ЭпохА/Теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Поэзия,Легенды,Притчи » Стихи известные и не очень.


Стихи известные и не очень.

Сообщений 171 страница 180 из 220

171

Ведьмы умеют плакать

Февраль. Фонари как всегда утопают во тьме.
А в городе снег все такой же прозрачно-синий.
Ты чувствуешь слабость, но Мир вдруг отрезал: «Не смей!
Ты разве забыла, что ведьма должна быть сильной?»

Легла на ковер, потянулась, закрыла глаза.
… и так надоело во всем и всегда быть первой.
Гадала на принца, но Мир, усмехаясь, сказал:
«Ты разве забыла, что ведьма должна быть стервой?»

Полночи без снов, а с рассветом почти что без сил
Открыла глаза, ненавидя людей и утро.
Ты злилась на солнце, а Мир беззаботно спросил:
«Ты разве забыла, что ведьма должна быть мудрой?»

Дороги и тропы истоптаны черным котом.
А в городе дождь и промерзлая эта слякоть.
Шутила сквозь слезы, когда я напомнил о том…
«Ты разве забыла, что ведьмы умеют плакать?»

Саша Бес
22.01.09

172

Саша Бес
Один старик писал с меня Мадонну
По просьбе преподобного отца
Тот говорил: «Глаза твои бездонны.
Прекрасней нет ни тела, ни лица.

Ты рождена… Нет – соткана из света,
Ведь сам Господь тебя благословил.
Печальный агнец в лапах злого ветра…
Ты создана для жертвенной любви.

Ты ночью приходи ко мне молиться, -
Шептал он мне, - отдайся, наконец!
Я помогу тебе с Пути не сбиться»
- Побойтесь Бога, пресвятой отец!

Он побледнел. Сердито стиснул зубы.
Перекрестился. Сплюнул. Отошел.
А я смотрела с отвращеньем, грубо,
На то, как он набросил капюшон.

Художнику небрежно, как обычно,
Он приказал закончить мой портрет
А мне он бросил сухо и цинично:
«Таких как ты сжигают на костре!»

173

Саша Бес
Я отключил телефон насовсем… на сегодня…
на вечер…
Я заблокировал жизнь на минуту, на год…
навсегда…
Стрелки курантов, отстали, застыли,
отмерили вечность…
Ночью искрилась зима, но весна не придет
никогда

Я обронил свой блокнот этим утром, вчера…
или позже
Я рисовал акварелью, гуашью… И просто
водой
Вписывал мысли в стихах на асфальте, и даже
на коже
Слог отдавал бестолковым началом
и скрытой враждой

Я расставался с тобою вчера, и расстанусь
в грядущем
День ото дня расстаемся на месяц, на год,
навсегда…
Эхо шагов в небесах отдается прискорбно -
гнетущим
И каждый миг без тебя как по горлу
кристаллами льда

174

Мне плакать хочется...

Мне плакать хочется о том, чего не будет,
Но что, казалось бы, свободно быть могло...
Мне плакать хочется о невозможном чуде,
В твои, Несбывная, глаза смотря светло...

Мне плакать хочется о празднике вселенском,
Где справедливость облачается в виссон...
Мне плакать хочется о чем-то деревенском,
Таком болезненном, как белый майский сон.

Мне плакать хочется о чем-то многом, многом
Неудержимо, безнадежно, горячо
О нелюбимом, о бесправном, о безногом,
Но большей частью — ни о ком и ни о чем...
Северянин И.В

175

СТАРЕЮТ НЕ ТОЛЬКО ОТ ПРОЖИТЫХ ЛЕТ-
ОТ ГОРЬКИХ ОШИБОК,БЕЗЖАЛОСТНЫХ БЕД.
КАК СЕРДЦЕ СЖИМАЕТСЯ,СЕРДЦЕ БОЛИТ
ОТ МЕЛКИХ УКОЛОВ,ГЛУБОКИХ ОБИД!

ЧТО СЕРДЦЕ!ПОРОЮ МЕТАЛЛ УСТАЕТ.
И РУШИТСЯ МОСТ-ЗА ПРОЛЕТОМ ПРОЛЕТ...
ПУСТЬ ЧАСТО СЕБЕ Я ДАВАЛА ЗАРОК
БЫТЬ ВЫШЕ ВОЛНЕНИЙ,СИЛЬНЕЕ ТРЕВОГ.

СТО РАЗ Я ДАВАЛА БЕССТРАСТЬЯ ОБЕТ,
СТО РАЗ ОТВЕЧАЛО МНЕ СЕРДЦЕ:"О НЕТ!
Я ТАК НЕ УМЕЮ,Я ТАК НЕ ХОЧУ,
Я ЧЕСТНОЙ МОНЕТОЙ ЗА ВСЕ ЗАПЛАЧУ..."

КОГДА СЛИШКОМ РАНО УХОДЯТ ВО ТЬМУ,
МЫ В СКОРБИ И В ГНЕВЕ ТВЕРДИМ "ПОЧЕМУ"
А ВСЕ ОЧЕНЬ ПРОСТО-МЕТАЛЛ УСТАЕТ,
И РУШИТСЯ МОСТ-ЗА ПРОЛЕТОМ ПРОЛЕТ...

Юлия Друнина

176

Я запомню тебя, чтоб найти через сотни лет
Чтоб когда-нибудь вместе камин растопить стихами
С головой завернуться в коричневый мягкий плед
И заполнить разлуку известными нам штрихами

Я запомню тебя, чтоб при встрече тепло обнять
Чтоб насквозь пропитаться твоей пеленой прохлады
Чтоб за все эти годы друг друга простить… понять
Чтобы взять кочергу и собрать угольки баллады

Я запомню тебя, чтоб при встрече легко солгать:
«Я совсем не скучал в этом обществе светских пташек
И вообще, ты прости, мне к другой пора убегать»
А в ответ: «Посмотри! Изумительна роспись чашек»

Я запомню тебя, чтоб больнее было терять
Чтоб кому-то сказать: «Извини, я влюблен в другую»
Чтобы ночью тайком целовать золотую прядь
И отчаянно - больно унизить тебя нагую…

Саша Бес

177

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.

И от лености или со скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, боятся разлуки
И любовные песни поют.

Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина...
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.

Анна Ахматова

178

(Луи Арагон - Эльзе Триоле)

Mon sombre amour d'orange amère
Ma chanson d'écluse et de vent
Mon quartier d'ombre où vient rêvant
Mourir la mer

Mon beau mois d'août dont le ciel pleut
Des étoiles sur les monts calmes
Ma songerie aux murs de palme
Où l'air est bleu

Mes bras d'or mes faibles merveilles
Renaissent ma soif et ma faim
Collier collier des soirs sans fin
Où le coeur veille

Est-ce que qu'on sait ce que se passe
C'est peut-être bien ce tantôt
Que l'on jettera le manteau
Dessus ma face

Coupez ma gorge et les pivoines
Vite apportez mon vin mon sang
Pour lui plaire comme en passant
Font les avoines

Il me reste si peu de temps
Pour aller au bout de moi-même
Et pour crier Dieu que je t'aime
Je t'aime tant, je t'aime tant

179

Сакс замолчал. Джаз плачет по-мужски,
Так судорожно, сдержанно и скупо,
Захлебываясь низким, темным звуком,
Заламывая холодом виски.

И снова сакс. Все резче, жарче, чище
Играет джаз в полупустом кафе.
Сейчас сюда опять придет Орфей,
Мне говорили – он кого-то ищет.

Ко мне подсядет. Забормочет: “Я
Отлично помню, я спустился, чтобы...”
Его слова меня забьют ознобом,
Прокравшись сквозняком продоль хребта.

Закурит, нервно выпуская дым,
Завертится – как будто в клетке птица
На жердочке: “А Вы могли мне сниться?
Еще тогда... когда я видел сны...

Шампанского?” – Гарсон разлил “Надежду”:
“За встречу, друг! До дна, до дна, до дна!
Вас звать... я забываю имена,
но Вас... скажите, мы встречались прежде?”

Я улыбаюсь. Мне тепло и так…
Так непроизносимо-невесомо.
Я улыбаюсь: “Нет, мы незнакомы”.
Сакс заново вступил, разрезав такт

На две неравных ноты. Вдруг, вскочив
И на пределе связок или легких,
Так, что забьют в набат столы и стекла,
Крещендо пианиста перекрыв,

Переломившись надвое, как в бездну
Сорвавшись и пугаясь пустоты,
Он выдохнет: “Так, значит, это ты?”
И затаит дыханье – вдруг исчезну?

Огромный, черный, сумасшедший грач,
Влетев в окно, на пианино сядет.
Расстроено, растерянно, не глядя,
Не в такт – разочарованный трубач

Вступает, тут же поперхнувшись звуком.
Болезненно прищурившись, Орфей
Прошепчет хрипло: “Я Вас спутал с ней,
Простите!” – и с такою мукой

Посмотрит мне в глаза, что захочу
Зажмуриться. Мне сразу станет тесно,
Как будто съежатся в размерах стулья, кресла,
Столы под скатертью, похожей на парчу.

Он обернется только у дверей,
Меня он не увидит...
Этим летом
По пятницам и, кажется, по средам
Божественный играют джаз в кафе.

180

Александр Блок

Есть игра: осторожно войти,
Чтоб вниманье людей усыпить;
И глазами добычу найти;
И за ней незаметно следить.

Как бы ни был нечуток и груб
Человек, за которым следят, -
Он почувствует пристальный взгляд
Хоть в углах еле дрогнувших губ.

А другой - точно сразу поймет:
Вздрогнут плечи, рука у него;
Обернется - и нет ничего;
Между тем - беспокойство растет.

Тем и страшен невидимый взгляд,
Что его невозможно поймать;
Чуешь ты, но не можешь понять,
Чьи глаза за тобою следят.

Не корысть, не влюбленность, не месть;
Так - игра, как игра у детей:
И в собрании каждом людей
Эти тайные сыщики есть.

О, тоска! Через тысячу лет
Мы не сможем измерить души:
Мы услышим полет всех планет,
Громовые раскаты в тиши...

А пока - в неизвестном живем
И не ведаем сил мы своих,
И, как дети, играя с огнем,
Обжигаем себя и других...


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Поэзия,Легенды,Притчи » Стихи известные и не очень.