ЭпохА/Теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » ЭпохА - Библиотечка » Интересные рецензии на интересные книги


Интересные рецензии на интересные книги

Сообщений 171 страница 180 из 183

171

Двоемыслие Европы.
Перечитывая Дж. Оруэлла

http://www.fondsk.ru/images/news/2015/05/01/n33068.jpg
Антиутопии Джорджа Оруэлла «Скотный двор» и «1984» появились несколько десятилетий назад,
но их фантастические образы точно накладываются на день сегодняшний, передавая давно предсказанный закат Европы.

В «Скотном дворе» оголодавшие животные на ферме алкоголика Джонса поднимают восстание и под звуки песни «Звери Англии» прогоняют хозяина.
В результате этой скотской «цветной революции» власть захватывает группа свиней во главе с хряком Наполеоном, который объявляет семь заповедей свободы и равенства.
Свиньи переселяются в дом Джонса, надевают его одежду, пьют его вино, играют в карты с людьми — соседями с других ферм.

Постепенно память о революции стирается, и хряк Наполеон отменяет шесть из семи заповедей, оставив только одну:
«В скотном дворе все животные равны, но некоторые равнее других».
Шаг за шагом он избавляется от бывших соратников и расправляется при помощи выпестованных им цепных псов с несогласными и инакомыслящими.
А хряк Визгун вместе с безмозглыми овцами каждый день убеждает животных, что жизнь на ферме становится всё лучше и лучше.

В антиутопии «1984» (книга вышла в 1949 году) эта тема получает развитие.
Образ «Скотного двора» дополняется сверхдержавой Океания, которая появилась в результате слияния Америки и Великобритании.
Океания ведет борьбу за обладание другими частями света.

Эта война носит мошеннический характер, так как она должна длиться постоянно, без победы.

Её главная цель — сохранить существующий строй, уничтожая не только человеческие жизни, но и плоды человеческого труда, так как общий рост благосостояния угрожает иерархическому обществу гибелью. Если громадная масса людей станет грамотной, научится думать самостоятельно, она избавится от привилегированного меньшинства за ненадобностью. Война же и голод помогают держать людей, отупевших от нищеты, в мире иллюзий.

В Океании вся власть сосредоточена в руках партии Ангсоц (английский социализм), которая делится на Внешнюю партию (массовка) и Внутреннюю партию (избранные).
В руках Внутренней партии сосредоточены вся власть и все богатства. Члены Внутренней партии получают высокую зарплату и имеют доступ к таким редчайшим продуктам, как чай, белый хлеб, молоко, настоящий кофе, вино и фрукты. Члены Внешней партии живут в нищете и постоянно находятся под наблюдением Полиции мыслей.

Низшей кастой является беспартийный пролетариат (пролы).
Пролы предоставлены сами себе, в их среде распространяются преступность и спекуляция. Ещё ниже пролов находятся рабочие с отвоёванных территорий. Помимо этого в романе есть намёки на существование каст, находящихся ещё выше Внутренней партии.

Партию олицетворяет вездесущий Большой Брат, его портреты постоянно можно видеть повсюду.
Ангсоц требует полного подчинения народа — умственного, нравственного и физического.

Основным средством общения в Океании является новояз, который формируется по принципу «невозможно сделать (и даже подумать) то, что нельзя выразить словами». С каждым новым изданием словаря новояза из него выбрасывались слова и понятия, чуждые господствующей идеологии.

Основной способ мышления граждан Океании «1984» - двоемыслие.
Это способность держаться одновременно двух противоположных взглядов и по сигналу менять своё мнение на противоположное.

На фронтоне здания, в котором работает герой романа, висят лозунги:
Мир — это война
Свобода — это рабство
Незнание — сила

Ключевым словом новояза является «белочёрный».
Оно объединяет два взаимоисключающих понятия и подразумевает «привычку нагло, вопреки фактам, настаивать на том, что чёрное — это белое».

Работу государства обеспечивают четыре министерства.
1. Министерство мира (Минимир) отвечает за проведение военных действий и информацию о событиях непрекращающейся войны между Океанией и другими мировыми державами.
2. Министерство любви (Минилюб) занимается распознаванием и перевоспитанием мыслепреступников, которых ломают физически и нравственно, а затем отправляют в «комнату 101» испытать «то, что хуже всего на свете», пока любовь к Большому Брату не вытеснит у них остатки самостоятельного мышления и человеческих чувств.
3. Министерство правды (Миниправ) занимается фальсификацией истории, распространением дезинформации и изданием примитивной литературы для пролов.
4. Министерство изобилия (Минизо) распределяет скудные ресурсы, остававшиеся после удовлетворения военных нужд.

В антиутопиях Оруэлла экономика существует только с помощью войны и для войны.
Основная идея — без войны рано или поздно наступает перепроизводство товаров, идеологический разброд, недовольство и, в конце концов, революция. Поэтому в целях сохранения личной власти правителей ведётся бесконечная война, основной целью которой является регулярное уничтожение ресурсов и привязка населения исключительно к заботам о выживании.
Победы в такой войне быть не может, мелкие успехи (изображаемые как решающие победы) сменяются мелкими поражениями и так без конца.

Самым тяжким из возможных преступлений в Океании является мыслепреступление, караемое смертью.
Мыслепреступлением может стать любая неосторожная мысль члена Ангсоца, любой неосторожный жест или слово.
Неправильное с точки зрения идеологии правящей партии выражение лица также является разновидностью мыслепреступления — лицепреступлением.

Борьбой с мыслепреступниками в Океании занимается Полиция мыслей, допросы обвиняемых проходят в Министерстве любви. Для выявления подозреваемых используется слежка, которую ведут за гражданами агенты Полиции мыслей и добровольцы, в том числе ближайшие родственники мыслепреступников.

Читая книгу, написанную более 65 лет назад, нельзя не удивляться провидческому гению Джорджа Оруэлла.
В те времена, когда опомнившаяся от войны Европа принялась строить новое и, казалось, свободное от нацизма общество, английский писатель увидел, к чему всё идёт.

Энтузиазм в отношении сотрудничества с Западом, возникший в России после развала СССР, некоторое время не позволял разглядеть, что политическую сцену Европы захватили хряки и визгуны, приноровившиеся использовать такие организации, как Совет Европы, Парламентская ассамблея Совета Европы, Европейский суд по правам человека по своему усмотрению и исключительно в интересах «скотного двора».

Все эти заведения со временем стали походить на оруэлловские министерства правды, любви, мира и изобилия.
И стало окончательно ясно, что они служат главной идее «скотного двора» - идее непрекращающейся войны современной «Океании» со всем окружающим миром.
Теперь в фокусе их внимания находится Украина.

И они, европейцы, как и предсказывал Д.Оруэлла, всегда будут в собственных глазах теми, кто в условиях декларированного равенства «равнее» других.

Кажется, российская дипломатия только сейчас начинает выздоравливать от стресса, который вызвало у неё органическое двоемыслие западных «партнёров», всё время пытающихся вытолкнуть Россию в «комнату 101».
Сейчас приходится расплачиваться за четверть века иллюзий равноправного сотрудничества с евро-атлантическим «скотным двором». Если бы не эти иллюзии, никто не удивлялся бы сегодня, почему, исходя из принципа двоемыслия, Россию делают ответственной за невыполнение минских соглашений и готовят против неё новые санкции к тому моменту, когда Киев окончательно разорвёт эти соглашения.

Почему упрямо утверждая, что белое - это чёрное, Запад обвиняет Москву в имманентной агрессивности. Или почему Министерство мира окружает Россию новыми военными базами и противоракетами. Точно так же не должно вызывать удивления размножение американских секретных тюрем по всему свету, потому что это прямой результат деятельности Министерства любви, которое после очень странного террористического акта 9/11 превратилось в суперминистерство.

И уж совсем нет вопросов по поводу состояния умов европейской публики, ежедневно промываемых с телеэкранов Министерства правды.
Добавьте к этому, что сегодня Большой Брат вошел в каждый европейский и американский дом через компьютерные сети. Чтобы выжить, режим хряков и визгунов должен держать под контролем каждого. То, что не является освоенной частью «скотного двора», заведомо антагонистично этому режиму.

Европейские лидеры не приедут в Москву на День Победы 9 мая не только потому, что в их сознании, поражённом двоемыслием, Россия напала на Украину. Они не приедут ещё и потому, что боятся совершить мыслепреступление перед Большим Братом из-за океана. Почти сострадание вызывает Ангела Меркель, обнаружившая, что со всех сторон обложена подслушивающими устройствами Большого Брата, который превратил немецкую разведку в своего цепного пса. Ей приходится в муках избавляться от иллюзий о том, что суверенитет Германии принадлежит народу Германии.

Нельзя не пожалеть и Франсуа Олланда, попавшего в мышеловку со своими «Мистралями». Бедный французский президент мечется между необходимостью отнять хлеб у собственных корабелов, зная, что ни ему, ни его партии Франция это не простит, и страхом быть отправленным в «комнату 101».

Особого сочувствия заслуживают польские политики. Они словно не знают, что заокеанский хряк Наполеон никогда не повысит их до положения «более равных» и их судьба - довольствоваться объедками с хозяйского стола. А ведь они не могут не сознавать, что запрет на проезд российских байкеров через Польшу в честь праздника Великой Победы – это плевок на могилы не только советских воинов, отдавших жизнь за освобождение Польши, но и тех их соотечественников, которых вырезали украинские нацисты на Волыни.

И всё это очень печально, потому что деятельность «скотного двора» крутится вокруг одного – сделать войну за выживание «Океании» перманентной войной.

Роман Джорджа Оруэлла «Скотный двор» заканчивается сценой, в которой ссорящихся людей и животных трудно отличить друг от друга.
Однако нам, в отличие от автора, хочется верить, что различия сохранятся.

В Европе помимо власти хряков и визгунов, а также вышколенных пропагандой овец существуют люди трезвого рассудка и доброй воли, которые отказываются напяливать на себя колпак Министерства правды.
Они рано или поздно упразднят порядки «скотного двора» как противоестественные и оскорбительные для потомков великой в прошлом европейской цивилизации.

Дмитрий СЕДОВ, 01.05.2015  http://www.fondsk.ru/news/2015/05/01/dv … 33068.html

***

В контексте статьи,в разделе: Кошелёк или Жизнь...  темы:
Большой Передел Мира
Великая Депрессия "Б"
Мировая экономика и аспекты политики

А в разделе: ЭпохА - лента новостей тема: Украина,Киевский хаос продолжается

172

Книга Александра Щипкова
«Традиционализм, либерализм и неонацизм в пространстве актуальной политики»

написана в спокойном, научно-популярном стиле, в ней нет апокалиптических прогнозов, но она пугает.
Пугает основной мыслью автора, а именно: по своей жестокости современные западные «либеральные реформаторы» не уступают немецким нацистам,
а развязанные ими на Украине и на Ближнем Востоке войны – это войны будущего, «войны идентичностей», в которых идентичность, объявляемая Западом ущербной (например, русская идентичность части населения Украины), должна исчезнуть.

Сколько миллионов людей при этом расстанутся с жизнью, для западных политиков и медиаменеджеров, рвущихся вершить судьбы мира, неважно.

http://www.fondsk.ru/images/news/2015/06/05/s33702.jpg
Александр Щипков. Традиционализм, либерализм и неонацизм в пространстве актуальной политики.
- СПб.: Алетейя, 2014. - 80 с.

Мифы стали былью
Еще два-три года назад кто-то отнес бы такие алармистские настроения к разряду маргинальных.
Однако кто в те же 90-е годы мог представить себе разрушенные города Донбасса?
Объявление войны «агрессору» России голосами депутатов Верховной рады?
Планы построения стены с колючей проволокой между Украиной и Россией?

Вспомним: разве не призывали еще году в 2007-м российские центристы, не говоря уже о завзятых либералах, убрать из военной и внешнеполитической доктрин России саму возможность конфликта с НАТО, не говоря уже о предполагавшейся всеми невозможности вооруженного конфликта со страной – членом СНГ? Не советовал ли в те же 2000-е Дмитрий Тренин из Фонда Карнеги «размонтировать западный фронт»?

Мир меняется быстрее наших представлений о нём…

Новые «унтерменши»
Как можно назвать ситуацию, при которой уничтожение снарядами, лишение пенсий, зарплат, пищи четырёх миллионов «в массе своей пророссийски настроенных донбасских сепаратистов» (выражение западной прессы) практически не вызывает на Западе не только возмущения, но и сколько-нибудь заметной критики?

Аналог в недавней истории был только один: Гитлера и общество нацистской Германии совершенно не волновало снабжение узников концлагерей.
Эти люди считались «унтерменшами» (недочеловеками), а потому кормление их было даже не двадцатым, а сто двадцатым делом властей Третьего рейха.

«Унтерменши» бывали расовые (евреи, славяне, литовцы), но бывали и идеологические (коммунисты, социал-демократы, франкмасоны).
А объединяли их по принципу проявленной или потенциальной (в силу, скажем, еврейского происхождения) ненависти к Третьему рейху.

По мнению Щипкова, для современного (не путать с классическим!) Запада вполне достаточным мотивом для уничтожения является даже ПОТЕНЦИАЛЬНОЕ неприятие человеком или миллионом людей западной «миросистемы» (выражение Иммануила Валлерстайна). События на Украине это со всей наглядностью показали.

Порочная связь
Самое тяжкое обвинение в глазах новых вершителей судеб человечества – это обвинение человека или народа в неприятии идолов «либеральной» идеологии Запада:
свободного (для монополий) рынка, независимых (от неимущих и неинформированных людей) судов и альтернативных (при определении альтернативы узким кругом посвященных) выборов.

Щипков отмечает, что «свободная» экономика на самом деле сильно монополизирована.
Что «право (а значит, и суд. – Д.Б.) не предшествует политике, а постфактум оформляет реальный расклад сил и конфигурацию власти».
Что выборы почему-то всегда оканчиваются победой вполне видимых и известных благодаря своему богатству и своим «силовикам» группам влияния.

А самое главное - Щипков показывает родовую пуповину, которая издавна соединяет, с одной стороны, «либеральный» капитализм с его колониями и рынками сбыта, с другой - самый откровенный, пещерный нацизм.

«Совершенно очевидно, что так называемый германский тоталитаризм - это всего лишь классический западный колониальный расизм, - пишет Александр Щипков. - Правда, несколько задержавшийся (по причине раздробленности германских земель) и потому опоздавший к разделу колоний.
Именно по причине этого исторического опоздания Гитлер был вынужден перенести колониальные практики с окраин мира (где они воспринимались как нечто естественное) внутрь Европы, где те же самые методы вызывали шок».

Ложь о «двух тоталитаризмах»
Для молодого поколения читающих россиян, знакомых с утвердившейся на Западе догмой «двух тоталитаризмов Ханны Арендт,
такое возведение гитлеризма к его колониальному истоку может показаться надуманным.

Но давайте заглянем, например, в книгу Hitler’s Secret Conversations
(«Тайные разговоры Гитлера», trans.by Norman Cameron and R.H.Stevens, N.Y., Farrar. Straus and Young, 1953, pp.13-14),
где Гитлер говорит, что «Россия должна стать для Германии тем же, чем Индия стала для Британии».

Давайте посмотрим на старые фото Кракова времен гитлеровской оккупации, где трамваи ездили с надписями: «Только для немцев».
И давайте вспомним британские «закрытые клубы» в Индии, куда не допускались туземцы.
Я могу вспомнить и отвратительные трамвайные конфликты в Киеве, когда человека грубо оскорбляли за обращение к украиноязычному по-русски...

«Фашизм, - пишет Щипокв, - это либерализм, уже не прикрывающийся правом и доводящий свой основной принцип, принцип тотальной конкуренции, до логического конца».

Как либеральный капитализм выбраковывает «неэффективные» предприятия и «оптимизирует» старшие возрастные группы, так нацизм выбраковывает целые народы. Нынешний воплотившийся в союзе НАТО и нового украинского режима гибрид либерализма и нацизма выбраковывает не столько этнические группы (убивать русских в зону АТО отправляют и русскоязычных), сколько «отсталые» идентичности, «неэффективные» менталитеты».
(Щипков обращает внимание на то, что украинский МИД объясняет события на юго-востоке Украины «конфликтом менталитетов», а премьер Арсений Яценюк так и вовсе называет носителей российского менталитета «недолюдьми»).

Как это могло случиться?
Как могло получиться, что люди со взглядами Яценюка, Парубия, Тягнибока оказались фаворитами Запада, получили от него миллиарды долларов, а скоро могут получить и оружие? И каковы мотивы западных спонсоров, когда они берут на себя спонсорство новых «покорителей унтерменшей»?

Попытки объяснять действия Запада на Украине или на Ближнем Востоке материальными интересами, «бессердечным чистоганом» довольно распространены, но Щипков отклоняет это объяснение.

За вызванными западным вмешательством трагедиями он видит не столько материальный интерес, сколько ущербную идеологию.
И здесь автор прав, ведь никакого «управляемого хаоса» не получается, убытки западных стран от «цветных революций» сильно превышают доходы.
(Хлопот полон рот оказался и в Ираке, и в бывшей Югославии, и вот теперь даже в Ливии, а Украина еще толком не началась.)

Не надо быть Рокфеллером, чтобы понимать: давать кредиты воюющей с самой собой Украине – это все равно что заливать воду в решето; вторжения в Афганистан и в Ирак уже стали самыми длинными войнами в истории США, и никакие нефтяные доходы не окупят 4000 американцев, убитых только в Ираке, не говоря уже о миллиардах долларов военных и «восстановительных» затрат США в этой стране.

Так зачем же, спрашивается, либералам союз с нацистами?
«Либерализм, - отвечает Щипков, - находится в глубоком кризисе, а движение по, условно говоря, социалистическому (левому) пути окончательно добьет изношенную социальную модель…
Поэтому велика вероятность иного сценария… при котором поворот Запада к традиции будет регрессивным и в социальном, и в моральном отношении. Уже сегодня обращение к традиции предполагает актуализацию тех или иных элементов неоязычества или крайнего фундаментализма… фундаменталистских и нацистских движений (Сирия, Украина)».

Мрачный, но, думается, точный прогноз. Неоязыческому традиционализму Щипков противопоставляет европейский христианский традиционализм. Предполагает он и возможность союза христианского традиционализма Европы с русским Православием, а также с умеренным традиционным исламом.

Живой нерв, питательная сердцевина книги Щипкова – это предупреждение об угрозе со стороны нового «либерального» нацизма.
Осознание масштабов этой угрозы является сегодня платформой солидарности людей и народов, предназначенных новой человеконенавистнической идеологией к выбраковке.

Дмитрий БАБИЧ
Обозреватель радио Sputnik 
05.06.2015   http://www.fondsk.ru/news/2015/06/05/bo … 33702.html

***

В контексте статьи,в разделе:  ЭпохА - лента новостей темы:
Арабский мир погружается в хаос
Украина,Киевский хаос продолжается

А в разделе: ЭпохА - Кинозал  тема: ФАШИЗМ,НАЦИЗМ

173

О презентации книг
«История Крыма» и «История Новороссии»

24 июня 2015 в московском магазине «Библио-Глобус» состоялась презентация двух книг, изданных Российским военно-историческим обществом.
Обе книги можно отнести к жанру «актуальной истории».
Как заметил представляющий их научный директор РВИО Михаил Мягков — обе книги, «конечно же, история, а не идеология».

Участвовавший в презентации соавтор «Истории Крыма» Алексей Исаев, написавший для сборника статью о полуострове в годы Великой Отечественной войны, отметил, что его прошлое Крыма волновало с детства — в первую очередь как неотъемлемая часть отечественной военной истории.

Как напомнили участники презентации, Крым является этой неотъемлемой частью гораздо дольше, чем принято считать.
Ибо ещё задолго до «времён Очакова» и екатерининского покорения, в X веке, восток полуострова принадлежал древнерусскому Тмутараканскому княжеству.

Говоря о самих книгах, стоит отметить:
они, хотя и охватывают период истории Крыма и Новороссии от времён дописьменных и до наших дней (вернее, до конца 2014 г.),
— но не содержат в себе каких-либо концептуальных оценок именно текущего положения вещей.

Авторы (в том числе и авторы послесловий) в обоих случаях предпочли ограничиться изложением официальных позиций сторон текущего противостояния. Пусть и отдав, разумеется, предпочтение российской позиции.

С одной стороны, это представляется оправданным с точки зрения научной объективности
— неслучайно М. Мягков и А. Исаев в беседе с читателями отвергли предположение, что книги якобы писались «под исторический заказ, в обоснование присоединения» полуострова.

По их словам, напротив — нынешний момент позволил открыть окно возможностей для изложения открытий и наработок, совершённых в последние годы в том числе и крымскими историками, которые по понятным причинам не могли реализовать их при киевской власти.

С другой стороны, раз уж речь зашла об истории новейшей
— всё же хотелось бы увидеть и цельный концептуальный взгляд на историю региона с прицелом в будущее.

То есть труд действительно не только научный, но и политический — который бы, опираясь на прошлое, включал в себя чёткое понимание того, чем по сути являются сегодня и Крым, и Донбасс, и Украина.

В этом случае пересказа вынужденно осторожной официальной позиции руководства РФ по проблеме окажется недостаточно.
Благо у историков, в отличие от дипломатов, свободы высказывания значительно больше.

…От себя отметим: попытки найти доказательства того, что «Крым и Донбасс принадлежат больше России, чем Украине», — были бы в этом деле глубокой ошибкой и подменой понятий.
Ибо подобные поиски автоматически предполагают, что исторически имеется некая отдельная от остальной России сущность под названием «Украина».

В действительности же нам предстоит ещё только завершить воссоединение единой страны, начатое весной 2014-го.
http://www.odnako.org/blogs/o-prezentac … ovorossii/

http://cdn.static1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/xw/679/727.jpg

в контексте,в разделе ЭпохА - лента новостей  тема Украина,Киевский хаос продолжается
и в разделе Теремок тема Русская История

174

Чудовищный молох войны
Какой ущерб нанесла Вторая мировая населению и экономикам разных стран

http://nvo.ng.ru/upload/medialibrary/60e/22-11-1.jpg
Нигматулин Б.И. Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Жертвы народов.
Битва экономик Советского Союза и Германии.

– М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. – 204 с.

В год празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне россияне, да и жители всего бывшего СССР с особым интересом относятся к историко-статистическим данным, которые связаны с периодом грандиозной битвы с фашизмом.
Ответом на этот запрос читательской аудитории стала новая книга «Жертвы народов. Битва экономик Советского Союза и Германии».
Автор – доктор технических наук, профессор Булат Нигматулин в доступной, структурированной форме изложил сбалансированные данные,
сопроводив их анализом и выводами.

Книга состоит из двух частей.

• В первой части речь идет о человеческих потерях военнослужащих и гражданского населения в годы войны с 1941 по 1945 год.
Автор брал данные из официальных источников и включил в книгу только те цифры, что официально задокументированы уполномоченными структурами у нас в стране, в иностранных государствах, в международных организациях и в авторитетных исследовательских центрах.

Так, в книге сообщается, что за четыре года войны Советский Союз потерял 11,444 млн бойцов и офицеров Красной Армии
и 17,9 млн гражданского населения, включая 4 млн человек, умерших на неоккупированной территории страны из-за сверхсмертности – от лишений, болезней, голода в блокадном Ленинграде, повышенной летальности среди детей, от неимоверно напряженного и чрезвычайно продолжительного труда.

Вооруженные силы Германии безвозвратно потеряли 8,876 млн военнослужащих,
а во всей Германии погибли и умерли за время Второй мировой войны около 12 млн человек гражданского населения.

Приводятся в книге данные и по таким параметрам, как «боевой состав Красной Армии и Вооруженных сил Германии перед началом Великой Отечественной войны», а потом к моменту ее окончания.

Дана динамика численности обеих армий и союзных им войск. Сопоставляются потери воюющих сторон в 20 крупнейших сражениях Великой Отечественной. Приведена численность военнопленных Красной Армии и Вооруженных сил Германии и их союзников. Советских военных попало в плен за всю войну 4,559 млн человек. Немецких военных с союзниками оказалось у нас в плену 4,376 млн человек.

Принципиально важной можно назвать главу «Сравнение демографических потерь населения Советского Союза, Германии и других стран – основных участников Второй мировой войны 1939–1945 годов». Помимо того, что здесь приведены данные о народонаселении к началу войны, затем после ее окончания, но также показан уровень восстановления численности жителей к 2015 году. Ряд стран даже к 2015 году не достигли 10% превышения численности населения относительно довоенного уровня. К таким странам относятся Украина, Белоруссия, Латвия, Литва, Румыния, Венгрия, Польша, бывшая Чехословакия (суммарно Чехия и Словакия).

• Во второй части книги сопоставляются системы управления экономикой СССР и Германии, наглядно сравниваются макроэкономические показатели, включая производство вооружения, оценивается вклад союзников, дается анализ ущерба экономикам обеих стран.
Сравнение и системный анализ статистических данных позволили автору по-новому сформулировать ответ на вопрос: как и почему мы победили?

Для того чтобы одержать победу в Великой Отечественной войне, руководству Советского Союза пришлось провести полную мобилизацию производственных и трудовых ресурсов в стране и создать сверхэффективную систему управления экономикой.

В результате в период 1941–1944 годов удалось произвести почти в два раза больше основных видов вооружений и боеприпасов, чем в Германии,
а в 1942 году – самом тяжелом для Советского Союза – в три раза больше.
Это притом, что в этот период в Советском Союзе суммарный экономический и промышленный потенциал составлял всего 74% по отношению к Германии; суммарный объем ВВП составлял всего 77% по отношению к Германии;
суммарный объем производственных топливно-энергетических ресурсов – 71% по отношению к Германии.
Суточный подушевой объем потребления продовольствия для гражданских лиц в СССР был на 66% ниже, чем в Германии.

Анализ экономических решений руководства страны по организации производства вооружения и боеприпасов в тылу открывает новое понимание истории нашей победы над Германией.

Секрет такого успеха – в мобилизации всех и вся на достижение общей цели. Заводы в советском тылу работали в две-три смены продолжительностью до 11 часов, люди трудились без выходных и отпусков. А Германия до 1943 года практически жила как в мирное время.

На советских заводах каждое второе рабочее место занимали женщины, тогда как в Германии доля женщин на производстве не превышала 30%.
Еще одна деталь: в советском тылу рядом со взрослыми работало около миллиона подростков 14–17 лет.

В истории нашей страны есть Великая Победа, демонстрирующая не только мужество и отвагу воинов, сплоченность народа.
Мы экономически победили нацистскую Германию благодаря мобилизации всех сил и эффективному управлению экономикой.

Станет ли этот опыт прообразом новых успехов России?
Будет ли он восприниматься как серьезное предупреждение тем, кто продолжает грезить о возможности силой одолеть нашу страну?

http://nvo.ng.ru/notes/2015-06-26/11_books.html

***

В контексте статьи, в разделе: Война против России тема: Геополитика Великой Победы

175

Рыцарям безмолвного подвига посвящается
Уникальные данные о руководителях отечественной внешней разведки в одной книге

http://nvo.ng.ru/upload/medialibrary/5f8/23-9-01.jpg
Владимир Антонов. Начальники советской внешней разведки.
– М.: Вече, 2015. – 352 с. (Гриф секретности снят).

Книги о спецслужбах и их сотрудниках кто только не пишет сегодня.
И часто результат оставляет желать много лучшего. Совсем другое дело
– труд разведчика, полковника в отставке,
ведущего эксперта Зала Службы внешней разведки (СВР) Российской Федерации Владимира Сергеевича Антонова
– его книга «Начальники советской внешней разведки» из цикла «Без права на славу, во славу Державы*».

В своей новой книге В.С. Антонов с позиций патриота и непредвзятого аналитика ярким языком изложил биографии, перипетии жизни и деятельности корпуса руководителей внешней разведки нашей страны, подробности (разумеется, с соблюдением режима секретности!) разработанных ими специальных операций и детали наступательных акций в добывании стратегической информации.

В книге «Начальники советской внешней разведки», так же как в ранее изданных им книгах
«С них начиналась разведка»,
«Нелегальная разведка»,
«Тайные информаторы Кремля»,
«Женские судьбы разведки»

и во многих других, Владимир Антонов опять выступил первопроходцем, как никто из его коллег сумел преподнести рассекреченные в СВР данные о вожаках советской и российской внешней разведки.

Он еще раз доказал, что обладает идеальным нюхом на бомбовые темы (вот что значат профессиональная выучка, опыт закордонной разведывательной работы и журналистское чутье!).

За всю историю внешней разведки нашего государства высокий и ответственный пост ее главы занимали 29 человек, многие из которых не избежали репрессий. Примечательна в этой связи трагическая судьба комиссара госбезопасности 3 ранга Павла Анатольевича Судоплатова.

В свои 17 он стал кадровым чекистом,
а затем в его послужном списке значились ликвидация лидера ОУН Евгена Коновальца,
устранение Льва Троцкого,
реализация уникальных оперативных радиоигр «Монастырь» и «Березино» по дезинформации гитлеровского верховного командования во время Великой Отечественной войны,
создание каналов связи между советскими разведчиками и западными учеными, похищавшими для СССР секреты атомной бомбы.

И это – лишь осколки в мозаике выполненных им лично или под его руководством и при непосредственном участии секретных операций в Восточном и Западном полушариях…

Трудно в это поверить, но, несмотря на все заслуги перед родиной, П.А. Судоплатов, кавалер ордена Ленина, трех орденов Красного Знамени, ордена Отечественной войны I степени, ордена Суворова II степени, двух орденов Красной Звезды, десятка медалей, а также высшей ведомственной награды «Заслуженный работник НКВД», в 1953 году был арестован по «делу Берии» и 15 лет провел в заключении, 12 из них – во Владимирской тюрьме.
Там он перенес три инфаркта, ослеп на один глаз, стал инвалидом второй группы, но не был сломлен духовно. Полностью реабилитирован лишь в 1992 году…

Созданный 20 декабря 1920 года Иностранный отдел ВЧК (прообраз нынешней внешней разведки)
возглавил профессиональный революционер и дипломат Яков Христофорович Давыдов (Давтян).

В 1930-е годы внешней разведкой руководил видный политический и военный деятель, один из организаторов советской контрразведки Артур Христианович Артузов (Фраучи).

В годы военного лихолетья у руководства внешней разведкой стоял Павел Михайлович Фитин, самый молодой из ее начальников, назначенный на эту должность в 31 год.

Первым директором современной Службы внешней разведки Российской Федерации был академик Евгений Максимович Примаков.

С 9 октября 2007 года российскую внешнюю разведку возглавляет видный государственный деятель Михаил Ефимович Фрадков…

Признаюсь, что хотя о делах и об истории спецслужб мне многое известно из первых рук, но то, что я узнал, прочитав книгу В.С. Антонова, явилось для меня откровением.

На многочисленных примерах автор ненавязчиво, исподволь убеждает нас, и с ним нельзя не согласиться,
что сегодня Служба внешней разведки Российской Федерации – одна из самых сильных спецслужб мира наряду
с американским Центральным разведывательным управлением (ЦРУ),
английской «Сикрет интеллидженс сервис» (СИС),
израильским МОССАД,
разведслужбой Германии БНД,
французской СДЕСЕ.

Остальные – так себе, мальчики, подносящие мячи на поле, где проводят матчи указанные форварды…

На мой взгляд, основное достоинство книги и заслуга автора в том, что, опираясь на исторические реалии и факты из практики руководителей – чекистов советской внешней разведки, он нашел мотивацию для воспитания в нынешнем поколении российских разведчиков чувства патриотизма и гордости за великое прошлое отчизны, тем самым придав импульс оптимизма всей современной российской разведывательной службы.

В заключение скажу, что книги Владимира Сергеевича Антонова постоянно востребованы столичными издательствами, а некоторые из них переиздают эти труды даже без согласия автора.

* «Без права на славу, во славу Державы» – девиз сотрудников Службы внешней разведки РФ,
который призывает к бескорыстному самопожертвованию во имя идеалов нашей великой родины.

Игорь Григорьевич Атаманенко
– писатель, историк спецслужб, ветеран тайной холодной войны,
контрразведчик, подполковник в отставке.

03.07.2015  http://nvo.ng.ru/notes/2015-07-03/9_book.html

***

В контексте статьи, в разделе: Спецслужбы России тема: Спецслужбы-ФСБ,СВР,ГРУ,ФСО,ГуспП РФ

176

Мы всё равно русские, где бы мы ни жили
Евгений ПОДЗОРОВ, «Красная звезда». 09.08.2015

Сегодня это трудно себе представить, но сто лет назад в такие же жаркие дни августа Россию и всю Европу обжигали не только горячие солнечные лучи...
На огромных пространствах земля содрогалась от артиллерийских залпов, небо застилали пороховые тучи и гарь, а кровь погибших и раненых орошала бесконечные траншеи и неубранные поля... Уже год шла невиданная бойня – Первая мировая война.

К её столетию появились исторические работы и научные статьи, опубликованы новые документы.
Не осталась в стороне от этой вехи  и художественная литература.

Период полураспада

События тех далёких лет
нашли отражение в романе российского писателя Елены Котовой «Период полураспада».

– Елена, откуда вы черпали сведения о событиях в общем-то вековой давности?
– «Период полураспада» – очень личная книга. Это один век моей семьи. Моей.
Я не ставила  целью вписывать её в какой-то исторический контекст и не сидела месяцами в архивах.
Рассказы и воспоминания родственников, семейные легенды и анекдоты, мои собственные наблюдения и впечатления
– из всего этого сложился роман. И, конечно, осмысление истории нашей страны.   

–  Он совсем не похож на ваши предыдущие три книги, своего рода российская «Сага о Форсайтах»...
– Для меня «Период полураспада» – прежде всего самое лучшее и самое серьёзное из того, что я написала до сих пор.
Я долго к нему шла. Сначала зародилось смутное беспокойство: как не забыть, что было,  как сохранить в памяти жизнь предков.
А внешним толчком стал разговор с сыном на Лонг-Айленде, тот самый, с которого роман начинается.

Первый подход сделала ещё в 2012 году  одновременно с  работой над триллером «Третье яблоко Ньютона» о своих злоключениях в банковской сфере.
Та книга шла легко и гладко, а эта никак не давалась. Не хотела превращаться из житейской летописи в художественное полотно.

Именно полотно. Глубоко личная, сокровенная, даже  обнажённая житейская правда об одной семье, вроде бы не сильно отличной от многих других семей, в конце концов сложилась в чём-то историческое и даже философское повествование о веке минувшем, о всех нас и о нашей стране.

Так пишут и говорят мне на встречах читатели, которые, как и я, испытывают боль за свою страну, вечно раскалывающую жизнь своих граждан на «до» и «после». И мои герои любят, страдают, взлетают вверх и падают вниз, но даже на другом берегу Атлантики, куда занесло мальчиков пятого поколения, они не свободны от своей страны.

Россия никого и никогда не отпустит от себя насовсем и навсегда.
Мы всё равно русские, где бы мы ни жили. Поэтому мои герои понимают: даже их будущие дети должны помнить, что они не только американцы.
Не зная и не понимая, откуда ты, невозможно дать ответ на вопрос «Куда идти?».

– И всё-таки, кто из родственников того времени воевал на фронтах Первой мировой?
– Буквально с первых дней начала войны с Германией на фронт отправился Николай Васильевич Чурбаков, муж одной из сестёр моей бабушки. Он был врачом и сразу решил, что его долг – оперировать раненых. Жаль, что  фронтовая  часть его воспоминаний  в  преданиях родных  не сохранилась.
Не исключаю, что и Николай Васильевич сам старался забыть об ужасах войны.

Приведу всего лишь один образ, который не мог не отметить гуру отечественного литературоведения Лев Аннинский.
Барышни-гимназистки – мои бабушки – провожают в военное училище своего брата.  Брат – флейтист. Барышни шутят, стараясь не расплакаться, что флейт в военных оркестрах не жалуют. «На трубе сыграю», –  смеётся брат в ответ и вскакивает на подножку вагона. 

– И что же потом стало с доктором Чурбаковымы?
– После революции был мобилизован большевиками, лечил красноармейцев, потом работал врачом на Тамбовщине, в Кирсанове.

.................

Продолжение статьи под катом:

Продолжение  Мы всё равно русские, где бы мы ни жили

– А как семья отнеслась к  революции?
– Неоднозначно, простите за дурацкое слово. Одна из сестёр второго поколения, Ольга Кушенская, бескомпромиссно осуждала большевистский переворот. Другие просто пережидали и вздыхали.
Третьи поддержали. Вспоминали, что достаточно известного большевика Подбельского даже их папа Степан Ефимыч, предводитель тамбовского дворянства, прятал у себя в доме, а его сестра Лидия сама якшалась с революционерами и была арестована за хранение нелегальной  большевицкой газеты «Искра». Говорили, что идея равенства людей по большому счёту справедлива, каждый человек имеет право пользоваться плодами своего труда.

Но в общем и целом примирились с ситуацией и просто старались жить. Про Чурбакова я уже упоминала.
А брат Костя, химик, стал довольно известным деятелем в наркомате Серго Орджоникидзе и главной опорой семьи после её переезда в Москву.
А сёстры играли на своих музыкальных инструментах и выходили замуж. Растили детей, радовались их успехам…

– Сейчас споров много, как русскому народу жилось при последнем царе, Николае II:
одни говорят –  замечательно, другие – наоборот.

– Точно, что не замечательно.
От хорошей жизни революций не устраивают, реки крови не льют и миллионы людей жизни не лишают.

Военные тяготы, материальные лишения, социальную несправедливость никакой народ не в состоянии терпеть вечно.
Когда-то всё взрывается жутким и беспощадным бунтом

– Некоторые историки считают, что к 1917 году Российская империя приспособилась к военным реалиям и дело шло к победе.
Откуда тогда революция – одна, вторая, откуда кровопролитная братоубийственная война и такое ожесточение в народе?

– Не моё дело отбивать у историков хлеб по части объяс­нения причин трагических и повлиявших на весь мир событий начала ХХ века. Ясно, что военные тяготы,  материальные лишения,  социальную несправедливость никакой народ не в состоянии терпеть вечно. Когда-то всё взрывается  жутким и беспощадным бунтом.

Но даже и в этом случае насчёт ожесточения народа тоже всё не так примитивно.
Где-то изначально, как описывал Иван Бунин в «Окаянных днях»,  мужики пошли громить и грабить господские усадьбы, поднимая на вилы и господ, и их детей, а где-то поначалу это не проявлялось в таких ужасных формах.

В нашем случае год или полтора тётушкам-помещицам  Оголиным помогали выживать бывшие дворовые люди: пока у самих было, приносили в имение яйца, солёные огурцы, молоко...

Другое дело, что постепенно ожесточение было как бы узаконено новой властью.
Христианское «не убий» заменили голым и бесчеловечным принципом «смерть контрреволюции», насилие и убийства в виде расстрелов потенциальных противников новой власти, определяемых исключительно социальной принадлежностью, стали нормой. Из бутылки был выпущен страшный джинн, который много чего натворил...

– Вы упомянули Бунина. А каково ваше восприятие Булгакова как писателя?
Я имею в виду его прозу о революционном периоде и Гражданской войне. 

–  В Михаиле Афанасьевиче, я думаю, в те годы сильно  сказалась его первая профессия – врача. Его проза тех лет – это скорее попытки понять происходящее, поставить социальный  диагноз, что и было сделано в «Собачьем сердце»: торжество  шариковых при поддержке и с участием швондеров –  это торжество невежества и антигуманизма.

Но и прежняя дворянская элита, по мнению Булгакова, тоже оказалась не на высоте вызовов времени – читайте «Белую гвардию» и «Бег».
Отсюда и двойственность: «И скучно, и грустно, и некому руку подать...»

–  Вероятно, с допущениями  можно считать, что Булгаков с позиции интеллигенции наиболее адекватно воспроизвёл то время.
–  Вот именно, что с допущениями. Мне как-то не приходит в голову один писатель или два-три произведения, которые адекватно могли бы воспроизвести то сложное, бурное и противоречивое, простите за набор избитых истин, время...
В чём-то вполне адекватен был молоденький Фадеев с его «Разгромом» и героем-интеллигентом Мечиком или Всеволод Иванов в сборнике рассказов «Тайное тайных».

–  Но, может, Михаилу Шолохову удалось это сделать с позиции простого народа?
– Не знаю. Но даже коллизии в этом глубоком  романе – я имею в виду «Тихий Дон» –  нельзя упрощать до «позиции простого народа».
Когда   человеку надо делать выбор, это сложно для любого, к какому бы социальному слою он ни принадлежал.

Это очень трудно: и для крестьянина, и для утончённого интеллигента.
Это чревато конфликтами, житейскими драмами, потерями друзей, родных и близких, не всегда предсказуемыми рисками...

Поэтому так мучается и мечется Григорий Мелехов: к какой стороне ни примкни, потерь, утрат, разочарований не избежать. 
Поэтому люди в массе безмолвно, не признаваясь даже самим себе,  склоняются к примирению с выбором, который за них и вместо них делают другие.
Была церковь – ходили, слушали проповеди:  «не убий», «не укради», «не пожелай добра чужого».

Пришла партия и советская власть, оказалось, можно всё,  если, конечно, для революции.
Что же удивляться, что в 1930-е годы в палачах и охранниках лагерей недостатка не было. Так мы и поплыли в новую историю.

–  Из Гражданской войны наше общество вышло расколотым. Коллективизация добавила озлобления.
Когда же наступила некоторая консолидация? В Великую Отечественную?

– Это уже совсем новая тема. И слишком значимая для нашей страны, нашего народа.

И для меня лично.

http://www.redstar.ru/media/k2/items/cache/71d542e5434f0a76064cf73e6bb6d0a7_M.jpg

Давайте прервёмся… И начнём в следующий раз именно с этого вопроса.

Евгений ПОДЗОРОВ, «Красная звезда». 09.08.2015  http://www.redstar.ru/index.php/compone … y-ni-zhili

177

Либерал и «колорад» в одном флаконе

Игорь Вирабов сотворил чудо. Обычное рукотворное чудо — книгу-событие.
Из всех биографий, созданных за последнее время, эта выделяется особо.
И языком (что, конечно, самое примечательное и важное), и подходом Вирабова к составлению книги, и героем, и энергетикой.

http://svpressa.ru/p/130128/l-130128.jpg
700 страниц ядерной и ядрёной энергии.
А героем стал Андрей Андреевич Вознесенский.

Тонкости литературоведения
Последней такой удачей, где в идеальных пропорциях стоят содержание, форма и язык повествования, в «Молодой гвардии» был «Луначарский» Юрия Борева. (Было ещё полтора десятка отличных книг, но в них всегда не хватало какого-то компонента).

Книга полна удивительных открытий.

Так, Вирабов в двух словах рассказывает об образе Елены Сергеевны, который сквозит в советской культуре весь ХХ век: то рядом с Михаилом Булгаковым мелькнёт, то у Андрея Вознесенского, то у Эльдара Рязанова, то ещё у кого.

Работу Вирабова следует относить к эпическим жанрам. Он не просто повествует о судьбе своего героя, но и до мельчайших деталей, тонов и полутонов выписывает эпоху, слом её, отдельные удивительные годы; биограф успевает рассказать не только о своём главном герое, но и затронуть пару десятков других великих людей.

Открытия Вирабов совершает на удивление легко. Почему? Потому что он мыслит шире «классического филолога»: ищет материал не только в книгах, в газетах, в журналах, но и не чурается блогосферы и интернета в принципе, радио и телепрограмм.

Советское литературоведение, да и сегодняшнее по большей части, тоже категорически исключают всё человеческое, что может быть в писателе: его слабости, пороки, радости, удачи. Отчего-то важно показать ту или иную сторону идейности, духовности, культурности. А увидеть за книгами живого человека никто не хочет.

Вирабов с помощью анекдотов, сплетен и, казалось бы, мелких историко-культурных фактов, которые он преимущественно приводит в начале каждой части книги и которыми разбавляет тугую ткань повествования, делает как раз видным человека в писателе. От главы к главе всплывает всё большее количество персонажей, как планеты несущихся вокруг главного героя. Очень важно, что и у них проступают человеческие черты.

В классики у нас записывают в том случае, если писатель нашёл какой-то новый элемент в мозаике жизни, который повторяется из года в год, из века в век, но — первым отразил его. Ну, или проще говоря — того, кто нанёс на литературную карту бытия новую деталь.

Если судить по горячим новостям о Дженнифер Фихтер, можно сказать, что поэзия Вознесенского живее всех живых. Ничего не стоит заменить Елену Сергеевну, тоже, кстати, учительницу английского языка, на американку — и получится: «Фихтер-хищница, Фихтер-мразь, / ты ребёнка втоптала в грязь» и далее по тексту.

На чьей стороне был бы Андрей Андреевич?..

О влиянии футуристов и имажинистов
Ещё о стихах.

Влияние Маяковского, Пастернака, Кручёных, Хлебникова — легко уловимо у Вознесенского. Арт-объекты его фантазий относительно судьбы и творчества Есенина тоже достаточно известны. В недавней книге Владимира Дроздкова о Шершеневиче появились доказательства приязни шестидесятника к имажинисту.

А вот вам ещё один интересный пример влияния.
Замечательное стихотворение Андрея Вознесенского «Замерли» (1965), начинающееся строкой «Заведи мне ладони за плечи», — ничто иное, как инверсия Анатолия Мариенгофа и его стихотворения «Руки галстуком» (1920).

«Обвяжите, скорей обвяжите, вокруг шеи / Белые руки галстуком». Галстук рук возлюбленной имажиниста опрокидывается на спину шестидесятника — и уже превращается в бабочку. Именно в бабочку же превращаются скрещенные ладони.

«Сейчас, сейчас же, / Извлеките квадратный корень из коэффициента / Встречи около чужого № в гостинице для приезжающих» — это же не Андрей Андреевич о гостиничном номере в Дубне, которой он разделил с Зоей Богуславской; это Анатолий Борисович о Сусанне Мар.
На ветру мировых клоунад
заслоняем своими плечами
возникающее меж нами —
как ладонями пламя хранят.

И вот опять лёгкая эротика Вознесенского новой волной молодого поколения омывает берег любовной лирики Мариенгофа:
Никнуть кривыми
Губами клоуна
К лицу белее, чем сливки.
Спутанной гривой
Волновой любви разлив
Топит маяками зажженные луны

И клоунские губы, и мировые клоунады — всё суть одно: молодое, задорное апашество 1920-х и 1960-х годов.

Совсем не уверен, что это образ пришёл к Вознесенскому от Мариенгофа. Последний оказал колоссальное влияние на своё окружение, на пролетарских поэтов, на будущие поколения. Только не все его принимают, воспринимают и понимают.

«Руки галстуком» были написаны в 1920-м году. В 1922-м появились стихи петроградского имажиниста Владимира Ричиотти, где уже пальцы любимой превращаются в узелки:
Ремешками любимых пальцев
Головы моей узел
Вязать

И уже много позже в августе 1925-го года с громкими криками о неприятии имажинизма Есенин написал тихое и лирическое стихотворение,
в котором превратил руки любимой в пару лебедей:
Руки милой — пара лебедей
В золоте волос моих ныряют

И потом уже незримая бабочка ладоней оказалась у Вознесенского.

С кем вы, Андрей Андреевич?
Критика последних месяцев активно борется за каждого поэта: к какому литературному и гражданскому флангу тот принадлежал бы — к левым или правым, к государственникам или либералам, к «ватникам» или «укропам». Это началось в 1990-е вместе с государственным раздраем. Сегодня с новой волной внешней более-менее внятной политики продолжается. И сам биограф пунктиром через всё повествование пытается понять: что это за стихи о Донбассе и Краматорске — пророчество или нет? на чьей стороне оказался бы Вознесенский?

Казалось бы, что ответ очевиден.
Но вот Борис Гребенщиков, один из друзей Андрея Андреевича, едет в Одессу к Саакашвили. Мыслимо ли было такое? Отнюдь. Может, и Вознесенский поехал бы вместе с ним?

Тем более что есть и другой друг — Евгений Александрович Евтушенко, написавший о жертвах на Востоке Украины:

Кусками схоронена я.
Я, Прохорова Людмила.
Из трёх автоматов струя
Меня рассекла, размочила.

Вполне же может быть, что Вознесенский вслед за Бродским сказал бы (про себя, не вслух):
«Если Евтушенко против колхозов, тогда — я за». Чтобы тогда делали уважаемые критики?
Молча смотрели бы, когда два старых друга, два великих поэта продолжают мериться славой?

Но более вероятно, конечно, отстранённость Вознесенского и от либеральной истерики, и от патриотических рукоплесканий с весёлой усмешкой. Поэт был и либерал, и «колорад» в одном флаконе.

Явление сложное. Почти и не встречающееся сегодня. Оттого и непонятное.

Итак, итог
Вознесенский обладал удивительным даром: превращать прозу жизни в стихи.
Так, наверное, должен делать каждый поэт, да не у каждого получается. А вот Андрей Андреевич умел. И Игорь Вирабов нам это лишний раз показал.

Когда-то Велимир Хлебников пророчествовал «воскресение Есенина», вслед за ним хочется верить в «вознесение Вознесенского».
Должные люди о нём память сохранят — об этом беспокоиться и не стоит. Я о другом: о памяти вещественной — таблички, памятники, новые издания и т. д.

А что касается биографа, хочется поддаться простым человеческим чувствам — разыскать Игоря Вирабова и пожать ему руку за «Вознесенского».

СвободнаяПресса® Олег Демидов  http://svpressa.ru/culture/article/130128/

***

В контексте статьи, разделы:
Теремок
Поэзия,Легенды,Притчи

178

Тайны космического бытия
Кто владеет космосом, тот владеет миром

http://nvo.ng.ru/upload/medialibrary/44a/32-7-2.jpg
Перминов А.Н. От ветлужских лугов до космических далей.
– Подольск: Академия-XXI, 2015. – 280 с., ил.

Манящая загадка космоса не дает покоя человечеству. Жажда познания заставляет хомо сапиенс с неубывающей энергией стремиться к новым планетам и звездам.
Фортуна немногим дарит шанс быть причастным к освоению космического пространства, а рассказов о «закулисной» жизни в космонавтике крайне мало.

Редким примером авторской откровенности, позволяющей полностью увидеть сцену, на которой развиваются события, является книга Анатолия Николаевича Перминова «От ветлужских лугов до космических далей».

Анатолий Николаевич Перминов – известная персона в российской космонавтике, первый командующий Космических войск, образованных в 2001 году,
а впоследствии – руководитель Федерального космического агентства, во главе которого он стоял в течение семи лет: с марта 2004  по апрель 2011 года.
А потому вряд ли найдется аналог автобиографическому повествованию Анатолию Перминову.

Книга изобилует фактическим материалом, заставляющим читателя с нетерпением следить за ходом событий, а множество фотографий из архива Анатолия Перминова наполняют мемуары незабываемыми зрительными образами.

При этом автору удивительным образом удалась прорисовка картин повседневной работы военных ракетчиков, инженеров.
В этой работе бывало всякое, не все было гладко, не все получалось.

Вот как автор описывает неудачный пуск европейского космического аппарата с космодрома Плесецк, случившегося во время его службы командующим Космическими войсками: «Начался отсчет, отошли фермы, ракета стартовала, и вдруг я увидел, как что-то от нее горящее отвалилось, но ракета продолжала лететь, несколько отклонившись, зашла в облака, и вдруг все стихло. «Cработала система АВД (аварийного выключения двигателей)», – подумал я, а вокруг все ликовали и кричали «ура», думая, что ракета улетела; только несколько человек подали команду «Ложись!».
Я упал на кого-то, потом оказалось, как раз на француженку, и раздался взрыв. Я услышал, как над нами пролетела взрывная волна, увидел, как в здании МИКа вылетели все окна и наружные двери.
Затем мы вскочили на ноги и увидели огромный пожар метрах в 350 от нас и от места старта. Кругом стало светло, как днем, от пламени пожара».

Замысел книги «От ветлужских лугов до космических далей» зародился у Анатолия Перминова накануне 70-летия, который он отметил 16 июня 2015 года. Получилась не просто история про деревенского парня, родившегося на берегу реки Ветлуги, который достиг всего в жизни сам, служа Родине, стараясь не поступаться своими принципами, о становлении его личности, ее развитии в эпоху перемен.

В книге Анатолий Николаевич делится своим обширным опытом, предлагая читателю поразмышлять о важности космической деятельности для государства. «Кто владеет космосом, тот владеет миром» – таков лейтмотив, который проходит через все повествование.

Именно по этой причине особое внимание в книге уделяется международным аспектам, и, в частности, подходу США к решению одной из важнейших задач развития космонавтики, а именно использованию космического пространства в интересах сдерживания агрессии иностранных государств от развязывания войн и конфликтов.

Так, Анатолий Перминов приводит цитату бывшего президента США Линдона Джонсона, который еще 1964 году определил цель американцев:
«Британцы господствовали на море и руководили миром.
Мы господствовали в воздухе и были руководителями свободного мира с тех пор, как установили это господство. Стратегия национальной безопасности США отмечает: теперь это положение займет тот, кто будет господствовать в космосе.
Мы должны сохранить наше лидерство в космосе. Использование космоса имеет важное значение для нашей способности формировать международную обстановку и реагировать на нынешние и будущие вызовы».

Анатолий Николаевич посвятил свою службу, да и судьбу тому, чтобы лидирующая позиция в космосе принадлежала России.
Для него, еще в школе ставшего свидетелем полета Юрия Гагарина, космос – не просто мечта, это – дело всей жизни.

Начав свою карьеру в Ракетных войсках стратегического назначения, он затем стоял у истоков создания нового рода войск – Космических, становление которого состоялось именно под его командованием.
А за семь с лишним лет его работы в качестве руководителя Федерального космического агентства в отрасли был дан старт крупнейшим национальным и международным проектам, таким как строительство космодрома «Восточный»,
создание площадки РН «Союз» в Гвианском космическом центре и многим другим.

Кроме того, в эти годы активное развитие получили российская орбитальная спутниковая группировка и национальная навигационная система ГЛОНАСС, энергично продвигалось сотрудничество по программе МКС, впервые в мире были осуществлены коммерческие пилотируемые полеты на орбитальную станцию и т.д. Об этом и многом другом повествует книга «От ветлужских лугов до космических далей».

В судьбе автора, «…как в магическом кристалле, отразилась судьба нашей Родины, отразилась эпоха глобальных перемен»,
– пишет в аннотации к изданию академик Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского В.А. Привалов.

Сегодня А.Н. Перминов работает заместителем генерального директора, заместителем генерального конструктора ОАО «Российские космические системы». Он  доктор технических наук, профессор, генерал-полковник в отставке,
с сентября 2011 года является вице-президентом по науке Международной академии астронавтики.
В июле с.г. Анатолий Николаевич получил предложение продолжить свою работу в Академии в течение еще двух лет.

«Чтобы быть всегда «в седле», не унывайте никогда, находите в себе силы всегда бороться за правду, за свои убеждения, за справедливость, за себя, в конце концов. Из любого положения ищите выход, он всегда появится, вы его найдете, если будете искать.
Помните, что стоит один раз самому себе сказать: «Все, я сдаюсь!», и весь мир для вас рухнет. Никогда не сдавайтесь!», – говорит читателям А.Н. Перминов.

Его активности, энергичности, позитивной напористости, принципиальности по-доброму завидуют молодые работники ракетно-космической отрасли.
И перенимают немалый опыт, чтобы дальше служить делу поддержания лидерства России в космосе.

Вячеслав Юрьевич Чистяков – начальник Центра по реализации проектов
в области использования результатов космической деятельности ОАО «Российские космические системы».

04.09.2015 http://nvo.ng.ru/notes/2015-09-04/7_mysteries.html

***

В контексте статьи,в разделе: Наука и Жизнь тема: Вокруг Света - Земли, Космонавтика
В разделе: ЭпохА - Кинозал темы:
Энциклопедия «Космонавты»  tvroscosmos
Выдающиеся авиаконструкторы,Д/ф от tvZvezda
В разделе: ВС России темы:
ПВО России
Космические войска  - ВКО
Ракетные войска стратегического назначения (РВСН)

179

Солдаты удачи в боевых примерах
Откуда есть пошли наемники

http://nvo.ng.ru/upload/medialibrary/4ce/38-5-01.jpg
Иван Коновалов. Солдаты удачи и воины корпораций. История современного наемничества.
– Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2015. – 216 с.

Новая книга военного журналиста и аналитика Ивана Коновалова посвящена весьма обсуждаемому и актуальному, в том числе и для России, феномену – «приватизации войны», к которому привел бурный рост в последнее десятилетие числа и масштабов деятельности частных военных компаний (ЧВК).

Автор предлагает простую и ясную классификацию компаний такого типа:
– компании военных услуг – предоставляют клиентам тактическую поддержку в ходе боевых действий, в том числе непосредственную;
– консалтинговые компании – консультируют по вопросам строительства вооруженных сил и занимаются их подготовкой;
– логистические компании – занимаются тыловым снабжением и обслуживанием вооружений;
– частные охранные компании (ЧОК) или компании по безопасности, специализация которых – представление услуг в области безопасности, оценки рисков, охраны объектов (включая морские суда) и ВИП-персон, обучение армии и полиции.

Как подчеркивает автор, современные ЧВК предпочитают называть себя именно частными охранными компаниями с целью подчеркнуть исключительно оборонительный характер своей деятельности.
Предложенная в книге классификация пересекается и с терминологией, которая используется в различных законопроектах о ЧВК, обсуждаемых в России с прошлого года.

Но за исключением этого небольшого отступления книга Ивана Коновалова начисто лишена бесплодного теоретизирования и морализаторства и целиком посвящена описанию конкретных операций сначала наемников – «диких гусей» в их «героическую эпоху» 1960–1970-х годов, связанных прежде всего с вызванными деколонизацией Африки конфликтами, а затем и сменивших их в конце прошлого века профессиональных – частные военные компании.

Это, несомненно, самое большое достоинство книги, поскольку подавляющее большинство описанных в ней операций в России практически неизвестна.
А если и была когда-либо описана на русском языке, то лишь советской пропагандой 1960–1970-х годов, целенаправленно (и в подавляющем числе случаев не без оснований) рисовавших образ наемников в виде концентрированного выражения всех мерзостей капитализма вообще и неоколониалистской политики западных стран в молодых странах Африки в частности.

Следует отметить, что в мейнстримных западных масс-медиа облик этих легендарных кондотьеров не сильно лучше, а в большинстве стран мира и на уровне ООН их деятельность не просто осуждается, а признается преступлением.

Первые семь глав исследования посвящены наиболее известным «подвигам» «солдат удачи» в Конго-Заире (ныне Демократической Республике Конго), бесконечные конфликты в которой выдвинули таких ставших медиазвездами командиров отрядов наемников, как британец Майк Хор, французы Роже Фольк и Боб Денар или бельгиец Жан Шрамм.

Важно отметить, что автор не увлекается политическими аспектами конголезского «наемнического феномена», а в основном беспристрастно рассматривает интересные тактические приемы наемников, а также описывает специфические подходы командиров наемников в ходе формирования своих отрядов.

Весьма подробно изложены обстоятельства операций европейских наемников во время гражданской войны в Нигерии (Биафра), где знаменитостями стали немец Рольф Штайнер, южноафриканец Тэффи Уильямс и шведский граф Густав фон Розен.
Персональная война с центральным правительством Нигерии летчика-аса графа фон Розена, который попытался спасти детей сепаратистского анклава Биафра от голода, – свидетельство того, что среди наемников было немало убежденных «крестоносцев», уверенных в том, что они сражаются за правое дело.

Довольно тщательно рассматривается в книге работа британских спецслужб по найму наемников для участия в гражданских войнах в Йемене и Омане. Показано, как спецслужбы и военные ведущих стран, прежде всего Великобритании, начали использование такого инструмента, как наемники и ЧВК, что стало одной из причин профессионализации этого бизнеса и, как правило, бесславного окончания карьеры легендарных «диких гусей».
Первую полноценную ЧВК сформировал в 1967 году создатель знаменитого британского спецназа – Специальной авиационной службы (САС) – полковник Дэвид Стирлинг, который опирался как раз на опыт наемнических команд, действовавших в Йемене. Автор особо отмечает прямую связь между САС и британскими частными военными компаниями, которые в основном были созданы бывшими офицерами и чиновниками САС.

Весьма подробно и с массой ранее неизвестных подробностей рассказано в книге о бизнесе уже подзабытой, но легендарной в 1990-е годы южноафриканской ЧВК Executive Outcomes, которую представляли как компанию, выигравшую целых две военных кампании в Сьерра-Леоне и Анголе (впрочем, сами эти затяжные гражданские войны продолжились) с поразительно низкими потерями и высокой эффективностью.
Именно эта компания стала образцом для тех ЧВК, которые сейчас держат рынок частного военного аутсорсинга.

Заключительные главы книги рассказывают о специфическом американском подходе к бизнесу ЧВК, который воплотился в появлении гигантских компаний, таких как Kellog Brawn and Root или DynCorp, с миллиардными оборотами, поддерживавших американскую армию в бывшей Югославии, Ираке и Афганистане.

История повторяется, считает автор.
Пройдя за полвека эволюционный путь от обычных отрядов наемников до легальных частных военных бизнес-структур, современные кондотьеры определенным образом возродили «эпоху позднего Средневековья», когда отношения между государством и капитаном «свободной компании» (отряда наемников) оформлялись по типу торговой сделки.
Эти «свободные компании» были тогда своего рода юридическими лицами и воевали за тех, кто больше платит.

Написанная ясно и доступно, книга Ивана Коновалова является своего рода мини-энциклопедией накопленного за последние 50 лет мирового опыта в области частного военного бизнеса.
В этом качестве может быть рекомендована всем читателям, желающим получить не искаженное политической пропагандой представление о войнах наемников – древнем, как и сама война, но не исчезнувшем (и даже процветающем) бизнесе.
Геннадий Старых http://nvo.ng.ru/notes/2015-10-16/5_books.html

***
В контексте другие темы разделах форума:
Политика - грязное дело?
ВС России
Спецслужбы России
Война против России

180

"Неизвестная война" на Дальнем Востоке

http://nvo.ng.ru/upload/medialibrary/3fa/40-9-1.jpg
Сборник статей российских и китайских военных историков,
посвященных 70-й годовщине Победы во Второй мировой войне.
Академия военных наук НОАК, Военная академия Генерального штаба ВС РФ.
Военная наука, Китай, 2015.

За прошедшие два десятилетия Россия и Китай развили уникальное стратегическое партнерство, основанное на углублении своих экономических связей и отстаивании своих стратегических интересов перед лицом Запада.

Но кроме экономики и политики есть еще и история, которая зачастую играет очень большую роль, влияя в том числе на экономические и политические отношения между странами. Достаточно сказать, что в настоящее время история выступает в качестве одного из средств, используемых Западом для стратегического сдерживания его основных геополитических противников – России и Китая.

ПОСОБНИКИ ВНОВЬ В ФАВОРЕ
В этом смысле вполне очевидна позиция Запада в отношении последышей нацизма, поднявших свою голову в странах Балтии и на Украине, где героизируются ветераны бывших формирований СС и бандеровские преступники, воевавшие против своего народа.
Если смотреть на проблему коллаборационизма в годы войны прямо и без политического лукавства, то ответы очевидны: прибалтийский и украинский коллаборационизмы были разновидностью обыкновенного фашизма со всеми присущими ему чудовищными чертами.

Прибалтийские и украинские части СС, да и примкнувшие к ним бандеровские боевки стоят в одном ряду с такими же формированиями, созданными во время войны в Бельгии, Голландии, Норвегии, Франции и некоторых других странах и сражавшимися не за свободу народов Европы, а за их порабощение. Эти формирования получили справедливую оценку народов и официально осуждены правительствами этих государств.
И если там не находят смягчающих обстоятельств для Лаваля и Квислинга, то как можно причислять к «борцам за свободу» прибалтийские и украинские легионы СС или кровавых деятелей бандеровщины, пытавшихся заставить украинцев подчиняться своей воле с помощью, как они сами говорили, «веревки, ножа и пули»?

Но что же происходит сегодня?
А сегодня страны Запада, в свое время осудившие и жестоко покаравшие своих коллаборационистов, терпимо относятся к рецидивам нацизма и крайнего национализма у своих младших партнеров – в странах Балтии и на Украине.

Причина – «высокие» соображения геополитического порядка, связанные с необходимостью сдерживания России. В этом ряду стоит также и периодически возобновляемая кампания по поводу якобы имевших место «преступлений» Красной армии на территории уже не только Германии, но и освобожденных от германской оккупации стран.

21 ноября 2014 года в Нью-Йорке на заседании Третьего комитета 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция «Борьба с героизацией нацизма, неонацизма и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».
Документ был представлен Россией, его поддержали 115 из 193 стран – членов ООН. Против резолюции выступили Канада, США и Украина. 55 делегаций, в частности страны ЕС, от голосования воздержались.

Как говорится, комментарии излишни.

И ПОТОМКИ ИМПЕРАТОРА ТУДА ЖЕ
Но если на Западе фактором стратегического сдерживания России выступают США, Европейский союз и НАТО, то на Дальнем Востоке таким фактором выступает Япония.
Это, конечно, в первую очередь постоянно муссируемый японским руководством территориальный вопрос – достаточно вспомнить решение японского парламента от июня 2009 года, объявившего спорную территорию Южных Курил «исконными землями» и неотъемлемой частью Японии.

Китай в этом плане также находится под прицелом западных специалистов идеологической войны. Характерна в этом плане эволюция его отношений с Японией. Новый премьер-министр Японии Синдзо Абэ, придя к власти, сразу же отбросил партийную платформу ЛДП, с которой она шла на выборы в нижнюю палату парламента Японии в конце 2012 года.

По его утверждению, период трехлетнего правления Демократической партии Японии привел к ухудшению отношений с США, и сейчас необходимо восстановить эти отношения как самый важный шаг «в противостоянии военным угрозам со стороны Китая и Северной Кореи». Тон его заявлений является реальным отходом от послевоенного японского пацифизма и медленных темпов роста военного бюджета Японии.

Самым последним свидетельством нового подхода японского руководства к японо-китайским отношениям являются попытки смягчить оценку преступлений Японии в годы Второй мировой войны. Кроме этого, весьма неоднозначную оценку получило решение японского парламента, разрешающего использование японских вооруженных сил за пределами своей страны.

Сторонники этого решения, которое было поддержано Вашингтоном, утверждают, что оно имеет важное значение для обороны Японии и ее союзников в регионе, а также позволит стране принимать более активное участие в миротворческой деятельности во всем мире. В то же время этот акт японского парламента вызвал протесты со стороны населения и оппозиции страны.
Незамедлительно последовала также реакция со стороны Китая, официальный представитель которого заявил, что новые полномочия армии Японии – «беспрецедентный шаг в сфере безопасности».

Но это, так сказать, геополитическая составляющая стратегического сдерживания Китая.

А вот и историческая составляющая этой политики сдерживания.

ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ЭПОПЕЯ
В 1979 году Роман Кармен на материалах, собранных в годы Великой Отечественной войны, совместно с американцами создал фильм «Великая Отечественная».
Этот 20-серийный документальный фильм создавался совместно с американскими кинематографистами – десятками людей различных профессий – и демонстрировался на Западе под названием «Неизвестная война» (The Unknown War).

В качестве ведущего комментатора фильма выступал известный американский актер Берт Ланкастер, которого озвучивал наш замечательный актер Василий Лановой. Сериал стал настоящим откровением для западного зрителя, почти ничего не знавшего о подвиге советского воина и нашего народа, ставшего главным творцом победы над гитлеровским фашизмом.

Не будет преувеличением сказать, что такой же «неизвестной войной» для западной да и для российской аудитории остается война сопротивления китайского народа японской агрессии и соответственно участие Китая во Второй мировой войне.
Существует расхожее мнение, что войну на Дальнем Востоке в основном вели и выиграли США.

При этом ряд зарубежных историков берутся отрицать даже роль СССР в победе над Японией, утверждая, что все решили атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.
.............

Продолжение статьи,под катом:

Продолжение  "Неизвестная война" на Дальнем Востоке

Не вдаваясь в дискуссии по этому вопросу (роль Маньчжурской стратегической наступательной операции давно известна), отметим, что роль и место Китая во Второй мировой войне значительно принижены и недооценены.

При этом долгое время это имело место в самой КНР по причинам идеологического порядка, поскольку роль многомиллионной армии Центрального китайского правительства принижалась по сравнению с военными операциями войск КПК.

Этим активно пользовались западные историки, фактически замалчивая роль Китая в победе над Японией.

Необходимо признать, что действительно начиная с 1941 года  китайский фронт был малоактивен.
Японская оккупационная армия в Китае ожидала развязки на советско-германском фронте. Воспользовавшись определенными паузами в военных действиях японских войск в Китае, чанкайшистский режим усиливал нажим на своего давнего противника – Компартию Китая, на войска, находившиеся под ее командованием. Попытки наступления гоминьдановских войск (июль-август 1943 года) были отбиты войсками КПК.

Советский Союз тогда выступал против разжигания гражданской войны в Китае, и перед лицом общего врага – японского милитаризма Чан Кайши был вынужден заявить о согласии вести переговоры с КПК.

Неслучайно президент США Франклин Рузвельт на конференции «большой тройки» в Тегеране говорил, что «главная задача США – удержание Китая в состоянии войны с Японией».

Позднее он заявлял: «Что бы там ни писали газеты, войска Чан Кайши вовсе не дерутся против Японии» и отмечал, что Чан Кайши «держит сотни тысяч своих солдат на северо-западе, на границах «Красного Китая».

Кстати, следует сказать, что только после Курской битвы наши союзники по антигитлеровской коалиции начали перестраивать свою стратегию войны в «замедленном темпе». Крупные успехи Красной армии оказались неожиданными для союзников, и они были вынуждены активизировать свои действия в районах Тихого океана. В сентябре 1943 года в Новой Гвинее были заняты первые населенные пункты.

В ноябре 1943 года морская пехота США высадилась на ряде островов Гилберта, начав продвижение в центральные части Тихого океана в сторону Японии.

К сожалению, гражданские междоусобицы в Китае, продажность чанкайшистского генералитета, а также определенные стратегические расчеты Токио облегчили японскому командованию проведение в октябре–декабре 1944 года успешных военных действий в Китае (операция «Итиго»).

Японцы захватили в Китае ряд важных американских аэродромов и обеспечили себе сквозные коммуникации от Маньчжурии до Сингапура. Япония оккупировала огромные территории Китая: были захвачены Пекин, Нанкин, Шанхай, Ханькоу, Тяньцзинь, Циндао и др.

В руках японских оккупантов оказалось около 90% всех железных дорог Китая, многие приморские районы.
По некоторым данным, при этом было разгромлено около 100 гоминьдановских дивизий общим числом 600–700 тыс. человек.

Но тем не менее китайский фронт держался и, согласно данным японских историков, продолжал приковывать к себе более 60% Сухопутных войск Японии.

Мало известна в истории и роль 100-тысячного китайского экспедиционного корпуса, в тяжелых условиях воевавшего в Бирме и Индии.

В ПОМОЩЬ ИСТОРИКАМ
Определенным достижением в закрытии этого пробела стал недавно изданный в КНР совместный сборник научных статей российских и китайских военных историков, подготовленный Научно-исследовательским институтом военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ и Управлением военной истории и энциклопедии Академии военных наук НОАК.

Этот сборник предваряют вступительные статьи начальника ВАГШ ВС РФ генерал-полковника Сергея Афанасьевича Макарова и начальника АВН НОАК генерал-лейтенанта Гао Цзиня.

Большой интерес представляют различные аспекты совместной истории, показанные с точки зрения как российских, так и китайских историков. Особенно это касается периода 1930–1940-х годов, когда нашим странам пришлось отражать внешнюю агрессию.
Именно тогда были заложены основы большой дружбы, нынешнего стратегического партнерства и взаимодействия наших стран.

Необходимо отметить, что китайские историки подчеркивают, что «китайский народ и его армия первыми подняли благородное знамя антифашистской борьбы, открыли главный фронт на Востоке, сковали и уничтожили большую часть военной силы варварского японского агрессора, мощно поддержали мировую антифашистскую войну на других театрах военных действий».

С этим утверждением можно соглашаться или не соглашаться, поскольку нельзя забывать и о подвигах американских летчиков, моряков и морских пехотинцев, героически штурмовавших Иводзиму и Окинаву и понесших большие потери в боях за эти и другие острова.

Следует помнить и о боевых заслугах других союзников по антигитлеровской коалиции, воевавших в Восточной Азии в годы Второй мировой войны.

Этот сборник является первым подобным совместным трудом российских и китайских военных историков.
Можно с уверенностью сказать, что его издание явится основой для дальнейшего укрепления отношений между военными историками обеих стран, подавая пример продуктивного научного сотрудничества.

Но совершенно ясно, что пришло время в полной мере рассказать о «неизвестной войне» на Дальнем Востоке, которую с 1931 по 1945 год вел китайский народ против японской агрессии.

И сделать это надо не для того, чтобы руководители Японии непрерывно извинялись за преступления японской военщины, или чтобы доказывать, где был главный фронт на Дальнем Востоке,
а для того, чтобы показать правдивую и сбалансированную картину Второй мировой войны, не преувеличивая, но и не умаляя ничьих заслуг в достижении общей Победы.

Виктор Александрович Гаврилов
– ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ.
http://nvo.ng.ru/notes/2015-10-30/9_book.html

***

В контексте, в разделе: Политика - грязное дело?  тема: КИТАЙ
В разделе: Война против России  тема: Геополитика Великой Победы


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » ЭпохА - Библиотечка » Интересные рецензии на интересные книги