ЭпохА/Теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики


Мировая экономика и аспекты политики

Сообщений 91 страница 100 из 427

91

Геоэкономика кризиса: забытые уроки «финансовой паники» 1907 г.
12.03.2012 Автор: Алексей Полтораков, к.полит.н., Институт украинской политики

http://hvylya.org/images/stories/crisis1907.jpg

В отличие от «Великой депресии» 1929-39 гг. http://hvylya.org/analytics/geopolitics … essii.html
финансово-экономический кризис 1907 г. относительно малоизвестен. Даже в американской художественной литературе он отображен незначительно. (Некоторое исключение составляет роман Э. Синклера «Дельцы» – впрочем, гораздо менее известный, чем, скажем, посвященный «Великой депресии» роман Дж. Стейнбека «Гроздья гнева».)

Однако – в контексте ожидания очередной фазы нынешнего масштабного кризиса – более чем резонно попытаться свежим взглядом оценить события столетней давности и извлечь из них соответствующие уроки.

Не забывайте, что "Отче наш" начинается с просьбы о хлебе насущном.
Трудно хвалить Господа и любить ближнего на пустой желудок.

Вудро Вильсон

Один из отцов-основателей американского государства, 3-й президент США Томас Джефферсон (1743-1826) предостерегал. «Я искренне верю в то, банковские организации представляют большую опасность, чем вражеские армии. Право на эмиссию денег должно быть отнято у банков и передано народу, которому эта собственность принадлежит по праву».
Его соратник и преемник, 4-й президент США Джеймс Мэдисон (1751-1836) был еще более откровенен: «История доказывает, что менялы используют любые способы злоупотреблений, заговоров, обмана и насилия для того, чтобы сохранять контроль над правительством, управляя денежными потоками и денежной эмиссией страны...»

В каком-то смыле сегодняшние «Чайная партия» [1], а тем более – движение «Оккупируй Уолл-стрит», выступающее против «засилья финансовых тузов», «налоговых льгот в пользу миллионеров и миллиардеров» и «корпоративной жадности», являются актуальной интерпретацией «возвращения к истокам» понимания финансово-политической составляющей государственности…

Историко-экономический пролог

Совершенно необразованный человек может разве что обчистить товарный вагон, а выпускник университета может украсть целую железную дорогу.
Теодор Рузвельт

В отличие от большинства предыдущих президентов США, Уильям МакКинли был настоящим «средним американцем» – типичным представителем своего времени. Его личная судьба – родился в семье рабочего-литейщика, у которого было 9 детей; на гражданскую войну (1861-1865 гг.) пошел рядовым-добровольцем и дослужился до майора [2]; депрессия 1890-х гг. разорила его; он потерял двух дочерей, а жена была тяжело больна – сделала из него человека с такими же заботами, как и многие его избиратели.

В Конгрессе сенатор У. МакКинли выделился прежде всего как сторонник политики высоких пошлин и стал хозяйственно-политическим спикером республиканской партии. Названный его именем таможенный «тариф МакКинли» (1890 г.) обеспечивал желаемую защиту отечественной промышленности и тем самым защищал рабочие места, а также снижал своими тормозящими торговлю высокими пошлинами (до 50%) опасно высокие с финансово-политической точки зрения доходы. Став политическим лидером всей нации, он пытался добиться социально-экономической гармонии: повышал налог на корпорации и заявлял, что они составляют опасный заговор против общественного блага.

Финансово-экономический магнат Джон П. Морган получил образование в Гёттингенском университете. Во время Гражданской войны он, избежал призыва за взятку в 300 долларов, занимался спекуляциями на поставках оружия. В начале войны спекулянт вместе с компаньонами приобрел у южан вышедшее из строя оружие и продал его северянам, заработав на этой сделке 25% чистой прибыли. Позднее дело о спекуляциях с оружием расследовала комиссия Конгресса США, однако к ответственности Дж.П.  Моргана не привлекли — его выручили связи в правительстве.

В то время считалось достаточно перспективным заниматься железными дорогами, и наживший на спекуляциях миллионы Дж.П. Морган именно туда направил свои усилия. При том, что железными дорогами занимались многие магнаты того времени (Рокфеллер, Карнеги и др.), более чем предприимчивый Морган не просто вкладывал средства в строительство железных дорог, но планировал постепенно выкупать железные дороги и компании, что в перспективе должно было принести ему полный контроль над ними.

В 1900 г., в самом конце своего первого президентского срока, У. МакКинли возбудил антимонопольное расследование в отношении одной из финансовых структур магната Дж.П. Моргана [3]. Вскоре Уильям МакКинли переизбрался на новый срок, взяв с собой в качестве вице-президента Теодора («Тедди») Рузвельта. «Тедди» Рузвельт, в отличие от опиравшегося преимущественно на промышленников МакКинли, для банковской элиты США был «своим человеком».

Через полгода после начала своего второго срока президенства, 14 сентября 1901 г. У. МакКинли был убит анархистом [4] – и к исполнению президентских обязанностей приступил его преемник Т. Рузвельт.

В том же 1901 г. образовалась «стальная корпорация» Дж.П. Моргана – US Steel (кстати, первая в мире корпорация стоимостью 1 миллиард долларов) [5], являющаяся сегодня крупнейшим в США металлургическим концерном. В 1902 г. Морган объединил несколько компаний, лидирующих в производстве сельхозоборудования, в компанию International Harvester. В том же году он организовал объединение важнейших трансатлантических пароходных линий. Вскоре мега-магнат Дж.П. Морган контролировал 70% стальной промышленности и 60% железных дорог в США.

В 1902 г. президент Теодор Рузвельт с помощью очень своевременного антимонопольного закона начал «наступление» на Моргана и его друзей, с целью разукрупнить промышленные монополии. На самом деле ему едва ли удалось предотвратить растущую монополизацию американской экономики финансово-экономическими магнатами. Например, Т. Рузвельт внешне демонополизировал Standard Oil, однако по сути ничего не изменилось – она была просто поделена на 7 корпораций, руководство которыми по-прежнему принадлежало Рокфеллерам. Общественность об этом хорошо знала прежде всего благодаря политическим карикатурам Томаса Неста, называвшего банкиров не иначе как «денежный трест».

1907 г.: «денежный трест» и «финансовая паника»

Пусть лучше бизнесмены ведут свое дело честно,
чем отдают часть сверхприбыли на благотворительность.

Теодор Рузвельт

На протяжении нескольких лет середины 1900-х гг. конъюнктура американского рынка была т.н. «бычьей» - трейдеры активно брали банковские займы для игры на повышение [6]. Заем осуществлялся быстро и просто: в биржевых конторах существовали специальные окошечки, где трейдеры получали чеки от банка на короткий срок за небольшое вознаграждение. (Недостаток этой схемы обнаружился при падении фондового рынка: трейдеры не могли вернуть кредит, а банки отказались выдавать ссуды.)

К 1907 г., через год после переизбрания Т. Рузвельта, объединив финансовые усилия, Дж.П. Морган «со товарищи» были способны тайно спровоцировать обвал фондового рынка. Ведь в то время тысячи небольших банков по всей стране испытывали огромный недостаток в собственных средствах – из-за принципа работы с частичным покрытием сумма резервов многих из них составляла менее 1%.

«Финансовая паника 1907» г. началась в Соединенных Штатах из-за роста процентных ставок в то время, как фермеры на Западе получали плату за урожай, усугубившись из-за финансовыми скандалами в Нью-Йорке [7]. Последние были связаны с махинациями крупной финансовой компании Knickerbocker Trust – президент компании Чарльз Т. Барни, заключили сделку со спекулянтами – братьями Августом и Отто Хайнце, а также Чарльзом Морсом, чтобы путем махинаций раздуть цену акций производителя меди United Copper [8].

Сначала произошел обвал курса акций. Больше всего подвергся спаду индекс Доу-Джонса, опустившийся на 40% – по акциям промышленных компаний и на 33% – по акциям железнодорожных компаний. Такого хаоса на Нью-Йоркской фондовой бирже уже не было давно. На памяти многих финансистов были различные передряги и финансовые неурядицы, но до такой степени еще не доходило. Все процентные ставки по кредитам выросли невероятно. Причиной этого был огромный – 4% в день! – размер выплачиваемых процентов за ссуду.

Всего через несколько дней после начала фондового кризиса вкладчики по всей стране бросились забирать деньги из банков. Журнал «Экономист» назвал это «крупнейшей финансовой катастрофой в Нью-Йорке с 1857 г.».

Наблюдая порождаемый этим обий экономический спад после десятилетия ненасытного обогащения и сверхприбылей богачей, президент Т. Рузвельт заявил: «Некоторые преступники, сколотившие огромные состояния, вступили между собой в сговор с целью вызвать максимально возможные финансовые затруднения». Еще более показателен его ответ крупнейшему финансисту, пытавшемуся получить льготы для Дж.П. Моргана: «Меня не интересуют ваши богатые друзья».

Министерство финансов США вступило в борьбу с катастрофой слишком поздно. Главным банкам страны были выделены значительные суммы наличных денег. Но этих денег уже не хватило на то, чтобы погасить панику. Богатейшему государству не хватало собственных денег – и оно не могло расплатиться по своим же обязательствам перед своими же гражданами!

Непрекращающаяся паника на рынке заставила главу фондовой биржи Нью-Йорка сэра Томаса обратиться… именно Дж.П. Моргану [9].

Кризис несколько подорвал финансовую мощь Моргана (акции «стального треста» с января по ноябрь 1907 г. упали в цене более чем вдвое), поэтому в его разрешении магнат был более чем заинтересован. При этом у банковского магната остался значительный резерв ликвидных средств, который и был брошен на чашу весов. Однако сначала единственным ответом Моргана стало: «Передайте им, что денег хватит на всех».

Вскоре Морган выступил перед общественностью с предложением помочь лихорадящей американской экономике и «больным» банкам с помощью денег, которые он создаст «из ничего». Это было ужасным предложением [10] – гораздо худшим, чем банковские операции с частичным покрытием. Но Конгресс США его поддержал – и Морган выпустил 200 млн. долларов «своих» частных денег, не обеспеченных резервами. Он снабдил этой бумагой экономику, а часть послал в свои филиалы для выдачи кредитов под процент.

Через некоторое время у окошечек опять возникли очереди: деньги давали в любых количествах. Банкир уговорил крупнейшие банки предоставить кредиты и сам принял в этом участие, попросив наиболее крупных «медведей» (играющих на понижение) на время воздержаться от продаж.

Один из первых биографов Дж.П. Моргана Льюис Кори писал: «Президент Рузвельт... принял финансовую диктатуру Моргана. Один за другим его соперники – Рокфеллер, Гарриман, Шифф, Райан – приходили к нему, предлагали свои ресурсы и просили указаний; за ними следовали президенты банков, железных дорог, промышленных трестов... Совещание собиралось за совещанием, обычно в библиотеке его особняка. Пока финансисты меньшего калибра обсуждали планы, Морган, сидя в соседней комнате со своей неизменной большой черной сигарой, в суровом молчании раскладывал пасьянс. Когда участники совещания приходили к какому-то решению, Морган входил, выслушивал и обычно говорил только "да" или "нет". На более высоких совещаниях Морган сидел за столом вместе со всеми, молчал, слушал и начинал говорить только для того, чтобы предписать свою волю».

Уже в декабре 1907 г. ситуация нормализовалась. Вскоре американцы снова обрели доверие к национальной валюте. Однако «за скобками» осталось то обстоятельство, что в результате практическая денежно-финансовая власть сосредоточилась в руках нескольких крупных банков, среди которых лидировали финансовые структуры Дж.П. Моргана.

Параллельно спасению страны Дж.П. Морган приобрел железнодорожную компанию, находящуюся на грани банкротства в результате кризиса. До организованного кризиса он дорого продал акции, потом их дешево откупив и прикупив дополнительно акции некоторых компаний. Так, в самом начале ноября 1907 г. US Steel поглотила компанию TC&I, причем Т. Рузвельт вынужден был одобрить это поглощение, хотя сделка серьезно ограничила конкуренцию на рынке.

И самое главное — Дж.П. Моргана создал себе отличный имидж и доверие со стороны общественности. В 1908 г., когда кризис полностью завершился, Дж.П. Моргана как героя в Принстонском университете чествовал будущий президент США Вудро Вильсон: «Всех наших проблем можно было бы избежать, если бы мы назначили специальный комитет из 6-7 государственных мужей, таких как Дж.П. Морган, чтобы решать проблемы нашей страны».

Позже, уже будучи губернатором штата Нью-Джерси, в 1911 г. В. Вильсон заявлял следующее: «Крупнейшей монополией в этой стране является денежная монополия. Если она будет существовать и далее, то нам придется расстаться с разнообразием наших свобод и поступательным развитием нашей нации. Великая индустриальная страна управляется собственной же кредитной системой. Наша кредитная система крайне концентрирована. Таким образом, развитие нации и вся наша предприимчивость находятся в руках небольшой группы людей. Это наиболее значительная проблема из всех. Для ее решения государственные мужи должны ревностно направить свои силы на сохранение будущности и истинных свобод граждан» [11].

В самом конце мая 1908 г. сенатор Нельсон Олдрич [12] создал и возглавил Национальную монетарную комиссию, серьезно исследовавшую причины кризиса. В числе мер способствующих недопущению подобных кризисов в будущем, им было предложены реформы финансового сектора. Инициированные этим дискуссии продолжались пять лет, и в 1913 г. появилась Федеральная резервная система (по сути, центральный банк страны; однако Н. Олдрич настаивал на том, что даже слова «банк» в названии не должно быть) [13]. Теперь уже ФРС – «банк банков» – стала приходить на помощь тонущим американским банкам, а те, в свою очередь, - испытывающим проблемы предприятиям.

Судья Брандейс оценивал данный процесс достаточно критично: «Развитие в наших условиях финансовой олигархии, с которой мы знакомы по истории политического деспотизма, – это узурпация, протекающая путем постепенного захвата, нежели насильственных действий; а также путем "продуманной и часто полностью скрытой концентрации". Это те самые процессы, которые позволили императору Августу стать хозяином Рима. Создатели нашей Конституции подозревали о подобных опасностях для нашей политической свободы, раз имели осмотрительность предусмотреть разделение властей» [14].

Дж.П. Морган, контролировавший «денежный трест», понимал все преимущества «скрытого» и «постепенного захвата». Он всенародно выступил против законопроекта о Федеральной резервной системе, являясь в то же время одним из инициаторов его продвижения.

Конгрессмен-республиканец от Минессоты Чарльз Линдберг – считается, что он был единственным конгрессменом, кто прочел все двадцать томов отчета комиссии Н. Олдрича, - имел все основания утверждать, что кризис 1907 г. очень напоминал масштабную аферу: «Тех, кто был неугоден менялам, можно было "выдавить" из бизнеса. И люди боялись требовать изменения банковского и валютного законодательства, которое "денежный трест" формировал "под себя"».

Дела же самого Дж.П. Моргана сильно осложнились в 1911-12 гг. Конгресс США признал Моргана денежным олигархом, так как его империя контролировала значительную часть банков, корпораций, железных дорог, страховых компаний и фондовых рынков США. Сомнений, что он со своими деньгами может контролировать все, что захочет, – не было [15]. Ближайший помощник и верный соратник В. Вильсона «полковних» Э.М. Хауз заявлял: «Я считаю абсолютно верной реплику Вудро Вильсона о том, что из целого ряда трестов, "денежный" был наиболее пагубным. Несколько лиц и их сателлитов контролируют ведущие банки и трастовые компании Америки. Они также руководят ведущими корпорациями» [16].

За финансово-экономическую империю Моргана взялась вся мощь государственно-административной машины США. В 1912-13 г. Моргану даже пришлось выступать на заседании государственной комиссии («Комитет Пуджо»), расследовавшей деятельность «денежного траста» и обстоятельства возникновения паники 1907 г.

После длительного документированного расследования в 1912-13 г. Комитет Пуджо заключил, что «денежный трест» стал «наибольшей опасностью за всю историю нашего государства, грозившей свободе конкуренции в промышленности. Опасность заключалась в концентрации кредитования в руках небольших финансовых групп путем контроля над банками и отраслями промышленности. При господстве в финансовом секторе группы банкиров, их партнеров и пособников, свобода конкуренции невозможна. Все ее преимущества сводятся на нет, будь то накопление капитала или реализация крупных выпусков облигаций.

Действия данной влиятельной группы, описанные здесь, оказали более пагубное воздействие на свободу конкуренции, нежели активность всех остальных трестов вместе взятых. Хотя там, где простирается влияние трестов, о базовых принципах конкуренции не может быть и речи. Если подобная ситуация будет иметь место и далее, то все попытки восстановить нормальные условия свободы конкуренции в промышленном сообществе будут тщетны» [17].

Комитет отметил особую роль финансовых структур Моргана. Однако спустя три с половиной месяца после выступления на нем Дж.П. Морган скончался – и дело против финансового дома Морганов закрыли.

Историко-политический эпилог

Великой нацией нас делает не наше богатство,
а то, как мы его используем.

Теодор Рузвельт

В конце 1930-х гг. – по итогам «Великой депресии» (1929-39 гг.) классик современной политэкономии Дж.М. Кейнс указывал, что ключевой фактор стабильного и непрерывно продолжающегося экономического роста – это периодическое истребление производимых благ.

Именно таким фактором для кризиса 1907-08 гг. стала Первая мировая война. С одной стороны, она стала результатом дого накапливаемого обострения политико-экономических отношений между ключевыми государств. С другой стороны – она также стала эффективным стимулом развития прежде всего военно-промышленной составляющей большинства национальных экономик (в т.ч. невоюющих стран!). Вместе с тем, военные фронты была и своеобразным «рынком сбыта» – буквально перемалывая в жерновах сражений тысячи патронов и снарядов, сотни орудий и кораблей, а вместе с этим – и миллионы человеческих жизней и судеб «потерянного поколения».

Не менее примечательно, что благодаря войне экономика США была «накачана» военными заказами правительства. Однако после окончания Первой мировой войны они резко сократились, что привело к рецессии в ВПК страны и смежных секторах экономики. А это, в свою очередь, стало одной из ключевых первопричин следующего, еще более масштабного кризиса – т.н. «Великой депресии».

Современный же мир, по мнению нобелевского лауреата П.Кругмана, проходит сейчас пусть и не через депрессию, но через «депрессивную экономику», то есть испытывает груз «проблем, особенно характерных для мировой экономики в 1930-х и с тех пор не проявлявших себя». Ее возвращение было вполне закономерным.

Во многом оно объясняется, если верить американскому автору, произошедшим в экономическом мышлении за последние несколько десятилетий «смещением акцентов» и уходом «от спроса в экономике в сторону предложения».

А нынешняя роль и место в контексте современного затяжного финансово-экономического кризиса Федеральной резервной системы США, созданной после кризиса 1907 г., – тема особая…

Примечания
1. В конце XVIII в. США, будучи колонией Великобритании, восстали против метрополии. Истинной причиной революции, со слов Бенджамина Франклина, стало стремление быть именно финансово независимой страной. Основной причиной такого стремления явилось резкое увеличение налогов на колонии со стороны Великобритании.
2. См. Armstrong W. H. Major McKinley: William McKinley and the Civil War. - Kent, Ohio: Kent State University Press, 2000.
3. Примечательно, что в свое время банкир Морган и промышленник Рокфеллер пожертвовали вместе полмиллиона долларов, которые пошли на изготовление и распространение около 200 миллионов рекламных изданий кампании У.МакКинли.
4. См. Miller S. The President and the Assassin. New York: Random House, 2011.
5. См. Krass P. He Did It! (creation of U.S. Steel by J.P. Morgan) // Across the Board,  May 1, 2001.
6. Детально механизмы биржевых игр того периода описаны в книге Эдвина Лефевра «Воспоминания биржевого спекулянта» (1923). Книга представляет собой беллетризованную биографию Джесси Ливермора, одного из величайших финансовых спекулянтов того времени.
7. См. Джеймс Г. Опасность финансового историзма // Project Syndicate, 21 сентября 2007.
8. См. McNelis S. Copper King at War: The Biography of F. Augustus Heinze - Missoula: University of Montana Press, 1969.
9. По оценке историков, в конце XIX в. в распоряжении Дж.П. Моргана денег было больше, чем в распоряжении всех «остальных» Соединенных Штатов Америки.
10.    Еще Томас Джефферсон предостерегал: «Если народ позволит частным банкам выпускать местную валюту, эти банки разрастутся и будут отбирать у народа все имущество, пока их дети не проснутся бездомными…».
11.     Brandeis L.D. Other People's Money; and How Bankers Use It – NY: Frederick A. Stokes Co., 1914. – p. 1.
12.     Примечательно, что сам Нельсон Олдрик, будучи опытным финансистом, был партнером и товарищем Дж.П. Моргана, а также приходился был сватом Дж. Рокфеллеру, будучи тестем его сына.
13.     См. Wells D. The Federal Reserve System: A History. - Jefferson: McFarland and Company, 2004.
14.     Dwinell O.C. The Story of Our Money; Or, Our Currency and Credit--its Sources, Creators, Control, and Regulation of Volume and Value - Boston, Ma: Forum Publishing Company, 1946. - p. 188-189.
15.     Прозвище Дж. П. Моргана в деловых (и не только в них) кругах было «Shark» («Акула»); действительно, проглотить он мог что угодно и кого угодно, не подавившись.
16.     Colonel E. M. House to Senator Culbertson (July 26, 1911) // Seymour Ch. The Intimate Papers of Colonel House. – Boston and New York: Houghton Mifflin Co., 1926-28. – Vol. I. – p.159.
17.     Dwinell O.C. The Story of Our Money; Or, Our Currency and Credit--its Sources, Creators, Control, and Regulation of Volume and Value - Boston, Ma: Forum Publishing Company, 1946. - p. 187.

http://hvylya.org/analytics/economics/2 … 907-g.html

92

Перемены в списке ведущих экономических держав
"Die Welt", Германия,Франк Штокер (Frank Stocker)

http://beta.inosmi.ru/images/15620/73/156207333.jpg

Первая десятка списка крупнейших экономик мира существенно изменилась. Финансовые рынки также выстраиваются по-новому. Теперь на это должны отреагировать инвесторы.
Страны с развивающейся экономикой догоняют своих соперников. Это суждение настолько же верно, насколько оно уже не ново. Настало время передачи эстафетной палочки. В списке ведущих экономических держав постоянно происходят изменения. И последствия финансового кризиса привели к тому, что падение старых западных индустриально развитых государств проходит еще быстрее, чем многие ожидали. В ближайшие годы это повлияет на финансовые потоки и рынки капиталов, а также на перспективы получения прибыли инвесторами в различных регионах.

В прошлом году Китай потеснил Японию и стал второй по размеру экономической державой. Всего несколько недель назад министр финансов Бразилии Гвидо Мантега (Guido Mantega) заявил, что его страна опередила Великобританию и занимает теперь 5 место в мировом списке. Во вторник пришло сообщение о том, что Германия по итогам прошлого года, вероятно, не сможет удержать второе место с списке крупнейших экспортеров и опустится на третье место. Хотя ее потеснит не страна с развивающейся экономикой, а Соединенные Штаты, все равно первое место в этом списке по-прежнему занимает Китай, который к тому же увеличил свой отрыв. Еще три года назад место на этом пьедестале почета занимала Германия.

В ближайшие годы этот процесс будет продолжаться. Мантега сформулировал уже следующую цель. «В ближайшее время мы опередим Францию, и здесь нам никто не сможет помешать», - подчеркнул он. Как показывают расчеты экспертов инвестиционного банка Société Générale, это произойдет в 2015 году. В следующем году Россия, скорее всего, обойдет Италию, а еще через год то же самое сделает Индия. В первой десятке крупнейших мировых экономических держав происходят перестановки.

Разумеется, само по себе это еще не является причиной для беспокойства – даже наоборот. Страны с развивающейся экономикой демонстрируют более высокие темпы роста чем западные индустриальные державы, так как уровень их развития намного ниже. И это хорошо для миллиардов людей, живущих в этих странах. По численности населения они в большинстве случаев намного превосходят западные государства, и неудивительно, что в какой-то момент по размеру своих экономик они начинает превосходить более мелкие индустриальные государства. Население Индии составляет 1,1 миллиарда, а Италии – 60 миллионов. Поэтому решающее значение в конечном итоге имеет объем промышленного производства на душу населения.

Но именно здесь, собственно, и находится причина для беспокойства. Поскольку как раз эти показатели свидетельствуют о слабости западных индустриальных держав. Почти все эти страны пока еще не смогли достичь  показателей 2007 года, то есть существовавших до начала финансового кризиса. В некоторых случаях пройдут годы, прежде чем можно будет вновь выйти на прежний уровень. Так, например, в Великобритании это произойдет только в 2016 году, и таким образом этой стране потребуется десять лет для того, чтобы преодолеть последствия финансового кризиса.

Кроме того, этот «успех» будет еще и сомнительным по своей природе. Дело в том, что для достижения этого результата правительства и центральные банки пока еще ведущих индустриальных государств мира готовы использовать любые средства. Без тени сомнения они заставляют работать печатные станки, заполняют банки и финансовые рынки деньгами в надежде на то, что вновь будет оживление в выдаче кредитов и экономика, наконец, вновь начнет расти.

В отличие от этого страны с развивающейся экономикой ускоряют свое развитие при помощи традиционных рецептов достижения успеха и делают ставку на труд и производство. Экономические показатели Китая поэтому в сравнении с 2007 годом выросли примерно наполовину. Немного ниже результаты в Индии, Бразилии и России. Но и у них отмечается значительный рост.

Германия и Австралия не подвержены кризисам
Что касается индустриально развитых стран, то только Германия и Австралия выделяются своими положительными результатами. Данные их экономического развития уже превосходят уровень 2007 года, а Германия добилась этого результата еще в 2010 году.
Согласно прогнозам, до 2016 году ее внутренний валовой продукт будет даже на 10% больше, чем в 2007 году. «Способность получать выгоду от  динамики развития стран с развивающейся экономикой, несомненно, является частью этого успеха», - отмечает Михала Маркуссен (Michala Marcussen) из банка Société Générale.

Существует не только противоречия между странами с развивающейся экономикой и индустриально развитыми государствами, но и внутри группы индустриальных держав имеются свои победители и проигравшие. Это приводит к тому, что существенное изменение соотношения сил в ближайшие годы произойдет не только в экономической области.

Еще по теме: Десять политических рисков для мировой экономики

Франция и Италия отстают от Германии
Внутри Европы в результате финансового кризиса также происходит перегруппировка. Явным победителем оказалась Германия, а самым большим проигравшим – Греция. Уровень промышленного производство на душу населения в этой стране пять лет назад достигал 84% от показателей Германии, но затем он вновь понизился до 60%. Кроме того, такие страны как Италия, Ирландия и даже Франция также будут сильно отставать от Германии.

Все эти выводы являются важными для инвесторов, которые и сегодня все еще продолжают складывать все европейские страны в одну корзину и делают ставку, к примеру, на индекс Euro-Stoxx-50, в котором собраны крупнейшие компании Европы. Но было бы более разумным рассматривать индексы отдельных стран в Европе, прежде всего это относится к таким индикаторам как Dax и MDax, в котором фигурируют фирмы из второго ряда. Кроме того, австрийские и голландские акции представляют интерес, поскольку экономики этих стран также находится в хорошем состоянии.

Помимо этого, инвесторы должны преодолеть страх относительно стран с развивающейся экономикой. С одной стороны, все понимают, что их экономическое значение уже сейчас велико, и в ближайшие годы оно еще больше возрастет. Но, тем не менее, только небольшое количество игроков имеет у себя в сейфах акции или государственные ценные бумаги, ориентированные на эти рынки будущего. Проведенное банком Goldman Sachs Asset Management исследование показывает, что только 17% немецких инвесторов вкладывают свои средства за пределами собственной страны.

Оригинал публикации: Rangliste der Wirtschaftsnationen sortiert sich neu  http://www.welt.de/finanzen/geldanlage/ … h-neu.html
Перевод:  http://www.inosmi.ru/world/20120314/188206241.html

**********************

И ешё:

Топ-10 мировых экономик 1990 vs. 2012
http://mixednews.ru/archives/15627

http://uploads.ru/i/K/W/J/KWJri.jpg

93

Как относиться к развитию БРИКС?
"Жэньминь жибао", Китай,15.03.2012,

Четвертая встреча лидеров стран-членов БРИКС – Китая, России, Индии, Бразилии и ЮАР – состоится в конце марта в Нью-Дели, «пятерка» вновь привлекла внимание международного сообщества.
Когда компания «Голдман Сакс» впервые упомянула «БРИКС» в начале этого столетия, тогда это название было всего лишь инвестиционным термином.

Сегодня можно наблюдать постоянно развивающихся на международной арене стран-членов объединения, сотрудничество между которыми углубляется с каждым годом. Будь то борьба с международным кризисом, продвижение реформирования международной финансовой структуры или противодействие климатическим изменениям и продовольственная безопасность, решение любых проблем не обходится без участия БРИКС.

Говоря об этом развивающемся объединении, можно отметить следующие три момента:

►Во-первых, необходимо с исторической точки зрения смотреть на развитие стран БРИКС. Стремительный рост «пятерки» - это дело последнего десятилетия, тесно связан с глобальным развитием, активным регулированием стратегий развития развивающимися рынками, интеграцией в мировую экономическую систему.
С началом глобального финансового кризиса в 2008 году, страны-члены БРИКС еще сильнее укрепили свои позиции в международной экономической структуре, став важным двигателем восстановления и роста мировой экономики.

Вместе с тем, развитие государств-членов БРИКС по-прежнему относится к этапу накопления количественных изменений, развитие стран сталкивается с разными ограничениями и вызовами, в том числе трансформацией модели роста, модификацией экономической модели, экологическими ограничениями, стремительной урбанизацией, старением населения.
Неправильный подход к разрешению вопросов может стать причиной возникновения «ловушки средних доходов» или «ловушки трансформации», прервет тенденции стремительного роста.

►Во-вторых, необходимо смотреть диалектически на развитие БРИКС. Следует обращать внимание, как на стремительный рост экономики стран-членов БРИКС в целом, так и на отсталость государств по уровню на душу населения. За прошлые 10 лет Китай, Бразилия, Россия и Индия вышли в 10-ку сильнейших экономик мира. Согласно нынешнему среднему темпу развития, страны БРИКС совсем скоро будут на равных с «Группой 7» по общему экономическому показателю.

Однако, если смотреть по уровню на душу населения, страны-члены БРИКС находятся далеко позади развитых государств. По статистике компании «Голдман Сакс», средний доход в развитых странах в 2010 году составил 39 тыс. 500 долларов, а в государствах БРИКС, Бразилии – 10 тыс. 700 долларов, России – 10 тыс. 400, ЮАР – 6 тыс. 90, Китае – 4 тыс. 400, Индии – 1 тыс. 400 долларов. Согласно стандартам Всемирного банка о богатстве и бедности стран, государства-члены БРИКС считаются странами со средними доходами, отстают от государств с высокими доходами в 12 тыс. 276 долларов.

►В-третьих, необходимо с точки зрения развития смотреть на участие стран-членов БРИКС в международных делах. Рост экономической мощи государств БРИКС заложил материальную основу для их участия в международных делах, вместе с тем, предоставил возможности для реформирования международной системы и демократизации международных отношений.

Страны-члены БРИКС вошли в «Группу 20», принимают активное участие в глобальном экономическом и финансовом управлении, общими усилиями продвигают реформирование Всемирного банка и МВФ, способствуют повышению представительности поднимающихся рынков и развивающихся стран в международных структурах. С 2009 года государства БРИКС ежегодно проводят независимый саммит лидеров стран-членов, а также публикуют совместное коммюнике, в котором разъясняют свою позицию по важным международным проблемам. БРИКС из инвестиционного понятия стал международной политической реальностью, координирование позиций, укрепление сотрудничества – это исторический прогресс.

Несмотря на то, что по сравнению с развитыми странами, опыт участия государств-членов БРИКС в международных делах еще не такой богатый, для углубления взаимного доверия и сотрудничества потребуется еще некоторое время, постоянный рост экономической мощи стран БРИКС и углубление взаимодействия с другими странами будут способствовать постоянному усилению их желания и способностей участия в международных делах.

На встрече руководителей стран-членов БРИКС, которая прошла в прошлом году в Санья, впервые был предложен план конкретных действий по сотрудничеству государств. Документ касался более 20 сфер, в том числе и экономики, финансов, торгово-промышленной отрасли, здравоохранения, культуры.

Углубление взаимодействия в этих областях – это общая тенденция. В целом, возлагаются большие надежды на будущее развитие БРИКС.

Жэньминь жибао  http://russian.people.com.cn/95181/7759012.html

94

Почему я ухожу из Goldman Sachs
"The International Herald Tribune", США,Грег Смит (Greg Smith)

http://uploads.ru/i/3/y/r/3yr6N.jpg

Сегодня мой последний день в компании Goldman Sachs.
Почти 12 лет работы в этой фирме – сначала в качестве летнего практиканта во время обучения в Стэнфордском университете, а затем 10 лет в Нью-Йорке, а теперь и в Лондоне, –  это, на мой взгляд, достаточный период для того, чтобы понять траекторию движения ее культуры, ее людей и ее особенности.

И я могу честно сказать, что эта среда в настоящее время является весьма токсичной и деструктивной, чего я раньше никогда не наблюдал.

Если описать существующую проблему в простейших терминах, то можно сказать, что интересы клиента продолжают отодвигаться в сторону, и именно так эта фирма действует и представляет себе процесс делания денег.
Goldman Sachs является одним из самых крупных и самых важных инвестиционных банков в мире, и он слишком интегрирован в глобальную финансовую систему для того, чтобы продолжать действовать в том же духе. Эта компания очень далеко ушла от того, чем она была в то время, когда сразу после окончания университета я пришел на работу, и я больше не могу сказать с чистой совестью, что идентифицирую себя с теми принципами, которыми она теперь руководствуется.

Это может показаться удивительным для скептически настроенной публики, но культура всегда была жизненно важной составной частью успеха Goldman Sachs. Она включала в себя такие понятия как работа в команде, честность, скромность, а также постоянное правильное отношение к клиентам. Эта культура и была тем секретным источником, сделавшим эту фирму великой и позволив нам располагать доверием наших клиентов в течение 143 лет.

Речь шла не только о том, чтобы делать деньги – такой подход не может обеспечить устойчивую работу фирмы в течение долгого периода времени. Было также нечто, имеющее отношение к гордости и вере в эту организацию. Мне очень грустно говорить о том, что сегодня, глядя вокруг себя, я почти не замечаю следов той культуры, которая заставляла меня любить работу в этой фирме в течение долгих лет. У меня больше нет ни гордости, ни веры.

Но так было не всегда. Более десяти лет я принимал на работу новых сотрудников и выступал в качестве наставника кандидатов в ходе изнурительного процесса прохождения интервью. Меня также выбрали, и я оказался среди 10 человек (из более чем 30 000 сотрудников), снявшихся в нашем рекламном видео, которое показывают на всех посещаемых нами университетских кампусах по всему миру. В 2006 году я руководил летней программой для стажеров по продаже и торговле в Нью-Йорке, организованной для 80 студентов различных университетов, которые были отобраны из нескольких тысяч претендентов.

Я понял, что должен уходить, когда осознал, что больше не могу смотреть студентам в глаза и рассказывать о том, какое это великолепное место для работы.

Если писать книгу об истории Goldman Sachs, то в ней можно было бы сказать, что нынешний главный исполнительный директор Ллойд Бланкфейн (Lloyd C. Blankfein) и президент Гэри Кон (Gary D. Cohn) утратили контроль над культурой компании, за которой они должны следить. Я действительно верю в то, что понижение моральных критериев в компании представляет собой самую серьезную опасность для ее выживания в долгосрочной перспективе.

В ходе своей карьеры я был удостоен чести консультировать два крупнейших хедж-фонда на нашей планете, пять наиболее крупных компаний в Соединенных Штатах по управлению активами, а также три важнейших суверенных фонда на Ближнем Востоке и в Азии. Базисные активы моих клиентов превышают один триллион долларов. Я всегда очень гордился тем, что рекомендовал своим клиентам делать то, что считал правильным для них, даже если это означало получение меньшего количества денег для компании.

Подобная точка зрения становится все менее популярной в Goldman Sachs. Это был еще один сигнал о том, что пришло время уходить.

Как мы оказались в таком положении? Компания изменила свои представления о лидерстве. Лидерство раньше было в области идей, и речь шла о том, чтобы быть примером и делать правильные вещи. Сегодня, если ты приносишь компании достаточное количество денег (и в настоящее время никого не убиваешь топором), то тебя повысят и назначат на руководящую должность.

Каковы три способа для того, чтобы стать лидером?
а) Используй «топоры» компании, что на принятом в Goldman Sachs жаргоне означает убедить ваших клиентов в том, чтобы они инвестировали в акции или в другие продукты, от которых мы хотели бы избавиться, так как они не рассматриваются как возможность получить в будущем большой прибыли.
б) «Охота на слонов». В перевода на английский:  заставь своих клиентов – некоторые из них люди опытные, а некоторые не очень – участвовать в таких сделках, которые принесут наибольшую выгоду Goldman Sachs. Можно назвать меня старомодным, но я не хочу продавать моим клиентам такие продукты, которые им не нужны.
в) Найди себе такое место, где твоя работа будет состоять в продаже любого ликвидного туманного продукта с сокращением из трех букв.

Сегодня многие из этих лидеров имеют коэффициент культуры Goldman Sachs на уровне 0%. Я присутствовал на совещаниях по продаже деривативов, во время которых ни одной минуты не было уделено ответам на вопросы о том, как можно было бы помочь  клиентам. Говорили исключительно о том, как вытянуть из них как можно больше денег. Если бы вы были инопланетянином с Марса и присутствовали бы на одном из этих совещаний, то вы бы пришли к выводу, что успех или прогресс клиента не является вообще частью мыслительного процесса.

Мне становится не по себе от того, насколько бессердечно люди говорят о надувательстве  своих клиентов. За последние 12 месяцев я был свидетелем того, как пять разных управляющих директоров называли своих собственных клиентов «идиотами» - иногда даже по внутренней электронной почте. И все это после разбирательства Комиссии по ценным бумагам, после Легендарного Фэба (Fabulous Fab), после продукта под названием Абакус (Abacus), после «дела Бога», Карла Левина и Адского вампира?

И никакой скромности? Я имею в виду поведение. Честность?
Она разрушается. Мне не известны случаи незаконного поведения, но будут ли люди выходить за рамки и рекламировать прибыльные и сложные продукты клиентам, если они не являются самыми простыми инвестициями или такими, которые непосредственно связаны с целями клиента? Абсолютно. На самом деле именно это и происходит каждый день.

Меня поражает то, как мало правдивой информации получает высшее руководство – если клиент тебе не доверяет, то он в какой-то момент не будет заниматься с тобой бизнесом. И это произойдет, независимо от того, насколько ты умен.

Вот вопрос, который мне чаще всего задают младшие аналитики относительно деривативов: «Сколько денег мы сможем содрать с этого клиента?» У меня возникает неприятное чувство каждый раз, когда я это слышу, так как это является прямым отражением того, что они усваивают в качестве норм поведения, наблюдая за руководителями фирмы.

А теперь попытайтесь представить, что произойдет через десять лет: не надо быть специалистом по ракетам, чтобы понять – наши младшие аналитики, тихо сидящие в углу и слушающие разговоры об «идиотах», о «мы вырвем им глаза», «получить выгоду», совсем не обязательно станут образцовыми гражданами.

Когда я первый год работал аналитиком, я не знал, где находится туалет и не умел завязывать шнурки.
Меня учили обращать внимание на главное, разбираться в том, что такое деривативы, понимать финансы, изучать наших клиентов и их мотивы, пытаться понять, как они определяют успех и что мы можем сделать для того, чтобы помочь им добиться желанного результата.

Есть моменты, которыми я горжусь больше всего – это случилось, когда я получил полную стипендию и смог поехать из Южной Африки в Стэнфордский университет, когда стал финалистом национального отбора претендентов на получение стипендии Родса, а еще получил бронзовую медаль в соревнованиях по настольному теннису на Маккабиаде (Maccabiah Games) в Израиле, которые еще называются еврейскими Олимпийскими играми.
Всего этого я добился в результате тяжелой работы и нигде не срезал дистанцию.

Но сегодня Goldman Sachs слишком много думает о том, где можно было бы срезать дистанцию, а не о достижении успеха. Я просто больше не могу с этим мириться.

Я надеюсь, что я смогу разбудить членов совета директоров. Клиенты должны быть в фокусе вашего бизнеса. Без клиентов вы не сможете делать деньги.

На самом деле вы просто перестанете существовать. Избавьтесь от морально испорченных людей, независимо от того, сколько денег они приносят компании. И восстановите культуру так, чтобы люди хотели у вас работать и руководствовались при этом правильными мотивами.
Люди, озабоченные только тем, чтобы делать деньги, не смогут долго поддерживать эту фирму – и сохранять доверие ее клиентов.

Грег  Смит сегодня уходит в отставку с поста исполнительного директора Goldman Sachs, а также главы отдела по деривативам Соединенных Штатов в Европе,на Ближнем Востоке и в Африке.
Оригинал публикации: Why I Am Leaving Goldman Sachs   http://www.nytimes.com/2012/03/14/opini … sachs.html
Перевод: http://www.inosmi.ru/world/20120315/188338993.html

95

Дядя Миша написал(а):

Почему я ухожу из Goldman Sachs
"The International Herald Tribune", США,Грег Смит (Greg Smith)

А вот и отклики  :tired:

Goldman Sachs подешевел на 2,2 миллиарда долларов из-за статьи своего сотрудника
"Bloomberg", США,Кристин Харпер (Christine Harper)

http://beta.inosmi.ru/images/17415/57/174155729.jpg

Рыночная стоимость Goldman Sachs Group Inc. уменьшилась на 2,15 миллиарда долларов после того, как один из его сотрудников раскритиковал в печати отношение компании к клиентам, а также управленческий стиль ее генерального директора Ллойда Бланкфейна (Lloyd C. Blankfein), вызвав шумиху на Уолл-стрит.
Акции банка вчера на торгах в Нью-Йорке упали на 3,4%. Таким образом, после того, как сотрудник лондонского отделения Goldman Sachs Грег Смит (Greg Smith) опубликовал в New York Times свои обвинения, фирма заняла третье место по величине падения в списке из 81 финансовой компании, включенной в индекс Standard & Poor’s 500.

Смит, написавший, что он увольняется после 12 лет работы в банке, обвинил 57-летнего Бланкфейна и 51-летнего президента Гэри Кона (Gary D. Cohn) в «понижении моральных критериев компании». В ответ они направили записку действующим и бывшим сотрудникам компании, в которой заявили, что утверждения Смита не отражают ценности банка, его культуру и то, «что большинство людей в Goldman Sachs думают о фирме и о работе, которую она ведет в интересах клиентов».

Бывший председатель правления Федеральной резервной системы 84-летний Пол Волкер (Paul Volcker), предложенное которым «Правило Волкера» должно запретить таким банкам, как нью-йоркский Goldman Sachs, вести торговые операции за счет собственных средств, назвал статью Смита «сильной и радикальной». «Я боюсь, что это бизнес, который ведет к множеству конфликтов интересов», - заявил Волкер на конференции в Вашингтоне, проводившейся при поддержке Atlantic.

Вчера акции Goldman Sachs упали на 4,17 доллара - до 120,37 доллара. Тем не менее, в общей сложности за этот год они все равно выросли на 33 %. Сегодня на торгах в Германии к 11:16 акции подорожали на 0,7%- до 121,20 доллара.

Пресс-секретарь Goldman Sachs в Нью-Йорке Дэвид Уэллс (David Wells) отказался добавить что-либо к содержанию записки Кона и Бланкфейна и ранее распространенного по электронной почте заявления, в которой банк подчеркнул, что он не согласен с взглядами, выраженными в статье.

Иск о мошенничестве
Руководство Goldman Sachs не изменило свое поведение даже после того, как фирма выплатила 550 миллионов долларов штрафа Комиссии по ценным бумагам и биржам, чтобы та отозвала иск о мошенничестве. Не помогло и то, что постоянный подкомитет Сената США по расследованиям обвинил Goldman Sachs в обмане клиентов, пишет Смит. При этом компания опубликовала в январе 2011 года доклад с 39 рекомендациями по улучшению бизнес-практик и подхода к клиентам.

«За последние 12 месяцев я был свидетелем того, как пять разных управляющих директоров называли своих собственных клиентов “идиотами” - иногда даже по внутренней электронной почте, - пишет Смит. – Меня удивляет, как плохо высшее руководство понимает простую истину: если клиент тебе не доверяет, то он в какой-то момент перестанет вести с тобой дела».

Статья разошлась по Уолл-стрит через электронную почту. Один из сотрудников Merrill Lynch, конкурирующего с Goldman Sachs подразделения Bank of America, рассказал, что его коллегам было приказано не посылать статью клиентам.
Статья так же вызвала к жизни такие пародии, как «Дарт Вейдер: Почему я покидаю Империю»  http://www.inosmi.ru/world/20120315/188354130.html
(«Why I am leaving the Empire, by Darth Vader»), опубликованная thedailymash.co.uk, и «Ответ Goldman Sachs» («A Response from Goldman Sachs»), опубликованная borowitzreport.com.

«Удар»
«Это стало для них ударом, - считает Стефан Рамбоссон (Stephane Rambosson), управляющий партнер лондонского кадрового агентства Veni Partners, занимающегося подбором кандидатур на руководящие должности, и бывший сотрудник Citigroup Inc. – Репутация фирмы ухудшилась, и многие потенциальные перспективные клиенты сейчас задумываются, хотят ли они сотрудничать с Goldman».

Впрочем, судя по всему, на популярности фирмы у клиентов не сказались ни иск Комиссии по ценным бумагам, ни критика со стороны Сената, ни недавнее решение судьи суда справедливости штата Делавэр Лео Страйна (Leo Strine), осудившего поведение Goldman Sachs при одном из конфликтов интересов. По данным, собранным Bloomberg, в прошлом году Goldman Sachs обогнал остальные банки по доходам от консультирования компаний в области слияний и поглощений, а также выпуска акций.

Некоторые клиенты департамента Goldman Sachs по торговле ценными бумагами, в котором работал Смит, утверждают, что они всегда стараются с осторожностью иметь дело с банками с Уолл-стрит, так как осознают возможность конфликта интересов».

«Проституция в Вегасе»
«Не понимаю, что нового в заявлениях о том, что Goldman все больше заботится о прибыли и все меньше - об интересах клиентов, и что некоторые его сотрудники склонны выражаться грубо и неуважительно? – заметил в своем отправленном по электронной почте комментарии основатель хедж-фонда T2 Partners Уитни Тилсон (Whitney Tilson). - Наверное, следующим “шокирующим” заголовком будет: “Проституция в Вегасе, неужели?!”»

Смит был исполнительным директором в Лондоне – это аналог вице-президента в Нью-Йорке. На фирме работает почти 12 000 вице-президентов, и большинство из них заявили в ходе недавно проведенного внутреннего опроса, что банк предоставляет своим клиентам «услуги исключительного качества», указывают в своей записке Бланкфейн и Кон. Смит, продававший во время работы на фирму американские деривативны клиентам в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке, не ответил на звонки с просьбами о комментарии.

Семь бывших партнеров и управляющих директоров Goldman Sachs – люди, занимавшие более высокие посты на фирме, чем вице-президент, - заявили в беседе с Bloomberg, что Смита не стоит принимать всерьез, так как он не занимал высокого места в иерархии банка и, возможно, был недоволен карьерой или зарплатой. Все они просили не называть в статье их имена, так как они не хотят портить свои отношения с фирмой.

Тем не менее, шесть из семи опрошенных заявили, что они согласны с критикой Смита в адрес того, как фирма стала относиться к клиентам при Бланкфейне и Коне, и что нынешнее правление банка тоже, вероятно, думает так же. При этом они полагают, что совет директоров не будет принимать никаких мер и ничего менять, так как фирма успешно зарабатывает деньги и сумела превзойти большинство конкурентов.

«На пьедестал»
«Возможно, он кое в чем прав, но зря он лезет на пьедестал, - заявил Джейсон Кеннеди (Jason Kennedy), глава лондонской рекрутинговой компании Kennedy Group. – Он 12 лет работал в Goldman Sachs, потому что ему нравилось работать в компании с именем - а еще, вероятно, потому что ему нравилась зарплата».

На Уолл-стрит, особенно в Goldman Sachs, не принято публично выступать против работодателей или бывших работодателей, говорит бывший партнер Goldman Sachs Рой Смит (Roy Smith), сейчас преподающий финансовые дисциплины в Школе бизнеса имени Стерна Нью-Йоркского университета.

«Кто наймет человека, который так поступает? – спрашивает он. - Отрасль неминуемо сплотит ряды против такого разоблачителя».

Торговля ценными бумагами
Смит (однофамилец автора статьи) считает, что культура Уолл-стрита изменилась, и торговля ценными бумагами стала для банков более важным источником дохода, чем консультирование компаний по слияниям и поглощениям и по инвестициям. Так Goldman Sachs получил 60 % выручки в 2011 году именно от торговли ценными бумагами.

По словам Смита, это диктует совсем другие отношения с клиентами. Клиент и фирма часто оказываются по разные стороны, что позволяет фирме получать прибыль в ущерб клиенту. Однако при этом все не так просто, как пишет автор статьи, утверждает он.

«Клиенты и партнеры обычно не глупее банка, и не позволяют ему грабить себя и с легкостью на этом наживаться», - отмечает он.

Хотя некоторые конкуренты критикуют Goldman Sachs, который до своего превращения в банк в 2008 году был самой рентабельной инвестиционной компанией в истории Уолл-стрит, на деле они зачастую мало от него отличаются.

То, о чем пишет Смит, «похоже, характерно, для многих банков по всему миру – если не для большинства из них, - полагает Том Киршмайер (Tom Kirchmaier), научный сотрудник группы по изучению финансовых рынков Лондонской школы экономики. – Впрочем, возможно, у Goldman, как у одного из наиболее успешных банков, эти тенденции принимают крайние формы».

Оригинал публикации: Goldman Roiled by Op-Ed Loses $2.2 Billion  http://www.bloomberg.com/news/2012-03-1 … lders.html
Перевод: http://www.inosmi.ru/usa/20120316/188397850.html

96

Разбалансировка гегемонии США
16.03.2012 14:07, Жуковский Владислав, старший аналитик (ИК "Риком-Траст")

В настоящий момент основное внимание экспертов приковано к усиливающемуся охлаждению мировой экономики, которое в силу накопленных структурных дисбалансов в мировой экономике и валютно-финансовой системе, а также хронического нежелания наднациональных элит даже обсуждать реальные причины глобального финансово-экономического кризиса, грозит ввергнуть мировую экономику в новую фазу глобальной рецессии.
Безусловно, США по-прежнему остаются крупнейшей экономикой мира (20% мирового ВВП и 45% мирового конечного спроса) и эмитентом основной резервной валюты, являющейся фундаментом современной валютно-финансовой системы и орудием продвижения интересов глобального управляющего класса - международных ТНК и транснациональных банков. 40 лет бурного развития финансового капитализма.

Однако структурные дисбалансы в экономике и перекосы в финансовой системе провоцируют усиление негативных тенденций и ослабляют позиции США и американского доллара на мировой арене.
Вопреки многочисленным заявлениям американских чиновников и "вашингтонских мальчиков" из МВФ и Всемирного Банка относительно устойчивости американской экономики и непререкаемости авторитета ключевой резервной валюты, дисбалансы продолжают нарастать. Хронические дефициты федерального бюджета (10,3% ВВП) и торгового баланса (3,5% ВВП), избыточная долговая нагрузка государства на экономику (102% ВВП), огромные непокрытые обязательства правительства по медицинскому и социальному обеспечению населения (свыше 250% ВВП), избыточное потребление домашних хозяйств на фоне неподъёмных долгов (125% располагаемых доходов) и крайне низкая норма сбережений (4,5%) лишь усугубляют и без того крайне непростую ситуацию в экономике.

И лишь благодаря колоссальной эмиссии со стороны Федерального Резерва, превысившей только за последние 3 года $2,5 трлн или 17% ВВП, и ничем не прикрытой монетизации долгов удалось избежать повторения разрушительной "Великой рецессии" 1930-х годов:
глубокой просадки экономики, обвала в промышленности, краха финансовой системы и массового обнищания населения.
При этом до сих пор руководство ФРС не может дать внятных комментариев по поводу обвинений губернатора Нью-Йорка Майкла Блумберга и группы сенаторов относительно выделения крупнейшим американским банкам-акционерам Федерального Резерва совершенно фантастической суммы в $13,5 трлн (90% ВВП) в рамках так называемой забалансовой, неучтённой эмиссии.
Судя по всему, спасение финансовой олигархии, являющейся основным бенифицаром и идеологом финансовой глобализации, становится основной задачей компрадорских чиновников.

В настоящий момент американская экономика выглядит заметно устойчивей и стабильней, нежели раздираемая долговым кризисом Еврозона и переживающие сильнейшее за последние 3 года охлаждение деловой активности "азиатские тигры". Темпы роста экономики Еврозоны едва превышают 1,4%, промышленное производство валится на 2%, новые заказы в производственном секторе сжимаются на 1,7%, розничные продажи падают на 1,6%, бюджетные дефициты зашкаливают за 5% ВВП, а уровень безработицы находится на абсолютных исторических максимумах в 10,7%.

И только Китаю благодаря продуманной и активной промышленной, денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики по стимулированию развития научно-технического и производственного потенциала удаётся удерживать темпы роста экономики выше 9%.
Вкупе с жёсткой позицией китайских властей по сдерживанию избыточного укрепления курса юаня и колоссальным капитальным вложениям в развитие инфраструктуры (более 15% ВВП за 3 года) со стороны государства это обеспечивает рост промышленного производства на 12,8%, розничных продаж - на 18,1%, а профицит счёта текущих операций не опускается ниже 5% ВВП.

На этом фоне США выглядят просто блестяще: темпы роста экономики ускорились с 0,4% в 1-м кв. 2011г. до 3% по итогам 4-го кв., промышленное производство прибавляет 3,4%, розничные продажи растут на 5,8%, а безработица за последние 6 месяцев снизилась с 9,2% до 8,3%. На фоне массовой безработицы в Греции и Испании (20,9% и 22,9%), а также усиливающегося обвала экономической активности в европейской периферии - ВВП Греции падает на 7%, в Португалии - на 2,7%, а в Германии, крупнейшей экономике Старого Света и основном "локомотиве" роста производства ЕС, по итогам 4-го кв. 2011г. впервые за последние 3 года зафиксировано падение экономики на 0,2%.

И всё бы хорошо и можно было бы от всей души радоваться оживлению в крупнейшей мировой экономике и "светочи демократии".

Но есть сложность - всё это широко разрекламированное "оживление деловой активности в США" и "успешное преодоление кризисных явлений" на поверку оказывается очередным красивым мифом.

Ни одна из глубинных причин, спровоцировавших начало так и не закончившегося в настоящий момент кризиса в 2007г., не только не разрешена, но старательно замалчивается.
Многочисленные форму G-8 и G-20, именуемые в среде "инакомыслящих" экспертов "пафосными тусовками "Большого Г", превратились в фарс и проедание средств налогоплательщиков на их проведение - никто из представителей глобального управляющего класса не решается даже поднять вопрос о реальных причинах кризиса, искренне не желая рубить сук, на котором с редким уютом уже не одно десятилетие сидят глобальные промышленные и финансовые монополии.

Вашингтону удаётся создавать иллюзию некоторой стабильности и даже возникновения тех самых "зелёных ростков роста", которыми наполнены многочисленные мантры американских чиновников и их либеральных подпевал-экспертов в ЕС и России, главным образом благодаря поддержанию колоссальных бюджетных дефицитов (свыше 10% ВВП уже более 3,5 лет) и замещению сжимающегося потребительского спроса государственными расходами.

Созданием спроса на долговые бумаги Казначейства США занимается контролируемый крупнейшими банками Уолл-Стрит Федеральный Резерв, нарастивший масштабы эмиссии с $850 млрд в 2008г. до $3 трлн по итогам февраля 2012г., а с учётом забалансовой и неучтённой эмиссии и вовсе предоставивший своим банкам-акционерам более $13,5 трлн. Вкупе с негласными договорённостями с этими банками, выполняющими функции прайм-дилеров и агентов ФРС по реализации денежно-кредитной политики, относительно выкупа дополнительных размещений государственных долговых бумаг с их дальнейшим закладыванием на аукционах по рефинансированию банков, это позволяет финансовой олигархии и контролируемой ей значительной части политической элиты выстраивать пирамиду долларовых долговых обязательств, раздувать бюджетные расходы и надувать пузыри на финансовых рынках.

Помимо этого, насколько можно судить по крайне агрессивной и хищной внешней политике "Вашингтонских ястребов" и примкнувших к ним "голубей", американский управляющий класс, составляющий значительную часть глобального управляющего класса, с успехом осваивает тезис "чем хуже у соседей, тем лучше у меня" и изо всех сил дестабилизирует обстановку по периметру своей территории.

Об этом с кристальной ясностью свидетельствует резкая смена курса во внешней политики Вашингтонского обкома с свержения неугодных и неподконтрольных режимов на осознанное и целенаправленное уничтожение ранее крайне лояльных и подконтрольных лидеров стран либо богатых природными ресурсами (прежде всего нефтью), либо находящихся в критически значимых с геополитической и геоэкономической точек зрения местах.
Наблюдаемая хаотизация Ближнего Востока, в ходе которой вместо вполне легко управляемых и предсказуемых Каддафи, Мубарака и Салеха, допустивших под давлением глобальных элит американские и европейские ТНК на свои рынки, а международные банки к своим финансовым активам, приводятся к власти "братья мусульмане" и крайние исламисты, ввергающие Ближний Восток в состояние феодальной архаики и средневековой расово-религиозной резни.

Спровоцировав кровавую братоубийственную Ближнем Востоке и оказав многомиллиардную финансовую и военно-техническую поддержку исламистам, Белый Дом спровоцировал резкий скачок притока беженцев в страны южной Европы, дестабилизировал ситуацию на товарных и финансовых рынках,
а также, что принципиально важно, спровоцировал масштабное бегство испуганного глобального спекулятивного капитала в последнюю "тихую гавань" и псевдо-резервную валюту - доллар и долговые бумаги казначейства США.
Благо, что колоссальная по своим масштабам и интенсивности "промывка мозгов" и создание желаемой повестки дня позволяют поддерживать иллюзию финансовой устойчивости США и незаменимости американского доллара.

За период с начала 2011г., когда началась реализация стратегии по целенаправленному "вбамбливанию" Ближнего Востока в кровавое средневековье дестабилизацию финансовых рынков, чистый приток глобального спекулятивного капитала на финансовые рынки США превысил отметку в $380 млрд. - 2,5% ВВП или 10% федерального бюджета США.
Вкупе с масштабной эмиссией со стороны ФРС, составившей только по итогам 2011г. свыше $412 млрд (превышает ВВП Бельгии ($411 млрд), Филиппин ($393 млрд) и Венесуэлы ($368 млрд) и ещё 193 стран мира), это позволило добиться беспрецедентного снижения стоимости заимствований для США - доходность 3-месячных облигаций обвалилась с 0,15% до 0,01%, 5-летних - с 2,14% до 0,77%, а 30-летних с 4,6% до 2,89%.

Именно это позволяет Белому Дому поддерживать запредельные бюджетные дефициты, финансировать свою военную агрессию по всему земному шару и за счёт замещения сжимающегося частного спроса государственными заказами создавать иллюзию стабильности в экономике и финансах.

И даже публикация крайне позитивной отчётности по динамике ВВП США в 3-м кв. не в силах изменить общую весьма нерадостную картину:
действительно, темпы роста деловой активности в крупнейшей экономике мира ускорились с 0,4% в 1-м кв. 2011г. до 3% по итогам 4-го кв.
►Однако, во-первых, имеет место эффект низкой базы - в 1-м кв. 2010г. рост превышал 3,9%, тогда как в последнем квартале того же года он едва дотянул до 2,3%.
►А во-вторых, более 62% всего прироста ВВП (1,88% из 3% роста экономики) обусловлено скачкообразным увеличением складских запасов готовой продукции и полуфабрикатов более чем в 1,8 раз - с 38,7 до $71,7 млрд. Именно скачок нереализованной продукции утянул на 20,6% совокупные инвестиции и породил иллюзию оживления инвестиционной и деловой активности.

Таким образом, вопреки ударным дозам либеральной пропаганды и непрекращающимся разговорам вашингтонских чиновников относительно "успешного преодоления кризисных явлений" совершенно никакого реального оживления в американской экономике не наблюдается.
Глубинные причинная кризиса, спровоцировавшие обвал в промышленном секторе, беспрецедентный скачок безработицы и хаос на финансовых рынках, никто даже не обсуждает.

Безудержные попытки финансовой олигархии и контролируемой ей политической элиты США создать видимость преодоления спада и стабилизации экономики лишь загоняют структурные дисбалансы вглубь экономического организма и провоцируют стремительный рост общесистемных рисков.

Неограниченное и неконтролируемое заливание финансовых рынков дешёвой ликвидностью вкупе с непрекращающейся монетизацией долгов провоцирует надувание всё больших пузырей на финансовых рынках, стимулирует бегство капитала на товарно-сырьевые рынки, раздувает цены на сырьевые товары и продовольствие, тем самым провоцируя рост издержек обрабатывающих производств, а также обесценение сбережений населения и падение уровня жизни.

Вкупе с загниванием глобальных монополий, сформировавшихся после Второй Мировой Воны и достигших апогея своего развития после краха Советского Союза, это провоцирует деградацию научно-технического и производственного потенциала, архаизацию производственных отношений, примитивизацию экономических отношений, рост дифференциации населения и социальной нестабильности.

Уже сегодня более 45 млн человек получают талоны на питание в одних только США, а 3 млрд человек живут менее чем на 2 долл. в сутки. И в такой ситуации было бы большой ошибкой исключать вероятность повторения "Великой Депрессии" в гораздо больших масштабах и, как следствие, возникновение волны голодных бунтов на территории не только вымирающих африканских "банановых республик" и застрявших в средневековой архаике странах Латинской Америки, но и до недавнего времени весьма "благополучных" США и ЕС.

http://www.finam.ru/analysis/newsitem65097/default.asp
Материал полностью,скачать: http://www.finam.ru/files/news160312-01.doc

97

Эксклюзив Goldenfront: Рон Хира о кризисе, ценах на драгоценные металлы, угрозах для банков и перспективах на будущее

1.     Дмитрий Балковский: Пожалуйста, расскажи нашим читателям о себе.
Рон Хира: Я родом из Силиконовой долины, Калифорния, где в 1980-х и 1990-х гг. я работал в ряде IT стартапов. Я основал две IT компании и продал одну из них. Хотя я верил в экономическую ценность компьютерной индустрии и корпоративного программного обеспечения, которое помогает делать бизнес более эффективным, я скептически относился к дот-ком компаниям эпохи интернет бума, потому что не понимал в чем их экономическая ценность. Я не считал, что появилась новая дот-ком экономика, существующая отдельно от старой экономики, потому что определение «экономики» включает в себя все виды экономической деятельности.

Когда я увидел как мои друзья делают миллионы на фондовом рынке на первичных публичных размещениях акций (IPO), я решил инвестировать в интернет-акции. Три года спустя пузырь дот-комов лопнул и компании, недавно стоившие сотни миллионов, оказались совершенно никому не нужны. Очевидно, что мне не следовало игнорировать мою первоначальную оценку. Этот опыт заставил меня призадуматься о том, что есть благосостояние/капитал (wealth). Я решил, что для того, чтобы нечто можно было квалифицировать как капитал, в него необходимо вложить существенные физические экономические ресурсы.

Капитал – это не надежды и мечты предпринимателей и инвесторов или цены на акции или валюты, поступающие из типографии. Природный мир является основой всех капиталов. На протяжении большей части истории капитал и собственность на землю были тесно связаны между собой. В современном мире владение бизнесами вытеснило собственности на землю, но природные ресурсы все еще остаются основой всей экономической деятельности.

Крах рынка технологических компаний дал мне хороший урок: капитал, состоящий только из производных, является иллюзией. Капитал, не опирающийся непосредственно на природные ресурсы, например, металлы, минералы, сельское хозяйство и т.д., является производным. Ценность производного зависит от соглашения, потому что во всех производных есть контрагенты.

Соглашения часто нарушаются, так что ценность производного может мгновенно обратится в ноль. Например, суверенные облигации приравниваются к наличным деньгам. Государственные облигации подкрепляются законами и полномочиями государства по сбору налогов, но правительство может объявить дефолт и в этом случае его облигации мгновенно теряют всякую ценность. Банк считает кредитный договор активом, генерирующим денежные потоки и прибыль. Банки могут занимать деньги под залог своих активов, а также продавать их другим банкам или инвесторам. Когда заемщик перестает платить по кредит, кредит сразу обесценивается.

Я успешно вкладывал деньги в сырьевой сектор в течение нескольких лет, а затем начал писать комментарии и аналитические материалы, но распространял их лишь среди друзей и семьи. Когда мои друзья рекомендовали мне публиковать мои комментарии, я начать рассылку по макроэкономике и ресурсным акциям. Даже сейчас многие из моих подписчиков – это мои близкие друзья и родственники. На самом деле, я смотрю на свою исследовательскую компанию Hera Research как на своего рода частный инвестиционный клуб. Во-первых, я - ценностный инвестор и лишь затем автор инвестиционных писем.

Когда я основал Hera Research, я действительно не знал, что большинство инвестиционных писем в сырьевом секторе финансируется ресурсодобывающими компаниями в рамках своей рекламной стратегии. Рекламные акции влияют на динамику роста и падения ценных бумаг, но создание успешного бизнеса – это совсем другое дело. Я предпочитаю компании с успешным производственным послужным списком и опытными командами управленцев.

Я предприниматель и, естественно, смотрю на добывающие компании юниоры, как на «стартапы», которые собирают деньги, расходуют их, и изо всех сил стараются достичь ключевых целей, пытаясь минимизировать расширение существующего пула акционеров и скорее перейти к получению выручки (или к стратегии выхода). Все это я и делал в мире высоких технологий в 1990-х гг.

Ресурсные юниоры и высокотехнологичные стартапы сильно напоминают друг друга. Возможность экономически целесообразной эксплуатации месторождения аналогична проблемам внедрения технологии и ее монетизации. Интеллектуальная собственность похожа на геологические характеристики, а разработчики программного обеспечения похожи на геологов. Самое важное здесь в том, что все элементы, необходимые для создания успешного стартапа, полностью аналогичны тому, что нужно для построения успешной компании.

В обоих случаях компании используют тактику преувеличения с целью сбора средств. В Силиконовой долине это называется «пылью эльфов» (бизнес-план без новой технологии), что эквивалентно канадскому «лосиному пастбищу» (участку, на котором вряд ли есть значительные ресурсы). Венчурные капиталисты Силиконовой долины анализируют бизнес-планы высокотехнологичных стартапов, идеи продуктов и рынков и оценивают управленческую команду каждой компании и ее технические способности. Именно этим я сегодня и занимаюсь, только мои продукты - это природные ресурсы.

2.     Куда будут двигаться цены на драгоценные металлы и сколько продлится их бычий рынок?
Большинство развитых стран пребывают в бюджетном и монетарном кризисе эпических масштабов. Многие правительства фактически являются банкротами, а многие банки имеют слишком много долгов и плохих кредитов на своих балансах, а также государственные облигации, которые сегодня переживают постоянные снижения рейтингов. Другими словами, банковские активы теряют ценность, что создает постоянную угрозу банкротства.

http://goldenfront.ru/media/article_images/image001_153.jpg
Государственные долги в % от ВВП на декабрь 2011.

Проблему кризиса невозможно решить быстро, не вызвав волны суверенных дефолтов и каскада банкротств банков. Суверенные дефолты вызовут банкротства банков и послужат триггером для активации триллионов долларов внебиржевых производных (кредитно-дефолтных свопов), что, в свою очередь, вызовет домино банкротств банков. Поэтому суверенные дефолты должны быть заменены на добровольные стрижки (снижение номинальной стоимости долговых активов), начиная с Греции, где кредиторы примут лишь частичное погашение по урегулированию задолженности. Этот процесс, предполагая, что не случится никаких дополнительных системных кризиса, займет несколько лет.

Таким образом сочетается политика намеренно вызываемой инфляции и сокращения объемов банковской задолженности, где реальная стоимость долга будет уменьшена с помощью порчи валют. Такая политика проводится для того, чтобы держать банки наплаву и позволить правительствам работать и обслуживать свои долги. Всего этого можно достичь только путем создания триллионов долларов новых денег, что вызывает падение в цене основных валют против золота. Отсюда долгосрочный восходящий тренд цены на золото.

http://goldenfront.ru/media/article_images/image003_12.gif
Ежегодные изменения цены на золото в основных валютах.

Мировые цены на сырье продолжат расти, так как правительства и центральные банки создают все больше денежных единиц, реагируя на текущий бюджетный и монетарный кризис. В долгосрочной перспективе покупательная способность валют, таких как доллар США, евро, британский фунт и японская иена продолжит падать. Проводимая сегодня инфляционная политика останется в силе в течение многих лет, покупательная способность сбережений и зарплат упадет по мере роста общего уровня цен. Цены на драгоценные металлы продолжат расти и из-за роста мировых цен на сырье, особенно на серебро и платину (из-за их двойной роли промышленных и инвестиционных металлов), а также из-за растущего спроса на «тихие гавани».

http://goldenfront.ru/media/article_images/image005_24.jpg
Банковские резервы на балансе ФРС.

Монетизация долгов, нулевые процентные ставки и беспрерывные пакеты помощи от ЦБ грубо искажают процесс распределения денег и, следовательно, перераспределяют капитал. Капитал становится все более концентрированным. Как следствие, помимо потери сбережений и падения уровня жизни, вызванного снижением покупательной способности заработной платы, люди с улицы станут беднее по сравнению с государственными служащими и финансистами. Это приведет к дальнейшей централизации экономической и политической власти и вызовет еще большую эрозию прав простых людей. По мере развития ситуации политическая нестабильность будет расти.

Все больше людей осознают, что покупательная способность их денег падает, и они будут искать альтернативные валюты для сохранения сбережений. Золото было выбрано свободным рынком в качестве глобальной резервной валюты. Инвесторы покупают золото, страны репатриируют свои золотовалютные резервы или покупают золото, продажа золота ЦБ прекратилась и они сейчас покупают золото.

http://goldenfront.ru/media/article_images/image006_27.jpg
Цены на золото с поправкой на инфляцию: синим – номинальные цены, красным – с поправкой на инфляцию.

Единственная определенная долгосрочная цель по драгоценным металлам - это «выше». Если пересчитать цену на золото 1980 года ($850 в январе) с использованием индекса потребительской инфляции правительства США (CPI), то этот пик в 2011 году равнялся бы $1,870. Конечно, цена в $1870 была неустойчивым пузырем, что и показывает график выше, т.е. цена на золото сегодня представляет собой неустойчивый пузырь. Важно то, что после 1980 года методология расчета индекса потребительских цен была изменена таким образом, что инфляция стала систематически занижаться. Если индекс исчислялся бы сегодня с использованием метода 1980 года, то пик 1980 года был бы ближе к $7,000. Так что цена на золото сегодня совсем не в пузыре, если измерять инфляцию честно.

http://goldenfront.ru/media/article_images/image008_2.gif
Ежегодная потребительская инфляция: синим – альтернативная методика расчета Shadowstats, базирующаяся на методе 1980 года, красным – современные официальные данные.

Драгоценные металлы будут продолжать расти в цене, пока не будет разрешена проблема долгового кризиса, чего, вероятно, не случится до 2015 года. Вполне возможно, что события пойдут не по плану и случится системный крах финансовой системы, безудержная инфляция или даже гиперинфляция, несмотря на все усилия по предотвращению таких сценариев. В случае системного краха только твердые активы сохранят какую-то ценность относительно национальных валют, государственных облигаций или других финансовых инструментов с высокой долей задолженности, зависимых от функционирования контрагентов в рамках финансовой системы.

3.     Какие основные драйверы этих цен?
Цены на драгоценные металлы растут, потому что (1) спрос вырос, тогда как предложение в лучшем случае остается на прежнем уровне (2) государственный долг и, следовательно, национальные валюты больше не являются надежным средством сбережения из-за инфляции и общей экономической слабости, как, например, роста объемов задолженности из-за высоких расходов и падения объема ВВП, (3), многие банковские учреждения по всему миру неустойчивы, потому что их балансы нагружены плохими кредитами и другими токсичными финансовыми активами, поэтому они могут рухнуть без дополнительной финансовой помощи, (4), современная  банковская система взаимосвязана на глобальном уровне, поэтому поломка в одном регионе окажет системное влияние (эффект заражения), и ни одна страна, финансовый рынок, финансовое учреждение или инвестор не находятся сейчас в безопасности, (5) ценность основных валют, включая евро и доллар США, падает, поэтому цены на сырье растут по всему миру, и это будет по-прежнему вызывать глобальные экономические потрясения и беспорядки, и (6) доверие к правительствам, ЦБ, валютам, таким как доллар США и евро, а также к финансовой системе, падает.

Для понимания золота в первую очередь необходимо понять некоторые аспекты истории денег и основных мировых валют сегодня. Золото – это денежный актив и оно было высшей формой денег в течение всей документированной мировой истории и, вероятно, задолго до этого. Серебро отличается от золота тем, что это в основном промышленный металл, и только во вторую очередь денежный актив. Платина, как и серебро, в первую очередь промышленный металл. Все три металла пользуются спросом, как для изготовления ювелирных изделий, так и для инвестиций. Уникальность золота в том, что промышленный спрос на него очень мал и оно не потребляется как серебро и платина. Большая часть золота, добытого на протяжении человеческой истории, существует и поныне. Доллар США, британский фунт и японская иена стали частью современной  системы плавающих валютных курсов в 1971 году, когда США сделали свой доллар чисто бумажной валютой, не обеспеченной золотом (или чем-либо еще). Когда было создано евро, оно присоединилось к системе плавающих обменных курсов.

Начиная с 1971 года и в противоречие со всей историей человечества, структура денег базируется исключительно на долгах. Центральные банки контролируют национальные валюты, а правительства заимствуют свои валюты у частных банков за счет выпуска государственных облигаций для поддержания бюджетных дефицитов. Через механизм дробного резервирования банки создают деньги из ничего. Деньги создаются, когда банки выдают кредиты. В рамках системы дробного резервирования кредитные договоры - это эффективный законный механизм создания денег. Процесс выплаты процентов по кредитам создает иллюзию того, что банки дают взаймы существующие денежные средства (например, из сбережений) но в реальности они создают около 98% тела кредита, то есть, процентные платежи – это бонусы.

Деньгами сегодня является долг, а не активы, и  поэтому правительства, в конечном счете, оказываются должны больше по объему в процентных платежах, чем размер первоначального кредита. Ирония здесь в том, что банки создают также и тело кредита. В результате, США, Англия, Япония, и почти все страны Западной Европы являются банкротами. Никакое сочетание налогов и экономического роста не смогут решить их долговых проблем. Поэтому единственным способом финансирования их правительственных расходов и предотвращения коллапса их банковских систем является создание ЦБ еще большего количества денег без добавления дополнительной задолженности. Это обычно называется «печатанием денег». В настоящее время ЦБ, правительства и другие институты, такие как Международный валютный фонд (МВФ) спасают правительства и банки, создавая больше денег из ничего (ex nihilo).

http://goldenfront.ru/media/article_images/image009_8.jpg
Фиолетовым – индекс цен сырье: все первичные сырьевые ресурсы (2005=100), черным - индекс цен сырье: все не топливные первичные сырьевые ресурсы (2005=100).
Источник: CEIC Data

Ценность бумажных денег (не обеспеченных активами) определяется сочетанием доверия, а также спроса и предложения. По мере роста денежной базы (например, из-за печатания денег), стоимость денег падает, а через некоторое время увеличивается и общий уровень цен. Следовательно, результатом глобального печатания денег являются более высокие мировые цены на сырьевые товары. По мере роста цен на сырьевые товары, цены на драгоценные металлы также будут расти, одновременно со спросом на них, что толкнет их цены еще выше относительно сырьевых товаров.

4.     Веришь ли ты в манипуляции рынком драгоценных металлов?
Существует разногласие по поводу определения термина «манипуляция». В США большинство инвесторов не знают, что COMEX – это не просто рынок для торговли реальными сырьевыми товарами и драгоценными металлами с осуществлением физической поставки, на котором сторонами сделки являются реальные покупатели, как, например, промышленные потребители, и реальные продавцы (золотодобытчики). На самом деле, COMEX это торговая платформа с высоким уровнем долгового плеча, где подавляющее большинство сделок является результатом активности трейдеров, т.е. оборота фьючерсных и опционных контрактов.

Большинство сделок на биржах США, включая COMEX, созданы компьютерными алгоритмами, а не людьми, стремящимися инвестировать, или покупать и продавать, физические драгоценные металлы. Для получения прибыли торговые алгоритмы используют технические модели на основе краткосрочных колебаний цены, не зависящих от физического спроса и предложения и других макро факторов. Трейдинг является доминирующим видом деятельности, а краткосрочные колебания цены могут порождаться самим процессом торговли, включая торговлю ведущуюся компьютерными алгоритмами, независящими от производителей и потребителей в реальном мире.

Биржа, где уровень заемных средств очень высок, например, 100:1, где количество драгоценных металлов, законтрактованных для поставки, значительно превосходит количество реальных, физических драгоценных металлов, доступных для поставки, и где большая часть торговли ведется контрактами, а не физическими металлами, не выполняет своей функции надежного свободно рыночного механизма открытия цены. Напротив, на ней господствуют компьютерные алгоритмы и финансовая спекуляция. К тому же отдельные участники рынка могут поддерживать непропорционально большие концентрированные длинные или короткие позиции, способные двигать ценами вверх и вниз. Критики считают, что в случае с концентрированными короткими позициями на серебро, некоторые банки намеренно загоняют цену вниз.

Еще один аспект высоких уровней долгового плеча – это невозможность поставки всех законтрактованных ресурсов. Срывы поставок маловероятны, потому что подавляющее большинство контрактов открываются лишь в спекулятивных целях, а не для поставки реальных, физических драгоценных металлов. Так как по всем контрактам совершить поставку невозможно, биржи оставляют за собой право произвести расчет наличными. Хотя срыв коммерческой поставки возможен, но с юридической точки зрения такой срыв не будет являться дефолтом биржи COMEX, если, например, у нее не хватит физического металла для обеспечения своих обязательств. Естественно, что срыв поставки физического металла будет иметь серьезные последствия для цены на металл независимо от закрытия контракта наличными.

Философские разногласия между биржей COMEX и ее критиками заключается в определении главной цели ее существования: она, в первую очередь, торговая площадка для трейдеров и спекулянтов, или рыночная площадка, содействующая фактической покупке и продаже реальных, физических драгоценных металлов. Если оставить философию в стороне, то, конечно, она - первое. COMEX – это официально обозначенный контрактный рынок, предлагающий финансовые продукты в соответствии с нормами и правилами COMEX, которые, в свою очередь, соответствуют правилам американской Комиссии по срочной торговле (CFTC). В такой же мере казино Bellagio в Лас-Вегасе - это игровое заведение, осуществляющее свою деятельность в соответствии с игровым уставами и положениями Игровой комиссии штата Невада и Комитета игрового контроля штата. То есть COMEX это просто торговое заведение, чьей попечительской ответственностью является максимизация прибыли для своих акционеров в пределах, определенных нормативными требованиями США. Гарантируют ли правила создание условий свободного и справедливого рынка, или правила постоянно обходятся, это две разных проблемы.

С одной стороны, бизнес казино состоит в том, чтобы просто быть казино. Критики, говорящие о свободных и справедливых рынках, указывают либо на глубокий провал системы регулирования и отсутствие свободной рыночной конкуренции (т.е. на несвободный, несправедливый «рынок», существующий главным образом в интересах участников рынка, по желанию способных манипулировать ценами), либо акцентируют наивность реальных покупателей и продавцов физических драгоценных металлов. Если кто-то идет в казино, чтобы купить фишки для покера, а вместо этого ставят свои деньги в реальной игре, значит, он не понимает, как работает казино. С другой стороны, избыточные уровни долгового плеча и отсутствие работающих ограничений на размеры позиций на COMEX создают препятствия для процесса открытия цены. Очевидно, что перегруженную долгами торговую платформу без каких-либо серьезных ограничений размеров позиций можно использовать для манипуляций ценами. Все вышесказанное поднимает вопрос о том, сколько золото и серебро стоили бы в условиях свободного рынка, независимого от фьючерсных цен COMEX.

5.     Есть ли дефицит физического серебра?
На данный момент дефицита физического металла или нехватки предложения относительно текущего инвестиционного спроса не существует. Это означает, что сейчас есть возможность приобрести физический металл. Если хотя бы небольшая часть населения захотела бы купить серебро, мы бы немедленно получили дефицит физического металла.

http://goldenfront.ru/media/article_images/image010_8.jpg.500x300_q85.jpg
Мировое предложение серебра.

Сегодня неплохое время для того, что покупать или продолжить покупать физические драгоценные металлы в моменты ценовых коррекций. Те, кто ждет рыночного краха или финансовой паники, могут обнаружить, что в тот момент никто не захочет им продавать металлы.

http://goldenfront.ru/media/article_images/image012_4.jpg.500x300_q85.jpg
Мировой спрос на серебро.

Важное соображение относительно серебра в том, что если бы инвестиционный спрос был убран из уравнения, появился бы значительный профицит металла и цены упали бы. Однако в долгосрочной перспективе предложение вновь станет ниже спроса, запасы над землей будут истощены и поэтому серебро является долгосрочной ценностной инвестицией.

6.     Твои любимые золотые и серебряные комментаторы. Следишь ли ты за кем-то регулярно?
Я провожу свои собственные исследования по каждой теме и по всем компаниям, которые я рассматриваю. Я также внимательно слежу за комментариями Эрика Спротта (Eric Sprott), Джима Роджерса (Jim Rogers), Джима Синклера (Jim Sinclair), Джима Рикардса (Jim Rickards), Марка Фабера (Marc Faber), Рика Рула (Rick Rule) и Мартина Армстронга (Martin Armstrong) – у них всех я взял интервью - а также за другими специалистами и лидерами в области природных ресурсов, валют, сырьевых товаров, финансовых рынков, глобальных потоков капитала и мировой финансовой системы.

7.     Каковы вероятные сценарии развития кризиса в Европе, Китае, США и Японии.
Доллар США, евро и японская иена наперегонки падают на дно. Однако пристальное внимание к Европе ослабило евро и периодически вызывало долларовые ралли из-за поисков тихой гавани и потребности в ликвидности, в то время как доллар и евро ослабевали против иены, что вызывало интервенции с целью ослабления иены. В краткосрочной перспективе, евро продолжит падение против доллара США, поскольку США контролирует мировую резервную валюту и содержит глобальную военную империю, контролирующую большую часть предложения нефти в мире. У США еще есть какое-то время, прежде чем реальность их неплатежеспособности станет неоспоримой для всех. И ЕС, и США печатают деньги, чтобы обеспечить ликвидность для банков и поддержать аукционы суверенных облигаций. Это радикальная инфляционная политика.

Евро вряд ли развалится, потому что это, прежде всего, политический проект, никогда не бывший полностью экономическим союзом. Чтобы сохранить евро в первозданном виде, крупным европейским банкам не позволяют обанкротиться, а Брюссель и их собственные крупные банки не позволяют европейским правительствам объявлять дефолт.

Таким образом, у них есть только один сценарий – продолжение печатания денег.

    ●Никакая комбинация экономического роста, налогов и бюджетных сокращений не позволит Греции, Италии и Португалии расплатиться с долгами.
    ●Государственные долги Греции, Италии и Португалии не могут быть выплачены в евро по его текущей стоимости.
    ●Экономики Греции, Италии и Португалии слишком слабы, чтобы поддерживать даже пониженный уровень государственных расходов.
    ●Правительства Греции, Италии и Португалии не могут обслуживать или погашать долги из налоговых поступлений.
    ●До сих пор меры жесткой экономии и, в случае Португалии, финансового грабежа оказались неэффективными для решения проблемы долгового кризиса.
    ●В ближайшей перспективе правительства Греции, Италии и Португалии должны продолжать брать взаймы или обанкротиться.
    ●Дефляция в Еврозоне раздавит европейский экспорт и, следовательно, вызовет экономический спад.
    ●Новая рецессия в Европе, несомненно, повлияет на Германию и приведет к экономическому коллапсу в Греции, Италии и Португалии.
    ●В конце концов, значительная часть европейского суверенного долга должны быть списана банками как убытки.
    ●Суверенные дефолты вызовут непредсказуемый эффект домино во внебиржевых производных, результатом чего, вероятно, станет каскад банковских банкротств.
    ●Банкротства европейских банков, вызванные убытками по суверенным облигациям, повлекут за собой новый и более серьезный финансовый кризис, в том числе каскад требований по закрытию внебиржевых производных контрактов.

Европейские планы спасения (валютные своп линии ФРС в долларах США) не только дают инфляционный эффект, но и являются лишь временными мерами, ничего не делающими для устранения коренных причин проблемы. Окончательным решением будет федерализация долгов стран Еврозоны, но для этого не существует политической воли. Руководство ЕС не имеет окончательного решения, кроме сочетания добровольных стрижек и печатания денег. Неясно, может ли быть успешной такая политика, как долго все это продлится, смогут ли европейские страны восстановиться без суверенных дефолтов или смогут ли европейские банки, например, немецкие и французские, стать достаточно сильными, чтобы пережить неизбежные убытки.

Японская экономика сейчас находится в рецессии, а государственный долг страны превышает 200% ее ВВП. Объем непогашенных государственных облигаций Японии равняется ¥900 трлн (около $10,8 трлн). Японские демографические тенденции будут сдерживать экономический рост в ближайшие годы. С начала финансового кризиса в 2008 году упали объемы японского промышленного производства и экспорта, что повлияло на цены акций крупнейших компаний-экспортеров, - некоторые из них имеют высокий уровень задолженности. Банк Японии (BOJ) проводит количественное смягчение, в том числе приобретая государственные и корпоративные облигаций (печатание денег). Никаких реальных решений не существует, поэтому Банк Японии несомненно продолжит количественное смягчение, и инфляция, вероятно, появится после окончания экономического спада.

Китай нуждается в экспортных рынках Европы и США и попытается договорится Западом, но он также ведет оживленную торговлю с Россией, Индией, Бразилией и другими странами, а его внутренний потребительский рынок быстро растет. Слухи о неизбежном экономическом крахе Китая сильно преувеличены. Тем временем Китай систематически инвестирует свои резервы в природные ресурсы по всему миру. Идущая сегодня валютная война является по сути борьбой за контроль над экономическими ресурсами. Стратегия Китая в том, чтобы вкладывать непосредственно в реальные, физические ресурсы. В течение следующего десятилетия Китай может стать крупнейшей экономикой мира.

8.     Стоит ли ожидать вселенского банкротства и каков будет мир после нее?
Главная западная экономическая тенденция, переживающая сегодня не лучшие дни, это не монетизация, кейнсианство, или режим центральных банков в сочетании с системой дробного  кредитования и долговыми деньгами (хотя все вышеперечисленное и является источником нестабильности и неустойчивости), но глобализация, представляющая собой увеличение системного риска и крайнюю централизацию финансовой и политической власти. Крах системы государственного долга и национальных валют и последующий за этим двойной удар по банкам – с одной стороны по их балансовому «лицу» и, через внебиржевые производные, по их «спине» может вызвать к жизни два сценария.

Либо появится новая глобальная валюта и мировое правительство, что станет торжеством транснациональных банков и корпораций над правительствами и демократией, либо планы глобалистов рухнут и произойдет такая же мощная децентрализация. Один из серьезных недостатков глобалистской модели в том, что расширение транснациональных мегакорпораций уничтожает местные малые бизнесы, но корпорации, за счет технологий, экономии от масштаба и возможность привлечения ресурсов и рабочей силы в глобальном масштабе, не могут использовать достаточно большую часть населения для создания стабильной экономики. Хотя глобализация увеличивает прибыль крупнейших международных банков и транснациональных корпораций, в развитых странах происходит широкое и постоянное сокращение рабочей силы.

В будущем искусственная и неустойчивая конструкция глобализации и глупость центрального экономического планирования уступят место устойчивому местному развитию. Централизация и децентрализация много раз сменяли друг друга на протяжении человеческой истории. Центральное экономическое планирование в глобальном масштабе и централизованный контроль над денежной массой для всех народов, отраслей и регионов, а также господство над национальными правительствами транснациональных банков и корпораций экономически и политически не сработает; долгосрочная децентрализация неизбежна. Трудно предсказать, насколько далеко зайдет централизация (коррелирующая с финансовым и политическим бесправием простых людей) пока врожденное стремление к свободе не станет доминирующей силой.

В конечном счете, идеал централизованной глобальной экономики иллюзорен. До настоящего момента глобализация разрушала местные экономики, вызвала массовую безработицу на Западе, и создала сложную и хрупкую систему взаимозависимости, опирающуюся на дешевое углеводородное сырье. Для правильной работы глобальной экономики требуется отсутствие геополитических потрясений и стихийных бедствий, нарушающих глобальные цепочки поставок, у которых есть множество отдельных уязвимых точек. Глобальное решение заключается в создании устойчивой местной экономики и относительно самодостаточных и свободных общин, с небольшим уровнем правительственного контроля и множеством малых бизнесов, которые позволят оптимизировать экономику для создания высокого уровня занятости, накопления капитала (сбережения), а также широкого распределения благосостояния.

9.     Кто твой фаворит в американской президентской гонке?
Я буду голосовать за то, чтобы Рон Пол (Ron Paul) стал президентом Соединенных Штатов, потому что он единственный кандидат, выступающий за создание разумной денежно-кредитной системы, правового государства и ведение устойчивой и ответственной национальной финансовой политики, а также против бесконечных агрессивных войн. Все остальные республиканские и демократические кандидаты представляют те же самые международные банки и транснациональные корпорации в рамках гегелевской диалектики двух равно ложных выборов. Третий выбор – это свобода.

http://goldenfront.ru/articles/view/eks … -i-perspek

98

«Европа должна прекратить играть роль деревенского дурачка»
"Le Temps", Швейцария,Ришар Верли (Richard Werly), Катрин Дюбуло (Catherine Dubouloz)

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/19/1301089723/4highres_00000401512653.jpg

Сегодняшняя глобальная схватка не является примером всемогущества международного права. Это хапанье рынков, ежеминутная конкуренция. И западные страны, которые еще верили в то, что они правят миром, сейчас вновь открывают для себя эту крайне сложную реальность.
В прошлую субботу в Париже бывший министр иностранных дел Юбер Ведрин (Hubert Védrine) был в первых рядах на встрече Франсуа Олланда с лидерами европейских партий.
Журналисты «Le Temps» побеседовали с ним в тот момент, когда на первый план во французской избирательной кампании выходят бюджетная дисциплина в Европе, вопросы границ и протекционизма.

Левые регулярно критиковали его за приверженность реализму. Близкий соратник Франсуа Миттерана (1981-1995), министр иностранных дел в правительстве Лионеля Жоспена (Lionel Jospin) во время сосуществования у власти правых и левых (1997-2002),
Юбер Ведрин стал в социалистическом лагере автором болезненных прогнозов об опасности европейского упадка или о конкуренции по всем направлениям со стороны развивающихся держав, с которой придется столкнуться западным странам, - этому посвящена его последняя книга «В глобальной схватке» (изд-во Fayard).

В начале своего президентского срока Николя Саркози связался с ним и доверил ему провести исследование роли Франции в процессе глобализации; в настоящее время, когда битва за кресло президента Франции усиливается как раз по европейским вопросам, он выступает в роли наблюдателя, к которому прислушиваются даже за пределами его политического лагеря.

LeTemps: Не рискует ли Ваш кандидат, Франсуа Олланд, спровоцировать всеобщее возмущение, а может, даже кризис учреждений Европейского союза, выступая против недавно подписанного бюджетного пакта, ратификация которого сейчас идет полным ходом?

Юбер Ведрин: Франсуа Олланд предлагает вполне разумные вещи. Сегодня опасность для стран Евросоюза заключается не в его требовании, а в чрезмерных экономических чистках, предпринятых во имя жесткой экономии и оздоровления бюджетов. Необходимо навести порядок в государственных финансах. И этому нельзя помешать. Меня не шокирует то, что немцы проявляют солидарность до некоторых пределов и не хотят быть дойной коровой для всей системы... Однако необходимо проводить эти корректирующие меры разумным и политически приемлемым путем, а не используя нереалистичные механизмы, слишком слепые и жестокие. Весь мир опасается, что в Европе будет убито то, что осталось от потенциала роста. Об этом сказал немецкий министр финансов. Об этом говорит и Марио Монти (Mario Monti), председатель совета министров Италии.
Чего же хочет Франсуа Олланд? Вновь сосредоточить европейские дебаты на экономическом росте. Определить «полезные» государственные расходы. Пересмотр такого рода вполне возможен.

Но как? Бюджетный пакт был подписан 2 марта в Брюсселе 25-ю странами, в том числе и Францией...

– Его можно либо пересмотреть, либо дополнить. Если можно пересмотреть некоторые пункты пакта, тем лучше. Если нет, давайте дополним его обязательствами по восстановлению экономического роста. Это возможно. В истории существует множество примеров договоров, которые пришлось адаптировать. Дискуссия, которая откроется, если изберут Франсуа Олланда, станет замечательной возможностью для переориентации приоритетов ЕС.
Нужно, к примеру, с осторожностью относиться к запуску экономического роста с помощью потребления. Что нам нужно, так это подготовить завтрашний и послезавтрашний экономический рост, заняться «экологизацией» наших экономик, подобно индустриализации, о которой мы говорили вчера.

Необходимо выйти на новую стадию, отказаться от хищнического экономического роста. Сделать более экологичными транспорт, жилье, урбанизацию... Вот сколько невероятных месторождений новых идей.
Что же отвечают на это руководители-консерваторы? Они сплачиваются и, похоже, все вместе отказываются, принимать у себя французского кандидата-социалиста. Однако потом они договорятся. Пересмотр пакта не приведет к крупному кризису. Это ненастоящая проблема.
Немцы отреагируют так, как они часто это делают: они будут говорить нет, нет, нет... а потом скажут да, поскольку знают, что чистка, навязанная Европе, приведет к резкому снижению их экспорта.

– Еще одна дискуссия: о протекционизме и взаимности в торговле. Следует ли ЕС пересмотреть свою политику в этой области?

– Европа уже слишком давно играет роль дурачка в глобальной деревне. Простака в глобальной системе. Необходимо прекратить это. Сегодняшняя глобальная схватка не является примером всемогущества международного права. Это хапанье рынков, ежеминутная конкуренция.
И западные страны, которые еще верили в то, что они правят миром, как в это ошибочно верил Джордж Буш-младший со своей войной против террористов, сейчас вновь открывают для себя эту крайне сложную реальность.
Давайте откроем глаза: многие страны, которым еще вчера помогали, сегодня стали драконами и нашими огромными конкурентами. Все страны мира стали сторонниками суверенитета, кроме западноевропейских. Следовательно, мне кажется вполне логичным поставить вопрос о взаимности и «умной» защите наших рынков.
Да - социальным и экологическим преградам. Нет - барьерам и еще большее нет – стенам.
Необходимо большее равновесие между западными и крупными развивающимися странами. Трения будут неизбежными. Ну и что? Не нужно их бояться.

- Этим требованием взаимности не так-то просто манипулировать...

– Однако политический риск в случае, если не заниматься этим вопросом, еще более велик. Народы западных стран, в особенности европейцы, чувствуют себя все более неуютно, столкнувшись с глобализацией. Многие понимают, что проигрывают, и упрекают свои правительства в том, что они больше ничего не контролируют. Таким образом, их становится легко поднять на протест. Я помню, как проводил исследование относительно роли Франции в процессе глобализации в 2007 года. Газета «Financial Times» опубликовала в то время одно исследование. Глобализацию не приветствовали ни в одной западной стране.

Тогда ее рассматривали скорее как источник проблем, чем преимуществ. Если мы хотим возобновить доверие, необходимо вновь ввести правила. Это вопрос здравого смысла. Правительства должны показать, что отдельные люди не брошены на произвол судьбы. К тому же необходимо забыть про мечту, согласно которой Запад сидит на чем-то вроде Олимпа и диктует свои правила, а также обладает правом на вмешательство. Это больше так не работает. Необходимо вести переговоры во всех областях. Рост крупных развивающихся стран делает нашу мощь относительной. Экономические круги, которые так подталкивали нас к либерализации, начинают осознавать ее суть, в особенности промышленники.

Таким образом, сейчас срочно необходимо дискутировать, сотрудничать, вести переговоры о передаче технологий. Не нужно поддаваться панике. Но все же будем реалистами.

– Зачем же тогда критиковать сторонников укрепления федерализма в ЕС, выступающих за более сильную Европу?

– Эти дискуссии всегда казались мне симпатичными и в то же время трагичными. Да, в мире необходим европейский полюс, поскольку если Европа не будет державой, она станет зависимой. Да, необходимо защищать европейский образ жизни. Однако федерализм в масштабе ЕС, если мы будем копировать его с американского федерализма, не будет работать! Бисмарк объединил за собой немцев. Кавур сделал то же самое с итальянцами. Но нельзя выйти за пределы европейских государств-наций. Жак Делор (Jacques Delors) прав, когда он говорит о «федерации государств-наций». Необходимо сочетать сохранение крупных государств с эффективными механизмами коллективных действий. Этого нельзя избежать. Я не верю в идеалистичный федерализм.

- Николя Саркози как раз и утверждает, что в ходе своего президентства он защищал интересы Франции и Европы. Что Вы думаете о его нападках на Шенгенскую зону?

– Итоги его президентства неоднозначны. Были сильные моменты, но так же были и явные провалы, как, например, Средиземноморский союз. В два последних года своего срока он слишком много уступал по Германии, после того как слишком многому противился в первые три года. Конечно, они с Ангелой Меркель в конце концов нашли совместный способ действий.
Но что потом? Николя Саркози удалось урегулировать проблемы по-гусарски, и каждый раз ему пришлось заплатить за это. Однако международные отношения не сводятся лишь к поиску конкретных решений для каждого случая. Необходимо также управлять взаимодействием в долгосрочном периоде. Что же касается пересмотра Шенгенских соглашений, то он уже идет, и это хорошо.

В последнее время Шенген становился решетом. Развивалась идея о пересмотре функционирования этих соглашений, на основе улучшения совместного управления с участием Брюсселя и стран-членов. Все остальное – это политиканская полемика.

– Каковы будут первые шаги Франсуа Олланда во внешней политике, если его изберут?

– Во-первых, Европа с бюджетным пактом, который необходимо либо пересмотреть, либо дополнить. Затем встанет вопрос НАТО – 20 и 21 мая грядет саммит в Чикаго. Основной вопрос здесь – «зачем нужна такая организация, как НАТО?» Я, в частности, имею в виду американский проект европейской ПРО. Он может рассматриваться только в качестве дополнения к французскому потенциалу ядерного сдерживания. Существуют неоднозначные моменты в американских речах, которые необходимо снять. Для Франции здесь встают два вопроса: абсолютной необходимости сохранить основополагающую безопасность, которую представляет собой ее потенциал ядерного сдерживания, а также финансовых и политических хитросплетений этого проекта ПРО, которые могут ускользнуть от внимания стран-членов НАТО.

По Афганистану я выступаю за незамедлительный вывод войск, на условиях, которые обеспечат безопасность для войск коалиции, стараясь по максимуму избежать напряженности. Западная военная операция в этой стране исчерпала свою логику. Идея взять на себя заботу о такой стране, как Афганистан, и преобразовать ее похвальна, однако она провалилась.

Нельзя управлять Афганистаном вместо афганцев. Мы на это неспособны.

Оригинал публикации: «L’Europe doit cesser d’être l’idiot du village» http://www.letemps.ch/Page/Uuid/ab239b2 … du_village
Перевод: http://rus.ruvr.ru/2012_03_19/68882281/

99

Отвлекающие маневры
Володин Алексей

http://topwar.ru/uploads/posts/2012-03/1332127681_1282936210_kollaps-globalnogo-denezhnogo-poryadka.jpg

Геополитические и экономические проблемы существовали и будут существовать во все времена. Это как бактерии, сидящие в большом организме и активизирующие свою деятельность лишь при определенных условиях. Причем одни бактерии могут спокойно существовать за счет других. Современная мировая конъюнктура вполне напоминает борьбу этих самых бактерий в рамках единого организма, так как отрицать факт практически всеобщей глобализации, по меньшей мере, наивно. Чтобы подавить активность одних бактерий, большому организму требуется запустить в себя других, которые смогут заставить на время забыть о необходимости кардинального лечения.

Исходя их такой аналогии, можно проанализировать то, что происходит с мировой геополитикой и экономикой сегодня. В мире существует несколько государств, которые желают получить статус мозговых центров, способных руководить глобальными процессами. Одним из таких государств являются Соединенные Штаты. Реалии последних лет говорят о том, что системная болезнь, все больше напоминающая старость организма, пробралась в каждую клетку государственного строя и пытается довести начатое дело до конца. Мозг в ответ на это будет всеми силами пытаться противостоять угрозе, а точнее – угрозам. И США, примеряющие на себя роль планетарного мозга, тоже стараются выстроить определенные барьеры для проникновения болезни вглубь организма. Только проблема здесь заключается в том, что Вашингтон, активно культивировавший идею глобализации, теперь не в состоянии понять, что в нынешних условиях спасать только самого себя уже никак не получится. Этакая голова профессора Доуэля с активным мозгом, но без всего остального – сомнительное решение для дальнейшего развития. Соединенные Штаты же пытаются решать возникающие проблемы методами, как говорится, возникшими до исторического материализма: болит палец – отрубим палец, чешется нога - оторвем ногу…

Удивительно еще и то, что Вашингтон, похоже, не понимает, что ни новый палец, ни новая нога уже не вырастут сами собой, а вместо них в лучшем случае придется использовать весьма посредственные заменители – протезы, которые, очевидно, не обладают тем же функционалом, каким обладают «живые» органы.

Причем США и другие мировые игроки того же тренда пытаются сами находить новые болезни, чтобы создать видимость дополнительной деятельности. Все же в курсе, что если у главного бухгалтера не сходится квартальный отчет и на горизонте вырисовываются большие проблемы с налоговой инспекцией, то лучший выход – срочно уйти на больничный. В геополитическом смысле – вариант аналогичный. Растет безработица внутри страны, снижается собираемость налогов, долговая яма углубляется, чуть ли, ни до грунтовых вод – значит, пора брать большой бюллетень, чтобы приступить к большому лечению. И самое интересное, что лечение начинается вовсе не с того места, которое на самом деле болит, а выбирается участок «тела», расположенный где-нибудь подальше от реального эпицентра боли. Увеличивается число недовольных внутри США, значит, пора «найти» ядерное оружие в Иране или заявить о нарушении прав человека в Сирии. Экономика теряет свои позиции, значит, пора обвинить Китай во всех смертных грехах: от кибератак до искусственного подогревания спроса на свою продукцию в мире. Это классический пример, когда маленькая победоносная война или даже ее ожидание могут быть гораздо эффективнее многосторонних консультаций по способам вывода экономики из глубочайшего кризиса.

Если продолжать вести речь о Соединенных Штатах, то именно военная активность в разные периоды времени откладывала на какое-то время или нивелировала вообще угрозу колоссальной рецессии в экономике. Даже Вторая мировая война, которая оставила в руинах всю Европу, для США стала ни чем иным как мощнейшим импульсом для вывода собственной финансовой системы из так называемой Великой депрессии. Многие американские экономисты сами признают, что сегодня спасительной ситуацией для американской экономики была бы война, причем война настоящая – с огромным числом задействованных сил и средств. Одним из тех, кто высказывают такую идею, является Лауреат Нобелевской премии экономист Пол Кругман. Поднимая проблему оживления американской, а значит, и мировой экономики, для роста производства, увеличения числа рабочих мест и стимулировании покупательского спроса Кругман советует… придумать себе врага. Как мы видим, сегодня в Соединенных Штатах этим активно и занимаются. Выходит, что милитаризм США в любые времена – это ни есть собственно милитаризм, а попытка выправить дела в своей экономике. В принципе, милитаризм не только американский основан на сугубо экономических предпосылках.

Пол Кругман с известной долей иронии в плане возможности решения экономических и геополитических проблем призывает найти глобального внешнего врага, ну, например… пришельцев. Выглядит смешно, но стоит объявить американцам о приближении инопланетного космического корабля, представляющего угрозу для человечества, как заводы стали бы работать активнее, увеличились бы инвестиции в производственную отрасль, на десятки процентов выросло бы количество рабочих мест. Рецепт весьма действенный для американских политиков, которые с поисками большого врага на Земле уже явно заходят в тупик. Своеобразный креативный Армагеддон для стимулирования экономики.

В принципе, над словами Кругмана можно иронизировать сколько угодно, но в мире и сейчас хватает проектов, которые иначе как войной с ветряными мельницами или пришельцами назвать сложно. Взять хотя бы проект, который призван противостоять глобальному потеплению. Безусловно, негативные факторы воздействия человека на климат Земли имеют место быть, но любой школьник скажет, что воздействие Солнца на атмосферу в тысячи раз серьезнее, чем активность всего человечества, вместе взятого. От этого же мы не станем предпринимать меры, направленные на небольшое убавление активности нашего светила. Или станем?.. Ведь при этом замечательно «осваиваются» десятки миллиардов долларов, выделяемых на борьбу с вредными выбросами, латанием озонных дыр, насыщением почв кислородом и прочее-прочее.

А если так, то в скором времени, следуя логике Пола Кругмана, в мире может появиться новая проблема, которая выступит доминантой, отвлекающей человечество от реальных дел. И эта проблема может быть связана с чем угодно: от пресловутой ликвидации ядерных объектов по всему миру до противостояния вторжению на Землю инопланетных существ, которое США вполне могут себе позволить подогреть силами СМИ и Интернета… Вот такое лечение!

http://topwar.ru/12512-otvlekayuschie-manevry.html

Из комментов:

Аскет RU

Игарр
А вот этот Пол Кругман - мне активно не нравится...

Пол Кругман лауреат Нобелевской премии по экономике. такой же примерно как и Обама лауреат Нобелевской премии мира.

Вот некоторые его постулаты и оценки:
Проблема не в кредитно-денежной политике ФРС, проблема в том, что в Европе, в США сейчас депрессивная экономика.
И в таких условиях деньги ищут то место, где можно больше заработать.( с больной головы на здоровую)

Проблема Европы заключается в том, что нужно повернуть вспять тот процесс, который разворачивался в период между 1999 и 2007 годом. Испании нужно уменьшать дефицит, Германии уменьшать положительное сальдо. Это сложно. Потому что сейчас испанские товары, рабочая сила переоценены в сравнении с немецкими. Как это привести к соответствию? Было бы легче, если бы сохранились национальные валюты, но сейчас везде евро. Что предполагает дефляцию. Но дефляция — это очень дорогая мера: у вас становится меньше доходов, а долговое бремя остается неизменным.
Истории успеха здесь быть не может в принципе. ( явно читаемо-доллар и только доллар! Никаких конкурентов)

Мало того что проблема суверенной задолженности неправильно понимается, но она в этом регионе имеет особо сложный характер. Страны, у которых своя валюта, могут заимствовать в собственной валюте, и у них нет проблем, даже если очень большой дефицит.
Например, несмотря на большой бюджетный дефицит, стоимость заимствования для США не увеличилась( явное лукавство у США нет своей валюты есть только контракт с ФРС на печатание ничем не обеспеченных долларов)

Страхи, что может наступить повторение 2008 года, еще какой-то кризис, преувеличены.
По сути дела, мир функционирует. Что может пойти не так?
(война с Ираном например о которой молчок)

Америка — огромная страна со сложной экономикой, но многие вещи напрашиваются.
Дайте мне полтора триллиона долларов, чтобы потратить их в ближайшие три года, и мы найдем способ сделать это с пользой. ( превратив весь мир в мозаику банановых республик)

Так что не стоит думать, что нам нужен военный уровень мобилизации, ничего подобного, нам нужна одна десятая от него.
Но это больше, чем то, на что мы были способны до сих пор политически.( естесственно большую войну не потянут а цепь локальных в самый раз, как раз по Бзежинскому семь войн за 10 лет)

В скобках комментарии Аскет

100

Мировая экономика вступила в период new normal, источником реального риска остается Европа
Кащеев Николай, начальник аналитического отдела казначейства ("Сбербанк"),22.03.2012

Иов.40:20-41:26 "...Глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят огненные искры; из ноздрей его выходит дым. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни латы. Железо он считает за солому, медь — за дерево. Лук не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву. Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости."
Имя монстра было использовано классиком западной мысли - философом Т.Гоббсом в качестве метафора государства. Имя это - Левиафан. Так ли он силен? Что смог "монстр Гоббса" противопоставить достойному сопернику - Великой рецессии спустя четыре года борьбы?

Кое-что случилось, и мы попробуем отметить самое главное. Наш апокриф:

Левиафан и подведение итогов
Настало время подведения промежуточных итогов. Второе по мощности и продолжительности ралли наблюдается на рынках рискованных активов почти с самых тех дней, как г-н Драги, неожиданно для всех в конце декабря 2011 г. объявил о начале европейской версии QE - операций LTRO. Вера (или мнимая вера) в то, что европейские проблемы решаются американским способом, в также подвижки - на пятом-то году кризиса - на рынке труда США стали предлогом для этого роста индексов, которое на этот раз продлилось и после того, как было завершено второе LTRO, а ЕЦБ устами все того же Драги заявил, что пора сделать, как минимум, паузу. Правда, говорят, что Б.Бернанке тоже вовремя поддержал избалованные рынки, подтвердив, что он продолжит следовать мягкой стимулирующей политике ровно так, как этого обещал FOMC.

Странно - и что было сказано нового?

http://www.finam.ru/sp/=&0=38817&1=42.gif

Тем не менее, неоднократно приводившиеся и нами, и другими экспертами графики и цифры ясно говорили о том, что рыночные циклы начиная с 2009 г. достаточно точно привязаны к этапам денежной политики ФРС: QE1, QE2 и операции Twist так же при всей ее невыразительности по отношению к прочим периодам количественного смягчения. И, хотя, например, рынки стали снижаться еще до окончания QE2, но связь одного с другим была видна всем, и ситуация лишь усугубилась новым замедлением американской экономики.
Операция Twist версии 2011-2012 г. официально заканчивается в июне 2012 г.

Тем не менее, пока ФРС, кажется, удалось вселить уверенность в рынки в том, что инфляция активов является ее важнейшей задачей (в целях избегания дефляции и повышения потребительских расходов домохозяйств), и что новые меры количественного смягчения не исключены, поскольку серьезных препятствий на пути инфлирования экономики нет, и FOMC уже в марте подтвердил, что эффектом от рекордных цен на бензин будет лишь временное повышение ИПЦ. Более того, состояние рынка труда США как будто бы демонстрирует успех четырехлетнего сверхинтенсивного стимулирования крупнейшей экономики мира. 15 марта эксперты из Goldman подогрели ожидания рынка, заявив, что следующее QE возможно уже... в апреле.
Тем более, что примерно в то же время сам Бернанке поговаривал о возможности покупок MBS со стороны ФРС.

Прежде, чем мы продвинемся далее, мы считаем важным подчеркнуть наши собственные рассуждения о различиях между европейской и американской методологией спасения экономики, из какового сравнения ясно, что Кейнс был по духу, хоть и не по рождению, все же скорее американцем.
Или, по крайней мере, его учение укоренилось именно в США, а не Европе:
"Никто и не сомневался в том, что то, с чем мы имеем дело (в Греции) - обычный дефолт, объемами превосходящий знаменитый аргентинский начала нулевых, единственно, что теперь проходящий по плотной опекой ЕС, ЕЦБ и МВФ, известных как troyka. Нет ничего удивительного в том, что завершение греческого дефолта #1 -обмена облигаций вызвало вздох облегчения на рынке, это типичный случай известного принципа "buy rumors, sell facts", только теперь в зеркальном отображении. Никто на этом тактическом горизонте времени особенно не озабочен длинными стратегическими проблемами, которые заключаются только в одном: страны GIIPS погружаются кто в рецессию, а кто и в депрессию, в каком состоянии никакое серьезное улучшение состояния их долговой сферы просто невозможно, как, например, законы гравитации никто отменить не в силах при всем желании.

В этой связи растущее раздражение друг на друга в Германии и Греции можно понять с точки простой бытовой логики. "Ок, мы нехорошо обошлись со своими долгами, но и вы от нас теперь требуете невозможного, как будто наш окончательный крах будет вашим успехом" - полагают греки. Потому выборы в Греции в апреле-мае являются новым фактором дестабилизации в ЕС: ведь большинство на рынке полагает, что у troykа тоже кончается терпение по поводу Греции, и, если целевые показатели по бюджету и долгу страны не будут достигнуты, то денег больше не дадут. А исполнены без натяжек и подтасовок они вряд ли могут быть, и мы писали об этом.
И деньги еще потребуются...

Падение экономики Греции в депрессию продолжается, и та же Испания, самостоятельно изменяющая свои прогнозные показатели в худшую от согласованных с ЕС сторону, оказывается в лучшем положении, чем Греция, лишь потому, что там практически аналогичный долговой кризис еще не зашел настолько далеко.

Йенс Вайдманн, представитель Германии из правления ЕЦБ, сделал на этом фоне несколько очень важных заявлений, которые, как хотелось бы верить, отражают незыблемые принципы деятельности центробанка ЕЗ. Он сказал, что (цит. по Reuters) 1. это не задача денежной политики - искусственно делать проблемные банки платежеспособными, или страховать платежеспособность государств, 2. в Европе есть консенсус, что нестандартные монетарные стимулы должны быть временными и ограниченными по масштабу, 3. нестандартные монетарные стимулы не должны заменять финансовых и экономических реформ. Кстати, в отличие от ФРС, представители ЕЦБ не перестают это повторять, надо полагать потому, что в ЕС Германия является де факто спонсором большинства таких мер, направленных на сглаживание проблем, порожденных другими странами.

При этом, впрочем, г-н Вайдманн в своих высказываниях ясно указал на то, что сейчас на практике делается самим ЕЦБ, хотя это "не его задача" (п.1), и что от него ждут, но чего не желательно было бы делать и, вероятно, даже требуют с помощью лоббирования (п.2), а также на то, как должно быть.
Но чего пока нет, либо что пока приводит лишь к углублению проблем (п.3).

Итак, еще одно, помимо вышеуказанного, отличие ЕЦБ от ФРС таково: ФРС, производя гигантские стимулы вместе с правительством, покупает время для того, чтобы частный сектор сам исправил свое положение, причем правительство не имеет, по-видимому, четкого представления, как именно, но всячески старается не усугублять его мучения.

В то же время, troykа не дает отдельным странам форы времени и вообще практически никакого облегчения: в обмен на иллюзорные долговые "анальгетики", она требует немедленного исправления ситуации, не считаясь с тем, что эта жесткость усугубляет проблему в перспективе. На самом же деле, и эта жесткость также является мнимой: см. пример Испании, переписывающих целевые показатели, установленные troykа - но, скорее, проявлением негибкости, слабости перед лицом финансового лобби, популизма перед северными избирателями и, пожалуй, даже недальновидности. Нет пока оснований считать, что ФРС полностью права в выбранной стратегии (см., например, рекордные цены на бензин в США на фоне падающего спроса на него же), но troykа, похоже, права еще меньше."

Вывод более чем очевиден: европейские антикризисные меры на сегодня значительно более противоречивы и по сути не являются собственно антикризисными: они имеют в основе прагматическую и едва ли не единственную цель - немедленного спасения банковской системы да и - чего уж там! - самой еврозоны.
В том числе, ценой усугубления экономических проблем" блудных братьев":
"В Европе все также очевидно (как мы пару раз писали под заголовком "чем ЕЦБ отличается от ФРС): в Португалии, которая, как известно, находится под жестким присмотром troyka, первичный дефицит бюджета вырос в три раза год к году в январе-феврале т.г., до почти 800 млн.евро, из-за того, что не только доходы бюджет снизились на фоне жесточайшей рецессии, но и расходы возросли, пишет Reuters. В прошлом году Португалия достигла поставленного ей в качестве задачи дефицита бюджета 5.9% ВВП в основном благодаря чрезвычайной мере - переводу банковских пенсионных фондов в государственный фонд, и только там. В том году Португалии поставлена "реалистичная" цель по дефициту бюджета - 4.5% ВВП, а переводить в бюджет, видимо, больше нечего.

Общее финансовое пространство, зона евро, до сих пор работало таким образом: "мы поможем вам отдать долги нашим банкам - немецким, французским, австрийским и итальянским - но ваша крайне болезненная экономическая реформа, необходимость которой мы не замечали последние 10 лет - ваше сугубо личное дело; взамен помощи в избежании дефолта, который не нужен нашим банкам и нашим бюрократам, мы ставим вам неисполнимые задачи, но решить их - ваша персональная обязанность, а как - опять-таки ваше дело." Кстати, итальянские профсоюзы это вполне поняли и возмущаются, как им и положено, но решительный ПМ Монти поддерживает панъевропейскую часть месседжа: "это - ваше дело". Рынок труда Италии и правда нуждается в либерализации (в части увольнений, к примеру), но, в отличие от США, где дорожат каждым стимулом и прощают корпорациям многое, жесткая реформа в Италии будет проводиться сегодня на фоне очень неблагоприятного состояния экономики."

Однако мы помним, что не все то, что нехорошо - совсем плохо. Везде есть светлые стороны, как нас научила политика Б.Бернанке:
"Ну что ж, г-н М.Драги не хочет этого, но, будучи "проамериканцем" в своих взглядах на денежную политику, вполне может вновь волей-неволей порадовать рынки в не столь отдаленном будущем." (Важная оговорка: если только для этого у заемщиков будет достаточно активов, которые ЕЦБ будет готов принять в залог под LTRO, что на сегодня не очевидно).

Вернемся к нашим баранам - о настоящем моменте. Попробуем оглядеться и представить тезисно, где именно мы сейчас находимся:
1.Очаг крайней нестабильности и высокого риска для всей мировой экономики в Европе временно локализован примерно одним триллионом евро. Тем не менее, европейская периферия - Греция, Португалия, Испания, Италия и Ирландия находятся частью в рецессии, частью в депрессии, а Германия, судя по активным транзакциям в европейской межбанковской расчетной системе TARGET2 в конце 2011 г. и начале 2012 г. - сумма чистых кредитов банков Германии в системе достигла примерно 500 млрд. евро в конце 2011 г., тогда как банки Италии и Испании показали примерно соответствующий рост чистых заимствований (источник: Haver Analytics), возможно, занималась субсидированием собственного экспорта, что, вообще-то, не удивляет.

2. Китай продолжает демонстрировать торможение экономики, причем власти КНР, как выяснилось, не готовы смягчать денежную политику, что лишний раз косвенно подтверждает тот факт, что финансовая система КНР не слишком хорошо управляется монетарными властями и создала множество лазеек и обходных путей для того, чтобы справляться с ситуацией собственными силами и жить по своим "серым" законам. Возможно также, конечно, что на китайское руководство повлияли относительно неплохие показатели PMI начала года, но вряд ли один этот факт побудил их не предпринимать никаких мер монетарного смягчения в довольно неоднозначной глобальной ситуации. Впрочем, опубликованный только что индекс PMI HSBC за март (48.1) оказался намного хуже предыдущего (49.6), что, возможно, сможет поколебать решимость китайских властей тормозить рост экономики.
Тем не менее, на китайском рынке наблюдается затяжное плавное снижение цен акций, и в большинстве ключевых регионов КНР цены на жилье, как минимум, стагнируют. Рост китайской экономики сосредоточился теперь не на густонаселенном и индустриализованном восточном побережье страны, а сместился в более отсталые среднекитайские провинции, где резервы экстенсивного роста более очевидны. В 4-м квартале 2011 г. рост ВВП Китая составил 8.9%, что является посткризисным квартальным минимумом.

3. Цены на нефть достигают первого посткризисного пика, а цены на бензин в США - исторического максимума, более 4-х долл. за галлон (против, кстати, почти 10 долл. в среднем в Европе), что характерно, на фоне низкого спроса на топливо. Тем не менее, как мы знаем, ФРС считает, что инфляционный эффект от этого будет временным, а про рецессионное влияние данного фактора не говорит вообще ничего. Тем не менее, например, наши коллеги из Societe Generale показывают на очень простом графике, что в истории США каждый пик нефтяных цен вызывал, иногда с лагом разной продолжительности, обычно не очень большой, рецессию в американской экономике.

4. Самое интересное, как всегда происходит в США. В сентябре прошлого года ECRI - Институт по изучению экономических циклов, авторитетное исследовательское учреждение, предсказывавшее рецессии в экономике, на основе своих индикаторов предсказало начало рецессии в Штатах, сперва - к началу 2012 г., теперь - ближе ко 2-му кварталу. На этот раз решительные предсказания ECRI не сбылись: более того, в последнее время ситуация на рынке труда как будто бы заметно улучшилась, что добавляет уверенности, прежде всего, рыночным игрокам, затем бизнесу и, наконец - правда, не слишком много - потребителям.
Провозвестники устойчивого восстановления экономики не замедлили начать бить в победные барабаны: в течение последних месяцев initial claims не поднимаются выше 360 тыс. в неделю, а каждый месяц начиная с декабря в среднем прибавляется не менее 200 тыс. рабочих мест.

Тем не менее, ECRI упорно повторяет свой прогноз рецессии. Почему? Они мотивируют это так: потребительские расходы предшествуют росту рабочих мест, т.е. главным лидирующим индикатором является все же конечный спрос. Динамика обоих показателей представлена на графике. Это мнение не является единственным - есть эксперты, полагающие, что расположение двигателя в конструкции экономического автомобиля все же иное.
Спор о яйце и курице.

Однако это вопрос на самом деле является принципиальным. Все основные усилия монетарных властей США направлены пока на поддержание потребления (а европейских, как мы показали - на поддержание банковской системы и избежание дефолтов, но никак не на восстановление реальной экономики проблемных стран).
Каковы на сегодня результаты в этой борьбе?

Вывод: по всей видимости, мы действительно вступили в период new normal, когда рост экономики США в 3% считается очень хорошим результатом, если не лучшим из возможных сценариев, тогда как ранее в период после рецессии нормальным считался рост ВВП 5-6%. И даже этот рост по-прежнему основан на государственных стимулах, эффективность которых до сих пор невысока. Главный вопрос о самодостаточности роста: является ли рост доходов населения / рост конечного спроса устойчивым? Политика ФРС и правительства США направлена именно на поддержание спроса, следовательно, они, как и ECRI, полагают, что рост спроса - первичен по отношению к росту занятости, но и в этом случае результаты их трехлетней работы до сих пор не очевидны.
Тем более что картина спроса начинает всерьез искажаться давление цен на горючее.

Политика европейских властей в главном, по-видимому, вообще изначально провальна, что значит, что Европа остается источником реального риска.

И в том, и в другом случае, мир, по всем признакам, находится по-прежнему на разных стадиях делевереджа негосударственного сектора - этапа кредитного кризиса, который предшествует длительному периоду делевереджа государства, которое собирает у себя плохие долги.

http://www.finam.ru/analysis/newsitem653E2/default.asp
Обзор полностью,скачать:  http://www.finam.ru/files/file-220312-01.pdf


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики