклика на её жизненную поступь, напоминающую «шаги Командора».
В этом отношении стою дальше автора. Сокуров, осознавая её губительную роль в отношении её отца и общества в целом, так и не заклеймил её Злым Гением. В этом он ближе к отцу Феодоры, которого она коварно вывела в главные, по моему мнению, герои произведения мужского ряда. Тот, вынеся ей приговор, решившись избавить Отечество от концентрированного мрака в образе дочери, продолжал любить её животным родительским чувством, и это чувство достигло апогея в последний миг их жизни. Глава «Чёрная пасть» части 10-й – лучшая в романе, по моему мнению.

Пора пройтись по мужскому ряду героев. Вначале, по всем признакам, предпочтения автора прослеживаются по его отношению к Сергею, сыну Борисову. В первой книге чёрный гусар (он же Серж Корсиканец, потом художник Сергей Скорых) – фаворит. В его тени не только младший брат Пётр, которому суждено стать зачинателем черногорского рода Каракоричей-Русов, не только второй из Борисовичей, подкаблучник Ксыши Игнатий, но и старший из братьев, Андрей. Однако однообразная, временами лакейская служба уже бывшего гусара родства не помнящему старцу, мельчит, дробит эту многообещавшую фигуру. Его, в «чине» главного героя, мог бы заменить Александр Александрович Корнин, благодаря своему трагическому выбору.
Да уже место оказалось занято отцом Феодоры, который являлся внуком чёрного гусара. Ни Павел Корнин, личность во всех отношениях достойная, ни сын Игнатия Збигнев, русский поляк, принявший ислам вместе с именем Захир-ага, никто из потомков первых Борисовичей, бухарцев и волжан, черногорцев и сибиряков, не приблизился к образу, могущему претендовать на звание «главный». Видимо, это звание в коллективном читательском мнении закрепится за Василием Скорых. Только у меня особое мнение.

Центральной фигурой «Романа с Россией» я вижу старшего из Борисовичей. Штабс-капитан Андрей Корнин, получивший фамилию по воле императора за воинскую доблесть, с наступлением мира в Европе, после Наполеоновских войн, всецело отдаётся безупречному служению родной земле как землепашец. Только ему могут быть, без оговорки, адресованы слова из эпиграфа к всему роману: «Кто пашет поле, кто сеет хлеб, тот возделывает… Царство Света и Правды». Вынужденный уделять внимание другому, «не чистому» роду деятельности, хозяин вотчины ограничивает его, насколько позволяют обстоятельства, нравственными рамками. А когда они ломаются, не по его воле, то легко, с ощущением света в душе, меняет «золотую грязь» на чистоту скромного бытия.
В тяжёлое для Родины время пожилой Андрей Борисович идёт добровольцем на севастопольский бастион. Его последний бой (глава опубликована в интернете) – это исполнение самого священного долга русского человека перед своей землёй, перед людьми, разговаривающими на одном с ним языке, и одновременно, конкретно для бывшего артиллериста, расплата за давний личный грех… Хотите подробностей? Читайте роман!

Ваши впечатления разнообразятся не только встречами с его действующими лицами. Впечатлит и смена декораций: винный погребок в одном из городков русской Ингерманландии, парк в имении пана Корчевского над Вислой, окрестности Парижа и его улицы, Динарское нагорье, фиорды Адриатики, Поволжье, Сибирская Италия, Вена, Псков, Купол Веры – Бухара, ледники Памира, оазисы Туркмении, храмы Индокитая, Соловецкие острова.
Но я не гид. Придётся вам, читатель, пройтись по перечисленным и другим местам самому, если любознательны. Все Борисовичи, многие участники описываемых событий вымышлены (только некоторые из Скорых наделены чертами предков автора). Но действуют они среди реальных исторических персонажей, названных в романе своими именами. Реальны и события двухвековой истории, в авторской трактовке, кроме отдельных эпизодов.

http://rusmir.in.ua/uploads/posts/1363602307_sok.jpg
Справился ли Сергей Сокуров с одной из поставленных задач – передать через героев своего повествования «ощущение одного корня, причастности к неистребимому русскому племени»? Во всяком случае, мысленно ставя себя на место тех или иных фигур, выведенных в романе, я переживал многое из того, что переживали литературные персонажи. Были у автора и другие задачи (не скрывает он): например, показать, как распад семьи, отход от скрепляющих идеалов (вера предков, историческая память, «чувство родной земли», речь общения, родовая гордость) способствует распаду государства.
Меня показанное впечатлило. Я озадачен вместе с автором. Что делать, чтобы остановить грозный процесс, возвратить утерянное? А это уже задача, которая решается всемъ мiромъ. Чудодейственных рецептов нет. Но есть ещё надежда на коллективную волю соотечественников.

Сокуров написал предупреждение художественным словом. Особых претензий к авторской речи у меня нет. Она уже проверена на «литературную состоятельность» в массе произведений профессионального писателя, члена СП СССР и РФ с 1988 г. С одобрением принимается читателями и критикой. Историк С.Нефёдов ставит художественную прозу С.Сокурова в один ряд с творениями Стефана Цвейга. Другой читатель, в одном из произведений автора «Романа с Россией», отмечает «чистую, незамутнённую гоголевскую атмосферу и стиль гоголевский».
Очерк о знаменитом хранителе заповедного Пушкиногорья С.Гейченко вызвал у читательницы Л. Зебневой такой отклик: «Прекрасно! Глубоко! По-пушкински легко!». Учёный и издатель А.Самарин пишет: «С превеликим наслаждением читал и публиковал Ваш диптих о Федорове. От него - в восторге. Написан на столетия!». Масса подобных откликов: «Всегда с наслаждением читаю этого автора. Какая эрудиция, взгляд на историю мудрого человека и русского патриота!»; «Господь да благословит Ваше талантливое перо! Не останавливайтесь! Продолжайте писать в том же духе, дабы укреплять нас своей верой и любовью к России»; «читаю г-на Сокурова сравнительно давно и с удовольствием. Хороший русский писатель». Многие признают за автором «ум, поэзию и реализм, иронию и изысканность».
А вот голос из-за рубежа: «Персонажи Вашего мира, благодаря Вашему таланту, стали известны и понятны многим людям во многих городах и весях в разных странах». По поводу одной новеллы такой всплеск эмоций: «Ваше творение - замечательная удача! Так глубоко, широко, тонко, с мерой доброты и оптимизма. Такое - и есть проявление и "продукт" того самого Духа Истины».

Лично я воспринимаю Сергея Сокурова рыцарем слова и пера. Я не только обнюхиваю его книги, я их читаю. Читая, восхищаюсь и горжусь нашему знакомству. Вместе с тем, стараюсь не пропускать огрехов его письменной речи. Доволен, что здесь, в «Романе с Россией», реже встречаются предложения, которые, бывало, в иных сочинениях литератора, раздражали меня длиннотами. То ли Сокуров внял критике, то ли множество событий и лиц при самоограничении в «писчем материале» вынудили автора романа экономить слова. Действительно, ему приходилось нередко буквально «втискивать» в две-три главы целую жизнь того или иного героя.
При таких условиях не растечёшься мыслию по древу. Предельная сжатость времени, стремительное развитие событий в романе являются особенностью последнего сочинения Сергея Сокурова. При «традиционном повествовательном темпе» ему пришлось бы замахнуться на добрый 10-томник, то есть подвергнуть нынешнего читателя испытанию, на которое он, жертва интернета, не способен.
К сожалению, эпическая основательность 1-й и 2-й книг романа ослабла в 3-й. Такое впечатление, что автор устал. Но, подозреваю, к усталости примешалась одна «тайна под улыбку» Сокурова. Он как-то сказал мне, что родился незадолго до Отечественной войны 1812 года, а в ХХ век попал случайно.
В доказательство привёл свои исторические произведения. Действительно, чем дальше от нашего времени события, описываемые Сокуровым, тем ярче, живее, динамичней предстают они под его пером. Такая вот загадка.

Вызывает одобрение изготовленное рукой автора, в виде рисунка, родовое древо Борисовичей – Древо КОРЪ (последнее слово поясняется в тексте, загляните в предисловие). Разглядывая Древо, зримо видишь родственные связи основных действующих лиц художественной истории длиной почти в два века.

Когда я дописывал настоящий отклик, появились первые ссылки на «Роман с Россией», размещаемый в интернет-изданиях. Вот они:

Роман
http://www.rummuseum.ru/portal/node/3525

http://audio-depodzvon.webasyst.net/files/221106000000
Аннотация отдельно
http://audio-depodzvon.webasyst.net/files/04670dd7
Общая информация о появлении «Романа с Россией» в Интернете приведена здесь:
http://www.forum.za-nauku.ru/index.php/ … 039.0.html
Библиотека портала За возрождение отечественной науки (ДЗВОН):
http://biblioteka-DZVON.narod.ru/docs/S … .w013.html

Приятного чтения!

Николай Ярёменко,
член Союза писателей России,председатель Союза русских литераторов Полтавщины

http://rusmir.in.ua/kul/3845-novyy-roma … urova.html

0

97

Спор учёных о невзгодах «весны»

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/d81ee0db92ec00eb67e9517d7175f1a7aff62fec.jpg

Ближний Восток, Арабское пробуждение и Россия: Что дальше?
Сборник статей. М.: Институт Востоковедения РАН, 2012. – 593 с.

Тема Ближнего Востока и «арабской весны», увы, будет ещё долго горячей и чрезвычайно актуальной.
Причём, как явствует уже из заголовка сборника, подготовленного учёными Института востоковедения РАН, тема эта не так далека от наших проблем и реалий, как хотелось бы.
Единственный, пожалуй, крайне важный вывод, который следует из статей, вошедших в этот сборник, и с которым по большому счёту не спорит никто из его авторов: кровавые безобразия, творящиеся на Ближнем Востоке и в Северной Африке, грозят со временем перекинуться и на Россию.

Если, конечно, распоясавшегося, рядящегося в мусульманские одежды джина терроризма не обуздать всеми возможными средствами.

Кто, какой «алладин» выпустил его из бутылки?
На сей счёт авторы сборника заочно спорят между собой.
Среди них есть те, кто считает, что внешний, западно-глобалистский фактор играл в возникновении этих процессов незначительную роль.

Но присутствует в книге и другая, противоположная точка зрения, прямо и конкретно выраженная, например, Олегом Павловым:
«Всё происходящее на Ближнем Востоке за последние три года является результатом действия мировых финансово-политических элит, которые подталкивают Вашингтон, а вместе с ним Лондон и Париж к тому, чтобы довести до логического конца процессы глобализации;
с помощью исламских радикалов завершить разгром национальных суверенных государств на просторах Евразии (тут цели совпадают с исламистскими), создать обстановку хаоса, в которой гораздо легче продлить жизнь умирающему доллару и предотвратить формирование действительно многополярного мира, основанием для которого могло бы стать создание крупных региональных блоков государств, обладающих собственными сильными региональными валютами, способными бросить вызов нынешней валютно-финансовой системе.
Поэтому остриё “арабских революций” нацелено не против арабских диктаторов, а против складывающегося на наших глазах Евразийского Союза и Китая».

При всей «конспирологичности», может быть, некоторой кажущейся на первый взгляд искусственности выше процитированной версии, в последнее время выявляется всё больше фактов и тенденций, если и не однозначно свидетельствующих в её пользу, то, по крайней мере, подтверждающих её основную мысль:
«арабская весна» – не столько самобытный феномен, сколько глобальный, привнесённый извне инструмент.

И даже если владельцы изначально не собирались его использовать «на просторах Евразии», такое использование в Северной Африке и на Ближнем Востоке в последние два–три года более чем очевидно.

http://file-rf.ru/knigochei/84

***

В контексте статьи,в разделе  ЭпохА - лента новостей темы:
Саркози уступает,первый тур и второй
Арабский мир погружается в хаос

В разделе Кошелёк или Жизнь... темы:
Великая Депрессия "Б"
Мировая экономика и аспекты политики
Большой Передел Мира

В разделе Война против России темы:
Холодная
Есть ли сегодня враги у России?
НАТО  vs  Россия

А в разделе Политика - грязное дело? темы:
ИРАК
ЕГИПЕТ
СИРИЯ
ЛИВИЯ,  Мир должен знать правду!



*********************


Неподходящий неокейнсианец

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/655848f9278b5ba7e2bd6af58ec5f826ee0e814d.jpg

Пол Кругман
Выход из кризиса есть! – М: Азбука-Аттикус; Азбука Бизнес, 2013. – 320 с.

Редкий, чтобы не сказать – уникальный, случай. В России только что издана книга видного современного американского экономиста, лауреата Нобелевской премии (!), обещающая совершенно точно стать бестселлером.
Но реакция на неё со стороны СМИ настолько «никакая», что остаётся только гадать: в чём причина столь очевидного её замалчивания в российской прессе?

Ответ, впрочем, лежит на поверхности.
Влияние «либералов», как на российскую экономику в целом, так и на процесс освещения в прессе глобальных экономических процессов, хотя и уменьшается, по-видимому, год от года, однако всё ещё слишком значительно.

«Либералы» по-прежнему активны у нас в качестве едва ли не главных экспертов в макроэкономике, регулярно бомбардируют высшую власть страны своими «прогрессивными» концепциями и стратегиями.

Будь Пол Кругман их идейным сторонником, выход его новой книги на русском языке наверняка был бы провозглашён крупным событием, с обязательной рекламой во всех «прогрессивных» СМИ.
В том-то и дело, что нобелевский лауреат предлагает борьбу с экономическими кризисами и стагнациями с помощью таких методов, которые наши «либералы» могут сравнить разве только с тушением пожара керосином и прочими схожими по смыслу вещами.

Суть экономических рецептов Кругмана более-менее образованным людям в общем-то хорошо понятна: активное вмешательство государства во все сферы экономической жизни страны.

То есть неокейнсианство, модель, использованная в годы правления Рузвельта и адаптированная к нынешним макроэкономическим условиям-обстоятельствам.
Тут и создание за счёт госказны большого количества рабочих мест, и «накачивание» платежеспособного спроса посредством интенсивного вливания денег в карманы «рядовых» граждан,
и многие другие увеличения бюджетных капиталовложений, в том числе в обороноспособность, медицину, образование, государственное и муниципальное строительство и т.д. и т.п.

Понятно, что подобные книги и экономические идеи в глазах тех, кто ратует в России за «уход государства из экономики», выглядят невозможной ересью.

Однако в большинстве своём нормальные люди в нашей стране как еретиков воспринимают как раз потенциальных оппонентов Пола Кругмана, закономерно «притихших», показательно не ввязывающихся в полемику с американцем.

http://file-rf.ru/knigochei/82

***

В контексте статьи, в разделе Кошелёк или Жизнь... темы:
Великая Депрессия "Б"
Мировая экономика и аспекты политики
Большой Передел Мира




*******************


Не рознь, а мир

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/032013/e0457e9a34c6505cf1addfac432dea9c48427174.jpg

Пётр Мультатули
Император Николай II и мусульмане. – М.: РИСИ, 2013. – 54 с.

Единство народов нашего государства и мир между ними – задача, которая стоит сегодня в повестке дня в качестве одной из основных.
В Российском институте стратегических исследований вышла книга кандидата исторических наук П. В. Мультатули «Император Николай II и мусульмане»,
в которой на базе исторических фактов и высказываний современников описываются отношения между российской императорской властью и её мусульманскими подданными.

За последние два года, как сообщается в книге, от рук террористов погибли видные исламские богословы, которые боролись с ваххабизмом и исламским подпольем:
имам Валиулла Якупов, имам Басир Салахгереев, ректор Института теологии и международных отношений Максуд Садиков, заместитель муфтия Ставропольского края Курман Исмаилов и другие.

Из этих событий последних лет автор книги делает вывод:
«давно уже не секрет, что за “российским” ваххабизмом» в немалой степени стоят  западные спецслужбы».

Именно это даёт повод профессиональному исследователю обратиться к истории многовековых отношений мусульман и православных, а также представителей других конфессий.
«Только в Российской империи, – пишет П. В. Мультатули, – представитель некоренного народа мог занимать государственные посты, в том числе и самые высокие. Так, например, при Александре II армянин граф М. Т. Лорис-Меликов фактически был главой правительства…».

В небольшом по объёму труде затронуты корни актуальной проблемы,
к примеру, приведены факты, свидетельствующие о национально-расовой принадлежности властителей Золотой Орды, среди которых в немалой степени было распространено христианство.
Сказано в книге и о том, что раздутая татарскими националистами так называемая «оккупация» Казанского ханства Иоанном Грозным  на самом деле была войной татар, принявших сторону Москвы, с татарами, бывшими на стороне Казани.

В год 400-летия Дома Романовых немаловажен для нас и такой приведённый в книге факт: в утверждённой Земским собором 1613 г. грамоте об избрании на престол царя Михаила Фёдоровича стояли подписи семи татарских мурз, высказавшихся от имени мусульман России за возрождение единого Российского государства.

Во всех войнах, включая Отечественную войну 1812 г., мусульмане Поволжья, Приуралья, Крыма воевали наравне с православными соотечественниками против общего врага. До революции 1917 г. мусульмане наряду со своими праздниками отмечали и Рождество Христово, называя  праздник – Раштулла.
В 1913 г., в дни празднования 300-летия Дома Романовых, татарская газета «Бэянел-хак» писала:
«…Мы, русские мусульмане, живя мирно и спокойно 300 лет под справедливой властью и милостивым управлением всех императоров этого дома, сохранили и до настоящего времени свой собственный быт и свою нацию».

О трагедии крушения монархии в книге приведены слова П. С. Лопухина, белого эмигранта, который сыграл заметную роль в создании учебных заведений и Русской Православной Церкви заграницей:
«Не думайте, – говорил один палестинец, – что Русский Царь был только русский. Нет, он был также арабский. Царь – всемогущий покровитель и защитник Православного Востока. Пока Он жил, миллионы арабов жили в мире и безопасности…».

В данной книге даются ответы на вопросы:
«Чем же достигается межконфессиональный мир?»,
«Чем объединяются столь разные народы государства российского?»,
«Чем опасно отсутствие сильной власти?».

Как продолжение данной темы, наверное, стала бы уместна история отношений православных и мусульман в советский период истории России, рассказ о взаимодействии и подлинной дружбе народов СССР.
Это, к счастью, хранит ещё наша память.

Ирина УШАКОВА
http://file-rf.ru/knigochei/83

***

В контексте статьи,в разделе Теремок  тема Русская История

0

98

«Капитализм» Валентина Катасонова.
Когда вещи названы своими именами

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА,23.03.2013

Выход в свет книги профессора  Валентина Юрьевича Катасонова «Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации» (1)
по праву можно считать событием уже лишь потому, что этот фундаментальный труд объёмом более 1000 страниц продолжает традиции замечательного русского мыслителя Л.А.Тихомирова, автора исследования «Религиозно-философские основы истории», написанного в 1913-1918 гг., в пору великого революционного перелома.
Однако если Л.А.Тихомиров вскрывал религиозные основы мировой истории, то в книге В.Ю.Катасонова духовная культура рассматривается как ключ к пониманию смысла современной цивилизации в первую очередь в её наиболее заземлённой форме – хозяйственном развитии.
Такие сугубо экономические явления, как финансы, деньги, анализируются автором не как обладающие саморазвитием, а как метафизически обусловленные.
Так формируется целостный взгляд на хозяйственную историю человечества – взгляд, исходящий из понимания истории как духовного творчества людей, которое в зависимости от преобладающих нравственных ценностей воплощается в те или иные материальные формы.

«Никакой слуга не может служить двум господам… Не можете служить Богу и мамоне» (Лк. 16: 13). Эти слова Христа стали отправной точкой открытия В.Ю.Катасонова о двух возможных путях развития человечества, двух цивилизациях, одна из которых могла бы быть основана на заповедях Божиих, другая была выстроена на служении идолу богатства.

http://s2.uploads.ru/MSFGw.jpg

Человечество пошло по второму пути, и в данном смысле капитализм - это не явление «Нового времени», а лишь частный случай «денежной цивилизации», которая может развиваться лишь на основе отрицания христианства, с которым она абсолютно несовместима.
К XXI веку эта денежная цивилизация дошла в своём развитии до той стадии, когда её основной принцип - накопление денег – настолько пронизал все поры общества и распространился на все виды человеческой деятельности, что уже и дары духа превращаются в «религиозный товар».

Зачатки денежной цивилизации («вирус капитализма» по Катасонову) существовали ещё в древнем мире, и автор даёт прекрасный анализ разрушительной деятельности «вируса» в Вавилоне, Ассирии, Римской империи. Однако особенно успешное развитие денежной цивилизации началось после того, как её идейно-мировоззренческое обоснование было закреплено в Талмуде, где впервые были чётко сформулированы главные принципы «религии денег», исповедуемой служителями мамоны – банкирами-ростовщиками.
Это и есть те «избранные» в капиталистическом обществе, духовное помрачение которых выразилось в стремлении быть «как боги» в жажде власти над миром - не только над вещами, но и над людьми и, главное, над душами людей. Это и есть высшая цель банкиров-ростовщиков, а богатство и деньги – всего лишь средство подчинения всех остальных.

Для достижения «высшей цели» потребовалась мировоззренческая революция, смысл которой в том, чтобы заставить исповедовать «религию денег» всех и в первую очередь – христиан. Поскольку практика процента всегда рассматривалась в христианском мире как неприемлемая, ростовщикам нужно было не только добиться легализации процента, но и заставить всех относиться к деньгам не как к средству, а как к цели, достижению которой должны быть посвящены все творческие силы человека.

Наиболее ценным в работе Ю.В.Катасонова является анализ этой грандиозной трансформации, которая, проходя ряд исторически локальных денежных революций, вылилась в «перманентную революцию» и сейчас приближается, похоже, к своей завершающей стадии.

Автор выделяет здесь следующие этапы:
- достижение «полулегального» состояния ростовщичества (попустительство практике процента при формальном его запрете);
- легализация ростовщичества путём отмены запретов на взимание процентов при установлении ограничений на максимальную величину;
- создание банков с частичным резервированием обязательств ростовщиков перед своими клиентами (то есть осуществление ссудных операций, не имеющих надёжного обеспечения) и переход ростовщиков к созданию новых денег «из воздуха»;
- изобретение ценных бумаг, то есть фиктивного капитала и создание фондовой биржи, представляющей собой не что иное, как игорный дом, в котором всегда выигрывают обладатели инсайдерской информации;
- учреждение «центральных банков» - этих «генеральных штабов» ростовщиков, с помощью которых им удалось установить полный контроль над государственной казной и денежным обращением; центральную роль здесь играет ФРС США;
- введение так называемого «золотого стандарта» в денежном обороте, утвердившего ведущие позиции тех ростовщиков, которые контролировали добычу золота и сконцентрировали в своих руках его наибольшие запасы (в первую очередь Ротшильды);
- отмена золотого стандарта, позволившая перейти к эмиссии необеспеченных денег (долларов, занявших место золота) и включить на полную мощь печатный станок ФРС;
- наконец, всеобщая глобальная либерализация по схеме «Вашингтонского консенсуса» как способ формирования постоянного спроса на кредитные деньги.

Кредитные деньги, добываемые ростовщиками «из воздуха», стали их главным величайшим изобретением, позволяющим превращать в своих должников всё человечество и постепенно прибирать к рукам созданные им богатства. Изобретя кредитные деньги (этот «вирус разрушения»), ростовщики создали такую долговую экономику, при которой все нации находятся в состоянии хронических должников. Чтобы рассчитаться, производятся новые деньги, то есть очередные долги, и в итоге, чем больше денежная масса, тем больше сумма долгов.
Должниками являются все современные государства во главе с крупнейшим должником - США…
Рост долгов и есть реальная причина современного финансового кризиса, однако, замалчивая этот факт, ростовщики продолжают закачивать в экономику всё новые кредиты, увеличивая долги. Логическим концом данного процесса может быть только распад финансово-политической системы США и всей Западной цивилизации.

Это можно рассматривать как безумие, если не понимать цели мировых ростовщиков.
Сегодня все их силы брошены на то, чтобы обеспечить спрос на долларовые бумажки, с помощью которых они скупают реальные богатства всего мира.
Для этого пока и нужны доллары, от которых избавятся, как только все реальные богатства будут сконцентрированы в одних руках - в руках мировых хозяев. В этих целях и осуществляется глобальная либерализация.

Наиболее важный элемент здесь - либерализация цен и международного движения капитала, при которой начались бурный расцвет офшоров, модернизация «традиционных» финансовых рынков с их всевозможными манипуляциями, вовлечение в сферу товарно-денежных отношений новых «объектов» - земли, недр, природных ресурсов, государственных активов, бюджетных средств государств. В дешевый товар, как на заре капитализма, превращается детская и женская рабочая сила.
Наконец, конструируются новые «нематериальные активы», создающие уже чисто виртуальную экономику фирменных и торговых знаков, требующую религии брэнда со специальными технологиями управления сознанием людей.
Последним же событием денежной революции стали производные финансовые инструменты (ПФИ), или деривативы - этот новейший класс виртуальных активов, с появлением которого произошли окончательный отрыв финансового сектора от реального
и окончательное превращение капитализма в денежный капитализм, или «экономику казино», где реальный сектор обречён умереть.

В тех же целях (обеспечить спрос на бумажную «продукцию» ФРС) сознательно усиливается неустойчивость финансовых рынков, позволяющая ростовщикам делать большие деньги на колебаниях валютных курсов и процентных ставок. Ради этого постоянно провоцируются кризисы. «После возникновения кризисов, - пишет Ю.В.Катасонов, - иностранные инвесторы по дешёвке скупают «осколки» разрушенной экономики (обесценившиеся активы реального и банковского секторов).
Деньги делают разрушения, деньги делаются на разрушениях».

Автор подчёркивает, что тот общемировой хаос, в который пытаются ввергнуть человечество нынешние хозяева мира,
видится им завершающей стадией мировой революции, в результате которой они надеются утвердить политическую и духовую власть антихриста.
Это, как пишет Ю.В.Катасонов, будет история нового рабовладельческого строя, где рабовладельцами будут бывшие ростовщики («золотой миллион»), а рабами - все остальные. А бывшими они станут постольку, поскольку деньги, которые всего лишь инструмент установления их власти, будут им больше не нужны.

Однако тут они сталкиваются с главной проблемой - успеть создать свой мировой порядок до того, как человечество прозреет и избавится от иллюзий «изумрудного города». И на то, чтобы не позволить людям выбросить очки, искажающие картину окружающего мира, работает гигантская пропагандистская машина финансовой элиты, использующая все формы информационного, интеллектуального и психологического контроля над человечеством. Ценность исследования В. Ю. Катасонова в том и состоит, что, раскрывая природу денежной цивилизации, цели, задачи и методы мировой финансовой верхушки, автор указывает внимательному, не утратившему волевого начала читателю способ избавления от губительных иллюзий.

____________

1) В.Ю.Катасонов. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». М.: Институт русской цивилизации, 2013. – 1067 стр.

http://www.fondsk.ru/news/2013/03/23/ka … 19691.html

***********

В контексте статьи,в разделе Кошелёк или Жизнь...  тема Мировая экономика и аспекты политики

0

99

Память. Когда музы не молчали…
Юрий Рубцов,доктор исторических наук,26 марта

http://file-rf.ru/uploads/2013/3/26/1018140--240.jpg
Обложка книги Г. Солсбери «900 дней. Осада Ленинграда».

Вопреки пословице, музы в годы Великой Отечественной не молчали. Доводилось, они заглушали и грохот артиллерийской канонады.
Долгое время в СССР была под запретом и впервые увидела свет на русском языке только в 1996 году книга Гаррисона Солсбери «900 дней. Осада Ленинграда».
В Америке она вышла ещё в 1969 году и сразу стала бестселлером, была переиздана во многих странах мира.

Тот давний запрет, объяснявшийся идеологическими мотивами, был скорее вреден.
Ибо, по единодушным оценкам историков, включая российских, это – лучшее произведение документального жанра о трагедии и подвиге Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.
Материал для книги журналист собирал ещё в дни блокады и позднее, записывая рассказы ленинградцев об испытаниях, пережитых ими в 1941–1944 годах.

http://file-rf.ru/uploads/view/analitics/032013/28c9d3db2865a54852b7c2645e95e906df3b5ee3.jpg
Перед премьерой Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича в Ленинграде.

Среди множества других историй, выдававших несгибаемый дух ленинградцев, Г. Солсбери рассказал, как весной 1943 года был открыт концертный сезон в городе на Неве. Лишь незадолго до этого – 18 января была прорвана длившаяся с сентября 1941 года блокада.

Почти 500 суток ждал город этого дня.

8 сентября 1941 года войска вермахта, захватив Шлиссельбург, стоящий у истока Невы, вышли к Ладожскому озеру и блокировали Ленинград с суши.
А через несколько дней гитлеровская ставка отдала директиву, прямо отвечавшую на вопрос, какая участь уготована городу:
«Фюрер принял решение стереть Петербург с лица земли. После разгрома Советской России существование этого огромного города не будет иметь никакого смысла… Предлагается плотно блокировать город и сравнять его с землёй с помощью артиллерии всех калибров и непрерывных бомбардировок с воздуха. Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не могут и не должны нами решаться. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения».

Отрезанные от «Большой земли» войска и население перенесли многомесячную борьбу за жизнь.
За время блокады враг обрушил на Ленинград 150 тыс. снарядов и 105 тыс. авиабомб. Было разрушено свыше 10 тыс. зданий, более 17 тыс. ленинградцев погибли, а 500 тыс. лишились крова.

Но самую страшную жатву смерти снял голод. Он начался почти с первых же недель блокады. Хлебный паёк рабочих сократился до 250 граммов.
Служащие (15% блокадников), дети (20%) и иждивенцы (31%) получали по 125 граммов хлеба. В нём было мало муки и много примесей (жмых, отруби, обойная пыль, пищевая целлюлоза). Карточные нормы белка снизились до 10–40 г/сут. вместо 100–160 г/сут., необходимых для обеспечения нормальной жизнедеятельности.
Продукты, содержавшие животный белок, практически не выдавались. Голодание привело к массовой алиментарной дистрофии (истощению от голода). Эта неизвестная ранее форма патологии была зарегистрирована почти у 90% населения. Истощение вызвало массовую смертность среди блокадников. По неполным данным, жертвами голода стали свыше 1 млн. 413 тыс. человек, то есть два ленинградца из трёх.

Но жесточайшие испытания не сломили волю оставшихся в живых. Они верили в победу, продолжали укреплять оборону, воевать с пожарами, голодом, болезнями, спекуляцией, мародёрством. И даже выпускали в условиях острейшего дефицита материалов, энергии и рабочих рук необходимую фронту продукцию.

Уже в день прорыва блокады, Государственный Комитет Обороны постановил в форсированном темпе проложить железную дорогу по узкой полосе освобождённой земли южнее Ладожского озера, которая должна была соединить Ленинград с Волховским железнодорожным узлом. Железнодорожная ветка от станции Поляна Октябрьской железной дороги до Шлиссельбурга протяжённостью 33 км была построена всего за 19 суток.
7 февраля в Ленинград с Большой земли прибыл первый поезд. Параллельно железнодорожной линии было организовано и автомобильное движение.

Насколько более весомым сразу стал продуктовый паёк!
Однако испытания почти полуторагодовой блокады невозможно было преодолеть в одночасье. Врачи констатировали, что жизни горожан уносили не только холод, голод и сопровождавшие их болезни, но и так хорошо объяснимый упадок душевных сил, апатия, потеря интереса к жизни, усугублённая гибелью родных и близких. Нельзя забывать, что продолжались жестокие бомбёжки и обстрелы со стороны немцев, ведь блокада была только прорвана, но не снята окончательно.
Ещё целый год после этого Ленинград находился на осадном положении.

В этих условиях возвращение города к нормальному (конечно, по условиям военного времени) существованию было важнейшим условием перелома настроения людей, возвращения воли к жизни.
Для такого культурного города, как Ленинград, жизнеутверждающим фактором стала возможность посетить филармонию, концертный зал, Дворец культуры, рабочий клуб.

http://file-rf.ru/uploads/2013/3/26/1726x72661623--380261.jpg
Концертная программа Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича.

Г. Солсбери пишет, как по предложению начальника Ленинградского управления по делам искусств дирижёр оркестра городского радиокомитета К. И. Элиасберг представил список музыкантов, чтобы определить, удастся ли организовать концерт.
В списке чёрным карандашом были подчёркнуты 27 фамилий умерших, красным (их было большинство) – умиравшие от дистрофии. Лишь восемь фамилий не были подчёркнуты, что означало: эти люди ещё в силах играть.
Сам Элиасберг и его жена болели дистрофией, их лечили в стационаре, устроенном в гостинице «Астория». За счёт оставшихся в живых и сохранивших хотя бы толику сил музыкантов из других коллективов удалось сформировать симфонический оркестр – примерно 30 человек.

5 апреля в драматическом театре имени А. С. Пушкина (зал филармонии был разрушен снарядом) состоялся первый концерт.
«Элиасберг вышел на сцену в накрахмаленной рубашке и во фраке, под которым надет был ватник. Он стоял высокий, уверенный, хотя в театр не мог дойти без помощи.
Из «Астории» он сначала отправился домой на Васильевский остров, чтобы взять костюм и рубашку… Концерт продолжался недолго, – пишет Г. Солсбери, – музыканты были слишком слабы.
Но всё же они исполнили торжественную увертюру Глазунова, отрывки из "Лебединого озера", увертюру из "Руслана и Людмилы"».

Пример поразительной силы духа и жизнестойкости города!

В контексте нашего разговора уместно вспомнить и о ещё одном знаковом событии, связанном с Ленинградом и жизнеутверждающей силой музыки.
В октябре 1941 года советское посольство сообщило из Вашингтона в Москву об огромном интересе американских музыкантов к тогда ещё не законченной Седьмой симфонии («Ленинградской») Д. Д. Шостаковича.
Лучшие дирижёры Америки Артуро Тосканини, Леопольд Стоковский и Сергей Кусевицкий оспаривали право первым исполнить это произведение (в СССР премьера состоялась 5 марта1942 г.).
Когда партитура была закончена, две тысячи её страниц были микрофильмированы и отправлены дипломатическим багажом в США.

http://file-rf.ru/uploads/2013/3/26/shostakovich--380261.jpg
Дмитрий Шостакович.

19 июля 1942 года симфония впервые прозвучала «от побережья до побережья» как «страшный приговор нацистской агрессии, как ключ к пониманию американцами русского человека» (таким был комментарий по Эн-Би-Си, которая транслировала исполнение).

Успех произведения Д. Д. Шостаковича был беспрецедентным.
В сезоне 1942–1943 годов оно прозвучало в США 62 раза, его транслировали 134 радиостанции страны, а кроме того – 99 станций стран Латинской Америки.

К слову, отечественная музыкальная культура имела в США своеобразного полпреда – С. В. Рахманинова.
Наш великий соотечественник без устали гастролировал по Америке, давая огромное количество концертов и открывая американцам глубину и масштаб русской музыки, а тем самым – и русского национального характера.
Сергей Васильевич использовал свои выступления не только для музыкальной пропаганды, но и для сбора средств в пользу Советского Союза.
Уже осенью 1941 года он отправил в СССР большую партию медикаментов, приобретённых на гонорары от концертов.
19 ноября 1941 года, пересылая очередной чек генконсулу СССР в Нью-Йорке В. А. Федюшину, он писал: «Это единственный путь, каким я могу выразить моё сочувствие страданиям народа моей родной земли…».

А 25 марта 1942 года свой очередной дар композитор сопроводил ещё более прочувствованными словами:
«От одного из русских посильная помощь русскому народу в борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу!».

http://file-rf.ru/analitics/856

**************

В контексте статьи,в разделе   Война против России  тема  Геополитика Великой Победы

0

100

Интересный собеседник.
Писатель Владислав Бахревский: «Читатель отучен от книг о герое-победителе»

Файл-РФ,Ирина Ушакова,28 марта

http://file-rf.ru/uploads/view/analitics/032013/a94b03bd621bba9c7b2b95119b70f00986ef8443.jpg
По произведениям Владислава Бахревского «Аввакум», «Никон» и «Тишайший» снят ставший телесобытием фильм «Раскол».
Исторические романы писателя «Василий Шуйский», «Смута», «Долгий путь к себе», «Страстотерпцы», «Столп», «Свадьбы» содержат жизненную правду, помогающую понять непростую историю нашего Отечества.

Сегодня их автор – гость «Файла-РФ».

http://file-rf.ru/uploads/2013/3/27/210435--240.jpg                               http://file-rf.ru/uploads/2013/3/27/400834--240.jpg
Обложка книги В. Бахревского «Никон».         Обложка книги В. Бахревского «Василий Шуйский»

– Владислав Анатольевич, как вы «вырастали в  писатели»?
– Я просто служу слову. Правду сказать, меня изумляли засаленные обложки моего сложного, объёмистого романа «Долгий путь к себе» в библиотеках Калуги, Кирова, в далёком Арсеньеве. Трогало – тоненькие детские книжечки, переплетённые в картон в брянской библиотеке.
Признание читателя – суть писательского труда. Но я малоизвестен тем, кто руководит образовательным процессом, хотя мои рассказы есть и в советских, и в современных хрестоматиях. Самая горькая печаль: к читателю страны не попадают мои книги, написанные за последние двадцать лет.
В книжном магазине Оренбурга услышал от продавца: «Бахревского у нас нет, он давно уже не работает».

Первую свою книгу «Мальчик с Весёлого» о себе пятилетнем я написал в 20 лет. Мне было 22, когда она вышла в великом «Детгизе» тиражом 115 тысяч.

Я – сын лесничего, с трёх лет жил на кордонах. Книги мне читал отец, а потом я сам. Ещё до школы у меня были три книжки: Пушкин, Гоголь и русские сказки. Это же восторг: «Как упоителен, как роскошен летний день в Малороссии», «чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои»...
Обложка книги В. Бахревского «Никон».
Я целую ночь плыл на корабле по Днепру. И более всего был благодарен экскурсоводам, которые провели нас по святым подземельям Киево-Печерской лавры. Потом, в лесу я пас корову и говорил: «С Богом!»

У меня в четвёртом классе появились ещё две книги. Одноклассник подарил мне «Библию» и «Жития преподобных отцов киево-печерских». Пастушком я мечтал стать пионером и святым.

–  Как Вы увлеклись историческим романом?
– Я начал писать о XVII веке. Мне хотелось сказать правду, но я был слишком молод. В семье моего прадеда было пять священников, а мой дед по отцу – один из семьи – был революционером. Но когда ему предложили стать комиссаром, он принял сан священника, и вскоре погиб. Ему сложно было в среде, где царило обновленчество, он был тихоновец. Мне хотелось сказать правду и о своей семье, и о стране. И я решил написать о патриархе Тихоне, хотя плохо тогда знал, что такое настоящая религия, только две-три молитвы. И решил: буду писать о XVII веке – он сплошь религиозный, и как раз узнаю потихоньку о вере своих предков. Подготовил себя сначала маленькими повестями «Встреч солнцу», «Сполошный колокол», «Клад атамана (Разбойник Кудеяр)». А потом уже написал «Свадьбы», «Тишайший», «Никон» «Аввакум», «Страстотерпцы», «Столп». В общем, 35 лет прожил в XVII веке. Мне там, честно сказать, уютно. И если я туда возвращаюсь, это здорово.

– Владислав Анатольевич, когда мы вспоминаем старину, говорим «Как раньше было хорошо!» В работе над своими романами Вы погружались в прошедшее время и наверняка знаете, как тогда жилось на самом деле?
– Россия по большей части жила трудно. Возьмём 1480 год. Многие считают, что Иван III спас Россию от татар. А на самом деле он даже думал им покориться. Спасибо его сыну Ивану Молодому, который противостоял отцу. Отец его даже приказал арестовать. Вот какое это было время.

Я у многих спрашиваю, знают ли они Иосифа Волоцкого. Не знают! А ведь благодаря ему мы с вами остались православными людьми. В то время Кремль был настроен еретически. Был один заезжий иудей, рассказавший священникам опасную ересь, которая им понравилась. Один из этих священников стал в Москве настоятелем Успенского собора, другой – настоятелем Благовещенского собора. И даже жена Ивана Молодого, которая была дочерью молдавского великого господаря, поверила в еретические измышления. Если бы не Нил Сорский и Иосиф Волоцкий, неизвестно, чем бы это кончилось. Только их мощное противостояние спасло от гибели Православную Русь.
Вот об этом моя книга «Иосиф Волоцкий».

– Почему так ценна в срок прочитанная книга?
– В литературе главное то, что в ней читатели всегда находили себе друзей и защитников. Мы влюблялись в девочек-героинь, девочки влюблялись в мальчиков. Человек ставил себя на место героя и проживал всю его жизнь. Современные ребята уже не владеют перевоплощением, прочитав лучшие сказки мира в худшем сокращении и изложении. Современный ребёнок не знает, что он должен прожить много жизней, чтобы стать самим собой.

Дети отзывчивы... Когда-то я напечатал в «Пионерской правде» повесть «Агей». Мальчик, мой герой, жил на Памире, потом в Крыму, был хорошим математиком. Десятки мешков писем приходили в газету. Девочки Советского Союза просили у автора адрес Агея. Были влюблены. Но и мальчики хотели иметь такого друга.
Детская книга дарит читателям верных друзей. А если их нет, ты одинок в этом мире. Без книги место ожидающего друга отрока, любящего, честного, верного, мы получаем волчонка. Идеал наших девочек, воспитанных телевизором и компьютером – модель международного класса, идеал мальчиков – неуловимый киллер.
Дети стали жестокими, ограниченными, – это признают учителя и профессора вузов. Студенты не владеют элементарными познаниями.

Детство России искусственно лишено книги. Это лишение всесторонне. Вырастая без книги, ребёнок, отрок, подросток, юноша лишён общения с мировой и прежде всего с отечественной сокровищницей накопленного в веках духовного богатства. Лишён всех высоких устремлений. Лишён школы, где учат делать доброе, и школы борьбы  и поиска счастья для всего человечества. Лишён понятия, что превыше всего в человеке – совесть. А ведь эта учеба, это наполнение человека человеческим начинается со сказки о Царевне-лягушке, об Иване-дураке. Доктор Айболит в кино и Доктор Айболит в книге по-своему действуют на душу ребенка.

Телевидение и компьютер не в силах заменить книги. В книге – слово, а Слово, скажу для тех,  кто все ещё не понял этого, – Бог. В каждом слове полнота мира, полнота жизни. Каждый абзац для ребенка – сценарий для создания в себе своей Вселенной. Ведь всё, что прочитано, надо понять, надо представить себе. Всё это надо пережить, принять или отвергнуть.

http://file-rf.ru/uploads/2013/3/27/Bahrevskiy--240.jpg
Обложка книги В. Бахревского «Ждите нас волшебниками».

– Власти вроде бы пекутся о защите русского языка?
– Это невозможно, если нет заботы о русской литературе. Откуда в наше время ребенок получит великолепный, великий, могучий русский язык? Из телевизоров, где по всем каналам сериалы о бандитах и колдунах? Из спортивных репортажей? Из американских мультиков? Из американских компьютерных игр? А детская книжка нынче в основном – фальсификация литературы. Сказки даются в переложениях, убогим сленгом. Вместо рассказа о жизни – фэнтези.

А в итоге – упал метеорит и компьютер фиксирует реакцию молодого человека: восторг, удивление, оценка космического происшествия – три минуты мата.

– С чего начинать возрождение детской литературы?
– Вернуть к жизни издательства уровня «Детгиза». С государственными задачами – растить людей XXI века. Создать газеты для детей и для юношества, которые приходили бы во все концы страны. «Пионерская правда» имела тираж 22 миллиона. Надо вернуть и «Мурзилке» его 6 миллионов.
Послевоенная пропаганда русской науки, первооткрывателей двинуло моё поколение в МГУ, в физикотехнические ВУЗы, в геологию, биологию. Опять-таки сработала детская литература.

В прошлом году, получая из рук святейшего патриарха Кирилла приз номинанта, я воспользовался добрым мгновением и спросил: «Святейший, будет ли Церковь издавать журнал и газету для детей миллионными тиражами?»
Вопрос, конечно, был не ко времени, но Святейший всё-таки ответил: «Мы над этим работаем».

В том, что мой вопрос не пустой, я убедился, побывав в Арсеньевской епархии. Услышал тревожное: в иркутскую семинарию удалось набрать 14 человек, ещё в какую-то – 10.
Всё из детства. Вся жизнь. Всё великое и малое. Полководцы и руководители государств, учёные и народ, трудящийся и праздный.

Величайшая заслуга детской книги в том, что она создаёт среду, питающую и направляющую мечты. Чтобы мечтать о подвиге Иоанна Златоуста, Иоанна Кронштадского, Сергия Радонежского, Серафима Саровского, святейшего патриарха Тихона, надо знать о них с детства. Детская литература формирует мечты.
К примеру, священнический труд особый, стремление к нему надо иметь с детства. Современное телевидение, окружающая маленького человека жизнь формирует иные стремления: стать миллионером, возглавить мафию, летать из страны в страну, чтобы поглазеть на чудеса. Не открыть, не разгадать, а поглазеть.

– У молодого поколения сегодня большой интерес к военной теме. Снимается кино, ставятся спектакли, пишутся воспоминания о дедах и прадедах – фронтовиках. С чем это связано?
– К слову скажу, что фильмы о войне делаются почти все фальшивые.
Отвечая на вопрос, скажу, во-первых, война идёт всегда. И в нашем государстве тоже. Во-вторых, внутри у человека есть страх того, что это может повториться. Особенно сейчас.

– Читая Ваш новый роман «Непобеждённые» о юных героях Людинова Калужской области, задаёшься вопросом: чем они побеждали врага?
– Детская литература довоенных лет была довольно слабая, но была направлена на патриотизм. Но тогда пропаганда, пусть в чём-то прямолинейная, была вся направлена на одно: «Спасай Родину!». Молодёжь наша была подготовлена к подвигу полётами Валерия Чкалова и других военных, учёных, путешественников.

Люди, которые не смогли стать героями на Северном полюсе, становились героями на войне. Фашизм с его чудовищной наукой убивать, с его совершенством убивающих машин не одолел детской книги СССР. Поток этих книг приучил читателя к жизни победителя – героя, вложил в читателя веру в свой народ и в своё государство.
Это было время, когда государство всем своим существом ценило героя, рождало героя, боролось за героя. Если бы к нам это вернулось, у нас появились бы герои самого высокого уровня.

– Существует ли сегодня цензура?
– У меня есть повесть о военном детстве «Голубые луга». Одно время я жил в Евпатории, а книги издавал  в Москве. И вот стало неудобно, словно бы пренебрегаю крымским издательством.
Отдал «Таврии» как раз «Голубые берега». Из Киева пришла рецензия: «Антисоветчик». Повесть послали на суд в саму «Правду». И вдруг спасительный ответ: «Повесть пригодна для печати».

Цензура, однако, прошлась по страницам. С цензурными изъятиями московская «Детская литература» напечатала книгу.
А вот в современной России, где цензор – отнюдь не рынок, а невидимые хозяева, оглупляющие народ и прежде всего детей, напечатать лучшую свою повесть в полном объёме, где есть тема религиозности героя, мне удалось только в Оренбурге. Четыре тысячи тиража.

Но книга для читателей страны недоступна. Профессор Чудакова с пафосом клеймит жестокую цензуру советской власти: роман «Мастер и Маргарита» Булгакова был под запретом 20 лет! Напечатан, однако, в журнале «Москва». А вот я свою сказку «Златоборье» не могу напечатать уже 24 года. Первая часть сказки была изумительно нарисована и подписана в печать, но наступили 90-е годы. Установка Гайдара, Чубайса и прочих исполнялась точно и упрямо: отсечь новые поколения от своих отцов, возвести стену между «капиталистической Россией» и «коммунистическим СССР».

– Существуют ли государственные заказы на книги?
– Издательство «Московия» заказало мне книгу «Героическая азбука». Можно сказать, хрестоматию о войне. В ней описаны все события, все рода войск, все маршалы. Удалось отразить участие в войне 50 народов страны. Тираж 70 тысяч – весь подарили 1 сентября первоклассникам Московской области. Книгу искали учителя. А ведь у нас есть и кадетские классы… Но почему-то государственные заказчики не подумали, что в Арсеньеве или в Нарьян-Маре дети тоже должны знать о войне! Автору же заплатили за всё про всё 20 тысяч рублей, так как денег область была лишена из-за серьёзной финансовой махинации.

И ещё об одном заказе. Президент сказал о необходимости знать жизнь народов страны. «Московия» снова обратилась ко мне. Я писал о малых народах – наших соседях. Книгу составили, но печатать не стали. Зачем знать о тофаларах, о юкагирах, коренных народах Восточной Сибири? Мы о чувашах и о мордве толком ничего не знаем!
Так вот и живём, только по праздникам толкуя о дружбе народов.

Иногда кажется, что иные наши книги нужны для галочки. За повесть «Непобеждённые» о подвиге юношей города Людинова, о подвиге священника – я получил награду «Золотой Витязь» и диплом VII конкурса «Просвещение через книгу». Но для кого книга? Для жюри?
Тираж три тысячи. Оплачен он бизнесменами Людинова.

http://file-rf.ru/uploads/2013/3/27/dpks1--240.jpg
Обложка книги В. Бахревского «Долгий путь к себе»

– Вы объездили все республики СССР, всю Россию. Какие мысли сейчас вызывает у Вас путешествие по Родине?
– Недавно я был в Приморье, в Арсеньевской епархии. Видел, как Преосвященнейший Гурий, епископ Арсеньевский и Дальнегорский, строит храмы и молельные дома, возрождая православную жизнь и саму жизнь в городах, в селениях, в деревеньках.

Рыночная экономика прошлась по краю, беспощадно уничтожив процветавшие колхозы, совхозы, леспромхозы. В Старой Варварке совхоз выращивал женьшень и другие лекарственные растения – теперь китайцы ходят по сопкам, добывая корень жизни, который для России почему-то нерентабелен.
Пока что сохранился в посёлке музей женьшеня – видимо, единственный в нашей стране. Глава администрации района вознамерился уничтожить музей: зимой каменный дом приказал не отапливать.

В крошечный храм села Муравейка, бывшую столовую, на архиерейскую службу пришли и взрослые, и дети. Свой пастырский посох владыка Гурий дал подержать первокласснику: хорошо держал, строго, надёжно. После службы школьники читали стихи владыке и гостям. Восьмиклассница прочитала свои сочинения.
Работы в Муравейке нет. Сопки отданы в аренду китайцам. У этих новых хозяев приходится покупать дрова. Машина дров – 8 тысяч рублей.

В школе 23 ученика. Наводнение нанесло урон школе, но для генерального директора судостроительной компании Подгорбунского Петра Юрьевича и Муравейка родная, и школа родная. Строит четыре дома для учителей, молодых специалистов. Собирался построить спортивный зал, подмытый стихией, котельную. И вдруг – запрет из Аничино от начальства, командующего образованием, от госпожи Ирины Валерьевны Скориковой! Подремонтировать можете, строить не разрешаю: школа неперспективная.

Президент страны говорит о восстановлении жизнеспособности края, но в Анучино – своя политика. Расстараются чиновники – и неперспективными станут и Приморье, и Сибирь, и вся Россия…
Недавно пришлось выступать перед ребятами на родине Аксакова. В школе на тысячу человек в советское время сейчас учится 50 школьников. И так всюду, где я был. В Калужской области, в Рязанской, Нижегородской.

Порадовала одна только Белгородская область. Народ, имея работу, трудится на земле и на производствах. Библиотеки посещаются, в клубах работают кружки и спортивные секции. Поразительная для страны чистота: в лесу, в селах, на дорогах. В Грайворонском районе за три дня видел три брошенных на землю окурка.

– Да, сегодня Россия переживает многие разрушительные процессы. Преодолеем мы их, как Вам видится?
– У меня есть сказка «Молитва отрока Силуяна». В ней рассказывается, как в брошенной деревне жил со своим прадедушкой отрок. Старик научил его владеть топором: строить церковки, часовни. Когда мальчику исполнилось 13 лет, дедушка сказал: «Ступай, строй часовенки». Мальчик взрослел, строил. А когда он возвращался к построенным часовням, видел, что там уже люди пришли обживать место…

Это моя фантазия, но и моя мечта, моя вера. И архиепископ Гурий правильно делает, что ставит часовни.

Глядишь, там снова начнётся жизнь.

http://file-rf.ru/analitics/858

***************

В контексте статьи,в разделе Теремок темы:
Русская книга
Русский Дом
Русская История

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » ЭпохА - Библиотечка » Интересные рецензии на интересные книги