ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики


Мировая экономика и аспекты политики

Сообщений 1 страница 10 из 434

1

Экономика,аналитика,
Объёмные статьи,часть перенёс с ветки Депрессия.

****

Глобальный системный кризис
Источник http://www.leap2020.eu/GEAB-N-59-is-availa...2013_a8148.html
перевод для mixednews – molten  http://mixednews.ru/archives/12138
По мере того, как мы приближаемся к окончанию второй половины 2001 года, становится очевидным, что 15 триллионов в призрачных активах уже испарились, и как мы считаем, этот процесс будет продолжаться теми же темпами весь следующий год. По нашим оценкам, с предложением 50-процентной скидки по греческим долгам, глобальный системный кризис вошёл в новую фазу. Мы в Global Europe Anticipation Bulletin полагаем, что в 2012 году стоит 30-процентного списания по долгам западных государств, а также сопоставимую сумму потерь с активов, находящихся на балансовых счетах мировых финансовых институтов.

Мы ожидаем потерю 30 триллионов в призрачных активах к началу 2013 года с ускорением в 2012 году процесса фрагментации глобального финансового рынка на три всё менее взаимосвязанных валютных зоны: доллара, евро и юаня.
Всё это станет причиной резкой потери американской валюты своей стоимости на 30 процентов в 2012 году, что произойдёт на фоне резкого падения спроса на доллар и усугубления долгового кризиса американского правительства.

В этом, 59 выпуске, мы в деталях проанализируем эту новую фазу кризиса, и также углубляющийся долговой кризис в Америке. В этом публичном заявлении мы решили представить различные элементы, которые будут определять следующую эскалацию долгового кризиса Америки.
Как и ожидалось, саммит в Каннах обернулся громким провалом, не явил миру никаких существенных мер, и продемонстрировал неспособность обратиться к проблеме изменения международной финансовой системы, глобального экономического восстановления и реформирования управления миром.

Мы считаем, что 2012 год для еврозоны будет годом перехода на путь построения посткризисного мира, вместо того, чтобы просто страдать от бед, связанных с коллапсом системы.

В то же время Объединённое Королевство (территория Англии, Шотландии и часть Ирландии; прим. mixednews) постоянно отпихивают от заседаний еврозоны. Члены ЕС, находящиеся вне еврозоны поддержали её в части отказа поддержки британского предложения, касающегося права 27-и, позволяющего налагать вето на решения еврозоны. После 20 лет непрерывных усилий Британия не смогла разорвать процесс европейской интеграции, который усилился давлением кризиса. Поэтому сейчас она (вполне обоснованно) опасается поглощения еврозоной к концу этого десятилетия.

Всё указывает на то, что этот отчаянный марш Объединённого Королевства может привести только к разрыву с Шотландией, (стремящейся восстановить не только свою независимость, но и позиции в Европе), а также к положению социально-экономического офшорного финансового рынка без социальной защиты и промышленной базы – другими словами, к распаду Объединённого Королевства.

Далее обратимся к США и их государственному долгу. Ближайшие недели снова напомнят миру, что это именно США, а не Греция находятся в эпицентре глобального системного кризиса.
Неспособность Суперкомитета выполнить то, для чего он был создан, что отражает общий паралич федеральной политики США. Провал попытки Суперкомитета сократить дефицит федерального бюджета вынудит тщательно изучить всю пирамиду американского долга в контексте глобальной (и конечно американской) рецессии: падение налоговых поступлений, рост безработицы, увеличение числа безработных, не получающих пособия, дальнейшее падение цен на недвижимость и т.д.

Давайте не забывать, что ситуация американского частного долга гораздо хуже, чем в Греции! В этом контексте мы недалеки от провоцирующей панику ситуации со способностью США оплачивать свои долги иначе, как только девальвировать свою валюту. На конец 2011 года многие держатели американских долгов серьёзно начнут рассматривать эту возможность, что может стать пиковым моментом, когда возможность США обслуживать долги одновременно начнёт ставиться под вопрос всеми финансовыми игроками.
В свете этого провал Суперкомитета, который был создан потому, что другие меры не работают, может начать рассматриваться как неспособность Соединённых Штатов решить свои долговые проблемы.

Упрощение расчётов может дать ясную картину о том, насколько смехотворны были усилия сократить бюджетный дефицит по сравнению с тем, что необходимо было предпринять: можно рассматривать федеральный бюджет США как проживающую под оной крышей семью, просто выкинув из сумм 8 нулей, и тогда положение станет гораздо более очевидным:
Доход семьи в год (доход бюджета с налогов): 21,700
Расходы семьи (федеральный бюджет): 38,200
Новый долг по кредитной карте (новый долг): 16,500
Старый долг по кредитной карте (госдолг): 142,710
Уже предпринятые урезания бюджета: 385
Урезания бюджета, планировавшиеся Суперкомитетом (на один год): 1,500

Как можно видеть, Суперкомитет (как и Конгресс в августе) не смог даже договориться о 10-процентном сокращении … ежегодного роста госдолга. В отличие от Европы, где месяцами предлагаются новые механизмы и предпринимаются шаги по сокращению расходов и снижению долга, США не снижая скорости продолжают наращивать долг.

После краха инвестиционного фонда MF Global, мы увидели, что титаны Уолл-стрит могут рассыпаться в один момент из-за ошибки, совершённой в отношении трендов госдолгов в Европе. Джон Корзин не Берни Медофф. Медофф был индивидуалистом Уолл-стрит, Корзин же является членом аристократии: бывший директор Goldman Sachs, бывший губернатор штата Нью-Джерси, главный донор президентской кампании Обамы в 2012 году, и один из его «создателей» ещё в 2004 году.
Находясь на вершине Уолл-стрит, ещё в августе казалось, что он неприкасаем; тем не менее, он полностью ошибался относительно курса событий. Он считал, что мир не изменился, и что частные кредиторы будут продолжать ссужать деньги в краткосрочный долг. Результат: огромные потери, банкротство, бесчисленное количество обманутых вкладчиков, и 1600 человек персонала, выкинутых на улицу.

В прошлых выпусках мы уже говорили, что входим в фазу децимации западных банков. Эта фаза сейчас находится в самом разгаре, и клиенты всех финансовых операторов (банков, страховых компаний, инвестиционных и пенсионных фондов) в данный момент задаются вопросом о жизнеспособности этих учреждений. Как стало явным после случая с Корзином, им не стоит полагать, что одни априори сильнее других, просто потому, что лидеры этих организаций знамениты, или известны своей хорошей репутацией. Сейчас имеет значение не столько знание правил финансовой игры вчерашнего дня; скорее, критически важным сейчас является понимание того, что правила изменились.

0

2

2012 год будет трудным для рискованных активов,
текущие события свидетельствуют в пользу высокой вероятности QE3

02.12.2011 18:10, Кащеев Николай, начальник аналитического отдела казначейства ("Сбербанк")

Комментарий к последнему скоординированному шагу центральных банков от одного трейдера:
"Эти чертовы кейнсианцы не дают людям спокойно шортить рынки.
Как в точности говорил Майкл Корлеоне:
"Когда мне кажется, что я уже вышел из игры, они меня затаскивают обратно!" (These f... keynesians will not leave someone short the markets in peace. Just like Michael Corleone says: "Every time I think I'm out, they pull me back in!")

Еще один месяц, еще одно лекарство от европейской болезни. Если кто-то желает написать статью про это в экономико-медицинский журнал, то ее, видимо, следовало бы назвать так (иронично, или - уж как кто относится к такому средству):
Целительная сила свопа.

http://www.finam.ru/sp/=&0=36954&1=42.gif
Коротко об интервенции. В последнее время из-за Европы долларовый LIBOR 3 мес. официально вырос с 0.25 до 0.53% (реально - еще больше). LIBOR/OIS до - 45 б.п. с 15. ТED-спрэд - тоже в 2 раза, до 52 б.п. Когда на рынках возникает напряженность, и становится непросто занимать деньги тривиальным образом, в дело вступает cross currency [basis] swap. Чем хуже ситуация с ликвидностью в валюте, которую хотят занять, тем шире его спрэд - стоимость свопа. В случае пары EUR/USD стоимость CCS 3 мес. расширилась в один момент до невероятных минус 160 б.п. (выходит - для тех, кто не знаком с CCS - что 1.6 проц.пункта следовало прибавлять к рыночной ставке в евро для того, чтобы уплатить требуемую ставку за предоставленные заемщику доллары в обмен на LIBOR 3 мес.) Доллары стали очень и очень дорогими для европейцев.

В ответ ФРС, ЕЦБ, Банк Англии, Швейцарии, Японии и Канады предложили предоставлять друг другу CCS по цене не выше OIS (сейчас - около 10 б.п.) + 50 б.п. - в продолжение сентябрьского решения о похожем cap: OIS + 100 б.п.

Эта интервенция - не такая, как QE, если кто-то заблуждался. По идее, ее можно было бы при желании рассматривать как попытку ФРС увеличить предложение денег во всем мире. Но это не так. Как написал кто-то из экспертов рынка, центробанкам в этом схеме не надо ничего специального предпринимать. Интервенция важнейших ЦБ мира имеет вполне частную, хотя и очень важную цель: снизить стоимость фондирования в долларах; долларов будет выдаваться на крупнейшие рынки (в первую очередь, в ЕС) в обмен на любую другую валюту столько, сколько местной валюты предложат к свопованию. Впрочем, неограниченным объем свопования был объявлен и ранее, а в 2008 г. в острой фазе первой волны кризиса, связанной, как мы помним, с ипотекой, сумма аналогичных свопов составила около 600 млрд.долл.

Не думаем, что эта мера сенсационна. Дальнейший долгосрочный эффект зависит более всего от действий ФРС (если мы окончательно поставили крест на ожиданиях активности ЕЦБ; см. также об этом ниже), которой теперь остается, по идее, последнее чрезвычайное реанимационное средство: скупать уже иностранные облигации. Радует, впрочем тот факт, что нынешний, "нетрудный" шаг центробанков был хорошо скоординирован. Координация - это ровно то, к чему они, центробанки, должны по идее стремиться ежедневно, начиная с 2008 года и ранее, показывая пример прочим властям.

Тем не менее, объективно говоря, коренного переворота в экономике, кроме как в настроениях на рынках в середине недели, все же не произошло. Центробанки пообещали снять напряжение в одном и сегментов рынка вплоть до февраля - и это тоже имеет довольно важное (но умеренно важное) значение: это значит, что банковская система не брошена на произвол судьбы, как могло показаться после долгого бездействия ЕЦБ. Сигнал довольно ясный. Но это все равно не вернет европейским банкам кредитоспособности, потому что не является рекапитализацией, не избавляет их от плохих активов и даже, как мы понимаем, практически не создает дополнительного денежного предложения в ЕС, который сваливается в рецессию не только и не столько по причине нехватки долларового фондирования, сколько по структурным причинам. Реальное QE этот cap на стоимость доллара для европейцев вряд ли способен заменить.

Впрочем, важнейший в краткосрочной перспективе для рискованных активов вопрос таков: насколько важное место внутри большой проблемы Европы, как считают рынки, занимает сжатие долларового фондирования? Находится ли этот аспект кризиса ближе к его "эпицентру" или к "периферии" (наш ответ - последнее)? Если относиться к происходящему, как к случаю утраты доверия - одно дело, как к структурному кризису - другое. Так или иначе, в целом, ситуация до 20-х чисел декабря (падения рыночной активности) или, по крайней мере, до 9 (саммит ЕС, отсчет пресловутых 10-и дней), вполне вероятно, может быть "отлакирована" в достаточной степени для предрождественского ралли - экономические данные, выходящие в США, особенно в области занятости, при всей их объективной скромности, не составляют сейчас серьезного препятствия для роста цен. Что мы и увидели в эти дни.

Как известно, с легкой руки Financial Times, еврозоне было отпущено 10 дней на выработку плана спасения (не в первый раз, между прочим): 9 декабря состоится саммит ЕС, к которому таковые меры должны быть подготовлены. Иначе Европа вступит в новый год в состоянии глубокого кризиса и не менее глубоких сомнений относительно ее способности что-то противопоставить финансовой катастрофе. Теперь становится ясно, что Германия, Франция и примкнувшая к ним после ухода популиста Берлускони Италия, кажется, сформировали кое-какие наметки будущего плана, покоящегося на трех опорах (та же FT, статья "Shape of last-ditch eurozone deal emerges"). Они следующие: 1. "бюджетный договор" (fiscal compact), который обяжет все 17 участников зоны евро строго соблюдать бюджетные правила и будет содержать, видимо, санкции за несоблюдение таковых, 2. сооружение "шлюза" для предотвращения заражения одной страны от другой в случае финансовых проблем и проблем на рынках, 3. жесткие меры исправления бюджетной ситуации в проблемных странах. Причем, похоже, что мероприятия должны проводиться в строгой последовательности - сперва бюджетное соглашение, и только потом возможны более активные действия ЕЦБ по остановке распространения заражения: Драги, очень похоже, не будет рубить с плеча и требует фундаментальных гарантий, в известном смысле, показывая преемственность в этом отношении политики Трише. Это стало довольно неожиданным для нетерпеливых участников рынка, вроде нас - мы ждали более "американской" реакции. (Что-то в этом роде и вправду последовало теперь от консорциума центробанков, но тоже намного скромнее того, что обычно ждешь от ФРС.)

Сейчас А.Меркель, насколько можно понять, чье устойчивое политическое положение в стране под большим вопросом - ее планам, как мы знаем, постоянно возникают оппозиции, причем и внутри правящей коалиции ХДС/ХСС тоже, минфин противоречит Bundesbank’у и т.п. - занимается продавливанием мер фискальной консолидации. Будет ли работать приведенный выше триединый план, или нет - мнения разнятся. Но его все равно нужно принимать, если мы не хотим закончить год на очень тревожной ноте - а кто этого хочет?

Если посмотреть на фундаментальную сторону плана, то наше мнение мы уже изложили. Повторимся сейчас, но в начале - о причине скепсиса. Она весьма проста и очевидна. Красной нитью через все планы европейцев проходит одно: самое страшное для любой страны (банка и т.п.) - это быть отлученной от рынка и от заимствований. Конечно, чрезмерные расходы бюджета надо сокращать, но для чего? Ровно для того, чтобы занимать вновь: надо "восстановить доверие" рынка, и ради этого все средства хороши. То есть, страны должны заимствовать by default (или to default, извините за каламбур), это аксиома. Ради этого можно сейчас жертвовать всем, и реальной экономикой, и интересами людей, как говорят представители OWS, 99-и процентов населения.
Итак, вот что нам думается по этому поводу:
- Ок, давайте устроим в странах ЕС бюджетную консолидацию... Специальный орган - опять ведомый Германией, конечно - будет присматривать за бюджетами стран, входящих в Еврозону*. Каждому по труду, мы правильно понимаем? В итоге, видимо, греческие школы будут получать меньшее финансирование, чем германские. Испанские дороги (в принципе, ныне весьма неплохие) будут содержаться хуже, чем австрийские (которые еще лучше). И т.п. Почему мы так думаем? Потому что бюджетная консолидация сегодня, безусловно, подразумевает, что расходов у стран-"мотов" станет меньше, а не доходов - больше.** Чтобы доходов стало больше, видимо, надо что-то делать более существенное, чем ввести austerity, в том числе, увы, и с менталитетом южан. Как сказал М.Льюис в книге "Бумеранг": чтобы греки жили, как немцы, нужно, чтобы греки стали немцами.
-- Фискальная консолидация, будучи всего лишь способом привести балансы слишком расточительных соседей в порядок, приведет, очень похоже, к еще большему углублению различий в уровне развития регионов зоны. Фискальная консолидация при возможности свободного перемещения рабочей силы и капитала может даже привести к тому, что ряд регионов в странах PIIGS окажется в итоге просто-напросто заброшенным, так как население может покинуть их в поисках лучшей доли, где-то севернее. Это могут быть те люди, которые вчера избыточно нанимались государством, жившем взаймы на широкую ногу.

--- Ок, давайте также выпустим евро-бонды*** (так их называют: euro-bonds, через дефис). Зачем? Чтобы рефинансировать облигации Италии, которой гасить в следующем году 300 млрд.евро. Чтобы рефинансировать облигации Испании. Чтобы выполнить обещания по Греции и Португалии. Возможно, что и Франции. Какие, к дьяволу, тогда это "общие" гарантии?! Это гарантии одной единственной Германии, гарантии для всей остальной Европы со стороны единственной страны, и г-жа Меркель это отлично понимает...

---- Может ли всего одна страна, даже если это - Германия, нести на своих плечах всю зону евро? Когда мы анализировали сценарии для EFSF, мы показали: точно нет. Это физически невозможно."
_____________________________
• * Мы не утверждаем, что создание такого органа рассматривается прямо сейчас. Просто как иначе следить за соблюдением бюджетного соглашения?
• • ** На днях председатель Еврогруппы заявил, что при фискальной консолидации речь должна идти о сокращении расходов, а не о увеличении налогов. И то неплохо. Но совершенно очевидно: никто не говорит о том, чтобы GIIPS (PIIGS) вырасти из долга, а о том, чтобы ввести меры экономии. Это точно не путь к росту, если у вас большая часть населения либо трудится на государство, либо получает от него разные пособия. Например, во Франции около 35% всех занятых граждан трудится в госсекторе (больше всех в ЕС), в Италии и Германии - около 30%.
• • *** Тема евро-бондов являлась объектом серьезных разногласий. Сейчас она, видимо, временно отодвинута на задний план, но в какой-то форме возникнет вновь позже. В конец концов, идея понятна: все равно придется занимать снова. Кстати, предложение Германии о финансовом шлюзе будет, вероятно, таково: создание специальных национальных фондов (резервных?) в странах, где долг превышает 60% ВВП, т.е. и в Германии тоже. Позиция Германии по-прежнему непроста: зону евро сохранить, фискальное единство установить (заставить юг ЕС экономить), но чрезвычайные средства - держать порознь. Т.е. они по-прежнему против bailout’а, потому что он по умолчанию - в одиночку.
____________________________________________
Мы думаем о будущем годе. Это, конечно, повод для более фундаментального исследования, но есть некоторые мысли, которыми мы хотели бы поделиться уже сейчас. Мы полагаем, что это будет вновь трудный год для рискованных активов, возможно, даже более трудный, чем 2011. Развитие событий, кажется, все больше свидетельствует в пользу более высокой вероятности QE3. На этот раз оно, вероятно, как мы и говорили раньше, будет иметь однако еще более короткий по времени и амплитуде эффект, чем QE2. Но для понимания такого рода эффектов нам нужно самым внимательным образом следить за тем, как будет вести себя экономика США, где делевередж, возможно, перевалил за середину своего пути (признак - ускорение роста денежной массы М2 этой осенью). Это чревато нежелательным сегодня оживлением инфляции, которое мы хотели бы видеть не ранее 2013 г. Мы ждем, конечно, больших неприятностей от Европы, и это - главный риск 2012 г. Финансовая система мира будет, видимо, оставаться самым слабым звеном мировой экономики.

Но сегодня мы хотим отметить особо новый риск, который начал проявлять себя во второй половине 2011 г. и который имеет шанс быстро нарастать в следующем году. Газета Guardian сообщила, что в 2012 г. около четверти всех английских домовладений, вероятно, не смогут обеспечить себя отоплением. Это не о нехватке энергоносителей. Это - о социальной проблеме.

В журнале CBonds Review за ноябрь мы опубликовали статью "Год Гая Фокса", в которой затронули риск, о котором идет речь. Это - риск политической дестабилизации и социальных волнений, вроде событий в Греции или забастовки 2 млн. госслужащих Великобритании. Вот выдержки из этой статьи.
"Я - 99%!" - один из мотто движения Occupy Wall Street (OWS), что означает, что протестанты представляют чаяния 99% населения США - тех, кто уже в середине нулевых получал 81.5 цента из каждого 1 доллара доходов всех американских граждан, тогда как оставшийся всего один процент самых богатых получал 18.5 цента. В 1979 г. доля 1% богатейших людей в каждом долларе составляла только около 9 центов. Т.е. доля 99% в общих доходах жителей США за четверть века упала вдвое. Годовые доходы среднего американского гражданина мужского пола с 1970 по 2010 г. в постоянных долларах изменились так: с примерно 33500 долл. до... 32400! Правда, среднегодовые доходы американских женщин за это же время выросли с 11200 долл. до 21000. Прирост доходов на душу населения в США в постоянных ценах за 30 лет произошел исключительно за счет увеличения доходов женщин, т.е. в результате эмансипации!

Сегодня в США доходы 20% наиболее богатых людей превышают доходы 20% самых бедных в 8.5 раз, это рядом с Португалией и Сингапуром (8 и 9.7 раз соответственно), против 6.5 в Греции (у той все еще впереди), 3.7 в Финляндии, 3.9 раза в ресурсодобывающей Норвегии и 3.4 раза - в Японии. Россию упоминать нет смысла, потому что - "н.д.д.", нет достоверных данных. Но порядок примерно понятен...

Неравенство, как показывают исследования, оказывает глубокое влияние на число убийств на душу населения, на число психических больных, на качество жизни детей. Там, где уровень расслоения выше, люди меньше доверяют друг другу, что оказывает сильное влияние на, в том числе, деловой климат. Что интересно, средняя продолжительность жизни тоже, разумеется, имеет четкую корреляцию с уровнем благосостояния, но лишь внутри той или иной страны, а не между странами...

Средний класс в США уничтожается "постиндустриальным обществом" с помощью экономики, в которой не могут найти себе применение миллионы людей: рост производительности труда в самих Штатах, выигрыш Азии в конкуренции в сфере стоимости единицы продукции в производственном секторе и очень высокие требования к квалификации работников в новых "прогрессивных" отраслях сферы услуг - все это оставляет без роста доходов массы потребителей, от которых ВВП США зависит на 70%. Неожиданный всплеск потребительской активности в США в 3-ем квартале 2011 г, чем бы ни пытались его объяснить, проходил на откровенно нездоровой основе: вновь сократилась норма сбережений американских домохозяйств, как будто не было кризиса 2008 г. и последующего делевереджа... Такая основа не может обеспечить устойчивый и продолжительный рост...

Спустя три года после формального начала кризиса единственным самым важным сектором экономики, чей вес и значимость довлеет над всем миром, на который направлены основные усилия правительств, остается финансовый сектор и финансовые рынки...

И, тем не менее, финансовые компании, как мы знаем, продолжают падать, оставляя шлейф испорченной репутации - печально известная MF Global пред банкротством предположительно присвоила примерно 1 млрд.долларов денег клиентов. Это еще одна причина того, что люди сегодня надевают маску Гая Фокса (Guy Fawkes) и выходят на улицы. Поэтому ироничным продолжением известных крылатых слов "Too big to fail" стало "And too connected to go to jail (со слишком большими связями, чтобы сесть в тюрьму)." Люди требуют справедливости. В нормальном смысле этого слова...

Сегодня, когда массовые волнения охватывают страну за страной, от Магриба и Ближнего Востока до Нью-Йорка, ... былые исторические уроки и оценки уходят на задний план. Маска Гая Фокса как символ поменяла свое значение. Она актуализировалась. Когда ее надевают сегодня, вспоминают не "пороховой заговор" (XVII века), а книгу комиксов "V For Vendetta", в которой один из персонажей - тайных борцов с неким тоталитарным государством - закрывает свое лицо именно этой маской. Так новейшая история поменяла окраску образа Фокса, сделав его символом непреклонной борьбы с правящей несправедливостью.

А череда последних событий подсказывает, что следующий год, четвертый (или пятый - как считать) год кризиса станет для мира годом Гая Фокса.
Нового Гая Фокса, персонажа уже XXI века. Беспокойным годом."
http://www.finam.ru/analysis/newsitem617DD/default.asp

0

3

Существует ли альтернатива капитализму?
Одинцов Александр

"Не отдавай в рост брату твоему ни серебра,
ни хлеба, ни чего-либо другого,
что можно отдавать в рост..."

Ветхий Завет, Второзаконие, [ 23,19-20]

"...Люди... не могут найти работы, когда... деньги...
это нечто такое, что не может быть произведено....
Здесь нет иного средства, как только убедить публику...,
что фабрику "зелененьких"... необходимо
поставить под государственный контроль".

Дж.М.Кейнс "Общая теория занятости, процента и денег".

1. "Потерянное десятилетие".
Нынешний кризис подобен Великой Депрессии, он является системным, показывая тупиковость глобалисткой модели экономики, основанной на мопополизации эмиссионной функции США, использования принципов долговой процентной эмиссии и пренебрежении роли государства в управлении экономикой ради безудержного обогащения финансового сектора и мировых транснациональных компаний.

2. Почему традиционный капитализм неустойчив?
Рыночная экономика может существовать в двух основных фазах - фазе роста и фазе рецессии. В фазе роста в экономике создаются новые объекты (капитал), что стимулирует рост занятости. В точке, где достигнут уровень "переинвестирования" (перепроизводства) при данном уровне спроса новый капитал уже не создается, экономика не может обеспечить уровень занятости фазы роста. Отсюда открывается периодическая дорога к рецессии. Большие системные кризисы могут иметь общую природу - экономика приходит к стадии застоя, при которой у нее отсутствуют внутренние стимулы к новому производству капитала при данном уровне населения, научно технического прогресса и структуры модели производства и распределения ВВП.

Рыночная экономика изначально обладает склонностью к перепроизводству и переинвестированию. И связано это не только с недостаточностью информации и отсутствием планирования, но и с дефицитом спроса. На стороне предложения в цену товаров по мимо издержек и заработной платы всегда закладывается прибыль, следовательно "собственный" спрос будет всегда меньше предложения (Маркс). Как следствие, баланс проса и предложения покрывается кредитом, который финансируется за счет сбережений и прибыли.

Национальный доход зависит не только от уровня инвестиций и потребления, но и от уровня кредитования и его темп - от динамики кредитования. Поэтому наблюдается рост ВВП на "восходящей" стадии цикла, когда кредитование растет достаточно быстро, спад ВВП в период кризиса, когда кредитование также резко падает и отсутствие роста при рецессии, когда кредитование не растет. Аналогично, в значительной мере занятость также определяется динамикой кредитования.

В то же время кредит увеличивает спрос в настоящем, уменьшая его в будущем. Поэтому ссудные операции создают механизм деградации будущего спроса, провоцируя все большее наращивание кредита. Но банковская система имеет определенные пределы в наращивании долга, который не может быть бесконечным, что определяется нормативом достаточности капитала к рисковым активам, устанавливаемым регуляторами банковской деятельности.

Что наиболее важно, эмиссия денег, осуществляется только на долговой и платной основе - за счет кредитования Казначейства со стороны Центрального Банка.

Также на основе роста кредита (долга), который становится депозитом в других банках, т.е. за счет мультипликативного эффекта частная банковская система способна расширить денежное предложение в необходимом объеме, но этот эффект не устойчив, мультипликация стремительно расширяется на стадии роста кредитования и также стремительно сжимает денежную массу при первых признаках кризиса. Из вышесказанного следует, что имеющийся ныне механизм предложения (эмиссии) денег является слишком дорогим и неустойчивым.

3. Существует ли "третий" путь?
Частный сектор обладает огромными потенциальными возможностями для производства. Образуется колоссальный разрыв между производительными силами и платежеспособным спросом общества, который в условиях долговой денежно кредитной системы всегда ограничен.

Плановая экономика имела ряд преимуществ: низкий уровень нищеты, высокая занятость, невысокая степень расслоения доходов, высочайшая внутренняя устойчивость и отсутствие финансовой шизофрении, которая ныне широко пустила корни на мировых рынках. Но у нее, помимо атеизма и ликвидации личных (в т.ч. идеологических) свобод, был другой провал - слабость бытового сектора, который должен быть основан на только на коммерческой основе.

4. Альтернативная система - контуры.
Как могла бы быть устроена альтернативная модель экономики - некий третий путь, сочетающий в себе как преимущества рыночной, так и плановой систем? Во-первых, в ней должен быть нормальный рыночный капитализм, который занимается конкурентным сектором. Он же обслуживается в коммерческих банках. Во-вторых, должен быть обширный сектор общественных услуг, который финансируется из бюджета на основании плана по занятости государственного сектора исходя из реальных потребностей общества.

При этом задача рыночного сектора - обеспечить эффективность и ускоренное развитие потребительских ценностей, задача общественного сектора - обеспечить занятость, развитие человеческого капитала, инфраструктуры и культуры.

При планировании бюджета исходя из общественных потребностей выяснится, что значительная его доля не может быть профинансирована из налогов. Коренная проблема экономики в том, что для того, что потребить все произведенное, нельзя раздать деньги просто так. Например, разбрасывая с вертолета. Они должны быть заработаны хотя бы в общественном секторе. Иначе никто не захочет работать и общество будет паразитировать.

В экономике есть противоречие - обеспечение занятости и обеспечение эффективности. В рыночной экономике занятость не обязательно должна быть полной. Однако с точки зрения гуманности и человеческой морали эта цель является обязательной.

Идея состоит в том, что потребление избыточного предложения товаров частного сектора осуществляется за счет расходов государственного сектора, который частично финансируется за счет дозированной эмиссии.

Значительное условие эффективности такой гибридной системы заключается в рациональности и эффективности госсектора. Здесь основная задача заключается в перенесении полезных методов управления экономикой с частного сектора на государственный.

В такой системе сырьевой, транспортный и энергетический сектор экономики должен быть государственными и работать с минимальным уровнем тарифов. Развитие инфраструктуры осуществляется в основном за счет предприятий государственного сектора. В системе не должно быть свободного хождения иностранной валюты (кроме туристических целей), свободного движения капиталов и т.д. В ней должны быть встроены механизмы, препятствующие раздуванию пузырей активов и безудержному росту спекулятивных операций.

5. Эмиссия без долга и процента - альтернативный механизм.
В советской экономике производство и потребление планировалось исходя из возможности наличных трудовых и сырьевых ресурсов, кругооборот денег во многом осуществлялся за счет фиктивных оборотов.

Эмиссия должна быть дозированной, например, около 10 % от бюджета, или 10 % от ВВП. То есть, чтобы при росте экономики на 5 % в год и инфляции 5 %, рост денежной массы покрывал бы весь образовывающийся дефицит. Эмиссия не может быть больше, чем может "переварить", произвести экономика, в противном случае возможна не умеренная, неблагоприятная инфляция.

В новой экономике должна быть создана крайне жесткая финансовая дисциплина. Никакие структуры или лица не должны иметь права на получение или присвоение денег без адекватного вклада в общественный продукт.

Государство (Правительство, Минфин) эмитирует бессрочные государственные ценные бумаги (консоли), только беспроцентые, ценность которых обеспечивается всем национальным богатством страны. Для эмиссии рублей ЦБ покупает эти бумаги, но они не являются процентными и не являются по сути долговыми, отражая лишь рост национального богатства в результате проведенной эмиссии. В такой модели у ЦБ не самостоятельный, а трансфертный орган, подчиняющийся Правительству. Эмиссия денег в гибридной экономике осуществляется по труд, поэтому пока есть экономически оправданные проекты развития, которые могут быть освоены имеющимся запасом труда и ресурсов, такая система будет иметь возможности для непрерывного расширения при обеспечении максимальной занятости и устойчивости.

6. Является ли прибыль всеобщим мерилом эффективности?
Рыночный фундаментализм превратил нашу страну из величайшей Державы в сырьевой анклав - и это дорога к вымиранию нации. Навязываемый нам индивидуализм, концентрация на товарно-денежных отношениях лишают общество и людей нормальной общественной координации, взаимной помощи и системы общенациональных ценностей, они сеют рознь и бессмысленность. Принцип прибыльности способствует удовлетворению материальных потребностей, но он не как не может охватить все сферы развития общества -создания семьи, рождения потомства, взаимной помощи людей, защиты своей Родины, моральных, нравственных и религиозные ценностей.

Кризисная экономика в рыночной системе не позволяет получать прибыль от инвестиций. В этом случае основной мотив и координатор этой системы - прибыль не может быть единственной мерой развития, что и составляет одну из основных причин цикличности экономики. Поэтому неизбежный путь позитивной эволюции капитализма - его рациональная социализация.
http://www.finam.ru/analysis/newsitem61A65/default.asp

0

4

Осень либеральных демократий
Виктор БОРШЕВИЧ (Молдова)  08.12.2011

http://www.fondsk.ru/images/news/2011/12/08/n11728.jpg
Любая раскрученная теоретическая химера бумерангом возвращается обратно.
(Автор неизвестен)

Закон мотивации капитала
Меткое замечание одного из классиков политической экономии о том, что при 300-процентной прибыли у капитала «сносит крышу» и он готов идти на любые преступления, снова подтверждается в мировом масштабе. И обезумевшие от временного успеха сильные мира сего снова разрушают основы собственного процветания.

Не откуда-нибудь, а из отчёта Управления Конгресса США по бюджету следует, что за период 1979-2007 годов доходы богатых - 1% населения Америки – выросли на 275%, а у горстки сверхбогатых этот показатель роста доходов достиг умопомрачительной цифры в 392% (!). И это при том, что налоги для этой категории граждан США, согласно тому же отчёту, снизились на 37% (!). Иначе говоря, «марксов предел беспредела», обозначенный магической цифрой 300%, превзойдён.

Экономиста Маркса можно любить и можно ненавидеть, можно приписывать ему всю ответственность за геополитические потрясения прошлого века, можно восхищаться его предчувствием этих потрясений. Однако отрицать точность его социально-экономического анализа могут ныне только либо полные невежды, либо законченные лицемеры и политические пройдохи.

Так как же эта логика неукротимого стремления к прибыли отражается на восприятии людьми господствующих политико-экономических иллюзий эпохи кризиса глобализма и идеалов либеральных демократий? И о чём нам пыталась поведать суровая осень 2011-го года, осень драматических потрясений в странах исламского мира и впечатляющих бунтов в странах Запада?

Анатомия и динамика глобального кризиса доверия
При внимательном анализе событий последних лет выясняется, что правительствам стран либеральной демократии не удалось удержать банковский капитал в рамках его классической банковской деятельности – торговлей деньгами. И банковский капитал с помощью мощной, длительной и хорошо организованной лоббистской кампании добился легализации своего участия в спекулятивных операциях на различных рынках, в первую очередь – на рынках ценных бумаг, их деривативов, а также на рынках недвижимости. Более того, банковский капитал стал непосредственно вторгаться в процессы мировой экономики и политики, ломая хрупкую международную систему сдержек и противовесов.

Затем в полном соответствии со знаменитым «принципом домино» и в полном несоответствии с либеральной теорией «самоуравновешивающихся рынков», под напором превосходящего всякие разумные пределы «кредитного давления» в «долговых тромбах» кровеносные сосуды мировой экономики, её банковские и биржевые системы стали лопаться и давать сбой, вгоняя мировое хозяйство в состояние глубокого инвестиционного инсульта и обширного потребительского инфаркта.

Затем начались потрясения в социально-политических системах, подрывая авторитарные режимы в странах Магриба и Леванта заодно с либеральными демократиями Евросоюза. Дело дошло до того, что взбунтовались не только доведённые до отчаяния традиционно законопослушные обыватели южного пояса Западной Европы, но и сравнительно обеспеченные граждане Бельгии (для которых выживание с тремя тысячами евро на семью в месяц стало проблематичным!), а также более чем законопослушные граждане Нью-Йорка (акция «Захвати Уолл-Стрит!») и других городов США под многозначительным лозунгом «Wearethe 99%!» (что означает вполне обоснованное требование призвать к ответу 1% преуспевающих и потерявших чувство реальности).

И в конце концов, кризис кредита (кредит по латыни - доверие) в финансовой, производственной, социальной и политической сферах перебросился в самую, казалось бы, несокрушимую «мозговую область» мировой политики – идеологическую. Иначе говоря, кризис доверия стал перемещаться из сферы материального в сферу духовного, напоминая грозовую атмосферу мировой депрессии между Первой и Второй мировыми войнами прошлого столетия.

Повышен «болевой порог» государственного долга США, богатые «северяне» Евросоюза принялись лихорадочно «реструктурировать» долги «неразумных южан», МВФ стал ещё жёстче требовать от должников сворачивания образовательных и социальных программ, превращая суверенитет этих государств в средство возвращения государственного долга. Попутно началось преследование «Викиликса» и прочих возмутителей спокойствия.

Однако при кризисе всей системы попытки локализовать его в одних местах тут же оборачиваются «проколами» в новых, притом самых неожиданных местах: заколебались твердыни «зоны евро» и всполошились академические и университетские умы, обеспокоенные судьбой своих теряющих связь с реальностью научных изысканий в области экономики, политологии, социологии.

Между Сциллой свободы и Харибдой демократии
Популярные политико-экономические доктрины, как это ни странно, чем-то схожи с религиозными учениями: и тем и другим присущи символы веры, системы символического соблазна и насилия, системы подавления инакомыслия, свои священнослужители, толкователи и проповедники, свои еретики. А главное – и тем и другим присущи догматы, воспринимаемые их адептами как истины в последней инстанции.

И точно так же, как многие религиозные учения, политико-экономические доктрины начинают разрушаться, когда их идеальные утопические построения сталкиваются с реальностью. Именно это и происходит сейчас с либерально-демократическими доктринами: тектонические кризисные процессы в мироустройстве, в карманах и умах обывателей порождают процессы рефлексии вселенского масштаба. Кризис бытия неминуемо порождает кризис доверия к господствующим доктринам, кризис веры в разумность и справедливость существующего порядка. Это кризис выражается, прежде всего, в бунте «массового человека» с его обманутыми надеждами на обретение материального благосостояния и душевного равновесия.Кризис бытия определяет кризис сознания, и это сознание начинает критически относиться к доминирующим идеологиям, особенно – к фундаментализму либерально-демократической доктрины.

Критика «слева» догматов этой живучей и хорошо «раскрученной» доктрины предельно радикальна и хорошо известна: данная доктрина освящает и оправдывает логику безжалостной эксплуатации человека человеком и посему изначально асоциальна и аморальна. Более изощренной выглядит критика «справа» такими великими умами, как Кейнс или Валлерстайн, явно обеспокоенными неразумием и алчностью элит, лукаво опирающихся в своих корыстных действиях на такие «антиэлитарные» по своей сути принципы, как свобода и демократия.

Исходя из опыта Великой депрессии, Кейнс сумел убедить властные элиты Запада в необходимости государственного контроля над спекулятивной стихией рынка ценных бумаг и безработицей. Однако уже после Второй мировой войны его мудрые советы были решительно отвергнуты теми, кто воплощает неистребимую тягу капитала к сверхприбылям. Точно так же были оставлены без внимания грозные предупреждения Валлерстайна насчёт опасных последствий экстремистской геополитики TINA (“Thereisnoalternatives!”), предполагающей ничем не сдерживаемые трансграничные перемещения капиталов и сворачивание социальных программ. И все эти предостережения «справа» были заглушены хором защитников либерально-демократической догматики. Пока не грянул кризис, потрясший до основания её символ веры.

Сам концепт «либеральной демократии» кристаллизировался впервые в голове француза Алексиса де Токвиля и был более или менее определённо выражен им в работе «Демократия в Америке» в середине XIX века. Токвиль заявил, что он усматривает возможность сосуществования свободы и демократии в условиях равенства возможностей свободных граждан в сочетании с принципом невмешательства правительства в сферу их экономических и гражданских свобод. Однако равенства возможностей не получилось, без государственного контроля не обошлось.

Удивительное дело, но сам термин «демократия» начисто отсутствует, например, в Декларации независимости США. И тем не менее идеологическая химера союза Свободы (в её частнособственническом понимании) и Демократии (в её понимании как коллективной власти лиц, обладающих хоть какой-то частной собственностью, но, конечно, не индейцев или афроамериканцев) начала своё триумфальное идеологическое восхождение в качестве главной доктрины англо-саксонской модели глобализации.

Химера
В чём состоит изначальная химеричность этой претендующей на глобальное доминирование идеологической доктрины? Свобода частного собственника предполагает укрепление власти тех, кто выиграл гонку за выживание, тогда как демократия предполагает развитие и усиление власти большинства населения, то есть в основном как раз тех «неудачников» в погоне за успехом, которые реально воспользоваться свободой никак не могут. Свобода для сильных вступает в конфликт с властью слабых, и их скрещивание порождает химеру.
Эту доктринальную химеру либеральной демократии академические и университетские теоретики попытались спасти с помощью концепции «среднего класса» мелких частных собственников и служащих, число которых якобы должно непрерывно расти в условиях либеральных демократий. Так красиво мыслилось в теории.

Однако на практике в действие вступил закон диалектических превращений, согласно которому всякая теоретическая утопия с неизбежностью превращается в свою противоположность, в антиутопию, когда «лояльная» и «свободная» рыночная конкуренция в рамках «демократических» прав и свобод обернулась засильем олигархий и монополий, а сами демократические институты превратились в эффективные инструменты увековечивания господства экономических и политических элит.

В бурном развитии информационных технологий многие теоретики конца XX века усмотрели некую новую эру «постиндустриализма» как предвестника новых мировых побед либеральной демократии. Волна электронных «твиттер-революций» в предкризисную эпоху, казалось бы, подтверждала эту авангардную теорию. Однако сам западный «постиндустриализм» быстро свёлся к тому, что Китай взял на себя функции мировой индустриальной державы и стал успешно покрывать потребности Запада в сравнительно дешёвых и относительно качественных товарах. А засилье гигантов информационных технологий на мировом рынке информационных услуг вкупе с беспрецедентно возросшим информационным контролем спецслужб над коммуникациями граждан быстро развеяли иллюзорные ожидания сторонников либеральных доктрин. И никакие «постиндустриальные» информационные технологии не смогли остановить кредитного кризиса – следствия человеческой жадности, упоённой всесилием.

Так теоретическая химера скрещивания свободы и демократии обернулась нескончаемой чередой гражданских, региональных и мировых кризисов и войн. Более того, попытка распространить эту утопическую доктрину либеральной демократии с уровня национальных структур на наднациональные всякий раз обращалась своей противоположностью – диктатом сильных над слабыми. Естественно, под флагом непримиримой борьбы за свободу и демократию «продвинутых» против «отсталых», всего «демократического» против всего «авторитарного» и «тоталитарного».

Опьянение успехом борьбы за власть и богатство определило поведение национальных и мировых элит. И они, вопреки заботам о собственной безопасности и в согласии с законом мотивации элит, выраженным более двух тысячелетий тому назад великим китайским мыслителем Лаоцзы («Путь Человека таков – сильные непременно усиливаются, слабые с неизбежностью слабеют»), а затем в XIX веке переформулированном политэкономом Марксом в виде закона мотивации Капитала, стали подтачивать основы своего существования – кредита, то есть доверия.

Естественно, когда существование человека в условиях мирового кризиса доверия становится невыносимым, отчаявшиеся и нищающие массы, нищающий «средний класс», а также нищающие страны «третьего мира» начинают бунтовать. Тогда корабль мировой экономики вплывает в зону опаснейших рифов между Сциллой свободы и Харибдой демократии. Тогда ломаются национальные и мировые системы сдержек и противовесов, тогда наступает осень либеральных демократий, отмеченная бунтами умнеющих на глазах обывателей, а также лукавыми «демократическими революциями», во время которых элиты вновь пытаются перераспределить власть и богатство в свою пользу, привычно используя либерально-догматический фундаментализм.

Postscriptum
…В самом конце ноября мы с моим старым товарищем, бизнесменом, прекрасным и проницательным человеком, ехали из села Бутучены в Кишинёв сквозь притихшую, задавленную экономическим и политическим кризисом Молдову. Один из его сыновей уехал в США, поскольку победа либеральных  сил в Молдове обернулась трагедией для её молодого поколения. И вдруг он неожиданно сказал: «Этот кризис в Европе на совести социалистов в Испании… Всех социалистов вообще. Эта их политика социальной защиты вышла нам всем боком!»
Я ничего ему не ответил – он по-прежнему жил святой верой в то, что либерально-демократическая доктрина являет собой единственно верную путеводную звезду человечества. И мне, непонятно почему, вдруг неожиданно вспомнились насмешливые слова, сказанные королём дипломатии Талейраном о Бурбонах: «Они много пострадали, но ничему не научились!»

За стёклами машины проплывала холодная и тревожная осень. «Осень либеральных демократий…» - почему-то подумалось мне, и я решил взяться за перо…

http://www.fondsk.ru/news/2011/12/08/os … ratij.html

0

5

Почему мы. Западные научные школы никогда не найдут выход из кризиса
Автор: Михаил Хазин   

http://hvylya.org/images/stories/dollar2.jpg
Почему новую интерпретацию макроэкономики и, соответственно, теорию кризиса придумали у нас, а не в США, Великобритании, Германии или еще где?
Ответ на этот вопрос мы уже, в том или ином виде, давали, но имеет смысл к нему вернуться еще раз.

Итак, напомню, что соответствующая наука достаточно долгое время, с момента своего возникновения в конце XVIII века, называлась политэкономия. Связано это было с тем, что ее авторы на протяжение 100 лет отдавали себе отчет в том, что это наука общественная и принципиально связана с интересами больших групп людей. Которые тщательно следят, чтобы ее развитие не противоречило их интересам. В математике такую ситуацию представить себе трудно, в физике - она была, но носила специфический и позитивный для науки характер (колоссальные вложения в науку в период создания атомного оружия). А вот для политэкономии все оказалось сложнее.

Начались проблемы, естественно, с Маркса, который впервые выдвинул тезис о том, что капитализм принципиально ограничен во времени и обосновал механизм классовой борьбы. Само по себе такое научное открытие мало кого бы взволновало, за исключением экспертов, но создание коммунистических партий, а затем и появление СССР напугало капитализм страшно. И он начал борьбу за принципиальное изменение всех общественных наук с целью доказать (или фальсифицировать доказательство) свое право на вечное существование. И именно в рамках этой работы и появилось то, что сегодня называется «экономикс», а термин «политэкономия» был напрочь выгнан с порога академических заведений. Чтобы никто о нем и не вспоминал. Кстати, в нашей стране это произошло буквально за десятилетия - кто-нибудь знает хоть один университет или другой ВУЗ, в котором сегодня читают политэкономию?

В процессе этой работы, естественно, были созданы многочисленные экономические и социологические школы, борьбу некоторых из которых мы сегодня видим, например, монетаристов и кейнсианцев, но все эти школы выстроены на базе единого языка, созданного за последние сто лет, в котором нет места марксистским и вообще политэкономическим конструкциям, в рамках которых в принципе возможно описание конечности во времени парадигмы научно-технического прогресса.

Отметим, что и концепция одной из главных экономических школ современности, монетаризма, создана, во многом, под конкретную задачу. В 70-е годы, когда единственным выходом из экономической катастрофы, стала эмиссия денег, было необходимо разработать концепцию, которая бы оправдывала приоритет одной из групп современной капиталистической элиты - финансовой. И именно под ее интересы эта концепция и развивалась. А после того, как была реализована экономическая политика «рейганомики», с ее кредитной накачкой частного спроса, монетаристские принципы начали завоевывать мир.

А вот дальше начались проблемы, которые мы сегодня наблюдаем воочию. При этом мы-то понимаем, что под ними лежит серьезнейшая объективная проблема: модель экономического развития, построенная на парадигме научно-технического прогресса, подошла к концу. Но беда состоит в том, что тот язык, на котором говорят западные экономисты, а также те, кто у них учился, в принципе не допускает описание конструкций, ограничивающих время существования этой модели! Он специально так разрабатывался, много десятилетий тому назад, для борьбы с марксизмом! И по этой причине на этом языке, хоть в монетаристской, хоть в кейнсианской его интерпретации, причины современного кризиса вообще описать невозможно!

Отметим, что эта проблема имела место и в марксизме. Напомню, что концепцию о том, что НТП - это, прежде всего, углубление разделения труда, а разделение труда требует расширение рынков сбыта, описывал еще Адам Смит в XVIII веке (соответствующие моменты даже Пушкин отмечал в «Евгении Онегине»). Но тогда эта тема еще не была актуальна. А вот в конце XIX - начале ХХ века, когда начался первый кризис падения эффективности капитала (который потом повторился в 30-е годы, 70-е, и который мы наблюдаем сегодня), из-за невозможности трех основных на тот момент технологических зон (Британской, Германской и Американской) более экстенсивно расширяться, эта тема всплыла снова.

Причем позиции А.Смита защищала Роза Люксембург, а ее противником выступал Ленин. Причиной такого противодействия было не столько то, что Ленин имел собственные взгляды на экономические процессы, он вообще не был экономистом, -- а, скорее, конъюнктурно-политические тонкости. Однако в результате работы Розы Люксембург в СССР не продолжались и, как следствие, та теория, которая могла бы помочь ему довести до конца почти уже выигранную «холодную» войну в начале 70-х годов, была создана усилиями, прежде всего, Олега Григорьева только в начале 2000-х. И главная суть этой теории состоит в том, что дальнейшее углубление разделения труда невозможно в условиях глобализированных рынков. Иными словами, мы вернули теорию на ее базовую линию, созданную еще Адамом Смитом, с которой она свернула в конце XIX - начале ХХ века по идеологическим и политическим причинам.

Но эти причины действуют до сих пор. В частности, язык «экономикс» как не допускал «конца» капитализма, так и не допускает. А потому - в его рамках повторить рассуждения нашей теории просто невозможно. Вот почему происходит довольно любопытное явление. Если еще лет пять назад, когда представители западных экономических школ слушали наши рассуждения, то говорили только одно: «Бред!». Сегодня ситуация изменилась: они признают, что конечное описание кризиса у нас, в общем, правильное, но совершенно не понимают, как мы до этого описания дошли - поскольку в промежуточных рассуждениях присутствуют моменты, которые на их языке описаны быть не могут.

Следствие из этого достаточно интересные. Прежде всего, нужно понимать, что западные научные школы описать этот кризис и выход из него не смогут никогда. Им для этого нужно разрушить свои собственные основания и выйти за пределы их границ. Как показывает исторический опыт - это десятилетия, не меньше. Как следствие - экономическая наука в ближайшие десятилетия будет развиваться за пределами западного мира.

Кроме того, Запад, если он хочет играть серьезную роль по итогам кризиса, должен описать свои проблемы объективно, грубо говоря, взглянуть на них со стороны. Но для этого нужны люди, которые рассматривают его вне их собственной парадигмы. С точки зрения цивилизационной это означает, что Запад должен принципиально открыть свои границы, даже если для этого придется пожертвовать частью собственной идентичности. Это для него вопрос жизни или смерти, хотя пока он явно к этому не готов.

Отметим, что, например, просто пригласить нас, скажем, работать в Гарвард, не получится, поскольку ничего, кроме обструкции, мы со стороны научной общественности Запада не встретим. Это хорошо видно на примере отношения к нашим теориям таких организаций, как, скажем, Российская экономическая школа (РЭШ). Я, конечно, регулярно называю ее тоталитарной сектой, но нужно понимать, что, как клон западных институтов, она и обязана быть «святее Папы Римского». Попытка «привить» нас как исследователей в западных центрах приведет к аналогичным результатам, тут именно что нужно создавать параллельные научные школы, что возможно только за пределами Запада в широком смысле этого слова.

В заключение я хочу отметить, что наши исследования в части теории кризиса - это только часть необходимой работы, поскольку мало что-то там понять, нужно еще создать новый научный язык, на котором можно описать современный мир целиком. Мне кажется, что это и есть главная на сегодня задача в общественных науках.

источник:  http://worldcrisis.ru/
http://hvylya.org/analytics/economics/1 … izisa.html

0

6

Финансы поют шансон: болото кризиса засасывает уже и Францию

Политическая воля сохранить целостность еврозоны по-прежнему сильна. Именно эта идея стала основным достижением завершившегося в конце минувшей недели саммита Европейского союза.
К сожалению, ни реально работающих планов по спасению еврозоны, ни свежих идей, ни даже формального единства стран - участниц ЕС на саммите наблюдать не пришлось. А отсутствие принципиально нового подхода грозит Европе тем, что общие долговые проблемы региона накроют даже относительно стабильные государства.

Долговой кризис в регионе набирает обороты, как снежный ком, причем на этот раз попасть под колеса рецессии может даже вторая экономика Европы - Франция. Николя Саркози одновременно пытается угнаться за двумя зайцами: и спасти бюджет от дефицита, чтобы поддержать на плаву весь валютный союз, и раздать обещания избирателям накануне президентских выборов. Поскольку первое предполагает затягивание поясов, а второе - наличие свободных средств в бюджете, Франция теряет позиции по всем фронтам. При этом со всех сторон на Францию обрушиваются плохие новости: то S&P по ошибке понижает ее рейтинг, то ОЭСР пророчит рецессию, то Бельгия умывает руки и отказывается нести обязательства по совместному банку. Мы попытались выяснить, насколько реальны все эти угрозы и насколько высока вероятность того, что один из главных "локомотивов роста" еврозоны угодит в список PIIGS.

Фальшивые компромиссы
Судьбоносный саммит ЕС, который, по словам Н.Саркози, являлся "последним шансом для спасения евро", еще не успел закончиться, как европейские политики уже начали заявлять о колоссальном прорыве, которого им удалось достичь. По словам А.Меркель, в Европе будет создан новый фискальный союз, который позволит быстро преодолеть кризис. Как сообщила канцлер, на саммите удалось избежать "фальшивых компромиссов" (а также свежих идей и решительных мер, отмечают разочарованные аналитики). США охарактеризовали итоги саммита как "прогресс". При этом помочь Европе долларом Америка категорически отказалась.

Рейтинговое агентство Moody's на уговоры не поддалось и тут же ответило на сладкие речи политиков твердым намерением пересмотреть рейтинги стран Европы в начале следующего года. "Отсутствие мер, способных стабилизировать рынки в краткие сроки, означает, что ЕС останется крайне уязвимым к дальнейшим потрясениям, а единство еврозоны останется под угрозой", - говорится в сообщении, распространенном агентством. Более того, предостерегает Moody's, все вероятнее становится наступление более жестких сценариев, включающих множественные дефолты в еврозоне совместно с выходом слабых стран из нее.

Накануне саммита прозвучало громкое заявление другого рейтингового агентства - S&P, которое поставило на пересмотр с возможным понижением рейтинги 15 стран еврозоны. При этом рейтинг Франции, которая начинает демонстрировать первые симптомы "греческой болезни", агентство грозит понизить сразу на две ступени. Первое "покушение" на оценку финансовой стабильности Франции уже сделано. На днях Moody's понизило кредитные рейтинги трех крупнейших французских банков: BNP Paribas, Societe Generale (владеет отечественным Росбанком и "Дельта Кредит") и Credit Agricole.

Инвесторы по-прежнему настроены пессимистично: хотя они и признают, что ужесточение требований к дефициту бюджетов - "шаг в верном направлении", но отмечают, что эти меры будут скорее работать на решение будущих долговых проблем, чем сегодняшних. Главная проблема еврозоны - находящиеся на грани дефолта слабые страны региона - так и остается нерешенной. Таким образом, саммит стал уже пятым с мая 2010г. собранием первых лиц ЕС на тему "как спасти Европу", на котором так и не были озвучены принципиально новые решения.

Список PIIGS может расшириться
В следующем году, прогнозируют эксперты, список проблемных стран еврозоны может существенно расшириться. На этот раз к традиционным enfant terrible Европы (Португалия, Италия, Ирландия, Греция и Испания) может прибавиться вторая экономика региона - Франция. По таким фундаментальным показателям, как внешний долг и дефицит бюджета, эта страна выглядит даже хуже, чем некоторые неблагополучные страны.

Месяцем ранее агентство S&P уже протестировало реакцию рынка на понижение высшего кредитного рейтинга Франции. В ноябре "из-за технической ошибки" на сайте агентства появилось сообщение о том, что рейтинг государства понижен. Сообщение вызвало возмущение официального Парижа и панику на фондовых площадках. Позже S&P принесло свои извинения всем пострадавшим, однако инцидент лишь укрепил подозрения скептиков о том, что один из главных локомотивов еврозоны сдает позиции.

Примечательно, что этот сбой произошел на фоне рекорда в разнице доходности 10-летних облигаций Германии и Франции. Тогда этот показатель превысил 170 пунктов, что само по себе поставило под сомнение высший кредитный рейтинг Франции. При этом на размещении 15 ноября доходность французских бумаг оказалась на 189 пунктов выше, чем доходность аналогичных немецких. Это абсолютный рекорд за всю историю существования еврозоны.

В течение последнего месяца на Францию сыпались тревожные предупреждения. В конце ноября ОЭСР понизила прогноз роста ВВП страны до 0,3% в следующем году и предупредила о возможной рецессии. В докладе организации отмечалось, что Франция может столкнуться с рецессией на фоне усугубляющихся долговых проблем еврозоны. При этом организация призвала правительство республики к жесткой бюджетной экономии.

Согласно поправкам в бюджет, которые обсуждались на заседании Совета министров, поставлена цель сокращения государственного дефицита до 4,5% в следующем году. При этом сокращение социальных расходов в 4 раза приведет к существенному замедлению темпов роста экономики, поскольку понижение покупательской способности всегда ведет к охлаждению экономики. Помимо урезания соцрасходов, правительство пошло на повышение налогов для крупных компаний и их акционеров. Уровень подоходного налога правительство повышать не решилось. Эксперты рекомендовали Франции пойти на более суровые меры, в частности предлагалось порезать расходы бюджета на медицину.

Европа ждет от Франции жестких и непопулярных мер, однако у Н.Саркози, который будет стремиться удержать свой пост, могут быть другие планы.

Битва за Париж
Предупреждение проблем Франции крайне важно для еврозоны, поскольку даже небольшие потрясения в этой гигантской экономике будут иметь ужасные последствия для всего региона. Сегодня Германия и Франция являются единственными двигателями в Европе, которые способны вытянуть за свой счет проблемы прочих членов валютного союза. Сама по себе Франция - сильное государство с прекрасно диверсифицированной экономикой и структурой экспорта, однако под давлением взятых на себя обязательств Париж слабеет. В условиях обострившегося финансового кризиса чуть ли не каждый день на республику обрушиваются плохие новости от соседей. К примеру, недавно правительство Бельгии дало понять, что не может оплатить свою долю в рекапитализации франко-бельгийского банка Dexia. Таким образом, появилась еще одна статья непредвиденных расходов во французском бюджете.

Франция - вторая по абсолютному объему ВВП экономика Еврозоны, которая (в отличие от той же Испании) никогда за всю историю не подвергалась понижениям оценки кредитоспособности. Французский франк (в отличие от британского фунта или германской дойчемарки) являлся эталоном устойчивости и гордости французов и во времена Людовика XIV, и во времена Первой и Второй мировых войн, напоминает директор аналитического департамента ИГ "Норд-Капитал" Владимир Рожанковский. Эксперт считает, что возможное понижение рейтинга Франции не будет иметь катастрофических последствий. "Если рейтинг Франции и будет понижен, она вполне сможет реально продолжать оставаться одним из немногочисленных локомотивов еврозоны", - заключил В.Рожанковский.

Главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен считает, что даже ядро Евросоюза - Германия - под грузом проблем региона выглядит неважно. Сегодня доходность облигаций всех стран еврозоны сравнивают с бенчмарком - облигациями ФРГ. Чем меньше разрыв, тем стабильнее экономика. Однако доходность 10-летних казначейских облигаций самой Германии в последние годы на 25 пунктов выше, чем доходность датских, британских и шведских долговых бумаг.

"Началась завершающая стадия игры: либо мы проведем девальвацию в еврозоне, либо мы должны реконструировать евро. Так или иначе, в 2012г. Европу ждут большие изменения", - прогнозирует эксперт.

Ищите, кому выгодно
Пока первые лица Европы в конце минувшей недели обсуждали очередной план спасения региона, исследовательские центры разрабатывали сценарии распада еврозоны и гадали, кто от этого выиграет, кто проиграет и наступит ли в результате конец света. Оказалось, что вначале тяжело придется всем. При этом наибольшие потери понесут Германия, США и Китай (как крупнейшие экспортеры). Однако в перспективе в выигрыше могут оказаться Россия и Турция.

Аналитики PwC считают, что выход одной только Греции из еврозоны обойдется снижением общего ВВП Европы на 1%. Согласно прогнозу ОЭСР, дефолты стран еврозоны могут сократить ВВП США более чем на 2%. В свою очередь эксперты UBS утверждают, что Греция в случае выхода из еврозоны может потерять половину своего ВВП, а Германия лишится четверти ВВП, если решится вернуть немецкую марку.

Германия, по мнению экспертов, выиграла больше всех от введения евро. С переходом на единую европейскую валюту ей стало значительно выгоднее продавать свои товары на соседних рынках сбыта. Кроме того, после введения евро конкурентоспособность и сальдо платежного баланса страны резко выросли, чего нельзя сказать обо всех остальных странах Европы. В результате на конец 2010г. Германия была единственной страной еврозоны с положительными показателями роста конкурентоспособности и сальдо платежного баланса. Поэтому в случае распада еврозоны сильный финансовый шок ждет прежде всего Германию.

Согласно оценкам американского агентства Stratfor, вероятность распада еврозоны в течение ближайших 12 месяцев составляет 90%. При этом в агентстве отмечают, что в случае подобного развития событий в регионе произойдет перераспределение геополитических центров притяжения. По мнению Stratfor, проблемные страны юга Европы сплотятся вокруг Турции, а государства Северной и Центральной Европы начнут теснее сотрудничать с Москвой.

Существующие предложения лидеров еврозоны и реализуемые меры, по единогласному мнению экспертов, недостаточны. Агентство S&P в опубликованном недавно докладе призвало Европу найти панацею от греческой болезни, но советов не дало. Как же спасти Европу? Стин Якобсен предлагает "собрать "кардиналов Европы", запереть их в отеле и не выпускать до тех пор, пока из трубы не пойдет белый дым, потому что по-хорошему в ЕС уже действовать нельзя". А пока в верхах кризис идей, целостность еврозоны остается под большим вопросом.

http://pics.rbc.ru/img/top/2011/12/13/Stabilnost.jpg

Алина Евстигнеева, РБК,13 декабря 2011 г.
http://top.rbc.ru/economics/13/12/2011/629559.shtml

0

7

Валовый внутренний продукт: удивительная история ложной статистической концепции
Macleod, Alasdair, Финансовый аналитик и комментатор. FinanceAndEconomics.org.

В 1971 году американский экономист и эконометрик Саймон Кузнец (Simon Kuznets) получил Нобелевскую премию за свою «эмпирически обоснованную интерпретацию экономического роста, которая привела к новому и более глубокому пониманию экономической и социальной структуры и процесса развития». Именно Кузнецу приписывают изобретение Валового Внутреннего Продукта, над которым он работал в конце 1930-х годов.

До его работы над ВВП размер экономики не имел статистического измерения. Проблема заключалась в необходимости свести разноплановое производство товаров и услуг к единому измерению, так чтобы яблоки и груши можно было складывать с автомобилями и грузовиками. ВВП – это стоимость всех товаров и услуг в экономике, измеренных в валюте страны, в данном случае в долларах США, потому что Кузнец работал на американское правительство. Кроме того, следовало принять в расчет государственное предоставление товаров и услуг, многие из которых предоставлялись конечным потребителям бесплатно. Решили включать их по фактической себестоимости.

ВВП может быть полезен для определения размера экономики в сравнении с другой, и он позволяет составить таблицу важности экономик относительно друг друга. Но экономисты кейнсианской школы превратили ВВП в важный, а сегодня – в важнейший статистический показатель для оценки эффективности макроэкономической политики. А так как ВВП не подразделяется на потребительский и правительственный, у политиков и их экономических советников быстро вошло в привычку допускать, что они имеют одинаковое экономическое значение. Это позволяет политикам тратить деньги, зная, что эти расходы способствуют «экономическому росту» в рамках статистики по ВВП в той же степени, что и увеличение производительности частного сектора.

Такое отсутствие субъективной оценки ВВП аналогично оценке компании по одному лишь балансовому листу. Балансовый лист может показать, что у компании есть производственные активы согласно цифрам в книгах, но ни один серьезный инвестор не примет бухгалтерскую информацию за чистую монету: он пойдет и посмотрит на грузовики, фабрики и оборудование в них, а затем сформирует суждение в соответствии с их состоянием и ценности для предприятия. Цифры в балансовом листе – не более чем бухгалтерская сбалансированность факторов производства. Так же и расчет ВВП производится на основании показателей некоторых компаний, которые являются динамичными, изобретательными и создают ведущие продукты. Будут и другие компании, которые, чтобы остаться на плаву, зависят от правительственных субсидий: вероятно, они представляют меньшую ценность для экономики, но не для политиков, одобряющих субсидию. В этом случае нельзя сказать, что продукция этих субсидированных компаний нужна потребителям в производимом количестве или по цене, обеспечивающей прибыль. Есть и компании, чей результат зависит от государственных контрактов; контрактов, которые могут представлять или не представлять реальной ценности для экономики. Не стоит забывать о стоимости государственных услуг, навязываемых людям независимо от того, хотят они этого или нет, и которые в виде налогов потребляют финансовые ресурсы, которые в ином случае пошли бы на товары или услуги, которые людям действительно нужны.

С этим согласны и представители Австрийской школы экономики. Сам фон Мизес (von Mises) писал, что «попытка определить в денежном выражении богатство нации или всего человечества настолько же несерьезна, насколько и мистические попытки решить загадки Вселенной с помощью размеров пирамиды Хеопса». [i] Но мы можем зайти еще дальше в этой критике, чтобы развеять иллюзии о том, что статистика по ВВП должна отражать объемы производства,  и таким образом, являться адекватной мерой экономического роста.

Для этого нам нужно рассмотреть экономику со здоровой денежной  системой, без изменения количества денег и банковского кредита, и со сбалансированными торговлей и притоками иностранного капитала. Если в последний день прошлого года ВВП составляет один миллиард денежных единиц, каким он должен быть в последний день года нынешнего? Он должен составлять тот же миллиард денежных единиц. Может меняться производственная деятельность, может изменяться соотношение между потреблением и сбережениями, может изменяться соотношение частного и государственного сектора в экономике, но если не меняется количество денег, ВВП должен оставаться таким же. Коррекция происходит на уровне цен, так что увеличение производства ведет к снижению цен, а сокращение производства – к росту.

Если понимать, что в системе здоровых денег ВВП не изменяется, становится ясно, что в режиме необеспеченных денег ВВП будет меняться, только чтобы отражать денежную инфляцию, независимо от уровня производственной активности. В этом случае просто увеличивается денежная масса, а влияние на цены конечных товаров имеет вторичное значение, как и в случае с системой твердых денег.

Но это еще не все отличия между двумя системами. В примере со стабильными деньгами цены со временем могут падать, благодаря чему возможность бизнес-инвестиций становится привлекательной для вкладчиков. Вкладчик получает не только скромные проценты, с годами покупательная способность его капитала увеличивается. По этой причине избыточный капитал продуктивнее инвестировать в сбережения, а не спекулировать на нем, с учетом гарантированного положительного эффекта, за исключением риска индивидуального предпринимательства.

В системе необеспеченных денег в эти отношения между вкладчиками и продуктивным вложением капитала вмешивается инфляция, поглощающая капитал, и дестабилизирующее влияние циклов, состоящих из бумов и спадов, вызванных кредитом. Когда вкладчики чувствуют потери капитала, они стремятся защитить его другими способами. А так как они, или финансовые посредники, действующие от их имени, все больше пытаются защитить свои сбережения от инфляции, происходит отток денежных накоплений из производственных капиталовложений. Вместо этого они находят применение в более спекулятивных видах деятельности, таких как торги на фондовых рынках и другими классами активов, извлекающих пользу от денежной инфляции.

Долгосрочные последствия демонстрируются на контрасте между экономиками, развивающимися, в первую очередь, за счет сбережений и потребления. В послевоенные годы Германия и Япония развили стойкую культуру экономии, процветавшую при нескольких правительствах, чья денежно-кредитная политика строилась на борьбе с инфляцией. Последствием этого была стабильность процентных ставок на уровнях, больше подверженных влиянию предложения и спроса на сбережения, нежели денежной экспансией центральных банков. Преимущества этих экономик, развивающихся за счет накоплений, соответствуют Теории капитала, разработанной последователями Австрийской школы экономики. Стабильность валютного курса и других факторов производства дала возможность развития промежуточных производственных процессов, и в результате как Германия, так и Япония превратились в мощные экономические державы.[ii]

Положение экономик, развивающихся за счет потребления, совершенно иное. В послевоенные годы правительства США и Великобритании (как пример) выбрали в качестве драйвера экономического роста денежную экспансию, взяв за основу кейнсианскую и монетаристскую макроэкономические политики. Традиция сбережений в промышленных инвестициях была неизбежно и существенно подорвана. Спад накоплений в обеих англо-саксонских экономиках был вызван денежной инфляцией и нестабильными для продуктивных капиталовложений экономическими условиями, вызванными увеличением денежной массы. И опять же это легко прослеживается из Теории капитала. Это привело к тому, что производство, под влиянием нестабильных затрат как на привлечение капитала, так и на другие факторы производства, сократилось, из-за чего эти экономики попадали во все большую зависимость от потребления.

Растущий пул спекулятивного капитала

Попытки управлять статистикой ВВП посредством вливания необеспеченных денег не только исказили отношения между настоящими сбережениями и капитальными инвестициями, они также привели к постоянному наращиванию спекулятивного капитала, как было упомянуто выше. По этой причине денежная экспансия не ведет к увеличению ВВП автоматически. Пока существует эта утечка, денежную массу придется расширять еще более агрессивно, чтобы повышать эту цифру. И здесь проявляется защитный механизм. Чем больше денежной массы поступает в экономику, тем больше поглощается капитала из частного сектора, и, таким образом, денежная экспансия больше поощряет финансовую спекуляцию, нежели производительные капиталовложения. Дальнейшие инъекции необеспеченных денег попросту прекращают повышать статистические показатели ВВП. 

Вряд ли это помешает экономической политике пытаться наращивать бухгалтерскую сбалансированность ВВП: кейнсианство и монетаризм, по большей степени, основаны на иллюзии, что статистические показатели ВВП реально отражают экономический рост, а не просто прирост денежной массы в экономике. Единственное, что способно остановить этот процесс – потеря веры в покупательную способность необеспеченных денег. Только тогда, в результате  «вскрытия», экономический истеблишмент и все население в целом поймут очевидность этой ошибки – принятия бухгалтерского тождества за нечто реальное.
[i] Human Action as quoted in an article by Dr Frank Shostak published by BrookesNews.com 3 Sept 2007.
[ii] См. http://financeandeconomics.org/Articles archive/2010.07.01 Capital Theory.htm
_____________________
http://goldenfront.ru/articles/view/val … -koncepcii

0

8

Goldman Sachs: мир ожидает глубокая рецессия

http://img2.profi-forex.org/A13_24_1_2362084430.jpg
В начале декабря финансовые эксперты банка международного значения Goldman Sachs опубликовали собственные экономические прогнозы развития тенденций на мировой экономической арене в предстоящие два года.
Как отметили в отчете эксперты Goldman Sachs, ситуация в 2012 году будет благоприятной для экономики России. Бюджет рассчитан, исходя из прогноза среднегодовой цены на нефть марки Urals в 2012 году в размере $100 за баррель.

При этом, западные аналитики не пришли к единому мнению о том, куда двинется цена на нефть после Нового года. Так что же ожидает мир и Россию после Нового года, какие тренды развития будут заложены и на что стоит обратить внимание инвесторам?

Насколько квалифицирован в составлении прогнозов Goldman Sachs?
Goldman Sachs является одним из самых крупных коммерческих банков в мире, действующих на фондовых рынках мирового масштаба. Компания увековечила свое название от ее основателя Маркуса Голдмана. С момента основания банка прошло 142 года. Основой деятельности банка являются операции на международном рынке капитала и инвестиций, в том числе и консультационные услуги, осуществление операционной деятельности с инвестиционными средствами доверителей, брокерское обслуживание. В управлении банком находятся счета многочисленных инвестиционных фондов, инвестсчета крупных клиентов:
■ штат аналитиков банка. Банк известен одной из самых сильных команд мировых финансовых экспертов, так как она одной их первых заложила тенденцию формированию коллектива из лучших выпускников бизнес-школ. Отличный состав финансистов-аналитиков позволяет банку, изучая мировые тенденции, делать экономические прогнозы относительно всего ценного и интересного, что формирует мировую финансово-экономическую систему, чем, собственно, служащие финучреждения и занимаются многие годы;
■ сила влияния Goldman Sachs. Один из аналитиков компании, предсказавший в 2008 году мировой экономический кризис, сегодня говорит о третьей мировой войне. Некоторые экономические критики, принимая во внимание масштабность, опыт и рычаги влияния банка, говорят о том, что, например, цены на нефть прогнозисты банка не предсказывают, а формируют!

Goldman - один из мировых финансовых «советников» для многих предприятий государственного масштаба и отдельных государств.
Последними в списке таких стран стали Ливия, Греция, Украина.

О чем предупреждают новые прогнозы банка?
Группа экспертов Goldman недавно опубликовала собственный мировой прогноз развития рынков сырья и валют тем самым подтвердив через время августовский прогноз МФ о начале второй волны кризиса (см. Банк Societe Generale: крах евро неизбежен. Комментарии профессиональных трейдеров, Будет ли 2-я волна кризиса в мире и ее влияние на курсы валют форекс"), а также осветила вариативность поведения мировых Центробанков. Основные момент, по мнению аналитиков Академии Masterforex-V, следующие:
■ прогноз для развитых стран. Темпы роста обещают замедлиться, в некоторых странах сводясь к нулю или даже стремясь через нулевую черту вниз. Сокращение госзатрат на социальные меры с целью пополнения бюджета и сокращения внешнего долга стран станет еще более жестким. Одним из прогнозируемых последствий такого рода политики станет резкое снижение объемов кредитования частных лиц, и, как следствие, существенное сужение численности банковского сектора;
■ прогнозы для рынков развивающегося типа. В силу описанных экономических мер, страны ожидает снижение уровня инфляции. Такая тенденция проявляется уже сегодня, например, в Китае, где банк-регулятор финансовой деятельности уменьшил требования к объемам банковских резервов крупных игроков рынка на 50 базисных пунктов;
■ прогнозы для ЕС. Декабрь текущего года и первый квартал 2012 должны будут отразить снижение ВВП ЕС на 0,5% и сужению экономических объемов на 0,8%. Пострадает в том числе Скандинавия, Великобритания и выборочные страны Центра и Востока региона. Темпы роста экономики в 2013 году покажут прибавку лишь в 0,7%. Подобная ситуация пробудит рецессию в ЕС;
■ прогнозы последствий кризиса в Еврозоне. Прогноз уровня мирового ВВП банком снижен до 3,2% на 2012 год – именно так будут влиять тенденции в ЕС, которые продолжат развитие в следующем году, и будут способствовать сдерживанию глобального роста. Подобная ситуация могла бы разрешиться только четким последовательным планом действий по выводу ЕС из кризиса, однако не имение такового сегодня способствует развитию сложившейся ситуации. Продолжится также и давление, особенно ощутимое в банковском секторе региона, в котором сосредоточены все долговые обязательства стран-членов ЕС;
■ прогноз развития фондовых рынков. Следующие полгода, по мнению экспертов, отразятся негативно на мировых индексах Токио Topix, Europe 600, Stoxx и MSCI AC, не считая Японию, и приведут к их снижению. Индекс S&P 500 особых изменений не потерпит. Европейские акции ожидает волатильность – прогнозируемый предел снижения равен 16%, однако к концу года стоимость этих ценных бумаг вернется к прежнему уровню.

В свою очередь, аналитики кафедры портфельных инвестиций Академии Masterforex-V отмечают, что "формирование позиции с текущих уровней мы считаем довольно рискованым. Goldman ожидает замедление роста в первой половине 2012 года до 1% из за побочных явлени со стороны Еврозоны. Макроэкономические показатели в США показывают небольшое восстановление, благодоря которым может отыграться явление "Новогоднее Ралли". Основное внимание мы сосредотачиваем на решение системных рисков в Европе. При ослабление системных рисков в Европе мы ожидаем рост, но не бурный. Поэтому более комфорно формировать позиции от 1220,1150. По сколько при формирвоании негативного риск - сценария, фондовый рынок США может выглядеть весьме переоцененным и мы увидим снижение фондовых индексов".
http://www.profi-forex.org/system/user_files/Images/News/12-2011/131211/resized/A13_24_1_60930769.jpg

■ прогноз для азиатского региона. За 2012 год акции азиатских стран без учета Японии вырастут в цене до 14%. Достаточно низкая на сегодня стоимость акций и стремительное развитие Китая приведут к тому, что чистая прибыль от одной акции компаний указанного региона возрастет на 5,6% в 2012 году и на 12% в 2013г.;
■ прогноз состояния государственных долгов. В этом секторе доходность ожидается положительной. Мягкая денежно-кредитная политика стран, умеренная инфляция приведут ближе к 2014 году к росту на 65% стоимости облигаций казначейства Америки, имеющих десятилетнюю историю. Подобная тенденция ожидает и Германию с Великобританией;
■прогнозы в отношении доллара. Переориентация мировых инвесторов на расширенный портфель валют приведет к ослаблению позиций американского доллара. Ожидается укрепление китайского юаня, фунта стерлингов, мексиканского песо;
■ прогнозы по нефти. Проблемы расширения производства энергоносителей, настигшие уже сегодня мировых производителей, приведут к увеличению стоимости нефти и нефтепродуктов. Цены на сырую нефть, сдерживаемые сегодня политикой правительств, прорвутся, достигнув рекордной отметки.

По мнению Ивана Курапова (Dr. Key), руководителя факультета анализа биржевых настроений Академии Masterforex-V, ситуация с нефтью довольно неопределенная, так как она даже при сильном кризисе на мировых рынках будет в цене, и сильно падать в ближайшем будущем не будет, однако снижение в рамках коридора в область 80-60 вполне вероятно, при этом в ближайшемо году наиболее вероятно нахождение нефти в коридоре между 80 и 50:
http://www.profi-forex.org/system/user_files/Images/News/12-2011/131211/A13_24_2.jpg

Аналитики Академии Masterforex-V отмечают, что технически нефть на данный момент находится в районе сильного психологического уровня $100. "Считаем, если цена сумеет закрепиться выше $100, то, вероятнее всего, будет рост до отметки $110, при худшем варианте развития событий - ближайшее сильное сопротивление находится в районе $90":
http://www.profi-forex.org/system/user_files/Images/News/12-2011/131211/resized/A13_24_3_147231573.jpg

■ прогнозы деятельности политиков. Предстоящие два года будут характеризоваться активной политической деятельностью глав развитых стран, направленной на внедрение различного рода экономических мер. Возможен третий дубль стимулирования американского доллара, продолжение экспансии Швейцарии.

Доверять ли прогнозам Goldman?
Относиться к прогнозам можно по-разному. Не хочется верить в те, которые сулят негативные тенденции. Для оценки доверия обратимся к статистике доходов этой компании.

Мировой успех Goldman. В 1995 году финансовые советы банка по 26 крупным мировым сделкам позволили прокрутить около 15,6 млрд. долларов и вывести его на лидерскую позицию среди компаний – консультантов мирового масштаба. В 1999 году Goldman Sachs организовал наибольшее количество сделок на рынке M&A, задействовав около 800 млрд. долларов активов. В 2003 году аналитики компании приняли участие в организации сделок по финансовым слияниям компаний, общий фонд которых составил более 576 млрд. долларов, 108 из которых имели отношение к европейским компаниям. Компания успешно занимает сегмент от 20% до 40% объема рынка мировых финансовых консультаций, входя в тройку лидирующих банков.

Приведенные данные отражают внушительные объемы денежных средств, доверяемых банку крупными компаниями, значит, кредит их доверия очень высок. Остается лишь надеяться на то, что прогнозы Goldman по поводу ожидаемых мир экономических изменений, воплотятся в жизнь лишь с наилучшей их стороны.

Относительно акций Goldman, аналитики кафедры портфельных инвестиций Академии Masterforex-V отмечают, что после длительного снижения которое продолжалось на протяжении всего 2011 года акции компании нащупали дно в районе $90. Считаем возможным формировать позицию по данному инструменту с текцщих уровней(агрессивно), либо дождаться отката в район $90 и на признаках возобновления ап тренда купить акции данной компании(консервативно). Предполагаемые таргеты $130-$140, аналитический стоп лосс при закреплении цены ниже $90 Cнижение цены считаем возможным при возникновении корпоративных или системных рисках.
http://www.profi-forex.org/system/user_files/Images/News/12-2011/131211/resized/A13_24_4_2750276724.jpg

Прогноз движения акции:
http://www.profi-forex.org/system/user_files/Images/News/12-2011/131211/resized/A13_24_5_2830711742.jpg

http://www.profi-forex.org/news/entry1008097664.html

0

9

Худшая для Америки декада начнётся в 2012 году

Как пишет в Newsweek историк финансов Нейл Фергюсон: «Рецессия с двойным спадом… Мы забыли, что великая депрессия была подобна футбольному матчу. У неё было два тайма. Крах 1929-го ознаменовал собой первый матч. Но то, что сделало великую депрессию по-настоящему великой, началось с кризиса европейских банков в 1931-м». Ничего не напоминает?

http://mixednews.ru/wp-content/uploads/2011/12/the-future-4501.jpg

Фергюсон оценивает это так: «Чтобы понять, что происходит в нашей собственной пограничной депрессии, необходимо знать историю. Но вряд ли кого-то это заботит».

У Фергюсона с его мрачными прогнозами есть хорошая компания. Билл Гросс из Pimco (крупнейший инвестиционный фонд; прим. mixednews) риторически вопрошает: «куда движется евро? Более чем вероятно, что вниз. Возможно, существенно. Гросс предупреждает о «кошмарной ситуации», когда «евро может пасть… и утянет за собой восстановление экономики США».

Затем есть ещё Джереми Грентхэм, чья компания GMO управляет 100 миллиардами долларов. Он предсказал крах 2008 за пару лет до него. Он прогнозирует «семь тощих лет» до 2016 года, до конца следующего президентского срока.

Ещё плохая новость: по мере приближения к первому году «худшего десятилетия в американской истории», экономист и обозреватель Forbes Гери Шиллинг выпустил свой полугодичный прогноз: в 2012 году, скорее всего, будет глобальная рецессия.

А в Vanity Fair нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц так же исследует тёмную историю великой депрессии, предупреждая, что в своём незнании истории мы пропустили фундаментальный экономический сдвиг в реальной экономике, упустив то, что генерировало будущие рабочие места, точно так, как это было и в 30-х. Да, мы рискуем трагически повторить великую депрессию.

10 прогнозов на худшее десятилетие в Американской истории

Вот обновление 10 прогнозов цепной реакции событий, которые сейчас набирают критическую массу.

2011 год – Сверхбогатые продолжают тратить миллиарды на контроль Вашингтона

Консервативный захват американской демократии за последние три десятилетия завершился в прошлом году, когда Верховный суд делегировал бездушным корпорациям, чья единственная забота, это богатые акционеры, неотъемлемые права, как и у человека, ускоряя для них выполнение задачи по достижению  абсолютной власти.

2012 – Сверхбогатые захватывают над нашей политической системой абсолютную власть

Решение Верховного суда узаконило политический подкуп. Теперь через лоббистов к политикам перетекают миллиарды долларов с одной целью: обещанием того, что политики проголосуют за их особые интересы. Наш средний класс быстро скатывается до статуса стран третьего мира. Неравенство неуклонно растёт. Неважно, кто выиграет в президентской гонке – система коррумпирована деньгами. Обама, Митт, Ньют – все они пешки системы (Ньют Гингрич и Митт Ромни кандидаты в президенты США; прим. mixednews).

2013 год – Взрыв пузыря глобального населения, быстро иссякающие ресурсы

Сверхбогатые видят взрывной прирост населения на сто миллионов ежегодно не как угрозу дефицитным мировым ресурсам, а как инструмент, чтобы стать ещё богаче при помощи свободно-рыночного капитализма и глобализации. Они игнорируют драму глобального прироста до 10 миллиардов, и отказываются слышать предупреждения экологов вроде Билла Маккиббена о том, что «может быть уже слишком поздно. Наука выдыхается, и разрушение уже началось».

2014 год – глобальные сырьевые войны Пентагона будут усиливаться до пика в 2020-м

В начале войны в Ираке Fortune проанализировал засекреченный доклад Пентагона, прогнозирующий, что «климат может измениться быстро и радикально. Эта проблема может стать основной для национальной безопасности». А миллиарды новых людей распространят беспорядки по всему миру, «когда жестокие засухи превратят сельскохозяйственные земли в пыльные пустыни, и леса в пепел». Ещё один забытый исторический урок: «может возникнуть старая картина. Когда война снова начнёт определять человеческую жизнь». Да, в отрицании, политики сотрудничеству предпочли войну и катастрофы.

2015 год – Позолоченный век глобализации разорвёт американскую глобальную империю

О времени предсказания Пентагоном мировой войны в 2020 году, Кевин Филлипс в «Богатство и демократия» предупреждает: «самые великие страны на пике своей экономической мощи становятся высокомерны, и платят за большие войны огромные цены, разбазаривают огромные ресурсы, влезают в огромные долги, и в итоге сжигают сами себя». Так же, Фергюсон предупреждает в «Колосс: восход и падение американской империи», о том, что мы находимся в отрицании, думаем о политическом процессе в сезонных, циклических рамках».

2016 год – Капитализм, основанный на рейганомике, саморазрушается, происходят крахи и банкротства банков

«Но что, если история не циклическая и медленно движущаяся, а аритмичная», задаётся вопросом Фергюсон. «Что, если крах не происходит в течение нескольких веков, а наступает неожиданно», и слишком быстро, чтобы на него среагировать. Верный традициям, новый консервативный президент будет игнорировать уроки истории. И как предсказывал Джаред Даймонд в своём «Коллапсе»: «один из тревожащих фактов истории в том, что так много цивилизаций сходны в кривой резкого упадка… кончина может начаться всего через 10-20 лет после того, как она достигнет пика населения, богатства и власти».

2017 год – Классовая война и революция: класс богатых несёт большие потери и капитулирует

Уоррен Баффет предвидел революцию давно: «Существует классовая война, это да, но это мой класс, класс богатых, и мы побеждаем». Но к президентским выборам 2016-го политическая ненависть взорвётся новой американской гражданской войной из-за неравенства. Ширящийся разрыв доходов лопнет, вызвав экономический коллапс. Разрастающиеся беспорядки воспрепятствуют очередному крупному спасательному пакету для наших слишком-жадных-чтобы-рухнуть банков. Новая депрессия станет триггером классового восстания.

2018 год – ФРС и банки Уолл-стрит рухнут, заново будет принята поправка Гласса-Стигала

Даймонд предупреждает: лидерам необходимо мужество, чтобы практиковать долгосрочное мышление, проводить смелые упреждающие решения в то время, когда проблемы становятся ощутимыми, ещё до того, как те достигли кризисных пропорций». Вместо этого, они не в состоянии действовать решительно, и постоянно откладывают. История показывает нам, что лидеры действуют в рамках кратковременных эгоистичных интересов, а не долговременных интересах на пользу общества, особенно политики, поддерживаемые миллиардерами, которые видят только квартальную прибыль, бонусы в конце года и следующие выборы.

2019 год – Разрастание глобальных сырьевых войн, гибель миллионов, растрата триллионов

Около половины нашего федерального бюджета уходит на военную машину Пентагона, что ограничивает внутренние приоритеты Америки. Как и следовало ожидать, новые войны за сырьё ускоряются вследствие роста населения и снижения запасов дефицитных ресурсов. Это так же вынуждает всесторонне переосмыслить баланс между расходами для защиты от внешних врагов и быстрым обветшанием внутренних программ: трудоустройства, образования, здравоохранения, пенсии.

2020 год – Первая женщина-президент США, кончина патриархального господства

К концу десятилетия станет ясно, что патриархат – доминирование мужчин в философии, экономике, политике и культуре на протяжении всей истории – довёл до упадка нашей цивилизации, приведя мир на грань полного уничтожения.

Хуже всего то, что мозг сегодняшнего мужчины настолько жёстко фиксирован на ближнесрочной перспективе, что мгновенно забывает даже самые недавние уроки, например, 2008-й. В результате, наши лидеры-мужчины «коллективно не замечают самые очевидные события, которые на протяжении истории происходят снова и снова».

Классовая или гендерная война? В 2020 году мы это узнаем, но к тому времени может быть уже слишком поздно.

http://mixednews.ru/archives/12525

0

10

Мировая экономика: хрупкая и несбалансированная в 2012 году
Автор: Нуриэль Рубини   

http://hvylya.org/images/stories/crisis2.jpg
Перспективы мировой экономики в 2012 году ясны, но они не радужны: рецессия в Европе, в лучшем случае анемичный рост в Соединенных Штатах и резкий спад в Китае и в большинстве стран с формирующейся рыночной экономикой. Азиатские страны подвержены влиянию Китая. Латинская Америка подвержена влиянию более низких цен на сырьевые товары (по мере того как Китай и страны с развитой экономикой замедляют свой рост). Центральная и Восточная Европа подвержены влиянию еврозоны. А потрясения на Ближнем Востоке вызывают серьезные экономические риски ‑ в этом регионе и в других местах – так как геополитический риск остается высоким, и, следовательно, высокие цен на нефть будут сдерживать рост мировой экономики.
На данный момент рецессия в еврозоне не вызывает сомнений. Хотя ее глубину и продолжительность нельзя предсказать, продолжение кредитного кризиса, проблемы суверенного долга, отсутствие конкурентоспособности и жесткой экономии бюджетных средств предполагают серьезный спад.

США – растущие черепашьими темпами с 2010 года ‑ сталкиваются со значительными рисками замедления вследствие кризиса еврозоны. Они также должны бороться с существенным финансовым тормозом, продолжающимся сокращением доли заемных средств в секторе домашних хозяйств (наряду со слабым созданием рабочих мест, застойным уровнем доходов и стойким понижающим давлением на недвижимое имущество и финансовые ресурсы), растущим неравенством и политическим тупиком.

Среди других основных стран с развитой экономикой Соединенное Королевство переживает W-образный экономический спад, по мере того как бюджетная консолидация на начальном этапе и воздействие еврозоны подрывают экономический рост. В Японии восстановление после землетрясения будет выдыхаться, по мере того как слабые правительства будут не в состоянии провести структурные реформы.

Между тем, недостатки модели экономического роста Китая становятся очевидными. Падение цен на недвижимость вызывает цепную реакцию, которая окажет негативное влияние на застройщиков, инвестиции и правительственные доходы. Строительный бум начинает замедляться, так же как чистый экспорт стал тормозить экономический рост вследствие ослабления спроса США и, особенно, еврозоны. В попытке охладить рынок недвижимости путем обуздания быстро растущих цен, китайским лидерам будет трудно возобновить рост.

Они не одиноки. С точки зрения политики, США, Европа и Япония также откладывали серьезные экономические, фискальные и финансовые реформы, которые необходимы для восстановления устойчивого и сбалансированного роста.

Сокращение доли заемных средств частного и государственного секторов в странах с развитой экономикой только начинается, а балансы домашних хозяйств, банков и финансовых учреждений, а также местных и центральных органов власти по-прежнему напряжены. Улучшилось только состояние полноценного корпоративного сектора. Но с таким количеством постоянных побочных рисков и глобальной неопределенностью относительно конечного спроса, а также с остающейся на высоком уровне избыточной мощностью вследствие чрезмерно высоких в прошлом инвестиций в недвижимость во многих странах, а также всплеска инвестиций Китая в производство в последние годы, капитальные расходы этих компаний, а также наем новых сотрудников остаются сдержанными.

Рост неравенства ‑ отчасти вследствие сокращения рабочих мест в процессе корпоративной реструктуризации – дальше сокращает совокупный спрос, поскольку семьи, малоимущие и получатели трудовых доходов имеют более высокую предельную склонность тратить, чем корпорации, богатые домохозяйства и получатели дохода с капитала. Более того, по мере того как неравенство подогревает народный протест во всем мире, социальная и политическая нестабильность может создать дополнительный риск для экономической деятельности.

В то же время ключевой дисбаланс текущих счетов ‑ между США и Китаем (и другими странами с формирующейся рыночной экономикой), а также в пределах еврозоны между центром и периферией ‑ по-прежнему велик. Упорядоченная адаптация требует меньшего внутреннего спроса в условиях чрезмерного расходования средств стран с большим дефицитом текущего счета и более низкого торгового профицита в странах с чрезмерными накоплениями посредством номинального и реального укрепления валютного курса. Для поддержания роста страны с чрезмерными расходами нуждаются в номинальном и реальном удешевлении, чтобы улучшить торговый баланс, в то время как страны с положительным сальдо нуждаются в стимулирования внутреннего спроса, особенно потребления.

Но эта корректировка относительных цен посредством движений валют зашла в тупик, поскольку страны с положительным сальдо сопротивляются укреплению валютного курса, способствуя рецессионной дефляции в странах с дефицитом. В результате валютные битвы ведутся по нескольким направлениям: валютные интервенции, количественные послабления и управление притоками капитала. И, по мере дальнейшего ослабления роста мировой экономики в 2012 году, эти бои могут перерасти в торговые войны.

Наконец, политики исчерпывают варианты. Девальвация валюты является игрой с нулевой суммой, поскольку не все страны могут обесценить и улучшить чистый экспорт в одно и то же время. Денежно-кредитная политика будет смягчена, по мере того как инфляция не будет представлять проблемы в странах с развитой экономикой (и в небольшой степени в развивающихся странах). Но денежно-кредитная политика становится все менее эффективной в странах с развитой экономикой, в которых проблемы возникают из-за банкротств – и, следовательно, кредитоспособности ‑ а не ликвидности.

Между тем, фискальная политика сдерживается ростом дефицитов и долгов, органами надзора за облигациями, а также новыми бюджетными правилами в Европе. Поддержка и спасение финансовых институтов политически непопулярны, в то время как у почти неплатежеспособных правительств нет на это денег. И, политически, обещания «Большой двадцатки» уступили место реальности ‑ «Большому нулю»: слабым правительствам все труднее осуществить международную координацию политики, поскольку мировоззрение, цели и интересы стран с развитой и развивающейся экономикой конфликтуют между собой.

В результате, имея дело с дисбалансами рынков ‑ большими долгами домохозяйств, финансовых институтов и правительств – временное сглаживание проблем платежеспособности посредством финансирования и ликвидности, в конечном итоге, может привести к болезненной и, возможно, беспорядочной реструктуризации. Кроме того, решение проблем слабой конкурентоспособности и дисбалансов текущего счета требует корректировок валют, которые могут, в конечном итоге, привести к выходу из еврозоны некоторых членов.

Восстановление устойчивого роста достаточно сложно осуществить без вездесущего призрака сокращения доли заемных средств и в условиях острой нехватки политических боеприпасов. Но это задача, которую предстоит решить хрупкой и несбалансированной мировой экономике в 2012 году. Перефразируя Бетт Дэвис в фильме «Все о Еве»: «Пристегните ремни, этот год будет ухабистым!»

Автор – председатель глобальной экономической консалтинговой службы Roubini Global Economic, профессор экономики в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском университете. Подробные перспективы роста экономики в 2012 году представлены им на сайте roubini.com.  
Источник: Fragile and Unbalanced in 2012  http://www.project-syndicate.org/commen … 45/English
Перевод с английского – Татьяна Грибова  http://hvylya.org/analytics/economics/1 … -godu.html

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики