ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики


Мировая экономика и аспекты политики

Сообщений 321 страница 330 из 446

321

В череде всемирных саммитов
Валентин КАТАСОНОВ,16.06.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/06/16/n20890.jpg
В календаре мировых событий постоянно присутствуют всемирные форумы, саммиты, съезды и встречи с экономической и финансовой тематикой.
Большинство из них проводятся регулярно, в определенное время года.

Это саммиты групп G7, G8, G20, Всемирный форум в Давосе,
Международный экономический форум в Петербурге, ежегодные совместные совещания Всемирного банка и Международного валютного фонда.
Ближайшие крупные форумы с участием России - встреча группы G8 в Северной Ирландии 17-18 июня 2013 г.,
Петербургский экономический форум 20-22 июня, саммит G20 в Петербурге 5-6 сентября…

* * *

Мировые СМИ уделяют этим форумам очень большое внимание, стараясь уловить каждое слово VIP-участников.
И так из года в год. Сериал под названием «мировые саммиты» по охвату аудитории может вполне конкурировать с мировыми чемпионатами по футболу и другими видами спорта.
На каждом саммите говорятся правильные слова, все чаще слышна критика существующей мировой экономической системы, принимаются многочисленные решения и планы действий.
Однако проходит некоторое время, даже не месяц, а неделя, и о прошедшем саммите никто почти не вспоминает. Потому что грядет следующий форум, на который СМИ переключают внимание аудитории.
А что же в «сухом остатке»? Как выполняются принятые решения? Каков ход реализации одобренных планов действий?
А вот об этом толком никто ничего сказать не может. Ведь у всех этих саммитов и форумов нет своей постоянно действующей организации, аппарата, экспертов.
Они похожи на цирк-шапито, который приезжает в городишко N в начале лета, проводит несколько представлений и исчезает до следующего лета.
После него остаются лишь оборванные афиши. А после всемирных форумов остаются не рваные афиши, а документы, которые редко читают даже узкие специалисты.

Остановимся на G20. В 2013 году Россия председательствует в «группе двадцати» и активно участвует в подготовке повестки дня запланированной в Петербурге встречи. «Группа двадцати» в неявном виде существовала давно, её основной формой деятельности были ежегодные встречи на уровне министров финансов и глав центробанков. Полноценная G20 была создана в ответ на финансовые кризисы и растущее сознание того, что страны с развивающейся рыночной экономикой (emerging-market countries) не были адекватно представлены в мировых экономических дискуссиях и принятии решений.
В разгар последнего финансового кризиса начали проводиться полноценные саммиты, т.е. встречи «двадцатки» на высшем уровне (президенты, премьер-министры). Их еще называют широкими, или политическими, саммитами.

На сегодняшний день список широких саммитов «двадцатки» включает следующие встречи:
1) Вашингтон, ноябрь 2008;
2) Лондон, апрель 2009;
3) Питтсбург (США), сентябрь 2009;
4) Торонто, июнь 2010;
5) Сеул, ноябрь 2010;
6) Канны (Франция), ноябрь 2011;
7) Лос-Кабос (Мексика), июнь 2012.
Таким образом, предстоящая в Петербурге встреча «двадцатки» будет восьмой.
На широких саммитах «двадцатки» (несмотря на то, что их называют политическими) преимущественно обсуждаются финансовые вопросы, а отчасти и экономические (например, энергетика, международная торговля).
Вот далеко не полный список вопросов, выносившихся на повестку дня широких саммитов «двадцатки»:
устойчивый рост, сокращение дефицитов государственных бюджетов, управление государственным долгом, валютные войны, ужесточение контроля над банками,
расширение списка резервных валют, планы эмиссии наднациональной денежной единицы, наращивание капитала Международного валютного фонда и перераспределение квот стран-участниц в капитале Фонда,
перестройка мировой финансовой архитектуры, повышение «прозрачности» участников финансовых рынков и улучшение отчетности финансовых организаций, регулирование рынков финансовых производных инструментов и т.д.
Многие из этих вопросов предварительно обсуждаются на узких, финансовых саммитах «двадцатки».

* * *

С момента первого саммита «двадцатки» в Вашингтоне прошло пять с половиной лет.
Что можно сказать о «сухом остатке» этих встреч?
Во-первых, часть обсуждавшихся на первых саммитах вопросов в связи с окончанием первой фазы мирового финансового кризиса и возникновением иллюзии относительной финансовой устойчивости в мире вообще перестали подниматься на последних саммитах.
Например, вопросы о перестройке мировой финансовой архитектуры. И не потому, что они были решены, а потому, что грозовая туча финансового кризиса прошла и участники саммитов облегченно вздохнули, пустив все на самотек.
Так, в Вашингтоне и особенно в Лондоне обсуждался проект создания некоего наднационального института (мирового центрального банка), который бы занялся выпуском наднациональной денежной единицы. В качестве такого института предлагалось также использовать имеющийся Международный валютный фонд, предоставив ему полномочия выпуска денежной единицы СДР - «специальные права заимствования» (250 млрд. СДР на первом этапе).
Сегодня эти темы вообще исчезли из повестки дня саммитов, в том числе G20.

Во-вторых, часть поднятых на саммитах «двадцатки» проблем не только не была решена за истекшие годы, но, наоборот, еще более усугубилась.
Особенно это касается таких проблем, как дефициты государственных бюджетов и государственный долг.
Долговой кризис в Европе начался уже после того, как в Лондоне, Питтсбурге и Торонто были сказаны правильные слова об угрозах, порождаемых несбалансированностью бюджетов и растущей государственной задолженностью. Тенденция к некоторому снижению объемов операций с деривативами, которая обозначилась во время мирового финансового кризиса, была прервана, начался новый раунд надувания деривативных «пузырей».

В-третьих, решение некоторых даже не самых сложных проблем, по которым вроде бы вначале был полный «консенсус», начинает буксовать.
Например, хотели увеличить капитал Международного валютного фонда на 600 млрд. долл. (т.е. довести его общую величину до 1 триллиона долларов).
А также пересмотреть квоты по капиталу и голосам в Фонде в пользу развивающихся стран, особенно тех, которые демонстрируют в последние годы динамичное развитие (страны БРИКС).
Однако и тут также возникли проблемы. Даты и количественные показатели начали пересматриваться. Даты стали переноситься на более дальние годы, а объемы капитала и квоты развивающихся стран - урезаться.

* * *

В целом за пять с лишним лет после начала саммитов «двадцатки» никаких кардинальных шагов, которые позволили бы защитить мир от второй волны финансового кризиса, не было сделано.
Все вернулось на круги своя. Причем сегодня мировая экономика и международные финансы стали еще более несбалансированными. «Печатные станки» выбрасывают на рынки гигантские количества денежной массы, и это называется «количественными смягчениями». Этим сегодня занимаются и Федеральный резерв США, и Европейский центральный банк, и Банк Англии, и Банк Японии.
Продукция «печатных станков» в странах «золотого миллиарда» в основном обменивается на долговые бумаги правительств.
Таким проверенным способом происходит затыкание бюджетных «дыр», которое ведет к бесконечному наращиванию государственного долга. Можно еще добавить, что все большую часть долговых бумаг правительств стран «золотого миллиарда» покупают страны периферии мирового капитализма. Ведь они фактически сегодня кормят и обихаживают Запад, получая за это денежные фантики, накапливаемые в виде золотовалютных резервов.

Очевидно, что группа «двадцати» - симбиоз двух принципиально различных групп стран.
Одна группа – страны Запада, которые выступают в мировой экономике в качестве потребителей.
Вторая группа – страны периферии, которые выступают в роли производителей реальных товаров и кормильцев Запада.
Доминирование Запада в этом симбиозе обеспечивается за счет того, что он (Запад) добился монопольного права на печатание денег (доллары, евро) и абсолютного доминирования в военной области.
Военная сила и является надежным (и единственным) обеспечением так называемых резервных валют – доллара, евро, фунта стерлингов. Иначе говоря, в мире сложился своеобразный «союз лошади и наездника».
Именно поэтому в рамках саммитов «двадцатки» трудно рассчитывать на достижение каких-то разумных компромиссов и практических шагов по выравниванию мировых экономических и финансовых дисбалансов.
Оттого эти форумы и сопровождаются красивыми речами, после которых не образуется никакого «твердого остатка».

* * *

В этом смысле гораздо более продуктивными в плане принятия конкретных решений должны выглядеть саммиты «группы семи», куда входят лишь экономически развитые страны, костяк «золотого миллиарда».
Правда, есть еще «группа восьми». Это та же «семерка», но с добавлением России. Россию на заседания «семерки» стали приглашать с начала 1990-х годов, вежливо предлагая ей «приставной стульчик».
Популярной в прошлом столетии была формула встреч: «7 + 1». Семь стран Запада, а также Россия в «предбаннике» саммита. «Восьмерка» - это тактика Запада, маневр, направленный на то, чтобы создать видимость того, что у Запада и России – единые ценности, единые цели. А вот «семерка» - это уже стратегия единого Запада, стратегия лидеров «золотого миллиарда» по укреплению в мире своих позиций – политических, экономических и финансовых. За счет периферии мирового капитализма.

Некоторое время «восьмерка» имела два формата встреч – широкий и узкий. Широкий, или политический, – встречи лидеров стран-участниц (президентов, премьер-министров). И узкий, или финансовый, формат – встречи министров финансов и руководителей центральных банков. Финансовый формат встреч давно уже стал традицией для руководителей ведущих стран Запада.
Первые финансовые «шестерки» и «семерки» проводились еще в 70-е годы прошлого века. В феврале 2006 года впервые была проведена встреча министров финансов и руководителей центральных банков с участием России – получилась финансовая «восьмерка».
Однако финансовая «восьмерка» просуществовала недолго. Россию из финансовых саммитов исключили.
Уже в феврале 2010 года финансовая встреча в Канаде проходила без российских министра финансов А. Кудрина и председателя Банка России С. Игнатьева. Финансовая «семерка» опять стала существовать в привычном для нее режиме.

Присутствие России на финансовых саммитах явно затрудняло Западу выработку единых решений по вопросам перестройки мировых финансов.
Однако, чтобы Россия не совсем обиделась, ей разрешили продолжать присутствовать на широких, политических саммитах «восьмерки».
Правда, политические «восьмерки» давно уже превратились в откровенную говорильню, участники которой заняты лишь тем, что зарабатывают себе политические очки.

А вот информация о финансовых саммитах «семерки» остается по-прежнему достаточно закрытой - по сравнению как с политическими саммитами «восьмерки», так и с финансовыми саммитами «двадцатки».
Между тем на финансовых встречах семи ведущих стран Запада готовятся решения, которые действительно могут приводить к серьезным изменениям мировой финансовой системы.
Такие решения могут оказываться неожиданными даже для руководителей некоторых стран, формально находящихся в зоне «золотого миллиарда». Таких стран, как Греция или Португалия.
Последняя финансовая «семерка» проходила совсем недавно, 10-11 мая в местечке Эйлсбери близ Лондона. Как всегда, никакого коммюнике по окончании встречи не публиковалось. Сообщения о самом заседании были предельно лаконичны.
Известно, что там обсуждались такие вопросы, как бюджетная экономия в борьбе с долговым кризисом (особенно в ЕС), борьба с налоговыми «уклонистами», предотвращение банковских кризисов и банкротств.
Некоторые эксперты полагают, что в рамках темы борьбы с налоговыми «уклонистами» участники саммита обсуждали планы «зачистки» офшоров, которая началась весной текущего года.
А за темой предотвращения банковских кризисов скрывались обсуждения дальнейших шагов по распространению в мире кипрского опыта по конфискации банковских депозитов.

Валентин КАТАСОНОВ
Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

http://www.fondsk.ru/news/2013/06/16/v- … 20890.html

***************

В контексте статьи,темы:
Большой Передел Мира
Великая Депрессия "Б"

В разделе Политика - грязное дело? темы:
Правители Мира сего.....
Всё тайное становится явным.Конспирология

А в разделе ЭпохА - Кинозал темы:
ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА / КОНСПИРОЛОГИЯ
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ / КОРПОРАТОКРАТИЯ
КТО И КАК ПРАВИТ НАМИ И МИРОМ

0

322

Какой еще режим жесткой экономии?
Масс Мартин (Masse Martin)

Размер государственных расходов в странах членах Еврозоны не прекращал расти с начала финансового кризиса.
Во всех европейских дискуссиях о последствиях так называемой «политики жесткой экономии» приводятся данные о сокращении размера дефицитов бюджета за последние три года как доказательство того, что такая политика работает.
Размеры дефицитов действительно сократились – в 2012 году в среднем по Евросоюзу они равнялись 4% ВВП по сравнению с 6.9% в 2009 году.

Для кейнсианских критиков жесткой экономии такое положение дел объясняет то, почему большинство европейских стран все еще находится в рецессии или близки к ней, а уровень безработицы ставит новые рекорды.
Экономия убивает спрос, занятость и экономический рост.
Единственный способ восстановить экономику – забыть о дефиците и долге и продолжать политику стимулирования.
Однако ситуация с точным значением термина «жесткая экономия» сильно запутана и это  препятствует пониманию и исключает более актуальную дискуссию о причинах кризиса.

Очевидно, что нет прямой связи между сокращением размера дефицита и размера государственного сектора. Бюджетный дефицит можно сократить либо с помощью сокращения расходов либо с помощью увеличения поступлений в бюджет. Его также можно сократить, если сократить расходы сильно, а налоги - лишь чуть-чуть.
Его можно сократить даже когда растут расходы, если поступления в бюджет растут еще быстрее.
В реальности под «жесткой экономией» понимают целый ряд экономических ситуаций с различным влиянием на экономику. Термин можно с таким же успехом применить к увеличению размера государственного сектора, как и к его сокращению.

Принято считать, что меры жесткой экономии подразумевают резкие сокращения расходов в сочетании с некоторым повышением налогов, что в результате приводит к сокращению размера государственного сектора.

Так ли это на самом деле?

Последние данные Евростата показывают лишь небольшой спад государственных расходов на 1.7% от ВВП 27 стран членов Евросоюза с 2009 года.
Однако это доля все равно на 4% выше в 2012 году - 49.4%, чем в 2007 году - 45.6 %.

В номинальном выражении объем государственных расходов в Евросоюзе не прекращал расти с начала финансового кризиса, за исключением 2011 года, когда он остался без изменений. Расходы выросли на 6.3% за последние три года, то есть в период, когда на континенте якобы применяли «меры жесткой экономии».
Поэтому когда министры финансов объявляли о сокращении бюджета, они в действительности имели в виду не абсолютные сокращения расходов, но сокращение темпов их роста или сокращения, нейтрализованные их ростом в других сферах.

В очень немногих странах номинальный размер расходов действительно сократился с 2009 по 2012 гг, включая Грецию и Португалию.
Однако в номинальном выражении и относительно размера ВВП правительства этих стран тратили в 2012 году больше, чем в 2007 году.

Нетто сокращения расходов не произошло, поэтому сокращения дефицита, наблюдавшиеся в большинстве стран, можно объяснить тем, что налоговые поступления выросли быстрее, чем расходы. Именно это демонстрируют данные Евростата. Поступления с 2009 по 2012 гг выросли на 12.9%, то есть в два раза больше темпов роста расходов.
Правительства стали меньше занимать, хотя объем займов остается высоким и размер государственного долга продолжает расти.
Вместо этого они собирают больше налогов для финансирования растущих расходов.

Расходы никогда не прекращались:
http://goldenfront.ru/media/article_images/image001_349.jpg
поступления (голубым) и расходы (черным) 27 стран членов Евросоюза с 2005 года в трлн евро.

Таким образом, налицо неоспоримый факт, который все желают игнорировать: размер государственного сектора почти во всех странах Европейского Союза либо остался таким же, каким он был в момент начала кризиса в 2007 году, либо вырос с тех пор.
Если определить жесткую экономию как меры по сокращению бюджетного дефицита, то в этом смысле она действительно несет ответственность за кризис.
Однако если определить ее как меры по сокращению размера государственного сектора, то на нее нельзя возлагать ответственность за кризис, потому что она никогда не применялась.

Конечно, кейнсианцы будут сожалеть о том, что за последние несколько лет расходы, объем займов и дефицитов не выросли еще больше для стимулирования экономики.
Но с точки зрения свободного рынка именно раздутость государственного аппарата и повышение налогов объясняет, почему европейские экономики находятся в рецессии через несколько лет после финансового кризиса.

Европе необходимо сокращение государственного сектора, включая сокращение государственных расходов, дерегуляцию рынка труда и другие структурные расходы, которые способствовали бы развитию предпринимательства, частных инвестиций и созданию рабочих мест.
Европа начнет расти только когда правительства, а не бизнесы и граждане, понесут бремя жесткой экономии.

Источник: http://opinion.financialpost.com/2013/0 … austerity/
Перевод: http://goldenfront.ru/articles/view/kak … j-ekonomii

0

323

Как США по-тихому грабили Европу и Россию
contrpost (DAILYMEDIA),18.06.2013

Все уже привыкли к тому, что каждый день несет новые гадости и низости. Более толерантные люди назовут это издержками свободного рынка, я же считаю это тем, чем оно всё и является на самом деле – подлостью и низостью.
И вот тут и происходит самое страшное: мы считаем нормальным подлость и низость.
О честности, прозрачности и открытости экономики на Западе говорят достаточно давно, но почему-то носом тычут Россию, однако, как показывают последние события, самое бы время потыкать носом США.
Одна из самых известных компаний в США уже много лет практикует воровство сразу из двух карманов – российского и европейского.
Грабят ли США по-прежнему ЕС и Россию? Да! Будет ли это продолжаться и дальше?

Собственно, разговор пойдет об одной из широко известных американских компаний Mc-Grow Hills, сказать вернее, об одном из подразделений этой компании.
Широко представленная на медийном рынке и на рынке недвижимости, она, как оказалось, имеет и более скрытые возможности зарабатывать деньги. Речь идет об одном из подразделений Mc-Grow Hills - компании Platts, которая уже многие годы является неким «определителем цены на нефть». Для этого у компании существует специально разработанная технология, которая позволяет цену на нефть определять.
Казалось бы, что в этом плохого? Упорядочение цен, позволяет сделать торговлю открытой и честной. На деле все оказалось не так просто.
Нам доступна лишь видимая часть айсберга, а вот в той части, что скрыта от нас, происходят настоящие цивилизационные битвы за освобождение от западного финансового рабства.

Многие годы финансовые регуляторы ЕС смотрели на финансовые рынки и совсем не обращали внимание на рынок сырьевых деривативов, он считался саморегулируемым.
Все же помнят, «рынок отрегулирует все сам». Оказалось, что если рынку немножко помочь, то регулировать он будет так как нужно, а не так, как ему вздумается.
Вот для того чтобы помочь рынку правильно регулировать цены на нефть и была придумана двухходовка имени Mc-Grow Hills. Некая хитрая технология достаточно уверенно формировала цену на нефть, но, не поверите, в какой-то момент это положение вещей стало меняться. Что-то стало происходить с российской нефтью марки Urals.

Раньше всё работало это таким образом:
Еще с 2002 года, компания Platts внедрила новую технологию определения цен марки Brent при закрытии рынка. Эта цена являлась эталонной и с нее дальше рассчитывались различные показатели на различных биржах и так далее.
Сама технология расчета эталонных цен при закрытии называлась MOC (Market-on-Close), что собственно в переводе и означает «Рынок на момент закрытия» (разумеется, речь идет о цене). Не станем утомлять читателя умными подробностями, но в 15:45 каждого сессионного дня биржи Platts анализировала данные и уже к 16:30 как с куста выдавала цену дня.

Дальше было все интереснее.
В список данных, которые используются для определения цены на нефть, попадает не весь рынок, а лишь некоторые компании, которые такой информацией «хотят» поделиться.
Именно на основании их данных и выводилась «эталонная» цена. Колебания цен всего лишь на сотые процента отзывались громадными последствиями на мировом рынке обьемом 200 млрд. баррелей и стоимостью в20 трлн. долларов.
На этих показателях сидят почти 97% транзакций с сырой нефтью, 80% мировых сделок с энергоносителями, 90% с нефтепродуктами и деривативами в отраслевых финансовых организациях.

Между тем, темные лабиринты бизнеса здесь не закончились, отсюда они только начинаются.
На рынке торговли нефтепродуктами существует некая компания Gunvor, которая как, полагают обиженные трейдеры, активно влияет на цену на нефть марки Urals. В переводе с староскандинавского, так же известного как Old Norsk, Gunvor означает «сражающийся осторожно».
The Economist еще в 2012 году заявил, что, начиная с 2005 по 2009 год, Gunvor активно участвовал в формировании цены на нефть более 1200 раз.
Результатом этих вмешательств было падение цены на нефть марки Urals и, как результат, более конкурентная цена по сравнению с маркой Brent. В этой ситуации, западная нефть «проваливалась», российская же получала дополнительный импульс. То есть, каким-то образом компания Cunvor работала на пользу России.
Пользу она приносила весьма существенную, но почему?

Ответ становится очевидным после того, как узнаешь детали.
Компания Gunvor возглавляется российским бизнесменом Геннадием Тимченко и шведом Торнбьерном Торнквистом (Torbjörn Törnqvist). Причем само название компании – это девичья фамилия матери шведского бизнесмена. Нужно сказать, что господин Тимченко, хоть и владеет 50% акций компании, но является младшим компаньоном. Для чего это сделано – совершенно ясно. Иначе бы все СМИ тут же раструбили, что русские идут и захватывают всю нефтеторговлю. Впрочем, и без этого кудахтанья в СМИ хватало. Со временем ажиотаж вокруг этой компании стих, но интересы выдворить её с рынка остались.

Именно с этим связаны попытки инициировать судебные иски против компании и злобное рычание из эфира «любимого радио».
Одна из сотрудниц этого радио, известная в народе по кличке Бабац, недавно опять полоскала «Путинского Тимченко», что в прочем она делает с завидной регулярностью, в зависимости от запросов с «западной околицы». Вот как коротка нынче дорожка от Mc-Grow Hills и до злостной бабки Бабац, и от теории и до реального заговора. Впрочем, если Gunvor и влиял на цены на рынке нефтепродуктов, то остальные оказались ничуть не хуже. Gunvor делает все то же самое, что делают BP, Royal Dutch Shell и Statoil, и к ним претензий не меньше. Недавно в офисах этих компаний были  произведены обыски и частично изьяты документы.

Застрельщиком этих следственных действий была Международная организация комиссий по ценным бумагам (IOSCO), которая начала расследование по факту сговора еще в марте 2012 года.
Не исключено, что из всех выше перечисленных компаний, совершенно предсказуемо виновным окажется лишь Gunvor. Потому что главной целью здесь является удаление с рынка российского представителя торговли нефтепродуктами. То есть, кому-то очень хочется вернуться к тому моменту, когда так хорошо определялась цена из-за океана, и таким образом Европа получала энергоносители на 15% -20% выше американской цены, и денежки эти плыли постарайтесь узнать куда.

Следует понять, что все эти разговоры о прозрачности рынка и справедливости цены при биржевой торговле – не более чем фикция.
Это лишь желание замазать глаза фраерам ушастым из России. Однако, как оказалось, русские быстро учатся воевать собственным оружием противника и владеют им получше хозяев. Тот же третий энергетический пакет ЕС всего лишь звено из этой цепи.

Вот здесь хотелось бы кратенько остановиться.
Разумеется, в этом пакете лежит здравая идея – отделить производителя углеводородов от транспортировщика, иначе к трубе не будет доступа. Кого, скажите например, пустит в свою трубу Транснефть или Роснефть?
Мы сейчас говорим о территории России. Если бы трубой владела или хотя бы командовала другая компания, то у малых нефтедобытчиков появился бы шанс для собственной доставки и торговли внутри страны, появилась бы конкуренция которая бы рассредоточила средства из государственных рук в частные.
Стало бы больше рабочих мест. Появилась бы конкуренция на внутреннем рынке. Сейчас же средства сосредоточенные в руках чиновников – повод и способ для злоупотребления. Что же касается внешнего рынка, то здесь вопрос сохранения приоритета государства объясняется тем, что нефть это – не только торговля, но и политика, а политику государству из рук выпускать нельзя.

Из всего вышеперечисленного становится ясно, что дурить ЕС и Россию США будут ровно столько, сколько им будет позволено.
Хотя видно, что здесь еще очень много предстоит сделать, но то что Россия влияет на цены на свою нефть, говорит уже о многом.
Путин выучил урок: «Если американцы смогут уронить цену нефти, они обязательно это сделают, чтобы нанести финансовый вред России, как это уже было раньше».
Во времена афганской войны СССР именно это было абсолютным оружием Бжезинского, которое в купе с затратами на войну позволило обрушить советскую экономику. Сегодня это оружие в руках Путина и, зная этого парня, возникают сомнения, что он его из своих рук теперь выпустит.

http://contrpost.com/en/78-2013-05-10-1 … 8-10-41-45

0

324

В Евросоюзе множатся скандалы (I)
Петр ИСКЕНДЕРОВ, 21.06.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/06/21/n21058.jpg
Вместо того, чтобы сообща преодолевать кризис, Германия и другие страны-члены Европейского союза обмениваются все более скандальными обвинениями.
В рядах ЕС углубляется раскол между экономическим «локомотивом» в лице Германии, с одной стороны, и рядом стран Центральной, Восточной и Южной Европы - с другой.
А тот факт, что многие из этих государств имеют с Берлином нехорошую «кредитную историю», угрожает новыми конфликтами, чреватыми финансовыми издержками для всей Европы…

Не секрет, что последние пару лет традиционным enfant terrible Евросоюза являлась Венгрия. Руководство ЕС обвиняло власти этой страны в антидемократизме, стремлении к тоталитаризму, зажиме оппозиционных средств массовой информации, потворстве великодержавным и националистическим настроениям.
Какие-то из этих обвинений имели под собой определенные основания, и стороны пытались урегулировать разногласия посредством переговоров и внесения изменений в национальное законодательство.
Другие обвинения скорее являлись отражением непростой венгерской истории. И с этой точки зрения ситуация в Венгрии вряд ли настолько ухудшилась в сравнении с 2004-м годом, когда страна под аплодисменты Брюсселя вступила в ЕС, чтобы сейчас пытаться дать задний ход данному процессу.

Однако желающие дать подобный ход в Евросоюзе нашлись – в лице Германии. В этой стране, особенно с приближением сентябрьских выборов в бундестаг, нарастают общественно-политические дискуссии насчет того, должны ли немцы  спасать еврозону и в целом ЕС. А если должны, то не следует ли подсократить численность спасаемых?

Ещё полгода назад многие в Германии были не прочь вывести за пределы еврозоны Грецию. Однако сейчас ставки в этих играх существенно повысились.
На кону уже не зона евро, а членство в Евросоюзе как таковом. А главный удар высокопоставленных германских политиков оказался направлен в сторону Будапешта.

Тон задал один из ведущих фигурантов разворачивающихся предвыборных баталий кандидат на пост федерального канцлера от социал-демократов Пеер Штайнбрюк. Во время публичных дебатов с действующим канцлером Ангелой Меркель он призвал не вести переговоры с венгерским правительством премьера Виктора Орбана, а попросту «выбросить Венгрию, скатывающуюся к диктаторскому режиму, из ЕС».
«Развитие Венгрии идет вразрез с демократией», -  заявил Штайнбрюк, имея в виду в том числе принятые венгерским парламентом в марте поправки к конституции, урезавшие полномочия Конституционного суда.

Меркель не осталась в долгу и, вроде бы споря с оппонентом, также высказалась весьма критически в отношении Будапешта, заявив, что «нужно сделать все возможное, чтобы вернуть эту страну на правильный путь».

Было ясно, что даже этих высказываний, имеющих очень отдаленное отношение к проблемам самой Германии, будет достаточно, чтобы вызвать скандал. Однако фрау Меркель попыталась еще и украсить свою отповедь Штайнбрюку шуткой: «Не стоит немедленно посылать кавалерию» в Венгрию. [1]

Реакция Виктора Орбана была стремительной. Он напомнил, имея в виду события второй мировой войны, что «немцы однажды уже отправляли кавалерию в Венгрию - в виде танков, однако это была плохая идея, которая не привела к успеху».

Такой ответ тоже в определенной степени выходит за рамки дипломатического этикета. Известно, что в Германии очень болезненно реагируют на любые неосторожные рассуждения о нацизме, исторической вине немецкого народа и проецирования истории 30-40-х годов ХХ века на сегодняшний день.
Тем более, что число желающих к месту и не к месту пригвоздить современное германское руководство к позорному столбу нацизма в условиях еврокризиса явно возросло. Визиты Ангелы Меркель и других германских лидеров в Грецию регулярно сопровождаются оскорбительными публикациями на страницах греческой печати и фотографиями фрау канцлера с усами. Причем эти усы – вовсе не дань обострившимся спорам вокруг однополых «браков».

Однако реакция немецкого политического истеблишмента даже на этом фоне выглядит чрезмерно экзальтированной. Сопредседатель партии «Союз-90»/ «Зеленые» Юрген Триттин призвал Ангелу Меркель не мириться с оскорблениями со стороны Венгрии и признать, что «ее политика молчаливой дипломатии по поводу сползания Орбана к автократии оказалась провальной». В Социал-демократической партии Германии, чей кандидат, собственно говоря, и спровоцировал скандал, потребовали исключить правящую в Венгрии партию ФИДЕС из объединения консервативных партий в Европарламенте - Европейской народной партии.
Схожее мнение высказал председатель Европарламента от Германии Мартин Шульц, выразивший уверенность в том, что демарш Орбана станет предметом дискуссии в Европейской народной партии. Одновременно он назвал слова венгерского премьер-министра «столь смехотворными, что они даже не заслуживают комментария». [2].

Однако подобная воинственная риторика вряд ли в состоянии усмирить кого-то в Евросоюзе, где антигерманский вектор явно набирает силу.
В частности, обвинения в стремлении германских финансовых кругов прибрать к рукам экономику еврозоны звучат даже из таких респектабельных банковских центров, как Люксембург. Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн прямо обвинил Германию в стремлении добиться гегемонии в еврозоне, в частности.
«Германия не вправе решать, какой модели должны придерживаться страны Евросоюза», - заявил он и добавил: «Нельзя допустить, чтобы под видом исключительно технических вопросов финансовой политики перекрывали воздух другим странам». [3]

Во всех этих историях есть свои подводные камни. Так, слова Меркель о «кавалерии» на самом деле отсылали публику к словам самого Штайнбрюка, сказанным еще в 2009 году. Тогда он, как напоминает Deutsche Welle, пригрозил «задействовать кавалерию» против Швейцарии, если та будет предоставлять убежище немцам, не желающим платить налоги у себя на родине. Не все однозначно и в ответе Виктора Орбана.
В 1944 году Гитлер действительно направлял танковые подразделения вермахта в Венгрию, однако последняя была тогда верным германским союзником, что придает ситуации дополнительные нюансы.

Тем не менее, главная проблема стремительно ухудшающейся межгосударственной атмосферы в ЕС даже не в накале страстей. Принципиальная угроза заключается в выходе скандалов на самый государственный верх, а тот факт, что эти скандалы локализуются вокруг Германии, лишь подчеркивает серьезность проблемы.
Ведь вряд ли можно отрицать, что сами власти ФРГ, занимаясь поиском нового места в Европе, во многом и породили как чрезмерные иллюзии, так и серьезные подозрения со стороны своих партнеров по Европейскому союзу. Депутат Европарламента Александер Ламбсдорфф однажды назвал ситуацию, в которой оказалась Германия после своего объединения, «стратегическим благодушием».
Впрочем, ряд германских экспертов высказываются более определенно, говоря об опасности ситуации, когда Германия «становится центральной экономической державой слабеющей Европы», и рассуждая об альтернативе: Берлин гарантирует континенту либо новый «план Маршалла», либо версальский «диктат без войны». [4]

Характерно, что сегодня в ЕС речь идет не просто об обмене историческими колкостями и намеками. Никто иной, как заместитель министра финансов Греции Христос Стайкурас осенью 2012 года предложил потребовать у Германии новые военные репарации и даже пообещал лично подсчитать необходимые суммы.
Правда, согласно договору от 1960 года, тогдашняя ФРГ уже выплатила Греции 74 млн. долларов, а также отдельные компенсации за греков-узников нацистских концлагерей.
Однако греков, взбудораженных финансовым кризисом и неоднозначной ролью в ней Германии, озаботила судьба национального золотого запаса, который, как полагают греческие эксперты, немецко-фашистские оккупанты вывезли из страны.

Кроме того, на столе переговоров может оказаться возврат займа, который Афины предоставили Берлину в годы войны по требованию властей Третьего Рейха. Его тогдашняя стоимость оценивается в несколько миллиардов долларов без учета последующих процентов. По подсчетам специальной комиссии греческого министерства финансов,
Берлин до сих пор должен Афинам 7,5 млрд. евро. Национальный совет по истребованию германских долгов приводит иные расчеты, из которых следует Греция имеет основания требовать от Германии 162 млрд. евро. Эта сумма представляет собой 80% греческого  ВВП. [5]

Не стоит забывать, что основные антикризисные программы и механизмы Евросоюза оказались в «подвешенном» состоянии также благодаря Германии.
Конституционный суд ФРГ осенью должен огласить свое решение по поводу иска против Европейского механизма стабилизации (ESM) и участия в нем Берлина. Авторы иска из числа ведущих германских экономистов и правоведов настаивают на том, что Европейский центральный банк (ЕЦБ), реализуя программу неограниченной покупки государственных облигаций проблемных стран еврозоны, нарушает европейские законы.
По мнению профессора экономики Тюбингенского университета, активиста новой партии немецких евроскептиков «Альтернатива для Германии» Йоахима Штарбатти, «в Маастрихтском договоре сказано, что задача ЕЦБ состоит в стабилизации валюты евро, а не в стабилизации еврозоны». [6]

И хотя шансы на удовлетворение иска невелики, спокойствия Европейскому союзу данный факт отнюдь не добавляет – так же, как и стремительно разгорающиеся «торговые войны» Брюсселя  и Пекина или споры вокруг антикризисных стратегий МВФ.
Финансовые и геополитические ставки в спорах о дальнейших путях развития Евросоюза ощутимо растут.

(Окончание следует)

Примечания:
[1] http://ru.euronews.com/2013/05/21/germa … s-comment/
[2] dw.de
[3] http://top.rbc.ru/economics/27/03/2013/850949.shtml
[4] Kleine-Brockhoff T., Maull H.W. The Limits of German Power // Internationale Politik. Volume 12. 2011. November/December. P.8-11.
[5] http://www.mpa.gr/russian/print.php?id=589
[6] dw.de

Петр ИСКЕНДЕРОВ
Старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель радиостанции «Голос России»

http://www.fondsk.ru/news/2013/06/21/v- … 21058.html

0

325

В Евросоюзе множатся скандалы (II)
Петр ИСКЕНДЕРОВ, 22.06.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/06/22/n21191.jpg
Обострение в Евросоюзе конфликтов, в центре которых оказалась Германия, совпало по времени с появлением беспрецедентного по уровню самокритики доклада МВФ.
В нем признаются серьезные ошибки этой организации в разработке и реализации антикризисной программы для Греции. В частности, констатируется неверно просчитанные последствия сокращения госрасходов для экономики в условиях уже начавшегося спада, излишний оптимизм в оценках шансов возвращения страны на рынок долгов, а также затягивание реструктуризации госдолга за счет частных кредиторов.
По сути, речь идет об опровержении тех положений антикризисной программы, которую с самого начала отстаивала Ангела Меркель…

Отход от самоуверенности и чрезмерного оптимизма – такими словами, пожалуй, можно охарактеризовать суть доклада МВФ. Его эксперты признают, что переоценили и значимость собственных рецептов, и потенциал греческой экономики к восстановлению, и даже способность греческих политиков выполнять условия программы. [1]

Международный валютный фонд был одним из трех ключевых участников финансового «спасения» Греции наряду с Еврокомиссией и Европейским центробанком (ЕЦБ). На протяжении 2010-2012 годов именно по решению тройки «Еврокомиссия – ЕЦБ - МВФ» Греция получила несколько антикризисных траншей на общую сумму почти 250 млрд. евро при условии проведения политики жесточайшей бюджетной экономии.
Международная эпопея на тему спасения Греции и целостности еврозоны вобрала в себя массовые протесты в стране, двукратные выборы, рост противоречий в ЕС и в конечном итоге кризис банковской системы Кипра, завязанной на греческие долговые обязательства.

С одной стороны, главную задачу ЕС и МВФ удалось решить: Греция не вышла из еврозоны, хотя  пару лет назад ведущие мировые финансовые институты оценивали такую вероятность до 70%. С другой стороны, переломить ситуацию в греческой экономике так и не удалось, ареал «проблемных» стран еврозоны пополнился Кипром и (по некоторым показателям) Словенией, а в самом ЕС идут все более жаркие дискуссии о том, кто, кого и какой ценой должен спасать.
По замечанию еженедельника The Economist, «трудно заранее узнать, какую бурю может поднять машущая крыльями бабочка на Кипре». [2]

Обнародованные недавно данные по экономике еврозоны свидетельствуют о сокращении её совокупного ВВП в первом квартале 2013 года на 0,2%, а в годовом исчислении – на 1,1%.
Ранее эксперты ожидали, что экономика еврозоны снизится на 1% в годовом выражении. Объем розничных продаж в еврозоне в апреле снизился на 0,5% по сравнению с мартом и на 1,1% в годовом исчислении.
По этим параметрам эксперты ранее тоже были настроены более оптимистично. Они ожидали снижения продаж на 0,2% в месячном исчислении и на 0,6% - в годовом. [3]
Так что еврокризис, несмотря на все усилия ЕС и МВФ, никуда не делся.

К тому же, как признают эксперты МВФ, помощь Греции была оказана в нарушение собственных требований и процедур Фонда. Эти процедуры запрещают предоставлять новые кредиты стране, уже оказавшейся в пучине финансового кризиса, поскольку шансы на их возвращение близки к нулю.
В качестве оправдания своего шага авторы доклада указывают на необходимость дать еврозоне возможность «выиграть время» и «выстроить стену, которая защитит других уязвимых членов и оградит мировую экономику от серьезных потрясений». Однако «стена» так и не выстроилась.

Антикризисная стратегия «жесткой экономии» наталкивается в последнее время на все более жесткую критику.
The Financial Times со ссылкой на мнение авторитетных международных экономистов указывает, что главные надежды европейцев на преодоление кризиса связаны не с бюджетной экономией, а с «внешним спросом» на экспортные товары из Европы. Однако для наращивания экспорта необходимо развитие производства, а отнюдь не экономия. [4]

«Саморазоблачительный» доклад МВФ был обнародован спустя несколько дней после показательного заседания Еврокомиссии, посвященного анализу ситуации в еврозоне.
По его итогам высший исполнительный орган ЕС принял принципиальное решение позволить некоторым странам-членам Евросоюза замедлить реализацию мер жесткой экономии. Речь идет о предоставлении им дополнительного времени на приведение бюджетных показателей в соответствие с маастрихтскими критериями.

Среди этих государств - Франция, Испания, Польша, Португалия, Нидерланды и Словения.

В частности, Франция получила еще два года на то, чтобы сократить свой бюджетный дефицит до 3% ВВП.
Аналогичную отсрочку получили Испания, Польша и Словения. Нидерланды и Португалия могут рассчитывать на дополнительную передышку длиною в год.
Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу призвал лидеров стран «разумно использовать» предоставленное время – прежде всего, в целях повышения конкурентоспособности национальных экономик.
Особый гнев Баррозу был адресован Франции, поскольку именно эта страна «на протяжении последних 20 лет неуклонно теряла свою конкурентоспособность», а потому нуждается сегодня в «значительных структурных реформах». [5]

Возникает впечатление, что и ЕС, и МВФ, независимо друг от друга, начинают отказываться от своего прежнего курса на приоритет жестких бюджетных ограничений в борьбе с кризисом.

Однако не всё так просто.
В глобальных геополитических играх неизменно присутствует такой ключевой игрок, как Федеральная резервная система США.
И именно против нее МВФ направил новый критический удар.

Признав свои ошибки по Греции, Международный валютный фонд все-таки объявил главным виновником мирового финансового кризиса ФРС и другие крупные центральные банки. По мнению экономистов МВФ, Федрезерв необоснованно снизил учетные ставки в начале 2000-х годов и не повысил их вовремя. Из-за этого банки, «потерявшие рассудок» от дешевых денег, выдали миллионы рискованных кредитов, до сих пор тянущие мировую экономику на дно.
Сегодняшние игры ФРС с низкой ставкой закончатся таким же разрушительным кризисом, считают в МВФ.

Логика авторов доклада проста. Они исследуют связь между краткосрочной процентной ставкой и тем, какие риски берут на себя банки.
Иными словами, вопрос заключается в следующем: действительно ли низкие процентные ставки и мягкая денежная политика стимулируют раздачу рискованных кредитов?

Аналитики МВФ считают, что это так. Ведь именно процентная учетная ставка, установленная центробанками (в данном конкретном случае – ФРС США), определяет ставки по банковским кредитам.
Следовательно, чем ниже ставки, тем больше стимулов к рискованному кредитованию и, соответственно, тем больше рискованных кредитов набирают отдельные лица, организации и целые государства.
Говоря словами финансистов, при ослаблении монетарной политики рисковая составляющая кредитного портфеля банков возрастает. [6]

Эксперты МВФ в своем исследовании не ограничились Соединёнными Штатами. Они проследили аналогичную зависимость на примерах Испании и Боливии. Там также получалось, что чем ниже процентные ставки по кредитам, тем выше вероятность получения «плохих» кредитов. Иными словами, снижение учетной ставки или даже ее сохранение неизменной на длительный период «приводит к росту рисков».
На рост рисков влияет не только размер ставок, но и то, как долго они остаются низкими; чем дольше ставки находятся внизу, тем сильнее их влияние на рост рисков, констатируют авторы доклада.

Однако это, так сказать, одна сторона медали. Оппоненты МВФ настаивают на том, что без низких учетных ставок и дешевых кредитов невозможно стимулирование производственной и деловой активности, а стало быть, и преодоление кризиса.

Как нетрудно убедиться, главный аргумент в споре МВФ с американской ФРС заключается в критике политики по накачке экономики и банковской системы «дешевыми» деньгами и кредитами.
Однако как быть тогда с деятельностью находящихся под контролем того же МВФ (вместе с Еврокомиссией и ЕЦБ) антикризисных фондов Евросоюза во главе с Европейским механизмом стабилизации (ESM)?

Примечательно, что сейчас в центре споров о роли учетной ставки и других финансовых инструментов в динамике кризиса оказались даже не США, а Япония. Новое правительство Синдзо Абэ в последние месяцы реализует план экономического восстановления страны, основанный на финансовом стимулировании и смягчении кредитной политики. В частности, этот план предусматривает ослабление правил инвестирования для пенсионных фондов и предоставление им возможности покупать больше акций.
Пока данный план работает. Согласно последним данным, рост ВВП Японии за первые три месяца 2013 года составил 1% в квартальном исчислении и 4,1% - в годовом.
Ранее рост экономики прогнозировался в 0,9% в квартальном и 3,5% в годовом исчислении. А Министерство труда США сообщило недавно об увеличении количества рабочих мест в несельскохозяйственных отраслях экономики на 175 тысяч.
Аналитики ожидали более скромного увеличения количества рабочих мест - на 163 тысячи.

Тем не менее ФРС США пока опасается прекращать действие своей программы финансового стимулирования национальной экономики.
«Статистика из США дает рынку повод для роста, оказавшись лучше прогнозов, но не настолько, чтобы завершить стимулирование», - заявляет эксперт компании Daiwa Securities Group Inc. Кендзи Сиомура. [7]
«Статистика по рынку труда США оказалась лучше ожиданий рынка, но недостаточно позитивной для уменьшения стимулирования экономики», - подтверждает аналитик компании SMBC Nikko Securities Риота Сакагами. [8]

«Еврозона по-прежнему представляет наибольшую угрозу для мировой финансовой стабильности. Не в последнюю очередь это вызвано пагубным «инцестом» между банками и государствами-заемщиками.
Стремление сравнять дебет с кредитом у своих «дочек» в масштабах отдельных стран ничуть не уменьшилось», - пишет The Financial Times и добавляет: «Мировая банковская система и регулирование уже дали трещину».

С этой оценкой солидарен и глава ФРС США Бен Бернанке, подчеркивающий, что европейские банки по-прежнему чрезмерно зависят от своего консолидированного долга, а политическое руководство ЕС медленнее американских коллег заставляет банки укреплять свой баланс. [9]
Так что споры об антикризисных стратегиях и поиск виноватых за кризис в Евросоюзе пока ещё только набирают обороты.

[1] http://www.gazeta.ru/business/2013/06/06/5369957.shtml
[2] http://www.economist.com/blogs/freeexch … o-crisis-2
[3] ПРАЙМ 05/06/13 15:21 05.06.2013 15:22
[4] The Financial Times, 06.06.2013
[5] AFP 300142 GMT MAY 13
[6] http://www.finmarket.ru/z/nws/hotnews.a … &sec=0
[7] ПРАЙМ 10/06/13 07:51 10.06.2013 07:51
[8] ПРАЙМ 10/06/13 13:53 10.06.2013 13:54
[9] The Financial Times, 24.04.2013

Петр ИСКЕНДЕРОВ
Старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель радиостанции «Голос России»

http://www.fondsk.ru/news/2013/06/22/v- … 21191.html

0

326

Нельзя поднять экономику без внимания к человеку
("Atlantico", Франция)
Жан-Франсуа Кан (Jean-François Kahn)

http://beta.inosmi.ru/images/20838/64/208386496.jpg
Сейчас все из рук вон плохо и, если мы продолжим идти по тому же пути, станет еще только хуже.
Но мы можем справиться. Все зависит от вас. Все зависит от нас.
Жан-Франсуа Кан объясняет, в чем дело. Отрывок из книги «Как выбраться из кризиса» (Comment s’en sortir).

Как утверждают некоторые, мысль о центральном месте человека (как в индивидуальном значении с точки зрения либерализма, так и в коллективном значении с точки зрения социализма) является абстрактной, эфимерной, туманной.
Но чем же она абстрактнее, чем пансоциалистическая концепция центрального места государства или панкапиталистическое восприятие верховенства денег?

Нет ничего более конкретного, чем проявление центрального места государства (россиянам известно об этом не понаслышке), денег (доказательства тому мы с вами видим каждый день, а кризис 2008 года стал своего рода расплатой) или божественной воли (это касается церкви или наследной и абсолютной монархии).

Точно так же нет ничего более конкретного, чем действительное проявление центрального места человека.

Разве социал-демократ может сегодня дать конкретное определение социал-демократии иначе, чем через восхваление ее постоянных уступок?
Разве неолиберал осмелится дать четкое описание своей идеологии, притворно сожалея о ее катастрофических последствиях?
Разве «реакционеры» готовы составить конкретный список позиций «регресса», к которому они стремятся?
Способны ли радикальные левые как-то конкретно подтвердить, что они не зациклены на одном лишь отказе и отрицании?

Когда «Левый фронт» обрушивается с критикой на любое стремление уменьшить долги Франции так, чтобы направить на благо французов те средства, которые мы сегодня платим нашим богатым кредиторам (то есть финансистам), то мы наблюдаем идеологию, но никак не видим ничего конкретного.

Что касается консерваторов, то о какой конкретике вообще может идти речь, если они по определению пытаются сохранить сегодня то, что осуждали вчера?
Так, например, депутаты «Союза за народное движение» выступали против однополых браков во имя гражданского договора солидарности, хотя в прошлом сами устраивали акции и голосовали против этого самого договора!

Поставить человека во главу угла — значит рассматривать любую инициативу и финансовую и экономическую деятельность с точки зрения ее природы и положительных или отрицательных последствий для индивидуальной и коллективной реализации участников этих инициатив.
Инвестировать для развития бизнеса, а не спекулировать ради денег. Вкладывать деньги для повышения стоимости продукции в интересах всего сообщества, а не продвигать финансовые инструменты исключительно в личных целях. Вот она, эта конкретика.

Да — венчурному капиталу, который направляет сбережения в сторону развития творческой деятельности и стабильных зарплат. Нет — всяческим «деривативам», которые нацелены на одни лишь деньги.
Здесь возможны два варианта: либо человек (производитель, разработчик, пользователь и потребитель) занимает подобающее конкретное место на всех этапах экономического процесса, либо он исчезает (в этом случае речь идет о полнейшей абстракции), позволив деньгам вращаться вокруг денег, купаться в них и играть с ними в салочки. Небольшой, но конкретный момент.

За прошлый год руководители крупнейших французских предприятий заработали в среднем по 4,2 миллиона евро. Их доходы увеличились на 4%, несмотря на падение прибылей их компаний и стагнацию покупательной способности большинства французов. 4% от такого оклада — это 160 000 евро в год или примерно 14 000 евро в месяц.

То есть даже «небольшая» надбавка у этих счастливчиков в кризисное время примерно в шесть раз больше того, что зарабатывает большая часть населения.

Если 14 глав крупнейших предприятий заработали в среднем 240 минимальных зарплат, то гендиректор Renault-Nissan Карлос Гон (Carlos Ghosn) получил за год в общей сложности 660 минимальных окладов. Почти вчетверо больше его коллеги из Toyota.
Чтобы получить столько денег, обычному сотруднику пришлось бы начать вкалывать еще при правлении Карла VI. В начале Столетней войны.
А если бы он захотел сравняться с главой Publicis Морисом Леви (Maurice Lévy), то ему понадобилось бы взять старт при Меровингах.

Раз годовой доход Карлоса Гона в 660 раз больше минимальной зарплаты, это означает, что его хватило бы на оплату труда 660 человек. Ладно, пусть будет 350 с учетом налогов.
Разумеется, абсурдный подсчет, ведь Карлос Гон, конечно же, получает такие деньги за выдающиеся таланты.
Но представим себе на мгновение, что он довольствуется 5 миллионами евро, что позволит ему каждый год покупать по четыре прекрасных виллы и устраивать на них званые обеды с ведрами икры.
Остальных денег хватит на зарплаты для 330 человек или 180 человек после вычета налогов. Ведь гендиректор Renault не будет тратить намного больше, чем он это делает сейчас. Не может же он до бесконечности дарить супруге бриллианты.

В то же время 180 бывших безработных перестанут быть грузом на шее у местных властей и сами станут потребителями: тем самым они дадут толчок развитию торговли, не будут получать социальные пособия, а сами начнут платить налоги и отчисления.

Другими словами, гигантские доходы создают проблему даже не столько с общественной и нравственной, сколько с экономической точки зрения:
они представляют собой серьезные отклонения, от которых страдают сами предприятия. Конкретнее некуда.

Отметим, что в одном из опросов 49% швейцарцев поддержали мысль о том, что расхождение в размере зарплат не должно превышать 12 раз...
Да они с ума посходили!

Жан-Франсуа Кан, журналист и писатель, создатель и директор издания Marianne.
Оригинал публикации: Pour redresser le pays, replaçons l'humain au centre du système économique  http://www.atlantico.fr/decryptage/pour … 63140.html
перевод: http://www.inosmi.ru/world/20130625/210 … z2XDK0I7Gd

Подпись автора

сила V правде!

0

327

Теневой бизнес разрастается в посткризисной Европе
Голос России,26.06.2013

http://m.ruvr.ru/2013/02/01/1336996396/h_02622252.jpg.1000x297x1.jpg
Фото: EPA

Евросоюз бьёт тревогу: затянувшийся финансовый кризис привел к росту преступности. Эксперты полагают, что ситуация будет только ухудшаться
Глава Европола Роб Уейнрайт в интервью изданию Financial Times привёл устрашающие данные:
уже первые годы экономической рецессии увеличили обороты теневой экономики почти вдвое, до 2 миллиардов евро.

Говорит руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников.
«Здесь есть целый ряд причин, связанных прежде всего с глобальным кризисом, который продолжается, приобретя глубокую структурную природу. Это связано с годовой рецессией в странах еврозоны, беспрецедентно высокой безработицей: она превышает 12% от общего числа работоспособного населения.
Это достаточно много, это исторический пик. Наиболее поражена молодёжь.

В среднем по ЕС безработица среди молодёжи превышает 15 %, а в отдельных странах, на периферии она зашкаливает за 50 %: в Греции – 58, в Испании – 54.
В других странах, скажем, в Италии, приближается к 25 %. Поэтому возникает повышенное тяготение к встраиванию в цепочки, связанные с экономическими преступлениями. Надо сказать и об усиливающейся миграции из стран Северной Африки, арабского Востока.
После «арабской весны» фиксируется достаточно большой приток мигрантов. Эти люди не социализированы, не включены в систему экономических отношений. Это тоже питательная почва для экономических преступлений. Тем более что среди мигрантов в Европу приезжают люди, связанные с преступными группировками у себя на родине. Экономические преступления используются, для того чтобы финансировать определенные террористические группировки.
Проведено несколько общеевропейских операций по пресечению финансовых цепочек, деньги через которые шли на поддержание деятельности «Аль-Каиды». Существует ещё так называемая беловоротничковая экономическая преступность. Она связана с неуплатой налогов.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития, каждая страна теряет из-за этого около 15 % годового ВВП. Для стран еврозоны это тем более актуально. Потому что у всех них высок уровень госдолга. И наличие такого массового сектора теневой экономики существенно тормозит приведение государственных финансов в состояние устойчивости и стабильности».

Многие европейцы сидят без работы или находятся под угрозой увольнения.
Стремление компаний сократить расходы на рабочую силу приводит в лучшем случае к росту незаконной занятости населения и нарушению норм минимальной оплаты труда, в худшем — к развитию и распространению рынка торговли людьми, подчёркивает Европол.

Находящиеся в кризисе государства усиливают налоговую нагрузку на граждан и бизнес. Те, тоже испытывающие не лучшие времена, играют с государством в «кошки-мышки». Говорит заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов:
«Совершенно очевидно, что в период кризиса растут возможности для теневого бизнеса и растёт мотивация к такому теневому бизнесу. С одной стороны, изменяются правила игры на рынке, создаются новые схемы ухода от налогов.
С другой стороны, появляется огромная масса экономически активного населения, которая не задействована в реальной экономике. Это та армия, которая может быть рекрутирована теневым бизнесом.

Существует и другая проблема. Сейчас много внимания обращают на огромные обороты теневого бизнеса в связи с финансово-экономическим кризисом. Именно из-за этого, а не только из-за теневой экономики как таковой, тема становится актуальной.

Надо признать, что в докризисные времена не было разработано достаточно эффективных мер противоборства. Это касается не только сугубо подпольного бизнеса, но и полулегальных, «серых» схем ухода от налогов, увода денег в офшоры.
Повышенное внимание к теневому бизнесу, серьёзно затрудняющему выход европейской экономики из кризиса, должно сопровождаться усилением мер по ограничению его возможностей».

Европол особенно озабочен ростом рынка подделок. Товары сегмента luxury, такие, как сумки от Gucci или элитные сорта шампанского, подделывались и до кризиса. Но теперь подделывается все: начиная от медикаментов, продуктов питания и бытовой химии и заканчивая деталями самолетов.
Доля подделок, представляющих угрозу здоровью, (в первую очередь это еда и лекарства) выросла с докзирисных 14,5 % до 28,6 %.
Это данные двухлетней давности. Наверняка этот рост не останавливался и позже.

Подделки, по словам Уейнрайта, опасны не только для человека, но и для экономики, поскольку мешают ее восстановлению. Но покупательная способность европейцев падает. Теперь качество товара отодвинуто на второй план, главное – его ценовая доступность. Так что росту теневого рынка способствуют во всех отношениях добропорядочные граждане, попросту несогласные со снижением уровня жизни.
Хотя, конечно, не обошлось и без преступных синдикатов. По мнению Роба Уейнрайта, особенную угрозу Европе представляют итальянские преступные группировки «Коза Ностра», «Каморра» и «Ндрангета».

Организованная преступность выдержала удар экономического кризиса.
Она располагает огромными активами (по некоторым оценкам, незаконные доходы «Ндрангеты» составляют 44 миллиарда евро в год). Интересно, что именно «Ндрангета» первой максимально использовала открывшиеся в связи с кризисом дополнительные возможности.
Когда в 2008-2009 годах малый и средний итальянский бизнес столкнулся с проблемой кредитов (у банков попросту не было денег), «Ндрангета» стала кредитовать предпринимателей напрямую. И не под грабительские проценты, а на вполне приемлемых условиях.

Говорит руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников:
«Деятельность преступных синдикатов усиливается в финансовой сфере. Неслучайно в документах недавнего саммита «восьмёрки» -и особенно вопрос будет поставлен на «двадцатке» - речь идёт об ужесточении контроля и пресечении кредитования граждан, компаний, организаций, идущих не по банковским каналам.
Очень часто оказывается, что это деньги преступных групп, которые, проходя через эти финансовые операции, «отмываются», легализуются. Это явление быстро растущее, и можно считать, что относительно новое.
В Европе десять лет назад это было не столь заметно. Сейчас – весьма актуально».

В интервью сетевому изданию «Свободная пресса» экс-глава российского бюро Интерпола Владимир Овчинский сказал, что мафиозные структуры в целом ряде европейских стран стимулировали денежный оборот в условиях финансового кризиса и через этот оборот проникли в различные деловые сферы, в частности в строительный бизнес.

Специалисты Европола в докладе, посвящённом оценкам угрозы организованной преступности в Евросоюзе, подчёркивают опасность «албаноговорящих» группировок и преступных групп, базирующихся в Литве.
Между тем, по словам Овчинского, выражение «албаноговорящая мафия» – это дань политкорректности. На самом деле речь идет о бандах косовских албанцев. Эти люди распространяют наркотики, они безжалостны, занимаются торговлей людьми и торговлей человеческими органами.

Овчинский напоминает, что Европа фактически помогла Косовской Республике обрести суверенитет. И вот теперь страдает от мафиозно-террористического давления с Балкан. Стоит особо подчеркнуть, что во главе Косова стоит Хашим Тачи, которого международный прокурор по Югославии Карла дель Понте считает ответственным за торговлю человеческими органами на территории Европы.
Впрочем, весомой доказательной базы этого обвинения международной общественности пока не представлено. А человек, как известно, может быть признан виновным в преступлении не иначе как по приговору законного суда.

Так или иначе доминирующие в Европе этнические группировки наращивают сотрудничество. В частности, они чаще используют бартер, когда нелегальный товар обменивается на другой, минуя этап расплаты наличными.
Более того, ярко выраженная тенденция, когда группировки занимающихся подделкой валют и мошенничеством в сфере частной собственности спонсируют контрабанду наркотиков, сделала организованную преступность более неуловимой для европейских правоохранительных органов. Есть мнение, что проблема не в мафии, а в низкой эффективности самих полицейских.
Руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников имеет иную точку зрения:
«Я бы не сказал, что правоохранительные органы реагируют как-то замедленно или плохо. Проблема в том, что сильно изменился объект, на который нужно реагировать. Европолу необходимы новые инструменты, новые механизмы, новые способы международной координации. Надо отдать должное европейцам, признающим проблему. А это уже минимальная гарантия того, что со временем решение будет найдено».

Всё дело в том, что различные преступные группировки начинают формировать сеть, как это прежде было принято у террористов. И Европа, судя по всему, прочно в этой сети увязла. Но говорить при этом об общеевропейской мафии было бы неверным, считает заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов:
«Вряд ли можно говорить о какой-то мафии в общеевропейском масштабе. Речь идёт о международной организованной преступности. И эта угроза достаточно серьёзная. С другой стороны, существуют интересы крупных финансовых групп, которые далеко не всегда полностью блюдут закон.
И с этой точки зрения можно говорить, что теневая экономика связана не только с оргпреступностью, но и с вполне респектабельным крупным бизнесом, который до кризиса существовал в достаточно вольготных условиях».

Эксперты признают, что кризис сделал европейское общество более толерантным в отношении экономических преступлений.
Людей проще склонить к незаконным действиям, особенно если они не несут прямой угрозы жизни и здоровью. Такое положение дел приводит к расшатыванию социально-политической обстановки.
Вполне вероятная вторая волна кризиса вполне может закончиться ситуацией, когда низы выразят открытое неповиновение верхам, а верхи не смогут навязать низам свою волю. Чем это обернётся - хорошо известно из новейшей истории.

Сергей Дузь
http://rus.ruvr.ru/2013_06_26/Tenevoj-b … rope-3205/

******************

В контексте статьи,темы:
Великая Депрессия "Б"
Коррупция.... борьба

В разделе Политика - грязное дело? темы:
Правители Мира сего.....
Этот безумный безумный безумный Мир
Всё тайное становится явным.Конспирология

0

328

Революция среднего класса
("The Wall Street Journal", США)
Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama)

http://beta.inosmi.ru/images/15618/52/156185237.jpg
За прошедшее десятилетие Турция и Бразилия пережили период стремительного экономического роста и превратились в развивающиеся рынки, чье влияние на международной сцене продолжает увеличиваться.
Тем не менее, в последние три месяца обе страны оказались парализованными массовыми демонстрациями своих граждан, выражающих серьезное недовольство действиями правительств. Так что же там происходит на самом деле, и не захлестнет ли эта волна недовольства и другие государства?

Тема, которая объединяет недавние события в Турции и Бразилии, а также восстания арабской весны 2011 года и непрекращающиеся протесты в Китае, это подъем нового глобального среднего класса.

Где бы он ни появился, современный средний класс провоцирует политическое брожение, однако сам по себе он пока не способен привести к устойчивым политическим переменам. И в событиях, происходящих на улицах Стамбула или Рио-де-Жанейро, мы не увидели никаких признаков того, что эти случаи могут стать исключениями из правила.

В Турции и Бразилии, как и в Тунисе и Египте до них, во главе политических протестов встали не бедняки, а молодые люди с образованием и уровнем доходов выше среднего. Они уже освоили современные технологии и активно пользуются социальными сетями, такими как фейсбук и твиттер, чтобы распространять нужную им информацию и организовывать демонстрации.
Даже несмотря на то, что они живут в государствах, где регулярно проходят демократические выборы, они все равно остро ощущают свою оторванность от правящей политической элиты.

В случае Турции молодые люди протестуют против политики «развитие любой ценой» и авторитарной манеры премьер-министра страны Реджепа Тайипа Эрдогана (Recep Tayyip Erdoğan).

В Бразилии они протестуют против чрезвычайно коррумпированной политической элиты, которая демонстрирует всему миру блестящие проекты, такие как Чемпионат мира по футболу и Олимпийские игры в Рио, но при этом не может обеспечить своих граждан базовыми услугами, такими как доступная всем система здравоохранения и образования.
Им недостаточно того, что президент страны Дилма Руссефф (Dilma Rousseff) в прошлом сама была активисткой левого крыла, оправленной в тюрьму военным режимом 1970-х годов, и лидером прогрессивной Партии трудящихся Бразилии.
Они уверены в том, что сама эта партия погрязла в болоте коррумпированной «системы», о чем свидетельствует недавний скандал с покупкой голосов, и что сейчас она стала частью проблемы неэффективности и безразличия правительства.

Деловой мир обсуждает подъем «глобального среднего класса» уже в течение целого десятилетия.

Авторы доклада Goldman Sachs 2008 года определили его как группу людей, чей годовой доход составляет от 6 тысяч до 30 тысяч долларов, и предположили, что к 2030 году его численность увеличится примерно на 2 миллиарда человек.

Авторы доклада, опубликованного в 2012 году Институтом исследований по вопросам безопасности Евросоюза (European Union Institute for Security Studies), использовали более широкое определение глобального среднего класса, и, согласно их прогнозам, его численность увеличится с 1,8 миллиарда человек в 2009 году до 3,2 миллиарда человек в 2020 году и до 4,9 миллиарда человек в 2030 году (исходя из того, что общая численность мирового населения составит 8,3 миллиарда человек).

Большая часть этого роста численности среднего класса придется на Азию, в особенности на Китай и Индию.
Однако эта тенденция будет наблюдаться во всех регионах мира, в том числе в Африке, где, по оценкам Африканского банка развития (African Development Bank), численность среднего класса уже составляет 300 миллионов человек.

Корпорации испытывают неподдельную радость в связи с подъемом среднего класса, поскольку он представляет собой обширный источник новых потребителей.

Экономисты и финансовые аналитики, как правило, определяют средний класс исключительно в финансовых терминах, записывая людей в категорию среднего класса в том случае, если их доходы считаются в их странах средними или достигают некоего уровня, который превышает прожиточный минимум.

Однако определение статусу среднего класса необходимо давать на основании образования, профессии и наличия в собственности определенных активов, поскольку именно эти факторы имеют первостепенное значение в прогнозировании политического поведения людей.

------------------------------------------------------------

далее под катом:

Свернутый текст

Ряд межнациональных исследований, в том числе недавние опросы, проведенные центром Pew, а также результаты Исследования мировых ценностей (World Values Survey), проведенное университетом Мичигана, доказывает, что более высокий уровень образования приводит к тому, что люди начинают выше ценить демократию, личную свободу и терпимость по отношению к иным точкам зрения.

Представители среднего класса настаивают не только на обеспечении безопасности для своих семей, но и на праве выбора для себя. Люди, которые закончили школу или проучились несколько лет в университете, с гораздо большей долей вероятности будут следить за событиями в мире и налаживать связь с представителями их социального класса за границей при помощи новейших технологий.

Семьи, владеющие долгосрочными активами, такими как дом или квартира, гораздо чаще интересуются политикой, поскольку у них есть вещи, которые правительство может у них забрать.
Поскольку представители среднего класса - это люди, которые платят налоги, они непосредственно заинтересованы в подотчетности правительства. Более того, на активные действия новых представителей среднего класса зачастую толкает то, что покойный политолог Сэмюэл Хантингтон (Samuel Huntington) назвал «разрывом», то есть неспособностью общества удовлетворить растущие потребности в экономическом и социальном продвижении. В то время как бедняки ежедневно вынуждены бороться за выживание, разочарованные представители среднего класса с гораздо большей вероятностью будут заниматься политическим активизмом, чтобы достичь своих целей.

Эта динамика стала очевидной в период арабской весны, когда восстания против правящей элиты возглавили десятки тысяч относительно образованных молодых людей. В Тунисе и Египте за последнее десятилетие резко выросло число выпускников колледжей. Однако авторитарные правительства Зина эль-Абидина Бен Али (Zine El Abidine Ben Ali) и Хосни Мубарака представляли собой классические примеры коррумпированных капиталистических режимов, в рамках которых экономические возможности во многом зависели от политических связей. Развитие этих двух стран оказалось недостаточно быстрым, чтобы обеспечить работой растущее число образованных молодых людей. В результате там произошла политическая революция.

И в этих событиях нет ничего нового. Во главе французской, большевистской и китайской революций тоже встали недовольные представители среднего класса, хотя их конечные цели подразумевали участие в них крестьян, рабочих и бедняков. Во время «Весны народов» 1848 года революции прокатились практически по всему европейскому континенту, став прямым следствием подъема европейского среднего класса.

http://si.wsj.net/public/resources/images/RV-AK933_REVOLU_G_20130628191048.jpg
BRAZIL JUNE 22, 2013 | Demonstrators protest corruption and poor public services.

Хотя во главе протестов, восстаний и революций, как правило, встают молодые представители среднего класса, им редко удается в одиночку добиться устойчивых политических перемен. Так происходит из-за того, что в развивающихся странах средний класс зачастую представляет собой не более чем меньшинство, внутри которого нет единства. Если средний класс неспособен создать коалицию с другими частями общества, его движение вряд ли приведет к устойчивым политическим переменам.
Именно поэтому молодые демонстранты в Тунисе и на площади Тахрир в Каире, добившись свержения своих диктаторов, не сумели организовать политические партии, способные стать сильными кандидатами на общенациональных выборах. Студенты не имеют ни малейшего понятия о том, как они могут достучаться до крестьян и рабочего класса, чтобы создать мощную политическую коалицию.

В отличие от них исламистские партии – «Эннахда» в Тунисе и Мусульманское братство в Египте – имеют социальную базу среди сельского населения. За многие годы политических преследований они в совершенстве овладели мастерством организации своих необразованных последователей. В результате они одержали триумфальную победу на первых же выборах, проведенных после падения авторитарных режимов.

Такая же судьба, вероятнее всего, ожидает протестующих в Турции. Премьер-министр Эрдоган до сих пор сохраняет свой авторитет среди сельского населения страны. Он, не колеблясь, мобилизовал членов своей собственной Партии справедливости и развития, чтобы противостоять своим оппонентам. Сам по себе турецкий средний класс разобщен. А стремительный экономический рост Турции, случившийся за прошедшее десятилетие, во многом обусловлен подъемом нового  религиозного и чрезвычайно предприимчивого среднего класса, который в большинстве своем поддерживает партию Эрдогана.

Представители этой социальной группы усердно трудятся и откладывают деньги. Для него характерны те же самые добродетели, которые социолог Макс Вебер (Max Weber) приписывал европейским пуританам на заре современности и которые стали основой капиталистического развития Европы. Протестующие в городах, напротив, придерживаются более светских взглядов и модернистских ценностей своих европейских и американских сверстников. Эта группа не просто сталкивается с жесткими репрессиями со стороны премьер-министра с авторитарными наклонностями, она сталкивается с серьезными трудностями в попытках наладить связи с другими социальными классами, осуждающими подобные движения в России, на Украине и других странах.

Ситуация в Бразилии несколько отличается от ситуации в Турции. Там протестующим не грозят репрессии со стороны администрации президента Руссефф. Главная их проблема будет заключаться в том, что коррумпированные представители системы будут всячески противиться кооптации. Статус представителя среднего класса не подразумевает автоматически, что человек обязательно будет поддерживать демократию и честное правительство. На самом деле большая часть зрелых представителей среднего класса Бразилии в прошлом работали на государственный сектор, где они зависели от патронажной политики и государственного контроля экономики. Многие представители среднего класса в Бразилии, а также в таких азиатских странах как Китай и Таиланд, встали на сторону авторитарных правительств, поскольку для них это был лучший способ обеспечить свое экономическое будущее.

Стремительный экономический рост Бразилии привел к формированию иного, более предприимчивого среднего класса, зародившегося в частном секторе. Однако эта группа людей может преследовать свои экономические интересы в одном из двух направлений.
С одной стороны, предпринимательское меньшинство может стать основой коалиции среднего класса, целью которого является реформирование политической системы Бразилии в целом, подразумевающее привлечение к ответственности коррумпированных политиков и переориентирование политики в сторону нужд простых граждан. Именно это произошло в США в эпоху прогрессизма, когда массовая мобилизация среднего класса привела к реформам в государственном аппарате и положила конец патронажной системе 19 века.
В противном случае, представители городского среднего класса могут продолжить растрачивать свою энергию на решение незначительных политических вопросов и, в конце концов, оказаться купленными системой, отлично владеющей навыками инсайдерских игр.

Нет никаких гарантий того, что после окончания протестов Бразилии удастся встать на путь реформ. Многое будет зависеть от лидеров. У президента Руссефф есть отличная возможность использовать восстания в качестве предлога для начала чрезвычайно амбициозных системных реформ. Пока она проявляла осторожность в своих действиях, направленных против старой системы, поскольку она была вынуждена мириться с ограничениями, налагаемыми на нее ее собственной партией и политической коалицией. Однако подобно тому, как в 1881 году убийство президента Джеймса Гарфилда (James A. Garfield), совершенное психически неуравновешенным претендентом на место посла во Францию, стало поводом для проведения масштабных реформ правительства США, Бразилия тоже могла бы воспользоваться протестами, чтобы стать на новый курс политического развития.

Глобальный экономический рост, который наблюдается с 1970-х годов, перемешал социальные карты по всему миру. Средний класс в так называемых странах «развивающегося рынка» стал более многочисленным, богатым, образованным и технологически подкованным, чем когда-либо прежде.

Это привело к серьезным последствиям в Китае, где численность среднего класса достигает сотен миллионов человек и где он составляет примерно треть общего населения страны. Это люди, которые общаются друг с другом посредством Sina Weibo — китайского твиттера – и которые уже привыкли открыто говорить о высокомерии и лицемерии правительства и партийной элиты.
Они требуют более свободного общества, хотя пока неясно, стремятся ли они к введению в ближайшем будущем пропорциональной избирательной системы или нет.

В ближайшие несколько десятилетий эта группа окажется под особо серьезным давлением, поскольку Китай стремится повысить свой статус. Темпы экономического развития в этой стране уже начали снижаться, и вскоре они неизбежно опустятся до еще более скромных показателей, что связано с взрослением китайской экономики. Машина по обеспечению трудоустройством в сфере промышленности, созданная в 1978 году, больше не сможет удовлетворять амбиции населения страны. Колледжи Китая уже ежегодно выпускают около 6-7 миллионов специалистов, чьи перспективы трудоустройства являются гораздо менее радужными, чем у их родителей, принадлежащих к рабочему классу. Если где-либо и появится угрожающий серьезными проблемами разрыв между стремительно растущими ожиданиями и разочаровывающей реальностью, то это в течение нескольких следующих лет случится именно в Китае, став угрозой его стабильности.

Там, как и других частях развивающегося мира, подъем нового среднего класса лежит в основе феномена, который Мойзес Наим (Moises Naím) из Фонда Карнеги назвал «концом власти».
Средние классы различных стран встали во главе протестов против злоупотреблений властью в условиях как авторитарных, так и демократических режимов. Главная их задача заключается в том, чтобы сделать свои протестные движения основой для устойчивых политических изменений, выраженных в форме новых институтов и политики.

В Латинской Америке лидером в вопросах экономического роста и эффективности демократической политической системы стала Чили.
Тем не менее, в последние несколько лет там наблюдается всплеск протестов студентов вузов, которые выступают против недостатков системы государственного образования.

Новый средний класс - это не только вызов авторитарным режимам и новоиспеченным демократиям. Зрелым демократиям тоже не стоит почивать на лаврах, поскольку там регулярно проводятся выборы и появляются лидеры, демонстрирующие высокие рейтинги среди населения. Технологически подкованный средний класс будет крайне требовательно относиться к выбранным им политикам.

В настоящее время США и Европа переживают задержку экономического роста и высокий уровень безработицы, который среди молодежи таких государств, как Испания, достигает 50%. В богатых странах более зрелое поколение подвело молодых еще и в том, что оно завещало им свои огромные долги. Поэтому политикам в США или Европе не стоит недооценивать события, разворачивающиеся на улицах Стамбула и Сан-Паулу. Было бы серьезной ошибкой полагать, что «здесь такого случиться не может».

Фрэнсис Фукуяма – старший научный сотрудник Института международных исследований имени Фримена-Спольи (Freeman Spogli Institute for International Studies) при Стэнфордском университете (Stanford University)
и автор книги «The Origins of Political Order: From Prehuman Times to the French Revolution» («Истоки политического порядка: от доисторических времен до Французской революции»).

Оригинал публикации: The Middle-Class Revolution  http://online.wsj.com/article/SB1000142 … picks=true
перевод: http://www.inosmi.ru/world/20130630/210 … z2XjESdaR9

http://uploads.ru/i/o/6/S/o6SFs.gif в контексте статья -  Кто и зачем раскачивает Бразилию в теме Большой Передел Мира
и также тема Великая Депрессия "Б"

в разделе Политика - грязное дело?  статья - Турция: красные гвоздики для МВФ в теме ТУРЦИЯ

в теме   ЕГИПЕТ статья - Мурси не только гробит туризм в Египте. Он роет себе яму

и в разделе ЭпохА - лента новостей тема Арабский мир погружается в хаос

Подпись автора

сила V правде!

0

329

Хватит молиться на экономический рост
("Slate.fr", Франция)
Эмманюэль Даниэль (Emmanuel Daniel)
http://beta.inosmi.ru/images/21055/79/210557924.jpg
Некоторые специалисты предлагают отойти от уравнения экономический рост = занятость = благосостояние, освободить наше сознание, а также оставить в прошлом «религию экономического роста» с ее упором на развитие производства.
«Тот, кто верит в бесконечность экономического роста в конечном мире, либо безумец, либо экономист», — писал американский специалист Кеннет Боулдинг (Kenneth Boulding) 40 лет назад. Сегодня же ситуация заставляет задуматься, не являются ли наши лидеры безумцами, которых направляют экономисты. Так, призыв «остановить экономический рост» прозвучал еще в опубликованном в 1972 году докладе Римского клуба. С тех пор многие эксперты не раз отмечали проблемные стороны этого развития как с экологической, так и экономической точки зрения.

Как бы о ни было, подавляющее большинство профессиональных политиков продолжают считать его альфой и омегой любого политического проекта. По их мнению, спасти страну невозможно без повышения ВВП, и следовательно именно этот показатель служит компасом, по которому правительства сверяют свой политический курс. «Моя цель — занятость, моя задача — экономический рост», — заявил недавно Франсуа Олланд.

Тем не менее, президент ошибся как с пунктом назначения, так и с выбранным маршрутом пути. Во всяком случае, именно так считают авторы программы «Проект экономического спада: манифест за безусловные дотации автономии» (Un projet de décroissance: manifeste pour une dotation inconditionnelle de l’autonomie).

Свободное сознание
«Мифология "экономического роста" подразумевает, что повышение ВВП ведет к снижению безработицы. Тем не менее, за последние 40 лет, несмотря на регулярное увеличение ВВП, показатели безработицы тоже росли и стабилизировались на отметке в 10%. Более того, определенный резерв безработных даже необходим для нормальной работы капитализма, потому что в таком случае трудоустройство сохраняет для работодателя переговорную ценность. Таким образом, ведущий к полной занятости экономический рост — это миф, вера в который прочно утвердилась в нашем сознании».

По мнению авторов, эта отчаянная погоня за ВВП представляет собой наследие Славного тридцатилетия, периода экономического процветания, который «заставил нас позабыть об ограниченных возможностях нашей планеты и сформировал веру в то, что экономический рост служит залогом благополучия». В рамках такой логики, «наша экономическая модель может либо расти, либо умереть... либо расти, а потом умереть».

Некоторые специалисты предлагают отойти от уравнения экономический рост = занятость = благосостояние и освободить наше сознание, чтобы оставить в прошлом «религию экономического роста» с ее упором на развитие производства.
А добиться этого будет не так-то и просто, потому что у церкви экономического роста хватает верных последователей. Те, кто отвергли ее постулаты, решили объединиться под провокационным лозунгом: «экономический спад». Впервые его озвучил предтеча политической экологии и один из основателей le Nouvel Observateur Андре Горц (André Gorz)

Меньше благ, больше связей
По мнению сторонников этой теории, «спад» направлен не только на защиту окружающей среды от разграбления, которому подвергает ее производственная система. Он стремится заложить основы дружественного общества, которое можно было бы описать следующим образом: «меньше благ, больше связей», как выразился Поль Арье (Paul Ariès).

Чтобы начать движение по этому пути, авторы работы предлагают ввести безусловные дотации автономии, которая бы позволила «от рождения до смерти обеспечить человека всем необходимым для простой, но достойной жизни (жилье, питание, одежда, вода, энергия и подвижность)».
Такие дотации нужно распределять главным образом в виде прав на воду, электричество и жилье. Каждому будут выделены квоты на бесплатное пользование водой, электричеством и жильем, после превышения которых уже придется выкладывать деньги. Мысль заключается в том, чтобы предоставить каждому бесплатный доступ к действительно необходимым ресурсам и тем самым подчеркнуть важность их экономного расходования.

В дополнение к этим правам пользование людям должна полагаться определенная сумма денег в локальной валюте, на которые они могли бы покупать продукцию (прежде всего, это касается продовольствия) у местных производителей, которые с уважением относятся к человеку и природе. Остальное же должно выдаваться в евро так, чтобы все смогли продолжить вести торговлю за пределами своей территории.

Экономика — знай свое место!
Теория о дотациях отталкивается от безусловного основного дохода, однако ее сторонники хотят пойти еще дальше, так как опасаются, что простое распределение между всеми дохода может лишь укрепить «господство экономической системы, потому что такой раздел будет касаться денег, а не благ. Он не ставит под вопрос ее содержание или смысл». Авторы же хотят освободить нас от засилья экономики, вновь сделать так, чтобы она служила человеку, а не наоборот.

Дотации представляются авторами в качестве «социального инструмента», потому что «первым спадом должно быть падение неравенства». Поэтому они считают, что безусловные дотации должны быть установлены параллельно с максимально приемлемым уровнем дохода (в частности звучали предложения установить это соотношение на уровне 1 к 4).

Работа — не главное
Еще одна важная цель — вычеркнуть работу из списка первостепенных задач. Благодаря дотациям граждане больше не будут зависеть от зарплат для удовлетворения своих важнейших потребностей.

«Безусловные дотации призваны сделать так, чтобы работа перестала быть для нас главной целью, единственной основой общественных связей и единственным способом обеспечить себе достойную жизнь».
Таким образом, мы сможем перейти от общества, где работа является необходимым обязательством, к обществу, в котором деятельность человека является результатом его свободного выбора и несет в себе смысл. Больше никому не придется «проводить всю жизнь за производством ненужных вещей и продавать их людям, которые в них не нуждаются».

Дотации дадут людям возможность меньше работать (чтобы посвятить себя личным проектам, семье, близким, политической или общественной деятельности) и тем самым «окончательно покончат с безработицей как с экономической и социальной проблемой».

Отход от капитализма
Как бы то ни было, авторы не останавливаются на этом и рассматривают дотации как путь выхода из капитализма. Задача заключается в том, чтобы отойти от рыночных догм этой системы в сторону расширения бесплатного сектора.

Противники экономического роста воспринимают безусловные дотации как движущую силу «реполитизации общества». Они надеются, что граждане смогут использовать освободившееся свободное время, чтобы активнее заняться политикой, сообща принимать решения о том, что их касается. По их мнению, дотации позволят нам укрепить демократию, освободить нас от ярма экспертов и профессиональных политических деятелей, а также заставить нас задуматься об организации общества, системе потребления, методах производства и наших реальных потребностях.

Методы выплаты безусловных пособий «должны стать предметом широкого и открытого демократического обсуждения: какое количество воды, энергии и продовольствия считается неотъемлемым правом, и с какого момента все это становится платным продуктом. Таким же образом, сообща нужно будет обсудить распределение трудных задач и организацию их выполнения».

Локализация политики и экономики
По мнению этих специалистов, местный масштаб куда лучше подходит для проведения дебатов, которые не замедлят начаться. В частности такая система позволит принять во внимание особенности каждого региона (фермеру потребуется больше воды на юге Франции, чем на севере). Кроме того, подобная локализация политической и экономической деятельности должна привлечь наше внимание к последствиям наших поступков и заставить нас отказаться от «безограничительной» логики, которая сегодня направляет все наши действия.

Для реализации программы безусловных дотаций авторы предлагают три сценария «мягкого перехода». Первый полагается на развитие и распространение уже существующих конкретных инициатив (общие сады и жилье, гражданская валюта и т.д.), что подтолкнуло бы государственные власти к тому, чтобы их поддержать. Первый сценарий можно дополнить сокращением и разделом рабочего времени, которые стали бы основой для формирования альтернативных экономических систем. Наконец, третий сценарий предполагает введение безусловного основного дохода, который бы постепенно сместился в сторону безусловных дотаций. Сначала его бы выплачивали исключительно в денежной форме (евро и местная валюта), однако с развитием переходного процесса им на смену постепенно пришли бы права пользования.

Осознанный спад или неизбежная рецессия
Хотя в этой работе содержится немало (хороших) идей, ее главная слабость в том, что в ней совершенно нет цифр. Таким образом, авторы, безусловно, стремятся подчеркнуть свое неприятие экономики. Тем не менее, раз наше общество до сих пор определяют ВВП и рентабельность инвестиций, этот простой факт позволяет скептикам отмести в сторону все их предложения.

Тем более что безусловные дотации вызывают немало вопросов. Дело в том, что ввести их никак не получится без утверждения максимально приемлемого дохода, реквизиции жилищного сектора и контроля в денежной сфере. Такие пилюли покажутся горькими (малой) части населения, которая может лишиться всего. Один из авторов работы Венсан Льежей (Vincent Liegey) отвечает на это следующим образом:
«Перед нами стоит выбор между осознанным спадом развития и неизбежной рецессией. Пока что Европейский Союз с его варварскими планами жесткой экономии явно придерживается варианта номер два. В Греции наблюдается снижение экологического давления, потому что люди больше ничего не имеют, потребляют минимум, и то только по мере возможности. Они не работают и не ездят на автомобилях. Последствия для населения просто катастрофические.

Но в то же время мы видим, что греки развивают альтернативные экономические модели. В частности это касается картофельной революции [прямая продажа продукции производителя потребителям, прим.ред.]. Одни печатают драхмы, тогда как другие формируют системы обмена трудом (безработный врач предлагает услуги безработному плотнику и наоборот)... Эта неизбежная рецессия ведет к точно такому же результату, который мы предлагаем в нашей логике осознанного спада. Тем не менее, путь, который нужно пройти до него, выглядит совершенно иначе».

Кроме того, успех книги наводит на мысль о том, что «переходный процесс уже идет полным ходом».

Оригинал публикации: Pour en finir avec le Dieu Croissance  http://www.slate.fr/story/74453/decroissant
перевод: http://www.inosmi.ru/world/20130702/210 … z2XuoGTFT3

тем временем:

Нэнси Фольбре (Nancy Folbre), заведующая кафедрой экономики Массачусетского университета,
в недавней статье, опубликованной в The New York Times, указывает, что золотой век человеческого капитала - когда экономика в значительной мере требовала тех знаний, которые преподают на гуманитарных факультетах - ушла в прошлое.

===

Пол Кругман (Paul Krugman)
Вполне возможно, что она права. После длительного периода, когда казалось, что развитие как технологии, так и торговли лишь наносило вред ручному труду,  сейчас создается ощущение, что новейшие технологии представляют угрозу для квалифицированного труда.
Мне бы хотелось лишь добавить небольшое замечание, на которое меня навел недавний разговор с одним из советников Конгресса.
Было ли когда-нибудь, спросил я себя, такое время, когда развитие техники причиняло вред квалифицированной рабочей силе, вместо того, чтобы сделать ее востребованной как никогда?
Ответ, разумеется, положительный. Как только ты осознаешь всю ширину спектра человеческих способностей, ты понимаешь, что академическое образование не всегда находилось на желаемом уровне.

Так уж получилось, что я пишу эти строки в своем рабочем кабинете в Принстоне, и стоит задуматься над тем, для чего был основан Принстонский университет. Он не был подготовительной школой для банкиров-инвесторов, хотя впоследствии университет именно этим и стал, по крайней мере, на какое-то время. Он задумывался как учебный центр для священников. В XVIII веке существовало не очень много профессий, которые даже отдаленно нуждались бы в чем-то похожем на современное университетское образование. Но при этом многие, если не все, предполагали знание основ Закона Божия.

Тем не менее, были квалифицированные трудящиеся, которым платили значительно больше, чем их коллегам, хотя необходимо отметить, что их способности в большей степени были связаны с ремеслами, чем с гуманитарными науками.

Главное заключается в том, что развитие техники принизило значимость многих человеческих способностей. Давайте вспомним, что луддиты отнюдь не были неквалифицированными рабочими. Они были хорошими ткачами, которых вытеснила новая техника, в частности, ткацкие станки.
После этих событий, такие учреждения, как Принстонский университет, превратились во что-то, напоминающее институты благородных девиц, где аристократия приобретала знания и связи (последний аспект продолжает иметь весьма большое значение и по сегодняшний день).

Роль высшего образования как создателя человеческого капитала приобрела значение достаточно поздно. Возможно, как указывает Фольбре, эта роль сейчас снижается.
И, кстати, я писал об этом в 1996 году, когда в связи со своим 100-летием The New York Times Magazine обратился к нескольким людям с просьбой написать статьи, как будто они смотрят на настоящее из 2096 года.
Некоторые положения уже кажутся несовременными, но это не так уж плохо, думается мне.

Оригинал публикации: La evolución del capital humano  http://blogs.elpais.com/paul-krugman/20 … umano.html
перевод: http://www.inosmi.ru/world/20130702/210 … z2XuqzLZwl

Подпись автора

сила V правде!

0

330

Газовый саммит в Москве: что осталось за кадром?
Игорь ТОМБЕРГ, 04.07.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/07/04/n21409.jpg
Среди важнейших глобальных тенденций, определивших колоссальные изменения в мировой энергетике, выделяется резко возросшая роль природного газа, который занимает всё более заметное место среди основных источников энергии. По мнению вице-президента одного из крупнейших в мире агентств в сфере энергетического консалтинга IHS CERA Дэниела Ергина, выступавшего на днях с докладом в Москве, уже к 2030 году газ выиграет гонку у нефти и станет топливом №1 на планете...

Россия, обладающая крупнейшими запасами газа на Земле, занимает второе место в мире по его добыче и первое – по экспорту. Газовая отрасль России - одна из основных бюджетообразующих отраслей экономики. Доля газа в общем объёме производства и внутреннего потребления энергетических ресурсов составляет около 60 процентов. Газовая отрасль занимает 8 процентов в структуре ВВП, обеспечивает до 25 процентов доходов бюджета, а также более 19 процентов поступлений валютной выручки государства за счет экспортных поставок газа.

Отсюда  пристальное внимание в Москве к событиям, происходящим на газовых рынках. Тем более что эти изменения далеко не всегда благоприятно сказываются на положении российской газовой промышленности и ее основного игрока – "Газпрома".

Рост мирового рынка сжиженного природного газа (СПГ) и нетрадиционные источники газа приводят к форсированному развитию глобального газового рынка.
Старая схема с тремя рынками газа - Европой, Азией и Северной Америкой, не связанными в плане цены, уходит в прошлое.
Кризисное падение спроса совпало с фундаментальными переменами на рынке, обусловленными технологическим прогрессом. Резкое снижение себестоимости добычи в США неконвенционального газа, прежде всего сланцевого, привели к тому, что за счет сланцевого газа США существенно нарастили собственную добычи до уровня самодостаточности и в 2009 году стали крупнейшим в мире производителем газа, обогнав Россию.
Одновременно такие страны-производители, как Катар, существенно увеличили свои мощности по производству СПГ, несколько потеснив Россию на европейском рынке.

Согласно данным компании ВР, по итогам 2012 года Норвегия впервые обошла Россию по поставкам природного газа в Европу, увеличив свой экспорт на 12%, в то время как экспорт "Газпрома" сократился на 10%.

Рынок газа очень изменился за последние годы, что требует анализа и обсуждения всеми участниками этого рынка. Поэтому состоявшийся 1 июля 2013 года в Москве Второй саммит глав государств и правительств стран-участниц Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ) стал мероприятием не только назревшим, но и до некоторой степени чрезвычайным.

"Необходимость проведения второго саммита глав государств ФСЭГ вызвана в основном серьезными изменениями на глобальном рынке газа. Прежде всего, речь идет о сланцевой революции в США, в результате которой поменялась география поставок СПГ, обострилась межтопливная конкуренция газа и угля, что особенно заметно на европейском рынке,- честно признал перед открытием заседания ФСЭГ в интервью "Интерфаксу" министр энергетики РФ Александр Новак.- В ходе саммита нам предстоит обсуждение таких актуальных тем, как увеличение объемов поставок СПГ, распространение спотовых контрактов без традиционной в прошлом привязки к нефтяной корзине и принципа "бери или плати". Обсудим, конечно, и место долгосрочных контрактов на мировом рынке газа".

В Москве собрались лидеры 13 государств, контролирующих более 70% запасов природного газа, 45% его экспорта и треть всех газопроводов в мире - Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея, Оман и Россия, статус наблюдателя у Казахстана, Норвегии, Нидерландов и Ирака.

Россия  в полной мере отработала статус хозяина мероприятия. В своем выступлении российский президент жёстко отстаивал российские интересы в сфере газового экспорта. «Противостоять неправомерному давлению, отстаивать интересы производителей и поставщиков газа эффективнее, безусловно, вместе. Мы хотим, чтобы наши интересы справедливо учитывались» - таков был лейтмотив выступления В.В. Путина. Эта позиция встретила понимание участников. В их совместной декларации отмечено, что страны Форума «озабочены односторонне введенными отдельными странами-потребителями мерами, которые могут неблагоприятно повлиять на стабильность газового рынка».

Российский президент имел в виду, прежде всего, энергетическую политику Евросоюза, нашедшую отражение в Третьем энергопакете, с которым столкнулась не только Россия. «Самое главное, чтобы не было решений обратной силы, - отметил глава России.
- Мы инвестировали в инфраструктуру, вкладывали миллиарды и миллиарды в строительство газопровода - по действующим тогда правилам. А потом они говорят: правила игры изменились. Это нецивилизованное решение. Как производители будут вкладывать деньги, не зная, что будет завтра?»

В. Путин и его зарубежные коллеги в своих выступлениях подчеркивали, что у Форума стран-экспортеров газа нет цели создавать картель и вступать в какие-то картельные сговоры. В то же время вопрос о ценах в привязке к формату будущих газовых контрактов был центральным в ходе обсуждения.
«Ключевая задача – решить вопросы ценообразования, избавить нас от избыточной волатильности цен», - выразил общее мнение российский президент.
Судя по итоговой декларации, стороны полностью согласны, что достичь справедливых и стабильных цен можно только за счёт сохранения привязки цены газа к нефтяной корзине и долгосрочных контрактов, то есть консервации ситуации, существовавшей и 10, и 30 лет назад.
Вопрос только в том, насколько это реально?

Внутри форума сохраняются разногласия по базовым принципам организации рынка: часть экспортеров готова продавать газ на бирже, тогда как Россия настаивает на долгосрочных контрактах и привязке их к ценам на нефть.
Консенсус по этой проблеме под вопросом, поскольку Катар – один из основных поставщиков сжиженного природного газа (СПГ) в мире – явно в нарисованную схему не укладывается.
Так же как и Алжир, не говоря уже о Норвегии, которая вообще отказалась от принципа привязки цены к нефтяной корзине и успешно поставляет газ в Европу по ценам спотового рынка. Даже "Газпром" под давлением покупателей всё чаще вынужден увеличивать долю спотовой составляющей в своих контрактах.

Очевидно, сам по себе спотовый рынок – не только угроза, но и вызов поставщикам газа, дающий определенные возможности нарастить поставки и прибыль. Зимой-весной 2013 года спотовые цены как в Европе, так и в Северо-Восточной Азии были выше, чем контрактные цены "Газпрома".
Не исключено, что в нынешней обстановке быстро меняющегося вектора цен и спроса на газовых рынках актуальна не борьба за стабильность, а, скорее, маневренность, умение мгновенно оценить изменения и суметь к ним приспособиться.

Здесь, безусловно, важны такие реформы газовых рынков, которые позволили бы избежать беспорядочного соперничества, а также договоренности о применении моделей ценообразования для природного газа, которые будут оптимальными и для поставщиков, и для потребителей, и которые учитывали бы экологические преимущества газа над другими энергоресурсами.

Здесь как раз и важна была бы информационно-аналитическая работа по линии ФСЭГ, который до сих пор не баловал экспертное сообщество какими-либо самостоятельными разработками в сфере развития рынков газа.
В последние два года Леонид Бохановский и его команда обещали развернуть серьёзную аналитическую работу в рамках секретариата ФСЭГ, но практических результатов её пока не видно. Форум до сих пор не может даже предлагать рынку весомые экспертные мнения. Более того, от саммита до саммита про ФСЭГ не вспоминают ни компании, ни аналитики, ни журналисты, а сформулировать, чем форум занимается в обычное время, непросто.

Хотя, судя по реакции СМИ и итоговой декларации форума, России удалось не только изложить свою точку зрения на происходящее на газовых рынках, но и получить поддержку многих стран-участниц. Однако сохраняется какая-то недосказанность. Обсуждались вещи, безусловно, интересные и актуальные, но это – больше проблемы вчерашнего дня. Рынки продолжают меняться. Поэтому даже состав участников Форума соответствует, скорее, докризисному периоду.

Сегодня сама природа усиливает волатильность газовых рынков и способствует изменению их конфигурации. Засуха в Бразилии и остановка местных ГЭС приводят к резкому росту потребления СПГ в Латинской Америке. Это, конечно, от нас далековато, но вот крупная авария на китайском газопроводе «Запад – Восток» - это нам ближе. Как и суровые зимы в тех регионах, где раньше не требовалось много газа в зимний период (Европа, СНГ, Китай, Корея и т.д.).
А главное, что сейчас наиболее актуально, но, к сожалению, не получило освещения на Форуме стран-экспортёров газа, – это начавшаяся схватка за азиатские газовые рынки

Мне довелось побывать на 9-м газовом конгрессе в Пекине (май 2013 г.). Участников газового рынка Китая волнуют проблемы высоких цен на СПГ и наметившаяся возможность дефицита СПГ в мире.
Спотовая цена СПГ с поставкой в Северо-Восточную Азию с начала мая поднялась приблизительно на 0,45 долл./млн. бте, до 14,75 долл./млн. бте (521 долл./тыс. куб. м).
В результате цена для Азии превысила цену для Европы на 3,20 долл./млн. бте (113 долл./тыс. куб. м). Тенденция превышения цены спота над ценой контрактов сохраняется, начиная с зимы 2013 г., и является отражением новой ситуации на рынке СПГ.
Вывод из эксплуатации АЭС в ряде крупных стран-энергопотребителей, а также резкий рост потребления СПГ в Латинской Америке и на Ближнем Востоке начал создавать определенный дефицит на рынке.

Недостаток предложения будет сохраняться как минимум до 2015 г. По расчётам, прибавка в этот период составит около 20 млн. т, что явно недостаточно.
Введение новых мощностей в Восточной Африке, Австралии и, возможно, в Северной Америке ожидается только после 2015 г.

В настоящий момент рост премии в цене поставки в Азию будет приводить к уменьшению поставок СПГ в Европу и в целом перенаправлению объемов на более дорогие направления, т.к. Европа располагает альтернативой в виде поставок газа по трубопроводам.
По данным Argus, поставки СПГ в Европу сократились в сравнении с уровнями годичной давности на 39% в I квартале 2013г. и на 31% в 2012 г.

И это изменение ситуации уже имеет последствия. "Газпром" отчитался на днях о существенном росте поставок в Европу (включая Турцию), лишний раз подчеркнув не без оснований важную стабилизирующую роль трубопроводного газа в обеспечении энергобезопасности потребителей.

Кроме того, шаги, предпринимаемые Россией на китайском направлении, – планы массированного наращивания поставок газа в Китай с упором на СПГ, появление новых активных игроков ("Роснефть" и НОВАТЭК), объявивших на Санкт-Петербургском экономическом форуме о договорённостях с азиатскими потребителями, вызвали озабоченность за океаном и желание разобраться в ситуации.
США рассматривают азиатский регион как основного потребителя своего сланцевого СПГ, который, по оценкам, выйдет на рынок после 2016 г.

В связи с этим американцы решили начать с будущими конкурентами - крупнейшими странами-поставщиками газа на азиатские рынки,  в том числе с Россией, переговоры о будущем газового рынка Азии.
Как отмечалось в российских СМИ, «России уже предлагают стать частью более перспективного, хотя и менее публичного формата, начав консультации с США о ситуации на газовом рынке в Азии».

Игорь ТОМБЕРГ 
- руководитель Центра энергетических и транспортных исследований Института востоковедения РАН, профессор МГИМО

http://www.fondsk.ru/news/2013/07/04/ga … 21409.html

****************

В контексте поста,статья Московский Форум стран-экспортёров газа: интриги, размежевание и Сирия в теме Большой Передел Мира
и тема Великая Депрессия "Б"

А в разделе Политика - грязное дело? темы:
ИРАН
КАТАР
КИТАЙ
Правители Мира сего.....
Всё тайное становится явным.Конспирология
Гудбай Америка 3
Сирия 2 Аналитика,Новости

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики