ЭпохА/Теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » ЭпохА - Библиотечка » Интересные рецензии на интересные книги


Интересные рецензии на интересные книги

Сообщений 61 страница 70 из 185

61

Великие литераторы о цензуре
("Brain Pickings", США)
«Если художник обеспокоен тем, будет ли он свободен завтра, то он не будет свободен и сегодня»
Мария Попова

http://beta.inosmi.ru/images/20030/24/200302468.jpg
Рэй Брэдбери © Фото public domain

Некоторые из наиболее прославленных литературных произведений в разное время и в разных обществах находились под запретом.
«Тысяча и одна ночь», «Улисс» и даже «Дневник» Анаис Нин – вот лишь несколько из тысяч запретных творений.
В рамках «Недели запрещенных книг-2012» я в ближайшие дни представлю на Literary Jukebox отрывки из литературных произведений, находившихся некогда под запретом.

Но сегодня мы совершим прогулку по парку размышлений о цензуре и реакций на нее, который был посажен героями литературы прошлого столетия.

Вот что пишет Курт Воннегут в своем почти автобиографическом произведении «Человек без страны»:
«И раз уж мы коснулись этого вопроса (о сжигании книг – прим. перев.), мне бы хотелось поздравить наших библиотекарей.
Не в связи с их спортивными достижениями, политическим влиянием или огромным благосостоянием, которыми они никогда не отличались.
Но в связи с тем, что по всей стране они выстояли в борьбе с теми, кто, позабыв о демократии, кричал о необходимости изъять определенные книги с библиотечных полок, и отказались выдать «полиции мыслей» имена людей, бравших читать эти книги.
Так что Америка, которую я любил, все еще существует!
Если и не в Белом доме, Верховном суде, Сенате, Палате представителей или СМИ, то, по крайней мере, на полках публичных библиотек. Америка, которую я любил, все еще жива».

И тем не менее, библиотекари, как известно, зачастую сами брали на себя функции цензоров. Когда школьный совет округа Ганновер в штате Виргиния решил в 1966 году убрать из публичных библиотек все экземпляры классического произведения Харпер Ли «Убить пересмешника», назвав его «безнравственным»,
Ли написала следующее письмо редактору Richmond News Leader, которое можно найти в статье «Understanding To Kill a Mockingbird» (Понять книгу «Убить пересмешника»):

«Монровилль, Алабама
Январь 1966 г.
Главному редактору
Недавно я получила информацию о деятельности школьного совета округа Ганновер, и то, что я услышала, вызывает у меня сомнения в том, что его члены умеют читать.
Безусловно, даже человек самого примитивного интеллекта прекрасно понимает, что в «Убить пересмешника» самыми простыми словами излагается кодекс чести и поведения, христианский по своей морали, и доставшийся в наследство всем южанам. Услышав, что роман - «безнравственный», я была вынуждена пересчитать все годы от нынешнего по 1984-й, ибо мне еще не встречался более яркий пример двоемыслия.
Мне кажется, что проблема здесь не в марксизме, а в безграмотности.
Поэтому я прилагаю к этому письму небольшое пожертвование в фонд неучей в надежде на то, что оно будет использовано на обучение членов совета в начальной школе по их выбору».

Харпер Ли

В 1985 году, когда публичная библиотека в Неймегене решила убрать с полок книгу Чарльза Буковски «Истории обыкновенного безумия» после жалобы одного из читателей, который объявил эти рассказы «очень садистскими, порой фашистскими и дискриминационными по отношению к определенным группам людей (включая гомосексуалистов), Буковски незамедлительно ответил блестящим письмом, в котором содержался прямой выпад по поводу сущности цензуры:
«Цензура - это орудие тех, кто ощущает потребность скрывать действительность от самого себя и от других.
Такой страх – это просто неспособность взглянуть в лицо реальности, и злиться на них за это я не могу.
Я лишь ощущаю ужасающее уныние. Когда-то в процессе воспитания этих людей ограждали от реальных фактов нашей действительности.
Их учили смотреть только в одну сторону, хотя существует много сторон».

В острой и возбужденной переписке с редактором Esquire в 1975 году Элвин Брукс Уайт говорил о том, что цензура в СМИ - это такая форма цензуры, которая мешает свободе прессы.
Он пишет:
«Для гражданина нашего свободного общества это огромная привилегия и чудесная гарантия безопасности – иметь доступ к сотням периодических изданий, каждое из которых представляет собственные взгляды и убеждения.
Безопасность - в количестве: газеты разоблачают грехи и проступки друг друга, исправляют ошибки друг друга и сводят на нет предвзятость друг друга.
Читатель может свободно плавать по этому огромному редакторскому озеру, вылавливая в нем единственную рыбу, которая имеет значение, – истину».

В сентябре 1965 года Сьюзен Зонтаг написала в своем дневнике «As Consciousness Is Harnessed to Flesh» (Как сознание покоряется плоти):
«Я - против цензуры. Во всех формах. А не просто за право шедевров, высокого искусства быть скандальными.
А как же насчет порнографии?
Ищите более широкий контекст: представление о сладострастии а ля Жорж Батай?
А как насчет детей? Для них тоже никакой цензуры? Комиксы ужасов и так далее.
Зачем запрещать комиксы, если они могут ежедневно читать в газетах вещи и похуже. Напалмовые бомбардировки во Вьетнаме и т.д.
Справедливая цензура невозможна».

Лемони Сникет пишет в своей книге «Предпоследняя передряга» из серии детских книг «33 несчастья»:
«Горящая книга - это печальное, очень печальное зрелище, потому что, хотя книга - это не более, чем чернила и бумага, возникает ощущение, что содержащиеся в ней мысли исчезают, когда страницы превращаются в пепел, а обложка и переплет, который скрепляет и склеивает страницы, чернеют и скручиваются по мере того, как пламя делает свое злое дело.
Когда кто-то сжигает книгу, он демонстрирует полное презрение ко всем тем мыслям, которые породили ее идеи, ко всему тому труду, что был вложен в ее слова и предложения, ко всем тем бедам, что выпали на долю автора».

Джордж Бернард Шоу в пьесе «Профессия миссис Уоррен» говорит о цензуре исключительно четко и определенно:
«Любая цензура существует для того, чтобы никто не мог бросить вызов действующим концепциям и существующим институтам.
Прогресс начинается с оспаривания существующих концепций и достигается за счет вытеснения существующих институтов.
Следовательно, первое условие прогресса - это устранение цензуры».

В июне 1945 года Анаис Нин написала в своем «Дневнике»:
«Важная задача литературы - освободить человека, не подвергать его цензуре.
Вот почему пуританство было самой разрушительной и злобной силой из тех, что когда-либо угнетали людей и их литературу: оно создало лицемерие, извращенность, страхи, серость».

А вот слова Рэя Брэдбери из «451 градуса по Фаренгейту»:
«Сжигать книги можно по-разному. А мир полон людей, бегающих с зажженными спичками. Каждое меньшинство - будь-то баптисты / унитарии / ирландцы / итальянцы / восьмидесятилетние / буддисты / сионисты / адвентисты седьмого дня / феминистки / республиканцы - чувствует, что у него есть воля, право и обязанность разливать керосин и поджигать фитиль.
Каждый идиот-редактор, считающий себя творцом всей этой ужасной, пресной и серой литературы,
облизывает свою гильотину и смотрит на шею писателя, осмелившегося говорить вслух и писать нечто большее, чем детские стишки».

Когда одна средняя школа Нью-Гемпшира запретила «неподобающее» произведение Джона Ирвинга Отель «Нью-Гэмпшир»,
Ирвинг направил возмущенное письмо библиотекарю этой школы, закончив его следующими словами:
«Настоящий читатель дочитывает книгу до конца, а уже потом судит о ней; большинство людей, предлагающих запретить ту или иную книгу, их не дочитывают.
На самом деле, ни один из тех, кто запрещал «Сатанинские стихи» Салмана Рушди, не читал их».

А сам Рушди недавно так отозвался о цензуре на страницах New Yorker:
«Творческая работа требует не только свободы, но и признания этой свободы.
Если художник обеспокоен тем, будет ли он свободен завтра, то он не будет свободен и сегодня».


Оригинал публикации: Kurt Vonnegut, Charles Bukowski, Susan Sontag, Harper Lee, and Other Literary Greats on Censorship
http://www.brainpickings.org/index.php/ … ensorship/
перевод  http://www.inosmi.ru/world/20121003/200 … z28FZ3GrGz

Отредактировано imho (03.10.12 19:42)

62

Югославия навсегда

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/092012/55c528871ff10d4255a0cdb3d8b42f609eea7a6f.jpg

Эмир Кустурица
Где моё место в этой истории? Автобиография. – М.: Рипол Классик, 2012. – 384 с.

Расхожая теория, провозглашающая зависимость судьбы от имени, данного при рождении («как вы яхту назовёте…»), понятное дело, далеко не универсальна.
И, тем не менее, в случае с Кустурицей эта теория представляется вполне состоятельной.

Получив от своих родителей, боснийцев из Сараево, ко многому обязывающее имя Эмир, он, судя по всему, всегда стремился ему соответствовать.
При этом обрёл себе второе имя, данное ему при православном крещении в 2005 году – Неманья.

Кустурица – один из немногих в мире художников, которым удалось объединить в своём творчестве высокое искусство и элементы, присущие хорошему масскульту.
Быть одинаково интересным и для эстетов-гурманов, и для не самой придирчиво-взыскательной публики.

Сочетать почти несочетаемое – например, подчёркнуто этническую специфику с универсальным, понятным и близким для всех народов мира языком художественного произведения.
Или – что ещё сложней – мрачно-тревожные тона и оттенки эдаких предапокалиптических ожиданий с весёлой гаммой неискоренимого, имманентно-национального оптимизма. Оставаться при этом честным, во всём и со всеми искренним человеком, не пасующим ни перед какой бы то ни было политической конъюнктурой, ни перед «голливудским» диктатом.

Автобиографическая книга такой личности, являющаяся очень неплохим дополнением к её большому, нарисованному самой жизнью портрету,
безусловно, заслуживает того, чтобы быть прочитанной везде, где видели и по достоинству оценили «Андеграунд», «Жизнь как чудо», «Чёрную кошку…», «Время цыган»…

Особенно – в России, с которой Кустурицу связывают глубокие духовные, эстетические, этико-мировоззренческие и просто дружеские узы.

В России этого мастера ценят и понимают примерно так, как на его родине – в Югославии.

И потому, что в нашей стране мало кто по доброй воле досмотрит до конца какой-нибудь феллиниевский «Амаркорд», который Кустурица, по его собственному признанию, едва-едва осилил с далеко не первой попытки. И потому, что нас нисколько не удивляет его национальная самоидентификация, согласно которой он не босниец и даже не серб, а югослав.
И потому, что он часто и весьма охотно приезжает в Россию, где у него много друзей.

И, наконец, потому, что уже будучи признанным мэтром, он, к удивлению его западных коллег, стал для десятков миллионов русских единоверцем.

Мы немало знаем об Эмире Кустурице по его фильмам и газетным интервью, выступлениям на кинофестивалях (к примеру, Московском) и прочим встречам со зрителями.

Теперь по прочтении его новой, во всех отношениях замечательной книги, будем знать ещё больше.

http://file-rf.ru/knigochei/27

63

Карибский кризис: 50 лет спустя
Николай ЕФИМОВ, доктор философских наук.09.10.2012
   

http://www.redstar.ru/media/k2/items/cache/6f09ca933b382cee7de5a062d2cc5aaa_M.jpg

В октябре исполняется 50 лет Карибскому кризису.
Этой теме посвящены многочисленные исследования и публикации как отечественных, так и зарубежных авторов.
В их ряду обращает на себя особое внимание очерк академика Российской академии наук,
6-го секретаря Совета Безопасности России А.А. Кокошина
«Размышления о Карибском кризисе в контексте проблемы стратегической стабильности» (М.: ЛЕНАНД, 2012).

Этого учёного и общественного деятеля, имеющего огромный опыт практической и научной работы в политико-военной сфере, а в 1992–1997 годах – первого заместителя министра обороны РФ, нет особой необходимости представлять читателям, интересующимся мировой политикой.
Его новую работу отличает стремление не ограничиваться сугубо историческими вопросами и выяснением деталей кризиса, который, по его мнению, мог бы стать самым опасным ядерным конфликтом в истории человечества.
Автор рассматривает Карибский кризис в контексте эволюции проблемы обеспечения стратегической стабильности в отношениях между нашей страной и США с 1960-х годов по сегодняшние дни.

Можно согласиться с мнением учёного, что в октябре 1962 года две сверхдержавы – СССР и США – вплотную подошли к широкомасштабной войне с массированным применением ядерного оружия. Гарвардский профессор Грэм Т. Аллисон, классик современной политической науки, оценил людские потери в случае такого конфликта минимум в 100 миллионов.

Карибский кризис высветил, в частности, проблему несанкционированного применения ядерного оружия. Вооружённые силы обеих сторон были приведены к высоким степеням боеготовности. Но такие шаги, оправданные с сугубо военной точки зрения и служащие средством оказания политического воздействия на оппонента, неизбежно вели и к повышению вероятности случайного и несанкционированного использования оружия, в том числе ядерного. В то же время меры, обеспечивающие предотвращение такого развития событий, отмечается в очерке, «надёжнее, как правило, работают в условиях невысокого уровня политико-военной напряжённости».

Самым драматическим днём стало 27 октября. К этой «чёрной субботе» советские и американские руководители, казалось бы, уже нашли взаимоприемлемую формулу предотвращения военной конфронтации, но уничтожение зенитной ракетой американского самолёта U-2 утром того дня вновь обострило ситуацию.

Командование ВВС США настаивало в Белом доме на нанесении авиаудара по советским объектам на Кубе 29 или 30 октября. Это породило бы «цепную реакцию», тем более что командование советских войск на острове имело достаточно широкие полномочия на применение оружия (кроме ядерного). В ситуации нехватки времени на принятие обдуманного решения события могли выйти из-под контроля политиков.   

Стабилизации ситуации не способствовало в 1962 году и то, что в тот период у СССР и США не было сколько-нибудь отработанных представлений о стратегической стабильности. «Более того, - пишет А. Кокошин, - такого исключительно важного понятия вообще практически ещё не существовало; оно появилось значительно позже.
В военно-доктринальных установках обеих сторон преобладала ставка на победу в войне с применением всех видов вооружений, в том числе ядерных».

Аналогичных взглядов придерживались и руководители других стран. Генерал армии А.И. Грибков, в период Карибского кризиса начальник управления ГОУ Генерального штаба, в своих воспоминаниях привёл примечательный пример.
В ночь на 27 октября 1962 года Фидель Кастро отправил Н.С. Хрущёву послание, в котором говорилось: «Анализируя создавшуюся обстановку и имеющуюся в нашем распоряжении информацию, считаю, что почти неминуема агрессия в ближайшие 24–72 часа.
Если произойдёт агрессия и империалисты нападут на Кубу с целью её оккупации, то… в этих условиях момент был бы подходящим, чтобы, используя законное право на самооборону, подумать о ликвидации навсегда подобной опасности...»

Комплексные исследования по катастрофическим медико-биологическим и экологическим последствиям войны с применением ядерного оружия тогда практически отсутствовали.
Лишь в 1980-е годы широкому кругу политиков и военачальников стал ясен масштаб возможных последствий массированного обмена ядерными ударами, включая феномен «ядерной зимы». В СССР это, прежде всего, заслуга академиков Е.П. Велихова, Е.И. Чазова,Г.С. Голицына.

Оправданным представляется, что академик Кокошин уделил много внимания формулированию уроков Карибского кризиса в плане обеспечения эффективного управления в кризисных ситуациях. Они, заметим, поучительны для нынешнего поколения государственных и военных руководителей.

В очерке А. Кокошина последовательно проводится мысль о неразрывной взаимосвязи военных и политических аспектов решений по международным вопросам. Чисто военные меры должны дополняться продуманными шагами во внешнеполитической, дипломатической сфере. К сожалению, 50 лет назад было иначе.

Решение о размещении советских ракет на Кубе, указывается в очерке, было оправданно с военно-стратегической точки зрения. То был ответ на создание американцами вокруг СССР кольца авиационных и ракетных баз с носителями ядерного оружия; требовалось также сдержать крупномасштабное вторжение на Кубу.
Однако «весь вопрос в том, как это было реализовано в политическом плане...»

Другой урок кризиса – роль стратегической маскировки при осуществлении операции такого рода. По мнению американских экспертов, в целом эти меры советской стороны были довольно эффективными.
Но были допущены и оплошности: ракетные позиции строились по уже известной американской разведке конфигурации – идентичной используемой на территории СССР.

Недооценила советская сторона и возможности авиафоторазведки ВВС США – ведь в Москве не могли не знать, что над Кубой регулярно летают разведчики U-2.

http://www.redstar.ru/images/foto/2012/10-2012/10/16-10-10-12.jpg
Н. Хрущёв и Дж. Кеннеди, 3 июня 1961г.

Карибский кризис показал и важность наличия каналов связи, в том числе неофициальных, между высшим руководством ядерных держав. Главный канал обеспечивало, по оценке автора очерка, посольство СССР в США во главе с А.Ф. Добрыниным.
Советский посол вёл переговоры с особо доверенным человеком американского президента – его братом, министром юстиции Р. Кеннеди.

В очерке отмечена и роль советских разведслужб – резидента ПГУ КГБ СССР А.С. Феклисова и офицера резидентуры ГРУ Генштаба Г.Н. Большакова, которым приходилось работать в сложных условиях, в том числе и по ряду субъективных факторов («вечное соперничество» дипломатии и разведки).

По словам А. Кокошина, крайне важным при использовании неофициальных каналов, как показал октябрь 1962 года, является «то, чтобы при прохождении информации по таким каналам она не подвергалась искажениям, чтобы в ней не было изъятий, передавалась бы она максимально быстро, чтобы в ней не содержалось домыслов...»

Выводом из уроков Карибского кризиса стало создание линии «горячей связи» между Вашингтоном и Москвой, которая позволяет в случае необходимости напрямую общаться высшим государственным руководителям, что минимизирует возможные искажения во взаимном информировании и обеспечивает значительный выигрыш во времени.

Американский профессор Аллисон считает, что Карибский кризис поучителен и для нынешнего руководства США, которые стоят перед лицом ядерных программ КНДР и Ирана. Он, как указывается в очерке академика Кокошина, рекомендует Белому дому избегать крайних вариантов – «не бездействовать, но и не торопиться наносить удары военными средствами».

К числу достоинств очерка академика Кокошина можно отнести и то, что им проанализированы все основные источники по теме Карибского кризиса. Автор опирается также на свои личные беседы с рядом лиц, непосредственно участвовавших в разрешении кризисной ситуации. Это позволяет ознакомить читателя с рядом важных деталей, нюансов в поведении сторон, которые неизвестны широкой аудитории.

Так, мало кто знает, что при ведущей роли Главного оперативного управления Генштаба ВС СССР был подготовлен проект советско-кубинского Договора о размещении советских Вооружённых Сил на территории Республики Куба, а о развёртывании советских ракетно-ядерных средств на Острове свободы предполагалось объявить во время визита Н.С. Хрущёва на Кубу в ноябре 1962 года.
При этом советский лидер намеревался по пути в Гавану прибыть в США, чтобы поставить в известность об этом американскую сторону.

Автор очерка с теплотой пишет о командирах советских торпедных подлодок, которые в обстановке величайшего нервного напряжения и «прессинга» со стороны ВМС США не приняли роковое решение. «Вспомним с благодарностью имена командиров этих лодок – Рюрик Кетов (Б-4), Алексей Дубавко (Б-36), Валентин Савицкий (Б-59), Николай Кушнов (Б-130)», - призывает академик Кокошин. Хотя само решение Москвы о направлении торпедных субмарин проекта 641 на Кубу учёный считает ошибкой...

Обоснованным в оценках автора выглядит признание позитивной роли министра обороны США Р. Макнамары.
Именно глава Пентагона предложил вариант действий Белого дома, который предоставил Дж. Кеннеди время для переговоров с Кремлём и одновременно «умиротворил» американских военачальников. Введение военно-морского карантина позволило командованию ВМС «поиграть мускулами», пока политики вырабатывали компромиссное решение...

Новая работа академика А.А. Кокошина, несомненно, важна своими размышлениями и оценками на тему управления в международных кризисных ситуациях не только для специалистов.
Она представляет интерес и для широкой общественности и будет полезна в учебном процессе в гражданских и военных вузах.

http://www.redstar.ru/index.php/compone … NwdXN0eWE=

64

Наполеон, Толстой и мы
"Липецкая газета", Липецк,Елена Бредис

http://m.ruvr.ru/data/2012/10/12/1291499746/4RIAN_00596638.LR.ru.jpg
Шмаринов роман,Кутузов под Красным
Иллюстрация к роману "Война и мир".Фото: РИА Новости

Чтобы уничтожить народ, достаточно лишить его национального самосознания, национальной культуры, национальных особенностей познания мира
Какие ассоциации возникают у вас, когда вы слышите о войне тысяча восемьсот двенадцатого года?
Наверняка первым делом вспоминается роман Льва Толстого «Война и мир».
Но связаны эти ассоциации лишь с тем, что в школе о войне с Наполеоном мы узнавали в большей степени благодаря урокам литературы. А что именно сумели мы «вычитать» из романа, как глубоко смогли проникнуться идеями и философией Толстого, зависело, прежде всего, от того, насколько нам повезло с учителем. Увы, зачастую все ограничивалось «разбором образов» главных героев.
Опять же, всем известно, что девочки зачитывались исключительно любовной историей Наташи Ростовой, пропуская войну, а мальчики — наоборот.

Боюсь, что и телевизионщики, решившие к двухсотлетию Бородинской битвы показать фильм Сергея Бондарчука, руководствовались все теми же поверхностными представлениями: что еще по такому поводу показывать, как не «Войну и мир»?
А теперь вопрос: кто перечитывал роман, сдав школьные выпускные экзамены? Между тем именно сегодня он актуален, как никогда.
На этом решительно настаивает кандидат филологических наук, доцент Липецкого государственного педагогического университета Александр Кондратьев.

— В эпоху глобализации более современное произведение трудно найти. Это роман-предостережение, роман-путеводитель, способный и оградить нас от страшных ошибок, и указать единственно верную дорогу. Да, от тех событий нас отделяет двести лет. Но тем не менее они очень органично включаются в контекст нынешнего дня, нынешних мучительных духовных исканий и споров.

— Я уже предвижу недоуменное замечание: у нас сейчас нет войны…
— Так война же не всегда ведется с помощью пушек! Чтобы уничтожить народ, достаточно лишить его национального самосознания, национальной культуры, национальных особенностей познания мира. А разве не это происходит в результате ползучей глобализации? Вот такое тихое и бескровное завоевание под прикрытием идеи «общего европейского дома». Наполеон пытался реализовывать ту же идею вооруженной силой. Но тогда победила не столько армия, сколько дух нашего народа. Сумеем ли мы сейчас отстоять себя?

— Со времен горбачевской «перестройки» в обществе возникло какое-то патологически покорное согласие с тем, что мы, то есть Россия, неполноценны в сравнении с «просвещенным Западом», что вся надежда на одно: заграница нам поможет…
— В сущности, такие же настроения царили в салонах знати, которая готова была приветствовать Наполеона как олицетворение европейского прогресса и порядка. Вспомните: главный русский роман начинается неожиданно — с диалога на французском. Гости Анны Павловны Шерер не только говорят, они и мыслят по-французски. Даже Андрей Болконский поначалу преклонялся перед Наполеоном. Но российская знать еще не народ. И Толстой это смело, мужественно, гениально показал. Вопрос в другом: каково сейчас соотношение «знати» и «народа», какова степень духовного сопротивления завоеванию без оружия? У многих остается заблуждение, что Россия по своей сути и происхождению принадлежит европейской культуре. Дескать, вся ее многовековая история — всего лишь прелюдия к процветанию на чисто европейский манер. Что и является нашей главной целью. Хотя такое заблуждение правильнее назвать диверсией против Государства Российского.

— Но вы же не будете отрицать, что за двести лет наши отношения с Западом кардинально изменились…
— Внешне — да. Но суть этих отношений остается неизменной: Запад всегда будет бояться Россию, поскольку никак не может ее понять. В июне тысяча восемьсот двенадцатого года Наполеон обратился с воззванием к армии. Он сказал, что его войско «положит конец губительному влиянию России, которое она в течение пятидесяти лет оказывала на дела Европы». А теперь обратите внимание, как нынче быстро меняются западные оценки в зависимости от того, какую позицию занимает наша страна в той или иной ситуации. Об этом замечательно писал Николай Яковлевич Данилевский: «Европа признает Россию и Славянство чем-то для себя чуждым, и не только чуждым, но и враждебным. Русский в глазах их может претендовать на достоинство человека только тогда, когда потерял уже свой национальный облик».

— Ну, в этом смысле мы, можно сказать, идем им навстречу: оказавшись за границей, наши соотечественники больше всего не любят, когда в них узнают русских. Первая задача — как можно скорее стать неотличимым от среднестатистического европейца или американца...
— Вот-вот. И это наша огромная потеря за минувшие два столетия. Скоро мы уже, как в салоне Анны Павловны Шерер, начнем говорить и мыслить по-английски. Почему это опасно? Потому что западный либерализм распластывает человека по горизонтали, то есть все начинает подчиняться исключительно здравому смыслу, рационализму, все взвешивается на весах «выгодно — не выгодно».

— Я бы сказала, что нынче у нас просто разгул прагматизма. Понятие «выгодно» перекрывает, отменяет все: совесть, нравственность, элементарную порядочность. Достаточно вспомнить о незаконной застройке Бородинского поля коттеджами, которую не могут прекратить уже второй год…
— Да, немало людей сейчас готовы плясать на костях предков. Для них не существует исторической памяти, ощущения личной сопричастности судьбе Родины. Чтобы так изувечить души, понадобилось всего двадцать лет. Правда, то были двадцать лет под знаком западных соблазнов. Духовная вертикаль, свойственная русскому мироощущению, исчезает. Та самая вертикаль, которая помогала нам выстоять в самых страшных испытаниях. Наполеон очень удивился, узнав, что в Москве более двухсот храмов. А потом заметил: «Впрочем, такая бездна церквей и монастырей говорит об отсталости народа». Позднее он был полностью деморализован, когда «отсталый народ» посмел и сумел оказать ему сопротивление, когда французская армия оказалась бессильна. Хочу опять процитировать Данилевского: «Нравственным духом, самоотверженностью обладали русские в степени несравненно большей, нежели их противники, кто бы ими ни предводительствовал, — Карл, Фридрих или Наполеон, обладали в такой степени, что эта сила перевешивала все преимущества, бывшие на стороне наших неприятелей».

— Хотя сегодня мы убедились, что духовность народа не определяется количеством храмов…
— Конечно! В советское время, когда влияние Запада было ограничено, мы жили, в сущности, по законам православной соборности, пусть и не ходили в церковь. Это ведь тогда у нас считалось, что дружба — понятие круглосуточное, это тогда у нас порядочность ставилась выше законопослушания, а чувство долга — выше всех прав и свобод. Сравните теперь все это с главными либеральными ценностями, и вы сразу почувствуете разницу величиной с пропасть.

— Я понимаю, что роман Толстого, перечитанный сегодня, помогает вернуться к собственным истокам, оберегает от эпидемически распространяющегося западного индивидуализма и прагматизма. А надо ли сейчас оберегать творчество самого Толстого?
— Надо, как ни странно. В некоторых школах уже начинает приживаться новая, не русская трактовка той войны. Мол, она не была отечественной, Наполеон не был завоевателем, французы несли отсталой России просвещение и прогресс. А дети наши, не омраченные серьезными знаниями, легко принимают, усваивают все, что им втолковывает педагог. Да что дети! Мне, как оппоненту, передали диссертацию, написанную по творчеству Толстого. Так вот, в диссертации то же самое: Толстой не понимал, Толстой недооценивал, Толстой консервативен… Сейчас очень уж любят свысока оценивать великих людей как нерадивых школьников. Так же модно и переворачивать с ног на голову собственную историю, шкалу традиционных ценностей. А потом это еще и присыпают сверху пеплом покаяния, самобичевания. Вспомните фильмы Пивоварова о Великой Отечественной войне на телевидении, новые учебники истории, которые пытались навязать школе. Кто-то делает себе таким способом имя, кто-то — деньги.

— Выходит, мы можем сохранить свое национальное самосознание только в условиях жесткой изоляции?
— Ни в коем случае! Русский человек способен радостно принять все человечество во всем его многообразии и при этом остаться русским. Это же про нас Толстой писал: человек — все и одновременно часть всего. Вспомните, как Николай Ростов в эйфории кричит: «Да здравствует весь мир!» Недопустимо лишь одно: на государственном уровне признавать, будто свет цивилизации может прийти к нам только с Запада. К сожалению, именно с этого и начинались годы «перестройки».

— Вернемся к роману. Вам не кажется, что в школе просто рано читать «Войну и мир»?
— Ничего подобного! Мой внук учится в седьмом классе, и я не раз проводил у них факультативные занятия по творчеству Толстого. В том числе говорили и о романе-эпопее. Дети слушали, затаив дыхание! И не надо уверять, что им Толстой сложен и недоступен. Важно, как ты с ними разговариваешь, как рассказываешь. Они способны впитывать знания как губка. Так что сегодня очень принципиально, кто первый окажется их собеседником, наставником. Полагаться только на школьных учителей пока не приходится. Вот почему необходимо разговаривать с детьми и внуками дома. И не об одних отметках в дневнике. Нужно успеть заронить в их души зерна подлинной культуры, нравственности и любви к своему народу, привить иммунитет против пренебрежительного, презрительного взгляда на свое, родное, кровное.
   
   
Оригинал публикации: Липецкая газета  http://lg.lpgzt.ru/aticle/26291.htm
http://rus.ruvr.ru/2012_10_12/Napoleon-Tolstoj-i-mi/


И ещё в тему:

Почему Александр I не подружился с Наполеоном

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/102012/9d0d9984caf4f8e31674abb5f22e7a660f5486c4.jpg

Виктор Безотосный
Россия и Европа в эпоху 1812 года. Стратегия и геополитика. – М.: Вече, 2012. – 272 с.

Основное достоинство новой книги российского историка Виктора Безотосного (как, впрочем, и многих других работ этого автора)
– использованный в ней широчайший исторический и, как сейчас принято говорить, геополитический контекст.

Виктор Михайлович отнюдь не ограничивает своё научно-популярное повествование рамками известных фактов и их очевидных предпосылок.
И не избегает (вопреки устоявшемуся в историко-академической среде стереотипу) использования гипотетически-сослагательного «если» – как метода.
Не только даёт чёткое представление того, что было, но и детально рассматривает все возможные на время описываемых событий варианты их возникновения, ситуативного развития и логически вытекающих отсюда последствий.

К примеру, задаётся чрезвычайно важным во многих отношениях, этаким всеохватным вопросом:
мог ли Наполеон, протянув руку союзнической дружбы Александру I, заручиться его поддержкой в реализации своих глобалистских планов (включая, скажем, план похода через территорию России в Индию)?
Ответы на этот и другие подобные вопросы даются в книге развёрнутые, компетентные, включающие в себя многоплановую, многофакторную аргументацию.

Историк, не скованный конъюнктурными установками прежних социально-политических формаций, безусловно, может себе позволить свободу опубликования самых разнообразных версий, в том числе и тех, которые игнорировали или замалчивали его предшественники.

Нисколько не умаляя героизм русских солдат, офицеров и генералов, их многие преимущества перед очень сильным противником, носившим весьма характерное общепринятое название «Великая армия», В. Безотосный считает нужным указать и на ряд важных обстоятельств совершенно иного плана.
Тех, которые объективно сказывались и на общем социально-экономическом развитии романовской империи, и на отношении тогдашней российской элиты к процессам, происходившим в Европе.

Ведь именно эти глубочайшие, в какой-то мере цивилизационные несовместимости-противоречия и привели в начале XIXвека к полномасштабной мировой войне.
В которой основные геополитические субъекты того времени Россия и Франция оказались по разные стороны линии глобального фронта.

Могло ли быть иначе? Автор книги много на сей счёт размышляет, анализирует и приходит к выводу,
что вероятность альтернативного варианта развития событий стремилась, в сущности, к нулю.

Много ли геополитических и прочих выгод получила в результате своей блистательной победы над Наполеоном Россия?
Что помешало ей закрепить и всячески развить свой военный успех?

На эти вопросы Виктор Безотосный также старается ответить компетентно и предельно добросовестно.

http://file-rf.ru/knigochei/30

65

Крымские вопросы и ответы

http://file-rf.ru/uploads/view/knigochei/102012/ff1de7606050cbabcb43c9af382cb4b92a6d6fbf.jpg

Путь на пользу:
к 225-летию путешествия Екатерины Великой в Новороссию и Крым.
– М.: Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ), 2012. – 336 с.

Сборник, посвящённый юбилею одного из примечательно-ключевых событий Российской истории – первому вояжу выдающейся императрицы по крымской земле – составлен из статей, написанных учёными, политиками, общественными деятелями, сотрудничающими с Институтом стран СНГ.
Эта довольно авторитетная экспертная организация уделяет в своей деятельности максимум внимания всему, что связано и с историей Крыма, и с его актуальными проблемами, и с возможными перспективами его социальной жизни.

При том, что Крым волею обстоятельств и прежних лидеров государства оказался «заграницей», наши соотечественники не перестают считать его своим.

Там по-прежнему слышится в основном русская речь, нередки встречи на городских улицах с российскими военными моряками и даже в известной мере укрепляется российская база Черноморского флота.

Фамилию российского президента крымчане вспоминают и называют едва ли не чаще, нежели украинского лидера.

Всё это во многом определяет будущее полуострова, доминирующие там политические, экономические, культурные и иные тенденции.

И, конечно же, жители Крыма помнят, что их область была присоединена к России не кем иным, как Екатериной Великой.

Там знают (во всяком случае, образованные люди), какой ратный и административно-управленческий вклад внёс в это дело великий русский полководец Суворов,
в чём основная заслуга князя Потёмкина,
как строился русский город Севастополь,
прочие факты и обстоятельства, так или иначе связанные с российской историей этих благодатных южных земель.

Представляемая книга едва ли является каким-то дополнительным аргументом в споре о необходимости (или напротив, «недопустимости») российского влияния на жизнь этого региона.
Она лишь знакомит читателей с множеством таких важных деталей, которые помогают лучше понять актуальные, объективные феномены, связанные с полуостровом, представлять векторы социального развития Крымской области, осознавать «волюнтаристские» ошибки прошлого.

И впредь действовать (это относится, прежде всего, к властям предержащим) разумнее – с точки зрения интересов абсолютного большинства крымчан.

http://file-rf.ru/knigochei/33

66

Писатели, идеи которых опередили свое время

Лучшие идеи из книг, реализованные в реальности.
Идей у писателей много, фантазия — бурная, но вот воплощать все их открытия, кроме как на листке бумаге, не получалось. А спустя 50, 100 и больше лет, в современном мире, их идеи стали реальностью.
А нам остается только гадать — были ли это книги-пророчества, или просто ушлые любители литературы мастерски позаимствовали прописанные в них изобретения и выдали за свои собственные?

Предсказания писателей, ставшие для нас привычной частью жизни:

Жюль Верн

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/1.jpg
«Человек до тех пор будет изобретать машины, пока машина не пожрет человека»
Судя по количеству идей, которые описал Верн в своих многочисленных произведениях, у него то ли была тайная комната с машиной времени, то ли (что более вероятно) встроенный в мозг генератор гениальных изобретений. Как еще объяснить появление в его романах, рассказах и повестях таких вещей, как самолеты, акваланги, видеофоны, а также полеты в космос и электрический двигатель — всего не перечислить. А творил-то писатель в конце 19-го века, когда всего этого еще в помине не было.
Must read: «Путешествие к центру Земли», «С Земли на Луну», «Таинственный остров», «20 000 лье под водой».

Герберт Уэллс

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/2.gif
«Великие, необычные идеи, выходящие за пределы опыта, часто имеют меньше власти над людьми, чем малозначительные, но зато вполне конкретные соображения»
Вот уж чьи идеи опережали время, так это идеи Уэллса. Гений в своих литературных трудах подробно описал телевидение, эскалаторы, генетические эксперименты, летающие передвижные средства, лазерное оружие, расщепление атома и даже атомную бомбу. А еще Уэллс, разглядев потенциал телефонов, предсказал, что в будущем для людей они станут средством номер один, объединив в себе функции интернета и компьютера. Естественно, что о них Уэллс никак знать не мог, так как писал свои произведения в самом начале 20 века.
Must read: «Освобождение мира», «Когда спящий проснется», «Машина времени», «Человек-невидимка», «Война миров», «Остров доктора Моро».

Артур Кларк

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/3.jpg
«Включив краткосрочное запоминающее устройство планшета, он задерживал изображение очередной страницы на экране, быстро пробегал заголовки и отмечал статьи, которые его интересуют»
Намом деле, задолго до уважаемого и гениального Стива, прототип планшета детально описал Артур Кларк в своем произведении «Космическая одиссея 2001 года» (опубликован в 1968 году). Поголовное помешательство на онлайн играх Кларк также заранее предвидел, хотя, само понятие виртуальности в его времена напрочь отсутствовало. Но это не помешало автору в своих книгах описывать то, что сегодня мы называем интернетом. Именно Кларк впервые в 1945 году озвучил идею радиолокации и отслеживания местонахождения интересующих объектов.
Must read: «Космическая одиссея 2001 года», «Город и звезды», «Свидание с Рамой».

Рэй Брэдбери

http://s1.uploads.ru/onmkT.jpg
«У нас, землян, есть дар разрушать великое и прекрасное.
Если мы не открыли сосисочную в Египте среди развалин Карнакского храма, то лишь потому, что они лежат на отшибе и там не развернёшь коммерцию»

Недавно покинувший наш мир Рэй, предсказал очень многое. Например, в 1950 году в рассказе «Будет ласковый дождь» писатель во всех подробностях расписал концепцию «умного дома».
Между прочим, прототип современных социальных сетей описан Рэем еще в 1953 году — в его видении пользователи общались друг с другом удаленно с помощью специального телевизора.
Что еще придумал Брэдбери? Наушники, банкоматы, плоские телевизоры, комнаты виртуальной реальности, плеер, КПК, и даже автомобили с искусственным интеллектом.
Must read: «451 градус по Фаренгейту», «Вино из одуванчиков», «Марсианские хроники».

Роберт Хайнлайн

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/5.jpg
«Когда ошибается компьютер, он с еще большим упрямством, чем человек, цепляется за собственные ошибки»
На самом деле, Гугл придумал он. Ну, может быть, и не сам Гугл, но прототип поисковых систем в интернете — точно он.
А еще мобильный телефон, микроволновую печь, протезирование и аналог программы AutoCad.
Транспорт на солнечных батареях тоже идея Хайнлайна.
Также, в своих трудах он подробно описал устройство, послужившее прототипом сканера.
Must read: «Двойная звезда», «Космический кадет», «Дети Мафусаила», «Луна — суровая хозяйка».

Джордж Оруэлл

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/6.jpg
«Все происходящее происходит в сознании. То, что происходит в сознании у всех, происходит в действительности»
Помимо политических предсказаний, Оруэлл предвидел появление видео наблюдения.
Помните то устрашающее: «Большой Брат следит за тобой!»? До сих пор мурашки по коже.
Что мы видим сейчас — во многих странах уже ведется тотальное наблюдение за гражданами именно оруэлловским способом.
А «новояз», на котором говорят персонажи романа «1984», очень напоминает сегодняшний «олбанский» жаргон падонков.
Также Оруэлл четко предвидел управление общественным мнением, да и поведением в целом, с помощью средств массовой информации, манипулирование историей в свою пользу, и много чего еще.
Must read: «1984», «Скотный двор».

Айзек Азимов

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/7.jpg
«— А разве психология роботов так отличается от человеческой?
— Огромная разница. — Она позволила себе холодно улыбнуться, — Прежде всего, роботы глубоко порядочны»

Все те современные роботы, которых с таким энтузиазмом изготавливают японцы, были описаны Азимовым еще в середине 20 века.
А еще он первый, кто в своих произведениях упомянул прототип проектора — именно того, которым мы все с удовольствием пользуемся на всевозможных конференциях, презентациях и прочих массовых собраниях.
Must read: «Я, робот», «Конец вечности», «Основание», «Сами боги».

Виктор Пелевин

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/8.jpg
«Квас — не кола, пей Николу»
В «Generation П» Виктора Пелевина впервые русский квас был противопоставлен кока-коле.
После разведения двух напитков по разным «углам ринга», родился бренд «Никола» и слоган «Квас — не кола, пей Николу».
Впоследствии, такая марка кваса действительно появилась в продаже.

Чак Паланик

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/9.jpg
«Первое правило Бойцовского клуба: не упоминать о Бойцовском клубе»
У Чака Паланика в его знаменитом «Бойцовском клубе» одноименная организация стала местом, где люди посредством честной драки выплескивали свои эмоции.
Все гениальное просто!
Идея оказалась настолько востребованной, что после выхода экранизации, во многих городах мира появились подпольные (а иногда и нет) аналоги клуба.
Немало из них существует и по сей день.

Братья Стругацкие

http://www.fresher.ru/manager_content/images/pisateli-idei-kotoryx-operedili-svoe-vremya/10.jpg
«Стаи идей продолжали бессмысленно носиться в воздухе»
В повести братьев Стругацких «Полдень, XXII век» упоминается система «Каспаро-Карпова»
— метод, который использовали для снятия «копии» мозга и построении его математической модели.
Произведение было опубликовано в 1962 году — Анатолию Карпову тогда было только 11 лет, а Гарри Каспаров ещё не родился.

http://www.fresher.ru/2012/10/17/pisate … oe-vremya/

67

Россия, невидимая и осязаемая
("El Espectador", Колумбия)
Фернандо Араухо Велес (Fernando Araújo Vélez)

http://beta.inosmi.ru/images/15742/33/157423321.jpg

Приют. Убогая комнатенка с обшарпанными стенами и две скрипучих и расшатанных металлических кровати. Двое детей, Миша и Федя, с одной и той же фамилией – Достоевский, в одном и том же городе – Москве.
Где-то вдалеке течет Москва-река. Жизнь и воздух, о котором умолял Раскольников после того как искупил свою вину на сибирской каторге. «Мне нужен воздух, воздух, воздух».

Москва, Санкт-Петербург, Сибирь, холод, чистота, пропащие души, «Мертвые души» Гоголя, «Смерть Ивана Ильича» Толстого,
Антон Чехов и Александр Пушкин, поэзия, нищета и величие, цари, Распутин,
Октябрьская революция, большевики, Ленин, Сталин, смерть, ужас,  дворяне, пустынная Красная площадь, Кремль. Россия.

Улица, слабо освещенная рядом мерцающих фонарей. Кабаки, из которых доносятся бессвязные крики подвыпивших мужчин. Пьют, произносят тосты, кто-то божится, а кто-то молчит, терзаемый угрызениями совести. Здесь могли бывать Раскольников и Мармеладов.

Одного ждет впереди наказание. Другой – жертва пьянства и расточительства.
Здесь мог проходить булгаковский Воланд из «Мастера и Маргариты», менявший свою внешность в зависимости от обстоятельств и предлагавший богатство в обмен на подчинение, вечную жизнь в обмен на грехи, чувственные наслаждения в обмен на порок. Почести, награды, вседозволенность.

Вот там, наверное, прошел Воланд. Зашел в одну из забегаловок, спорил и кричал, как все остальные с начала возникновения России в период между III и VIII веками после Р.Х., носившей сначала имя Киевская Русь и основанной представителями знатного рода викингов.

С течением веков Киевская Русь распалась на множество феодальных государств, чьим центром было Княжество Московское. К XVIII веку Россия уже занимала огромное пространство между Азией и Европой и стала третьей в истории крупнейшей империей. Она простиралась от Польши до Тихого океана и граничила с Аляской.
Это была эпоха величия и могущества, оставленная в наследство Петром I и Екатериной II и нашедшая свое отражение во флаге, стратегиях и вере.

Однако время разрушило величие, которое превратилось в пустоту. Из этой пустоты возникли Гоголь, Пушкин, Достоевский, Толстой и их герои. Они были слишком человечными, ранимыми, сбитыми с толку. Приют Мариинской больницы, в котором родились и провели детство братья Достоевские, все еще существует, а комнатка с металлическими кроватями стала чем-то вроде музея, хранящего вечную память о том месте, где стали зарождаться образы униженных, оскорбленных и бесов Достоевского. Внизу проходит московское метро, одно из самых разветвленных в мире. Его схема очень сложна, но оно перевозит огромное количество людей. Станция, недалеко от которой находится Мариинская больница, получила название «Достоевская».

На одной из ее стен изображен Раскольников во весь рост с топором в руке. На полу уже валяется старуха-ростовщица, которую он только что убил. Вымысел, действительность, далекая Россия XIX века, современная Россия, которая пытается оставить в прошлом часть наследия СССР.
Российские газеты сообщают о том, что мужчина зарубил топором женщину, а в кармане у него был роман «Преступление и наказание».

Обозреватели пишут о том же, о чем говорил Раскольников. О добре, о зле, о праве вершить добро и зло, о собственной руке и о руке Божией. Россия – сцена, а человек - действующее лицо. Как писал Стефан Цвейг: «Трагедия совершается внутри. А довод у него всегда один и тот же – преодоление всех препятствий, борьба за истину. Все эти люди, как и сама их родина, Россия, спрашивают себя: Кто я? Чего я стою? И они пытаются найти самих себя, точнее - ищут высший смысл своего существования, вне времени и пространства».

Они ищут себя в Смерти или в страхе Смерти, как Лев Толстой, который ее предчувствовал, оплакивал и сорвал с нее покров таинственности. Отчаявшись, он раздел ее, как раздевал проституток в дни своей юности, лишь для того, чтобы полюбить ее, лишь для того, чтобы одолеть страшное утро в Москве, которое он описал следующими словами: «Я пытаюсь лечь спать, но едва я оказываюсь в постели, страх заставляет меня подняться. Это тяжесть в груди, подобная той, которую ощущаешь перед рвотой; кажется, что мое существо разрывается на куски, но при этом, однако, никогда не разорвется. Я вновь пытаюсь уснуть, но страх по-прежнему со мной, он рядом со мной, красный, белый…, нечто, что хочется разорвать внутри себя, и все же, это остается не более, чем ощущением».

Он воплощал в себе жизнь, и такая жизнь не могла отступить перед худосочной смертью, однако отступила, конечно. И Толстой описал это со всеми ужасами в «Смерти Ивана Ильича», когда главный герой умирал и в мучениях кричал: «Не хочу, не хочу». Когда писатель столкнулся со смертью, он описал ее в своем наиболее психологически верном, по мнению Цвейга, рассказе «Три смерти». Создание этого произведения было бы невозможным без «той страшной встряски, без того ужаса, который пронзает буквально все снизу доверху, без этого неотступного и постоянного страха; чтобы так описать эти смерти, Толстому пришлось пережить свою собственную смерть заранее, ощутить ее всеми мельчайшими клетками своего существа, причем, - пережить ее в самом себе в будущем, настоящем и прошлом».

28 октября 1910 года Толстой начал умирать. К тому времени он уже написал, что только в одиночестве можно приблизиться к Богу, а он хотел верить в Бога. Он стал искать Его, начиная с 30 августа 1878 года, на следующий день после своего пятидесятилетия.

Толстой бросал Ему вызов, гнал от себя и оскорблял, но Бог был единственным путем, который ему оставался после того, как при жизни он стал знаменит благодаря «Войне и миру», «Анне Карениной», после почестей, оказанных царским двором, хвалебных отзывов литературных критиков и получения графского титула. Однажды писатель воскликнул: «Господи, дай мне веру!».
В этот день, в районе шести утра, он вышел, как тень, из комнаты, направился к каретному сараю и сел в экипаж, который через несколько секунд направился на Кавказ.

Он искал Бога. Купил на имя Т.Николаева билет на поезд, который должен был доставить его к Нему. Толстой сел в вагон третьего класса. Он был одет в плащ, и узнать его было трудно. Заехал в женскую обитель Шамордино, чтобы попрощаться со своей сестрой, которая была там настоятельницей. Писатель пробыл с ней несколько дней. 31 августа он инкогнито продолжил путешествие с одной из своих дочерей.
На одном из участков пути его узнал один из пассажиров. И тогда всем стало известно, что в этом вагоне третьего класса едет Лев Толстой. Новость попала в газеты. Фото писателя появилось на первых полосах. Полицейские, журналисты, любопытные, родственники, друзья и враги, сыщики и уполномоченные царя бросились на его поиски.

Был отдан настоятельный приказ задержать его на первой же остановке. Бог вновь отошел от Толстого.

Толстой прислонился к окну. Его бил озноб и бросало то в жар, то в холод. Он обратился к машинисту паровоза и сказал, что очень плохо себя чувствует. Они остановились на станции Астапово. Машинист предоставил ему свою маленькую комнатку, сказав, что он может находиться в ней столько, сколько будет нужно. И там великий писатель постепенно угасал. Он лежал на металлической кровати, рядом на шатком прикроватном столике - его дневник и карандаш.
Многие люди, в том числе - и его жена, заглядывали в окно, но не могли войти. С Толстым были только его дочь, врач и какой-то иностранец.
Возможно, это была Смерть, его давний враг и давняя соучастница. Она стала другом в его последние дни.

И вся Россия, которую он описал и предсказал. Которая каким-то образом получала заряд от его произведений.

Оригинал публикации: Rusia, invisible y real  http://blogs.elespectador.com/elmagazin … le-y-real/
перевод  http://www.inosmi.ru/russia/20121022/20 … z2A1444vmY

68

Русский мир. Лад и разлад деревенской жизни
Ирина Ушакова,23 октября

http://file-rf.ru/uploads/view/analitics/102012/3772c90eb60f0681350e593ebf729230046ca8b1.jpg

К 80-летию писателя Василия Белова.
Именем Лада древние славяне называли не только богиню любви и красоты, но весь строй своей гармоничной жизни. В Толковом словаре В. И. Даля слово «лад» толкуется как «мир, согласие, любовь, дружба, отсутствие вражды, порядок». В семьях славянских народов веками жена называла мужа ладо, а муж жену – ладушкой.
«Лады», – говорят люди, когда положительно решено благое дело. «Не то хорошо, что хорощо, а то, что ладно», – звучит русская пословица. «В лад да в меру» строилась жизнь русского крестьянина.

На мирный лад настраивает деревенское лето со всеми его трудами и чувствами. Ладятся лето и осень в русской деревне, поскольку всё там напоминает о жизни дедов и прадедов. В сенях дома висят на стенах сани, косы, рыболовные сети, стоят плетёные коробы для сена. И всё это напоминает о былой  – богатой и цельной – жизни.
В воображении возникают образы из книги Василия Белова «Лад», написанной им о родной Вологодчине…

http://file-rf.ru/uploads/2012/10/23/-lad-240.jpg
Обложка книги В. Белова «Лад».

Но нет. Не в поле хозяева дома, не на ярмарке. Ибо нет здесь уже засеянных полей, не шумит в ближнем селе ярмарка. Только борщевик подступает к самым избам. И стоят они немым укором нам, забывшим свой дом и свой лад.

Последние десятилетия невозможно не думать, не вспоминать о разладе, о трагедии русской деревни первой трети XX века: поругание святынь, раскулачивание трудолюбивых, достойных хозяев – крестьян, отток рабочего народа в города…  А умирание деревни в начале XXI века – как мощный финальный аккорд трагедии.

Мы в долгу перед нашей деревней, вскормившей и взлелеявшей десятки поколений наших предков. Расплачиваемся теснотой и маятой в переполненных городах. К примеру, отсутствие натурального молока привело к «измельчанию» молодого поколения.
«В молочных продуктах, лежащих на прилавках магазинов, – говорит писатель Александр Арцибашев на очередном заседании Совета по возрождению деревни, – содержится до 60% пальмового масла, которое раньше использовали как смазочный материал в промышленности.
Потребление его в пищу, по данным исследований, снижает минеральную плотность костной ткани и накопление костной массы. От этого 90% детей у нас имеют ту или иную патологию».

Обесценился человек, обесценился его труд, обесценился и сам смысл жизни. Куда подевалось ладное обращение друг к другу – по имени-отчеству, которое существовало в крестьянском быту?

Стало модно ругать деревенское, а далее стало модно ругать и всё русское, – мол, отсталое. Но разве могли ругать наши предки своё село, своё Отечество?  Они бы сейчас не поняли, о чём мы говорим.
Ибо смысл их жизни был в созидательном труде: созидание природы, созидание своего дома и семьи, созидание государства, сохранение духовного и физического здоровья детей, то есть забота о продолжении рода. «Пекись о теле своём, как о храме Божием», – говорит святитель Тихон Задонский.

«Если ребёнок надорвётся, он плохо будет расти. Женщина надорвётся – не будет рожать. Поэтому надсады боялись, словно пожара. Особенно оберегали детей, старики же сами были опытны», – пишет Василий Белов. Если же заболевал человек, то отдыхал, как заведено в природе.
Современный человек бежит в аптеку. Наши малограмотные деды понимали, то, о чём писал в начале XVI века в своих заметках великий мастер Леонардо да Винчи: «Медицина есть восстановление согласия стихий, утративших взаимное равновесие; болезнь есть нестроение стихий, соединённых в живом организме».

Жизнь вблизи природы сродни молитве, ибо человек повсюду видит созданное Богом благолепие, полный круг годового изменения природы – рождение и увядание, который возвещает и о человеческом рождении и переходе в мир иной.
Человек видит всевозможных тварей Божиих, каждым из которых дано Творцом своё предназначение. Пчела старается изготовить мёд – человеку.
Лес дарует свои плоды – человеку. Река полна рыбой – для человека. Травы дикие – от всех недугов – для человека растут. Где же ты, человек?

«Всё, что было лишним, – рассказывает в своей книге «Лад» Василий Белов,
– или громоздким, или не подходящим здравому смыслу, национальному характеру, климатическим условиям, – всё это отсеивалось временем.
А то, чего недоставало в этом всегда стремившемся к совершенству укладе, частью постепенно рождалось в глубинах народной жизни, частью заимствовалось у других народов и довольно быстро утверждалось по всему государству».
Таким разумным устроением и сохранялась жизнь крестьянина и в пору мирного труда, и в тяжёлую военную годину.

http://file-rf.ru/uploads/2012/10/23/-village-380261.jpg

Сколько нашествий прошло по тому же Бельскому уезду, где жили столетиями мои предки? Литовцы, наполеоновская армия, фашистские орды. Великая Отечественная война смешала с землёй город Ржев, город Белый. И один Господь знает, как в землянках выживал крестьянский род и вёл партизанскую войну, когда полтора года дни и ночи продолжались бои, бомбили самолёты, хозяйничали фашисты.
Какую силу надо было иметь крестьянину, чтобы за послевоенное десятилетие поднять из руин свои сёла и деревни. Уже в 50-е годы прошлого столетия выстроились новые избы с резными наличниками, народились ребятишки, зазвучали песни в той деревне, что недавно ещё была полем боя.
Из «неперспективной» деревни вышли будущие учителя, врачи, инженеры, облагородившие своим трудом города. «А что дальше?», – думается в переполненном в «час пик» транспорте, вдыхая прокуренный городской воздух и слыша разрушающую сознание музыку.

В мегаполисе обеднел наш язык. Всё реже дети слышат от мам ласковое: «касатик мой», «родненький», «любимушка», «золотенький», «ягодка моя». Все эти слова навеяны были окружающей природой. Они непереводимы ни на какой другой язык. Они только наши.
Чем их заменить в век технического прогресса? Ничем. С этими словами ушли чувства, присущие им, исчезла оберегающая сила этих слов. Потому сегодняшние дети страдают нервными расстройствами, депрессиями, и, что самое угрожающее, склонностью к суициду.

Как тут родиться таланту, когда ничто его не созидает?

«Лён», «лес» – это неисчерпаемые стихии, которые служат почвой для народного искусства и «метят многих людей золотым тавром художественного творчества, – пишет в книге «Лад» Василий Белов.
– И только в широкой среде таких людей рождаются художники высоты и силы Дионисия или плотника Нестерка, закинувшего свой топор в голубое Онего…».

Единение с окружающим миром было свойственно как крестьянину, так и барину.
Ибо откуда такой колорит и лад в «Семейной хронике» С. Т. Аксакова, в «Антоновских яблоках» И. А. Бунина. О романсе П. И. Чайковского «Благословляю вас, леса» на слова А. К. Толстого, Василий Белов пишет: «…этот шедевр дворянской культуры с удивительной точностью отражает состояние типичного для Руси простого нищего-странника, понимающего и чувствующего «И в поле каждую былинку, и в небе каждую звезду».

Почему же в середине XX века певцов Руси – таких, как Василий Белов, – назвали «деревенщиками»?
Значит, и Лермонтов, написавший «дрожащие огни печальных деревень», тоже относится к деревенщикам? А С. Т. Аксаков и подавно.

http://file-rf.ru/uploads/2012/10/23/delo-delo-240.jpg
Обложка книги В. Белова «Привычное дело».

Да, нам оставлены в старых домах эти косы, сети, сани, русские печи и русские бани от всех недугов исцеляющие.

А ещё нам оставлено живое слово Василия Белова.
Его книги – это не просто учебник крестьянской жизни, но пример того, как неленив и любопытен должен быть человек к своей Родине.

Нелепо призывать вернуться к сохе, но возвращение к тому ладу и миру, к национальным устоям, которые созидались в семьях наших недавних предков, всё актуальнее звучит в сегодняшнем мире. «Обожжённая глина, – продолжаю цитировать книгу «Лад», – пусть даже в черепках, сохраняется практически вечно.
Может быть без них, без этих черепков, мы были бы более высокомерны по отношению к прошлому и не так самонадеянны по отношению к будущему».

Стремление «в приют спокойствия, трудов и вдохновенья» –  не пустая ностальгия. Я знаю десятки прекрасных семей, переселившихся из города в деревню. Дети их занимаются музыкой и рисованием, поют в сельской церкви, побеждают на областных конкурсах и олимпиадах, поступают в лучшие вузы столицы.

Всерьёз тему деревни сегодня поднимает, как ни странно, кинематограф.
Такие фильмы, как «Одинокий рай» и «Русский заповедник» Валерия Тимощенко, передают не просто красоту русской деревни, но дают ответы на многие вопросы о духовном смысле жизни.

Надо надеяться на то, что чувство жизни пересилит в нас чувство самоуничтожения. Но чтобы помнить, чтобы уметь сбрасывать мороки бездушия с цепенеющей в мегаполисной круговерти души, нелишне иметь под рукой том с глубоким и честным словом Василия Белова.

Живой классик – это о нём. Но ведь услышав подобное, лишь привычно усмехнётся. По-беловски, то есть по-русски, – ладно, без кривизны. 

http://file-rf.ru/analitics/730

************

В контексте статьи,в разделе Теремок,  темы:
Русская История
Русский Дом
Русская книга
Русская Кухня
Back in the U.S.S.R.
Православие на Руси
Праздники славян

69

В логове черных трансплантологов: "Я смотрел, как труп режут пилой"
Блохин Тимур,26.10.2012

http://m.ruvr.ru/data/2012/10/26/1276495838/10zhel%20dom%20kollaj.jpg
Мальчик из желтого дома,Саша Миливоев,Сербия, 2012 октябрь
© Коллаж: «Голос России»

Книга сербского писателя Саши Миливоева "Мальчик из Желтого дома" - это воспоминания ребенка, которому удалось бежать из больницы,
где "черные трансплантологи" изымали органы у своих жертв.

В интервью "Голосу России" автор романа рассказал о том, что его произведение основано на реальных событиях
"Живых людей обматывали колючей проволокой и бросали вниз с холма", - это одно из самых "мягких" воспоминаний главного героя книги "Мальчик из Желтого дома", автор которой, сербский писатель Саша Миливоев, собрал воедино лишь один из фрагментов чудовищных преступлений, совершенных албанскими террористами в Косово до и после агрессии НАТО против Югославии.

- "Мы не хотим быть разрезанными на куски"

Главный герой – 12-летний серб, похищенный средь бела дня и чуть не ставший жертвой "черных трансплантологов" в печально известном "Желтом доме" на севере Албании, где были умерщвлены не менее 300 человек, в основном – сербы. Как утверждают многие источники, их органы были проданы за рубеж, что позволило изрядно обогатиться "верхушке" террористической Армии Освобождения Косово.

"Голос России" - первое российское СМИ, публикующее фрагмент книги "Мальчик из желтого дома" на русском языке.
"Я чувствовал запах хлорки, странный запах, запах больницы, лекарств. Двери открылись, и нас ослепил яркий свет из операционной. Я видел врачей и человека на столе, у которого большими, толстыми шприцами что-то брали из тела. Я был совсем ребенком, мне было страшно, и я не знал, что происходит. Вероятно, они изымали у него костный мозг, так как и его можно трансплантировать. Лица жертвы я не видел. Мне было плохо. Я видел только, что жертва лежала в позиции кошки: колени вместе, позвоночник изогнут. Работали специалисты. "Мы должны подождать, пока они закончат", - сказал Лысый. Ему было плевать на то, что я плакал. Он мог бы меня отпустить, если бы захотел. "Я очень боюсь. Боюсь. Они меня убьют? Не убивайте! Не убивайте! – умолял я в слезах.

- Заткнись!

Я замолчал, когда он приставил пистолет к моему виску, и просто трясся от страха и холода. Мы сидели в углу и ждали, когда закончится операция. Врачи не были одеты в классические больничные халаты. У них были только резиновые перчатки и фартуки, светло-зеленого, больничного цвета. Я помню пол, на котором я молил о пощаде, окруженный шприцами, пустыми пластиковыми бутылками и марлей, пропитанной кровью. Операционный стол был огромным.

В операционной было только самое необходимое: инструменты и аппараты. Жертву, у которой брали костный мозг, дорезали, положили на каталку и вывезли из зала. Привели полуживого человека, которого я видел в тюремной камере, когда меня вели по коридору. Он был весь желтый, весь в ранах, он был как труп, только бредил. Ему дали анестезию. Они очень торопились, надевали медицинские маски на лица, готовили посуду. Жертву подключили к какому-то аппарату, вероятно, для отсасывания крови. Я стал терять сознание, я видел их как в тумане. Я слышал позвякивание льда, пока меня тошнило в углу. Я долго ждал в ознобе. Я видел, как Носатый упаковывает орган. Я ослабел, меня прошиб холодный пот.

Меня преследуют ужасные картины. Я смотрел, как режут труп пилой. Как жертву замотали в простыню, а затем в толстый полиэтилен. Усатый открыл ворота и свистнул. Пришли несколько парней, вынесли расчлененный труп. Я испугался, что меня следующего положат на стол, но я молчал, боясь Лысого, который держал пистолет наведенным на меня.

Пришли какие-то женщины, стали мыть стол, прыскать на него какими-то химикатами. Один доктор был среднего роста, средних лет и толстый. У него был выступающий живот, румяные щеки, густые черные брови и усы, и страшный взгляд. Другой был выше ростом, более худой, бледный и с огромным носом. Они разговаривали с Лысым. Здесь были медбратья и медсестры. У меня такое ощущение, что в этом проклятом доме их было человек пятьдесят, тех, кто похищал человеческие органы.

Помню одного негра и одного бородатого, моджахеда. Кто знает, из каких далеких стран прибыли эти добровольцы. Они бегали туда-сюда, входили, выходили, сменяли один другого. Делали анализ крови. Ко мне подошел Усатый и пальцем оттянул кожу под глазом, его интересовал мой глазной белок: Verdhez (алб. – желтуха – прим. авт.) – сказал он.

- У тебя желтуха, мразь ты такая! Я тебя заживо сожгу, если ты меня заразил! - кричал Лысый, тыча в меня пистолетом.

- Прошу вас, не убивайте меня!

Он ударил меня кулаком в голову, разбил мне нос, драл меня за уши. Носатый схватил его за руку и стал защищать меня: "Ведите его в больницу. Пусть его вылечат, а потом вернете сюда".

Я пытался понять, о чем они говорят. Поскольку мой организм был ослаблен из-за острого гепатита и желтухи, меня хотели сначала вылечить, а потом уже вытащить органы. Тогда- то я оставил этот проклятый дом, с бинтом на носу, унося с собой ужас смерти. От страха я чуть-чуть освободился лишь спустя девять лет и только тогда стал говорить об этом. Но мне по-прежнему больно. Очень. Говорят, что время лечит все. Время ничего не лечит. Оно разрушает. И во мне сейчас – руины, пыльные, похороненные руины".

В интервью "Голосу России" автор романа Саша Миливоев рассказал, как создавалась книга "Мальчик из желтого дома", герою которой в итоге удалось бежать из больницы и тем самым спасти свою жизнь.
- Изучая список пропавших и похищенных в Косове, я многое узнал об ужасной судьбе жертв. В списке 1128 человек. Среди них женщины, дети, священники. От них ни осталось и следа… Материал для романа я собирал, беседуя со свидетелями, с семьями, потерявшими родных в Косово, с военными Армии Югославии и полицейскими, которые в 90-е сражались против печально известной Армии Освобождения Косово. Я изучал обвинительные заключения Прокуратуры по военным преступлениям, сравнивал их с показаниями свидетелей, говорил и с албанцами, и с оккупантами, читал полицейские рапорты - именно так мне удалось услышать множество жутких историй о пропавших и похищенных в Косово.

- Каково соотношение художественного вымысла и фактов в вашей книге?
- Автор романа всегда имеет право на вымысел, но в данной ситуации он мне был совершенно не нужен, было достаточно рассказов из жизни, настолько страшна эта действительность. Я все видел, словно на киноэкране. Не я придумал косовскую войну, и меня тоже бомбили в 1999 из-за выдуманного дела "Рачак", села, в котором якобы сербы устроили резню албанцев .

И я, анализируя события косовской войны, определил местонахождение одного из захоронений. У полиции и прокуратуры есть информация о похищенном в 1998 году автобусе, в котором были работники шахты Белачевац. По информации свидетеля, жертвы были брошены в колодец, который находится в крепости косовского города Призрен, древней столицы сербского царства.

- Международное сообщество старательно закрывает глаза на проблему "черной трансплантологии" на Балканах. Как вы считаете, с чем это связано?
- С тем фактом, что почти весь мир участвовал в бомбардировках Сербии и косовской войне. Даже филиппинские военные. НАТО бомбило сербов, а албанцы получили добро на то, чтобы изгонять и убивать наш народ, а на территории нашего края создавать криминальное государство, на деньги, полученные от кражи полезных ископаемых и изъятия органов похищенных мирных людей. Между тем ни албанцы, ни сербы никогда не освободятся от оккупации, если не будут сотрудничать.

И если проблему "черной трансплантологии" на Балканах кто-то хочет замолчать, это значит, что он или себя, или кого-то еще защищает - от суда или всемирного позора.

- В Интернете пишут, что вы - один из первых сербских журналистов, сделавших "черную трансплантологию" объектом своего пристального изучения. Почему вы решили заняться этой темой?
- Меня многое связывает с Косово: оттуда моя мама, она родилась в Приштине. Потом, есть несколько тысяч невинных жертв этой войны, которые взывают к справедливости. Роман "Мальчик из желтого дома" появился для того, чтобы показать миру, что мы не "самый геноцидный народ на свете", как нас пытаются представить. И да, меня вдохновила книга Карлы дель Понте. То, что я узнал о трагических судьбах жертв, было сильнее меня.

- Какую роль в международном расследовании торговли органами может сыграть прокуратура Сербии?
- Прокуратура Сербии должна сделать достоянием общественности информацию о тайных захоронениях, так же, как они опубликовали показания защищенного свидетеля, бывшего члена Армии освобождения Косово, о том, как у живого серба вырезали сердце. Рассказав о захоронениях, прокуратура доказала бы факт геноцида, которому подверглись сербы.

http://rus.ruvr.ru/2012_10_26/V-logove- … hut-piloj/

70

Игры разума: почему все, что вы знали о себе, неверно
("The Independent", Великобритания)
Джиллиан Орр (GILLIAN ORR)

http://beta.inosmi.ru/images/20002/14/200021454.jpg
© Fotolia, Andrea Danti

Итак, вы помните свою свадьбу так, словно она была вчера. Вы всегда замечаете то, что обладает высоким качеством.
Вы постоянно в курсе текущих событий и готовы к дебатам и дискуссиям. И вы любите свой телефон, потому что он - самый лучший, так?

А вы в этом уверены?

Дэвид Макрейни (David McRaney) из Хаттисберга, штат Миссисипи, расскажет о том, что вы знаете себя далеко не так хорошо, как вам кажется.
Новая книга этого журналиста и самопровозглашенного знатока психологии «Ты не так умен» («You Are Not So Smart») состоит из 48 коротких глав, в которых описываются самые разные способы, с помошью которых мы ежедневно вводим себя в заблуждение. «Центральная идея заключается в том, что вы - ненадежный рассказчик истории собственной  жизни.
И все дело в том, что вы даже не подозреваете, насколько несведущи, - говорит Макрейни. - Очень интересно ознакомиться с данными авторитетных научных исследований и выбрать оттуда все примеры, показывающие, что любой человек, независимо от своего ума, образования и опыта, постоянно заблуждается, причем - эти заблуждения вполне предсказуемы и измеримы».
Книга «You Are Not So Smart», базирующаяся на одноименном блоге, - это не инструкция по самопомощи, а в какой-то степени наставление по самоуничижению.
Вот лишь некоторые ключевые примеры, приведенные Макрейни:

Ожидания

Заблуждение: Вино - это сложный эликсир, имеющий тонкий букет и аромат, распознать который способен лишь настоящий специалист. А опытные дегустаторы не попадаются на обман.
Истина: Экспертов по вину и потребителей можно одурачить, изменив их ожидания.

В 2001 году в университете Бордо был проведен эксперимент. Эксперты по винам продегустировали красное и белое вино, дабы определить, какое из них лучше. Они со сознанием дела объясняли, что им понравилось в каждом сорте вина. Но они не знали, что ученые просто покрасили один сорт белого вина в красный цвет и сказали им, что это - красное вино. Дегустаторы описывали, какие ягоды и танины они почувствовали в красном вине, которое было белым. В ходе другого эксперимента их попросили продегустировать дешевое вино и дорогое. Они оценили дорогое вино намного выше, чем дешевое, дав ему гораздо более лестное описание. Но на самом деле, это было одно и то же вино. Речь, конечно не о том, что дегустирование не имеет смысла, просто ученые показали, что ожидания могут коренным образом изменить впечатление. Да, эти люди были экспертами, но данный факт отнюдь не означает, что на них не оказывают влияние те же вещи, что и на нас, будь то презентация, реклама или цена. Такой результат эксперимента убеждает в том, что реальность - это конструкция разума. Вы воспринимаете внешний мир не пассивно, а активно конструируете свой опыт, впечатления и представления момент за моментом.

Ложный вывод о техасском снайпере

Заблуждение: Определяя причины и следствия, мы принимаем во внимание случайности.
Истина: Мы имеем обыкновение игнорировать бессистемные случайности, когда результаты кажутся многозначительными и полными смысла, или когда мы хотим, чтобы у случайного события была важная причина.

http://beta.inosmi.ru/images/20157/37/201573721.jpg
© Fotolia, lassedesignen
Стопки книг

Представьте себе ковбоя, стреляющего в стену сарая снова и снова. Стена сарая изрешечена пулями. Если вы подойдете и обведете точки попадания кружками, то вам покажется, что точных выстрелов сделано довольно много. Это своеобразная метафора, показывающая, как на самом деле работает человеческий мозг, пытаясь разобраться в хаосе. Мозг очень заинтересован в том, чтобы превратить хаос в порядок. Например, в Америке очень модно обсуждать, насколько похожими были убийства Линкольна и Кеннеди. Линкольна убили в театре Форда. Кеннеди встретил свою смерть, когда ехал в автомобиле «Линкольн» производства компании Ford. Обоих убили в пятницу, оба сидели рядом с женами. Обоих застрелили мужчины с двойными именами. И так далее, и тому подобное. Но ничего сверхъестественного здесь нет. Люди замечают попадания, но не обращают внимания на промахи. Их увлекает то, что выстраивается в четкую линию, что сходится или совпадает, а все остальное они игнорируют. Сходства - это просто меловые кружки, которыми обведены многочисленные случайные факты.

Предвзятость подтверждений

Заблуждение: Наши мнения - это результат многолетнего, рационального и объективного анализа.
Истина: Наши мнения - это результат многолетнего внимания к информации, подтверждающей то, во что мы верим, и результат игнорирования информации, опровергающей наши предвзятые представления.

Любая познавательная необъективность - это результат однобокого мышления и неспособности думать иначе, когда ваш мозг поставлен на автопилот, и когда вы плывете по течению. Предвзятость подтверждений - это такая тенденция, когда мы обращаем внимание на улики и доказательства, которые подтверждают наши более ранние убеждения, представления и заключения о жизни, полностью игнорируя всю прочую информацию. Это происходит автоматически и настолько естественно, что мы даже ничего не замечаем. Скажем, вы с товарищем вдвоем снимаете квартиру, и вы спорите, кто больше занимается домашним хозяйством. На самом деле, происходит следующее: оба вы замечаете, когда делаете работу, но не замечаете, когда не делаете. Так происходит и с нашим восприятием новостей из средств массовой информации; с тем, что мы предпочитаем впускать в свой мозг из телевидения, из информационных программ, из журналов и книг. Мы имеем обыкновение выбирать лишь те вещи, которые совпадают с нашими прежними убеждениями, и редко выбираем то, что их опровергает. Так действует обратный эффект. Это - познавательная предвзятость, в рамках которой мы, столкнувшись с противоречивыми уликами и доказательствами, обычно отвергаем их, и еще крепче начинаем придерживаться наших изначальных убеждений. Когда люди смотрят информационную программу или слушают ученого, они в большей мере стремятся получить не информацию, а подтверждение того, что, по их мнению, уже происходит.

Преданность бренду

Заблуждение: Мы предпочитаем вещи, которыми владеем, тем вещам, которыми не владеем, потому что при покупке таких вещей мы сделали разумный выбор.
Истина: Мы предпочитаем вещи, которыми владеем, потому что пытаемся логически обосновывать свои прежние приобретения, дабы защитить собственное «я».

Почему люди говорят, что Apple лучше, чем Android? Что одна марка автомобиля лучше другой? В конце концов, это - просто компании. Почему мы отстаиваем тот или иной бренд так, будто проводим его рекламную акцию? Мы считаем, что отдаем предпочтение имеющимся у нас вещам, потому что, прежде чем их купить, мы очень рационально и глубоко их оценили. Однако в действительности такая оценка имеет место уже после покупки. Выбрав одну вещь, и отказавшись от другой, мы начинаем объяснять, почему так поступили, и здесь мы обычно стараемся подключить представление о самом себе.

Есть как минимум десяток психологических эффектов, формирующих преданность бренду, и самый мощный среди них - это эффект обладания. Нам кажется, что принадлежащие нам вещи лучше тех вещей, которые нам не принадлежат. Когда вы покупаете товар, вы обычно связываете его с представлением о самом себе, а связав, вы начинаете этот товар защищать, как будто защищаете собственное эго или систему своих убеждений.

http://beta.inosmi.ru/images/20157/37/201573779.jpg
© Fotolia, Andrea Danti
Работа мозга

Эффект дезинформации

Заблуждение: Воспоминания можно проигрывать как видеозапись.
Истина: Воспоминания каждый раз формируются заново из той информации, которая имеется на данный момент, а следовательно, они очень сильно подвержены влиянию настоящего.

Вам может показаться, что ваши воспоминания немного размыты, но в основном довольно точны. Люди считают, что память подобна видео или файлам, хранящимся в компьютере. Но это совершенно не так. Память каждый раз формируется заново, когда вы что-то вспоминаете.

Всякий раз вы достаете из мозга старую последовательность действий и начинаете ее реконструировать, как дети строят игрушечные самолеты из конструктора Lego, которые они потом ломают, убирают в коробку, а затем собирают снова. Каждый раз, когда вы реконструируете воспоминания, они немного меняются - в зависимости от контекста и того опыта и впечатлений, которые вы получили после предыдущего воспоминания.

Как это ни странно, точнее всего те воспоминания, которые мы помним хуже всего. Каждый раз, когда мы возвращаем свои воспоминания в нашу жизнь, мы их немного редактируем. В 1974 году Элизабет Лофтус (Elizabeth Loftus) (американский психолог, специалист по человеческой памяти - прим. перев.) показала людям фильм о столкновении двух автомашин, а потом разделила этих людей на две группы. Задавая каждой группе один и тот же вопрос, она немного меняла его формулировку: насколько быстро ехали машины, когда они встретились, столкнулись, врезались друг в друга? Чем резче был глагол в вопросе, тем выше была оценка скорости. То есть, словесное оформление вопроса меняло воспоминания испытуемых.

Они не вспоминали увиденный ими фильм, они создавали новое впечатление на основе текущей информации. Память на самом деле - вещь очень эластичная, и довольно опасно думать, будто она является  идеальной записью былых событий.

--------

Комментарии читателей:
kawasakiman
Но как мы можем доверять написанному в этой книге? Ведь автор не так умен, как ему кажется!

Christopher Haslett
Получается, что самые запоминающиеся события, скажем преступление, свидетелем которого ты стал, в наибольшей степени подвержены изменениям в воспоминаниях. Ну, теперь адвокаты за это ухватятся!

ichweissnicht
Это что, отрицание Холокоста?

rjc1008
Должен признаться, что у меня телефон ужасный. Процессор слабый, батарея быстро садится…

_______________

Оригинал публикации: Mind games: Why everything you thought you knew about yourself is wrong  http://www.independent.co.uk/arts-enter … 31362.html
перевод http://www.inosmi.ru/world/20121030/201 … z2Alnx5gIr

Отредактировано imho (30.10.12 12:52)


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » ЭпохА - Библиотечка » Интересные рецензии на интересные книги