ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Теремок » Русский Дом


Русский Дом

Сообщений 11 страница 20 из 43

11

Продолжаем   :writing:

РУССКАЯ  ИЗБА

http://uploads.ru/i/v/j/N/vjN8O.jpg
Дом крестьянина -втор пол 17 в - Вологодская обл

Планировка избы
    Планировка избы очень традиционна (известна по раскопкам с 11-12 веков): собственно изба (в узком смысле, т. е. отапливаемое помещение), клеть и сени, их соединяющие.

    С 16-го века и до начала 20-го века план избы оставался неизменным: печь помещалась у задней стены, в правом или левом углу, челом повернутая к окнам.
На печи спало все семейство, а от печи под потолком устраивались полати (нары для спанья, устроенные под потолком, между русской печью и стеной избы или настил для хранения вещей, устроенный под потолком).

Другой задний угол назывался куть (или кут) и служил местом для сна, здесь стояла лавка - коник (короткая широкая скамья в виде длинного ящика с крышкой, иногда украшенная резным изображением конской головы) или оконник.

Передний или "красный" угол, где стоял стол, находился по диагонали от печи.

    В южных областях печь помещали у стены, чело печи было повернуто к входу или к окнам. Передний угол нередко помещался у двери.
Место против печи - упечь, предназначалось для стряпни и часто отделялось занавеской или дощатой перегородкой.

Вдоль стены стоял длинный залавник. Полавочник означал полку над лавками, непрерывно огибающую стены в избе.

В избе мог находиться и залавок:
1 - рундук, глухая лавка : с подъемной крышкой, в крестьянской избе или в прихожей;
2 - заложенное глухой доской или решеткой пространство под лавкой, в котором куры несут и высиживают яйца;
3 - длинный и низкий шкаф в крестьянской избе, примыкающий к стене или к перегородке у печи;
4 - лавка, вытянутая вдоль стены от печи и заменяющая стол для стряпни;
5 - прилавок, длинный глухой стол со шкафчиками).

Лаз в подпол закрывался западней. Спуск в подполье из-под гольца назывался лазня.

Потолки, полы, стены, окна, двери, печи

Потолки в каменных домах были сводчатыми, а в деревянных были плоскими и назывались подволоками, их часто подшивали крашеным тесом.

Полы делались из так называемого дубового кирпича.

    Стены и в деревянных, и в каменных домах обивались красным тесом, в богатых домах могли поверх теса обить стены еще и красной кожей, а менее зажиточные - рогожей. В 17-м веке стали расписывать потолки и своды, а иногда и стены. Кругом стен под окнами делались лавки, они составляли часть здания и прикреплялись к стенам неподвижно. Вдоль стен над лавками на уровне человеческого роста или через избу шли длинные деревянные полки - воронцы. На полке, которая шла вдоль помещения, помещались кухонные принадлежности, на другой - утварь для мужской работы.

    Окна в избе первоначально были волоковыми.  Волоковое окно - это смотровое окно в деревянном доме, вырубленное в смежных бревнах на полбревна вверх и вниз. Окно имело вид небольшой горизонтальной щели, иногда украшалось резьбой. Проем закрывался ("заволакивался" - отсюда название) доской, иногда рыбьим пузырем. В центре задвижки оставалось небольшое отверстие - "гляделка".

    Позднее появились красные или косящатыe окна (ударение на "я"), т. е. окна с рамой, обрамленной косяками (стойками по бокам оконного или дверного проема). Они более сложные и украшенные, чем волоковые окна. Косящатое окно имело высоту не менее трех диаметров бревна в срубе.

    Окна могли затягиваться и кожей. В бедных избах отверстия были малы - для сохранения тепла, и когда их закрывали среди дня, в избе было темно. В зажиточных домах снаружи окна закрывали железными ставнями, а в окна вместо стекла вставляли куски слюды с помощью шнурков. Куски слюды могли образовывать различные орнаменты. Так, окна были образчатыми, если вставляли четырехугольные кусочки, и репьястые, если вставляли репейки (металлические розетки с округлыми лепестками или звездчатым краем, закрепленные на пересечении полос решетки). Слюду расписывали красками, изображая птиц, зверей, травы, листья и т.п.

http://uploads.ru/i/t/A/T/tATrw.jpg
Типичная русская изба -пятистенок -сер 19 века .

    До открытия стеклянных фабрик при Алексее Михайловиче стекло привозили из-за границы, и поэтому его раньше стали применять в Новгороде, чем в Москве. Стекла применялись в основном цветные, как было принято в то время в Европе.

    Встречались также и следующие названия окон и проемов. Верхнее окно - узкий горизонтальный проем для выхода дыма, сделанный в верхней части стены курной избы. Верхник - отверстие в потолке избы, предназначенное для отвода дыма из курной избы, который сначала поступал на чердак и лишь потом из-под кровли наружу. Дыхло - волоковое окно.
Дымное окно - небольшое горизонтальное окно в верхней части курной избы, предназначенное для выхода печного дыма. Дымволок - отверстие в верхней части стены курной избы, через которое выходит печной дым или дощатая дымовая труба. Боров - лежачий дымовой канал на чердаке. Дымник - отверстие для выхода печного дыма в потолке или стене курной избы.

    Двери были деревянными, на железных крюках или на медных жиковинах (петлях), под них подкладывали красное сукно. Двери были так малы и узки, что в них с трудом можно было войти. В каменных палатах и кладовых делались железные двери.

    Печи делались муравленые (ударение на "a" ), т. е. покрытые муравой (глазурью), зеленые, круглые или четырехугольные, с железными заслонками. Часто топка устраивалась только в подклете. А в верхний этаж проводились нагревательные трубы.

- Русская печь (варистая печь) - наиболее распространенный в русском крестьянском строительстве тип печи, для которой характерны: отсутствие дымооборотов, наличие больших полостей, позволяющих использовать их для выпечки хлеба и для мытья, а также наличие широкой лежанки наверху.
- Голландка (голландская печь, голанка) - облицованная кафелем или изразцами прямоугольная печь для обогрева комнат, имеющая вертикальные дымообороты.
- Шведка - русская печь, к которой спереди пристроена кухонная плита с конфорками (при общем дымоходе).
- Каменка - печь без дымохода, куполообразно сложенная из камней на глиняном растворе. Двоечельная печь - печь из двух частей, каждая из которых имеет отдельную топку.
- Груба - небольшая печка для отопления и разогрева пищи, обычно связанная с русской печкой.
- Под - пол в топке русской печи, на который кладется топливо и ставятся горшки с пищей.
- Чело - стенка над устьем (широким топочным отверстием) русской печи.

Помещения в доме
    Постепенно комнат и служебных помещений в жилом строении становилось больше, и они имели разные названия. Имели свои названия и части помещений.
В основном, состав и наименования помещений не менялся с 11 - 12 веков: изба, клеть, сени, горница, подклет, чулан, чердак (в крестьянских избах встречался редко).

Главным помещением была уже многократно упоминавшаяся изба с русской печью (изба может означать и весь дом).
Часто бывали две избы: летняя и зимняя. Иногда дом состоял из трех частей: перед (лицевой торец для летнего жилья), середка (крытый двор) и зад или озадок (с зимним жильем).

http://uploads.ru/i/X/E/k/XEkWc.jpg

    Крестовая (моленная) - комната в богатом доме, использовалась как домашняя церковь Крестовая комната во дворцах русских царей и знати служила для совершения утренних и вечерних молитв, иногда церковных служб. Одна из стен представляла собой иконостас в несколько ярусов. На других стенах над окнами и дверями ставились иконы в малых иконостасах или киотах. Сцены расписывались на библейские сюжеты. Кроме того, там хранились священные предметы. Комната царицы обычно служила местом, где она рожала, убранство отличалось большим великолепием. Крестовые комнаты в домах светской и духовной знати использовалась и для торжественных приемов и праздничных трапез.     Прируб - небольшая деревянная пристройка, конструктивно связанная с более крупной частью здания.
    Горница могла быть не отдельным строением, а парадной комнатой в доме, стоящей на подклете. Она служила для приема гостей, освещалась красными окнами и отапливалась изразцовой печью.
    Горище - верхняя часть хором или крестьянского дома.
    Верхница - надстроенные над основным объемом деревянного дома теремок, горница или чердачок.
    Взрубок - надстройка над избой или хоромами: вышка, светелка, горенка.
    Светлица, светёлка - светлое просторное помещение хором, предназначенное для рукоделия и других чистых домашних занятий. Устраивалась в женской половине, преимущественно в верхней части.
    Голубица - подполье крестьянской избы, ход в него.
    Горенка - помещение чердака или светелки, возвышающейся над хоромами или богатым крестьянским домом или отдельный сруб с окном над воротами в нижний ярус крестьянского двора.
    Гульбица - подклет, подызбица.
    Чертог - в древнерусском языке - палата, большое, богатое помещение, брачная комната, спальня.
    Гридница, гриня, грыдня - обширный зал в княжеских хоромах, служивший помещением для гридей (княжеской дружины) и пиров с дружиной. Потолок поддерживался столбами или колоннами. Иногда в ней помещался и княжеский трон.
    Вышка - летнее жилое помещение на чердаке.
    Одрина - спальня в древнерусском доме.
    Выход: 1. сухой погреб перед домом - небольшой сруб, на треть или половину углубленный в грунт, покрытый на два ската и утепленный снаружи землей;  2. балкон или галерея, связанные с чердачным помещением избы или хором.
    Глухой подклет - полуподвал под клетью (летним неотапливаемым помещением крестьянской избы), в котором содержался скот и размещалась кладовая.
    Белая казна - хранилище белья в богатом древнерусском доме.
    Закут - чулан, отгороженная кладовая.
    Чулан - небольшое подсобное помещение, обычно хозяйственного назначения, отгороженное от сеней или комнаты перегородкой.
    Задняя изба - задние помещения в крестьянской избе, предназначенные под жилье батраков и хранилище домашней утвари.
    Задец - небольшой прируб к сеням, имеющий подсобно-хозяйственное значение.
    Заклеть - задний отсек разделенной надвое клети, либо вторая клеть позади первой.
    Зазадорога (ударение на втором "а") - узкое пространство между печью и стеной.
    Изобка: 1. небольшая изба; 2. светёлка, горенка над основным объемом деревянного дома.
    Исподние сени (подсение) - ярус в основании деревянных сеней.
    Исподница - подызбица, нижний ярус клети.
    Истебка - подклет, подызбица.
    Истобка - изба (помещение в доме).
    Истопка: 1. истобка; 2. чердак; З. постройка для мытья, баня, лазня.
    Голбец (ударение на "о"): 1. в деревянных избах деревянная пристройка к печи с дверкой над лестницей - спуском в подвал или в подклет. Представлял собой нечто вроде шкафа с дверью, ведущей на лестницу вниз, или длинный ящик вдоль боковой стенки печи, покрытый съемной крышкой, под которой находилась лестница; 2. загородка или чулан между печью и полатями; 3. припечье со ступеньками для всхода на печь и на полати. В избе отделялся стенкой, не доходящей до потолка и укрепленной на брусе, идущем от печи до стены. Если он был расположен перед печью, то использовался как кухня, а если позади - для спанья.
    Подвал - помещение под летней избой, имел обычно вход через голбец, использовался как хозяйственная кладовая.
    Подполье - подсобное помещение под зимней избой с входом только через голбец, использовался для хранения продуктов.
    Людская - помещение для прислуги в помещичьем доме.
    Лазня: 1. постройка для мытья; 2. спуск в подполье из-под голбца.
    Бабий кут - угол, где хозяйка дома занимается своими делами, находится у печи.
    Красный кут (красный угол, большой угол, верхний угол) - парадная часть со столом, иконами и лампадой над встроенными лавками, находится по диагонали от печи.
    Стряпной кут (бабий кут, заполье) - отгороженная занавеской часть избы, предназначенная для готовки пищи.
    Стряпущая изба - поварня, кухня в крестьянской усадьбе.
    Белая половина - чистая половина избы, горница.
    Приспешня - перегородка в избе, примыкающая к печи и отделяющая пространство для стряпни.
    Подбор - стенка из вертикальных обрубков бревен, ограждающая подполье под срубом.
    Погребица - надстройка над погребом.
    Напогребница - хозяйственное помещение над погребом, ледником.
    Полица - широкая полка для вещей, примыкающая ребром к стене.
    Полати: 1. нары для спанья, устроенные под потолком, между русской печью и стеной избы; 2. настил для хранения вещей, устроенный под потолком.
    Западня - подъемная крышка над лазом в подпол.
    Гульбище - открытая узкая галерея с перилами, опоясывающая всю жилую часть дома, на уровне перекрытий подклета. Гульбище - типичная особенность северных домов. Когда-то их устраивали для того, чтобы по ним можно было пройти и закрыть наружные оконные ставни на ночь (зимой - чтобы защитить избу от холодного ветра, а летом - от света белых ночей).
    Рундук - ларь с подъемной крышкой, используемый как скамья.
    Наряд - матерчатые элементы для праздничного убранства древнерусского интерьера: занавеси, полавочники, наокошечники, ковры, покровы, наволоки, одеяла, пологи, скатерти.

http://uploads.ru/i/T/2/M/T2Mlv.gif

Вот описание интерьера избы уральского крестьянина середины 18-го века:
    В избе пространство от порога почти до самой середины занимает русская печь; над дверями, около печи, находятся полати, под печью голбец, а подле печи шкафчик для посуды. От него до окошек делается длинная полка, на которую ставят посуду и другие вещи, а кругом избы, около стен, устраивают лавки. Печи в избах делаются из глины, к ним прилаживают чугунный шесток (площадка перед устьем печи) и железный дымоволок (труба), а с потолка на крышу выводят кирпичную трубу; в некоторых местах на крыше ставят железную трубу, покрывая ее большим горшком без дна.

    Окна, как в избах, так и в горницах, делаются стеклянные, створчатые и обычно с форточками. Но зимой во избежание сырости стеклянные рамы вынимали и заменяли высушенной брюшиной; т.к она не прозрачна, в ней делали дырочки, через которые смотрели на улицу. Над устьем черной печи находился напыльник - брус, на который клались дрова для сушки. К черной печи пристраивали голбец из досок, немного ниже печи, чтобы на крышке можно было сидеть детям и старикам во время топки печи. На полатях женщины зимой, когда на полу было холодно, занимались домашней работой, пряли, шили. Залавок (полка) на стене с печью используется для хранения мелкой деревянной посуды, а у кого есть, то и медной. Часто бревна были стесаны только до уровня полок А выше оставались круглыми. Вдоль стены шла черная полица - доска для сушки горшков, перекинутая с полатей на русскую печь. На столе стояли светец (железный прут с зажимом, в который вставлялась горящая лучина) и светильня (деревянное корыто рядом со светцом, в которое падал нагар с лучины).

    Огромная печь, расположенная в задней половине избы, делит помещение на жилые зоны направо и налево от входа, образуя "углы": "подпорожье" - место у дверей под полатями, расположенными между печью и продольной стеной избы; "кутный угол" или "середа" для стряпни, куда выходит устье печи, обращенное к одному переднему углу; возле печи - "залавок" - шкафчик для посуды; "красный угол", в котором стоит стол и висит божница. Красный угол отделяется от середы занавеской или дощатой "заборкой". Вдоль стен врублены сплошные лавки - "мужская", "бабья", "красная" - с полками над ними.

Другие постройки
    Существуют и другие виды построек:

    Двоенка - два сруба, соединенные сенями.
    Зимница - изба без трубы и сеней, построенная за хозяйственным двором крестьянской усадьбы или сбоку от него, обычно углублялась в землю на 0,7 - 1,25 м.
    Зимовка - изба в задней части крестьянской усадьбы, предназначенная для содержания скота, а иногда и для жилья.
    Зимовник (зимовье) - кухня или людская, возведенные в стороне от других построек.
    Хоротинка - небольшая изба с единственным помещением.
    Непряха - русская изба, в которой расположение печи слева от входа определяет планировку, мешающую прясть у окна.
    Одноколок - простейшая русская изба в четыре стены.
    Озадок - зимняя изба с сенями, примыкающая к двухъярусному двору в составе дома-двора или дома брусом.
    Ординарка - четырехстенная изба с сенями, перекрытая на два ската.
    Перед - летняя изба на высоком подклете, входящая в состав дома-двора или дома брусом.
    Полудомок (ударение на второе "о"): 1.небольшой дом, у которого нижний этаж - каменный либо кирпичный, а верхний - деревянный; 2. дом, занимающий половину участка, отведенного под его строительство.
    Поземная постройка - изба или иная постройка, возведенная без подклета; обычно - с земляным полом.
    3амшенник (замшенка) - строение с бревенчатыми стенами, проконопаченными мхом.
    Круглый дом - рубленый из бревен квадратный крестьянский двор без перерубов под четырехскатной крышей.
    Однорядная связь - дом брусом.
    Связь - тип русской избы, при котором два жилых помещения объединяются через сени в прямоугольный объем.
    Двухрядная связь - русское крестьянское жилище, которое состоит из двух примыкающих друг к другу построек (изба и хозяйственный двор) под параллельными двускатными кровлями.
    Клеть на стае - в деревянном зодчестве Севера простая клеть для жилья с хлевом под ней.

По материалам:
http://druspace.com/
skyscrapercity.com

0

12

Поговорки,пословицы:РУССКИЙ ДОМ - ДВОР - ХОЗЯЙСТВО

http://uploads.ru/i/D/o/4/Do4t7.gif

Б
Бабьи умы разоряют домы.
Бане не сгореть, а овина не потушить (поверье).
Баран в хлеве, нога в стене (крюк дверной).
Бегает от дому, будто черт от грому.
Бежит волчок, выхвачен бочок (залавок).
Бежит свинья из Саратова, вся исцарапана (терка).
Без души, без костей, без рук, а дерется на стену (квашня).
Без мяса, без костей, а все-таки пять пальцев (перчатки).
Без рук, без ног — лапшу крошит (горящая лучина).
Без рук, без ног — рубашки просит (подушка).
Без рук, без ног в гору лезет (квашня; ветер).
Без рук, без ног, а на печь лазит (квашня).
Без рук, без ног, богу молится (очеп, журавец).
Без рук, без ног, всем голова (квашня).
Без ухожей не дом, а булдырь.
Без хозяина двор и сир и вдов.
Бей своих, чужие бояться будут.
Белое ест, черное роняет (лучина горит).
Берега железны, рыба без костей, вода дорога (сковорода, блины, и масло).
Бился баран с козлом; помутилась вода с песком (мешать масло).
Бился Лука с Петром, помутилась вода с песком (затирка киселя).
Бока да спина, а брюха нет (ночвы, ночевка).
Большой в дому, что хан в Крыму.
Бык ревет, на поветь хвост дерет (очеп).
Был на копке, был на топке, был на кружале; был на пожаре, стал на базаре; молод был, сто голов кормил; стар стал, пеленаться стал (горшок).
Был ребенок, не знал пеленок; стар стал, пеленаться стал (молостов, горшок, повитый берестой).
Был я на копанце, был я на хлопанце, был на пожаре, был на базаре; молод был — людей кормил; стар стал — пеленаться стал; умер, мои кости негодящие бросили в ямку и собаки не гложут (горшок).
Была б мука да сито, и сама б я была сыта.

......................

Продолжение под катом:

Продолжение  статьи Поговорки,пословицы:РУССКИЙ ДОМ - ДВОР - ХОЗЯЙСТВО

В
В большом дому чего ни хватишься, того (всего) нет.
В гостях хорошо, а дома лучше.
В добру пору воробью ненастье, коли стреха под боком.
В избе доской, в сенях трубой (постель).
В лес идет — из лесу глядит; из лесу идет — в лес глядит (котомка за спиной).
В лес идет — клетки кладет; из лесу идет — перекладывает ( лопатный след).
В лес иду — две меты кладу; из лесу иду — две другие кладу (лыжи).
В лесу гнуто, в торгу брато, по краям тпру, по серединке тпрусё (ситно).
В лесу снята, в дому гнута, посередке заплетена (сито).
В липовом корытце живое мясо шевелится (нога в лапте).
В людях Илья, а дома свинья. В людях Ананья, дома каналья, В людях: «Радуйся, царице!», а дома: «Не рыдай мене, мати!»
В людях-то за хоромы, а дома-то за порог.
В небо дыра, в землю дыра, посередь огонь да вода (самовар).
В печерском, в горшенском, под крышенским сидит курлип курлипович (гусь в горшке под крышкой).
В поле в покате, в каменной палате, сидит молодец, играет в щелкунец: всех перебил и царю не спустил (веник в бане).
В пяти колодниках сидят пять молодчиков (пальцы в перчатках).
В своей семье сам большой (всяк сам волен).
В своем дворе и щепка бьет.
В хлеву у быка копна на рогах, а хвост на дворе у бабы в руках (ухват с горшком).
В худого коня корм не тратят (не травят).
Велик боярин — свинья на болоте.
Верхогляд в избе (крюк, гвоздь, на который вешают).
Весь лес в обрез, два дерева выше всех (ушат).
Вечор меня зеленушка уползал, уерзал и спать уклал (то же).
Вили меня, повивали меня, бросили меня за перегороду — ни телу погребенья, ни душе поминовенья (горшок).
Вился, родился, мучился, крестился, пошел — замялся, весь мир засмеялся (горшок).
Висит (Весится), болтается, всяк за него хватается (полотенце).
Висит килка на одной жилке (рукомойник).
Вокруг пролубки все голубки (ложки вкруг горшка),
Вольно черту в своем болоте орать.
Впотьмах родился, с огнем (в огне) помирает (свеча).
Все кишки в одном горшке, одна кишка поперек горшка (матица).
Всего дороже честь сытая да изба крытая (мшеная).
Встану я рано, пойду к барану, пустой голове (рукомойник).
Всяк в своем добре волен.
Всякий дом — по болыпу голову стоит.
Всякий дом большаком прост, а горшок большухой (прост, в знач. Сердечной простоты, радушия).
Всякий дом хозяином держится.
Всякий страх в дому хорош (страх, в знач. любви, почитания, послушания).
Всякий черт в своем болоте ворочай! Всяк кулик в своем болоте велик. Всякий бухалень (бугай, выпь) в своем болоте голосист.
Всякому мальчику по чуланчику (перчатки).
Выведу коня из заднего хлева: копыта белы да и подковы (пахт).
Выдерну мохнушку, заткну голышом (рукавица и рука).
Выну изо рта ягодку, оближу и опять положу (ложка).
Выпашу чисто поле, нагоню черных овец (хлеб в печи).
Выпашу, выпашу чистое поле; нагоню, нагоню белых лебедей (хлебы в печь сажать).
Выше дерева растет (квашня).
Вышла туторья из подполья, зачала золото загребать (помело).

Г
Где бабы гладки, там воды нет в кадке.
Где оконенки брюшинны, тут и жители кручинны; где оконницы стеклянны, тут и жители ветляны. (веселы, приветливы).
Где Самсон в избе? (Заслон.)
Голытьба, голытьба, а подворотня решетчатая.
Голь перекатная — без весу и меры живет.
Горе тому, кто непорядком живет в дому.
Горит столб, а уголья нет (свеча).
Горшок на всю семью большой.
Горшок упольник, везде угодник: в колья и мялья и в лес по помелье.
Гости за гостями (Гость по гостю), а ложки не мыты.
Грош за рыбу, грош на рыбу, да грош на нее ж. — Все ты врешь! — Да бишь за врешь отдала грош.

Д
Дарья с Марьей видятся, да не сходятся (пол и потолок).
Два Анисима, четыре Максима, седьмая Софья (стул, спинка, ножки, сиденье).
Два белыша ведут черныша (чело печи и очелыш).
Два бога увязло, пришел Спас да Миколе в глаз (пробои, замок и ключ).
Два брата купаются, а третий насмехается (ведра и коромысло).
Два братца глядятся, а вместе не сойдутся (пол и потолок).
Два братца одним пояском опоясаны (два кола).
Два братца пошли в воду (в рай) купаться (ведра).
Два братца хотят подраться, да руки коротки (коромысло).
Два брюшка, четыре рожка (подушка).
Два бурава (крота), четыре хвоста (лапти).
Два ворона летят, одну голову едят (грядки и голбец).
Два медведя в одной берлоге не живут (не уживутся).
Два подьячих водят Марью вертячу (крючья и дверь).
Два свояка, между их черная собака (чело, труба, дым).
Два стоят, два лежат, пятый ходит, шестой водит, седьмой песенки поет (дверь: косяки, притолока и порог, полотно, рука, пята). По сеням и так и сяк, а в избу никак (дверь).
Два ушка, два рожка, посередке прорость (крестьян, рукомойник).
Два хвоста — елоза проста (лапти).
Двину, подвину по белому Трофиму: спит Трофим — не ворохнется (волоковое окно).
Двое купаются, а третий дивуется (коромысло с ведрами).
Двор кольцом, три жердины конец с концом: три кола забито, три хворостины завито, небом накрыто; светом обгорожено.
Двор, что город, изба, что терем.
Двором жить — не лукошко шить (как ни сшил, все ладно).
Денег много — мельницу строй; хлеба много — свиней заводи!
День корпит, ночь корпит, под затопом (или: одно утро) спит (заслон).
Деньга на будень, деньга на праздник да деньга про черный день.
Деньга про белый день, деньга про красный день да деньга про черный день.
Дерется пет с орлом, прилетел коршун с хвостом разнимать пета с орлом (вода в чугуне, огонь и уполовник).
Держись друга старого, а дома нового!
Дерну, подерну по белому Леонтью, Леонтий взглянет и рот растянет (подъемное оконце).
Днем висит, болтается, к ночи в норку собирается (болт у окна).
Днем куражится, ребрится, а к ночи в уголок ложится (веник).
Днем трубой, ночью полосой; в избе доской, в сенях трубой (войлок, постель).
Днем, как обруч, ночью, как уж, кто отгадает — будет мой муж (пояс). Футка да фатка, футунди, футундак да две футенйцы (шапка, шуба, зипун, кушак, рукавицы).
Добрая жена дом сбережет, а худая рукавом растрясет.
Добрая то речь, что в избе есть печь.
Дождем покрыто, ветром огорожено.

http://uploads.ru/i/F/s/a/FsadK.png
Автор рисунка:В. И. Даль
Ремесло за плечами не носят, да и с ним себе хлеба не просят

Дом — чаша чашей.
Дом — яма: никогда не наполнишь. Дом — яма: стой прямо!
Дом вести — не бородой (не вожжой) трясти. Дом вести — не лапти плести.
Дом красится хозяином. Без хозяина дом — сирота.
Дом невелик, да стоять (лежать) не велит.
Дом, как полная чаша.
Дома — не в гостях: посидев, не уйдешь.
Дома и солома съедома.
Дома не пекут, а в людях не дают.
Дома нет хлеба, так в людях до нови будет.
Домок вести — не задом трясти (т. е. не плясать).
Домом жить — не развеся уши ходить.
Домом жить — обо всем тужить.
Домом не управил, так и волостью (городом) не управить.
Дрова да вода — бессчастным бог.дает.
Дуга золоченая, сбруя ременная, а лошадь некормленая.
Дурак дом строит (о горожанах): под солдатов возьмут.
Дымно, да сытно (да тепло).

Е
Есть ли таков, как Иван Русаков? Сел на конь и поехал в огонь (горшок, чугун).
Есть свято, с липы снято; по краешкам ремешки (по краям тпрусеньки), а в середке тпру (сито).

Ж
Живет из кулака да в рот. Живет не в год, а в рот. Живет на горке, а хлеба ни корки (о причте).
Животинку водить — не разиня рот ходить.
Животину водить — хлебу не угодить (не хлеба скопить).
Жил, жил, да и прожился. Живучи проживаются.
Жилом жить, не чуму (очагу, замест печи) молиться (арханг.).
Жилья с локоток, а житья с ноготок. Что такое? — Три покоя, а жить негде.
Жить домком — не ломать хлеб ломком (а резать ломтем).

З
За навозом проезду (провороту) нет, а молока купить не сыщешь.
За что ни хватись, все в люди катись. Хвать за ухват, ан в люди бежать.
Закопай — не гниет, кинь в воду — поплывет (уголь).
Запасливый лучше богатого.
Затеяла кумица трубицы, а нет ни соли, ни мучицы.
Зимой все жрет, а летом спит; тело теплое, а крови нет; сесть на него сядешь, а с места тебя не свезет (печь).
Зимой нет теплей, летом нет холодней (печь и погреб).
Зяб-перезяб в одних ферезях (окно). Без рук, без ног по стене ползет (ставень в волоковом окне).

И
И в Польше нет хозяина больше.
И зиму и лето на одном полозу ездит (волоковое окно).
И крот в своем углу зорок.
И мышь в свою норку тащит корку.
И надо всеми не покрыто (т. е. одно небо).
И стены в доме помогают.
Идет коза, бьет рогам по всем углам (мутовка в квашне).
Идет свинья из овина, с обоих концов по рылу (ночвы).
Из песку веревки (не) вьют.
Из пустой хоромины либо сыч, либо сова, либо сам сатана.
Изба жилом (жильем, жилым местом) пахнет.
Изба ильинским тесом крыта (т. е. соломой).
Избушка на курьих ножках, пирогом подперта, блином покрыта (из сказки).
Избушка на курьих ножках.
Ищи добра (или: оброк) на стороне, а дом люби по старине!

К
Кабы на скопидомку не крысы, так с нею б и ладов не было.
Как хлеб дошел, так пирог пошел; а пирог дошел, так блин пошел; а блин дошел, так в мир пошел.
Каков приход, таков и расход (или: обиход).
Какова Устинья, таково у ней ботвинье.
Каково на дому, таково и самому.
Катились каточки по липову мосточку; увидели зорю, бросились в воду (горох варят).
Кверху корнем растет (сажа).
Ковригу резать (о братьях в крестьянству: разделиться, разойтись, от обычая при этом делить хлеб) — двоим наклад.
Козел ревет, вверх хвост дерет (очеп).
Коли изба крива — хозяйка плоха.
Колокольня нова, колокольня бела, под маковкой черно, маковка золота (свеча).
Конь саврас по колено увяз (воротный столб).
Копил, копил, да черта и купил.
Корова на дворе, а вода на столе.
Кошка да баба завсегда в избе, а мужик да собака завсегда на дворе.
Красненький кочеток по жерди ходит (горящая лучина).
Крестьянин скотинкой жив.
Кривая собака в печку глядит (кочерга).
Кривой Сысой за печкой сидит: на улицу глядит и в избе стережет (сквозной сучок).
Крыв да ухитка — шуба избе.
Кто солому покупает, тот хлеб продает.
Кто умеет домом жить, тот не ходит ворожить.
Кто хвалит горницу, тот хвалит дворницу.
Куль да рогожа — вот те и одежа.
Кум с кумой видятся, а близко не сходятся (пол и потолок).
Кумово мотовило под небеса уходило (дым)
Купи хоромину житую, а шубу шитую!
Купил дом и с домовыми. Дом домом, а домовой даром.
Купил я гагана, он разнежился и расплакался; кинул я его за окно, никто не берет: собаки не едят и вороны не клюют (горшок).
Кур пасти — добра не обрести.
Кургуз, короток, обежал весь городок и Прижался в уголок (веник, голик). .
Курица (или: Старица) Софья весь век сохла, не пила, не ела, все вверх глядела (кол).
Курочка с хохлом, да кажинному поклон (рукомойник).

Л
Лежит баран: не столько шерсти на нем, сколько ран (колода, на которой дрова рубят).
Летом не преет, а зимой не греет.

М
Мал, да удал: всех людей перебил и царю не спустил (веник банный и платяной).
Маленька кутафьюшка в тесном месте сидит (пуговица).
Маленька собачка (маленький, пузатенький) весь дом бережет (замок).
Маленький Данилко в петелку удавился (пуговка).
Маленький Ерофейка подпоясан коротенько (веник).
Маленький мальчик всем под ноги смотрит (порог).
Маленький пузанчик по городу ходил, всех ребят перебил (веник банный).
Маленький шарик под лавкой шарит (веник).
Маленький, горбатенький, зубастенький, повадился в луга утят таскать, а ему еще спасибо (гребень).
Маленький, удаленький, в кулачке увяз (крюк и петли).
Маленький, удаленький, по полу елозит, заду не занозит (веник).
Марья-царевна сама в избе, рукава на дворе (матица).
Маслено, воложно, под лавкой положено (сковорода).
Матушка. Софья день и ночь сохнет: утро настанет, прочь отстанет (заслонка печная).
Мать толста, дочь красна, сын храбер (кудреват), в поднебесье ушел (печь, огонь и дым).
Мать черна, дочь красна, сын голенаст, выгибаться горазд (то же).
Медвежий (Коровий) глаз в избе (сучок).
Медвежья лапа в избе (помело).
Медвежья лапа жар загребает (помело).
Мешок, что осметок: и вскинется, да не опрокинется.
Молод был, людей кормил; стар стал, пеленаться стал; умер, мои кости негодящие бросили в ямку и собаки не едят (горшок).
Молодочка, обречена головочка (дойник с цедилкою).
Молчан-собака весь дом стережет (замок).

http://uploads.ru/i/9/x/4/9x4Nw.jpg

Муж возом не навозит, а жена рукавом не разносит.
Мутовка мясна, квашня кожаная (нога в сапоге).
Мышка ходит по брусочку, роняет по кусочку (горящая лучина).
Мышь в коробе, как воевода в городе.

Н
На дворе капель, так и у нас тепель.
На железном мосту коковяки растут (блин на сковороде).
На лавке кутак, не повернешь никак (сучок в лавке).
На обухе рожь молачивал, зерна не утрачивал.
На обухе рожь молотил, зерна не уронил.
На плешь капнешь, вставишь, попаришь, вынешь, поправишь (печь блины).
На реке на Клязьме два борова увязли: пришел спас да ткнул в Николин глаз (пробой и замок).
На свете три кривобоины (дорога, река, изгорода).
На свечу богу, на рукавицы, на соль, на деготь, на кон, на привар, на штоф вина (крестьянские денежные расходы).
На своей улочке и курочка храбра.
На своем пепелище и курица бьет (а петух никому спуску не дает).
На улице кромушка, в избе ломоток (бревно в стене).
На улице петровки, в избе рождество (когда на дворе тепло, а стекла густо намерзнут).
На чужой каравай рот не разевай, а пораньше вставай да свой затевай (затирай)!
Наварила, напекла Акулина про Петра. Она прибирает, она подавает, одним одна за всех отвечает.
Наживи хлевину, а там и скотину!
Наш Ерема не сказался дома (от гостей или от работы).
Наш фофан в землю вкопан (столб).
Наша горница с богом не спорница: как на дворе холодненько, так и в ней не тепленько; а на дворе тепло, так и на печи припекло.
Наша горница с богом не спорница: на дворе тепло, и у нас тепло.
Наша изба не ровно тепла: на печи тепло, на полу холодно.
Не дом хозяина красит, а хозяин дом.
Не живой, а дышит (квашня).
Не красна изба углами, красна пирогами.
Не местом ведется (порядок, достаток), а хозяином.
Не пилось бы, не елось, никуда б и добро делось.
Не плачь, рожь, что продам за грош: весна придет — вдвое заплачу, а назад ворочу (о нерасчетливом хозяине).
Не по дому господин, а дом по господину.
Не потакай своим, чтоб задать страха чужим.
Не припасла хозяйка обеду, так, видно, толкнуться к соседу.
Не уедно, да улежно.
Не ходи канда (кот) в пенду (печь), в пенде канда (каша) прохонда (для гостя, новгор. уст. весьма обычная шутка).
Не хожу я в мир по всякий блин.
Не хозяин, кто своего хозяйства не знает.
Небом покрыто, полем огорожено.
Нет большака супротив хозяина.
Нет большака супротив хозяина.
Нет дома муки, так попроси у Луки. Вдруг густо, вдруг и пусто.
Ни в избе, ни на дворе, соловьино гнездо (дверная петля).
Ни глаз, ни ушей, а слепцов водит (палка).
Ни кола, ни вола, ни села, ни двора, ни мила живота, ни образа помолиться, ни хлеба, чем подавиться, ни ножа, чем зарезаться.
Ни кола, ни двора, а вереи точеные.
Ни ножа, ни топора, ни помолиться, ни зарезаться.
Ни рожен, ни ряжен — богу молится (очеп).
Ни хуху, ни духу, ни третьего тепла.
Никто таков, как Иван Колпаков (Токмачев): сядет на конь да поедет в огонь (горшок, чугун):
Новая посудина вся в дырах (корзина).

О
Обед не в обед, как хозяина (хозяюшки) нет.
Овина не отнимывать, а бане не сгарывать.
Один с сошкой (с сохою), а семеро с ложкой.
Около кола золотая трава (кольцо). Без начала, без конца, а не бог (кольцо).
Основа соснова, уток соломенный (крыша).
Откусишь — гребенка, посадишь — перепелка, сидит, не летит (насмешка над хлебом плохой хозяйки).
Отрежешь — оселка (оселок, брусок), откусишь — гребенка.

П
Пар костей не ломит, вон души не гонит.
Паси (Береги) денежку про (на) черный день.
Печь нам мать родная. На печи все красное лето.
Пиво не диво, и мед не хвала; а всему голова, что любовь дорога.
Плотники без топоров срубили горенку без углов (горшок).
По естю старец келью строит.
По полу гудок, по подлавочью гудок — тот же гудок сел в уголок (веник).
По полу скок и по лавкам скок; сядет в уголок; не ворохнется (веник).
По приходу и расход держат.
По сараю (По повети) хожу, ерыкалу ищу; ерыкаться хочу (веника ищу париться).
По сеням ходит, а в избу нейдет (дверь). Дерну, подерну Егора за горло (дверь). Стару бабу за пуп тянут (дверь). Не шагает, а ходит (дверь). Ходит без ног, держит без рук; кто идет, тот за порог берет (дверь в избе).
По стене ползет — то к свету, то от свету (задвижной ставень).
Под капель избы не ставят (поверье, на какое место капало с кровли).
Под лесом-лесом колесы висят (серьги в ушах).
Под одной шляпой четыре брата стоят (стол).
Под полом, под середой, сидит баба с бородой (помело).
Подержись за мотовило, подержись за молотило, а дудка сама придет.
Пока уставится, а в кармане не много останется.
Пол железный, половик нетканый (сковорода с блином).
Поле маленько, распахано гладенько, ни сохой, ни бороной, чертовой бородой (под в печи).
Полна коробочка золотых воробышков (жар в печи).
Полна поветка воробышков: сидят, не летят, почирикивают (камни на каменке шипят при поддаче).
Полон засечек красных яичек (уголья в порску).
Полон хлев бесхвостых овец; одна была с хвостом — и та ушла (хлебы и лопата).
Полон шестик воробышков (кайма сарафана с пуговками).
Поля стеклянны, межи деревянны (окно и рамы).
Помер Адам — ни богу, ни нам: ни душа на небо, ни кости в землю (разбитый горшок).
Порог поскребла да пирог испекла.
Посеял — не смерял; ест — не считает.
Поставлю — стоит; положу — лежит; дом держит (светец).
При семи дворах, восемь улиц.
Приведи бог и собачке свою конуру!
Продает с барышом, а ходит нагишом.
Промеж двух морей, по мясным горам, гнутый мостик лежит (коромысло с ведрами).
Прялка рогата, топор комоват (мужик уживчивее бабы в дому).
Пуст (худ, мал) горшок, да сам большой.

Р
Разберу беляну (т. е. судно) одними руками, не соберешь беляны всеми городами (щепать лучину).
Размахну (Разойму) мохнушку, воткну голышка (рукавица).
Раскладу я клетку — и царю не скласть: ни попам, ни дьякам, ни богатым мужикам (щепать лучину).
Раскладу- я клетку, не скласть эту клетку ни попам, ни дьякам, ни серебряникам (лучина).
Распашу, распашу чисто поле, нагоню, нагоню белых лебедей; посажу, посажу рядышком, а после лебедей всех переем (хлебы).
Рассыпался черкас, никому его не скласть: ни попам, ни дьякам, ни серебряникам (горшок).
Растворя горницу, да: «Ступай, вся вольница!»
Рога в хлеву, а хвост в руках- (ухват).
Родился вертяся, а умер взбесяся (горшок; лопнет кипя).
Родился на кружале, рос — вертелся, живучи парился, живучи жарился; помер — выкинули в поле; там зверь не ест и птица не клюет (горшок).
Родился окат земной; крестился в огненной реке; привезли его на торговище, поставили в сторонище; пришла стара матера жена, ударила его златым кольцом: «Гой еси, окат земной, отзывайся! кости твои не оберущи, в землю не кладущи» (горшок).
Родился я в каменной горе, крестился в огненной реке, вывели меня на торжище; пришла девица, ударила золотым кольцом; мои кости рассыпучие, в, гроб не кладучие, блинами не помянучие (горшок).
Родится — вертится, растет — бесится (кипит), помрет — туда дорога (горшок).
Родится — вертится; живет — всем кормилец; смерть его — эх-ма! (Горшок.)

С
С вечера заторкал, со полуночи захоркал, поутру встал, до локтей заекал (квашня).
С голодным брюхом да по добрым людям.
Садила пять, вынула шесть; одного нет как нет.
Сам дубовый, пояс вязовый, нос липовый (бочка, обручи, гвоздь).
Сам наг, а рубашка в пазушке (в запазушке. Свеча).
Сам худ, голова в © пуд (безмен).
Сведем домок в один уголок. Сведем так домок, что не нужен и замок. Сведем домок в орехову скорлупу.
Свет Кощей, господин Кощей: сто людей кормил, гулять ходил, головку сломил; кости выкинули, псы не понюхали (горшок).
Свиная закута, соломой заткнута.
Свинка — вырезана спинка (ночевка, лоток).
Свои дом — не чужой: из него не уйдешь.
Свой уголок — свой простор. Своя хатка — родная матка.
Своя воля во щах (да в бане, да в жене).
Своя ноша не тянет, своя сермяга — не тяга.
Семь топоров вместе лежат, а две прялки врознь.
Серое сукно тянется в окно (дым из курной избы).
Сивая кобыла по торгу (по полю, по городу) ходила, по дворам бродила, к нам пришла, по рукам пошла (сито).
Сидит Арина, рот разиня (печная труба).
Сидит баба на грядках, вся в заплатках (корчага в бересте).
Сидит барыня (баба) на печке в белой епанечке (труба).
Сидит курочка на золотых яичках, а хвост деревянный (сковорода на углях и сковородник).
Сидит Микит, сквозь стены глядит (сучок).
Сидит мужик на полатях, на нем синенький халатик (дым в черной избе).
Сидит сова на примете, нельзя ее напоити (рукомойник).
Сидит царица (царь-птица) на золотых яичках (сковорода).
Сквозь стену торчок (сучок в бревне).
Склизко, неловко, в середке веревка (свеча сальная).
Скок-поскок, по полу гудок, по подлавочью гудок: наиграется гудок, да и сядет в уголок (веник).
Скручен, связан, по избе скачет (веник).
Слепой Демид в чащу ходил, поросят давил (гребень).
Слушаю, послушаю: вздох за вздохом, а в избе ни души (квашня).
Снаружи рогата, изнутри комола (углы в избе).
Сорока в куст, Алексей за хвост (сковорода и сковородник).
Сорока под порогом, и кошка умылась, а в доме ни мучицы, ни крупицы.
Сорока под пыл летала уполовник).
Сосна кормит (мезга), липа одевает (лыко).
Сохнет Софья, ни пьет, ни ест, все на небо глядит (труба).
Спорынья в квашню! — Сто рублей в мошну! (Пожелание гостя и ответ хозяйки.)
Старая Варвара да сухой Матвей: привязался к ней, и теперь у ней (печь и голбец).
Старая старуха без ног, без рук, на стену лезет (пыль).
Старик над водой, трясет головой (журавец с бадьей).
Старый (Маленький) Афанасий лычком подпоясан (веник).
Старый старичок под себя тюрю мнет (светец с лучиной).
Сто гостей, сто постелей: у каждого гостя своя постеля (бревна избы). Сто гостей, сто постелей — одному гостю нет постели (матица). Сто молодцов на одном головище (изголовье) спят (накат на матице).
Сто один брат, все в один ряд, вместе связаны стоят (частокол).
Сто полен в запасе, а на истопку не будет (ведра).
Стоит бычище, проклеваны бочища (дом и окна).
Стоит в воде по горло, а не напьется (кол).
Стоит волк — опаленный бок (заслон).
Стоит Гаврило — замарано рыло (светец).
Стоит Егорий на осеку, переселся со смеху (горшок в печи).
Стоит Ермошка на одной ножке, крошит крошатку, ни себе, ни мне, ни другу (светец).
Стоит козелок на маленьких ножках; пышет и дышит, а души нет (самовар).
Стоит Куземка, крошит крошатку — ни себе, ни другу (светец).
Стоит мальчик, скривя пальчик (крюк).
Стоит молодец по колени в золоте (горшок в углях).
Стоит свинка, золота щетинка (накаленная каменка).
Стоит старец, крошит тюрю в ставец (светец и лучина).
Стоит сыр дуб, в сыру дубу ящик, в ящике синь плат, в плате золото (дом, сундук, платье, деньги).
Стоит терем, в тереме ящик, в ящике мучка, в мучке жучка (изба, печь, зола, уголь).
Стоит Трошка на одной ножке, крошит крошки (светец).
Стоит яга, во лбу рога (печной столб с воронцами).
Стою ли я над головою — прямо стою; стою ли я под ногами — прямо стою (гвоздь в сапоге).
Стряпай день до вечера, а поесть нечего.
Сухой Гаврилко вскочил в лядинку, разогнал всю скотинку (гребень, голова).

Т
Тар-тарары, двор двероват, а некуда ни выйти, ни выехать (сито).
Твой дом, твои и гости (твоя и воля).
Тело сальное, душа бумажная (свеча).
Тепло (в избе), как сам бог живет.
Тетушка Варвара, меня матушка послала: дай сковороды да сковородничка, мучки да подмазочки; вода в печи, хочет блины печи.
То-то и гулять, как нечего загонять.
Ток железный, посад яровой (блин на сковороде).
Толстая Фетинья, сухой Матвей Привалился к ней (печь и голбец).
Только то и есть в сусеке, что мыши нагадили.
Только что концы с концами сводим (т. е. приход с расходом).
Три ноги, два уха да шестое брюхо (лохань).
Туда Митя, сюда Митя, и под лавку ушел (веник).
Туда-сюда рубль, так-сяк два, за корову полтора (отчет хозяйки).
Тычу, потычу, ночью не вижу; дай-ка днем попытать (замок).

У
У кого две кожи на ногах? (Кто в сапогах.)
У Маланьи с маслом и оладьи.
У нас в избушке все поползушки (волоковые окна).
У нас в избушке красны бабушки (т. е. игрушки, ложки).
У нас в печурочке золотые чурочки (дрова в печи).
У нас да у вас поросенок увяз (мох).
У нашего дяди все редька: триха редька, ломтика редька, редька с маслом да редечка с квасом.
У нашей у буренушки на боку жбан к ней (печь и казенка, голбец).
У него в доме нечем собаки заманить.
У него в доме ни удавиться, ни зарезаться нечем.
У туши уши, а головы нету (ушат).
У церкви у двери притолоки изъели (из ели).
Узелок Кузьма, развязать нельзя! имечко хорошо — Алексеем зовут (замок).
Узловат Кузьма, развязать нельзя (цепь) .
Уйдем всем двором, опричь хором, а дом подопрем колом.
Утка в море, хвост на горе (на воле;или: на заборе. Ковш).

Х
Хлеб да живот (т. е. скот) и без денег живет.
Хлеб-соль кушай, а хозяина слушай!
Ходит Хам по лавке в Хамовой рубашке; открою окошко, выдь. Хам, вон (дым в черной избе).
Хожу на голове, хотя и на ногах; хожу босиком, хотя и в сапогах (гвоздь в сапоге).
Хожу я по топотихе, загляну я в жукотиху, в жукотихе топыра, грохотихою укрыта (пол, чело печи, дрова, печь).
Хозяин в дому, как Авраам в раю.
Хозяин в дому, что медведь в бору (что как хочет, так и ворочат).
Хозяин в дому, что медведь в бору; хозяюшка в дому, что оладышек в меду.
Хозяин весел, и гости радостны (радошны).
Хозяин, что чирий: где захотел, там и сел.
Хозяйка в дому — что оладьи (оладышек) в меду.
Хозяйка из села Помелова, из деревин Вениковой, пирожок испечет, и корова не ест; да поставит (растворит) три, посадит (в печь) два, а вынет один.
Хоромишки, что горшки стоят: ни кола, ни двора (те. е. не обгорожены).
Хорош бы дом, да черт живет в нем.
Хороши хоромы, да нет обороны.
Хоть не пышно, да затишно.
Хоть худ дом, да крыша крепка.
Хохлатые курицы двором ведутся, а веселые девушки хозяйкой.
Худая матка всему дому смятка.

Ц
Церковка, соловейковка — сама гладка, будто ягодка (бутылка).
Цыганский дом: три кола да посередине головня.

Ч
Чем в избу воды не принесешь? (Решетом.)
Через море котовий хвост (перевясло у ведра).
Через сине море журавлиное горло (перевясло на посуде).
Черная корова целый ушат воды выпила (банная каменка).
Черная собачка весь двор стережет (замок).
Черненька коровка, рожки железные, тем и полезна: зимний день по дважды, летний однажды, на камешек доит; межмолок не ходит (огниво).
Черненька собачка вкруг да вкруг (сковорода).
Черненька собачка свернувшись лежит: ни лает, ни кусает, а в дом не пускает (замок),
Черныш, загарыш, куда поехал? — Молчи, кручено-верчено, там же будешь (чугун и корчага).
Черт голенаст, выгибаться горазд (дым).
Чертова бабка вся в заплатках (каменка в бане).
Четыре братца под одним шатром стоят (стол).
Четыре Василисы в одно место свилися (светец).
Четыре сестрицы в одну лунку цедят (доить корову).
Четыре сестрицы под одной фатицей (стол).
Чист молодец: ни стада (ни коз), ни овец.
Что в избе заприметка? (Загнетка.)
Что в избе самодел? (Щель.) Сам самодел, само делается (щель, трещина).
Что в поле ни родится, все в доме пригодится.
Что воскресенье, то новоселье (т. е. шатается).
Что дома скоплю, за тем в люди не пойду.
Что купит, то и лупит.
Что ни гость, то постелька (венцы и мох в пазах).
Что поставят, то и кушай, а хозяина дома слушай!
Что сварили, и то в печи забыли (застудили).
Что стом вито, обвито, повито? Кто то отганет, тому сто все (кринка в бересте или молостов).
Чтоб было дворно (ко двору, споро) и не проторно.
Чтоб варево уварилось, изба теплом поскопилась.
Чудо чудом, сошлось кругом: дыр много, а выскочить некуда (решето, сито).
Чулан — другая изба.
Чурило, закуреное рыло (светец).

Ш
Шапка татарка (Чертова шапка) вся в заплатках (каменка).
Шел я мимо декоськи, видел дело такоське: волога вологу ест; я пришел, разландал, выландал и заландал (т. е. шел мимо огорода и увидал овцу, отворил заворы, выгнал ее и запер заворы).
Шило-мотовило под небеса подходило, по ниточке говорило (змей).
Шило-мотовило под небеса уходило, по-немецки говорило (журавль).
Шире себя (Не сметя себя) жить, не добра нажить.
Ширну, пырну, — выдерну, пырну (веселко).

Щ
Щей горшок, да сам большой.
Щи, горох, да горох со щам, маленький город да большой горох.
Щука в воде, а хвост наружи (уполовник).
Щука в море, хвост на угорье (ковш).

По материалам:
http://www.aphorism.ru/dal/117.html
http://12mesyatcev.ru/poslovicy-i-pogov … jstvo.html

0

13

Деревянная симфония Кимр
Алексей Полубота,14 апреля 2012 года

http://uploads.ru/i/j/9/6/j9604.jpg

Волжский городок славится старинными домами, выстроенными в стиле модерн. Однако желающим увидеть их стоит поторопиться

Бывает, что в совершенно чужом городе набредёшь на место, где напластования времён расступаются, и ты вдруг начинаешь понимать, что толкнуло под сердце основателей «града сего». Почему решили они именно в этом уголке бескрайней Руси остановиться и сделать его родиной не только для себя, но и для десятков поколений своих потомков.

В Кимрах такое место – набережная над высоким левым берегом Волги. С неё открывается вид на широкую водную равнину главной русской реки. Особенно хорош он осенью, когда волнистые линии берегов одеты в мягкую жёлто-оранжевую дымку увядания.

Именно отсюда я бы посоветовал каждому начинать знакомство с городом, который впервые упоминается в грамоте Ивана Грозного 1546 года. Последние десятилетия для Кимр, как и для большинства русских провинциальных городков были далеко не лучшими в их истории.
До Москвы отсюда всего два с половиной часа электричкой или на машине. Однако все приметы современной русской глубинки налицо: и разбитые дороги, и запущенные жилые дворы, и ветшающие исторические здания. В самом центре города зияют чёрными провалами краснокирпичные развалины того, что раньше было гостиным двором.
Поначалу человеку, случайно оказавшемуся в Кимрах, город вполне может не понравиться и даже произвести удручающее впечатление. Признаюсь, так было и со мной. Однако стоит внимательно присмотреться…

Главное, что выделяет этот приволжский городок среди сотен других – деревянный модерн. Так называется архитектурный стиль, получивший распространение в России во второй половине 19-го века. Кстати, стиль этот в провинции оставался актуальным даже в первые годы существования СССР.
В Кимрах деревянный модерн был особенно популярен среди зажиточных горожан. Потому-то, несмотря на беспримерное небрежение последних лет, сохранились ещё деревянные шедевры, ради которых сюда ежегодно приезжают сотни и тысячи ценителей не только из России, но и из Европы.

«Автономное» Савёлово

Обычно путешественники из Москвы, приезжая в Кимры, попадают в Савёлово, располагающееся на правом берегу Волги. До начала 20-го века Кимры и Савёлово были двумя большими богатыми сёлами, «поглядывающими» друг на друга с разных берегов реки. В 1917 году указом Временного правительства их объединили в один город. Но и сегодня Савёлово сохраняет некую «психологическую» автономность. В этой части города в 1915 года появилось предприятие, которое ныне называется «Савёловский станкостроительный завод». Завод, как можно прочитать на его сайте, занимается выпуском «уникального, наукоемкого и высокотехнологического оборудования нового поколения для многих отраслей промышленности, таких как: аэрокосмическая, автомобильная, судостроительная, деревообрабатывающая, пищевая». Это предприятие сумело выкарабкаться из 90-х, и по-прежнему является местом работы многих горожан. Наверное, именно благодаря заводу большая часть Савёлово застроена панельными многоэтажками и выглядит значительно более благоустроенней, чем «центр» города. Что ж, можно порадоваться за савёловцев. Однако, видимо, как раз вследствие этой благоустроенности, любителям деревянной старины делать в Савёлово нечего.

Из «достопримечательностей» этой части города можно назвать разве что наполовину опустевший цыганский посёлок, расположенный рядом с железнодорожной станцией. Беспокойные его жители немало постарались, чтобы в 90-е годы Кимры получили название «героиновой столицы России». Тогда на каждого старшеклассника в Кимрах приходилось по нескольку торговцев смертью. Неизвестно, что было бы с городом, если бы не священник кимрского храма Преображения Андрей Лазарев. Но об этом чуть позже…

Запах свободы

Итак – в центр. Прямо у красивого моста через Волгу начинается уже упомянутая набережная Фадеева. По ней обязательно надо пройтись, чтобы зарядиться простором и подышать особым, волжским ветром, в котором смешались еле уловимые запахи рыбы, водорослей, мазута. И, главное, - свободы.

Здесь можно увидеть и один из ярких образчиков деревянного модерна – дом-теремок крестьян Рыбкиных. В его изящных формах нечто сказочно-уютное. До недавнего времени «теремок» был символом города. Сегодня он стоит наглухо заколоченный и медленно разрушается. Впрочем, нечто подобное можно сказать и о доме купца Лужина на улице Кирова, и о многих других деревянных шедеврах города.

В самом конце набережной тоже по-своему изящное здание. Это Государственный кимрский театр драмы и комедии. Для городка с населением теперь уже меньше пятидесяти тысяч жителей такое заведение, безусловно, роскошь. Патриоты Кимр будут нахваливать вам этот местный центр культуры… Сказать по правде, человек привыкший к столичному уровню театрального искусства, вряд ли разделит их энтузиазм. Но сходить в театр всё-таки стоит. Хотя бы для того, чтобы оценить его провинциальную атмосферу, в которой есть что-то от увядающих дачных хризантем. После неухоженных городских улиц вы вдруг попадёте в маленький, выдержанный в сиреневых тонах мирок, где скромно по московским меркам принаряженные люди улыбчивы, тихи и вежливы в предвкушении «встречи с прекрасным».

Со стен тоже улыбчиво смотрят на посетителей портреты актёров разных поколений и исторические документы в рамках. Например, телеграмма Иосифа Сталина, в которой он благодарит актёров театра за то, что они собрали и перечислили значительную денежную сумму на нужды армии в самый разгар Великой Отечественной войны.

И над всем этим поднимаются то тягуче-грустные, то вальяжно-игривые переливчатые звуки. Пианист в фойе – местная достопримечательность. Многие специально приходят, чтобы послушать его виртуозную, а, главное эмоциональную игру. Не случайно, каждый раз, когда замолкает рояль, звучат аплодисменты, а львиная доля купленных здесь же, в театре цветов достаётся музыканту.

Экспериментальный район по борьбе с религией

Но вернёмся в город. И сделаем это у самых стен театра. Когда-то на его месте стоял собор Покрова Пресвятой Богородицы. В местном краеведческом музее находится макет села Кимры начала 20-го века. Глядя на него понимаешь, почему был взорван этот мощный храм. Для Кимр Покровский собор был тем же, чем для Москвы и всей России Храм Христа Спасителя, - символом Православия. По словам уже упомянутого мной священника Андрея Лазарева, в первые десятилетия после революции 1917 года в Кимрском районе проводился эксперимент по борьбе с религией. Заключался он в основном в том, что храмы в городе превращали в склады, мастерские или клубы. А тех, кто «упорствовал в вере», расстреливали или посылали на строительство канала имени Москвы, который «присосался» к Волге в соседней Дубне, в двух десятках километрах выше по течению. В 1927 году был закрыт и храм Преображения, где служит ныне отец Андрей.

Сделать это удалось не сразу. Вот, что можно прочитать в «Народном каталоге православной архитектуры» о тех событиях: «…19 мая в церкви состоялось прощальное богослужение. 20 мая специальная комиссия горсовета прибыла к храму с целью провести опись церковного имущества. Однако собравшаяся толпа прихожан не допустила ее в храм. Таким своим поведением верующие выражали протест против его закрытия. Зазвонили колокола. Толпа людей вскоре выросла за тысячу человек. Слышались возмущенные и бранные слова в адрес представителей власти. Секретаря ЦИКа Колоскова хватали за ворот, члену укома (РКП б) Алексееву не давали возможность говорить, рабочий фабрики «Красная звезда» Кожевников был избит и попал в больницу.
Видя подобную реакцию власти благоразумно отступили, но ненадолго. Вскоре милиция арестовала большую группу лиц подозревавшихся как зачинщиков беспорядка. Началось предварительное следствие. Город затих как бы в предчувствии грозы…»

Гроза разразилась скоро. Пять человек во главе с ныне канонизированным священником Фёдором Колеровом были расстреляны. Множество других прихожан храма осуждены на разные сроки заключения или ссылки. Этот «кровавый урок» достиг своей цели – кимряки больше не выступали против закрытия церквей в своём городе.

В 1947 году, на волне послевоенных послаблений верующим, храм Преображения, успевший побывать и клубом кустарей, и складом, был возвращён Русской православной церкви. Сегодня этот храм, построенный в самом начале двадцатого века – главная и, пожалуй, самая красивая церковь в Кимрах. Желающим полюбоваться узорчатой гармонией её форм и золотым блеском «чешуйчатых» куполов надо пройти примерно километр от набережной через центр города по улице Урицкого.

Священник против наркобаронов

Глядя на ухоженную территорию храма Преображения может показаться, что все треволнения современной жизни обходят стороной этот островок веры и спокойствия. Однако впечатление обманчиво. В конце «лихих девяностых» число наркоманов среди кимрской молодёжи возрастало катастрофическими темпами. Упомянутый выше цыганский посёлок на окраине Кимр был одной из главных перевалочных героиновых «баз» в России. Тогда многим казалось, что сделать с этим ничего нельзя – ведь местные судьи были заодно с наркоборонами, наводнявшими город зельем. Поэтому даже мелким «наркосошкам», взятым с поличным, удавалось избежать ответственности.

Однако вышло так, что борьбу с наркомафией возглавил, человек, которого земные дела, по идее, должны были волновать меньше, чем кого бы то ни было.

Вот, что рассказал мне отец Андрей, священник Преображеского храма, во время одной из наших встреч.

http://svpressa.ru/photo/54316-1.jpg

— Когда тринадцать лет назад Господь призвал меня в Кимры, я, конечно, не думал, что придётся бороться с торговцами наркотиками. Служение Богу — вот главное моё призвание на земле. Однако в 1999 году бездейственно смотреть на то, как гибнет наша молодёжь, стало невозможно. Даже дети, не скрываясь, кололись по дороге в школу и обратно. После того, как наркотиками стали торговать возле храма, мы собрали подписи горожан (около двадцати семей не побоялись проявить гражданское мужество) и пошли в милицию. Я назвал несколько адресов, где торгуют «дурью», и сказал начальнику Кимрского ОВД: «Если вы не закроете эти точки, мы их сожжём». Вскоре точки закрыли, а кое-кого из наркоторговцев даже посадили. Тогда у нас появилась надежда.

Отец Андрей сумел использовать ресурс, к которому многие священники относятся настороженно, а то и откровенно враждебно – СМИ. В Кимры зачастили журналисты федеральных телеканалов и газет. Помогли и связи отца Андрея среди не запятнавших себя коррупцией силовиков. В результате большинству непосаженных наркоторговцев пришлось бежать из города, а число наркоманов в городе сегодня меньше, чем в среднем по Тверской области и России.

- Недавно я отпевал несчастного, погибшего от передозировки. В последний путь его пришли проводить такие же друзья-наркоманы. И вот что бросилось в глаза: всем им было за тридцать. Это не было случайностью – молодых наркоманов в городе всё меньше, – это уже отрывок из нашего разговора минувшей зимой.

Пройду по Володарского, сверну на Луначарского…

Деревянные шедевры, главная «приманка» для туристов, приезжающих в Кимры, сосредоточены в основном в Заречье – районе, отделённом от центра рекой Кимркой. Однако, прежде, чем отправиться туда, стоит побродить по центральным улицам с до боли знакомыми жителю практически любого российского города названиями: Ленина, Кирова, Володарского, Луначарского, Урицкого… Несмотря на «революционность» приклеенных к этим старинным улицам ярлыков, и вопреки обилию рекламных вывесок, здесь до сих пор можно ощутить дух русского купеческого города 19-го века. Главным образом, потому, что дореволюционная застройка сохранилась в виде близком к первозданному.

В последние годы силами местных предпринимателей часть купеческих особняков, арендованных под магазины, отреставрирована. Однако вопрос о возвращении исторических названий улицам в городе, где порой не хватает денег на уличное освещение, по-прежнему не стоит.

Кимры связаны с именами многих выдающихся россиян. Здесь жили, работали, отбывали ссылки писатель Александр Фадеев, актриса Нина Сазонова, поэт Осип Мандельштам, литературовед Михаил Бахтин. Однако, памятника (довольно скромного) в Кимрах удостоился только один великий уроженец этой земли – российский авиаконструктор Андрей Туполев. Он родился в ныне несуществующей деревне Пустомазово Кимрского района в семье провинциального нотариуса. А уже в 1925 году в возрасте 37 лет стал всемирно известным авиаконструктором, создателем двухмоторного самолёта ТБ-1, который долгое время считался одним из лучших в мире бомбардировщиков. Другие знаменитые «Тушки» до сих пор бороздят воздушные пространства.

Подробности биографии авиаконструктора, полной ярких взлётов и трагических изломов, без труда можно найти во всезнающем Интернете или услышать от экскурсовода в Кимрском краеведческом музее, где Туполеву посвящена отдельная экспозиция. Стоит только с сожалением заметить, что гордость за своего земляка, видимо, испытывают не все жители Кимр – с таблички на памятнике, напоминающей о том, что самый знаменитый кимряк был трижды удостоен звания Героя Социалистического Труда, содраны две из трёх золотистых «звёзд».

Дома-сказки и дома-призраки

Итак – переходим мост через речку Кимрку, давшему когда-то название селу Кимра, и оказываемся в Заречье. Здесь, как в известном сказочном сюжете, можно выбрать одну из трёх дорог, на каждой из которой найдутся свои достопримечательности.

Можно свернуть налево в тихий городской уголок между улицей Орджоникидзе и берегом Волги. Доминирующей, как говорят архитекторы, точкой этой части города является церковь Вознесения Господня, построенная в 1813 году в честь победы над наполеоновской Францией. Сразу бросаются в глаза проволочные каркасы на месте куполов-луковичек – церковь в последние годы очень медленно и трудно восстанавливается. Но уже сейчас можно угадать её былую, и, надеюсь, будущую красоту. Стройно вознёсшуюся над Волгой церковную колокольню видно издалека. Недаром экскурсоводы с проплывающих по реке круизных теплоходов любят обращать на неё внимание туристов.

На улочках вокруг церкви можно увидеть опрятные деревянные домики с затейливой, каждый раз неповторимой резьбой на окнах, карнизах, водосточных трубах. Дома, которым повезло с хозяевами, чередуются с покосившимися, а то и обугленными домами-призраками. Особенно поразил меня один дом на Волжском проезде. Издалека он привлёк внимание своим роскошным орнаментом. И лишь, подойдя почти вплотную, я обнаружил, что за треснувшими окнами лежит снег. От умирающего дома осталась одна оболочка.

http://svpressa.ru/photo/54316-2.jpg

С правой (если идти из центра) стороны от моста через Кимрку на улицах Салтыкова-Щедрина, Горького, Никитина, Панфёрова тоже можно найти много старинных домиков, которые выделяются то причудливой башенкой, то изящными деревянными балконами, то необычным внешним оформлением. Здесь, правда, заметней «отрицательное влияние современности». Некоторые владельцы уникальных строений, не желая «возиться» с обветшавшими элементами деревянной отделки домов, затягивают стены пластиковым сайдингом, другие заменяют весёлые узорные окошки на бездушные пластиковые глазницы. Кое-где виден аляповатый громоздкий новодел.

Мне доводилось говорить с директором Кимрского городского краеведческого музея Владимиром Покудиным. Он с горечью рассказывал о том, что старинная красота Кимр исчезает вопреки всем усилиям краеведов и неравнодушных жителей. Часть уникальных деревянных домов сносится под предлогом ветхости, а потом на их месте возникают современные особняки. Некоторые дома покупают приезжие из разных уголков бывшего СССР, которых в Кимрах год от году больше. Немудрено, что новые хозяева пытаются перекроить приобретённые дома под свой вкус, не подозревая порой, что имеют дело с памятниками архитектуры. В списке кимрских объектов историко-культурного наследия аж 119 пунктов. Правда, лишь упомянутая выше церковь Вознесения относится к памятникам федерального значения. Остальные имеют региональный статус. Он пока мало чем помогает продлить жизнь архитектурным изюминкам города.
Принятый, видимо для галочки, в 2002 году закон «Об объектах культурного наследия», так и остался безвестным для большинства хозяев домов-памятников. Поэтому сохранение первозданного вида деревянных шедевров, по-прежнему, зависит только от вкуса и финансовых возможностей их владельцев.

Но вернёмся к ещё уцелевшим кимрским красотам. Больше всего их, по моим наблюдениям, можно найти, если пойти прямо от всё того же моста через Кимрку, на улицах Орджоникидзе и Московской. Название последней, видимо, не случайно. До революции желающим поселиться здесь надо было ехать в первопрестольную, чтобы доказать, что твоё жилище не нарушит общий архитектурный ансамбль улицы. Так, по крайней мере, говорили мне местные жители. Хочется верить, что это не просто красивая легенда (до сих пор угадываемая былая гармония этой улицы – тому подтверждение), и когда-нибудь, «по закону спирали», в наше общество снова вернётся высокая культура правовых взаимоотношений с государством.

На улице Орджоникидзе один из моих любимых «модерновых» домов - дом под номером 24. Или, как я его для себя называю, - «дом бабы Зои». Он сохранился практически в первозданном виде. Каждый раз, приезжая сюда, стараюсь полюбоваться гармонией его устремлённых в небо форм. Однажды мы разговорились с хозяйкой дома Зоей Викентьевной Песковой и она впустила меня в широкий, пахнущий козами двор.

http://uploads.ru/i/n/2/6/n26Lp.jpg

http://svpressa.ru/photo/54316-3.jpg

- Добротный дом, его нэпман строил, - любовно оглядывая своё владение, говорит «баба Зоя».

Да, это ещё одна тёплая особенность Кимр – история здесь не «законсервирована» в музейных залах, она разлита по городу, сквозит в разговорах и даже поведении людей. И люди здесь порой тоже – сама история. Взять, хотя бы, Зою Викентьевну. В свои восемьдесят с лишком она продолжает держать десяток коз. И не столько ради приработка (довольно скудного) к пенсии, сколько от того, что без работы, без любимых «животин» уже не представляет жизни. Где вы в современном мегаполисе встретите такой типаж?

Или другая кимрячка - ветеран войны, бывшая зенитчица Наталья Васильевна Бойкова. Она прошла со своей батареей путь от Подмосковья до Польши, поставила в трудное послевоенное время на ноги пятерых детей. Два года назад, во время нашей встречи она, простодушно улыбаясь, рассказывала мне о том, как поднимает на второй этаж вёдра с водой – водопровода в многоквартирном деревянном доме, где она живёт, нет. «Большую» по местным меркам пенсию Наталья Васильевна тратит не столько на себя, сколько на своих родных. На дочь, страдающую сахарным диабетом и перенёсшую уже три острых приступа, и внучку, у которой «нелады» с мужем, и которой надо поднимать на ноги годовалую дочку.

Всю жизнь Наталье Васильевне казалось, что окружают её только хорошие люди. Поэтому она неохотно меняла места работы. Даже из пекарни, где приходилось таскать мешки с сахаром по сто килограммов, не уходила долгие годы, пока от непосильных трудов не начались приступы эпилепсии. И на закате жизни, когда изработанное тело чуть ли не каждый день ноет от боли, она так и не научилась беречь силы. «Было бы детям хорошо, – говорила она мне, – а я как-нибудь проживу».

Преодолеть «разруху в головах»

На рубеже 19-го и 20-го веков Кимры славились, как обувная столица России. Мастера своего дела старались перещеголять друг друга не только качеством и «лоском» изделий, но и красотой жилищ. Зажиточные кимряки, часто выполнявшие заказы в разных уголках России, видели новые дома в Москве и Новгороде и, не желая отставать от моды, пытались построить у себя не хуже или даже лучше. Этим, да ещё, пожалуй, большим пожаром в конце 19-го века, расчистившим место под строительство новых домов, и объясняется обилие деревянных шедевров в Кимрах. Но главное, конечно, в том, что накопленная к тому времени кимряками красота духовная отражалась и на окружающем людей быте.

Сегодня «расцерковлённый» в советское время волжский городок, успевший побывать «сто первым» километром, снова в каком-то смысле оказался заложником своего географического положения. Относительная близость столицы даёт возможность кимрякам подработать вахтовым методом. Но по этой же причине наиболее талантливые и активные его жители стараются уехать отсюда, перебраться в ту же Москву или подмосковную Дубну.
Может быть, этим отчасти объясняется, что в городе пока по большому счёту не удалось преодолеть «разруху в головах», и Кимры продолжают терять свой неповторимый облик.

Но силы русского народа не иссякли. Пример отца Андрея, да и многих других кимряков – яркое тому подтверждение. Значит, остаётся надежда.

http://svpressa.ru/travel/article/54316/

0

14

Осознание обществом ключевой роли спасения русской деревни в будущей судьбе России, её возрождении – первое условие принятия созидательной стратегии управления государством.
Рынок всегда был и будет. Но не рыночные заклинания, а государственное регулирование и действенный общественный контроль со стороны органов местного самоуправления создадут реальную возможность вывода агропромышленного комплекса и всей экономики страны на путь ускоренного развития.

Экономист-эколог Михаил Лемешев: «Экологические деревни возродят Россию»
Александр Мешков,09 июля   http://file-rf.ru/analitics/635

http://file-rf.ru/uploads/view/analitics/072012/83c49ddbfb4dc3bea0417fca397d99a03a336a9b.jpg

Родная земля всегда была основой любви к малой родине, Отечеству, государству, истории страны. Урбанизация и рыночные реформы нарушили эту казавшуюся неразрывной связь. Село переживает непростые времена. Но только возродив русскую деревню, вдохнув в неё жизнь, можно сохранить и укрепить Россию.
В этом уверен учёный и общественный деятель, академик РАЕН, доктор экономических наук, профессор Михаил ЛЕМЕШЕВ.

– Михаил Яковлевич, вы известны своими яркими публицистическими статьями в защиту исчезающей русской деревни, традиционного уклада жизни народов России. Одним из первых выступили против «проекта века» – переброски северных рек, который был отклонён в результате протестов широкой общественности. Тогда казалось, что главная угроза отведена, русская деревня спасена. Но впереди её ожидали новые испытания…
– Крестьянство всегда было животворным источником русской культуры, на которой базировалась вся русская цивилизация. Этому в большой степени способствовала община, которая вместе с церковью являлась основой духовной и материальной жизни крестьян. С ней у крестьян были связаны хозяйственные успехи, радости и горести, все отношения с внешним миром в лице государства. Удар по общине нанесли и столыпинская реформа, и коллективизация, но деревня все-таки выстояла и стала приходить в себя в 1970–80-е годы. У нее было будущее, если бы в конце прошлого века под прикрытием утверждения рыночных отношений не был взят курс на фактическое уничтожение крестьянства как самой созидательной силы общества, ликвидацию самого духа общинности и коллективизма.

Один из «прорабов» горбачёвской перестройки, член Политбюро ЦК КПСС Александр Яковлев давал такие указания: «Нужны воля и мудрость, чтобы постепенно разрушить большевистскую общину – колхоз. Здесь не может быть компромиссов, имея ввиду, что колхозно-совхозный АгроГУЛаг крепок, люмпенизирован беспредельно. Деколлективизацию надо вести законно, но жёстко».

Какова была «законность» при разрушении русской деревни ельцинской командой хорошо известно. Достаточно сказать, что руководителями «реформы сельского хозяйства» были такие «знатоки» сельской жизни, как Гайдар, Явлинский, Немцов. Эта первая волна «реформаторов» русской деревни до основания разрушила эффективную систему землеустройства и землепользования и общественную организацию труда на земле. Под видом организации фермерского хозяйства общественное землевладение в колхозах и совхозах было ликвидировано, а вместо него крестьянам выделены так называемые «земельные доли».

Но вместо обладания ими сельчан постигла доля безземельщиков. Всё большее число дееспособных граждан покидали свою историческую малую родину, уходили в города в поисках средств к выживанию. Миллионы гектаров земли зарастали бурьяном и мелколесьем. Деревни пустели. Была разрушена материально-техническая база сельского хозяйства. Не удивительно, что в условиях, когда новый уклад ещё не восполнил разваленный старый, расходы государства на импорт продовольствия для крупных городов достигли огромных размеров.
Переориентация этих огромных средств может значительно увеличить инвестирование АПК.

http://file-rf.ru/uploads/2012/7/6/TASS_1542654--380261.jpg
Фото ИТАР-ТАСС.

– Можно ли спасти русскую деревню? И где найти те точки опоры, которые позволили бы сохранить традиционный уклад наряду с формируемым новым?
– Как экономист и специалист по управлению функционированием сложных систем, я убеждён, что такое спасение возможно. Но только при проявлении политической воли страны и осознания безотлагательной необходимости перехода к жёсткому государственному регулированию. Сравнительно недавно непотопляемый чиновник, прежде руководивший российской экономикой, Герман Греф обронил характерную фразу: «Того, кто называет себя государственником, надо изолировать от управления страной». Фраза эта, конечно, свидетельствует об уровне мыслительных способностей этого бывшего «государственного деятеля». На мой взгляд, именно такого рода деятелей и надо изолировать от управления страной.

О них хорошо сказал всемирно известный американский учёный Дж. Гэлбрейт, автор теории «конвергенции»: «За свободный рынок могут ратовать только люди с психическим отклонением».

..............................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи  Экологические деревни возродят Россию

Я уже говорил, что переориентация гигантских средств, направляемых на покупку продовольствия за рубежом, может обеспечить значительное инвестирование АПК. Понятно, что это нереально сделать единовременно, но частично такую работу можно осуществить уже сейчас.

Укажем и на несколько других источников инвестиций.

►Первый – более высокая, чем теперь, доля средств, поступающих от реализации природных ресурсов и направляемых на нужды агропромышленного комплекса.

►Второй источник – средства от продажи земли. Государство не должно допускать ее распродажи за бесценок. Выручка от реализации проданных за гроши 3 млн. га в одном только 2007 году по разумной рыночной стоимости могла бы принести стране 150 млрд. долларов. Отчисление из них 10 процентов принесло бы в специализированный фонд развития АПК дополнительно 15 млрд. долларов.

►Третий источник – отчисление от вкладов предприятий, организаций и физических лиц. Выделение из суммы этих вкладов всего лишь 5 процентов на развитие АПК, увеличит наш специализированный фонд как минимум ещё на 11 млрд. долларов.

Таким образом, только за счёт указанных трёх источников возможно поступление средств на возрождение русской деревни и АПК в целом на несколько десятков миллиардов долларов.

Это уже серьёзный капитал. Его оптимальное распределение и эффективное использование невозможно в условиях стихии рынка. Необходима активная регулирующая роль государства. Непосредственно же на селе надо безотлагательно создавать производственные и торгово-сбытовые кооперативы и небольшие дееспособные трудовые артели.

Но первостепенное значение я придаю разработанному мной проекту сохранения и умножения русского народа как государственнообразующего. Он заключается в создании 50 тысяч современных «экологических деревень», расположенных во всех регионах страны.

Этот проект должен стать своего рода альтернативой продолжающегося ухода людей с родной земли и поселения их в своего рода резервациях – англомерациях.

– Какого рода деревням вы предложили бы дать статус экологических?
– Конечно, понятие «экологическая деревня» является в данном случае условным. Это могут быть не только деревня в буквальном смысле этого слова, но и село, хутор, станица, аул, посёлок, разорённый и заброшенный малый город или любое другое поселение, обрекаемое гигантскими агломерациями на уничтожение. Важно подчеркнуть, что «экологическую деревню» следует понимать как новую перспективную модель расселения миллионов наших соотечественников, страдающих от безумной урбанизации с её «великими техническими достижениями».
Люди, проживающие в больших городах, особенно в «миллионниках», вынуждены дышать отравленным воздухом, пить опасно загрязнённую воду, питаться недоброкачественными, в том числе генно-модифицированными, продуктами, терять время, здоровье и силы при передвижении к местам работы и отдыха.

Я бы предложил воспроизвести в «экологических деревнях» традиционный уклад сельской жизни, обеспечивающий здоровые условия труда, отдыха и быта их обитателей. В каждом таком поселении должно быть построено в среднем 100 благоустроенных деревянных домов усадебного типа общей жилой площадью не менее 100 квадратных метров, с русской печью, баней, подворьями. При доме – личный земельный участок размером около 30 соток для ведения огородного хозяйства, возделывания плодового и декоративного сада, устройства цветников, расположения газонных площадок, зарыбленных прудов

… Каждая семья решает, как распорядиться этим участком. В доме предполагается проживание одной семьи, представляющей собой три поколения.

– Как быть с использованием сельскохозяйственной техники? Пока в вашем проекте она не фигурирует. Но как без нее обойтись?
– Тяжёлая техника – крупногабаритные тракторы и комбайны, а также наносящие вред здоровью минеральные удобрения и ядохимикаты в сельскохозяйственном производстве в экологических деревнях не должны использоваться. Полевые и транспортные работы целесообразно выполнять преимущественно с помощью малогабаритных машин, работающих от электропривода или на конной тяге.

В структуре хозяйства мной предусмотрены разнообразные мастерские: деревообрабатывающие, включая плотницкие и столярные, кирпичные, льнообрабатывающие, прядильные, ткацкие, швейные, сапожные и другие. Но не только. Ведь речь не идет о простом возврате к дореволюционным кустарным и артельно-кооперативным формам. От веяний века никуда не уйти. Будут созданы специализированные дочерние фирмы крупных наукоёмких производств по выпуску новейших приборов и материалов в области радиотехники, электроники, охраны окружающей среды.

Мало того, что мы сможем организовать разветвлённую сеть рабочих мест, получат возможности для самореализации талантливые инженеры и конструкторы – выпускники лучших технических вузов, вынужденные ныне уезжать за рубеж. Из объектов соцкультбыта должны обязательно работать современно оборудованная школа, поликлиника, библиотека, дом культуры, банно-прачечный комбинат, почта, пекарня, универмаг. Для успешного функционирования жилых, производственных и культурно-бытовых объектов в поселении желательно иметь надёжный и дешёвый источник энергоснабжения – автономную экологически чистую теплоэлектростанцию, работающую на природном газе, а также ветроводородные и солнечные электрические установки.

http://file-rf.ru/uploads/2012/7/6/TASS_1658562--380261.jpg
Фото ИТАР-ТАСС.

– А как быть с автомобильным транспортом? Сейчас даже дачные посёлки трудно представить без него…
– Поскольку деревня экологическая, то въезд в жилую зону легковых автомобилей должен быть запрещён. Коллективный гараж необходимо расположить за её пределами. И никаких дорогущих асфальтов и бетонов, уродующих территорию. Вместо шума моторов и отвратительного запаха недожжённого бензина – чарующая тишина, пение птиц, стрёкот кузнечиков, аромат трав и цветов. Детвора сможет свободно гулять, а мамы и бабушки не будут истошно кричать: «Ваня, смотри, машина!»

Предположительно в каждой таким образом устроенной экологической деревне в среднем может проживать 800 человек. В их общинной собственности будет находиться примерно 800 гектаров сельскохозяйственных, лесных, водных и других угодий. Общая численность населения «экологических деревень» в целом по стране составит миллионы людей.

Общественный характер производства и артельная организация труда позволят им обихаживать 40 миллионов гектаров плодоносящих русских земель. Это станет главным исходным рубежом реализации мудрого завета гения русского духа Михаила Васильевича Ломоносова, изложенного им в работе «О сохранении и размножении российского народа».

– Насколько реализуем разработанный вами проект? Где взять средства для его осуществления?
– Читатель, разумеется, понимает, что мой проект носит пока виртуальный характер. Пока это лишь мысли о необходимости решения жизненно важных социально-экономической, демографической и геополитической проблем России, сохранения её государственного суверенитета. Более проработанный проект такого крупного масштаба может быть создан большим коллективом учёных и специалистов разного профиля. Научное руководство логично поручить Совету по изучению производительных сил при Российской академии наук и министерстве экономического развития РФ.
Разработчиками проекта могли бы стать учёные экономических, сельскохозяйственных, энергетических, машиностроительных, биологических, почвенных, лесных научно–исследовательских учреждений, проектных организаций и конструкторских бюро.

Очевидно, что поручение о разработке и осуществлении проекта такого масштаба может быть дано только высшими государственными органами власти. Скорее всего, предложения по вопросу реализации данного проекта вначале наткнется на традиционное возражение – «у государства на это денег нет». Но существуют и крупные внебюджетные источники, за счёт которых возможно проинвестировать предлагаемый проект.

– Вы называли некоторые возможные источники возрождения русского села. Но решение столь масштабной программы потребует куда больших затрат…
– Совокупный доход 500 самых богатых олигархов в России на начало 2011 года составил 631 млрд. долларов или 19 с лишним трлн. рублей. Нет нужды доказывать, что эти доходы созданы трудящимися России, поэтому было бы справедливым значительную часть их направить в бюджет.

Но сделать это не в форме прямой конфискации, а путём установления прогрессивной шкалы налогообложения. Или побудить богачей подписаться на государственный заём сроком на 10 лет в размере 20 трлн. рублей – с внесением денег равными частями по 2 трлн. рублей в год.

Такое решение позволило бы создать реальную базу инвестирования предлагаемого мной проекта, способного спасти Россию, государствообразующий русский народ и другие коренные народы страны.

Осознание обществом ключевой роли спасения русской деревни в будущей судьбе России, её возрождении – первое условие принятия созидательной стратегии управления государством.
Рынок всегда был и будет. Но не рыночные заклинания, а государственное регулирование и действенный общественный контроль со стороны органов местного самоуправления создадут реальную возможность вывода агропромышленного комплекса и всей экономики страны на путь ускоренного развития.

http://file-rf.ru/analitics/635

А тем временем:

За последние 9 лет объем строительства малоэтажных зданий в России увеличился в 3,8 раз

За последние 9 лет объем строительства малоэтажных зданий в России увеличился в 3,8 раз, а среднегодовой рост находился на уровне 10%.

По данным ассоциации деревянного домостроения, в 2009 году было возведено 206 880 домов (7,32 млн кв. м), а в 2010 году общий объем построенных малоэтажных домов составил 239 920 (8,35 млн кв. м).

http://sdelanounas.ru/i/d/3/d3d3LnZpdGEtbGVzLnJ1L3B1YmxpY19odG1sL3JlZGFrdG9yL3NwYXcyL3VwbG9hZHMvaW1hZ2VzL2N5bGluZGVyL2NfMjcuanBnP19faWQ9MTkzNDY=.jpg

В 2009 году впервые в России малоэтажное строительство деревянных домов вышло на первое место, оставив за собой кирпичные, каменные и монолитные строения.

В целом в России, начиная с 2010 года, в строительной отрасли наметилась положительная динамика, связанная с факторами отложенного спроса, восстановлением рынка ипотечного кредитования, государственной поддержкой строительной отрасли. По мнению аналитиков строительного рынка в 2011 году положительная динамика сохранилась на уровне 3-5% в год. Такие выводы содержатся в «Бизнес-плане производства панельно-каркасных домов», подготовленного специалистами МА «Навигатор».

http://marketing.rbc.ru/news_research/0 … 8816.shtml
http://sdelanounas.ru/blogs/19346/


morozov 10.07.12

Во многих регионах до 90% вводимого жилья - малоэтажное.

http://sdelanounas.ru/i/c/g/cGljcy5saXZlam91cm5hbC5jb20vYWxmNS9waWMvMDAwNXE3dzY=.jpg

http://sdelanounas.ru/i/c/g/cGljcy5saXZlam91cm5hbC5jb20vYWxmNS9waWMvMDAwNXBieTM=.jpg

0

15

Иван Глазунов: «В наше время, кто охраняет культуру и не даёт разрушиться памятникам, уже делает великое дело»
Нина Катаева,05 сентября 09:00

Ивана Глазунова называют лидером нового поколения художников русского реализма, продолжателем традиций древнерусской живописи, религиозной и исторической картины.
Сегодня заслуженный художник РФ, действительный член РАХ, заведующий кафедрой композиции Российской академии живописи, ваяния и зодчества Иван Глазунов – гость «Файла-РФ».

Посетители выставок в России и за рубежом, знакомясь с его удивительными северными пейзажами, наполненными глубокими эмоциями, с историческими полотнами «Прокопий Устюжский» и «Великая княгиня Евдокия», с портретами северян, жены и детей, красавиц в русских костюмах, отмечают главное – у этих картин хочется задержаться, настолько они волнуют.
Самая знаменитая картина художника «Распни Его!» находится в храме Христа Спасителя.
В последние годы у Ивана Глазунова состоялись знаковые выставки: в Венеции – культурный проект «Россия в традиции»,
в Московском музее-заповеднике «Коломенское» – «НЕсовременное искусство» и в Вологодской картинной галерее – «Спаси и сохрани».

Художник участвовал в реставрации Большого Кремлёвского Дворца: по его эскизам оформлены интерьеры Аванзала, выполнены декоративные барельефы «Слава русского оружия», а также им написаны 18 портретов царей-воителей. По его эскизам воссозданы интерьеры дворца царя Алексея Михайловича в «Коломенском», и туда же из Верхне-Томского района Архангельской области по его инициативе перенесена отреставрированная Георгиевская церковь XVII века – памятник деревянного зодчества.
По эскизам Ивана Глазунова группой художников Российской академии живописи, ваяния и зодчества выполнены росписи двух храмов – Успенского и Александра Невского – в Верхней Пышме под Екатеринбургом. Художник участвовал в росписи храма во имя святой мученицы Иулии Анкирской в Московской области, им созданы иконостасы храма в честь иконы Божьей Матери «Державная» в монастыре святых страстотерпцев «Ганина Яма» в Свердловской области, храма Преподобного Амвросия Оптинского в Кировограде.
В настоящее время художник по своим эскизам расписывает храм Вознесения Господня (Малое) на Никитской улице в Москве и осуществляет его внутреннее убранство.

– Иван Ильич, Вы согласны, что в России и сегодня немало людей, которые живут, ориентируясь на Святую Русь? Говорят, возник термин в XVI веке, а в XVII это понятие стало элементом народной культуры. Ополченцы Минина и Пожарского, а также москвичи-ополченцы 1812 года чертили девиз «За Святую Русь!» на своих знамёнах, вставляли его в гимны. Дожил он и до наших дней: «Россия, Украина и Беларусь – это и есть Святая Русь!» – кто не знает это изречение патриарха Кирилла? Скажите, что означает это понятие для Вас?
– Ну, никак не географию – Святая Русь была сотни лет, временами существуя под спудом, в душах и сердцах людей, её представлявших, а если рассуждать протокольно, конечно, это XV–XVII века – время расцвета русской святости. Создания памятников архитектуры, смотреть на которые до сих пор все ездят – Новгородский Кремль, Московский Кремль, Ферапонтово, церковь Покрова на Нерли. Эти памятники и артефакты свидетельствуют о том, что когда-то Святая Русь существовала на огромной территории, и идеи её распространяли, видимо, те особенные люди, которые уходили в дремучие леса, и от этих поначалу отшельников, а потом основателей скитов и монастырей шёл свет в народ. О Святой Руси, вольно или невольно, писали все русские писатели. И я не могу сказать, что она была и вот её не стало, она и сейчас существует – в самых разных людях, в простых мирянах и в светочах духовной мысли, и естественно, в святых старцах. И можно сказать, принимает активное участие в социальной жизни. Святая Русь – всегда немного виртуальное государство, у него нет чётких границ и правительственных органов, но черты его найдём и в православной монархии, и в творчестве русских иконописцев, и в артелях Палеха – все дело в ощущениях человека.

http://file-rf.ru/uploads/2012/9/3/____.jpg
Георгиевская церковь на реке Ёрге.

– Ваше творчество связано с образами Святой Руси. Где Вы находите их?
– На Русском Севере, часто езжу в Вологодскую и Архангельскую области. Здесь сохранились внешние атрибуты жизни допетровской Руси – эти серые избы, которых не увидишь в средней полосе, деревянные храмы, дремучий лес, лесная река с высокими берегами. Именно за этим уже лет сто ездят туда художники, пытаясь поднять свой дух. И люди там очень хорошие, и нравы в деревне совсем другие, но всё на глазах пустеет: жители заколачивают свои дома и уходят, и только вопрос времени – когда это кончится. Художники пытаются затормозить развал, я тоже приложил руку – перевёз в Москву Георгиевскую церковь 1685 года.

После первой поездки на Север я стал собирать старинные русские костюмы: покупаю, меняю, получаю в дар. За количеством не гонюсь – лучше меньше, да лучше. В коллекции в основном костюмы Вологодской и Архангельской областей, от повседневной домотканой одежды до шитых золотом шёлковых нарядов. Есть экземпляры XVIII века – например, вологодско-костромской костюм с платком мануфактурной работы. В Коломенском уезде на мануфактурах производили на продажу платки с русским орнаментом. Вот шёлковый платок времён Павла I, а вот старая вологодская шапка – сборник или моршень, вообще на Севере все женские головные уборы назывались кокошниками. С северным костюмом часто носили янтари. Вид Руси особенно сохранила утеплённая женская одежда, отделанная мехом. Надо сказать, что всю эту одежду поначалу страшно было взять в руки, но мы с женой её реанимировали и одеваем уже 15 манекенов.

Выставки мы провели в Венеции, в Москве и в Вологде. Люди правильно поняли нашу идею – создать мир, в котором человек вспомнил бы, откуда он родом. В Вологде те, кто уехал из деревни, оставляли трогательные отзывы: «Вспомнил бабушку. Много лет не был у себя, пойду, помолюсь». А в Венеции был сплошной восторг, там такого из России не видели.

Там же биеннале каждый год, я был в прошлом году – на архитектурной, и в Русском павильоне, чудесном теремке по проекту Щусева, можно было увидеть голые стены с фотографиями и в одной из комнат – инсталляцию: причудливо сложенную верёвочку на полу. Никакой заумной идеи из тех, которые любят подводить под свои работы актуальщики. Чистая «разводка». Чтобы создать экспозицию, им потребовалось всего-навсего купить билет одной девушке с чемоданчиком. Этот теремок деятели «современного» искусства хотят снести или перестроить, но венецианцы, думаю, не дадут им это сделать. Вообще этот гениальный замысел – сделать экспозиции разных европейских стран – родился в начале XX века. Но благодаря «современному» искусству, шарм давно пропал, красивые домики остались, но смотреть нечего. К слову сказать, из нашей академии никого не приглашали.

– А Ваша выставка не на биеннале состоялась?
– У меня был свой зал, что многих удивило, потому что через кордон, который устраивают для инакомыслящих, прорваться трудно. Художник, считаю, может быть разным – левым, правым, не только реалистом, – но пусть то, что он делает, будет искусством, а не кучами дерьма или банками с мочой.

Все эти идеи процветали на Западе лет 20 назад, а наши актуальщики спекулируют на общей безграмотности в сфере искусства и пытаются насадить себя на господдержку, потому что заказчиков у них нет, никто не будет покупать ни табуретку, газетами обклеенную, ни моток верёвки.

Думаю, это отголоски программы по развалу бывшего СССР, на Западе сейчас происходит то же самое. В Италии и во Франции есть чудесные люди, которые любят реализм, но из России им привозят только эти «верёвки». Международный Фонд Гугенхайма имеет несколько пунктов по миру, где и показывают эти «шедевры».

А на Россию сейчас просто идёт наступление – все эти пресловутые рубки икон или телевизор в заднице у коровы: вы смотрите, а там написано – «Россия». Авангардисту важно быть в обойме, проще выставлять счета государству – и ведь находятся те, кто их оплачивает. Закупила же Третьяковская галерея «Целующихся милиционеров» – фотообои, которые кто-то выдал за искусство. И не вспомнил при этом, что английской инсталляции «Целующихся полицейских» уже 40 лет и она продаётся во всех сувенирных ларьках.

– Насколько далеко, по-Вашему, Россия ушла от модели Святой Руси – название даёт возможность думать, что устройство государства было идеальным?
– От России, описанной Лесковым, конечно, мы далеки, но менялись мы много раз: во времена светлого средневековья, до Петра I, это была одна страна, в XVIII веке – другая, после войны с Наполеоном – третья, к началу революции – четвёртая, потом все четыре были отменены пятой, а сейчас шестая.

Вот говорят – «возродим Россию»… Какую из шести, спрашивается? Потому что, на самом деле, все шесть частей между собой в антагонизме: петровская Россия – с наукой, кораблями, победами – механически отменила заслуги Московской Руси, а если бы мы жили по заведённым ею правилам, современность была бы совсем другой.

http://s1.uploads.ru/i/LX1eD.jpg
Деревня Ефимово на Пинеге.

Вот сколько говорилось про отсталость Китая и Индии: мол, какое-то древнее сообщество, всё в архаизмах – а сейчас весь мир их боится: и атом там есть, и наука, и их так много, что им не хватает собственной территории. Вот пример того, как люди жили, не изменяя своим традициям, они до сих пор ходят в сари и не стесняются. А мы знаем Русь XVII века, разве что, по иллюстрациям Билибина и экспонатам в музее.

Сложный это разговор, я не могу сказать, что Пётр – это плохо. Для Московской Руси, наверное, да, – но с другой стороны, остальной мир развивался по-другому, и Руси надо было выживать. В целом Петра любят, наставили ему памятников, даже при Советской власти его хвалили. Хотя патриарх Кирилл в одном из своих интервью метко сказал, что он нарушил наш национальный код. Я тоже так думаю, – и в культурном плане, если уж правду сказать, Россию любят за то, что сделано до Петра. Отнимите у нас иконы, храм Василия Блаженного, деревянную архитектуру, Кижи, все монастыри – ничего и не останется, Россия станет неинтересной.

– Вас что-то удручает в наших временах? Или всё хорошо?
– Мне нравится, что открыты границы, можно ездить и делать выставки в Венеции. Храмы, Слава Богу, не взрывают и колокола не сбрасывают. Но уходит всё то, что я люблю. Россия Русского Севера – даже не знаю, сколько ей жить осталось. Мне тоскливо, что это мало кого волнует: массовое сознание тянется к развлечениям, простого человека можно удивить диснейлендом, а к своей истории он равнодушен. Мои дочки, участницы ансамбля «Веретёнце», как-то на гастролях вышли на сцену в старинных костюмах, и зал, где было много молодёжи, стал попросту ржать: им было смешно, что их ровесники так нарядились. Думаю, это зрители «Дома-2», та молодёжь, которая стала жертвой цивилизации, много лет выжигающей духовное начало из людей. Дети живут в кислотной среде, у них не развивается интерес к истории, к традициям своей страны, потому что учебника истории как такового нет.

И общая среда в стране нездоровая, она помогает нам самоуничтожаться в культурном смысле. Мы же не только едой-колбасой будем жить дальше! Надо любить, лелеять и восстанавливать свою культуру, благодаря которой Россия всегда была интересна миру. Посмотрите, как досконально изучали литературу даже в советских школах – а сейчас всё выхолощено, все знания у детей из интернета. В Архангельской области в некоторых деревнях поставили тарелки с 42-мя каналами: пить стали меньше, телевизор время съедал, – но и работать шли ещё неохотней! А что? Получай пособие и сиди с утра до ночи перед экраном!

А сколько талантливых людей уезжает на Запад, не найдя здесь себе применения! Я не осуждаю их, но до чего грустно на это смотреть.

– Чему Вас учили родители, – в частности, отец Илья Сергеевич Глазунов, – на уроках в академии и дома?

– Главное, чему он научил меня – это умению концентрироваться и за полчаса находить решение любой творческой задачи. Он называл это «встрясками» и устраивал их по субботам. Это была школа профессионализма. Отец утверждал, что художник должен жить не только вдохновением, а, получив задание, уметь зажечь в себе способность к творчеству. И никогда ничего не откладывать на завтра.

У отца всегда было много портретов. Например, после первой выставки в Италии, где ему позировали знаменитые кинорежиссёры и актёры. И меня поражало, что человека он «схватывал» максимум за полчаса. И делал не просто набросок, а сразу портрет.

Помню, отец с мамой (Нина Александровна Виноградова-Бенуа. – Ред.), когда работали над оформлением оперы «Сказание о невидимом граде Китеже» в Большом театре, привлекли к работе меня, и это тоже была школа. Помню, как горела лампа, перед большим белым листом сидела мама, и к вечеру на листе по волшебству появлялись князь Игорь, Пиковая дама или дева Феврония, или возникал сам град Китеж. Я тогда не понимал, что это рождались сценические образы, – для меня просто оживали персонажи, и это была фантастика!

Также помню, как отец делал в мастерской «Мистерию XX века». Я не всё понимал, но мне уже хотелось взять в руки краски и что-то делать самому. Мама занималась русским костюмом и привила мне любовь к нему. У неё дома была пара кокошников и сарафан, и фактура этих вещей, когда я к ним прикасался, меня завораживала. С мамой мы много ездили, были в Крыму, она Херсонес очень любила, интересовалась античным миром, и передала мне всё это.

http://file-rf.ru/uploads/2012/9/3/_._.jpg
Полдень. Русская провинция.

– У Вас есть своя формула развития мирового искусства?
– Считаю, что мировое искусство закончилось. Непререкаемый авторитет Бродский, на которого любят ссылаться, назвал всю плеяду архитекторов-модернистов во главе с Корбюзье – «сволочью», потому что, благодаря им, в мире закончились Великие стили. Смотрите, был Египет, эллинизм, греко-римская цивилизация, восточный стиль, древний стиль Святой Руси, потом появилась готика, барокко, и на этом всё закончилось. Классицизм – это уже перефразированный греко-римский стиль, модерн – поиск Святой Руси. Мы можем подражать, возрождать, но, видимо, не родим новый Великий стиль до конца времён. Ничего нового, кроме коробок Калининского проспекта и хайтечных домов, создать не сможем. И, слава Богу, если кто-то будет хотя бы подражать старым мастерам, и строить что-то человеческое. Не знаю, будет ли живопись, но мы в академии стараемся вести традицию русского реализма. Никто не скрывает, что наши идеалы в прошлом, мы не видим вокруг себя того, что дало бы направление развитию искусства, как было в эпоху Возрождения в Италии или в Московском царстве в XV веке. Мы существуем «вопреки» и пытаемся сохранить то, что рушит технократическая цивилизация.

Притчей во языцех стали все эти айфоны, айподы, айпэды. Вот мы были в Италии, то и дело слышалось: «Сыночек, пятёрку получишь – куплю айпэд». Нигде в мире планшет не воспринимают как игральную приставку, бизнесмены смотрят по ним почту в аэропорту, ведут деловую переписку.
А у нас откупаются от детей электронными подарками. У меня есть свои маленькие дети, и я не могу им запретить пользоваться компьютерами, да и сам пользуюсь по необходимости, но если эти технологии будут развиваться в таком темпе, через 10 лет за книжку точно никто не сядет.
И так со всех сторон слышишь – композиторы не пишут симфоний, писатели романов, крупные формы в искусстве умирают, но я надеюсь на Божье чудо, на то, что благодаря возрождению человека, все препятствия будут преодолены, начнётся Ренессанс, и реалии будут немного другие.

В наше время, кто охраняет культуру и не даёт разрушиться памятникам, уже делает великое дело.

http://file-rf.ru/analitics/688

0

16

7 вещей, которых назвали русскими.

Греческий салат, французский поцелуй, американские горки, английская лужайка прижились в нашем сознании и в нашем обиходе.
А что за пределами России носит определение «русский», ну кроме очевидных вещей, вроде царя, советских неологизмов и перестройки?

Русские горки

http://copypast.ru/uploads/posts/1347173648_1347108475_1346833870_601.jpg

Илл. — М.Цих. Гулянье на Ходынке. 1856 г. Предположительно — коронационные торжества.

Предтеча аттракциона, который мы называем почему-то «американские горки», а американцы — «русские горки». В англоязычной Википедии так и называются «Russian Mountains». «Русскими» такие горки называют во Франции, в Италии, в Испании.

Самым старым упоминанием о горках считается XVII век — время увлечения катанием на санях. Ледяные горки, построенные по указу Петра I под Санкт-Петербургом, имели высоту примерно 25 м и угол наклона около 50°. Екатерина II была настолько увлечена ледяными горками, что приказала построить их для личного использования на территории царской резиденции. Существует несколько мнений относительно того, кто первый предложил оборудовать сани колёсами. Некоторые историки полагают, что впервые такие горки появились при Екатерине II в садах Ораниенбаума в 1784 году. Множество других историков утверждают, что это произошло во Франции. В Париже в 1812 году были открыты Les Montagnes Russes à Belleville, что переводится как «Русские горки в Бельвилле». Вагонетки этих горок были оборудованы колёсами, которые фиксировались в рельсе и обеспечивали безопасность при больших скоростях.

Сервировка по-русски

http://copypast.ru/uploads/posts/1347173721_1347108558_1346833830_602.jpg

По-французски — Service a la russe, по-английски — service in the Russian style, так называется вид сервировки, когда блюда приносят по очереди — закуски, первое, второе, десерт. Этот способ вошел в обиход в начале XIX века благодаря русскому послу во Франции князю Александру Куракину. До этого европейцы сервировали стол по принципу «всё и сразу». Сейчас именно по-русски сервируют ужины во всех ведущих европейских ресторанах.

Порядок размещения приборов справа от тарелки (от внешнего к внутреннему):
устричная вилка, уложенная в суповую ложку
рыбный нож
мясной нож
салатный/фруктовый нож

Слева от тарелки (от внешнего к внутреннему):
рыбная вилка
мясная вилка
салатная/фруктовая вилка

Русский Красный
Russian Red — яркий оттенок красного. Например, красная губная помада так и называется Russian Rеd.

Черный русский
Black Russian — коктейль, содержащий водку и кофейный ликёр (например, Kahlúa). Коктейль считается предком смешанных напитков, включающих в себя кофе. Получил свое имя «Черный русский», знаменуя темный период холодной войны против Советского Союза.
Коктейль впервые был изготовлен 1949 году бельгийским барменом Гюставом Топом, который приготовил его в гостинице Метрополь в Брюсселе в честь Перла Места,
на тот момент являвшегося послом США в Люксембурге.
Состав:
7/10 части водки;
3/10 части ликёра Kahlúa;
колотый лёд.
Подается в бокале олд фэшн на дробленом льде; при приготовлении используется метод билд.

Белый русский
White Russian — очень популярный коктейль со сливками на основе водки, вошедший в моду благодаря фильму «Большой Лебовски».
Первое упоминание в печати о данном напитке замечено в калифорнийском издании Окланд Трибун от 21 ноября 1965 года.
Состав:
Водка 1/2
Кофейный ликёр (например Калуа) 1/4
Сливки 1/4
При приготовлении используется метод билд. В бокал олд-фешн со льдом наливается ликер, затем водка, и сверху добавляются сливки. Подается так же, как и Черный русский — на дроблёном льду.

Русская рулетка
Русская рулетка, также гусарская рулетка — экстремальная азартная игра или пари с летальным исходом. По правилам игры, в пустой барабан револьвера заряжается один патрон, после чего барабан несколько раз проворачивается так, чтобы игроки не знали, где располагается единственный патрон. После этого игроки по очереди подносят дуло револьвера к собственной голове и нажимают на спусковой крючок.

Образ Russian Roulette прочно вошел в западную поп-культуру, проявившись в названиях музыкальных альбомов, фильмов и даже новой социальной сети, смысл которой состоит в том, что пользователь выбирает себе собеседника наугад.

Советский ветер
Афганец — сухой, пекущий местный ветер, с пылью, который дует в Центральной Азии. Имеет юго-западный характер и дует в верховьях Амударьи. Дует от нескольких суток до нескольких недель. Ранней весной с ливнями. Очень агрессивен. В Афганистане называется кара-буран, что означает чёрная буря или боди шурави — советский ветер.

http://copypast.ru/2012/09/09/7_veshhej … kimi..html

0

17

Как выжить старообрядцу в Америке
Сара Нири,12.10.2012, 16:48

http://m.ruvr.ru/data/2012/10/12/1291540573/4%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%80%D1%8F%D0%B4%D1%86%D1%8B_%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80.jpg
© Фото: ru.wikipedia.org

В Николаевске, небольшой деревушке на Аляске в США, до сих пор живы старинные русские традиции.
Основная задача жителей – сохранить их и не кануть в Лету. Как живут современные старообрядцы в Америке, выяснила корреспондент "Голоса России"

Деревня Николаевск, что на Кенайском полуострове Аляски, стала домом для почти 400 религиозных переселенцев, относящихся к Русской православной старообрядческой церкви.
Так сложилось, что старообрядцам приходилось переезжать с места на место каждый раз, когда им казалось, что укладу их жизни что-то угрожает.

Теперь в деревне Николаевск, что расположена всего в 16 километрах от населенного пункта Анкор Поинт, где кончается североамериканская автомагистраль, чтятся традиции этой старой веры.
Здесь можно встретить женщин в ярких сарафанах и белых передниках, мужчин – в кафтанах до пят или подпоясанных рубахах.
Девушки носят длинные разноцветные платья с замысловатыми узорами.

Старообрядцы во всем следуют своим традициям, даже в одежде.

Поначалу может показаться, что ты переместился на несколько веков назад. Но это не так.
По сравнению с другими ближайшими городами Анкор Поинт или Хомер, Николаевск просто точка на карте.
Но у этой точки есть все признаки цивилизации: почта, школа и единственное на весь город кафе "Самовар".

Но, несмотря на внешнее благополучие, в деревне есть свои проблемы. Молодое поколение не желает изучать русский язык.

"Несомненно, со временем русский язык забудется среди молодых, они ведь постоянно говорят по-английски, даже дома.
Родители не говорят с ними по-русски, потому что дети их не понимают. Было бы замечательно, если бы была традиция дома общаться на русском, но, к сожалению, такого нет",
- рассказала "Голосу России" Нина Фефелова, в прошлом учительница русского языка. В Николаевске она с 1991 года.

"Несколько лет назад детям в школах вплоть до 12-го класса преподавали русский, а теперь только до 5-го класса",
- уточнила Нина Фефелова. Раньше, она обучала русскому языку по своей особенной методике, в программу которой входил просмотр советских мультиков, в том числе "Ну, погоди" и "Кот Леопольд".

В других старообрядческих деревнях Аляски - Раздольна, Вознесенк и Село - дела с изучением русского языка обстоят не лучше, чем в Николаевске. Печально, но факт. Нина Фефелова говорит, что финансирование русской языковой программы в школах сократили.
Если раньше языку уделяли один час в день, то теперь только 25 минут. А этого недостаточно для его нормального изучения.
И ладно бы дети старообрядцев не хотели изучать язык, но в Николаевск специально приезжали из других городов дети, желающие выучить русский.

"В нашей деревне особая русская культура, жители хотят сохранить традиции, образ жизни, внешний вид, религию.
Все, как было раньше. И мы здесь живем как одна большая семья", - объяснила Нина Фефелова.

Молодежь не интересуется церковью, потому что не понимает старославянский язык, на котором идут службы. Современные реалии мира, телевизоры и компьютеры ставят под угрозу традиции старообрядцев и православную религию. И эти "нововведения", вероятно, стали основной причиной отказа детей от их исконно-русского уклада жизни.

Все хорошее когда-то заканчивается: старшее поколение из последних сил пытается сохранить традиции, а молодежь от всего этого открещивается.
Они хотят идти в ногу со временем, носить модные вещи, разговаривать по-английски, делать все то, что не делают в их общине.

И перед старообрядцами стоит выбор: стать очередной вехой в истории или сохранить свои особые русские традиции.

И только время может показать, удастся ли Николаевску сохранить язык, культуру, традиции и устоять перед современным веянием жизни.

http://rus.ruvr.ru/2012_10_12/Kak-vizhi … v-Amerike/


http://livetrips.ru/images/15(11).jpg
Николаевск,Аляска - величественная православная церковь,
архитектура которой отличается оригинальностью и необычайной красотой.
http://livetrips.ru/stati/severnaja-ame … henie.html



v poiskax russkoi alaski В поисках русской Аляски

http://www.youtube.com/watch?v=521SE1jc … detailpage

Опубликовано 07.03.2012 пользователем SamovarNikolaevskAk

Ещё 13 ноября 2007 года в Балтийском информационном агентстве (БИА) впервые был представлен документальный фильм журналистки Яны Подзюбан о 49 штате Америки - Русской Аляске.
На телеканале 100-ТВ зрители Невского региона впервые увидели его 28 ноября.

Фильм вызвал широкий резонанс. Жаль, что его не смогли увидеть жители всех регионов России.

**********

http://uploads.ru/i/v/3/k/v3kUD.gif В контексте поста,статья Опасная история. Расставание с Русской Америкой
Юрия Рубцова,в теме Русская История

А в разделе Вокруг Света,
статья: Граф Резанов Николай Петрович – жизнь во благо Отечества,
в теме  Храбрецы - Романтики

0

18

Деревня Верхние Мандроги

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTcwMy9jaHZsYXYuYi8wXzY4N2JjX2RiYTM0OWY4X1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg

Деревня Верхние Мандроги по своим географическим, историческим, природным параметрам уникальна. Расцвет этого края происходил еще в эпоху берестяных грамот и гуслей.
Величайшие в Европе Ладожское и Онежское озера, как живые организмы, наполняют Межозерье, где и находится наша деревня, невидимой, но мощной энергией, формируя особый, загадочный дух территории. Вепсы - коренные жители этих мест - трудолюбивый, гордый, талантливый и гостеприимный народ, народ рыбаков, охотников, судостроителей.

Вепсы всегда активно торговали с Европейскими и Азиатскими странами, предлагая международному рынку пушнину. Таким образом Свирь с древних времен становится частью водного пути между варягами и Бухарой. Река не была легкой для передвижения, в некоторых местах мели и пороги были настолько часты, что людям приходилось выгружать грузы на берег и нести их вместе с лодкой на руках или тащить волоком. Отсюда и название нашей деревни Верхние Мандроги, что в переводе с вепского языка означает Верхние Пороги. А название ближайшей к нам деревни Лаптевщина, как раз и напоминает о том, что в этом месте приходилось обувать лапти и перетаскивать груз на своих плечах. Чтобы проводить суда через шесть наиболее опасных порогов Свири, еще по велению Петра Первого из Новгорода были привезены семьями мастера, знакомые с «речными хитростями». С них и началось в XVIII в еке поселение, ставшее позже городом Подпорожье. С именем Петра связано и рождение города Лодейное Поле, и закладывание многочисленных судостроительных верфей на Свири, которые создавали славу русского флота. Выбор Петра был не случаен, ведь помимо судоходной реки Свирь (в переводе с вепского «глубокая»), помимо обилия стройных мачтовых сосен в здешних лесах, эти края всегда славились мастерством плотников, равных которым в работе с топором не было. Сохранились эти традиции и по сей день. Деревня Верхние Мандроги во многом удивительна и необычна, но главное ее отличие в уникальной архитектуре - это настоящий музей современного деревянного зодчества под открытым небом (резчик по дереву Гусев Юрий Ильич).

Расцвет экономики этого края пришелся на допетровскую эпоху, до открытия морского балтийского пути. Здесь производили железо, добывали гранит, строили корабли, торговали.

Во время войны 1941-1945 года деревня Верхние Мандроги, состоявшая из 29 дворов, сгорела. Люди расселились по другим деревням.
В пятидесятые годы на месте деревни сложился рабочий поселок, где жили строители Подпорожской ГЭС.
От былых строений сохранились старые фундаменты, на которых построены здания Музея Водки, почта, жилые дома.
Деревня Верхние Мандроги начала свое возрожение в 1997 году.

Задачей возрождения было возвращение русских национальных традиций и организация туристического бизнеса. Прибыль от которого используется для финансирования проекта обучения способных детей в лицее города Павловска. Лицей создан по подобию Царскосельского лицея в г. Пушкине, в котором учились знаменитые Дельвиг, Горчаков, Пушкин. Дети обучаются бесплатно и при этом получают стипендию. Воспитатели находятся с детьми круглые сутки. Каникулы проводят в разных странах мира, где изучают историю планеты и ее народов. Для педагогов построены квартиры. Одна из статей расходов д. Верхние Мандроги уходит на реставрацию памятников архитектуры г. Павловска (дача Брюллова, крепость БИП, музыкальная ротонда).

Со временем деревня стала самостоятельной географической и социальной единицей. Постоянное население свыше 100 человек. Более 300 человек приезжают на работу ежедневно. В деревне со времен ее создания родилось несколько коренных жителей. Это дети от 0 до 7 лет. В деревне есть свой детский сад и школа, конюшня и коровник, перепелиная и кроличья фермы, все то, что обслуживало быт русского человека еще в древности.

В трактире деревни пекут хлеб и пироги по бабушкиным рецептам. В Музее Водки можно испробовать дворянский 40- градусный напиток на травах, приготовленный по древним рецептам Екатерины П.
Воздух деревни и свежий и творческий. А впечатления незабываемые. Поистине, это жемчужина Северо-Запада России.

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDcwNy81NTQ2Mjg0MC40My8wXzcwMTI5X2VmYjQ0ZjlmX1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDIwNC9hbGV4LXA0OC4xNi8wXzMxNzE3X2U1MmVhNzQwX1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg

------------------------

далее,фото под катом

Деревня Верхние Мандроги 

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTYwMS9hbmVsLXZwLjEwLzBfNDA1ZjZfYjYzN2ZiMGVfWEw_X19pZD0yNDMxMA==.jpg


http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDIwMy9hbGV4LXA0OC4xNi8wXzMxNzIyXzk3M2Y5YzNhX1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg


http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTEwMS9hbGV4LXA0OC4xOC8wXzM0OTg4XzlkZDkxMzg4X1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg


http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDUyMS81MDM2ODU2Ni4yYS8wXzZiNjYyX2JjZjNiNGZlX1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg


http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDUxMS81MDA3MTM5MC4zNy8wXzZiNWUxXzg2MzU4ZjhkX1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg
Один из перевезенных домов Архангельской или Вологодской областей

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTgxOTEvNTAwNzEzOTAuMzgvMF82Y2EzOF9hMzU4OGUyNF9YTD9fX2lkPTI0MzEw.jpg
Кокора - в деревянном зодчестве ствол, как правило - ели, с одним ответвленным корнем, образующим крюк. Кокора использовалась в качестве стропила при устройстве безгвоздевых кровель


http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTUwMi81MDA3MTM5MC4zNy8wXzZiMWIzXzk2MmZiNmYzX1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg
Внутреннее убранство мастерской


http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDYwMi81MDA3MTM5MC4zNy8wXzZiMGZkX2I2NjAzMmIzX1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg
Банька на берегу Свири

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTYwMC81MDA3MTM5MC4zNy8wXzZiMmY4XzdkNThmMzk3X1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg
Деревянная ветряная мельница на берегу Свири


http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDkwNi9hbGV4LXA0OC4xZi8wXzNmYWE4X2VlOTFiYjk4X1hMP19faWQ9MjQzMTA=.jpg
Медведь  у входа в музей водки

http://sdelanounas.ru/i/d/x/dXBsb2FkLndpa2ltZWRpYS5vcmcvd2lraXBlZGlhL2NvbW1vbnMvdGh1bWIvNC80YS9NdXNldW1fb2Zfdm9ka2EuanBnLzgwMHB4LU11c2V1bV9vZl92b2RrYS5qcGc=.jpg

http://sdelanounas.ru/blogs/24310/

0

19

Возрождение деревянных храмов Севера

" Есть только три главных счастья – быть   православным, жить в России и в России умереть..."
Иерей Ярослав Шипов, рассказ «Три главных счастья»  http://af0n.ru/Afon-palomnichestvo.YAro … slav-SHipo

http://sdelanounas.ru/i/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy83LzAvNzAyMTM1MTc2MDM2Ni5qcGVnP19faWQ9MjQ1MTM=.jpg

В Москве состоялась встреча участников летних экспедиций Проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера».
Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил выступил с приветственным словом, высоко оценил результаты деятельности Проекта и поблагодарил организаторов и участников за их труды. Протоиерей  Дмитрий Смирнов, протоиерей Ярослав Шипов, иеромонах Дмитрий (Першин) также выступили с обращениями к участникам прошедших экспедиций. Вечер вел руководитель Проекта иерей Алексей Яковлев.

В ходе встречи руководители экспедиций представили краткие мультимедийные презентации с рассказами о проделанной работе. В процессе живого общения единомышленники обменялись впечатлениями, особо отмечая значимость участия местных жителей; во всех выступлениях звучала любовь к Русскому Северу и желание продолжать общее дело по сохранению и восстановлению северных храмов.

http://sdelanounas.ru/i/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy8xLzgvMTg4MTM1MTc2MDQ1MS5qcGVnP19faWQ9MjQ1MTM=.jpg

В этом году в проекте продолжили принимать участие насельники и прихожане Сретенского монастыря. Как всегда, их группы были самыми многочисленными. Одну из групп возглавил иеромонах Ириней (Пиковский), другую -  иеромонах Иона (Кудряков). Впервые в экспедициях приняла участие Николо-Угрешская семинария, в лице ректора - игумена Иоанна (Рубина) и семинаристов.

http://sdelanounas.ru/i/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy8yLzkvMjkxMTM1MTc2MDUyNi5qcGVnP19faWQ9MjQ1MTM=.jpg

Были освещены итоги 25 трудовых и разведывательных экспедиций, в результате которых были проведены работы в 32 храмах и часовнях. Во многих из них впервые была отслужена Божественная Литургия, проведены Таинства святого Крещения; местные жители имели возможность исповедаться и причаститься.

http://sdelanounas.ru/i/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy81LzEvNTEzMTM1MTc2MDU5NS5qcGVnP19faWQ9MjQ1MTM=.jpg

Восстановление храмов Севера – дело, объединившее этим летом людей, которым небезразлична судьба русского деревянного зодчества и духовная жизнь северян, годами не видящих священника. Девять учеников Сретенской духовной семинарии и неравнодушные ребята из Москвы, Тулы, Екатеринбурга, во главе с иеромонахом Московского Сретенского монастыря Иринеем, побывали в деревнях вдоль реки Онеги. Волонтерами практически полностью была восстановлена часовня. Были проведены три Божественные Литургии. Двадцать семь человек приняли Крещение, более ста причастились.

http://sdelanounas.ru/i/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy8xLzIvMTIyMTM1MTc2MDY3MC5qcGVnP19faWQ9MjQ1MTM=.jpg

Участники экспедиции поделились с нами своими впечатлениями о поездке на Север:
«В одной замечательной песне о Родине есть такие слова: «Широка страна моя родная, много в ней лесов полей и рек…». Поездка для восстановления храмов Севера в Архангельскую область дала нам возможность убедиться в том, что Россия богата не только реками и лесами, а ещё и добрыми и сильными людьми.
Хотелось бы поделиться своими впечатлениями и написать несколько строк о тех местах, где мы побывали и о тех людях, с которыми нам посчастливилось встретиться. Это была моя первая поездка на Север, и передо мной открылись невиданные раньше пейзажи. Дремучие леса и тихие северные реки оказали на меня очень сильное впечатление…»

«Конечно же, одно из самых сильных впечатлений на меня произвели храмы, которые были возведены не одну сотню лет назад. До сих пор я удивляюсь, как мастера могли втаскивать на приличную высоту такие огромные балки. Умельцы того времени были профессионалами в плотницком деле. При постройке они обходились минимальным количеством кованых гвоздей, каждая последующая балка была подогнана под предыдущую…»

«Нельзя пройти мимо величественных деревянных храмов. Они создавали ощущения древности, присутствие великого духа предков. В них чувствовалась особая благодать, ведь их сооружали с молитвой и любовью монахи, выходцы из близлежащих монастырей, в числе которых была древняя Соловецкая обитель.»
«Самым интересным фактом является то, что, несмотря на осквернение храмов и разграбление их в прошлом столетии, находясь в них, ты все равно чувствуешь Храм, в котором поныне присутствует Сам Господь.»

«Мы не можем равнодушно относиться к исчезновению храмов-памятников деревянного зодчества Севера даже не потому, что они памятники архитектуры федерального, местного или иного значения, а еще и потому, что они являются Храмами присутствия Божьего.»

http://sdelanounas.ru/i/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy83LzEvNzEwMTM1MTc2MDc1OS5qcGVnP19faWQ9MjQ1MTM=.jpg

Рассказы участников экспедиций сопровождались музыкальными иллюстрациями -  многие впервые услышали уникальное звучание старинных гуслей; особое впечатление произвел хор семинаристов Сретенского монастыря, исполнивший под гитару песню собственного сочинения, написанную в экспедиции.
Группа «Любэ»,  в лице своего бас-гитариста Павла Усанова, также тепло приветствовала всех собравшихся; в живом исполнении прозвучала песня на стихи Алексея Рымова «Спи, малыш».

Всем участникам, потрудившимся в экспедициях, были вручены памятные подарки. Среди них: новая книга протоиерея Ярослава Шипова «Райские хутора» с автографом автора, книга участника проекта, архитектора А.Б. Бодэ «Сретено-Михайловская церковь в Красной Ляге», футболки с логотипом «Общего дела» и др.
     
       
Общее дело !!!


Встреча участников проекта "Общее дело" (восстановление деревянных Храмов русского севера)
   
Сайт Проекта «Общее дело»:http://obsheedelo.ru/index.php?category=data&webpage=216

http://obsheedelo.ru/index.php?category … ebpage=216

http://sdelanounas.ru/blogs/24513/


Деревянные церкви Руси

Отредактировано imho (03.11.12 20:32)

0

20

Село Лермонтово

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNjUyMC83Mzc0NjYxMC5mLzBfOTg3YzVfMTM4YmU4NzlfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg

Небольшое село Лермонтово в Белинском районе Пензенской области знаменито на всю Россию — здесь находится усадьба Тарханы, которая некогда принадлежала Е.А.Арсеньевой, бабушке М.Ю. Лермонтова.
Здесь прошли детские и отроческие годы знаменитого поэта и прозаика, сюда он приезжал и позже, когда стал взрослым — 1828 году, в 1835-1836 годах.

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNjYyMC83Mzc0NjYxMC5mLzBfOThiODdfNDM2MzU5ZjJfLTEtWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg
Церковь Михаила Архангела

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNjYyMy83Mzc0NjYxMC5kLzBfOTczNzJfZTMwNTM4ZmZfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNDcwNC9vLWdyaWJhaC4xLzBfODI0ZTNfNGYwOTkxNzRfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTcwNi9vLWdyaWJhaC4xLzBfODI0ZTJfYjE3OTY5OWFfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg
Дом ключника

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTgyMi8xMDQ2MDM0NDEuMy8wXzYzZWJjXzQ5ZDU2ZWE3X1hMP19faWQ9MjQ2Njk=.jpg
Центральное место в бывшей усадьбе занимает барский дом (1818), где когда-то жил великий поэт.

Сегодня здесь расположена бытовая экспозиция «Лермонтов в Тарханах», где находятся предметы, некогда принадлежащие Лермонтову и членам его семьи.

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNjYyMC83Mzc0NjYxMC5jLzBfOTZlNTZfMWE5YzI3MzRfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNjYyMC83Mzc0NjYxMC5jLzBfOTZlNTRfZDcwZWIxNDJfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg
Это и портсигар с трубкой, и фарфоровая чернильница с походными шкатулками, и даже картина «Кавказский вид близ селения Сиони», собственноручно нарисованная писателем.

Во флигелях усадьбы открыты экспозиции, посвященные крестьянскому быту лермонтовской эпохи.
Дом окружает заповедный парк и фруктовые сады, где приятно погулять после осмотра музея

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNjUyMy83Mzc0NjYxMC5jLzBfOTZlNDJfZWRjMDBiMDJfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg
Памятник М.Ю.Лермонтову

http://sdelanounas.ru/i/a/w/aW1nLWZvdGtpLnlhbmRleC5ydS9nZXQvNTMwNS8yOTc3NDAwMC4yLzBfODVkNzZfMjBhYWRhZGJfWEw_X19pZD0yNDY2OQ==.jpg

Как часто, пёстрою толпою окружён,
Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,
‎При шуме музыки и пляски,
При диком шёпоте затверженных речей,
Мелькают образы бездушные людей,
‎Приличьем стянутые маски,

Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских
‎Давно бестрепетные руки, —
Наружно погружась в их блеск и суету,
Ласкаю я в душе старинную мечту,
‎Погибших лет святые звуки.

И если как-нибудь на миг удастся мне
Забыться, — памятью к недавней старине
‎Лечу я вольной, вольной птицей;
И вижу я себя ребенком, и кругом
Родные всё места: высокий барский дом
‎И сад с разрушенной теплицей;

Зелёной сетью трав подернут спящий пруд,
А за прудом село дымится — и встают
‎Вдали туманы над полями.
В аллею тёмную вхожу я; сквозь кусты
Глядит вечерний луч, и жёлтые листы
‎Шумят под робкими шагами.

И странная тоска теснит уж грудь мою;
Я думаю об ней, я плачу и люблю,
‎Люблю мечты моей созданье
С глазами, полными лазурного огня,
С улыбкой розовой, как молодого дня
‎За рощей первое сиянье.

Так царства дивного всесильный господин —
Я долгие часы просиживал один,
‎И память их жива поныне
Под бурей тягостных сомнений и страстей,
Как свежий островок безвредно средь морей
‎Цветёт на влажной их пустыне.

Когда ж, опомнившись, обман я узнаю
И шум толпы людской спугнёт мечту мою,
‎На праздник незванную гостью,
О, как мне хочется смутить весёлость их
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
‎Облитый горечью и злостью!..
                                              М.Ю. Лермонтов
                                Начало января 1840   

___________________

Роман Кокшаров
http://sdelanounas.ru/blogs/24669/

Фото взяты отсюда:
http://fotki.yandex.ru/users/o-gribah
http://fotki.yandex.ru/users/vyach-ivaschencko
http://fotki.yandex.ru/users/luchmakar

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Теремок » Русский Дом