ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



КИТАЙ

Сообщений 11 страница 20 из 41

11

Как встретили 2012 год в Китае?
[info]alexsword, 11 января  http://aftershock-1.livejournal.com/676257.html

    Очередным рекордом - строительством 30 этажного здания за 15 дней, завершив строительство 31 декабря 2011:

    в то время, как некоторые предпочитают строить все медленнее и меньше, зато цепочки перепродаж делать все длиннее, и загоняя сограждан во все более неимоверную ипотечную кабалу.

    В общем, если Китай сможет и стратегический арсенал наращивать такими же темпами - в объеме достаточном, чтобы нанести неприемлемый ущерб любому агрессору - то транснациональной олигархии, со всеми планами касательно Реконкисты и создания глобальной империи посредством хаоса и третьей мировой, можно смываться в унитаз истории прямо сейчас :-).

30-story building built in 15 days   Construction time lapse *View Fullscreen*
http://www.youtube.com/watch?v=Hdpf-MQM … detailpage

Из комментов:

[info]serghey_mailcom2012-01-11 16:11
Согласно предварительной оценке, рост ВВП Китая в 2011 составит 9,2%, что свидетельствует о том, что стране "совершенно очевидно удалось избежать экономического спада", комментирует директор Института финансовых наук при Министерстве финансов Джиа Канг.

Пока экономические показатели являются удовлетворительными, однако компании озабочены состоянием внешней экономики, особенно "на фоне высокой неопределённости в отношении экономических перспектив еврозоны".

***
[info]sotnikov_d,2012-01-11 16:41
.......Вот проектировщикам и рабочим завода респект и уважуха, что не было нигде косяков на монтаже. А то это обычное дело, что на стройке не подходит то что с завода привозят. На самом деле цикл строительства этого дома намного больше. Здесь не учте время на устройство свайного поля, а для той машины которцую нам показывали я думаю 2-4 недели, плюс очень массивный фундамент, около 2-х недель. Время заводского изготовления не могу даже предположить. Но думаю не менее2х месяцев.
А так по сути это усложненный вариант панельной хрущевки..........

0

12

Дядя Миша написал(а):

2012-01-10 16:07:22  Первые китайские амазонки...

А вот ещё,хотя снимки больше для показухи и журналистов:
Телохранительницы по-пекински
[info]drugoi  http://drugoi.livejournal.com/3681983.html
       
http://l-pics.livejournal.com/drugoi/pic/0175c41b.jpg

    © REUTERS/David Gray

    13.01.2012, Китай | В Пекине открылись первые в Китае курсы подготовки женщин-телохранителей. Компания Tianjiao Special Guard/Security Consultant Ltd. организовала набор претенденток и отобрала 20 девушек, преимущественно со средним профессиональным образованием, для прохождения специального обучения в течение 8-10 месяцев. Лучшие из курсантов продолжат получать навыки профессионального телохранителя в Международной академии безопасности в Израиле.

http://l-pics.livejournal.com/drugoi/pic/0175ez5k.jpg

http://l-pics.livejournal.com/drugoi/pic/0175gq2x.jpg

http://l-pics.livejournal.com/drugoi/pic/0175hy01.jpg

http://l-pics.livejournal.com/drugoi/pic/0175ky5r.jpg

    Фотографии: © REUTERS/David Gray

    P.S. Интересно, что девушки на фотографиях одеты в форму с нашивками в виде национальных флагов Германии и Норвегии. Норвежская газета Dagbladet уже поинтересовалась у военных, откуда на китайских девушках взялась одежда, похожая на полевую униформу пехотинца ВС Норвегии. Ничего определенного в Минобороны ответить не смогли, сказав только, что они обеспокоены этим фактом.

Норвежский МИД отказался от комментариев, заявив только, что норвежская военная форма не экспортируется в другие страны.
///Форму не экспортируют в Китай...её там шьют  :D

0

13

Китайский ответ американским планам

http://topwar.ru/uploads/posts/2012-01/thumbs/1327116752_133400_527.jpg
В начале 2012 года мир узнал о том, что американские власти решили изменить свои оборонительные приоритеты, и, подтверждая свои намерения, выпустили занимательное издание, повествующее о том, что воинские контингенты в Африке, Европе и даже на Ближнем Востоке нужно сокращать, зато военное присутствие в Азии пора немедленно наращивать.

Мировая общественность тут же заговорила о том, что американцы, что называется, окончательно положили глаз на Китай, и что КНР нужно во что бы то ни стало ответить новой американской стратегии, чтобы не оказаться зажатым в тиски.

Однако менталитет китайцев крайне далек от менталитета как европейцев, так и американцев. Эта «удаленность» менталитетов выразилась в словах заместителя директора Института международных отношений Китая господина Цзинь Цаньчжуна. Отвечая на вопрос о том, как Китай намерен реагировать на тенденцию к увеличению численности военного контингента США в Азии, Цаньчжун сказал, что Китай пока реагировать не собирается никак. Такой ответ явно стал неожиданным для многих. Ведь эксперты, в том числе и американские, явно ожидали, что китайские официальные лица начнут демонстрировать нервозность и посредством прессы делать заявления о том, что сразу же приступают к ответным мерам. Но не тут то было… Хладнокровное заявления Цзинь Цаньчжуна об ответном бездействии Китая просто застало экспертов врасплох.

Цаньчжун к своим словам добавил, что растущая военная группировка США в непосредственной близости от границ КНР выглядит показной и даже, скорее, символической. По всей вероятности, китайские власти держат в голове историческое противостояние между США и Советским Союзом, когда Штаты навязали СССР бесконечную гонку вооружений, которая и стала одной из причин появления огромной дыры в бюджете Страны Советов. Памятуя об этом, Пекин не собирается клевать на американскую удочку, оставаясь в рамках своей оборонительной концепции, которая разрабатывается один раз в пару лет. В качестве документа, определяющего эту концепцию, в Китае выходит так называемая «Белая книга обороны». Следующий «экземпляр» выйдет в 2013-м году и ускорять этот выход в угоду американским военным игрищам Пекин очевидно не намерен.

В этой ситуации китайскому конфуцианскому хладнокровию можно только позавидовать, ведь американцы после слов Цинь Цаньчжуна выглядят не более чем мухами, бьющимися в прозрачное стекло.
http://the-diplomat.com/files/2010/04/chinese_nuclear_missiles.jpg
Однако есть и суждения по поводу того, что официальный Пекин все-таки лукавит. На словах – одно, в реальности – другое, и пересмотр военной стратегии, возможно, уже ведется. Но в этом и есть главный секрет межгосударственного взаимодействия, раскрывать который Пекин очевидно не намерен.

О новой американской военной стратегии высказался и замдиректора Института истории и географии Академии наук КНР господин Син Гуанчэн. О вообще заявил, что имеющихся на сегодняшний день условиях американцы не могут оказать существенного давления непосредственно на Китай хотя бы потому, что обе эти экономики буквально заточены друг под друга. Действительно, любой вариант с попыткой расшатать ситуацию в Поднебесной может обернуться настоящим кошмаром и для американской, и для мировой экономики. Через призму глобальной финансовой интеграции попытки Вашингтона зажать Китай в военные тиски выглядит не вполне вразумительной. Это тоже является одной из причин того, что Пекин не тратит нервов на то, чтобы пытаться «адекватно отвечать» военным пертурбациям Белого Дома.

Вместо этого китайские власти сегодня больше заботит ситуация в КНДР. Несмотря на то, что политические элиты Северной Кореи кажутся консолидированными и после смерти Ким Чен Ира, там может вполне возникнуть ситуация, которую сегодня принято называть подготовкой к «оранжевой» революции. И здесь американцы как всегда могут «помочь», что внесет свой вклад в дестабилизацию ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе планеты.

По словам Цинь Цаньчжуна, Китай уже сегодня готов сделать все, чтобы Северная Корея не стала жертвой классической «демократизации» с Запада. Пекин пытается своими силами переориентировать Северную Корею на новый путь развития, чтобы потенциальными разногласиями в высших эшелонах власти КНДР не воспользовались американцы. Получить «Ливию» у себя под боком руководство Поднебесной совсем не желает.

Не будем забывать, что если американцы попытаются расшатать обстановку в Северной Корее, то «Ливия» появится под боком не только у Китая, но и у России. Именно поэтому стремления неожиданно усилить военную группировку в Азиатско-Тихоокеанском регионе со стороны Белого Дома понятны: одним выстрелом подстрелить ни одного, и даже ни двух, а целых трех зайцев – собственно КНДР, затем Китай и ко всему еще и Россию. Степень причинения вреда «здоровью» перечисленным странам будет разной, но какой бы она ни была – американцам это будет только на руку.

http://topwar.ru/10383-kitayskiy-otvet- … lanam.html

Китайская армия - это сила!

Зачем Китаю самая большая армия в мире.
http://www.youtube.com/watch?v=lDPETACO … detailpage

0

14

За миску риса китайцы работать уже не хотят
30 января 2012 года  Алексей Полубота

http://svpressa.ru/photo/52203.jpg

Не исключено, что миру скоро придётся забыть о дешёвых китайских товарах
В последнее десятилетие мы привыкли восторгаться «экономическим чудом» Китая. Успехи этой страны, превратившейся в главную мировую фабрику, и в самом деле впечатляют. Например, по данным заместителя директора Института Дальнего Востока РАН Андрея Островского, в 2011 году из Поднебесной было экспортировано товаров почти на два триллиона долларов. Это на 20 процентов больше, чем в 2010 году. (Для сравнения, Россия, продавая в основном энергоресурсы, экспортирует товаров примерно в четыре раза меньше). Островский считает, что в ближайшие полтора десятилетия Китай обгонит США по объёму ВВП и к 2025 году станет самым крупным потребительским рынком в мире.

Однако на пути к мировому экономическому лидерству Китай поджидают серьёзные проблемы. Некоторые из них в той или иной степени проявляются уже сейчас. Одна из них – удорожание рабочей силы.

Как сообщает информационный проект ChinaData Research, китайская «лимита» - рабочие из беднейших внутренних районов страны, - прежде приезжавшие на заработки в развитые провинции Гуандун и Чжуцзян, теперь не спешат пополнять ряды трудовых мигрантов. Найти достаточное число работников 18-35 лет со средним образованием становится всё более сложной задачей для владельцев китайских предприятий.

Прежде сезонные рабочие уезжали на китайский Новый год к себе в деревни. После праздников дружными колоннами возвращались на прежнее место работы. Но с недавних пор всё изменилось: в тех районах Поднебесной, которые традиционно считались поставщиками дешёвой рабочей силы, постепенно улучшаются условия труда, растут заработки. Многие внутренние мигранты не спешат уезжать в Южный Китай, так как разрыв между зарплатами, которые они получают дома, уже не так разительно отличается от доходов гастарбайтеров.

Зарплаты рабочих в Китае растут в среднем на 10-12 процентов в год, значительно опережая рост цен, который, по данным Андрея Островского, в последние годы колеблется на уровне 5-6 процентов.

То есть, у рядовых китайцев появляется всё больше возможностей накапливать сбережения. Что позволит многим родителям не отпускать своего зачастую единственного ребенка на заработки в чужие края, а давать ему более качественное образование. При этом многие китайцы, которые прежде безропотно соглашались вкалывать фактически за пропитание и самую дешёвую одежду, начинают задумываться о лучшей доле. Один из рабочих-мигрантов из Южного Китая написал в своем блоге: «Мы вынуждены трудиться в ужасающем темпе, получая при этом отвратительное питание, минимум времени на отдых и сон, испытывая сильный психологический прессинг со стороны руководства».

Около трети экспорта Китая берет свое происхождение из провинции Гуандун. С потерей привлекательности для рабочих-мигрантов, регион вплотную встал перед серьезным вызовом. С одной стороны – фабрики пытаются привлечь новых гастарбайтеров более высокими зарплатами и улучшением условий труда. С другой стороны – это впрямую влияет на цену продукции для западных потребителей и ведет к снижению количества заказов со стороны последних.

Одна из фабрик игрушек в городе Хуэйчжоу имела 4000 рабочих. После Нового года половина из них не вернулось обратно. В провинции Гуандун в городе Дунгуань с населением около 7 миллионов жителей в пик мирового финансового кризиса закрылись практически все крупные предприятия.

Нехватка собственной дешёвой рабочей силы вынуждает Китай уже сегодня искать её на стороне. В прошлом году, по информации forbes, были достигнуты договоренности с Северной Кореей о создании на ее территории двух особых экономических зон, где могут разместиться китайские предприятия. Работать на них будут северокорейские рабочие, готовые трудиться буквально за копейки.

Речь идёт об оживлении старой корейской специальной экономической зоны в Расоне и создания новой зоны площадью 12 квадратных километров на островах пограничной реки Ялу. В зоне Расон расположен важный для КНР морской порт Раджин, дающий выход в море для удаленных от побережья районов провинции Цзилинь.

Китай имеет все шансы закрепиться в КНДР. В приграничных китайских провинциях Ляонин и Цзилинь наблюдается быстрый рост доходов рабочих, что ослабляет конкурентоспособность экспортных производств. Например, в провинции Цзилинь средний доход городских жителей в 2010 году увеличился на 10 процентов и составил 15 411 юаней в год (около 80 тысяч рублей в год).

Неудивительно, что в крупных городах провинции уже ощущается нехватка рабочей силы, которая затрагивает как чернорабочих, так и квалифицированный персонал. Данные о доходах жителей сопредельных районов КНДР недоступны, но нетрудно предположить, что они несопоставимо меньше, чем у китайских соседей. Известно также, что многие северокорейские промышленные предприятия стоят уже долгие годы.

При этом численность китайской рабочей силы в относительном выражении сокращается еще с первой половины 2000-х годов. А в абсолютном, согласно прогнозу Академии общественных наук КНР, начнет снижаться уже после 2017 года.

В общем Китай, похоже, подходит к такому этапу экономического развития, когда ему придётся столкнуться с проблемами экономически развитых стран. И в первую очередь, - с отсутствием дешёвой рабочей силы. Сумеет ли Поднебесная справиться с этими трудностями? И как быть остальному миру, который привык, что Китай – страна, поставляющая дешёвые товары?
- В Китае сегодня около 230 миллионов человек можно отнести к «лимите». Это бывшие крестьяне, которые зарабатывают на жизнь в городе. В данном случае, Китай столкнулся с общемировым трендом: на определённом этапе развития общества уменьшается доля занятых в сельском хозяйстве и увеличивается – в промышленности, - рассказывает Андрей Островский.

«СП»: - Действительно ли жители бедных провинций Китая уже не соглашаются работать «за миску риса»?
- Да, зарплаты для «лимиты» повышаются, что сказывается и на удорожании продукции на экспорт. Кстати, я 5 раз был в Китае в прошлом году. И на собственной шкуре испытал, что цены растут и внутри страны. Всего они выросли за 2011 год на 5,4 процента. Продукты подорожали почти на 12 процентов.

«СП»: - К чему может привести рост цен на экспортную продукцию?
- Цены будут расти и дальше. Вопрос - на сколько они будут расти? Будут ли опережать, например, европейские. Думаю, ждать, пока китайские товары сравняются по цене с английскими и американскими, придётся долго.

Дешевизна рабочей силы была лишь одним из факторов низких цен на китайскую продукцию. Ещё один фактор – создание такой системы продвижения товаров, которая позволяет сильно снизить торговые «накрутки» по дороге от производства сырья до выхода продукции. Кроме того, в Китае до недавнего времени практически не было затрат на экологию. Сейчас начали на неё понемногу тратиться. И, скорей всего, эти траты будут возрастать.

«СП»: - Не приведёт ли удорожание рабочей силы и затраты на повышение экологичности производства к тому, что бизнесу из других стран будет всё менее выгодно инвестировать средства в китайскую экономику?
- Большая часть инвестиций пришла в Китай вовсе не из-за рубежа. Доля иностранных финансовых вложений в КНР составляет менее 6 процентов. Как вы понимаете, потеря этих процентов не обернётся серьёзными проблемами. Зато инвестиции из собственных средств предприятий составляют порядка 70 процентов.

В последнее время Китай вышел на одно из первых мест в мире по экспорту высокотехнологичной продукции. Он уже не только штаны и рубашки экспортирует, но и продукцию машиностроения. Неслучайно главный предвыборный вопрос в США – отношение к Китаю. И если кандидат в президенты Митт Ромни говорит, что он объявит имбарго на всю китайскую продукцию, то американский обыватель, привыкший к дешёвым товарам из Поднебесной, пугается. И недаром Ромни проиграл в Южной Каролине Грингричу. Хотя Ньюто Грингрич тоже не голубь по отношению к Китаю. Но он всё же не сторонник резких ходов в отношении этой страны. Как и все американские политики, он недоволен зависимостью от Китая. Но понимает, что сделать с этим сегодня ничего нельзя.

«СП»: - Можно ли, тем не менее, предположить, что на волне кризисных явлений в мире спрос на китайскую продукцию сильно упадёт?
- Китай, конечно, столкнулся и ещё столкнётся с проблемами сбыта, если его провинции не переориентируются с внешнего рынка на внутренний. Это касается в первую очередь провинций Фуцзиянь, Гуандун. А провинция Чжэцзян уже работает в основном «на своих». В Китае живёт 1 миллиард 340 миллионов человек. Представьте, каждому надо время от времени покупать по паре обуви… Или ещё говорящий факт: в Китае 460 миллионов интернет-пользователей, из них 300 миллионов подключены к телефонам.

При этом особенность китайцев в том, что они легко снижают цены. То, что не удаётся продать за границу, они в полцены продают у себя. Я спрашивал руководителей некоторых китайских компаний: как они пережили кризис в условиях падениях спроса на их продукцию в Европе и США? А что нам Америка? - говорят. - Мы быстренько перебросили избыток продукции на внутренний рынок.

«СП»: - Информация о массовом банкротстве в некоторых секторах китайской экономики, в частности, в обувной промышленности, достоверна?
- В Китае насчитывается 12 миллионов предприятий, из них в год 1 миллион закрывается и 1 миллион создаётся. Единственное исключение было в 2009, когда закрывшихся предприятий было больше, чем вновь созданных.

Уровень жизни в Китае повышается. И если, скажем, китайские крестьяне и пенсионеры живут пока хуже российских, то доходы рабочих в наших странах уже сопоставимы. Сейчас уровень бедности в Китае - 1250 юаней. Это около 8 тысяч рублей в год на человека. (При этом надо учитывать, что цены в Китае на порядок ниже российских). За уровнем бедности живёт 24 миллиона китайцев.

Можно однозначно сказать, что у Китая много «подстраховок». Не исключено, что Китай со временем полностью переориентируется на внутренний рынок и на высокотехнологичные товары. Тогда жителям западных стран придётся восстанавливать производство на своей территории и снова становиться за станки.

Ещё один процесс, который может повлиять на конкурентоспособность китайской экономики – переселение основной массы жителей из деревень в города.

Урбанизация страны с преобладанием сельских жителей – всегда сложный процесс. Китай сегодня как раз находится у черты, за которой городские жители впервые окажутся в большинстве. В своё время, в СССР, как считают некоторые специалисты, именно исход крестьян из деревень в города стал причиной кризиса, приведшего в конце концов к развалу советской сверхдержавы.

Можно ли сказать, что вчерашние китайские крестьяне в городах откажутся от своих традиционных ценностей, таких, например, как трудолюбие?
- На индивидуальном уровне, безусловно, у многих китайцев, которые переехали в города, сознание меняется. Древний философский принцип – бытие определяет сознание - никто не отменял, - рассказывает доктор философских наук, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Артём Кобзев - Однако не стоит забывать, что Китай – древняя урбанистическая страна. Города с населением в полмиллиона и даже около миллиона человек существовали там уже во времена Римской империи. Специфика Китая состоит ещё и в децентрализации. Существует довольно строгая иерархия городов. Во-первых, две основные столицы, Пекин и Шанхай, на юге и севере. Иначе в огромной стране нельзя. Потом следуют столицы провинций, уездов. Ступенькой ниже – небольшие города. Вообще сеть городов принципиальна иная, чем то, к чему у нас идёт в последнее время: есть один большой город - Москва. А всё остальное – «замкадье». Поэтому в Китае человек, который движется из деревни в столицу, проходит этапы, напоминающие систему китайских экзаменов, которые надо сдавать сначала у себя в уезде, потом – в провинции, а потом уже в Пекине. Человек из деревни редко едет сразу в столицу. А у нас, как правило, человек попадает из деревни в Москву, испытывая при этом культурный шок. В китайских мегаполисах огромный разрыв между уровнем цивилизованности и благосостояния жителей. С одной стороны – ночлежки, с другой – небоскрёбы. В Пекине и Шанхае можно в центре города найти халупы средневекового вида, возле которых готовят пищу прямо на улице. Нам покажется это странным. Но таким образом китайские крестьяне избегают культурного шока, осваиваясь в городе, где многое для них знакомо.

Главный тезис – в Китае существует древняя городская культура, стандарты которой наработаны тысячелетиями. Под это подведена и вся китайская философия. В стране, как известно, две философская традиции – конфуцианская (для жизни в плотных социумах городов) и даосская (для жизни на природе и в деревнях).

Одно из главных достижений китайской культуры – выработка методики так называемого плотного социального бытия. Не секрет, что во всём мире люди оказываются в городах на расстоянии вытянутой руки. С точки зрения европейца, нарушение прайвеси – это уже агрессия. А китайцы научились гасить проблемы личной агрессивности. Ясно, что тенденция возрастания плотности – общемировая. Те народы, которые положительно решат эту проблему – получат преимущество.

«СП»: - Во всём мире городские жители во втором-третьем поколении начинают отказываться от физической, малооплачиваемой работы. Пытаются найти себя в каком-нибудь интеллектуальном виде деятельности. Грозит ли подобная тенденция Китаю?
- Ещё одна из особенностей китайцев состоит в том, что это общество очень иерархизированное. Там культурно освящено деление людей на высший уровень и более низкие. У нас прижилась психология эголитаризма. Мы все требуем для себя равных возможностей.

Китайцы, с одной стороны, признают, что любой человек с улицы может стать светомудрым.
С другой стороны – это надо заслужить. Подобные убеждения подкреплены буддийскими вливаниями в китайскую культуру.
Поэтому любой мало-мальски наблюдательный путешественник, попав в китайский город, увидит, что там всегда находятся люди, которые на самом низком уровне готовы выполнять любую чёрную работу.
И есть совершенно рафинированные персоны, живущие в особых, практически западных условиях. Всё это приемлемо для китайцев. Не вызывает желания пустить «красного петуха» и «всё поделить». Ведь такое положение вещей освящено культурой и традицией. Оно нормально с точки зрения жителей Поднебесной. Поэтому в китайских городах недалеко от самых современных небоскрёбов всегда будет сидеть какой-нибудь человек со сверчком в клетке, в традиционной китайской одежде. И это будет естественно для китайцев.

http://svpressa.ru/economy/article/52203/

0

15

«Лидерство Китая» - всего лишь интуиция американцев
"Жэньминь жибао", Китай,Чжоу Цзимо

http://m.ruvr.ru/data/2012/02/15/1248234325/10highres_00000402364562.jpg

Согласно одному из опросов службы Gallup, 53% американцев считают, что Китай является ведущей мировой экономической державой, доли опрошенных, которые выбрали США и Японию в качестве сильнейшей страны в мире, составили 33% и 7% соответственно.
Следует сказать, что этот опрос проводился среди более чем тысячи респондентов старше 18 лет в 50 американских штатах, он обладает некоторой объективностью, но не соответствует действительности.

В настоящее время американцы в повседневной жизни повсюду могут увидеть товары китайского производства, слышать новости о стремительно растущей китайской экономике. Вместе с тем, в США и их странах-союзниках наблюдается слабый экономический рост и высокая безработица, поэтому большинство респондентов оптимистически смотрят на развитие Китая.

Однако, это всего лишь одно из ощущений, с которым китайцы отнюдь не согласны. Поскольку вне зависимости от угла рассмотрения этого вопроса, Китай все еще не является ведущей мировой экономической державой. В настоящее время переезд в развитые западные страны по-прежнему является привлекающим способом улучшения образа жизни, поэтому, даже не говоря о передовом положении в мире, будучи второй экономикой, Китай в разных сферах отстает от Японии, которая в свое время занимала второе место в мире.

Также стоит отметить невидимую силу, которая направляет общественное мнение США, в особенности, когда экономика страны переживает кризис. Разные новостные сообщения, а именно выражающие озабоченность, самые эффективные.

Несмотря на то, что на протяжении более полувека Соединенные Штаты были довольно сильной страной, постоянно появлялись разные аналитические статьи, которые отмечали существующие слабые стороны США, преимущества соперников, а также какого развития добились потенциальные конкуренты Штатов.

Результаты опроса службы Gallup, возможно, предвещают то, что Китай, скорее всего, стоит перед лицом все большего международного давления, однако, несмотря на это, целью КНР по-прежнему является превращение в мощную экономическую державу.

Когда Китай сможет по-настоящему стать ведущей экономикой? Автор данной статьи считает, что для этого как минимум необходимо три условия:
во-первых, стабильный рост китайской экономики при одинаковой стоимости юаня и доллара;
во-вторых, Китаю необходима реальная сила для того, чтобы совместно с США и европейскими странами создать зону свободной торговли, подобную той, которая существует между КНР и АСЕАН, вместе с тем, необходимо установить свободу передвижения людей;
в-третьих, нужно, чтобы китайские бренды стали ведущими на международном рынке, Китай не должен собирать ipad для Apple.

Для осуществления этих трех условий, Китаю в первую очередь необходимо преодолеть риски, связанные с выходом китайских компаний за рубеж. Несмотря на постоянно усиливающееся давление со стороны Запада, его способность контролировать мир уже не такая, как раньше, это также говорит о том, что настало время для китайской экономики «играть большую роль» на мировой арене.

Кроме того, несмотря на давление, Китай должен твердо придерживаться своих особенных методов развития. На протяжении длительного времени в КНР сложился не западный способ развития рыночной экономики. Хотя сегодня он по-прежнему сталкивается с вызовами и риском, а Китай и сам полностью не разобрался в нем, после начала международного финансового кризиса, «китайский способ развития» уже привлек внимание всего мира.

КНР следует ценить полученный на протяжении длительного времени опыт, пытаться преодолевать риски, и не дать быть скованной разными оценками.

Чжоу Цзимо, младший научный сотрудник Китайского центра по международному экономическому обмену
Жэньминь жибао  http://russian.people.com.cn/95181/7728816.html

0

16

Китай: от перегрева к охлаждению и…
"Конкурент", Иркутск,Олег Воронин

http://m.ruvr.ru/data/2012/02/16/1248329364/4highres_00000402151046.jpg

Будущее «фабрики мира»
Очередной семинар комиссии Московской Торгово-промышленной палаты по торгово-экономическому сотрудничеству с КНР (КТЭС) состоялся 26 января в Московской международной высшей школе бизнеса («МИРБИС»). В её состав входят наиболее активные и заинтересованные в работе на китайском направлении члены МТПП. В комиссии концентрируется вся информация о мероприятиях палаты и других институтов российско-китайского сотрудничества. В рамках семинара был проведён круглый стол с интригующим названием «Сможет ли Китай совершить «мягкую посадку»?». Именно так поставил вопрос «отец» БРИК, президент компании «Голдман Сакс» Джим О’Нил в интервью газете «Файненшэл Таймс», характеризуя «Главный экономический вопрос 2012 года». Группа видных китайских экономистов попыталась ответить на него. Действительно, в настоящее время влияние Китая на мировую экономику чрезвычайно важно. В 2011 году объём китайского ВВП увеличился примерно на триллион долларов. В предстоящем году при уменьшении объёма экспорта и сокращении правительственного инвестирования Китай будет пытаться сохранить экономический рост на уровне не менее 8%.

Производство – всему голова!
Заместитель главы Китайского научного общества по изучению макроэкономики доктор Ван Цзянь, опираясь на результаты декабрьского Центрального рабочего совещания по проблемам экономики (это нечто вроде аналога Высшего Совета народного хозяйства в СССР), привёл следующие цифры: «Несмотря на то что за 2011 год в городах и посёлках городского типа объём инвестиций в основные фонды увеличился на 24,9%, на самом деле только инвестиции в строительство отражают реальную картину». Опираясь на данные Государственного статистического управления КНР, он оценил общий рост объёма инвестиций всего в 19,8%, что, очевидно, свидетельствует о значительном замедлении темпов роста. Согласно его же подсчётам, в 2011 году объём экспорта Китая увеличился на 22%, однако, за вычетом индекса роста цен (9,9%) и индекса ревальвации валютного курса «жэньминьби» (4,6%), реальный рост экспорта составил всего 6%, что значительно ниже роста ВВП за первые три квартала 2011 года (9,3%), т.е. экспорт уже больше не вносит значимый вклад в экономический рост. Эти выводы подтвердил и ведущий финансовый аналитик фондовой компании «Ецунь» Чжан Чживэй. Он привёл данные, что с октября по декабрь ежемесячный рост прибыли промышленных предприятий составил соответственно 21%, 6,5% и 2,5%, что говорит о значительном снижении их доходности. В последние годы строительство высокоскоростных железных дорог стало важной областью, которая поддерживала и стимулировала быстрое развитие инвестиций в инфраструктуру. Однако в августе 2011 года на заседании Постоянного комитета Госсовета Китая было принято решение о масштабной проверке безопасности высокоскоростных железных дорог и соответствующих проектов строительства. Кроме того, было решено провести новую оценку безопасности проектов на стадии планирования. В результате этого инвестиции в строительство железных дорог в прошлом году снизились на 21,9%. На рынке это было воспринято как «охлаждение» бума инвестиций в проекты высокоскоростных железных дорог.

Глава китайской делегации, сопредседатель КТЭС академик АОН Чен Цзягуй объяснил это следующей совокупностью финансово-экономических факторов: «Чтобы противодействовать глобальному финансовому кризису, китайское правительство в течение двух лет, начиная с 2008 года, осуществляло свободную монетарную и активную финансовую политику. На самом же деле «свободная монетарная политика» в процессе реализации неожиданно превратилась в «чрезмерно свободную», а план стимулирования внутреннего потребления на общую сумму 4 триллиона юаней и крупномасштабное кредитование в астрономических размерах (на общую сумму 10 триллионов юаней) дали толчок к резкому всплеску инфляции; причём в середине 2011 года инфляция поставила рекорд, достигнув 6,5%.

Начиная с октября 2010 года Центробанк Китая пять раз увеличивал процентные ставки и девять раз поднимал ставку резервного депозита, в результате чего во главу угла было поставлено именно «ужесточение». В силу ужесточения кредитно-денежной политики рост инвестиций в производство и недвижимость замедлился. А в Китае именно эти сферы экономики всегда были главными двигателями экономического роста. Традиционные же отрасли производства, охватывающие многочисленные трудоёмкие предприятия с низкой добавленной стоимостью в провинциях Гуандун, Чжэцзян, Фуцзянь и других прибрежных районах Китая, столкнулись с серьёзными проблемами. Из-за повышения расходов на оплату труда, экологических издержек и роста цен на сырьё прибыль от инвестиций в производство значительно сократилась.

Кроме того, в результате изменения обменного курса, ревальвации «жэньминьби» и снижения экспорта у инвесторов остаётся всё меньше поводов для оптимизма, поэтому они становятся более осторожными и предусмотрительными. С января прошлого года, чтобы обуздать чрезмерный рост цен на рынке недвижимости, в Циндао, Пекине, Шанхае и других городах были введены «ограничения на покупку жилья». С середины августа данная политика начала распространяться на города второго и третьего уровней, и рынок недвижимости стал демонстрировать быстрое «охлаждение». На этом фоне общий рост инвестиций в сферу недвижимости составил 31,1%, это самые низкие темпы прироста с января 2011 года. В обозримом будущем ситуация вряд ли кардинально изменится. Одновременно с этим обострился создаваемый инфляцией прессинг на потребителей. А так как в индексе потребительских цен доля продуктов питания занимает доминирующее положение, наметился риск снижения доходов крестьян. Во втором полугодии 2011 года наблюдался значительный спад многих макроэкономических показателей, в том числе индекса деловой активности, рентабельности промышленных предприятий, темпов роста капиталовложений и роста экспорта. Всё это говорит о том, что в 2012 году экономика Китая окажется перед риском существенного спада.

Будущее «фабрики мира»
Доклад профессора Мэй Синьюя, ведущего специалиста Министерства коммерции КНР, был посвящён проблемам и перспективам внешней торговли Поднебесной: «На протяжении последних 20 лет именно динамика внешней торговли определяла основную тенденцию развития экономики Китая. Китай  и сейчас крупнейшая в мире торговая держава (свыше 10% объёма мировой торговли), крупнейший в мире экспортёр и второй по величине импортёр. Однако в ближайшем будущем внешней торговле Китая предстоит испытать большой прессинг. Он имеет следующие источники:

1. Значительный спад спроса на мировом рынке из-за вялости международной экономики. В 2012 году ситуация с замедлением темпов роста мировой экономики вряд ли улучшится. Именно новые экономические субъекты с быстро развивающимися рынками могут стать колыбелью нового финансового кризиса. Дело в том, что «бычий рынок» с его большим спросом на первичную продукцию сходит постепенно на нет, а в новых экономических субъектах с быстро развивающимися рынками непрерывно «накапливаются» макрориски. Среди членов блока БРИКС, за исключением Китая, прозванного «мировой фабрикой», экономика Индии, Бразилии, России и ЮАР в значительной степени зависит от производства и экспорта первичной продукции… вполне возможно, что эти страны окажутся в ситуации экономического застоя… Бесспорно, именно новые экономические субъекты с быстро развивающимися рынками выступают главным двигателем сверхбыстрого развития внешней торговли Китая. Отсюда напрашивается логичный вывод: если двигатель «выйдет из строя», то это непременно окажет разрушительное влияние на развитие внешней торговли Китая.

2. Неконтролируемая тенденция роста себестоимости внутри страны становится вторым источником прессинга для внешней торговли Китая. Ревальвация валютного курса «жэньминьби», рост себестоимости сырья, энергетических ресурсов, рабочей силы и земельных участков, трудности на рынке трудоустройства и сложности малых и средних предприятий. На сегодняшний день трудоёмкие отрасли Китая постепенно утрачивают былую конкурентоспособность в плане цены, в то время как ценовая конкурентоспособность Вьетнама, Индии и других стран с быстро развивающимися рынками «второй волны» возрастает день ото дня. Так, например, если ранее крупнейшей в мире базой по производству и экспорту обуви марки Nike являлся Китай, то теперь это Вьетнам».

Но далее докладчик отметил, что макроэкономика Китая отличается стабильностью. В минувшем году, не-смотря на достаточно высокий инфляционный прессинг, уровень инфляции в стране был на несколько процентных пунктов ниже аналогичного показателя в Индии. На мировом валютном рынке ревальвация валютного курса «жэньминьби» в общей сложности чуть превысила 3%, в то время как курсы национальных валют к доллару США других четырёх членов блока БРИКС всесторонне подверглись существенной девальвации, в частности российский рубль девальвировался на 4,06%, бразильский реал – на 8,01%, индийская рупия – на 8,5%, а южноафриканский ранд – на 15,7%. Достаточно высокая макроэкономическая стабильность добавляет «баллов» китайским производителям, благодаря этому риски отечественных предприятий значительно ниже, чем у предприятий других упомянутых стран.

Деловые круги Китая значительно усилили своё право голоса на мировом рынке, что наглядно проиллюстрировал значительный рост цен на китайский экспорт. За 2011 год экспортные цены Китая в среднем выросли на 10,3%, что выше показателя за 2010-й. Экспортные цены на китайский текстиль в среднем выросли на 24,7%. И хотя Китай поднял цены на свою экспортную продукцию, доля китайских товаров на международном рынке не снизилась. Всё это свидетельствует о том, что в международной цепочке создания стоимости доходы отечественной экспортной отрасли существенно увеличились.

Китай постепенно перестаёт делать ставку на ценовую конкурентоспособность, уделяя большее внимание развитию своих преимуществ в плане трудовых ресурсов – таким образом страна сможет облегчить прессинг посредством перемещения отечественных производственных отраслей. Как известно, Китай является державой, которая характеризуется несбалансированностью межрегионального развития. Так, себестоимость рабочей силы и земельных участков в Центральном и Западном Китае намного ниже аналогичных показателей в восточных районах. Например, в 2009 году среднедушевой ВВП в Шанхае составил 78989 юаней, а ВВП на душу населения в провинции Хубэй (Центральный Китай) – всего 22677 юаней. В последние годы в Китае перенос производственных отраслей проходит с большим успехом: в 2006–2010 годах темпы роста экспорта провинций, городов и автономных районов Центрального и Западного Китая были выше среднего уровня по всей стране.

Продолжительный рост внешней торговли Китая благоприятен не только для всей международной торговой системы, но даже для государств и предприятий, которые конкурируют и соперничают с Поднебесной. Дело в том, что темпы роста импорта Китая опережают аналогичные показатели в других странах мира, в 2010 году рост импорта КНР составил 38,7%, а в 2011 году увеличился на 26,4%.  На фоне «мягкой посадки» экономики Китай будет в дальнейшем расширять импорт. Поэтому у торговых партнёров Поднебесной, которые стремятся к освоению китайского рынка, в новом году появятся дополнительные шансы для расширения экспорта в страну.

Русский с китайцем: как торговать будем?
Переговоры о приёме России в ВТО, длившиеся почти 18 лет, наконец-то завершились: конференция ВТО 16 декабря в Женеве провозгласила РФ полноправным членом организации. С какими изменениями придётся столкнуться китайско-российской торговле в рамках ВТО? Как встретят эти перемены предприятия двух стран? На эти вопросы нам любезно согласился ответить доктор Ван Цю, ведущий научный сотрудник Китайской академии современных международных отношений.

За 20 лет, прошедшие с 90-х годов прошлого века, когда восстановилась китайско-российская приграничная торговля, общий объём двусторонней торговли достиг 55,5 млрд. долларов в 2010 году (по статистике китайской таможни). На сегодняшний день Китай является для России крупнейшим импортёром и третьим по величине экспортёром.

В области китайско-российской торговли издавна существует проблема отсутствия общепринятых норм международной торговли, в результате чего китайские и российские бизнесмены ранее нередко действовали в соответствии с прагматичными «правилами игры», известными под общим названием «серая растаможка». На  деле она в самом начале имела своё рациональное зерно: она «упрощала» сложные и многоступенчатые формальности российской таможни и в определённой степени вносила вклад в дело расширения и стимулирования  приграничной торговли. Однако подобные «правила игры» характеризовались большой самопроизвольностью и значительной ограниченностью, поэтому в конце концов изжили себя, оказавшись в условиях погони за максимальной прибылью. С одной стороны, на российский рынок хлынули низкокачественные товары, что нанесло серьёзный урон имиджу и репутации товаров китайского производства, а с другой – себестоимость «серой растаможки» для китайских бизнесменов непрерывно росла и оказалась в конечном счёте даже выше тарифа официального таможенного оформления товаров. На сегодняшний день в отношении импортируемых из Китая товаров российская сторона временно осуществляет «особую растаможку»: было уменьшено количество КПП, осуществляющих таможенное оформление китайского импорта, китайские товары дополнительно облагаются пошлинами в размере 30%, а на все импортируемые из Китая товары взимаются пошлины, которые рассчитывают по весу (в размере 3,5 доллара за  килограмм). В ближайшем будущем Китаю и России предстоит совместно соблюдать общепринятые нормы международной торговли, строящиеся на принципах недискриминации и открытости рынка, благодаря чему будет окончательно снята проблема «серой растаможки».

В настоящее время средняя ставка импортных пошлин в России составляет около 10%, в частности ставка импортных пошлин на овощи и фрукты – 36%, а максимальная ставка импортных пошлин на зерно достигает 100%, максимальная ставка импортных пошлин на текстиль и одежду – 42% и 29% соответственно, максимальная ставка таможенных пошлин на импортируемую дублёную кожу и обувь – 50%, импортные пошлины на электронику взимаются в размере 28%. Примечательно, что вышеперечисленная продукция как раз составляет костяк китайского экспорта в Россию. После вступления в ВТО Россия отменит высокие протекционистские пошлины, благодаря чему себестоимость импорта вышеперечисленных товаров значительно снизится, что, как следствие, позволит Китаю увеличить объёмы своего экспорта в Россию.

С точки зрения экономики снижение цен на потребительские товары – это самый эффективный способ сдерживания инфляции. После присоединения России к ВТО потребительские товары китайского производства, включая бытовую технику, одежду и сельхозпродукцию, будут вывозиться в Россию в больших количествах, что послужит лучшему удовлетворению спроса российских потребителей. Что касается качества товаров китайского производства, то после вступления России в ВТО стороны смогут решить эту проблему, придерживаясь общепринятых норм международной торговли. К сожалению, в прошлом в российско-китайской торговле очень редко применялись защитные меры, направленные на охрану безопасности отечественной торговли. Как известно, в 2010 году в отношении импортируемых из Китая товаров российская сторона 19 раз прибегала к защитным мерам, в частности 4 раза вводила антидемпинговые меры. После вступления в ВТО Россия сможет чаще применять антидемпинговые, компенсационные и специальные защитные меры в целях решения проблем, связанных с импортируемой из Китая продукцией. В рамках ВТО ЕС и США предоставили России статус страны с рыночной экономикой, чего они до сих пор так и не сделали в отношении китайской экономики, в результате этого Россия в своём новом статусе будет обладать рядом сравнительных преимуществ в области охраны безопасности отечественной торговли.

Долгосрочная тенденция продолжительного роста экспорта Китая в Россию будет сохраняться. По статистике российской таможни, в 2011 году в китайско-российской торговле активное сальдо торгового баланса Китая составило 7,6 млрд. долларов, что на 36% больше по сравнению с предыдущим  годом. В плане экспорта энергоносителей российская сторона будет и далее сохранять свои преимущества, к тому же Россия сможет расширить и увеличить экспорт в Китай высокотехнологичной продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью, сокращая тем самым торговый дефицит в двусторонней торговле. Безусловно, всё это будет способствовать скорейшему достижению стратегической цели – реализации объёма двусторонней торговли на уровне 200 млрд. долларов в год.

После вступления России в ВТО те сферы двустороннего экономического сотрудничества, которые пока демонстрируют свою слабость и неразвитость, непременно получат импульс и возможности для значительного развития. Например, ныне объём инвестиций значительно уступает объёму торговли, расширение взаимного инвестирования становится всё более актуальной проблемой, поэтому в данной сфере у сторон существует большое пространство для дальнейшего взаимодействия.

Как известно, на протяжении длительного времени проблема значительной нехватки прямых инвестиций в Россию стоит особенно остро. Несмотря на то что Китай владеет достаточным количеством валютных запасов и неправительственных капиталов, инвестиционная деятельность китайских бизнесменов в России до сих пор находится всего лишь на первоначальном этапе развития. По статистике Центробанка России, на начало 2011 года совокупный стоимостный объём привлечённых в Россию прямых иностранных инвестиций достиг 500 млрд. долларов, из которых китайские инвестиции составили всего 2 млрд.

По мере стремительного развития в Китай стекается огромное количество иностранного капитала. Иностранные инвесторы «слетаются» в Китай ради получения «дивидендов», которые приносит быстрый рост экономики. К сожалению, роль России среди многочисленных иностранных инвесторов оставляет желать лучшего. В 2010 году после получения разрешения Министерства коммерции КНР российская сторона приступила к реализации 59 инвестиционных проектов на территории Поднебесной, и суммарный объём инвестиций составил 34,97 млн. долларов. После присоединения к ВТО в соответствии с режимом наибольшего благоприятствования энергетические предприятия и банковские учреждения России обретут право на эмиссию ценных бумаг в китайской валюте «жэньминьби», а также аккумулирование капиталов на фондовых рынках на территории Сянгана (КНР) и континентальной части Китая. Первая зарубежная акция, которая в будущем станет котироваться на фондовой бирже материковой части Китая, вполне возможно, будет именно российской.

Китайские коллеги поделились с участниками семинара ещё одной важной информацией. В конце 2011 года Народный банк Китая официально объявил о снижении ставки резервного депозита на 0,5% (за последние три года до этого он 13 раз эту ставку поднимал, в результате чего она достигла самого высокого в истории показателя – 21,5%). Поэтому данное решение сразу же привлекло пристальное внимание бизнеса и аналитиков. Все принимаемые до этого правительством меры были направлены на ужесточение контроля за избыточными оборотными средствами и сдерживание инфляции. Данный же шаг свидетельствует о том, что обеспечение и поддержание экономического роста вновь стало занимать центральное место в разрабатываемых китайским правительством макроэкономических политиках. В 2012 году после смены руководства Китаю предстоит более сложная задача. Он должен достичь своих целей устойчивого развития с помощью сохранения гармоничной обстановки и принятия самостоятельных решений.

Автор благодарит китайских участников семинара за предоставленные презентации докладов.

Конкурент  http://www.vsp.ru/social/2012/02/16/519578

0

17

Китайская экономика как зеркало мирового кризиса

I. О бедном Китае замолвите слово
О Китае — о его экономике, политике, обществе, технологиях, технике, вооружениях, армии, — в последнее время пишут и говорят очень много. Кто-то, к примеру, заявляет о том, что Китай, наращивающий вооружения и улучшающий технологическую составляющую своей армии, превращается в глобального противника США, а кто-то утверждает с докладом в руках, будто китайская экономика вот-вот завязнет в трясине финансового кризиса, буквально на днях, лет этак через тридцать-сорок, а следом за КНР по самые макушки в болото погрузятся и состарившаяся матушка Европа, и одряхлевшие Соединённые Штаты — те самые, что иногда пугают мир китайской военной угрозой, сконструированной из самолёта J-20 и переделанного советского «Варяга».

http://topwar.ru/uploads/posts/2012-03/1330572425_12979009.jpg

Не даёт покоя мировому сообществу Китай! Вот и Роберт Зеллик — президент Всемирного банка — на днях с беспокойством заявил о быстром росте китайской экономики (и не просто о росте, а о таком, который в несколько ближайших лет китайскую экономику удвоит), но тут же добавил, что, мол, рост ростом, но экономическая-то модель у китайцев неустойчива. Наверное, финансист хотел сказать: «Высоко заберёшься — больно падать будет!» Впрочем, как известно, пока больно было падать тем, кто к таким советчикам — вроде ВБ, МВФ и прочей известной компании — прислушивался.

Недавние слова Зеллика о достижении китайской экономикой «поворотной точки», а также о «нестабильной» экономической модели КНР повторили авторы многих политических и экономических новостей. Но, сдаётся мне, человека, говорящего о быстром росте экономики Китая и тут же твердящего о нестабильной модели, понять довольно мудрено. Зеллик уверяет, что в ближайшие годы экономика Китая вырастет в 2 раза и тут же предупреждает о близком «повороте» в китайской экономике. Вот цифры, выданные Зелликом: в ближайшие несколько лет экономика Поднебесной будет увеличиваться примерно на 8% в год, а потом, в течение двадцати лет, — на 6,6% в год. А в общем и целом рост экономики Китая в ближайшие годы уменьшится вдвое. То есть расти будет, но вдвое медленней.

Рост экономики вдвое за несколько лет — совсем не плохо, пусть даже темпы роста вдвое уменьшатся. Бог с ними, с темпами, был бы в наше кризисное время рост!.. Судите сами: «…в течение 20 лет — на 6,6% в год»! И при этом автор такого оптимистичного прогноза — Зеллик — всерьёз заявляет, будто Китаю нужно провести… «глубокие экономические реформы». Должно быть, глава ВБ опасается, что он не успеет развалить китайскую экономику до того, как уйдёт в отставку — а планирует банкир оставить дела, согласно собственному заявлению, 30 июня 2012 года.

Для осуществления «глубоких реформ» Китаю, понятное дело, следует применить традиционный западный рецепт: снизить роль государства и сделать экономику полностью рыночной. Основные рекомендации Всемирного банка сведены в доклад «Китай-2030: построение современного, гармоничного и креативного общества с высокими доходами». Объективности ради надо заметить, что этот доклад о креативности и высоких доходах, представленный прессе 27-го февраля 2012 г., был подготовлен Всемирным банком в соавторстве с правительством КНР.

На прошедшей в Пекине пресс-конференции Р. Зеллик заявил, что «модель роста страны, которая была такой успешной в последние тридцать лет, требует изменений — с тем, чтобы выдержать новые вызовы». Президент ВБ верит в то, что экономическая модель Китая, в которой за десять лет существенно выросла роль государства, уже сегодня начала терять стабильность. Зеллик предупреждает: нужно немедленно инициировать реформы, целью которых явится поддержание высоких темпов экономического роста в течение ближайших двадцати лет.

Известно, что китайцы — люди умные и вежливые. Они с улыбкой соглашаются с собеседниками, кивают, — но делают по-своему.

Вот и соавтор доклада ВБ, Лю Шицзинь, вице-президент Центра по исследованиям и развитию Госсовета Китая, согласился с Робертом Зелликом, заметив, что да, без реформ ежегодный рост ВВП в КНР замедлится до 5 или 6% к 2030 г. — с 10% за последние тридцать лет.

До Зеллика пугал Китай грядущим кризисом и знаменитый Международный Валютный Фонд. По позитивному сценарию МВФ, в 2012 г. Китай прибавит «в весе» ВВП на 8,2%, по негативному — только на 4%. Чтобы не допустить столь жуткого китайского кризиса, выдуманного в кабинетах МВФ, эксперты Фонда порекомендовали Китаю поскорее перевести государственные предприятия в частную собственность, т. е., если кто не понял, приватизировать. (Мы, россияне, хорошо знаем, что это такое).

В ноябре 2011 г. промышленное производство в КНР впервые за последние три года сократилось (индекс PMI — уровня производственной активности — упал до 49,0%, минимальной отметки трёхлетней давности; отметка на уровне 50% означает стагнацию, а ниже 50% — рост активности). Аналитики объясняют это известными причинами: долговым кризисом в Европе, уменьшившим спрос на товары из Поднебесной (МВФ как раз пророчит КНР снижение темпов роста ВВП из-за кризиса Еврозоны), а также сокращением внутреннего потребления из-за ужесточения внутренней монетарной политики. Кроме того, 128 млн. чел. в Китае живёт за чертой бедности: эти люди при всём своём желании никак не могут обеспечить высокий уровень спроса, а уж тем паче его рост.

Впрочем, никто из западных экспертов и аналитиков — между прочим, дающих советы успешному Китаю на фоне кризиса в США и рецессии в странах Европы, — не находит, что в КНР имеются предпосылки для старта какого-то ужасного финансового обвала, который аукнется на весь мир. Зачем же авторы доклада столь настойчиво советуют китайцам провести «структурные реформы» (о, это печально известное выражение!) и приватизировать государственные компании, попутно преобразовав промышленность, сельское хозяйство и финансовую сферу и укрепив коммерческий сектор, ослабив государственный? Зачем, интересно, Китаю, одному из передовых инноваторов планеты, докладчики рекомендуют наращивать… инновации?

От добра, как известно, добра не ищут. То есть реформировать следует тогда, когда плохо, а не тогда, когда хорошо. «Титаник» тоже хотел поплыть побыстрее… Поэтому не столько страшат советы мировых финансистов, сколько пугает гипнотизм советчиков. Нет, я далёк от мысли, будто опытные западные эксперты обманывают китайцев, навязывая им какую-то тайную свою стратегию: ведь китайская экономика потянет за собой на дно и мировую, и советчики не могут этого не понимать. Но сдаётся мне, что экономисты эти гипнотизируют не столько китайцев, сколько самих себя.

II. Впереди планеты всей
Вот причины, по которым экономика КНР за тридцать последних лет вырвалась вперёд — так, что экономисты давно говорят о китайском экономическом чуде:

http://topwar.ru/uploads/posts/2012-03/1330572181_17china.600.jpg

1) Последние несколько лет правительство Китая поддерживает государственные предприятия в тех секторах, которые считаются в Поднебесной важнейшими для реализации стратегии экономической безопасности, основная цель которой — лидерство в глобальной конкуренции.

2) Мировой экономический кризис в 2009 г. впервые за многие годы понизил спрос на китайский экспорт, однако Китай в считанные месяцы избавился от кризисных явлений. Рост ВВП в десять процентов в год — не свидетельство ли экономической силы? Причина такого подъёма во время всеобщего спада заключается в политике государственного стимулирования. Сильная роль государства в экономике позволила Китаю успешно избежать прямого влияния мирового финансового кризиса: экономика КНР росла во все годы без исключения. ВВП Китая увеличился более чем в 10 раз с 1978 по 2010 гг. По итогам 2010 г. Китай стал второй крупнейшей экономикой в мире, пропустив вперёд себя только США! Экономика КНР почти наступает на пятки экономике американской, и к 2020 г. (по планам) по совокупному доходу ВВП на пятки Штатам уже наступит. Уж какая там «нестабильная модель»!

3) План Двенадцатой китайской пятилетки включает пункт о необходимости роста внутреннего потребления — и это говорит о том, что китайцы не только не желают иметь чисто экспортозависимую экономику, но и год за годом планируют добиваться освобождения от такой зависимости. Что, кстати говоря, может не нравиться китайским соседям по мировой экономике. При этом, объективности ради, надо заметить: уже два года — с 2010-го — Китай числится в самых крупнейших в мире экспортёрах.

(Да, кстати: в докладе «Китай-2030» сказано, будто китайские госбюрократы управляют госпредприятиями… неэффективно! Такое заявление и комментариев не требует.)

Итак, три кита китайской экономики: госпредприятия, госстимулирование, госпланирование. Отсюда — «нет» кризису и наступание на пятки США.

Чего позволяет достичь государственное планирование в Китае? Многого. Во-первых, Китай стал ядерной и космической державой. Во-вторых, что ни говори об иностранном капитале в КНР, а он — не совсем иностранный: 4/5 зарубежных инвестиций — это деньги или основные фонды, полученные от хуацяо, т. е. этнических китайцев, живущих за границей. Всё это контролируется, а заодно и стимулируется тоже государством. В-третьих, государство в Поднебесной поощряет импорт прогрессивных технологий в прогрессивных же сферах: биотехнологии, программное обеспечение, телекоммуникации, медицина и др. В-четвёртых, Китай развивает и собственное образование, и наряду с этим практикует обучение студентов за рубежом, например, в Японии или США.

ВВП Китая составил в 2009 г. 5,0 трлн. долл., в 2010 г. — 6,3 трлн. долл., в 2011 г. — 7,5 трлн. долл. В прошедшем году китайское государство израсходовало на НИОКР 136 млрд. долл., или на 21,9% больше, чем в 2010 г. Удельный вес этих расходов в ВВП страны составил 1,83%. Мало того, Китай планирует к 2020 г. повысить расходы на НИОКР до 2,5% от ВВП. На средства государства к настоящему времени построено сто тридцать научно-исследовательских инженерных центров государственного значения и почти столько же инженерных лабораторий.

При этом в прошлом году китайские университеты выпустили 5 миллионов специалистов разного профиля. Общее число обучающихся в КНР превышает число студентов в Евросоюзе или в США. Количество отнюдь не говорит о низком качестве китайского высшего образования. Напротив, поступить, к примеру, в Университет Цинхуа — лучший вуз Китая — куда труднее, чем в престижный Гарвард.

Стало быть, высоких экономических результатов Китайская Народная Республика добилась благодаря значительной роли государства в экономике. И пусть даже темпы роста теперь несколько замедлятся — экономике тоже надо отдыхать, чтобы не перегреться, как это часто случается в Америке, — но пусть эксперты из ВБ и прочие поклонники либеральных экономических теорий доходчиво объяснят всем и каждому, в том числе и китайцам: почему от того, что принесло успех, надо отказываться? И каким образом снижение роли государства вдруг начнёт способствовать экономическому ускорению Китая? Ведь в КНР 128 миллионов человек (из самых бедных крестьян) живёт крайне бедно: на доллар в день, а многие живут на 2 или 3 доллара в день. Убрать государство — одного из крупнейших потребителей — из экономики значит уничтожить экономику. Так где же объяснения на этот счёт? Но, похоже, либеральные теоретики объяснениями себя не утруждают. Верую, ибо нелепо, как написал когда-то Тертуллиан.

У экономики Китая могут быть трудности, связанные с замедлением темпов роста — по причине сильной зависимости от мировой экономики, роста цен на энергоресурсы, наличия большого числа бедных слоёв населения с низким уровнем потребления, а также экологических нарушений, — но к ним КНР вряд ли пожелает добавить ещё искусственные проблемы, инициированные западными советчиками. Тем более что причин следовать советам международных финансовых организаций попросту нет.

Повторю: от добра добра не ищут. Так к чему же тогда весь сыр-бор о «реформах»? А вот к чему! Советчики, дающие однообразные советы Китаю вот уже три десятка лет (так долго приходится им давать советы потому, что Китай улыбается и кивает, но советчиков не слушает), проговариваются. В докладе ВБ, помимо прочих направлений преобразований — рыночных, инновационных, экологических, социальных и налоговых, — говорится, наконец, о дальнейшем увеличении участия КНР в мировой экономике — через торговлю, инвестиции и даже свободное конвертирование юаня. И вот тут всё становится на свои места. На Западе всего лишь боятся… нет, не того, что экономика КНР накроется медным тазом. А боятся того, что Китай с его развитым госсектором, но с сильным перекосом в сторону мировых рынков действительно отчасти переориентируется на внутреннее развитие — хотя бы для того, чтобы устранить имеющийся перекос, ослабить существующую «экспортопривязанность». Следование такому сценарию позволит КНР снизить зависимость от мирового рынка, в том числе и от фондового, а заодно послужить если не прямой, то косвенной причиной углубления кризиса в США и Европе. Западные же советчики хотят, вероятно, одним выстрелом убить двух зайцев: устроить так, чтобы китайская экономика сохранила сильную зависимость от внешних рынков и не вышла бы в локомотивы мировой экономики. То есть осталась бы там, где стоит, — и вот тогда-то её экономическое положение оказалось бы истинно «устойчивым». А помогут оставить её там рекомендуемые «структурные реформы»: по разгосударствлению, приватизации, пересмотру роли государства в экономике, финансовой либерализации — и прочие мероприятия, основанные на догматах веры ВБ.

Поэтому-то, пусть китайский соавтор и согласился кое в чём со Всемирным банком, но, тем не менее, по основным тезисам доклада Пекин и Всемирный банк на практике вряд ли сойдутся. Не может быть, чтобы экономически успешный Китай — в отличие от кризисной России ельцинской поры, — пошёл на поводу у экспертов, предлагающих устранить в экономике Китая именно то, что способствовало её процветанию. Китайцы мило улыбнутся всемирным банкирам, но приватизировать свои государственные компании не станут.

Недаром заместитель председателя КНР Си Цзиньпин недавно, за несколько дней до представления прессе доклада «Китай-2030», заявил: «Китайская экономика будет продолжать стабильно расти, так называемого «жёсткого приземления» не будет». Си Цзиньпин подтвердил и то, что Пекин продолжит одновременно стимулировать и внутреннее потребление, и инвестиции за рубежом.

А Западу надо помнить: в случае кризиса китайской экономики, который неминуемо разразится, если только Пекин склонится перед Всевышним перед Всемирным банком, он, Запад, потеряет своего основного торгового партнёра. Это что касается Европы. Что же касается США, то ведь КНР — главная держательница американских казначейских облигаций. Чтобы разрушить крупную облигационную американскую пирамиду, Китаю нужно лишь выбросить эти ценные бумаги на рынок. Разом. И что тогда будет с Америкой?.. Правильно вы думаете, это самое и будет. Обесценится Америка.

III. А советчики кто?
Итак, западные аналитики, воочию наблюдая, как развивается и растёт китайская экономика, пророчат ей замедление темпов роста, а то и спад, и даже небывалый кризис. Таковы уж странные привычки этих самых западных аналитиков, свято верующих в рецепты Всемирного банка, МБРР, МВФ и прочих экономических «реконструкторов» и инициаторов «программных реформ», разваливших кредитами, программами и советами немало развивающихся экономик.

Им ли, знающим истинную цену своим рекомендациям, давать Китаю советы? Оглянулись бы на Грецию, увязшую в долговом кризисе. (Не говорю о печальном прошлом Аргентины или России, чьи «блестящие» примеры западные экономисты-финансисты, сторонники тотальной либерализации и бесславно сгинувшего монетаризма, увенчанного нобелевскими лаврами, кажется, успели позабыть). Так вот, — не им советовать Китаю. Ведь, как ни крути, а от экономики КНР зависимы и Европа, и Соединённые Штаты. И если что и вызовет коллапс мировой экономики, так это реализация Китаем западных советов, раскрывающих миру благие намерения на тему того, «как нам обустроить Китай».

Но, к счастью, китайцы идут своим путём, а не опасной дорогой советчиков, заседающих в золочёных кабинетах в тысячах километров от Пекина. Пожелаем Поднебесной успехов!

Автор Чувакин Олег
http://topwar.ru/11879-kitayskaya-ekono … izisa.html

Из комментов:

Аскет RU Сегодня, 14:25 ↑

Волхов
Ротшильды переехали в Китай - элита Америки подтянется к ним и в Афганистан, а США с неграми, латиносами жертвами Макдональдсов будущего не имеют. Мир динамичен, сионисты мобильны.

С помощью группы Ротшильдов (авторы G-2) Китай стремительно наращивает запас банковского золота: в 2007 + 600 тонн; в 2008 + 700 тонн, по плану 2010 г. + 1300 тонн (тогда как весь золотой запас РФ, да и тот в залоге, – всего около 400 тонн) и к моменту переоценки Ротшильдами долларовых активов в привязанные к весу золота новые учетные единицы, готовится стать основным получателем выгоды от краха бумажного доллара.

Уже в этом году «черного дракона» КНР намеревается обойти США по совокупной мощи экономики, культуры, армии, дипломатии, разведки; «перенести стратегические границы страны за пределы национальной территории»; и стать «мировой державой первого порядка».

Сорвать или хотя бы отодвинуть реализацию этих планов хотят, прежде всего, «удерживающие» из группы Рокфеллеров. «Роялы» же хотят выиграть от разводки двух активных игроков: КНР с Ротшильдами против США с группой Рокфеллеров.

**************************

Китай: власть над миром?

Мировой экономический кризис привел к тому, что китайский капитал хлынул в западные экономики. Запад умоляет китайцев покупать как можно больше, для того, что бы спасти мировую экономику. Китайцы привыкли полагаться на западноевропейский и североамериканский опыт. Китайской элите казалось, что западные экономисты владеют сакральным знанием. Крушение американского и европейского рынков на фоне китайских успехов разрушили эту магию. Нынешние руководители Китая больше не нуждаются в чужих советах.

0

18

Перспективы китайско-российской дружбы после победы Путина в президентских выборах
"Жэньминь жибао", Китай,Ван Лицзю

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/06/1302226845/4RIA-475915-Preview.jpg
Фото: РИА Новости

4 марта в России прошли президентские выборы, в ходе которых Владимир Путин, набрав большинство голосов, одержал победу в первом туре голосования. Он уже в третий раз стал президентом страны, будет править в течение ближайших шести лет вплоть до 2018 года. Сам В. Путин рассматривает выборы в качестве инспекции проводимого им курса и политических результатов в прошлом, а также в качестве доверия народа его будущему управлению страной. Результаты выборов показывают, что В. Путин по-прежнему остается самым популярным политиком, его систематически описанная политическая программа получила признание и поддержку народа.

В. Путин является известным для китайцев российским политиком. Вне зависимости от того, был ли он президентом или премьер-министром, он прикладывал усилия для развития китайско-российских отношений. В 2001 году – в первый год его президентства – был подписан «Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Китаем и Россией», который подытожил развитие двусторонних отношений в прошлом, а также заложил прочную правовую основу для контактов в будущем. На протяжении 10 лет двусторонние связи развивались в стабильном ключе, став образцом межгосударственных отношений нового типа на международной арене.

Не так давно, В. Путин опубликовал программную статью «Россия и изменяющийся мир», в которой отмечена важность китайско-российских отношений. Он в своей статье подчеркивает, что России нужен процветающий и стабильный Китай, а КНР нуждается в сильной и успешной РФ.

Затрагивая вопрос о будущем развитии китайско-российских отношений, В. Путин выдвинул три предложения: во-первых, он говорит о необходимости поймать «китайский ветер в паруса российской экономики», при помощи «китайского потенциала» способствовать «экономическому подъему» Сибири и Дальнего Востока страны. Во-вторых, России и Китаю необходимо усиливать взаимную поддержку на международной арене, совместно решать проблемы регионального и мирового характера. В-третьих, на базе прагматизма и общих интересов, нужно развивать партнерские отношения. В. Путин питает большие надежды по вопросам модели и перспективам развития китайско-российских связей.

В действительности, деятели разных кругов Китая и России считают, что в настоящее время китайско-российские отношения переживают свое лучшее время в истории, о чем и говорил В. Путин. Различные политические деятели в России сходятся во мнении о необходимости активного развития связей с КНР. Существуют значительные различия между странами в национальной культуре, по естественно-географическим условиям и экономическому уровню, социальному строю, а также в идеологии, однако в новый период страны на основе взаимного уважения, равенства и взаимодействия, общих интересов и обоюдного выигрыша постоянно продвигают китайско-российские отношения на новый уровень, расширяют области сотрудничества, тем самым, достигают впечатляющих результатов.

В прошлом году двусторонний товарооборот достиг 80 млрд. долларов, количество китайцев и россиян, посетивших страны друг друга, превысило три миллиона человек. Стороны путем вложения средств в МВФ совместно преодолели международный финансовый кризис, придерживаются единой позиции по сирийскому вопросу, на основе международной справедливости, а также препятствуя нарушению международного права, выступают против угрозы суверенитету других стран, вмешательства во внутренние дела. Одновременно с этим, Китай и Россия поддерживают друг друга, предпринимают посреднические меры, способствуют разрешению конфликтов мирным путем, предотвращают возникновения гражданских и региональных войн.

В будущем Китаю необходимо будет претворить в жизнь цель по строительству общества со средним достатком в рамках программы 12-й пятилетки, России же нужно осуществить стратегию государственного развития до 2020 года. Китай надеется, что при совместных усилиях руководителей и деятелей различных кругов двух стран, китайско-российские отношения всестороннего стратегического партнерства и взаимодействия будут и впредь развиваться в стабильном и здоровом ключе. 

Ван Лицзю, научный сотрудник Института России Китайской академии современных международных отношений
Жэньминь жибао  http://russian.people.com.cn/95181/7749007.html

0

19

Молодые китайцы не хотят посвящать себя сельскому хозяйству
"Жэньминь жибао", Китай,21.03.2012

http://uploads.ru/i/M/y/2/My2Un.jpg

С началом весны на полях часто можно наблюдать такую картину: женщины, пожилые люди работают в поте лица, дети рядом с ними играют, и лишь время от времени помогают.

Эта картина представляет современную китайскую деревню, молодые трудоспособные люди покинули деревни, уехали в города, где подрабатывают. В полях остались лишь женщины, дети и пожилые люди. Представители 80-х, 90-х годов далеки от сельскохозяйственной жизни, у них нет желания и способностей заниматься этим. Это явление уже привлекло повышенное внимание деятелей разных кругов общества.

В частности, 15 членов Академии наук и Академии инженерных наук Китая во главе с директором Совета старших академиков Ши Чансюем предоставили центральным органам предложения по решению вопросов, связанных с сельским хозяйством, деревней и крестьянами. 15 академиков отмечают, что если не подойти к проблеме с нежеланием представителей нового поколения заниматься сельским хозяйством со стратегической высоты, то Китай столкнется с вопросом отсутствия людей, занятых на полях.

Этот вопрос привлек основное внимание в ходе симпозиума по стратегии современного профессионального образования сельских жителей страны, который прошел на днях в провинции Цзянсу.

Нехватка рабочей силы в сельском хозяйстве – вопрос, который необходимо решать

Вслед за стремительным процессом индустриализации и урбанизации в Китае, большое количество рабочей силы, особенно молодежи, переориентируется в отрасли, не связанные с сельским хозяйством. Все заметнее становится тенденция отказа молодого поколения заниматься сельским хозяйством, серьезнее становится вопрос с нехваткой рабочей силы в деревнях.

По статистике, доля китайцев, работающих в первичном секторе, уже понизилась до 38,1% от занятых лиц общества, составила 63,4% от работающих в деревне, количество людей, занятых в сельском хозяйстве, значительно сокращается, остро стоит вопрос со старением китайского общества, изменяется структура с «преемниками» в сельскохозяйственной отрасли.

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/21/1300763700/4highres_00000401334434.jpg

В некоторых сельских районах в западной и центральной частях страны, порядка 80% крестьян – пожилые люди в возрасте 50-70 лет, они не разбираются в современных сельскохозяйственных технологиях, а также уже не в силах обрабатывать землю, поэтому огромные земельные участки находятся в заброшенном состоянии.

Результаты второй Национальной сельскохозяйственной переписи в очередной раз показали серьезность этого вопроса. Вплоть до конца 2006 года, доля занятых в сельском хозяйстве лиц младше 20 лет составляла 5.3%, от 21 до 30 лет – 14.9%, старше 50 лет – 32.5%. В некоторых индустриальных и урбанизированных районах вопрос со старением работников, занятых в сельском хозяйстве, стоит еще острее. На примере сельскохозяйственного населения провинции Чжэцзян, доля лиц старше 50 лет составляет 53%, младше 30 лет – 6%.

Учащиеся в школах и университетах дети крестьянского происхождения не хотят заниматься сельским хозяйством в будущем. Представители поколений 80-х и 90-х годов, которые уже работают и занимаются бизнесом, также не хотят возвращаться в деревни.

С динамической точки зрения, во время первой сельскохозяйственной переписи в 1996 году, доля людей старше 50 лет, занятых в сельском хозяйстве, была лишь 18.1%, результаты второй переписи показывают, что этот показатель увеличился до 32.5%, за 10 лет вырос на 14.4 п.п. Согласно такой тенденции, в ходе третьей национальной сельскохозяйственной переписи в 2016 году, доля людей старше 50 лет, занятых в сельском хозяйстве, превысит 50%.

Академики Шу Хуайжуй, Ван Маохуа, Шэнь Юньган отмечают, по утверждению ООН, люди старше 45 лет рассматриваются в качестве пожилой рабочей силы, если они составляют более 15% трудового населения в сельской местности, то есть все основания говорить о «старении» структуры рабочей силы. В связи с этим, встает огромное количество вопросов: «кто будет обрабатывать землю?», «кто будет осуществлять сельскохозяйственную модернизацию?»

Специалисты Министерства сельского хозяйства, Сельскохозяйственного университета, Уханьского университета Китая считают, что КНР, будучи самой многочисленной страной мира, нуждается в стабильной рабочей силе в области сельского хозяйства. Этот недостаток уже стал серьезной угрозой безопасности продовольствия. В последующие 20-30 лет этот вопрос будет еще острее, возможно, окажет влияние на весь мир.

Жэньминь жибао  http://russian.people.com.cn/95181/7763920.html

0

20

Китайская промышленность не станет «козлом отпущения» американской политики
"Жэньминь жибао", Китай,Мэй Синьюй,22.03.2012

http://uploads.ru/i/J/Y/1/JY1dg.jpg

США вновь начали критиковать Китай в преддверии очередных выборов в стране. Кандидаты предпринимают жесткие меры, обвиняя КНР в «ведении несправедливой торговли» в надежде «защитить возможности трудоустройства для американцев». Нынешний президент США Барак Обама, используя административную власть, частенько прибегает к принятию конкретных действий, показывая избирателям его готовность вести борьбу с «несправедливыми торговыми действиями» КНР.

Китайская промышленность в очередной раз становится «козлом отпущения» внутренней политической игры в США.

От многосторонних путей ВТО до двусторонних каналов Китая и США, от критики новых правоохранительных органов торговли Китая и до постановлений, разрешающих сбор компенсационных пошлин, «дядя Сэм» пытается нанести удар практически по всем областям китайско-американской торговли. Не прекращаются торгово-экономические проблемы, значительное превышение антикомпенсаций над антидемпингом – первое оружие США в сдерживании китайского экспорта.

В последнее время США дважды показали себя, объявив о проведении антикомпенсационного расследования по отношению к Китаю. КНР – крупнейший в мире производитель, более 70% антикомпенсационных расследований связаны с Китаем. Новые действия США уже не столь новы для КНР. Однако идти против правил ВТО, вводить запрещенные субсидии по отношению к Китаю в связи с потерей собственной прибыли представляется необъективным.

Развитие производственной отрасли Китая – это результат эффективности экономии от масштаба и разнообразия, а также итог стремительного продвижения вперед соответствующих отраслей промышленности и предприятий.

Говоря лишь об эффективности экономии от разнообразия, не затрагивая пользу экономии от масштаба, которую порождает огромный внутренний рынок Китая, по сравнению с однообразными промышленными структурами других развивающихся стран, в настоящее время в Китае 39 отраслей промышленности крупного типа, 191 – средней категории, 525 – малого типа. В Китае можно найти все промышленные категории, которые представлены в классификации ООН. Один производитель, поговорив полчаса по телефону в Китае, может завершить работу по комплектации, в других странах, возможно, понадобиться около полумесяца. Такая ситуация в ближайшем будущем вряд ли измениться.

Что касается стремительного развития соответствующих отраслей и предприятий, американским компаниям следовало бы перенимать опыт, а не давить на китайские структуры. В антикомпенсационных спорах в фотоэлектрической промышленности США обвиняют китайское правительство в том, что оно путем низких цен на землю и электричество, льготных кредитов помогает внутренним предприятиям, таким образом, американские компании функционируют в несправедливой конкурентной среде.

В действительности, такая критика лишена рационального смысла, поскольку подобные льготные меры действуют в США по отношению к предприятиям страны. Неизвестно, по какой причине началась речь о «несправедливой конкуренции». Именно поэтому, после того, как американская сторона возбудила антикомпенсационное дело в фотоэлектрической промышленности, Министерство коммерции КНР начало расследование торговых барьеров США по политике поддержки и субсидий в области возобновляемых источников энергии.

Пережившие ипотечный кризис, США стремятся осуществить «реиндустриализацию» в год выборов, административные и законодательные ведомства США часто в качестве предлога берут китайское производство, это уже даже не представляется удивительным. Даже, если не брать в расчет то, что Китай и предприятия страны также в свою очередь будут предпринимать ответные меры, «дядя Сэм» должен понимать, что серьезные проблемы в производственной сфере США в первую очередь связаны с внутренней ситуацией в стране.

Усиление внешних торговых конфликтов может стать причиной утраты движущей силы для повышения конкурентоспособности американских предприятий.

«Дяде Сэму» необходимо сделать выбор: сохранять нынешнее развитие отечественных предприятий, опираясь на работу команды юристов, либо стимулировать реформирование с целью наверстать упущенное?!

Мэй Синьюй, научный сотрудник НИИ Министерства коммерции КНР
Жэньминь жибао  http://russian.people.com.cn/95181/7765700.html

0