ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Политика - грязное дело? » Правители Мира сего.....


Правители Мира сего.....

Сообщений 1 страница 10 из 48

1

Тайная и реальная власть,кто правит Миром

http://www.fondsk.ru/images/news/2011/08/18/n4422.jpg

0

2

Тайная власть
Александр Дремлюгин

http://www.zarubezhom.com/Images/zog2.gif
«Во все времена, а сейчас тем более чем когда-либо,
миром правят в первую очередь тайные общества».

Франклин Рузвельт

Тайные общества существуют довольно давно. Тамплиеры, масоны, иллюминаты, – список орденов, братств и лож с самыми экзотическими названиями и функциями можно перечислять до бесконечности. Некоторые из них и по сей день продолжают своё существование.

Еще в средние века появилась организация, о которой слышали все, но никто ничего не знал – «масонство». Альберт Пайк, один из идеологов масонства, говорил: «Цель масонов – стать «властителями хозяев мира». Тайная власть позади власти!»

Другое дело – современные организации новой формации. Они лишены мистического покрова и романтической интонации. Сегодня эти сообщества представляют собой закрытые клубы олигархов, политиков и финансистов. Самое главное, что переняли они от своих предшественников – это секретность.

Давно возникает ощущение того, что всё в этом мире контролируется единой силой. И мы уже достаточно отчётливо слышим комментарии самых разных людей, вне зависимости от их чинов и политических воззрений, о том, что на роль «Мирового правительства» претендуют некие неофициальные центры власти и тайные общества.

В конспирологических источниках часто упоминают отрывок из речи Дэвида Рокфеллера, которую он предположительно произнес на встрече Трёхсторонней комиссии в Эссене (Германия) 8-го июня 1991 года:

«Мы благодарны The Washington Post, The New York Times, Time Magazine и другим крупным изданиям, чьи директора посещали наши встречи и уважали своё обещание сохранить конфиденциальность на протяжении почти сорока лет. Нам было бы невозможно разработать наш план для всего мира, если бы он был предан огласке в те годы. Но теперь мир стал сложнее и он готов идти к мировому правительству. Наднациональная верховная власть интеллектуальной элиты и банкиров мира, несомненно, более предпочтительна, чем национальное самоопределение, практиковавшееся в прошлые столетия».

Идея Мирового Правительства давно вышла за рамки фантастических повествований. Официальные международные организации, такие как Римский клуб, ЮНЕСКО, Давосский форум и ООН тоже можно отнести, в определенной степени, к мировому правительству.

Когда мы говорим о «Мировом правительстве», следует помнить, что это всего лишь метафора, но за этой метафорой скрываются абсолютно очевидные вещи. Например то, что политическая организация капиталистической системы формально до сих пор находится на межгосударственном уровне. А мировой капиталистический класс действует в рамках мирового масштаба. У буржуазии присутствуют надгосударственные, наднациональные политические, экономические и социальные интересы, и совершенно ясно, что требуются структуры, которые будут в состоянии соответствующие решения выполнять. Очевидно, что такие структуры не могут быть открытыми.

Любому господствующему классу необходимы свои классовые организации. В качестве таковых действуют различные англосаксонские клубы, например небезызвестный «Бильдербергский клуб». Но, по всей видимости, основные структуры «Тайной власти» до сих пор остаются полностью скрытыми от общественности.

Ярый критик тайных организаций, доктор Джон Колеман, представляющийся бывшим кадровым офицером британской разведки, неоднократно пытался доказать, что «эта сила осуществила большевистскую революцию и установила царство террора в России, развязала Первую и Вторую мировые войны, войну в Корее, войну во Вьетнаме, организовала кризисы в Родезии, Южной Африки, Никарагуа и на Филиппинах». По мнению Колемана, эти организации прибрали к своим рукам весь ресурсный потенциал африканского континента и взяли под свой контроль сети мирового наркотраффика. Но поскольку деятельность подобных организаций покрыта мраком тайны в условиях строжайшей секретности, доказать что-то в этой области нелегко.

Тем не менее, некоторые исследователи, вторя Колеману, полагают, что во «всемирном заговоре» замешаны самые известные из «секретных» правительств: «Совет по Международным Отношениям», «Бильдербергский клуб» и «Трехсторонняя комиссия». Напрашивается вывод, что сферы тайной власти не представлены каким то одним едином органом. О так называемом «Мировом правительстве» можно говорить скорее как о некой сетевой структуре.

http://www.odnako.org/blogs/show_11931/

0

3

Исследования показывают: могущественные корпорации действительно контролируют мировую финансовую систему
Источник   http://www.physorg.com/news/2011-08-powerf...ions-world.html   перевод для mixednews – Света Гоголь

http://cdn.physorg.com/newman/gfx/news/hires/2011/cliplsdkfsdfs.jpg
Топологическая схема сети, соединяющей некоторые крупнейшие транснациональные корпорации финансового сектора

Уже не один год мы слышим предположения, что весь мир находится в руках финансовой элиты, или, по более свежей версии того же широко распространённого мнения, горстки крупнейших транснациональных корпораций (ТНК). Новые исследования, проведённые командой учёных на базе Швейцарской высшей технической школы Цюриха (самый престижный вуз Швейцарии; прим. mixednews), показали, что опасения эти далеко не беспочвенны. Свои результаты исследователи залили на сервер предварительной публикации arXiv.

Для этого, первого в своём роде исследования, учёные воспользовались информацией базы данных ORBIS (всемирная база данных с детализированной отчетностью по финансовой деятельности частных и открытых акционерных компаний).

Они проанализировали данные, касающиеся более чем 43-х тысяч корпораций, выявили все связи между ними, и обнаружили, что если изобразить эти связи графически, то получится нечто, напоминающее галстук-бабочку с узлом из 147 корпораций, которые контролируют почти 40 процентов всех активов транснациональных корпораций.

Основное внимание в этой работе учёные уделили корпорациям, которые, кроме собственного капитала, обладали влиянием и на другие подобные образования, а через них получали доступ к управлению вторым, третьим, четвёртым и т.д. элементам в финансовой цепи.

Таким образом, некое, очень ограниченное число ТНК распространяет своё влияние дальше и дальше, образуя единую сеть крупнейших корпораций на Земле. Проанализировав полученные данные и составив карту сети корпораций, учёные попытались также раскрыть структуру и механизмы управления этим тёмным миром корпоративных финансов и собственности.

Чтобы сосредоточиться на наиболее влиятельных ТНК, исследователи отобрали из 30-миллионного списка экономических «игроков», числящихся в базе данных ORBIS, 43 060 наиболее крупных корпораций.

Затем они применили рекурсивный алгоритм, разработанный для того, чтобы обнаружить и выявить существующие между всеми участниками эксперимента отношения собственности. В результате получилось графическое изображение сети ТНК с 600 508 узлами и 1 006 987 соединительными линиями.

После этого учёные организовали эти данные по некоторым другим принципам, что позволило выявить разные способы, которыми осуществляется владение активами. И на каждом этапе исследования подтверждалось основное предположение: очень небольшое число ТНК путём прямого и косвенного владения (через акции, облигации и т.д.) контролирует деятельность более мелких корпораций, а через них оказывает огромное влияние и на всех нас.

Свой отчёт исследователи завершают вопросом, возможно, риторическим: чего можно ждать от системы, где в руках немногих сосредоточена такая огромная власть, и каково может быть влияние подобной организации на глобальную конкуренцию?

Резюме
Структура управляемой сети ТНК, безусловно, оказывает влияние на глобальную конкуренцию и финансовую стабильность. На сегодняшний день удалось изучить только небольшую часть этой мировой сети. Для более масштабного исследования необходимо разработать соответствующую методологию, которая позволила бы оценить степень и глубину влияния крупнейших ТНК на мировую финансовую систему.

Это первая попытка изучить архитектуру международной сети отношений собственности и рассчитать доступную для каждого крупного игрока сферу влияния. Мы выяснили, что транснациональные корпорации формируют структуру, напоминающую гигантскую «бабочку», и что львиная доля потоков влияния проходит через туго завязанный узел финансовых институтов.

Этот узел можно назвать экономическим «супер-организмом», а сам факт его существования ставит новые важные вопросы как перед исследователями, так и перед высокопоставленными политиками.

http://mixednews.ru/archives/9401

0

4

Неясный свет и отчетливые тени мирового правительства

http://2000.net.ua/ai/7/72/72024/default.jpg
В «2000», №3 (542), стр. F8, была напечатана статья Максима Михайленко «Мировое правительство – это хорошо или плохо?»
http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/rakurs/71234

Автор отрицает саму идею описания событий мировой истории в ключе противостояния тайных обществ. Мол, все это — «часть политической игры».

Самобытный российский фантаст, Олег Маркеев, создавший цикл «Странник» именно в «конспирологическом» духе, писал: «Без взаимовлияния, взаимопроникновения и непрекращающейся конфронтации тайных орденов и секретных организаций немыслимо представить себе все хитросплетения мировой политики... без учета их существования и активной деятельности картина будет далеко не полной и чрезвычайно примитивной. На уровне школьного учебника истории».

Не будучи посвященным в борьбу тайных обществ, я могу видеть лишь некоторые ее отсветы на проявленном уровне. Так, Великая французская революция вряд ли могла бы произойти без активного участия масонских лож. Даже лозунг «Свобода, равенство, братство» был позаимствован у «вольных каменщиков». Видные масоны были в окружении Наполеона. Его братья Луи и Жозеф состояли в ложах. «Серым кардиналом» при Наполеоне был главный масон Франции Камбасерес. По непонятным причинам он не заслужил отдельной статьи в «Советской исторической энциклопедии». А ведь Камбасерес один предостерегал императора от роковых шагов вроде похищения и убийства герцога Энгиенского, похода на Россию и брака с австрийской принцессой Марией-Луизой, а не с великой княжной Анной Павловной.

В России масоны стали движущей силой Февральской революции. Среди них были князь Львов, Гучков, Керенский, Грушевский, Петлюра.

История Третьего рейха будет неполной без упоминания ариософского течения и «человека в зеленых перчатках», члена дальневосточной «Ложи Зеленого Дракона», военного, дипломата, геополитика Карла Хаусхофера.

В США выпускники Йельского университета, члены общества «Череп и кости» занимали ключевые государственные посты в течение всего XX и в начале XXI века. В 2004 году, например, среди кандидатов в президенты были его члены республиканец Джордж Буш и демократ Джон Керри.
http://2000.net.ua/ai/7/74/74575/f1-port.jpg

Национальный суверенитет как рудимент прошлого
Любопытно главное, по мнению г-на Михайленко, препятствие на пути трансформации ООН — государственный (национальный) суверенитет. Ну не нравится рациональному прагматику, что уравнивают в правах Россию и «медвежий угол, живущий гуманитарной помощью и независимый лишь на бумаге». Вообще-то многие на Западе и саму Россию считают таким же «медвежьим углом», которому по необъяснимой прихоти судьбы достались богатейшие залежи полезных ископаемых и, что становится крайне важным в последнее время, огромные запасы пресной воды. Изо всего этого «неравенства» делается один вывод: диким русским следует делиться со всем «прогрессивным человечеством».

Г-ну Михайленко явно не по душе наличие в мире национального вопроса. По его мнению, на «национальных струнах» играют разнообразные демагоги-провокаторы. А сам вопрос «актуален лишь для тех, кто считает, что дети, родившиеся в одну и ту же секунду в Монако и Хараре должны быть с момента рождения в чем-то неравны... для нормальных людей он, в общем-то, неактуален».

Рискуя прослыть в глазах автора «ненормальным человеком», все же позволю себе усомниться в справедливости данного тезиса. Все люди неравны, ибо они разные. И все дети, родившиеся в одно и то же время у разных родителей, отличаются как минимум генетически. Кроме того, они растут в разной социальной и культурной среде, говорят на разных языках, едят разную пищу. Развитие человечества зиждется именно на разности культур, укладов и т. п. Их взаимопроникновение позволяет появляться новым течениям, изобретениям, произведениям искусства. Управление же миром из единого центра неизбежно приведет к унификации и застою. Уже сейчас в мире распространяется единая мода на одежду, еду (пресловутый фаст-фуд), «демо-кратический» образ мыслей. Наверное, поэтому конец XX — начало

XXI века так бедны на выдающиеся творения живописи, музыки, кино. Не создано ничего, хотя бы отдаленно напоминающего «Гернику», Ленинградскую симфонию или «Огни большого города».

Кто правители и судьи?
Любопытно, а кто будет составлять коэффициент, по которому бы вычислялось количество «акций» в международных делах на одно государство? Не те ли же «государства, лидирующие сегодня», заведшие со-временный мир в либерально-глобалистический тупик?

А если за основу взять другие показатели, например в знаменатель поставить количество условных энергоносителей, расточаемых страной на одного жителя? Или разместить в знаменателе военные расходы, приходящиеся на все того же одного жителя страны? А может, в числитель поставить количество рожденных детей на одну семью в год? Чем не стимул для государств, провозглашающих себя «цивилизованными», снизить нагрузку на окружающую среду и позаботиться о своем, не столь отдаленном, будущем.

Любопытно, сколько «акций», вычисленных по методе г-на Михайленко, получила бы современная Украина? А ведь вслед за утратой собственной валюты пойдет на свалку и культура народа, в частности язык. Готов ли морально пан Михайленко сменить доставшуюся от предков фамилию, к примеру, на Michaelson? Мне что-то не улыбается стать каким-нибудь Nearwalls-ом.

Что касается «адептов идеологий, допускающих насилие, сидящих на резервах невозобновляемых ресурсов» и «способных диктовать свою волю мировому сообществу», то под такое определение подпадает, среди прочих, и руководство США, неоднократно развязывавшее войны по всему миру во имя «защиты демократии» и не желающее расконсервировать нефтяные месторождения на своей территории.

Те же руководители, на которых навешивали ярлык «диктаторов», оказывались далеко не худшими по сравнению со ставленниками «демократизаторов». Так, правление Саддама Хусейна кажется раем по сравнению с нынешней гражданской войной в Ираке.

Любопытно, как г-н Михайленко представляет механизмы, при помощи которых гипотетическое «мировое правительство» сможет управлять миром. Как его посланники смогут донести до непросвещенных подданных свои светлые идеи или победить адептов «мирового зла»? Неужели исключительно при помощи отеческих увещеваний и миссионерских проповедей? Или все же им понадобится «большая дубинка», дабы за-гнать непослушных в отведенное им демократическое стойло?

Впрочем, одна составляющая на-звана — глобальная служба безопасности. А какая ныне существующая организация будет взята за основу — ЦРУ, МИ-5 или, быть может, Моссад? Ведь создать подобную службу на голом месте при помощи одной лишь благой идеи невозможно, учитывая опыт и мощь вероятных противников.

Что сейчас более актуально: безудержный альтруизм или разумный эгоизм?
Непонятно, каким образом вычисление количества «акций» на одну страну поможет стимулировать развитие отсталых государств, толкать их вперед, да еще и постепенно уничтожать самых несостоятельных из них. Вообще сомнительно, чтобы «цивилизованные» страны добровольно уступили свое первенство в гонке. Их нынешних лидеров трудно заподозрить в подобной глупости. Был, правда, в конце XX века один «альтруистичный» первый и последний президент великой державы, сначала получивший за невероятный размах доброты Нобелевскую премию мира, а затем подрабатывавший в рекламе пиццы. Но почему свое

80-летие он отмечал не на родной ему Ставропольщине, а в Лондоне?

Вряд ли введение единой валюты способно прекратить финансовые спекуляции — чересчур много лазеек придумано финансистами для делания денег из воздуха. К тому же «конкурирование лишь системами налогообложения и уровнями развития инфраструктуры, размещением ресурсов» — это не меньшая фикция, нежели абсолютно свободный рынок. Поскольку любая страна отличается присущими лишь ей географическими и демографическими особенностями. И затраты на организацию любого производства в Сибири и Малайзии будут отличаться в разы, как ни либерализуй налогообложение.

Что же касается «самого Адама Смита», я бы хотел узнать, в какой стране была целиком и полностью реализована его идея «невидимой руки рынка». На родине экономиста эта самая «рука» часто напоминала руку надсмотрщика с плетью, подгонявшей нерадивых заключенных работных домов — британского ГУЛАГа XIX века, или руку канонира, подносившую фитиль к запальному отверстию пушки, разрывая в клочья мятежного сипая.

Г-н Михайленко видит два пути развития глобализации: «вглубь, охват широких слоев, а значит, социализм, либо откат в дикость, бескомпромиссную конкуренцию между государствами и насильственную ликвидацию слабых». Но ранее в тексте он выступал за постепенное уничтожение наиболее несостоятельных из отсталых государств. Следовательно, он никак не за социалистический путь развития, а за самый что ни на есть дикий. Как быстро, на протяжении одной статьи, слетает тонкий налет цивилизованности и обнажается глубинный социал-дарвинистский слой.

Нынешний кризис пока что заставляет идти в направлении, обратном указанному автором. США и развитые государства Западной Европы с началом кризиса стали отходить от либеральных догм, усиливая централизацию власти, защищая своих производителей и осуществляя долго-срочное экономическое планирование. Ибо знают, что без координации усилий никаких осмысленных действий не получится, поскольку частный бизнес во всем видит лишь свой узкоэгоистический интерес. Это наши доморощенные экономисты заученно гыгыкают над советским опытом планирования, на Западе же его хорошо изучили и широко применяют на практике. Либеральные догмы удобно скармливать в больших дозах простодушным туземцам — тем же украинцам, чьи руководители держат свои капиталы в западных банках. А Западу хочется просуществовать при капитализме еще хоть немного, пусть даже стоя на чужих головах.

Создание мирового правительства имеет еще одну сторону, о которой г-н Михайленко, видимо, даже не подозревает. Управление миром из единого центра в православной традиции считается предшествием царства Антихриста. И ратовать за объединение власти в одном центре означает приближать его приход. Возможный в таком случае миропорядок будет напоминать не «Мир Полудня», а скорее антиутопию «Обитаемого острова».

Владислав ПРИСТИНСКИЙ
Данная статья вышла в выпуске №27 (565) 8 - 14 июля 2011 г.   http://2000.net.ua/is/1105/565-f1.pdf

http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/realii/72024

0

5

Федеральный резервный картель: Восемь Семей
Источник  http://www.globalresearch.ca/index.php?con...a&aid=25080  перевод для mixednews – Anastasia

Согласно форме 10K Комиссии по ценным бумагам США, четыре Всадника банковского дела также входят в десятку крупнейших владельцев акций фактически каждой из корпораций из списка Fortune 500.

И кто же эти держатели акций в данных банках с глобальными интересами (банках, которые наиболее активно оперируют на денежных рынках и участвуют в международных валютно-кредитных операциях; прим. mixednews.ru)?

Эта информация охраняется гораздо лучше. Мои запросы в агентства, регулирующие банковскую деятельность, в отношении владельцев акций двадцати пяти крупнейших банков США сначала попали под действие закона «О свободе информации», но потом были отклонены на основании «угрозы национальной безопасности». Довольно иронично, поскольку многие из владельцев банковских акций проживают в Европе.

Одно из главных хранилищ богатств мировой олигархии, которая владеет этими банковскими холдинговыми компаниями, это US Trust Corporation, основанная в 1853 году и на сегодняшний день принадлежащая Bank of America. Одним из директоров корпорации US Trust Corporation и почётных членов правления являлся Уолтер Ротшильд. Среди директоров так же были Даниэль Дэвидсон (JP Morgan Chase), Ричард Такер (Exxon Mobil), Даниэль Робертс (Citigroup) и Маршалл Шварц (Morgan Stanley).

Дж. МакКаллистер, весьма осведомлённое лицо в нефтяной индустрии с тесными связями в королевском доме Саудовской Аравии, писал в The Grim Reaper, что информация, которую он получил от саудовских банкиров, подтверждает, что 80% акций New York Federal Reserve Bank (самого могущественного отделения ФРС) – принадлежит восьми семьям, четыре из которых проживают в США. Это Голдман Саксы, Рокфеллеры, Леманы и Кун Лебы в Нью-Йорке; Ротшильды в Париже и Лондоне; Варбурги в Гамбурге; Лазарды в Париже, и Израель Мозес Сейфы в Риме.

Сертифицированный общественный бухгалтер Томас Д. Шауф подтверждает заявления МакКаллистера, при этом добавляя, что десять банков контролируют все двенадцать подразделений Федерального резервного банка США: N.M. Rothschild в Лондоне, Rothschild Bank в Берлине, Warburg Bank в Гамбурге, Warburg Bank в Амстердаме, Lehman Brothers в Нью-Йорке, Lazard Brothers в Париже, Kuhn Loeb Bank в Нью-Йорке, Israel Moses Seif Bank в Италии, Goldman Sachs в Нью-Йорке и JP Morgan Chase Bank в Нью-Йорке. По словам Шауфа, Уильям Рокфеллер, Пол Варбург, Джейкоб Шифф и Уильям Стильман – владельцы большого пакета акций ФРС. Шиффы тесно связаны с банком Kuhn Loeb. А Стиллманы, благодаря заключению браков с членами семьи Рокфеллер на рубеже веков,  тесно связаны с компанией Citigroup.

Юстас Маллинс в своей книге The Secrets of the Federal Reserve пришёл к такому же выводу. В этой книге он показывает связи ФРС и её банков с Ротшильдами, Варбургами, Рокфеллерами и другими.

Влияние, которое оказывают эти семьи банкиров на мировую экономику, не может быть переоценено и явно умышленно утаивается. Их средства массовой информации могут поставить под сомнение любую информацию, которая открывает завесу тайны на этот банкирский картель, просто повесив на неё ярлык «теории заговоров». Но факты остаются фактами.

Морганы
Федеральный резервный банк был создан в 1913, в том же самом году умер наследник американской банковского клана Дж. Пирпонт Морган и был сформирован Фонд Рокфеллера (Rockefeller Foundation). Клан Морганов руководил американской финансовой системой с Wall Street and Broad (улицы финансового района Нью-Йорка; прим. mixednews.ru), играя роль как бы американского Центробанка с 1938 года, когда Джордж Пибоди основал подобный банк в Лондоне.

Пибоди был деловым партнёром Ротшильдов. В 1952 году исследователь ФРС Юстас Маллинс выдвинул предположение, что Морганы были ничем большим, как просто агентами Ротшильдов. Маллинс писал, что Ротшильды «предпочитали действовать в США анонимно, прячась за J.P. Morgan & Company».

Габриэль Колко также заявлял: «Действия Морганов в период с 1895 по 1896 по продаже американских золотых облигаций в Европе были основаны на альянсе с кланом Ротшильдов».

Финансовый спрут Морганов быстро опутал своими щупальцами весь мир. Morgan Grenfell действует в Лондоне. Morgan et Ce господствует в Париже. Кузены Ламберта Ротшильда основали в Филадельфии Drexel & Company.

Морганы работают на семьи Астор, Дюпон, Гуггенхайм, Вандербильд и Рокфеллер. Они финансировали начало работы AT&T, General Motors, General Electric и DuPont. Также как и располагающиеся в Лондоне банки Rothschild и Barings, Морганы стали частью влиятельных структур во многих странах.

К 1890 году у Морганов брал в долг египетский центральный банк, они финансировали российские железные дороги, пускали в обращение облигации местных бразильских руководств и финансировали аргентинские проекты по строительству общественных сооружений. Рецессия 1893 года также способствовала наращиванию влияния Морганов. В том году Морганы спасли американское правительство от банковской паники (одновременного массовое снятие со счетов своих вкладов лицами, опасающимися банкротства банка; прим. mixednews.ru), образовав синдикат для поддержки резервов правительства с поставкой золота Ротшильдов общей стоимостью в 62 млн. долл.

Морганы были движущей силой экспансии США на Запад, они финансировали и контролировали через передачу права голоса по доверенности связывающие с Западом железные дороги. В 1879 году финансируемая Морганами Нью-йоркская центральная железная дорога Корнелиуса Вандербильта дала преференциальные фрахтовые ставки зарождающейся монополии Standard Oil Джона Д. Рокфеллера, подкрепляя связи между Рокфеллерами и Морганами.

Морган попал под контроль Ротшильдов и Рокфеллеров. Заголовок  New York Herald гласил «Короли железной дороги образуют гигантский трест». Дж. Пирпонт Морган, однажды сказавший «Конкуренция – это грех», тогда радостно заявил: «Только подумайте. Вся железная дорога к Западу от Сент-Луиса попадёт под контроль всего лишь тридцати человек».

Морган и банкир Кун Леб Эдварда Харримана владели монополией на железную дорогу, в то время как династии банкиров Леман, Голдман Сакс и Лазард присоединились к Рокфеллерам в борьбе за контроль промышленной базы США.

В 1903 году Восемью Семьями был основан трест Banker’s Trust. Бенджамин Стронг из Banker’s Trust был первым президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка. Создание в 1913 году ФРС распространило влияние Восьми Семей на военную и дипломатическую силу американского правительства. В случае неуплаты зарубежных займов теперь олигархи могли отправить американских военных для сбора долгов. Morgan, Chase и Citibank сформировали синдикат, предоставляющий международные кредиты.

Морганы были в тёплых отношениях с британской династией Винзоров и итальянской Савойской династией. Кун Лебы, Варбурги, Леманы, Лазарды, Израель Мозес Сейфы и Голдман Саксы также были близки с европейскими королевскими семьями. К 1895 году под контролем Моргана находился весь поток золота, который направлялся в и из США. Первая американская волна слияний компаний была только в зачаточном состоянии и продвигалась банкирами. В 1897 году произошло шестьдесят девять промышленных слияний. К 1899 году уже двадцать сотен. В 1904 году Джон Муди, основатель Moody’s Investor Services, заявил, что интересы Рокфеллера и Моргана разделить невозможно.

Недоверие общества совместному распространению. Многие считали их предателями, которые работали за европейские деньги. Standard Oil Рокфеллера, US Steel Эндрю Кэрнаги и железные дороги Эдварда Харримана, всё это финансировалось банкиром Джейкобом Шиффом из Kuhn Loeb, который тесно сотрудничал с Ротшильдами из Европы.

Несколько западных штатов запретили деятельность банкиров. Популист Уильям Дженнингс Брайан трижды был кандидатом в президенты от демократов с 1896 по 1908. Центральным звеном его антиимпериалистической кампании была идея, что Америка падает прямо в западню «финансового рабства от британского капитала». Тедди Рузвельт победил на выборах в 1908 году, но из-за распространения популистских идей был вынужден принять Акт Шермана (первый антитрестовский (антимонопольный) закон США, провозгласивший преступлением препятствование свободе торговли созданием треста (монополии) и вступление в сговор с такой целью; прим. mixednews.ru). Потом он преследовал Standard Oil Trust.

В 1912 году прошли заседания Комитета Пуджо (подкомитет Конгресса США по вопросу «денег треста», май 1912 – январь 1913; прим. mixednews.ru), обращая внимания на сосредоточение власти на Wall Street. В том же году жена Эдварда Харримана продала J.P. Morgan свой солидный пакет акций банка New York’s Guaranty Trust Bank, что привело к созданию Morgan Guaranty Trust. Судья Луи Брандэ убедил президента Вудро Вильсона требовать исчезновения взаимосвязанных правлений директоров. И в 1914 году был принят закон Клейтона (федеральный закон США, регулирующий деятельность трестов; прим. mixednews.ru).

Джек Морган, сын и наследник Дж. Пирпонта, ответил на это призывом к своим клиентам Ремингтону и Винчестеру увеличить производство вооружений. Он приводил доводы в поддержку идеи о необходимости вступления США в Первую мировую войну. Находясь под давлением со стороны Carnegie Foundation и других олигархических объединений, Вильсон уступил. Чарльз Тансил в America Goes to War писал: «даже ещё перед началом военных действий, французская фирма Rothschild Freres связалась с Morgan & Company в Нью-Йорке, предложив выпустить облигации на заём в сто млн. долл., значительная часть которых должна была остаться в США для оплаты американских товаров, которые закупались французами».

Морганы финансировали половину военной экономики США, в то же время выбирая себе в подрядчики такие фирмы как GE, Du Pont, US Steel, Kennecott and ASARCO.  Все они были клиентами Морганов. Морганы также финансировали англо-бурские войны в ЮАР и франко-прусскую войну. Парижская мирная конференция 1919 года проходила под председательством Моргана, курировавшего меры по восстановлению как Германии, так и Антанты.

В 1930-е популизм снова охватил Америку после того, как Goldman Sachs, Lehman Bank и остальные получили прибыль от биржевого краха 1929 года. Председатель Комитета по финансовым услугам и банковскому делу Палаты представителей Луи МакФадден (демократ от Нью-Йорка) сказал по поводу Великой депрессии: «Это не было случайностью. Это было тщательно спланированное событие… Банкиры международного уровня хотели создать здесь атмосферу отчаяния, чтобы они могли появиться здесь как наши правители».

Сенатор Геральд Най (демократ от Северной Дакоты) в 1936 возглавлял расследование по вопросу военного снабжения. Най пришёл к выводу, что Морганы погрузили США в Первую мировую для того, чтобы защитить свои займы и создать бурно развивающуюся военную промышленность. Позже Най создал документ под названием The Next War, где цинично упоминал о «старой доброй богине демократических уловок», с помощью которой можно использовать Японию для того, чтобы заманить США во Вторую мировую войну.

В 1937 году министр внутренних дел Гарольд Икс предупреждал о влиянии «шестидесяти американских семей». Позднее историк Фердинанд Ландберг написал книгу с таким названием. Судья Верховного суда Уильям О. Дуглас сказал: «Влияние Морганов … это самое пагубное в промышленности и финансовой сфере на сегодняшний день».

Джек Морган ответил на это подталкиванием США к вступлению во Вторую мировую. У Моргана были тесные связи с двумя самыми богатыми семьями Японии, Ивасаки и Дан, владевшие соответственно Mitsubishi и Mitsui с того момента как эти компании возникли из сёгунатов семнадцатого века. Когда Япония начала вторжение в Манчжурию, устроив расправы над китайским местным населением в Нанкине, Морган приуменьшил событие. Морган также имел тесные связи с итальянским фашистом Бенито Муссолини, а немецкий нацист Ялмар Шахт был посредником Morgan Bank во время Второй мировой. После войны военные представители семьи Морган встречались с Шлахтом в Банке международных расчётов (БМР) (международная финансовая организация, в функции которой входит содействие сотрудничеству между центральными банками и облегчение международных финансовых расчётов; прим. mixednews.ru) в Базеле, Швейцария.

Рокфеллеры
БМР – самый влиятельный банк в мире, мировой центральный банк Восьми Семей, контролирующих частные центральные банки почти всех Западных и развивающихся стран. Первый президент БМР был рокфеллерский банкир Гейтс МакГарра, чиновник Chase Manhattan и ФРС. МакГарра приходится дедом бывшему директору ЦРУ Ричарду Хельмсу.  Рокфеллеры, как и Морганы, имели хорошие связи с Лондоном. Дэвид Ик в Children of the Matrix пишет, что Рокфеллеры и Морганы были всего лишь «мальчиками на побегушках» для европейской семьи Ротшильдов.

БМР – собственность ФРС, Bank of England, Bank of Italy, Bank of Canada, Swiss National Bank, Nederlandsche Bank, Bundesbank и Bank of France.

Историк Кэрролл Куигли в своей грандиозной книге Tragedy and Hope писал, что БМР был частью плана «по созданию глобальной системы финансового контроля в руках частных лиц, которая смогла бы подавить политическую систему каждой страны и экономику мира в целом…чтобы контролировать всё это как в феодальные времена посредством центральных банков, которые бы действовали в рамках тайных соглашений».

Правительство США имело исторически сложившееся недоверие к БМР и продвигало идею его расформирования на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году. Вместо этого, влияние Восьми Семей только усилилось с принятием на Конференции решения о создании МВФ и Всемирного банка. ФРС только получила пакет акций в БМР в сентябре 1994 года.

В собственности БМР находятся как минимум десять процентов валютных резервов по меньшей мере восьмидесяти центральных банков, МВФ и других многосторонних организаций. Он служит финансовым агентом для международных договорённостей, собирает информацию о мировой экономике и играет роль кредитора последней инстанции с целью предотвращения глобального финансового краха.

БМР продвигает идеи монополии капиталистического фашизма. В 1990-е он дал Венгрии кредит-мост (краткосрочный кредит на период между погашением одного кредита или облигационного займа и получением нового кредита, выпуском нового займа; прим. mixednews.ru) для обеспечения приватизации её экономики. Для Восьми Семей он служил средством для оказания финансовой помощи Адольфу Гитлеру, возглавляемой Дж. Генри Шрёдером от Warburg и Mendelsohn Bank of Amsterdam. Многие исследователи утверждают, что МБР стоит за мировым отмыванием денег от наркоторговли.

Совершенно неслучайно, что штаб-квартира БМР находится в Швейцарии, которая является излюбленным тайником богатств мировой аристократии и центром управления Итальянской масонской ложи (P-2 Italian Freemason’s Alpina Lodge) и Nazi International. Другие организации, находящиеся под контролем Восьми Семей, это Всемирный экономический форум, Международная конференция по валютной политике и Всемирная торговая организация.

Конференция в Бреттон-Вудсе стала настоящим даром для Восьми Семей. МВФ и Всемирный банк были центральным звеном для задуманного «нового мирового порядка». В 1944 году первые облигации Всемирного банка были пущены в обращение Morgan Stanley и First Boston. Семья Лазардов из Франции стала ещё больше вовлечена в дела Морганов. Самый крупный инвестиционный банк Франции Lazard Freres принадлежит семьям Лазард и Давид-Вейлль, наследникам старой генуэзской банковской традиции, представленной Мишель Давив. Сэнфорд Вейлль был председателем и исполнительным директором Citigroup.

В 1968 году Morgan Guaranty запустил из Брюсселя банковскую клиринговую систему для евродолларовых облигаций Euro-Clear. Это была первая автоматизированная попытка. Некоторые начали называть Euro-Clear «зверем». Брюссель стал штаб-квартирой нового Европейского центрального банка и НАТО. В 1973 году чиновники Morgan тайно провели встречу на Бермудских островах, чтобы незаконно воскресить старую идею Морганов, за двадцать лет до отмены закона Гласса-Стигалла (закон о создании Федеральной корпорации по страхованию депозитов, по которому депозитные и инвестиционные функции банков были разделены, чем ставился барьер спекулятивным операциям; прим. mixednews.ru) Morgan и Рокфеллеры оказали финансовую помощь Merrill Lynch, благодаря чему он попал в пятёрку самых крупных инвестиционных банков США. Сейчас Merrill Lynch является частью Bank of America.

Джон Д. Рокфеллер приобрёл за свои нефтяные деньги Equitable Trust, который к 1920 году поглотил несколько крупных банков и корпораций. Великая депрессия помогла усилить влияние Рокфеллера. Его Chase Bank слился с Manhattan Bank Кун Лебов и сформировал Chase Manhattan, что подкрепило долголетние отношения между семьями. Кун Лебы, вместе с Ротшильдами, финансировали путь Рокфеллера к получению звания короля на нефтяном поприще. National City Bank of Cleveland дал Джону Д. Рокфеллеру необходимые на монополизацию всей американской нефтяной промышленности деньги. Этот банк потом на заседаниях Конгресса определили одним из трёх банков, принадлежащих Ротшильдам в США в течение 1870-х, период, когда Рокфеллер основал корпорацию Standard Oil of Ohio.

Одним из партнёров рокфеллерского Standard Oil  был Эдвард Харкнесс, чья семья контролировала Chemical Bank. Другим был Джеймс Стиллман, под контролем семьи которого находился Manufacturers Hanover Trust. Оба банка слились под крылом JP Morgan Chase. Две дочери Джеймса Стиллмана вышли замуж за сыновей Уильяма Рокфеллера. Эти две семьи также контролируют довольно большую часть Citigroup.

В страховом бизнесе Рокфеллеры владеют Metropolitan Life, Equitable Life, Prudential и New York Life. Банки Рокфеллера контролируют двадцать пять процентов всех активов пятидесяти крупнейших американских коммерческих банков и тридцать процентов активов пятидесяти крупнейших страховых компаний. Страховые компании, первая из которых была основана в США масонами через Woodman’s of America, играли ключевую роль в бермудской перемешке денег от наркоторговли.

Среди компаний, находящихся под контролем Рокфеллера, Exxon Mobil, Chevron Texaco, BP Amoco, Marathon Oil, Freeport McMoran, Quaker Oats, ASARCO, United, Delta, Northwest, ITT, International Harvester, Xerox, Boeing, Westinghouse, Hewlett-Packard, Honeywell, International Paper, Pfizer, Motorola, Monsanto, Union Carbide и General Foods.

Фонд Рокфеллера имеет тесные финансовые связи с Ford и Carnegie Foundations. Другие предприятия семьи с филантропической направленностью: Rockefeller Brothers Fund, Rockefeller Institute for Medical Research, General Education Board, Rockefeller University и  University of Chicago, которые обеспечивают постоянным потоком крайне правых экономистов в качестве защитников международного капитала, включая Милтона Фридмана.

Этой семье принадлежат тридцать Rockefeller Plaza, где каждый год украшают рождественскую ёлку, и Rockefeller Center. Дэвид Рокфеллер сыграл одну из важных ролей в создании башен-близнецов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Основная резиденция семьи Рокфеллеров это громадных комплекс в северной части штата Нью-Йорк, известный под названием Pocantico Hills. Им также принадлежит тридцати двухкомнатный дуплекс на 5-м Авеню, особняк в Вашингтоне, Ранчо Монте-Карло в Венесуэле, плантации кофе в  Эквадоре, несколько ферм в Бразилии, поместье в Сил-Харбор, штат Мэн, и курорты в Карибском бассейне, на Гавайских островах и Пуэрто-Рико.

Рокфеллеры имеют родственные связи с семьёй Даллас. Аллен Даллас создал ЦРУ, оказывал помощь нацистам, прикрывал дело с убийством Кеннеди от Комиссии Президента по расследованию убийства президента Кеннеди и заключил сделку с обществом Братья мусульмане с целью создания полностью контролируемых убийц.

Его брат, Джон Фостер Даллас, руководил дутыми трастами Goldman Sachs перед обвалом фондового рынка в 1929 году, помогал своему брату свергнуть правительства в Иране и Гватемале. Оба принадлежат к обществу «Череп и кости» (старейшее тайное общество студентов Йельского университета, считается, что членами общества становятся только представители высшей элиты, выходцы из самых богатых и влиятельных семей США, занимавшие и занимающие важнейшие посты в политике, СМИ, финансовой, научной и образовательной сферах; прим. mixednews.ru), вхожи в Совет по международным отношениям и являются масонами 33 степени (по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу, одному из наиболее широко распространённых масонских уставов; прим. mixednews.ru).

Рокфеллеры также сформировали направленный на уменьшение количества населения Римский клуб (международная общественная организация, созданная итальянским промышленником Аурелио Печчеи и генеральным директором по вопросам науки ОЭСР Александром Кингом в 1968 году, объединяющая представителей мировой политической, финансовой, культурной и научной элиты, внесла значительный вклад в изучение перспектив развития биосферы и пропаганду идеи гармонизации отношений человека и природы; прим. mixednews.ru) в своём поместье в Беллаго, Италия. Их особняк Pocantico Hills – место рождения Трёхсторонней комиссии (международная организация, состоящая из представителей Северной Америки, Западной Европы и Азии (в лице Японии и Южной Кореи), официальная цель которой — обсуждение и поиск решений мировых проблем; прим. mixednews.ru). Эта семья – основной спонсор движения Евгеника, породившего Гитлера, клонирование человека и нынешнее помешательство на ДНК в американских научных кругах.

Джон Рокфеллер-мл. возглавлял Population Council до своей смерти. Его сын, названный в его честь, является сенатором от Западной Вирджинии. Брат Винтроп Рокфеллер был вице-губернатором Арканзаса и остаётся самым влиятельным человеком в этом штате. В октябре 1975 года в интервью журналу Playboy вице-президент Нельсон Рокфеллер, также бывший губернатором Нью-Йорка, сформулировал покровительствующий взгляд на вещи его семьи: «Я глубоко верю в идеи планирования, экономического, социального, политического, военного, полного глобального планирования».

Но главную роль из всех братьев Рокфеллров сыграл основатель Трёхсторонней комиссии и председатель Chase Manhattan Дэвид. Именно он распространял по всему миру фашистские идеи своей семьи. Он защищал иранского шаха, режим апартеида в ЮАР и чилийскую хунту Пиночета. Он был главным финансистом Совета по международным отношениям, Трёхсторонней комиссии и (во время вьетнамской кампании) Комитеат по эффективному и длительному миру в Азии, настоящей золотой жилы для тех, кто зарабатывал на этом конфликте.

Никсон просил стать его министром финансов, но Рокфеллер отклонил предложение, осознавая, что его влияние будет гораздо бо́льшим на посту главы Chase. Гари Аллен в The Rockefeller File пишет, что в 1973 году «Дэвид Рокфеллер встретился с двадцати семью главами государств, включая лидеров России и коммунистического Китая».

После действий банка Nugan Hand Bank (читайте: ЦРУ) в 1975 против австралийского премьер-министра Гофа Уитлэма назначенный британской короной его преемник Малькольм Фрейзер поспешил в США, где после переговоров с Дэвидом Рокфеллером встретился с президентом Джеральдом Фордом.

http://mixednews.ru/?p=7364

0

6

Знакомьтесь: ваше настоящее правительство – «Огласите весь список».
http://anvictory.org/wp-content/uploads/2011/03/The-round-table.jpg
Публикуемый материал рекомендуется изучать во всех школах на первом курсе обучения. В статье обозначены настоящие, а не пропагандируемые в СМИ источники власти. Профессиональные политтехнологи с безмерными финансовыми возможностями доминируют в любой партии, используя механизмы управления обществом, которое они для отвода глаз называют «демократией».
Тони Карталуччи / Tony Cartalucci Сайт Infowars.com

Вот [члены] вашего настоящего правительства. Они не входят в избираемые администрации, они проникают в каждую политическую партию, и они ответственны за почти каждый аспект образа жизни рядового американца и европейца. Когда «левые» перенимают факел двух войн, [начатых] «неоконами» и развязывают ещё одну (на основании всё той же лжи, которую разносят те же самые СМИ, что рассказывали об оружии массового поражения в Ираке), миру, [находящемуся] в неизлечимо глубоком диссонансе сознания, не остаётся ничего другого, как осознать, что что-то тут «не так». «Не так» – это про систему, которая всецело контролируется корпоративно-финансовой олигархией с финансовыми, медийными и промышленными империями, которые опутали весь земной шар. Если мы ничего не сделаем с тем фактом, что мы беспомощно зависимы от корпораций, которые контролируют каждый аспект нашей страны политически, и каждый элемент наших жизней на личном уровне, ничто уже никогда не изменится.

Приводимый ниже список, при всей своей протяжённости ни в коей мере не является исчерпывающим. Однако после таких примеров должна стать очевидной общая картина: одни и те же имена повторяются вновь и вновь. Для читателя бесспорным должно стать то, сколь опасно всепроникающими эти корпорации стали в нашей повседневной жизни. Наконец, очевидной должна стать и необходимость искоренения этих корпораций из нашей жизни, наших сообществ и, в конечном счёте, из наших государств, причём максимально своевременно.
********************
http://anvictory.org/wp-content/uploads/2011/03/ICGLogo.jpg
Международная группа по предотвращению кризисов (МГПК)/ International Crisis Group (ICG)/ crisisgroup.org  http://anvictory.org/goto/http://www.cr … rg/en.aspx

Справка: Хотя МГПК заявляет о своей «приверженности делу предотвращения и разрешения опасных конфликтов», в действительности она стремится предлагать загодя разработанные решения для проблем, которые они же и создают с целью закрепить свою собственную корпоративную программу действий. Наилучшей иллюстрацией этого могут быть [события в] Таиланде, и более близкие – в Египте. Член МГПК, Кеннет Адельман выказывал поддержку таиландскому премьер-министру Таксину Шинаваре, бывшему советнику «Carlyle Group», который в канун самого своего устранения от власти в результате военного путча 2006-го стоял перед МГПК в Нью-Йорке. Назойливое вмешательство Таксина в Таиланде поддерживалось его «коллегой» по Карлайлу, Джеймсом Бейкером и его юридической фирмой Baker Botts, консультантом «Belfer Center» Робертом Блэкуиллом из «Barbour Griffith & Rogers», а сейчас – Amsterdam & Peroff Роберта Амстердама, крупного корпоративного участника глобалистского «Chatham House».

Теперь, когда Таиланд погряз в политических разборках, возглавленных Таксином Шинаварой и его «краснорубашечной» цветной революцией, приходит МГПК с готовыми «решениями». Решения эти, говоря обобщённо, включают связывание рук тайского правительства аргументами в духе того, что пресечение подрывных действий Таксина равнозначно нарушению прав человека, в надежде на то, что поддерживаемая глобалистами революция разгорится и выйдет из-под контроля.

Разумеется, беспорядки в Египте происходили под полным руководством члена МГПК Мохаммеда эль-Барадея и его навербованного, проплаченного и поддерживаемого Госдепом США Молодёжного движения 6-го апреля, координируемого Ваелем Гонимом из «Гугла». При том, что эти беспорядки изображались как спонтанные, «простимулированные» произошедшим несколько ранее восстанием в Тунисе, эль-Барадей из МГПК и Гоним с их молодёжным движением находились в Египте с 2010 года, собирая свой «Национальный фронт перемен» и формируя почву для восстания 25 января 2011.

Затем, после того, как эль-Барадей успешно сместил бы Хосни Мубарака, Джордж Сорос из МГПК должен был профинансировать египетские НПО, которые занялись бы переписыванием египетской конституции. Такая вот спонсированная Соросом конституция и полученное на основании такой конституции холопское марионеточное правительство и представляет «разрешение» МГПК кризиса, который и помог создать её собственный эль-Барадей.
Видные члены правления ICG / Board Members:   http://anvictory.org/goto/http://www.crisi...bout/board.aspx
Джордж Сорос / George Soros
Кеннет Адельман / Kenneth Adelman
Сэмюэль Бергер / Samuel Berger
Уэсли Кларк / Wesley Clark
Мохамед ЭльБарадей / Mohamed ElBaradei
Карла Хиллз / Carla Hills
Известные советники ICG / Advisers:
Ричард Армитаж / Richard Armitage
Збигнев Бжезинский / Zbigniew Brzezinski
Стэнли Фишер / Stanley Fischer
Шимон Перес / Shimon Peres
Сурин Питцуван / Surin Pitsuwan
Фидель Рамос / Fidel V. Ramos
Известные сторонники (корпоративные и из фондов) МГПК:
Корпорация Карнеги (Нью-Йорк) / Carnegie Corporation of New York
Фонд альтернатив Ханта / Hunt Alternatives Fund
Институт открытого общества / Open Society Institute
Фонд братьев Рокфеллеров / Rockefeller Brothers Fund
Морган Стэнли / Morgan Stanley
Группа Дойче Банка / Deutsche Bank Group
ООО Управление фонда Сороса / Soros Fund Management LLC
Маккинси и Компания / McKinsey & Company
Шеврон / Chevron
Шелл / Shell
**************************
http://anvictory.org/wp-content/uploads/2011/03/BrookingsLogo.png
Брукингский институт / Brookings Institute / brookings.edu    http://anvictory.org/goto/http://www.brookings.edu/

Справочная информация: В библиотеке Института Брукингса вы найдете планы почти каждого конфликта, в который Запад был вовлечён в последнее время. Хотя общественности кажется, что все эти кризисы подобно лесному пожару развиваются спонтанно, те, кто следил за субсидируемыми Институтом Брукингса исследованиями и публикациями знают, что все эти кризисы были спланированы за годы до этого. Непрекращающиеся операции против Ирана, в том числе и поддержка США цветных революций, обученные и поддерживаемые США террористы внутри Ирана, и парализующие санкции, все они в мельчайших деталях были изложены Институтом Брукингса под названием «Каким путём следовать в Персию?». Последняя резолюция Совета Безопасности ООН 1973 в отношении Ливии зловеще напоминает доклад Кеннета Поллака из Брукингского Института от 09.03.2011 под названием «Реальные военные варианты в Ливии».

Известные члены совета Института Брукингса:
Доминик Бартон /Dominic Barton: McKinsey & Company, Inc.
Алан Р. Баткин /Alan R. Batkin: Eton Park Capital Management
Ричард К. Блум /Richard C. Blum: Blum Capital Partners, LP
Эбби Джозеф Коэн /Abby Joseph Cohen: Goldman, Sachs & Co.
Сюзан Нора Джонсон /Suzanne Nora Johnson: Goldman Sachs Group, Inc.
Ричард А. Кимбал /Richard A. Kimball Jr.: Goldman, Sachs & Co.
Трэйси Р. Волстенкрофт /Tracy R. Wolstencroft: Goldman, Sachs & Co.
Пол Демарье Младший /Paul Desmarais Jr.: Power Corporation of Canada
Кеннет М. Дуберстайн (Дуберштейн)/Kenneth M. Duberstein: The Duberstein Group, Inc.
Бенджамин Р. Джэкобс /Benjamin R. Jacobs: The JBG Companies
Немир Кирдар /Nemir Kirdar: Investcorp
Клаус Клайнфелд /Klaus Kleinfeld: Alcoa, Inc.
Филипп Х. Найт /Philip H. Knight: Nike, Inc.
Дэвид М. Рубинстайн (Рубинштейн) /David M. Rubenstein: Co-Founder of The Carlyle Group
Шэрил К. Сандберг /Sheryl K. Sandberg: Facebook
Ларри Д. Томпсон /Larry D. Thompson: PepsiCo, Inc.
Майкл Л. Типсорд /Michael L. Tipsord: State Farm Insurance Companies
Андрю Х. Тиш /Andrew H. Tisch: Loews Corporation
Некоторые эксперты Брукингса /Some Brookings Experts:
(щёлкните мышкой на имя, чтобы посмотреть последние работы экспертов)
Кенет Поллак /Kenneth Pollack
Даниэл Л. Байман /Daniel L. Byman
Мартин Индик /Martin Indyk
Сэзан Малони /Suzanne Maloney
Майкл И. О’Хэнлон /Michael E. O’Hanlon
Брюс Ридел /Bruce Riedel
Шади Хамид /Shadi Hamid
Фондовая и корпоративная поддержка:
Организации и правительства:
Фонд Форда /Ford Foundation
Фонд Билла и Мелинды Гейтс /Bill & Melinda Gates Foundation
Фонд Рокфеллера /The Rockefeller Foundation
Правительство Объединённых Арабских Эмиратов /Government of the United Arab Emirates
Корпорация Карнеги в г. Нью Йорк /Carnegie Corporation of New York
Фонд братьев Рокфеллер /Rockefeller Brothers Fund
Банки и Финансовые институты:
Бэнк ов Америка /Bank of America
Сити /Citi
Голдман Сакс /Goldman Sachs
Эйч энд Ар Блок /H&R Block
Колберг Кравис Робертс /Kohlberg Kravis Roberts & Co.
Джэйкоб Ротшильд /Jacob Rothschild
Натан Ротшильд /Nathaniel Rothschild
Стандарт Чартеред Банк /Standard Chartered Bank
Temasek Holdings Limited
Visa Inc.
Нефтяные корпорации:
Эксон Мобил /Exxon Mobil Corporation
Шэврон /Chevron
Шелл /Shell Oil Company
ВПК и промышленность:
Military Industrial Complex & Industry
Daimler
General Dynamics Corporation
Lockheed Martin Corporation
Northrop Grumman Corporation
Siemens Corporation
The Boeing Company
General Electric Company
Westinghouse Electric Corporation
Raytheon Co.
Hitachi, Ltd.
Toyota
Телекоммуникации и технологии:
AT&T
Google Corporation
Hewlett-Packard
Microsoft Corporation
Panasonic Corporation
Verizon Communications
Xerox Corporation
Skype
СМИ и управление восприятием:
McKinsey & Company, Inc.
News Corporation (Fox News)
Consumer Goods & Pharmaceutical
GlaxoSmithKline
Target
PepsiCo, Inc.
The Coca-Cola Company
********************
http://anvictory.org/wp-content/uploads/2011/03/CFRlogo.jpg
Совет по международным отношениям (СМО) / Council on Foreign Relations (CFR) / cfr.org  http://anvictory.org/goto/http://www.cfr.org/
Справка и известные члены: Более уместным был бы вопрос: а кто не состоит в Совете по международным отношениям? Почти все своекорыстные политиканы-карьеристы, их советники и массовка совета правления Fortune 500 – это члены СМО. Многие читаемые нами книги, журнальные статьи и газетные колонки написаны членами СМО, равно как и доклады, аналогичные Брукингскому институту, которые дословно диктуют законопроекты и решения, ложащиеся на стол законодателям Западных стран.

Хорошим примером самого активного крыла СМО может служить прошлогодняя мистификация с мечетью на месте Всемирного торгового центра, когда члены СМО из обеих политических партий США устроили горячие дебаты вокруг так называемого Кордова-Хаус рядом с тремя разрушенными зданиями Всемирного торгового центра. В реальности «Кордова-Хаус» был организован членом СМО Фейсалем Абдулом Рауфом, который в свою очередь субсидировался финансовым ответвлением СМО, включая Carnegie Corporation в Нью-Йорке, возглавляемой председательствовавшим в Комиссии по делу терактов 9/11 Томасом Кином, и различными фондами Рокфеллера.

Видные представители корпоративной поддержки СМО:
Банковский услуги и финансирование / Banking & Finance:
Бэнк оф Америка Меррилл Линч / Bank of America Merrill Lynch
Голдман Скас Груп Инкорпорэётед / Goldman Sachs Group, Inc.
Джей Пи Морган Чейз и Компания / JPMorgan Chase & Co
Американ Экспресс / American Express
Барклайз Кэпитал / Barclays Capital
Сити / Citi
Морган Стэнли / Morgan Stanley
Партнёрство с ограниченной ответственностью Блэкстоун Груп / Blackstone Group L.P.
Дойче Банк ЭйДжи / Deutsche Bank AG
Нью-Йорк Лайф Интернешнл Инкорпорэйтед / New York Life International, Inc.
Пруденшиал Файненшиал / Prudential Financial
Стэндард энд Пуарз / Standard & Poor’s
Ротшильд Норс Америка Инкорпорейтед / Rothschild North America, Inc.
Виза Инкорпортейтед / Visa Inc.
Управление Фондом Сороса / Soros Fund Management
Standard Chartered Bank
Bank of New York Mellon Corporation
Veritas Capital LLC
Kohlberg Kravis Roberts & Co.
Moody’s Investors Service
Большая нефть / Big Oil:
Chevron Corporation
Exxon Mobil Corporation
BP p.l.c.
Shell Oil Company
Hess Corporation
ConocoPhillips Company
TOTAL S.A.
Marathon Oil Company
Aramco Services Company
Военно-промышленный комплекс и промышленность /Military Industrial Complex & Industry:
Lockheed Martin Corporation
Airbus Americas, Inc.
Boeing Company,
DynCorp International
General Electric Company
Northrop Grumman
Raytheon Company
Hitachi, Ltd.
Caterpillar
BASF Corporation
Alcoa, Inc.
Связи с общественностью, лоббисты и юрфирмы / Public Relations, Lobbyists & Legal Firms:
McKinsey & Company, Inc.
Omnicom Group Inc.
BGR Group
Корпоративные СМИ и издательское дело / Corporate Media & Publishing:
Bloomberg
Economist Intelligence Unit
News Corporation (Fox News)
Thomson Reuters
Time Warner Inc.
McGraw-Hill Companies
Потребительские товары / Consumer Goods:
Walmart
Nike, Inc.
Coca-Cola Company
PepsiCo, Inc.
HP
Toyota Motor North America, Inc.
Volkswagen Group of America, Inc.
De Beers
Телекоммуникации и ИТ / Telecommunications & Technology:
AT&T
Google, Inc.
IBM Corporation
Microsoft Corporation
Sony Corporation of America
Xerox Corporation
Verizon Communications
Фармацевтическая промышленность / Pharmaceutical Industry:
GlaxoSmithKline
Merck & Co., Inc.
Pfizer Inc.
http://anvictory.org/wp-content/uploads/2011/03/Chathamlogo.gif
Четем Хаус / The Chatham House / chathamhouse.org.uk  http://anvictory.org/goto/http://www.ch … se.org.uk/
Справка и членство:
Британский Chatham House, как и Институт Брукингса, и Совет по международным отношениям в Америке имеет обширное членство, и занимается координацией и планированием, управлением восприятием, и выполнением задач своего корпоративного состава. Отдельные члены составляют его «Совет старших советников», состоящий из основателей, руководителей и председателей корпоративного членства Chatham House. Эксперты Четэма, в основном, приглашаются из академических кругов, и их публикации предназначены, как правило, для внутреннего использования, а также для обширного списка членов из медийных корпораций и медицинских и отраслевых журналов. Доступ этих «экспертов» Четэма в медицинские журналы вызывает особую тревогу, учитывая то, что такие фармацевтические монстры как GlaxoSmithKline и Merck, обе состоят в корпоративном членстве Chatham House.
Нельзя найти лучшего примера этого невероятного конфликта интересов, чем текущая «красная» цветная революция в Тайланде, ведомая Amsterdam & Peroff из Chatham House с постоянной поддержкой, предоставляемой такими корпоративными членами как Economist, Telegraph и BBC. В одном случае Telegraph опубликовал «Тайские протесты – анализ доктора Гарета Прайса и Рошина Кабрайи», в котором Прайс с Кабрайи делают бесстыдные попытки защитить поддерживаемые Западом, и окрашенные Маоистской темой кровавые протесты. Хотя в Telegraph и упоминают о том, что оба они являются аналитиками для Chatham House, они, однако, не сказали читателям, что Telegraph и сам является корпоративным членом Chatham House, как и ведущий лоббист тайских протестов Роберт Амстердам вместе со своей лоббистской фирмой Amsterdam & Peroff.
Известные крупные корпоративные члены Четем Хаус:
Amsterdam & Peroff
BBC
Bloomberg
Coca-Cola Great Britain
Economist
GlaxoSmithKline
Goldman Sachs International
HSBC Holdings plc
Lockheed Martin UK
Merck & Co Inc
Mitsubishi Corporation
Morgan Stanley
Royal Bank of Scotland
Saudi Petroleum Overseas Ltd
Standard Bank London Limited
Standard Chartered Bank
Tesco
Thomson Reuter
United States of America Embassy
Vodafone Group
Видные средние корпоративные члены Четем Хаус / Notable Chatham House Standard Corporate Members:
Эмнести Интернешнл / Amnesty International
БАСФ / BASF
Боинг ЮКэй / Boeing UK
СиБиЭс Ньюс / CBS News
ООО Дэйли Мэйл и Дженерал Траст / Daily Mail and General Trust plc
Де Бирс Груп Сервисез Юкей Лимитед / De Beers Group Services UK Ltd
Джи3 Гуд Гавернанс Груп / G3 Good Governance Group
Гугл / Google
Гардиан / Guardian
Хесс Лимитед / Hess Ltd
Ллойд соф Лондон / Lloyd’s of London
Компании МакГроу-Хилл / McGraw-Hill Companies
ООО Пруденшиал / Prudential plc
Телеграф Мидиа Груп / Telegraph Media Group
Таймс Ньюспейпер Лимитед / Times Newspapers Ltd
Уорлд Бэнк Груп / World Bank Group
Видные корпоративные партнёры Четем Хаус / Notable Chatham House Corporate Partners:
Бритиш Петролеум / British Petroleum
Шеврон Лимитед / Chevron Ltd
Дойче Банк / Deutsche Bank
Корпорация Эксон Мобил / Exxon Mobil Corporation
Роял Датч Шелл / Royal Dutch Shell
Статойл / Statoil
Корпорация Тошиба / Toshiba Corporation
Total Holdings UK Ltd
Unilever plc
***
Заключение
Эти организации представляют коллективные интересы крупнейших корпораций на земле. Они не только кормят армию политических болтунов и исследователей, формулирующих их повестку дня, но и используют своё огромное влияние в средствах массовой информации, промышленности и финансах для формирования международного согласия. Полагать, что эта корпоративная финансовая олигархия будет объявлять о своих целях, и вручать свою судьбу изменчивому электорату, было бы в лучшем случае наивно. Они усердно продолжают изменять ситуацию так, что неважно кто и в какой стране займёт пост лидера, оружие, нефть богатство и власть постоянно будут оказываться у них в руках. Ничто не подтверждает эту плохо скрытую реальность лучше, чем «либеральный» президент, лауреат Нобелевской премии мира, послушно тянущий за собой мириады неоконовских войн, который только что начал ещё одну войну в Ливии.
Кроме всего прочего, независимо от того, насколько кровава ваша революция, если это уравнение останется неизменным, и корпоративные связи останутся незатронутыми, ничего, кроме самых поверхностных изменений не будет сделано, и как в случае с Египтом и Международной кризисной группой, введшей, подобно червяку Мухаммеда аль-Барадеи к власти, ситуация может стать гораздо хуже. Настоящая революция начнется, когда мы узрим настоящих правителей наверху, когда систематически начнём избавляться от зависимости от них, и их влияния на нас в повседневной жизни. Глобальная корпоративно-финансовая олигархия нуждается в нас, но они нам не нужны, и независимость от них является ключом к нашей свободе.

http://anvictory.org/goto/http://www.infow...eal-government/

0

7

КТО РУЛИТ «МИРОВЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ»

Каждый год, начиная с 1954-го, порядка ста самых влиятельных персон из США и Западной Европы собираются под серьезной охраной и в атмосфере строжайшей тайны на съезд так называемой Билдербергской группы. Заседания длятся три дня, и никакой информации об обсуждаемых вопросах во внешний мир не просачивается.

После распада Советского Союза журналисты стали интересоваться этой элитарной организацией. Некоторые даже усмотрели в ней эмбрион мирового правительства и приписали Билдербергскому клубу все главные политические, военные, экономические и культурные решения второй половины ХХ века. Во всяком случае именно так интерпретировал смысл этой загадочной структуры Фидель Кастро, хотя данная гипотеза так и осталась ни опровергнутой, ни доказанной.
Чтобы понять, чем является, и чем не является Билдербергский клуб, я изучил огромное количество документов, опросил массу свидетелей, просмотрел все архивы с 1954 года до 1966 включительно, ознакомился и с некоторыми более поздними бумагами, пообщался лично с одним из старожилов этой организации, воспользовавшись тем, что меня с ним связывает давняя дружба. И вне всяких сомнений, ни один журналист и уж точно ни один автор из тех, что писали книги на эту тему, не имели доступа к такому объему фактического материала.
И вот, что я обнаружил и понял.
ПЕРВОЕ СОБРАНИЕ
На первом съезде Билдербергского клуба собрались 70 человек из 12 стран. Трехдневное совещание длилось с 29 до 31 мая 1954 года вблизи города Арнем (Нидерланды). Приглашенных разместили в двух близлежащих гостиницах, а сами заседания проходили в отеле Билдерберг, который и увековечился в названии группы.
Приглашения, отпечатанные на бланках голландского королевского дворца Soestdijk, выглядели более чем загадочно: «Я был бы премного благодарен Вам за присутствие на неофициальном интернациональном конгрессе, который состоится в Нидерландах в конце месяца мая. На этом конгрессе будут обсуждаться вопросы исключительной для всей западной цивилизации важности, а целью его является укрепление взаиморасположения и взаимопонимания в режиме свободного обмена мнениями». Внизу стояла подпись принца-консорта Голландии Бернарда фон Липпе-Бистерфельда (Bernhard zur Lippe-Biesterfeld). К приглашению прилагались несколько страниц с информацией о размещении и трансфере. Единственное, что можно было понять из этих бумаг, так это то, что приглашенные съезжались из США и 11 стран Западной Европы, и что график мероприятий состоял из 6 заседаний по 3 часа каждое.

Учитывая нацистское прошлое принца Бернарда (он служил в кавалерии СС вплоть до своей женитьбы на принцессе Джулиане в 1937 году) и исторический контекст маккартизма, нетрудно догадаться, что вопросы «важные для западной цивилизации» касались борьбы с коммунизмом.
По прибытии, приглашенные оказались под опекой двух ведущих мероприятия:
американского предпринимателя Джона Колмана (John S. Coleman) и бельгийского министра иностранных дел Поля ван Зиланда ( Paul van Zeeland). Первый – был сторонником свободного рынка, второй – патриотом Европейского сообщества по обороне (CED). На трибуне вместе с ними восседал Джозеф Ретингер ( Joseph Retinger), серый кардинал британцев.
Все это могло бы навести на мысль, что мероприятие проспонсировала британская и голландская монархии с целью поддержать Сообщество по обороне и экономическую модель свободного капитализма в их борьбе с антиамериканизмом коммунистов и голлистов.
Однако внешность бывает обманчивой. И речь шла вовсе не о кампании в поддержку Сообщества по обороне, а о мобилизации элит для ведения холодной войны.

Его Королевское Высочество Принц Бернард был выбран в качестве приглашающей стороны потому, что его статус принца-консорта придавал мероприятию государственный размах, несмотря на его неофициальность. При этом настоящий заказчик – межгосударственная организация, вознамерившаяся манипулировать правительствами стран в нее входящих – так и остался в тени.Джон Колман тогда еще не был Председателем торговой палаты США, но уже создал Гражданский комитет по национальной торговой политике (Citizen’s Committee for a National Trade Policy — CCNTP). По его мнению свободный рынок без всяких ограничений – вплоть до отказа от таможенных пошлин – позволит странам союзникам США увеличить свои богатства и профинансировать Европейское сообщество по Обороне. Иными словами даст возможность снова вооружить Германию и интегрировать ее потенциальную военную мощь в систему НАТО.

Документы показывают, что в Гражданском комитете по национальной торговой политике от «гражданского» только само слово. На деле же эта организация была плодом частной инициативы Чарльза Д. Джексона (Charles D. Jackson), советника Белого Дома по психологической войне. А руководить ею взялся Уильям Джозеф Донован ( William J. Donovan), бывший командующий Управлением стратегических служб (объединенной разведывательной службы, США созданной во время Второй мировой войны). Именно на него была возложена задача создать американское ответвление новой секретной службы НАТО – сети Гладио (Gladio).

А Поль Ван Зиланд был не только идеологом Европейского сообщества по обороне, но и опытным политиком. Он возглавлял Европейскую лигу по экономическому сотрудничеству (LICE), целью которой было создание таможенного и валютного единства. Сама помянутая организация была создана упоминавшимся ранее Джозефом Ретингером.
Кстати Ретингер – руководитель секретариата Билдербергского конгресса –служил во время войны в Управлении специальных операций (SOE) генерала Колина Габбинса ( Colin Gubbins). Затем этот польский авантюрист подвизался советником правительства Сикорского, находившегося в Великобритании. Живя в Лондоне, он вдохновлял на подвиг все расквартированные там правительства в изгнании, благодаря чему составил себе самую шикарную записную книжку освобожденной Европы.
Его друг сэр Габбинс официально покинул Управление спецопераций (на чем организация прекратила свое существование), чтобы рулить небольшим бизнесом по производству ковров и текстиля, служившим ему прикрытием. Вместе со своим коллегой Донованом, он работал над созданием английской сети Гладио, участвовал во всех подготовительных встречах Билдербергского конгресса и присутствовал там в качестве гостя – его место было рядом с Чарльзом Д. Джексоном.
Таким образом вне ведома собравшихся, приглашающей стороной были спецслужбы стран НАТО, а Бернард, Колман и Ван Зиланд служили мероприятию ширмой.
ВСЕ РЕШАЕТ НАТО
И что бы там ни фантазировали впечатлительные журналисты, Билдерберг не был попыткой создать тайное мировое правительство. Это был клуб влиятельных лиц, лоббирующих интересы Североатлантического альянса, что намного серьезнее и опаснее, потому что само НАТО претендует на роль тайного мирового правительства, гарантирующего неизменность международного statu quo и неослабевающее влияние США.
Нюанс: безопасность всех последующих встреч будет обеспечиваться не полицией принимающей страны, а солдатами альянса.
В числе десяти официальных докладчиков значились весьма известные лица:
два бывших премьер-министра – француз Ги Молле (Guy Mollet) и итальянец Альсид де Гаспери ( Alcide de Gasperi), три руководителя Плана Маршалла, ястреб холодной войны Пол Нитце ( Paul H. Nitze) и влиятельный финансист Дэвид Рокфеллер ( David Rockefeller).

Согласно документам, лишь 20 участников были «в теме». Они знали, кто руководит игрой и, соответственно, могли заранее продумать свои действия. Все мельчайшие детали были тщательно отработаны, никакой импровизации не предполагалось. Оставшиеся же 50 человек, напротив, понятия ни о чем не имели. Их выбрали по степени их возможного влияния на правительства и общественное мнение в странах их проживания. То есть семинар был организован с целью убедить приглашенных в правильности определенных установок, и подтолкнуть их к тому, чтобы они впоследствии добровольно пропагандировали желательные для распространения точки зрения.На тех первых заседаниях речь шла вовсе не о глобальных международных проблемах. В основном анализировались предполагаемые идеологические стратегии, которые Советский Союз пустит в ход, и средства защиты от них «свободного мира».
С самого начала педалировалась тема опасности коммунизма. В разговорах «убежденные коммунисты» представали людьми, которые намереваются заставить свои страны служить Советскому Союзу, с целью навязать миру идею коллективизма. Их нужно было остановить. Борьба предстояла трудная, потому что «убежденные коммунисты» рассеяны по всей Европе и растворены в массе наивных избирателей, которые не подозревают о мрачной перспективе, их ожидающей, а просто хотят повышения уровня жизни.

Потом риторика ужесточилась: «свободный мир» должен бороться с «мировым коммунистическим заговором» не только на словах, но и с помощью конкретных мер типа американских финансовых вливаний в Европу и деколонизации.
И наконец докладчики добрались до ключевой проблемы, которую Советский союз, по их мнению использует в своих целях: по причине культурных и исторических различий политические лидеры «свободного мира» используют в США и Европе разные методы и аргументы, и порой эти аргументы противоречат друг другу. Самый яркий пример – чистки, организованные сенатором Маккарти в США: они необходимы, чтобы спасти демократию, но в Европе воспринимаются как проявление тоталитаризма.

Финальный аккорд прозвучал отчетливо – никакой дипломатический торг и никакие компромиссы с «красными» невозможны. Надо любой ценой помешать распространению их влияния в Западной Европе, но придется хитрить. Раз нельзя всех пересажать или перестрелять, придется нейтрализовать коммунистов неявно, так, чтобы даже их избиратели ничего не заподозрили.
То есть была озвучена идеологическая позиция НАТО и Гладио. При этом ни слова не было сказано о том, что результаты выборов можно подтасовать, а неугодных – убить, зато все участники сошлись на том, что для спасения «свободного мира», слово «свобода» должно быть взято в кавычки.

Несмотря на то, что пресловутое Европейское сообщество по обороне приказало долго жить спустя три месяца после первого Билдерберга (инициатива с треском провалилась во французском парламенте из-за давления со стороны депутатов коммунистов и «националистов экстремистов», то есть голлистов), конгресс в целом был признан успешным. Потому что, вопреки тому, что могло показаться, его целью было вовсе не создание Сообщества или какой-либо иной политической организации, а распространение нужной идеологии внутри правящего класса, которое через его представителей должно было транслироваться на все общество. Жители Западной Европы все меньше и меньше отдавали себе отчет в том, что лишаются своих свобод, пока их все больше и больше информировали о том, каких свобод лишены жители Восточной Европы.
ВСТАЛИ НА КРЫЛО
Второй конгресс прошел во Франции, с 18 по 20 марта 1955 года, в Барбизоне.
Стало ясно, что конференция будет ежегодной и что необходим постоянный секретариат. Со временем принцу Бернарду пришлось уйти в тень, после того как он попался на торговле влиянием (коррупционный скандал Lockheed-Martin). На посту рулевого его сменил бывший британский премьер сэр Алек Дуглас-Хьюм ( Alec Douglas Home 1977-80), затем бывший канцлер и президент ФРГ Вальтер Шеель ( Walter Scheel 1981-85), бывший руководитель Банка Англии Эрик Ролл ( Eric Roll 1986-89), бывший генсек НАТО Питер Керрингтон ( Peter Carrington 1990-98), и, наконец, бывший вице-президент Еврокомиссии Этьен Давиньон ( Etienne Davignon с 1999).
В течение долгого времени у каждого президента Билдербергского конгресса было два генеральных секретаря: один занимался Европой и Канадой (странами-вассалами), другой – США (страной сюзереном). Но с 1999 года генсек остался один.
С течением лет дебаты становились все более цветистыми, список приглашенных постоянно менялся, но ядро, которое занималось подготовкой конференции, оставалось неизменным. И его члены терпеливо вдалбливали новичкам проатлантистскую риторику, соответствующую духу времени.
Сейчас в семинарах участвуют порядка 120 человек, треть которых составляет тот самый костяк. Ключевые фигуры отбираются Альянсом в соответствии с уровнем их личных связей и способностью оказывать влияние, независимо от занимаемого положения. Поэтому избранные остаются в строю, даже если меняют место работы.
Вот полный список членов «ядра»:
Франсиско Пинту Бальсемау (Francisco Pinto Balsemão), бывший премьер-министр Португалии от социалистов ( 1981-83), президент-основатель самой крупной португальской телекомпании SIC;
Франко Бернабе (Franco Bernabé), итальянский банкир, глава Telecom Italia;
Карл Бильдт (Carl Bildt), бывший премьер-министр от умеренной коалиционной партии Швеции ( 1991-1994), спецпредставитель ЕС в бывшей Югославии и специальный посланник Генерального секретаря ООН на Балканах ( 1995-1997, 1999-2001);
Оскар Броннер (Oscar Bronner), глава ежедневной австрийской газеты Der Standard;
Анри де Кастрис (Henri de Castries), глава крупнейшей французской страховой компании AXA
Хуан Луис Себриан (Juan Luis Cebrìan), руководитель испанской медиагруппы Prisa;
Тимоти Коллинз (Timothy C. Collins), американский финансист, директор инвестиционного фонда Ripplewood;
Этьен Давиньон (Etienne Davignon), бельгийский бизнесмен, бывший вице-президент Еврокомиссии ( 1981-1985) и нынешний вице-президент компании Suez-Tractebel;
Андрес Элдрап (Anders Eldrup), глава датской газово-нефтяной компании DONG Energy;
Джон Элканн (John Elkann), глава итальянского автостроительного гиганта Fiat (его дед Джанни Агнелли был в течение 40 лет одним из рулевых Билдербергской группы, а внук унаследовал семейное состояние после преждевременной смерти своего дяди Джованни, который скончался вроде бы как от рака. Однако существует версия, что Джованни убили за то, что он принял ислам и стал шиитом, а состояние в результате его гибели досталось еврейскому ответвлению семьи);
Мартин Фельдстейн (Martin S. Feldstein), бывший советник по экономическим вопросам Рональда Рейгана ( 1982-1984), и нынешний советник по экономике Барака Обамы. Он был также советником по внешней разведке Джоржда Буша. Преподает в Гарварде;
Виктор Хальберштадт (Victor Halberstadt), профессор экономики голландского Лейденского университета, советник множества компаний таких как Goldman Sachs и Daimler-Chrysler;
Джеймс Джонсон (James A. Johnson), американский финансист. Один из лидеров американской демократической партии и один из инициаторов выдвижения кандидатуры Барака Обамы. Ныне вице-президент промышленно-торгового банка Perseus.
Джон Керр оф Кинлохард (John Kerr of Kinlochard), бывший посол Великобритании в Вашигтоне, вице-президент нефтяной компании Royal Dutch Shell;
Генри Киссинджер, бывший советник по национальной безопасности США, госсекретарь США, одна из центральных фигур американского ВПК, ныне президент консалтинговой компании Kissinger Associates;
Клаус Кляйнфельд (Klaus Kleinfeld), немецкий глава американского алюминиевого гиганта Alcoa;
Мустафа Коч, глава финансово-промышленной группы «Коч холдинг», лидера турецкой промышленности.
Генри Кравис (Henry R. Kravis), американский финансист, управляющий фондом частных инвестиций KKR. Один из главных финансовых доноров республиканской партии США;.
Мария-Хосе Друин-Кравис (Marie-Josée Drouin-Kravis), канадский журналист-экономист, исследователь милитаризированного американского мозгового центра Hudson Institute. Третья жена Генри Крависа;
Нили Кросс (Neelie Kroes), бывший голландский министр транспорта от либералов, ныне комиссар по антимонопольной политике Еврокомиссии и Еврокомиссар по вопросам цифрового развития;
Бернадино Леон Гросс (Bernardine Léon Gross), испанский дипломат, генсек президиума социалистического правительства Хосе ́ Луиса Сапате́ро;
Джессика Т. Мэтьюс (Jessica T. Mathews), бывшая директриса по вопросам глобальной политики в Совете национальной безопасности США, ныне директор фонда Карнеги;
Франк Маккенна (Frank McKenna), бывший член комиссии по надзору за канадскими спецслужбами, посол Канады в Вашингтоне ( 2005-2006), вице президент банка Toronto-Dominion;
Тьерри де Монбриаль (Thierry de Montbrial), экономист. директор-основатель Французского Института международных отношений ( IFRI) и Конференции по мировой политике World Policy Conference;
Марио Монти (Mario Monti), итальянский экономист, бывший комиссар Еврокомиссии по антимонопольной политике ( 1999-2005), один из основателей Spinelli Group, организации, выступающей за федерализацию Европы;
Беартикс, королева Нидерландов, дочь принца Бернарда;
Йорма Оллила (Jorma Ollila), финский бизнесмен, бывший глава компании Nokia, нынешний президент нефтяной компании Royal Dutch Shell.
Джорж Осборн (George Osborne), английский министр финансов. Этот неоконсерватор всегда считался евроскептиком, то есть выступал против членства Великобритании в Евросоюзе, но за интеграцию Англии в политику Союза.
Ричард Перл (Richard N. Perle), бывший глава Совета по оборонной политике при Пентагоне, ныне один из ярых последователей Лео Штрауса, то есть одна из ключевых фигур неоконсерватизма
Роберт Причард (Robert S. Prichard), канадский экономист, глава медиахолдинга Torstar;
Хезер Райзман (Heather M. Reisman), канадская предпринимательница, глава медиагруппы Indigo-Chapters;
Дэвид Рокфеллер (David Rockefeller), потомок знаменитой династии финансистов, один из старейших членов клуба. Он так же является почетным председателем Трехсторонней комиссии, аналогичной Билдербергу структуры, включающей страны Азии;
Рудольф Шолтен (Rudolf Scholten), бывший австрийский министр финансов, президент Центрального банка;
Мартин Тэйлор (Martin J. Taylor), бывший британский депутат, глава химического гиганта, Syngenta, одного из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства;
Даниель Васелла (Daniel L. Vasella), глава швейцарского фармакологического холдинга Novartis;
Якоб Валенберг (Jacob Wallenberg), шведский банкир, член правления многих транснациональных корпораций;
Джеймс Дэвид Вулфенсон (James D. Wolfensohn), австралийский финансист, принявший гражданство США, чтобы стать президентом Всемирного банка ( 1995-2005). Ныне председатель правления консалтинговой компании Wolfensohn & Co;
Роберт Брюс Зеллик (Robert B. Zoellick), американский банкир, бывший сотрудник ФРС США, нынешний президент Всемирного Банка;

Члены Билдербергского клуба не вовлекают в свою деятельность организации, в которых работают. Однако интересно проанализировать, что это за структуры.
Члены «ядра» представлены: в СМИ: Der Standard (Австрия), Prisa (Испания), Torstar и Chapters (Канада), SIC (Португалия); в университетах: Гарвард (США), Лейден (Нидерланды); в экономике: Suez-Tractebel (Бельгия), Dong Energy (Дания), Alcoa (США), Telecom Italia и Fiat (Италия), Royal Dutch Shell (Нидерланды), Syngenta и Novartis (Швейцария), Koç (Турция); в финансах: Toronto-Dominion (Канада), AXA (Франция), KKR, Perseus, Ripplewood и Rockefeller (США); в международных организациях: Еврокомиссия, Всемирный Банк, ООН.
В последние годы количество тем, затрагиваемых во время ежегодных семинаров стало увеличиваться пропорционально росту количества международных проблем. Все это нам ничего не объясняет, потому что дискуссии не имеют конкретного смысла. Они ведутся для того, чтобы осуществлять подспудную трансляцию нужных установок. К сожалению, мы не располагаем самыми свежими документами, поэтому можем только предполагать какие именно директивы пытается сейчас распространять через своих агентов влияния североатлантический альянс.
ОБАМА И КЛИНТОН ДОГОВОРИЛИСЬ В КЛУБЕ?
Но репутация Билдербергской группы сегодня такова, что ей приписывают чуть ли не мировое господство, что конечно же ерунда. Подобные домыслы лишь затеняют суть – подлинные кукловоды сидят в НАТО.
К примеру ходили упорные слухи о том, что во время последней президентской гонки Барак Обама и Хилари Клинтон исчезли на весь день 6 июня 2008 года, чтобы обсудить вдали от свидетелей финал их соперничества. Они действительно отправились на ежегодный Билдербергский семинар в Шантильи (штат Вирджиния, США). И на следующий день г-жа Клинтон объявила, что выходит из гонки, из чего некоторые аналитики сделали вывод, что решение было принято Билдербергским собранием. Но это лишено всякой логики, поскольку исход гонки был ясен за три дня до этого по числу голосов, которые сенатор Обама набрал при голосовании членов комитета демократической партии.

По нашим источникам все было иначе: Барак Обама и Хилари Клинтон заключили в тот день финансовое и политическое соглашение. Сенатор Обама пополнил кассу своей соперницы и предложил ей пост в своей администрации (г-жа Клинтон отказалась от поста вице-президента и выбрала пост госсекретаря) в обмен на ее поддержку в борьбе с кандидатом республиканцем. После чего оба лидера были представлены Джеймсом Джонсоном ( James A. Johnson) членам Билдербергского семинара, где заверили присутствующих, что будут работать вместе. Кстати сказать, Барак Обама изначально был кандидатом НАТО – г-н Обама и его семья и раньше сотрудничали с ЦРУ и Пентагоном, более того, первые взносы в его предвыборную кампанию были сделаны Английской короной через бизнесмена Надми Аучи (Nadhmi Auchi). Таким образом, представив чернокожего сенатора билдербергцам, Альянс обеспечил будущего президента США необходимыми ему международными связями.

Многие неверно трактовали и сообщение о том, что Билдербергская группа организовала импровизированный ужин вне официального графика во время семинара 14 ноября 2009 года в замке Val Duchesse, принадлежащем королю Бельгии. Бывший бельгийский премьер Херман Ван Ромпей (Herman von Rompuy) произнес на этом ужине речь и через пять дней был избран президентом Европейского Союза. Некоторые авторы сделали вывод, что клуб «коронует королей».
Но президент Европейского Союза не мог быть избран вне НАТО, потому что – напоминаем – Европейский Союз это порождение Плана Маршалла. И подобное назначение не может не быть санкционировано государствами членами альянса. Такие решения долго обсуждаются и уж точно не принимаются в результате дружеского ужина.
По нашим данным президент Билдербергской группы Этьен Давиньон созвал чрезвычайный ужин, чтобы представить Хермана Ван Ромпей тем, кто передавал ему эстафету влияния. Это было необходимо потому, что человек, которому первому предстояло занять новую должность президента Европейского Совета был совершенно неизвестен за пределами своей страны.
Во время ужина Г-н Ван Ромпей изложил свою программу создания европейского налога, с помощью которого предполагалось напрямую финансировать структуры Евросоюза, не обращаясь к его членам.
Опытным же билдербергцам надо было лишь повторять потом, что они знают Хермана Ван Ромпей и подтверждают наличие у него качеств, необходимых для руководства Союзом.

Таким образом аура Билдербергской группы совсем не так романтична, как себе это представляют некоторые авторы. А военная охрана неслыханного размаха призвана не столько защищать участников конгресса, сколько впечатлять новичков, которые должны не проникаться ощущением собственного могущества, а впитывать информацию о том, что истинно могущественен лишь Запад, точнее НАТО. И на базе этой информации принять решение поддерживать им впредь альянс и быть поддержанными им, или встать на путь конфронтации и оказаться поверженными.
Когда Билдербергская группа пропагандировала антикоммунистическую риторику, она не была против СССР, как и сегодня конгресс не выступает против России. Клуб следует стратегии Альянса, который не строит козни против Москвы, а защищает и расширяет зону влияния Вашингтона. Еще при создании НАТО, предполагалось, что Советский Союз войдет в него. Что означало бы согласие Москвы на раздел мира, оформленный во время конференций в Потсдаме и Ялте.

Не так давно Альянс принял Дмитрия Медведева на саммите в Лиссабоне, и ему снова было предложено присоединиться к НАТО. Речь шла не о подчинении – имелось в виду лишь признание нового мирового порядка, в рамках которого вся центральная и восточная Европа становится сателлитом США Таким образом присоединение России означало бы заключение мирного договора: Москва раз и навсегда признает поражение в Холодной войне и соглашается на существующий раздел мира.

В этом случае, Билдербергская группа приглашала бы и русских на свои ежегодные конференции (по данным «КП», в разные годы заседания Билдербергского клуба уже посещали Анатолий Чубайс и Григорий Явлинский. — Ред.). А задача россиян заключалась бы не в американизация соотечественников – им просто пришлось бы убеждать сограждан раз и навсегда расстаться с мечтами о величии своей страны.
Автор: Тьери Мейсан, французский журналист, председатель международной некоммерческой организации Voltaire
источник: http://vlasti.net/

0

8

«Железный закон олигархии», или Кто на самом деле правит Америкой (I)
Елена ПОНОМАРЁВА  16.08.2011 

http://www.fondsk.ru/images/news/2011/08/16/n4421.jpg
Почитаемый на Западе историк и социолог Роберто Михельс (1876-1936), анализ трудов которого в обязательном порядке включен в политологические курсы, в работе «Социология политических партий в условиях современной демократии» (1911 г.) выдвинул т.н. «железный закон олигархических тенденций», шире известный как «железный закон олигархии». Основной смысл этого закона заключается в том, что функционирование демократии строго ограничено необходимостью создания организации, опирающейся на «активное меньшинство» (элиту), поскольку «прямое господство масс технически невозможно» и ведет к гибели демократии. «Именно организация является причиной появления господства тех, кто был выбран, над теми, кто выбирал... представителей над теми, кого они представляют. Кто говорит «организация» – тот говорит «олигархия»» (1).
Роберто Михельс не просто обосновал неспособность большинства к самоуправлению, но и активно симпатизировал фашизму. В 1928 г. ученый присоединился к фашистской партии Италии. По личному распоряжению Муссолини он был назначен на должность профессора университета в Перужде и стал одним из организаторов «фашистских факультетов» политической науки для создания «нового политического мышления» и подготовки «профессиональных фашистских кадров».
***
Вспомнить труды Роберто Михельса, «признанного на Западе теоретика политической науки» (2), сформулировавшего «железный закон олигархии», меня заставил политический спектакль под названием «Технический дефолт США». Спор американских республиканцев и демократов вокруг повышения потолка госдолга США транслировался на весь мир. Изменения Международным рейтинговым агентством Standard & Poor's (S&P) прогноза по суверенному рейтингу Соединенных Штатов с уровня AАА на уровень АА+, т.е. со стабильного на негативный, привели не только к ухудшению прогнозов по рейтингам Федеральной резервной системы (ФРС) и Федерального резервного банка (ФРБ) Нью-Йорка. За этим последовали лавинообразное обрушение мировых бирж, падение цены на нефть, рост стоимости драгоценных металлов. С подачи Пекина вновь заговорили о замене доллара в качестве мировой резервной валюты. Все это в совокупности формирует мало предсказуемые для экономики большинства стран мира, «завязанных» на доллар, последствия. Как сообщает официальное агентство правительства КНР «Синьхуа», «утрата США своего рейтинга «3А» стала знаковым событием мирового значения, поскольку его огромное реальное влияние усугубилось еще и огромным психологическим влиянием, причем этот знак имеет как историческое, так и символическое значение» (3).

В то же время из слов главы представительства S&P в России Алексея Новикова следует, что негативный прогноз, фактически, был использован как способ давления на Белый дом. «Мы (S&P. – Е.П.) объяснили, что если увидим неспособность двух крупных политических партий в конгрессе договориться в ближайшее время о стратегической среднесрочной и долгосрочной долговой политике и мерах по сокращению дефицита, то будем вынуждены снизить рейтинг до уровня «AA+». Наше мнение сложилось благодаря тому, что бюджетный процесс, который, по сути дела, является процессом политическим, зашел в тупик. И даже тот компромисс, который был достигнут по вопросу «потолка» госдолга, был совершенно техническим. Он был принципиальным лишь с той точки зрения, что страна должна была иметь юридическую возможность заплатить по своим долгам. То есть речь идет не о способности заплатить, а именно о юридической возможности это сделать… Если это удастся сделать, то мы пересмотрим и прогноз и, возможно, рейтинг в сторону повышения» (4). Иными словами, прогноз S&P явился методом воздействия на определенных лиц в правительстве США.

Даже не для специалистов очевидно, что рейтинг – это очень узкий финансовый инструмент измерения кредитного риска. Это лишь оценка вероятности возврата долга в срок и в полном объеме. Рейтинг не оценивает состояние экономики Соединенных Штатов. Речь  идет именно о долге самого правительства. И хотя этот долг очень большой, экономику всей страны нельзя оценивать только по рейтингу. В то же время и рейтинг «АА+» – один из самых высоких. Поэтому риск невозврата госдолга со стороны США остается  минимальным. Есть много стран с очень мощной и хорошей экономикой, которые имеют более низкие рейтинги, чем Штаты.

Кроме того, сама процедура вынесения вердикта S&P очень закрытая. Аналитики готовят отчет и предоставляют его рейтинговому комитету, в который входят семь-девять человек. Решение по тому или иному уровню рейтинга принимается голосованием квалифицированным большинством. Интересное дело получается – от мнения, пусть даже очень компетентного, семи-девяти человек лихорадит всю мировую экономику! Вполне очевидно, что за этим стоят серьёзные корпоративные интересы.На фоне очередного финансового кризиса давайте попробуем разобраться, кто же на самом деле управляет Америкой, кто принимает жизненно важные для этой страны, а в условиях глобализации, и мира решения.

Погибший при весьма странных обстоятельствах в 1881 г. 20-й президент США Джеймс Гарфилд сформулировал положение, которое, скорее всего, и стоило ему жизни: «Тот, кто контролирует денежную массу нации, определяет ее судьбу». И хотя сегодня из уст публичных политиков мы не услышим подобных признаний, природа американской «демократии» не изменилась – экономические интересы определяют характер политического режима. И вот здесь мы подошли к самому важному: к выяснению того, чьи интересы учитываются при принятии политических решений.

Американский социолог, историк, доктор философии Йельского университета Майкл Паренти (р. 1933 г.), изучавший в течение многих лет политическую систему США, пришел к однозначному выводу: Америкой правит плутократия (5). И он в этом убеждении далеко не одинок. Как известно, плутократия (греч. от plútos – богатство и krátos – сила, власть) – это власть богатых, господство денег. Применительно к политической системе США под плутократией следует понимать государственный строй, при котором фактически (независимо от формальных демократических норм) политическая власть принадлежит самым богатым.

Кстати, одним из подтверждений этого служат официальные данные Бюро переписи США за 2010 год (6). Так вот, к концу 2010 г. разрыв между богатыми и бедными в США достиг рекордного значения в истории. Наиболее преуспевающие 20 % американцев в минувшем году заработали почти половину всех доходов в стране, что в 14,5 раз больше объема средств, полученных наименее имущими 20 %. Тенденция к расслоению американского общества стабильно существовала в последние 30 лет, но кризис ее значительно ускорил – богатые теперь быстрее богатеют, а бедные быстрее беднеют. Сегодня 43 млн. чел., или 14,3 % граждан США живут за чертой бедности. Число нищих только за последний год выросло в США на четыре миллиона. По американским меркам каждый седьмой американец влачит нищенское существование. Правда, уровень бедности в США в несколько раз выше, чем в России и определен в 21 954 долл. на семью из четырех чел. в год, т.е. в среднем по 500 долл. на человека в месяц. Однако для Америки это действительно очень мало. А ведь 30 лет назад, в 1968 г., 20 % самых богатых жителей США зарабатывали всего в 7,69 раза больше такой же доли самых бедных. Не столь уж сильно в те времена отличалась заработная плата топ-менеджера и рядового рабочего у станка.

Согласно законам развития крупных социальных систем, ни одна из них не воспроизводится и не сохраняется сама по себе. Для воспроизводства / развития существующего экономического порядка необходимы постоянные усилия. Только те, кто контролируют богатство общества, и имеют возможность серьёзно влиять на политику самыми различными способами. Например, путем увеличения числа рабочих мест или сокращения инвестиций в экономику, посредством кризисов перепроизводства или наращивания денежной массы. Они напрямую влияют на избирательный процесс своими щедрыми пожертвованиями в избирательные кампании кандидатов. Они владеют или контролируют через систему опеки общественные учреждения, фонды, исследовательские организации и аналитические центры, издание книг и СМИ, оказывая, таким образом, влияние на идеологию общества, систему его ценностей и содержание потоков информации в нем.

Кстати, создание Федеральной резервной системы США в 1913 г. стало возможным лишь благодаря череде кризисов, инспирированных крупными банковскими семьями. Через год после очередного кризиса 1907 г., «организатором» которого принято считать Джона Моргана, Конгрессом США была создана Национальная денежная комиссия для выяснения причины нестабильности банковской системы страны. В результате деятельности комиссии при тесном ее сотрудничестве с членом клана Ротшильдов – Полом Варбургом -  и при непосредственном покровительстве президента Вудро Вильсона 23 декабря 1913 г. Закон о Федеральной резервной системе вступил в силу. Благодарность банкиров тогдашнему президенту была по истине царская. В 1934 г. была отпечатана купюра с самым крупным номиналом – 100 000 долларов. По сути, она являлась золотым сертификатом и предназначалась для межбанковских расчетов внутри ФРС. С банкноты смотрел 28-й президент США Вудро Вильсон.
С момента создания ФРС вся денежная масса Америки оказалась подконтрольна частной структуре, т.к. акционеры ФРС – коммерческие банки. Настоящие владельцы ФРС – это не известные нам физические лица, а вовсе не государство, не Соединённые Штаты Америки.
Даже на официальном сайте ФРС вы прочтете информацию о её частном характере: ФРС является «смесью общественных и частных элементов». Еще одной особенностью ФРС является ее независимость, которая подается как великое достоинство: ФРС – это «независимый финансовый орган, созданный для выполнения функций ЦБ и осуществления централизованного контроля над коммерческой банковской системой США» (7). Спрашивается: от кого независима ФРС? От правительства, президента, т.е. от государства, а значит, крупные акционеры ФРС могут диктовать условия представителям вышей государственной власти, определять государственную политику.

Конечно, не все богатые люди вовлечены в процесс управления государством. Правящий класс Америки, или плутократия, состоит из активных членов класса собственников. Достаточно посмотреть на пофамильный список представителей американского истеблишмента, чтобы понять, что с самого начала становления США и до настоящего времени все ведущие руководящие должности в нем, включая должности президента, вице-президента, членов правительства и главы Верховного суда, занимали преимущественно выходцы из богатых семей. Большинство остальных должностей занимали выходцы из верхнего слоя среднего класса (сравнительно успешные бизнесмены, владельцы крупных коммерческих фирм и т.п.). Иными словами, связка власти и денег с самого начала формирования американского государства была определяющей (позже к ним добавились культурно-информационные ресурс).

Большинство представителей законодательных и исполнительных органов США приходят во власть из советов директоров крупных корпораций, известных юридических фирм, банков Уолл-стрит, в меньшей степени – из военных, университетских элит, аналитических центров, различных фондов и научных кругов. Более трети из них впоследствии уходит в элитные университеты, т.н. «Лиги плюща» (привилегированные университеты северо-востока США).

Между правящими и деловыми элитами существуют тесные финансовые и социальные связи. Многие из этих людей учились в одних и тех же учебных заведениях, работали в одних и тех же компаниях, связаны между собой перекрестными браками и проводят вместе отпуска. Например, решение о создании ФРС было принято на острове Джекил (штат Джорджия), который в 1886 г. купила группа миллионеров и превратила в закрытый клуб. Вплоть до 1942 г. там собирались семьи, в руках которых была сосредоточена шестая часть денег планеты – Асторы, Вандербильты, Морганы, Пулитцеры, Гулды, Варбурги и др. (8) Или еще пример. Вот уже почти столетие члены престижных общественных и финансовых элит каждое лето собираются в Богемской роще. Это роскошное место отдыха, принадлежащее Богемскому клубу Сан-Франциско. В списке гостей фигурируют все президенты США от Республиканской партии и некоторые от Демократической партии, многие высшие чиновники Белого дома, а также директора и управляющие высшего ранга крупных корпораций и финансовых учреждений. В ходе такого рода встреч происходит обмен информацией и координация усилий, принятие решений в отношении того, каких кандидатов надо поддерживать и на какие государственные посты, какую политическую линию проводить внутри страны и за рубежом, каким образом понизить активность выступлений народных масс и повысить уровень прибыли, как регулировать количество денег в обращении, обстановку на рынках, как поддерживать общественный порядок. Когда богатые люди дружески общаются или даже спорят, они становятся еще богаче.

Однако решающим фактором является не принадлежность к классу собственников, а классовые интересы, которым они служат. Богатого человека, взгляды которого не вписываются в идеологию его класса, скорее всего, не пригласят на властную должность или в закрытый клуб, в котором принимаются стратегические решения. Напротив, люди, особенно не выделяющиеся своими данными, такие как президенты Линдон Джонсон, Рональд Рейган, Ричард Никсон, Билл Клинтон да и Барак Обама, поднимаются наверх, демонстрируя преданность интересам сверхбогатых.
Здесь мы подошли к очень важному моменту.  В подборе кандидатур на ключевые руководящие посты в президентских администрациях США и от Республиканской, и от Демократической партий важную, а порой определяющую, но неофициальную роль играют закрытые политические группы, образующие сетевую структуру. Правильнее рассматривать эти группы как структуры мирового управления (СМУ), так как их деятельность выходит далеко за пределы США и непосредственно влияет на положение дел в мире. «Глобальный паук» давно перерос границы США как национального государства  и при этом продолжает паразитировать на теле американского народа…
это выражается в том, что очень многие решения СМУ (бомбардировки Югославии и Ливии, война в Афганистане и Ираке, экономические кризисы и т.д.) зачастую воспринимаются как политика США, в то время когда это следствия деятельности наднациональных группировок. Некоторые из них сегодня широкого известны и нисколько не скрывают своей роли в мировой политике – их члены выступают с лекциями, а доклады печатаются тысячными тиражами (9). Однако о существовании многих структур мы, видимо, даже не подозреваем. Остаётся лишь надеяться на то, что «едва ли существуют на свете тайны, которые рано или поздно не становятся достоянием истории» (10).

Что же касается формально открытых групп, то одной из наиболее известных является Совет по международным отношениям (СМО), созданный в 1918-1921 гг. и состоящий из видных деятелей мира финансов, промышленности и правительственных кругов. В Совет входит около 1450 членов, почти половина из них происходят из семей с унаследованным богатством, которые упоминаются в Social Register(11). Около 60 % членов Совета являются юристами корпораций, управляющими или банкирами, в их число входят представители групп Рокфеллеров, Морганов и Дюпонов. Частные компании, в которых было больше всего членов Совета, это Morgan Guaranty Trust, Chase Manhattan Bank, Citibank и IBM. За последние десятилетия в Совет входили президенты США, государственные секретари, министры обороны и другие члены кабинета Белого дома, члены Объединенного комитета начальников штабов, директора ЦРУ, федеральные судьи, руководители ФРС, десятки послов США, ключевые члены Конгресса, высшие управляющие и директора почти всех крупных банков и ведущих корпораций, президенты колледжей и университетов, издатели, редакторы и люди, формирующие общественное мнение из всех крупных СМИ США. Многие из наиболее влиятельных членов СМО неоднократно переходили из бизнеса и университетов в правительство и обратно.

В СМО разрабатывались План Маршалла, структура Международного валютного фонда и Всемирного банка. Совет выступал за создание стратегического ядерного арсенала США, проведение глобального вмешательства в дела других государств, следствием которой стали Вторая мировая война, военные операции в Гватемале, Корее, Вьетнаме, втягивание СССР в вооруженный конфликт в Афганистане, развязывание балканских и ближневосточных войн. Именно СМО рекомендовал установить дипломатические отношения с Китаем в 1979 г. и усилить гонку вооружения в 1980 году. А главное, все эти предложения всегда принимались Белым домом к исполнению вне зависимости оттого, кто в то время был хозяином Овального кабинета.

Некоторые члены СМО одновременно входят в Бильдербергский и Римский клубы, Трехстороннюю комиссию (ТК). Вне зависимости оттого, кто конкретно и когда создавал подобные закрытые общества, главная их цель заключается в координации действий влиятельнейших семей и защите международного капитала. Этот принцип еще в 1981 г. зафиксировал один из членов СМО, известный политолог, труды которого также «обязательны к изучению», Самюэль Хантингтон: «...в то время как представители государств заняты бесконечными спорами на конференциях и советах ООН… агенты транснациональных организаций на всех континентах заняты плетением паутины, крепко связывающей мир» (12). Плетется она не в интересах государств, а в интересах того самого «глобального паука», который игнорирует границы между государствами.

Еще одной организацией американского правящего класса – плутократии США, как пишет М. Паренти, является Комитет содействия экономическому развитию (CED), состоящий примерно из 200 руководителей крупного бизнеса. Не менее значимым для формирования политической повестки дня является Совет бизнеса, состоящий из представителей таких компаний, как Morgan Guaranty Trust, General Electric, Generals Motorsи др. 154 члена этого Совета, имена которых приведены в справочнике «Who is who in America», в начале ХХI в. вместе занимали 730 директорских постов в 435 банках и корпорациях, а также в 49 попечительских советах (13) (sic!). Эти структуры разрабатывают принципы решения целого ряда проблем внутренней и внешней политики, затем разработанные ими принципы с поразительной неизменностью воплощаются в политике правительства США.

Очевидно, что влияние этих организаций проистекает из той огромной экономической власти, которой располагают частные лица, в них входящие. Правительство США принимает решения, разработанные в частных структурах не потому, что на него оказывается какое-то невиданное давление. Все гораздо проще. Правительство США состоит из членов подобных Советов, Комитетов или ангажированных ими лиц. Например, президент Джеральд Р. Форд назначил на должности в своей администрации 14 членов СМО; 17 высших должностных лиц в администрации Джимми Картера, включая его самого, были из ТК. В правительство Рональда Рейгана входили высшие администраторы инвестиционных компаний Уолл-стрита и директора нью-йоркских банков, по меньшей мере дюжина которых состояла в СМО, точно так же, как и тридцать один его высший советник. Большинство членов кабинета Джорджа Буша-старшего пришли с должностей руководителей корпораций, которые также состояли членами СМО и ТК, а президент Буш в прошлом сам был членом Трехсторонней Комиссии.

Билл Клинтон, будучи губернатором Арканзаса, был членом СМО, Трехсторонней комиссии и Бильдербергского клуба, а его кандидатура на пост президента США была определена именно на заседании последнего в 1991 г. в присутствии Дэвида Рокфеллера. Потом Клинтону устраивались и другие смотрины. «На частной встрече в Нью-Йорке в июне 1991 г. несколько высших администраторов с Уолл-стрит, связанных с Демократической партией, провели ряд бесед с претендентами на пост президента. Такие предварительные беседы один из их организаторов называл «элегантной выставкой скота». Они задавали вопросы губернатору штата Арканзас Биллу Клинтону, который «произвел на них впечатление своей позицией в отношении свободной торговли и свободных рынков». Лишь после решения банкиров Билл Клинтон был объявлен в СМИ ведущим кандидатом в президенты от Демократической партии» (14).

(Окончание следует)

(1) Цит. по Миронюк М.Г. Политическая наука в лицах. – М.: МОНФ, 201. – С. 150.
(2) Михельс Роберто // Новая философская энциклопедия: В 4 т. – М.: Мысль, 2001. – URL: http://dic.academic.ru.
(3) Снижение рейтинга США усугубило кризис доверия рынка. – URL: http://russian.news.cn/economic/2011-08 … 3672_3.htm.
(4) S&P: бюджетный процесс в США зашел в тупик. – URL: http://rus.ruvr.ru/2011/08/09/54420162.html.
(5) Паренти М. Демократия для избранных. Настольная книга о политических играх США. – М.: Поколение, 2006. – 416 с.
(6) Почти Латинская Америка. – URL: http://lenta.ru/articles/2010/09/28/poorandrich/
(7) http://www.federalreserve.gov/
(8) Из жизни ФРС. – URL: http://www.business-gazeta.ru/article/13976/3/
(9) Например, Взаимодействие с Россией. Следующая фаза. Доклад Трехсторонней комиссии. – М., Моск. школа полит. исслед., 2007. – 256 с.; Пределы роста. Доклад Римского клуба. - М.: Академкнига, 2008. – 344 с. Кстати, эта книга вышла в разделе «Учебные пособия для вузов».
(10) Шпанов Н.Н. Поджигатели. – М.: Лениздат, 1955. – С. 6.
(11) Ассоциация Social Register основана в 1886 году. Ежегодно публикует социальный регистр самых известных семей в США, многие из которых в настоящее время являются прямыми потомками первой ассоциации. Официальный сайт Social Register Association. – URL: http://www.socialregisteronline.com/
(12) Цит. по Фурсов А.И. Конспирология – веселая и строгая наука // Политический класс. – 2009. – № 10. – С. 60-79.
(13) Паренти М. Демократия для избранных…, С. 211.
(14) Там же, С. 212.

http://www.fondsk.ru/news/2011/08/16/kto-n...amerikoj-i.html

0

9

«Железный закон олигархии», или Кто на самом деле правит Америкой (II)
Елена ПОНОМАРЁВА 18.08.2011

http://www.fondsk.ru/images/news/2011/08/18/n4422.jpg
Власть и деньги представляют собой в США не просто единое целое. Здесь власть есть прямое производное от денег. В США даже намек на «равноудаленность» политики от бизнеса может стоить жизни. Опыт четырех убитых президентов США – Авраама Линкольна (1865 г.), Джеймса Гарфилда (1881 г.), Уильяма Мак-Кинли (1901 г.) и Джона Кеннеди (1963 г.) – навсегда научил политиков выполнять волю плутократии. Все эти смерти были самым тесным образом связаны с попыткой государства (в лице президента) установить контроль над денежной массой… (15).

Сегодня президент США – это «высший торговый агент американского строя» (М. Паренти), т.к. вне зависимости оттого, демократ он или республиканец, либерал или консерватор, президент всегда склонен отождествлять олигархические интересы с интересами всей нации. Примеров десятки, если не сотни. Главным обязательством президентов США за рубежом является не верность демократии – это для дураков, а защита интересов капитала и идей свободного рынка. «Интересы США» – это защита зарубежных инвестиций гигантских американских корпораций любой ценой. Поэтому, когда выгодно капиталу, президенты США поддерживают автократии в Латинской Америке, на Ближнем и Среднем Востоке, в Азии; объявляют «крестовые походы» против народных правительств, стремящихся найти альтернативу корпоративизму свободного рынка, как это было в Чили, Никарагуа, Южном Йемене, Индонезии, Восточном Тиморе, Мозамбике и Югославии; проводят «оси зла»; инициируют военные вторжения и т.п.

Лояльность американских президентов и других высших политических лиц хорошо оплачивается не только в момент их нахождения в должностных креслах, но и после ухода из Белого дома. Например, по данным Администрации президента США, сотрудники Белого дома за 2009 г. на 469 человек заработали почти 38,8 млн. долларов. Сам президент Обама официально получает 400 тыс. долл. в год, что почти в четыре раза больше официального дохода Дмитрия Медведева. Экс-президенты продолжают неплохо кормиться от «казенного пирога». Бывшие президенты – Картер и Буш – оба мультимиллионеры получают от 500 000 до 700 000 ежегодной пенсии, имеют свой офис, персонал, средства на оплату командировочных расходов, а также постоянную охрану от секретной службы Министерства финансов США, которая ежегодно обходится на каждого в пять млн. долларов. Некоторые бывшие президенты получают и другие доходы и привилегии. В частности, некая группа частных лиц, называвших себя «независимые богатые», купила для Р. Рейгана дом стоимостью 2,5 млн. долл. в фешенебельном районе Бель-Эйр в штате Калифорния.

Однако не только экономическая мощь крупных и влиятельных семей обеспечивает им возможность править Америкой. Понять суть американской системы нельзя, не взглянув на более широкий социальный контекст, в котором она существует, формируемый в свою очередь посредством средств массовой информации, кино и индустрии развлечений.

Вряд ли кто-либо будет спорить с тем, что власть мировых СМИ, значительная часть которых квартирует в США, огромна. «Ни один король или римский папа прошлых столетий, ни один завоеватель или пророк никогда не обладали властью хотя бы отдаленно приближающейся к той, которой сегодня располагают несколько десятков человек, контролирующих американские средства массовой информации и развлечений. Их власть не является далекой и безликой: она вторгается в каждый американский дом, навязывая свою волю практически с момента пробуждения человека. Именно эта власть формирует и лепит сознание буквально каждого гражданина Америки, молодого или старого, простодушного или искушенного жизнью. Средства массовой информации и развлечений формируют нам образ мира, а затем указывают, что нам следуют думать об этом образе. Практически все, что мы знаем – или думаем, что мы знаем – о событиях за пределами нашего местожительства или круга близких знакомых, поступает к нам через нашу ежедневную газету, наш еженедельный журнал, наше радио или наше телевидение» (16).

Основные СМИ (газеты, журналы, радио, кино и телевидение) являются неотъемлемыми компонентами корпоративной Америки. Они представляют собой высоко интегрированные многопрофильные корпорации или диверсифицированные компании. По данным 2000 г., восемь многопрофильных корпораций Америки контролировали подавляющую часть национальных СМИ. Для сравнения, в 1989 г. таких корпораций насчитывалось 23. Около 80 % ежедневного тиража газет в США приходится на несколько гигантских газетных концернов – Gannett и Knight-Ridder. Причем тенденция к усилению концентрации остается неизменной. На сегодняшний день лишь менее чем в 2 процентах американских городов имеются конкурирующие газеты других владельцев. Практически все журналы продаются в киосках, принадлежащих шести крупным сетевым компаниям. Восемь корпоративных конгломератов контролируют подавляющую часть оборота книжной торговли, а несколько сетей книжных магазинов получают свыше 70 % доходов от продажи книг. Киноиндустрию также контролирует горстка компаний и банков. В телевизионной индустрии доминируют четыре гигантские сети: ABC, CBS, NBS и Fox.

Иными словами, вся аудитория американских радиослушателей находится под контролем всего лишь нескольких компаний, политику которых определяет крупный капитал. Так, сетью NBC владеет корпорация General Electric, сеть Capital Cities/ABC принадлежит концерну Disney, а сеть CBS – корпорации Westinghouse. Радиотелевизионная сеть Fox принадлежит миллиардеру правых взглядов и медиамагнату Руперту Мэрдоку. Среди самых крупных держателей акций этих радиотелевизионных сетей называют такие банки, как Morgan Guaranty Trust и Citibank. В советах директоров всех крупных радиотелевизионных сетей и издательств заседают представители мощных корпораций, включая IBM, Ford, General Motors и Mobil Oil. Медиаконгломераты владеют не только радиотелевизионными сетями, но также и такими прибыльными холдингами, как компании кабельного телевидения, книжные издательства, журналы, газеты, киностудии, системы спутникового телевидения и радиостанции (17). Таким образом, практически вся сеть СМИ (аналогичная ситуация в рекламном и шоу-бизнесе) отражает интересы очень узкого круга лиц и призвана формировать определенные стереотипы сознания и поведения.

Технология манипулирования общественным мнением не сводится к одному лишь замалчиванию тех или иных событий и новостей в газетах или к откровенному пропагандистскому искажению исторических событий при помощи телевизионных «документальных сериалов». Хозяева массмедиа демонстрируют и тонкость, и тщательность в своем дирижировании индустрией развлечений и новостей. Средний американец, чье ежедневное потребление телевидения приобрело совершенно нездоровые размеры, с большим трудом отличает выдуманные ситуации от реальных, если отличает вообще. Для многих, слишком многих американцев реальный мир уже вытеснен ложной реальностью мира телевидения. Таким образом, когда телевизионный сценарист через телеперсонажей одобряет/осуждает те или иные идеи и действия, он тем самым оказывает мощное психологическое давление на миллионы телезрителей. Точно так же обстоит дело и с новостями, будь то телевизионными или газетными. Достаточно вспомнить информационную войну, которую вели и продолжают вести американские СМИ против Сербии, России, Ливии, Сирии, Ирана.

К колоссальной роли СМИ, которую они играют в американском обществе, следует добавить важнейшую идеологическую функцию, выполняемую всей социальной системой, которая также в значительной степени подчинена интересам плутократии. Так, большая часть университетов, профессиональных спортивных команд, фондов, церквей, частных музеев, благотворительных организаций и больниц организована по принципу корпораций, т.е. управляется советом директоров или советом попечителей. В совет директоров, выносящий решения по всем делам того или иного учреждения, обычно входят состоятельные деловые люди. Их основная функция состоит в осуществлении идеологического контроля над заведением. Управление же повседневными делами поручено администраторам (это может быть директор школы или библиотеки, ректор университета и т.д.). Попечители в любой момент могут отстранить администратора от должности.

Правда, открытые конфликты бывают редко, т.к. корпоративная культура, пронизывающая все социальные учреждения, хорошо оплачивается. Например, президент среднего университета, имея оклад в 200 000 долл. в год, может одновременно получать до 100 000 от нескольких корпораций за выполнение функций члена совета директоров. Более того, оклады высших администраторов стремительно растут, в то время как студенческие стипендии и расходы на медицинское обслуживание постоянно урезаются. (Кстати, аналогичная система формируется и в России. Например, директор Курчатовского института, ректоры Высшей школы экономики и РГГУ получают более 300 тыс. рублей в месяц, в то время как профессура, на которой держится вся работа, довольствуется 15 тыс. рублей в месяц).

Частные фирмы в Америке активно поощряют одаренных профессоров и преподавателей; финансируют группы ученых, работающих над конкретными проблемами, и научно-исследовательские центры; предоставляют гранты и оказывают влияние на политику приема на работу, на тематику исследований и содержание преподаваемых дисциплин. То есть  деньги требуют лояльности к существующей системе.

Идеологическое влияние обеспечивают также система аналитических центров (например, Heritage Foundation, Freedom House, RAND Corp.) и рейтинговых агентств, институты и университеты. Они проводят исследования, по итогам которых делается вывод, что главная слабость Америки заключается в обременительном государственном регулировании и в излишней бюрократии, а лечение этих недугов состоит в ослаблении государственного контроля и снижении налогов с бизнеса. Правые идеологи, используя богатое финансирование, смогли нанять и подготовить идеологически убежденных писателей и публицистов, которые проникли в правительственные ведомства, стали штатными сотрудниками Конгресса, информационных агентств и наладили постоянный выпуск материалов, пропагандирующих идеи корпораций в отношении «свободной торговли» и «свободного рынка». Таким образом, почти все интеллектуальные и культурные институты США контролируются плутократией, все они связаны с системой бизнеса, и ими управляют группы, представляющие интересы богатых корпораций. Именно потому мы вспоминаем сегодня Роберто Михельса с его «железным законом олигархии».

Конечно, в одной статье невозможно детально рассмотреть жизнедеятельность того  «глобального паука», который сформировался на теле Америки. Тем не менее даже из тех данных, которые я привела, можно сделать некоторые выводы. Ответ на вопрос «Кто на самом деле управляет Америкой?» – прост и сложен одновременно.
Ответ прост – потому что мы знаем, что структурой, управляющей Соединёнными Штатами Америки, является жесткий треугольник «деньги – информация – власть».
Каждая из сторон этого треугольника в свою очередь имеет институциональное выражение в крупнейших транснациональных корпорациях (к которым относятся промышленные предприятия, финансовый капитал, СМИ) и структурах мирового управления - таких как СМО, ТК, Бильдербергский клуб и иже с ними.

Сложным ответ на поставленный вопрос представляется потому, что мы до конца не знаем и, может быть, никогда не узнаем имена настоящих правителей. Как говорится, «завеса тайны навсегда скрывает от глаз непосвященных истинные мотивы и механизмы катаклизмов, которые мы, не зная другого определения, называем историческими событиями» (18). И хотя анонимность этих людей порождает их безнаказанность, она не означает их всесилия. Наднациональные структуры не стоит демонизировать, их не надо бояться. Их надо изучать, так как лишь хорошо зная противника, можно его победить.

(15) Подробно об этом см. Стариков Н.В. Национализация рубля – путь к свободе России. – СПб: Питер, 2011. – С. 188-196.
(16) Пирс У. Кто правит Америкой? – URL: http://www.islamnews.ru/news-6446.html
(17) Паренти М. Демократия для избранных…, С. 225-226.
(18) Маркеев О. Угроза вторжения. – М.: Олма-Пресс, 2000. – С. 3.

http://www.fondsk.ru/news/2011/08/18/kto-n...merikoj-ii.html

0

10

Россия для Бжезинского – ключ к «новому миропорядку»
Вчера, 23:39 | Политика » Новости политики | разместил: sarkey |
При этом возрождение Запада, по мнению политолога, должно происходить через Россию и за ее счет

Россия удостоена высочайшей чести самого Збигнева Бжезинского – человека, который «не только и не столько информирует мировую общественность о происходящих изменениях на геополитической арене, сколько участвует в формировании данной арены». Эта меткая ремарка принадлежит блогеру pascallider, опубликовавшему изложение и проанализировавшему речь Бжезинского, которую мэтр американской политики произнес 14 октября в Нормандии при получении премии Алексиса Токвиля. Алексис Токвиль, напомним, – это французский историк, социолог и политический деятель, пребывание которого в США в 1831-32 гг. вылилось в написание ставшего классическим труда «О демократии в Америке».
А высочайшая честь, которой удостоил Бжезинский Россию, сводится, по сути, к тому, что именно без нее современному Западу не прожить. «Новое рождение Запада, – пишет блогер после прочтения речи, – должно происходить через Россию и за счет России».
Правда, начал свою «тронную» речь г-н Бжезинский не с России, а со столь дорогих ему Соединенных Штатов, напомнив избранной публике (а премию Бжезинскому вручал бывший президент Франции Валери Жискар д’Эстен) во многом не устаревшую с веками оценку, данную Америке Токвилем. Великому французу, напомнил Бжезинский слова нобелевского лауреата Джозефа Стиглица, удалось понять «главный источник своеобразной гениальности американского общества» – «правильно понятый эгоизм» (self-interest properly understood). Ранняя Америка и американцы учитывали и принимали во внимание эгоизм других, понимая, что уважение к общему благу является предусловием личного благополучия каждого.
А вот нынешняя Америка (и весь Запад) уже совсем не та, сетует Бжезинский. Современная Америка изменилась и превратились в страну разительных социальных контрастов. Несмотря на демократию, американское общество состоит из супербогатого меньшинства, частью которого являются высшие государственные деятели и политики, и все увеличивающегося большинства неимущих. «Сегодня в Америке верхний 1% богатейших фамилий владеет около 35% всего национального богатства, в то время как нижние 90% – около 25%».
Кроме того, США, оставаясь сверхдержавой, с трудом справляются с выходящими из-под контроля глобальными изменениями, происходящими как на социально- экономической, так и на геополитической аренах. «Социально и экономически мир превратился в одно игровое поле, на котором все более превалируют три динамические реальности: глобализация, «интернетизация» и дерегуляция». Финансовая сфера, став преимущественно спекулятивной по характеру и не связанной с технологическими инновациями или новыми формами работы, получила возможность мгновенно создавать богатства беспрецедентного масштаба. Инвестиции, перемещение рабочей силы на международной арене диктуются в большинстве своем меркантильным эгоизмом, а не национальными интересами.
На политической арене, продолжает Бжезинский, концентрация глобальной силы в руках нескольких государств, обладающих огромными экономическими и военными возможностями, сопровождается рассеиванием политической мощи. Запад находится в упадке из-за отсутствия воли к единению. Тем временем мощь Востока растет. «Ни существующие национальные правительства, ни региональное урегулирование не в состоянии обеспечить эффективную дисциплину, не говоря об обеспечении контроля над автономной финансово-экономической вселенной, формируемой глобализацией, «интернетизацией» и дерегуляцией». По Бжезинскому, налицо разрывы между политической и социально-экономической сферами на глобальном уровне.
Кроме того, кризис глобальной мощи осложняется феноменом массового политического пробуждения, которому Бжезинский придает особое значение. Коммуникационные возможности, взаимосвязанность и взаимозависимость глобального мира, накладываясь на молодое и зачастую безработное население неразвитых стран, легко мобилизирующееся и политически беспокойное студенчество развитых, создают предпосылки для протестов против богатой части человечества и привилегированной коррупции правительств. «Возмущение властью и привилегиями развязывает популистские страсти, взрывной потенциал которых чреват международными беспорядками большого масштаба», – предостерегает Бжезинский.
А нынешняя Америка огорчает Бжезинского: она неспособна ответить на вызовы изменчивого мира. Американское общество, пишет он, не желает идти по пути краткосрочных и справедливо распределенных социальных жертв в обмен на долгосрочное восстановление (реставрацию) благосостояния и национального богатства страны. Современной Америке, таким образом, не хватает «правильно понятого эгоизма».
Чтобы преодолеть политически патовую ситуацию, необходимы широта взгляда и восстановление национального доверия. Это, в свою очередь, «требует широкого стратегического видения и ощущения исторических целей, что может быть достигнуто в конечном счете через получение принципом «правильно понятого эгоизма» глобального признания», считает Бжезинский.
В чем должны выразиться, по его мнению, эти идеологические установки? Обуздание финансовых спекуляций, которые имеют как экономические, так и социальные последствия, говорит он, требует немедленной организации широкого и жесткого политического надзора – национального и международного. «Эффективная глобальная политическая кооперация может стать результатом широкого консенсуса, стимулируемого как на региональном, так и, в конечном счете, на глобальном базисах».
Ну а далее Бжезинский переходит уже непосредственно к России. Для США, убежден он, «эффективная глобальная политическая кооперация» означает амбициозную попытку освежить, придать новое значение понятию «атлантическое сообщество», которое в краткосрочной перспективе должно включить США и ЕС, а в долгосрочной – Россию и Турцию. То, что Америка и Европа нуждаются друг в друге, разделяют одни и те же политические ценности, очевидно, однако амбициозное, честолюбивое стратегическое видение не должно ограничиваться только ими. В скоро выходящей книге Бжезинский аргументирует, что в долгосрочной перспективе – на протяжении следующих двух-трех десятилетий – в проект «Атлантическое сообщество» может быть включена и Россия.
Завершая первую часть «Демократии в Америке», напоминает он, Токвиль пишет: «Сегодня две великие нации земли могут продвигаться вперед к одной и той же судьбе, предначертанию, из различных стартовых точек: русские и англо-американцы». При этом он указывает на драматический контраст, существующий между ними. Американцы, опираясь на «свободу как главный способ действия» (freedom as their main mode of action), принцип эгоизма и здравый смысл, завоевывают и цивилизуют свой огромный континент, преодолевая естественные преграды в построении сильной американской демократии. Русские с «рабской покорностью» (slavish obedience) как главным способом действия могут использовать «меч воина» под командованием «одного человека» для покорения цивилизации. И далее он предупреждает, что хотя «точки старта и пути различаются, но каждый из них ведом некоторым тайным провиденциальным замыслом – взять когда-то в будущем в свои руки судьбы половины мира».
Сегодня уже ясно, говорит Бжезинский, что судьба России ныне заключается не в том, чтобы контролировать «половину мира». Россия сегодня решает задачу выживания в условиях внутренней стагнации и депопуляции на фоне растущего Востока и пусть сбитого с толку, но богатого Запада. И именно поэтому западная политика подбадривания Украины к тесным связям с ЕС, по мнению Бжезинского, является критически важной предтечей стимулирования России к как можно более близкому вовлечению в Запад. «Это не может случиться при президенте Путине, – отмечает Бжезинский, – но внутренние предпосылки для демократической эволюции в России растут и, с моей точки зрения, в конечном счете перевесят. Русские сегодня так открыты миру, как никогда ранее».
Оживление и расширение атлантического сообщества связаны и с Турцией, говорит Бжезинский и приводит три ключевые причины, почему Турция должна видеть свое будущее в составе Запада. Во-первых, внутренняя демократизация и расширяющаяся модернизация сделали очевидным, что данные процессы совместимы с исламом. Во-вторых, приверженность мирной кооперации с ближневосточными соседями согласуется с интересами безопасности Запада в этом регионе. В-третьих, Турция, будучи все более западной, секулярной и все же исламистской страной, может расшатать позиции исламистского экстремизма и повысить региональную стабильность в Центральной Азии, преследуя при этом не только свои интересы, но и помогая Европе и России.
Запад спасет Россия
Понимая серьезность вызова, отмечает pascallider, Бжезинский предлагает ряд мер, призванных отвести мировую политическую систему от кромки и апеллирующих к «разуму и воле» политической элиты Запада. Однако предлагаемые меры и «лекарство» столь радикальны, что необходимо говорить не просто о трансформации, но о создании новой, уже глобальной политической надстройки. Фактически Бжезинский предлагает правящему классу сверхбогатых согласиться с необходимостью проведения «революции сверху», результатом которой должно стать формирование новой политической элиты. Именно она должна сформировать отклик на глобальные вызовы через разворачивание новых структур и механизмов контроля и управления, вероятно, в рамках мондиалистских проектов, достаточно хорошо освещенных в соответствующей литературе. Выстраивание новой надстройки предлагается осуществить на основе консенсуса национальных элит и региональных центров силы. Причем Бжезинский умалчивает о методах достижения такого консенсуса, которые не обязательно должны быть добровольными или мирными. Но только таким образом можно обуздать глобальные по размаху, масштабу и глубине процессы, протекающие в социально-экономическом базисе мирового общества, и избежать революционной смены элит.
В то же время понимание серьезности вызова, перед которым стоит актуальная политическая элита Запада, отмечает блогер, не означает, что она окажется в состоянии добровольно отказаться от привычного видения мира. Однако оформление вызова в терминах жизни и смерти в состоянии, по мнению Бжезинского, встряхнуть западную элиту, а формирование отклика приведет к ее оживлению. Постановка личности, класса, элиты на грань между жизнью и смертью – довольно действенный и хорошо апробированный способ. «Когда человек знает, что будет повешен, он замечательно концентрирует свой разум», – сказал Сэмюел Джонсон, поэт, эссеист, литературный критик и редактор XVIII века. Смертельная угроза должна оживить Запад, позволить его элите объединиться при безусловном доминировании США. Чтобы выжить и остаться доминирующей в глобальном мире, политическая элита Запада также должна стать глобальной и единой. Такое объединение возможно через придание принципу «правильно понятого эгоизма» глобального измерения, предполагающего способность новой политической элиты ограничивать узкий, корыстный эгоизм общественными интересами и общим благом. Вопрос, что должно быть отнесено к узкому и корыстному эгоизму, остается открытым. Например, будет ли признан узким «национальный эгоизм», когда национальным элитам будет предложено отказаться от части своего суверенитета во имя глобальных интересов и ценностей.
Для Евразии и постсоветского пространства, продолжает блогер, интерес представляют геополитические аспекты предлагаемого видения будущего. Превращение атлантического сообщества в глобальную силу потребует включения в себя и неизбежное геополитическое «переформатирование» России и Турции. Бжезинский предлагает России стать частью нового атлантического сообщества ценой окончательного отказа от самостоятельной геополитической роли, амбиций и судьбы, формировавших российскую государственность и русский народ на протяжении последних веков. Турция, став частью Запада, получает возможность расширить сферу своего влияния на весь Большой Ближний Восток и Центральную Азию, т. е. в т. ч. и за счет сжимания сферы влияния России. В XXI веке роль Западной Европы берет на себя атлантическое сообщество, возглавляемое США, а баланс традиционно обеспечивается за счет России и Турции, а также, возможно, Китая и Индии.
Даже поверхностный взгляд на политическое поле России, отмечает блогер, говорит о присутствии на нем политиков и политических сил, для которых такое видение будущего России является приемлемым. Приглашение г-на Бжезинского в 2011 году на Мировой политический форум в Ярославле и его речь на нем могут служить свидетельствами справедливости такого вывода. Проект «Евразийский союз», озвученный Путиным, показывает, что в России присутствует и другое видение России и Евразии в целом. Судя по всплеску работ в западной прессе, «евразийский проект» застал Запад врасплох. Однако после первых, крайне отрицательных суждений и выводов западная элита в настоящее время формирует адекватный отклик на данную инициативу. Согласно Бжезинскому, критически важными звеньями выживания России как геополитического центра силы являются Украина, а также наличие российского лидера, «одного человека», который будет в состоянии возглавить и направить процесс восстановления российской геополитической мощи. В качестве такового опасение Запада на сегодняшний день вызывает Путин, присутствие которого, по мнению Бжезинского, делает невозможным реализацию сценария, который предлагает американский мэтр.
Что не вызывает сомнений во всех сценариях такого рода, отмечает блогер, так это взаимосвязанность и взаимозависимость России и Запада. Оба геополитических центра переживают кризис и должны трансформироваться, тем самым вновь определяя и формируя мировую историю. Однако если ранее это было геополитическое противоборство, в котором исключалась окончательная победа, то в данном случае в XXI веке речь идет о «последней схватке» – «жизни» или «смерти» и «конце истории» для одного из центров – Запада или России. Такой взгляд и такая интерпретация, согласно Бжезинскому, должны облегчить мобилизацию западных элит и позволят достигнуть консенсуса, т. к. новые вызовы облекаются в старые и традиционные формы смертельного противостояния «цивилизованного Запада» и «варварской России». Новое рождение Запада, таким образом, должно происходить через Россию и за счет России. Каким может быть отклик России на столь недвусмысленный духовный, интеллектуальный и политический вызов, покажет ближайшее время, отмечает блогер.

Источник: km.ru.

Отредактировано arma (13.12.11 00:42)

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Политика - грязное дело? » Правители Мира сего.....