ЭпохА/Теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Большой Передел Мира


Большой Передел Мира

Сообщений 121 страница 130 из 163

121

Американский журнал признал Путина самым влиятельным деятелем планеты

http://www.arms-expo.ru/im.xp/051048057049051048050.jpg
Президент России Владимир Путин назван американским журналом Foreign Policy самым влиятельным политическим, деловым и общественным деятелем планеты,
сообщает ИТАР-ТАСС.

В нынешнем году редакция журнала приняла решение оставить пустой первую строчку рейтинга.
Авторы объясняют это обстоятельство тем, что «все ждут кого-то еще, кто будет готов взвалить на свои плечи ответственность за самые сложные и опасные вызовы» современного мира, сообщают РИА Новости.

При этом Владимир Путин возглавил рейтинг политиков, деловых людей и общественных деятелей, заняв вторую строку.
Комментируя второе место В.Путина, автор статьи, сообщает РБК, высказал уверенность, что ни один человек в мире не сконцентрировал в своих руках больше власти в стране и регионе.

http://www.arms-expo.ru/im.xp/051048057049051055053.jpg
Глава ФРС США Бен Бернанке призвал к разработке новой валютной системы

Вслед за россйским президентом следует глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке.

Канцлер Германии Ангела Меркель заняла четвертую строчку рейтинга наиболее влиятельных лиц современности.

Первую пятерку замыкает  президент США Барак Обама.

На шестой позиции- председатель Европейского центрального банка Марио Драги.

На седьмой  - Генеральный секретарь КНР Си Цзиньпин.

Восьмую и девятую строчку рейтинга делят духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи и глава Международного валютного фонда Кристин Лагард.

Первую десятку замыкает король Саудовской Аравии Абдалла ибн Абдель Азиз Аль Сауд.

http://www.arms-expo.ru/055056057054124 … 57053.html

______________________________

последовало продолжение:

....упомянутый список не имел отношения к редакции Foreign Policy.
Он был подготовлен политологом и президентом компании Eurasia Group Яном Бреммером и представлял собой лишь частное мнение автора, выраженное в его блоге на сайте журнала. В печатной версии последнего номера издания, подчеркивается в сообщении, никакого списка самых влиятельных людей планеты не было.

комментарий об этом,за подписью помощника редактора Foreign Policy Джошуа Китинга был размещён в официальном блоге редакторов журнала.
http://blog.foreignpolicy.com/posts/201 … redirect=0
http://lenta.ru/news/2013/01/05/nolist/

справка
Ян Бреммер (Ian Bremmer)
Президент группы 'Евразия', старший научный сотрудник Института мировой политики. Является доктором политических наук Стэнфордского университета, также преподает в таких научных заведениях как Институт Гарримана, Институт Гувера и других. Закончил Университет Тулейн и Стэнфордский университет.
Я.Бреммер - признанный на Западе эксперт в области американской внешней политики, развития евразийских государств и глобальных политических рисков.
Большинство работ этого специалиста посвящены политическим и экономическим реформам развивающихся или переживающих переломный период в своем развитии государств.
-----------------------
Позиции, озвучиваемые Бремером, как правило совпадают с господствующей линией в экспертном сообществе.
http://www.inosmi.ru/books/20040818/212 … z2H5Tfg63P

122

imho написал(а):

последовало продолжение:

....упомянутый список не имел отношения к редакции Foreign Policy.
Он был подготовлен политологом и президентом компании Eurasia Group Яном Бреммером и представлял собой лишь частное мнение автора, выраженное в его блоге на сайте журнала. В печатной версии последнего номера издания, подчеркивается в сообщении, никакого списка самых влиятельных людей планеты не было.

комментарий об этом,за подписью помощника редактора Foreign Policy Джошуа Китинга был размещён в официальном блоге редакторов журнала.

В продолжение:

“Мы живем в ситуации нулевого мирового лидерства”
Роб Сакс, Эндрю Силлер 5.01.2013, 14:27

http://m.ruvr.ru/data/2013/01/05/1282297456/4Ian_Bremmer.jpg
Ян Бреммер Ian Bremmer
© Фото: en.wikipedia.org/Stephen Voss/cc-by-sa 3.0

Иэн Бреммер, автор рейтинга самых влиятельных людей мира, опубликованного в интернет-версии журнала Foreign Policy, рассказал “Голосу России”, почему первое место осталось пустым и почему считает Владимира Путина самым влиятельным политиком современности
Авторитетная международная консалтинговая группа Eurasia предложила свой рейтинг самых влиятельных мировых политиков.
Первое место не было отдано никому, второе занял президент РФ Владимир Путин.

Американский журнал Foreign Policy, в интернет-версии которого был опубликован рейтинг, прокомментировал, что список был составлен президентом исследовательской консалтинговой группы Eurasia Иэном Бреммером и отражает его точку зрения.
Рейтинг был опубликован на сайте журнала, на видном месте, сопровождался фотографией российского президента и стал одним из наиболее обсуждаемых материалов Интернета.

Сам Иэн Бреммер в интервью “Голосу России” сообщил, что составленный им рейтинг стал результатом обсуждения в рамках группы "Евразия" темы "Власть и глобальная политика в современном мире”:
- Eurasia Group - крупнейшая консалтинговая компания, оценивающая политические риски. Я разослал всем нашим экспертам, это около 150 человек, свое видение влиятельности и попросил их составить список из десяти самых влиятельных людей мира на их взгляд. На основе их рейтингов мы и составили список.

- То есть данный список – это средний рейтинг, составленный вашими экспертами?
- Именно так.

- Каково Ваше определение влиятельности?
- Дефиниций влиятельности много, но на мой взгляд - это индивидуальная способность личности реализовать перемены, которые значительно влияют на судьбы большого числа людей.

- Согласно Вашему определению, нет никакой разницы между влиятельностью лидера внутри собственной страны и за пределами государства?
- Нет, я не разделяю эти сферы влияния.

- Второе место Путина не стало для Вас сюрпризом?
- Абсолютно! Если рассматривать властные полномочия Путина как личности – они незначительны в масштабах такой огромной страны как Россия, особенно по сравнению с другими странами. Существует множество небольших стран-диктатур, как Туркменистан или Северная Корея, где в руках лидера сосредоточена абсолютная власть! Но Вы только представьте, Россия - огромная страна, серьезный экономический игрок и энергетическая сверхдержава, у России сильная армия - и все это контролирует один человек! И в чьих руках это окажется, если этот человек умрет, или, например, как тогда будут обстоять дела с верховенством закона и организацией управления. С точки зрения влиятельности, на данный момент Путин – объективно самый влиятельный политик в мире, он сосредоточил в своих руках наибольшую полноту региональной власти в России.

- То есть в своем исследовании Вы опирались не какие-то гуманистические критерии, а на способность реализовывать перемены?
- Если посмотреть на методы и критерии журнала Times при их выборе “Человека года”, то далеко не все лауреаты были образцом гуманизма. В рейтинги часто попадают влиятельные американские банкиры, которых люди вряд ли считают воплощением добродетели.
Я - политолог, моя компания занимается политической аналитикой. Если Вы спросите меня, кого я считаю главным гуманистом и филантропом, я бы, наверное, назвал Билла Гейтса, Далай-ламу – конечно же не Путина. Но если мы говорим о влиятельности, то тут мы должны отдать Путину должное. Он ведь не просто дзюдо занимается – он борется в масштабах всей страны.

- К моему удивлению, после Путина идет глава ФРС США Бен Бернанке. Неужели он влиятельней Обамы?
- Тут сложилась интересная ситуация. В нашем списке и Ангела Меркель идет перед Обамой, так как, по моему мнению, ее усилия и действия намного существеннее для ЕС. Я бы назвал ее "Человеком года".
Обама сейчас является президентом мировой сверхдержавы, но политика Вашингтона в последнее время стала настолько непредсказуемой и несогласованной, что существенно ограничивает возможности планирования и влияния Обамы по сравнению с его предшественниками. США никогда не стремились быть мировым жандармом, особенно сейчас, с учетом конфликтов в Ираке и Афганистане. Сегодня Америка куда больше сосредоточена на внутренних экономических и оборонных вопросах.
С точки зрения политических решений и серьезных политических изменений, Меркель и Бернанке сделали куда больше на мировом уровне, чем Обама. Может быть ситуация изменится в ближайшие два года - в 2013 начинается новый срок Обамы, но недавняя ситуация с "фискальным обрывом" этому явно не способствует.

- Вы утверждаете, что Бернанке успешно работает автономно, несмотря на то, что в его руках не сосредоточены все рычаги влияния?
- Абсолютно верно. В отличие от главы ЕЦБ Марио Драги, который решает проблемы вместе с европейскими лидерами, потому что кризис в еврозоне непосредственно влияет на политику, у Бернанке есть возможность работать автономно и независимо с небольшой группой технократов, которые имеют большой вес в политике. Некоторые эксперты утверждают что именно инициатива Бернанке о третьем этапе выкупа облигаций (QE3) помогла Обаме переизбраться на второй срок. Бернанке - демократ, но он очень влиятелен в качестве технократа в правительстве и, безусловно заслуживает третьего места! Но повторюсь, он, конечно, не Путин.

- Давайте вернемся к “фискальному обрыву” в США. Ранее Греция, Италия и Испания оказались на краю экономической пропасти в связи с мерами жесткой экономии и все боялись эффекта домино. Однако Ангеле Меркель удалось удержать страны от падения. ЕЦБ предложил план спасения еврозоны, который Меркель полностью поддержала. Вы считаете ее место в рейтинге справедливым?
- Она не просто спасла эти страны, она сделала это в условиях рекордной поддержки 70 процентов населения Германии. Недавний опрос населения о выделении дополнительных средств помощи Греции показал, что 47 процентов поддерживают данный шаг, тогда как 42 процента высказались против. Меркель творит чудеса. Она сделала отличную работу - не просто спасла еврозону и Грецию, но и многое сделала для создания европейского банковского и фискального союза, и все это при поддержке населения Германии. Меркель - приятное исключение среди лидеров, которым не очень удается справиться с последствиями кризиса.

- Согласитесь, что влиятельность ради влиятельности не имеет смысла! Как Вы считаете, как лидеры могут ее использовать?
- Именно поэтому первое место нашего рейтинга пустует. Сегодня США - мировая сверхдержава, но они не использует свою влиятельность на мировой арене. Европа недавно пережила тяжелейший экономический кризис со времен Великой депрессии и просила помощи, но в этот раз никакого Плана Маршалла не было. Когда Саркози приехал в визитом в Китай, Ху Цзиньтао сказал ему примерно следующее: Мы рады Вас видеть, но не ждите, что мы сразу же дадим вам деньги.
По моему мнению, мы живем не в мире, где господствует Большая Семерка или Двадцатка, мы живем в мире G0 – нулевого мирового лидерства! Сегодня мир ожидает кого-то, на кого можно переложить бремя ответственности за решение наиболее сложных проблем. Ну и приятно отметить, что на сегодняшний момент не оказалось никого влиятельнее Путина.

- Настанет время, когда экономические, экологические проблемы, а также проблемы потребления энергоресурсов станут сособенно острыми. Их нужно будет решать всем миром в условиях роста населения и индустриализации. Есть ли на данный момент лидер, который мог бы объединить мировые усилия или хотя бы направить страны по пути общего решения проблем?
- На мировом уровне такого лидера нет. До финансового кризиса США играли главную роль в решении данных вопросов, возглавляя все ключевые институты - Всемирный Банк, МВФ и ООН – все эти институты были созданы на деньги США и учитывали приоритеты США и их сторонников.
Сейчас США не являются лидирующим мировым институтом - это не значит, что в мире нет лидерства, оно есть но на региональном, а не мировом уровне.

В 2013 году США будут работать над продвижением крупного торгового Соглашения о Транстихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве. Если соглашение будет подписано, то оно задействует 40 процентов мирового ВВП. Это будет своеобразной экономической Коалицией доброй воли. Может быть, это не идеальное решение проблемы, но в условиях "большого нуля", то есть нулевого лидерства, и растущих угроз и вызовов нам необходимо убедиться, что “большое” не стало врагом “хорошего”. Поэтому не стоит гнаться за идеальным решением - в некоторых областях достаточно будет просто хорошего.

Eurasia Group - авторитетная международная информационно-аналитическая компания, специализируется на мировой политике и глобальных политических рисках и имеет офисы в Нью-Йорке, Вашингтоне, Лондоне и Токио.
Ее лидер Иэн Бреммер ведет собственный блог в журнале Foreign Policy, выступает с комментариями на ведущих американских телеканалах и в авторитетных печатных изданиях.

http://rus.ruvr.ru/2013_01_05/Mi-zhivem … liderstva/

123

Кто готов «распилить» Антарктиду?

Войны за ресурсы в последнее время становятся привычным делом. Отличает их непреодолимое желание определенных мировых игроков получить доступ к недрам, залегающим на территории иностранных государств, при этом мотивируя свое вторжение самыми экзотическими причинами:
от необходимости срочного внедрения западного образца демократии до спасения населения этих стран от угрозы применения оружия массового уничтожения.

По понятным причинам, в эти сказочные истории о том, что западное видение положения вещей есть единственно верное и целесообразное в плане правильности управления государством, нормальные люди давно перестали верить, но пока у того же Запада иной стратегии для получения доступа к ресурсам нет. И так как начало любой войны пытались во все времена оправдать некой «гуманистической» идеей, то такие же оправдания работают и поныне.

И ведь, странное дело, еще находятся на планете люди, которые свято верят в обозначаемые для развязывания всевозможных военных конфликтов «благие» цели.

http://topwar.ru/uploads/posts/2013-01/thumbs/1357531747_8.jpg
Пока «разборки» за энергоресурсы идут на, скажем так, обжитых территориях. А ведь отнюдь не за горами тот день, когда у одного из субъектов глобального мирового сообщества может проявиться интерес к просторам, которые сегодня не закреплены ни за одним из существующих государств.
Очевидно, что одной из таких богатейших территорий Земного шара является Антарктида.

Это настоящая кладовая природных богатств, руки крупных геополитических игроков до которой пока не доходят по нескольким причинам.
Одной из причин является отсутствие оптимальных технологий и средств, позволяющих выкачивать энергоресурсы, залегающие под километровым слоем ледяной массы. Вторая причина – это наличие (пока еще наличие) документально закрепленного консенсуса между государствами мира о статусе Антарктиды.

Сегодня этот статус выражается так называемой Конвенцией об Антарктиде, которая была принята в далеком 1959 году, а окончательный вариант договора вступил в силу в 1961 году. Конвенция закрепляет за Антарктидой статус демилитаризованной зоны (в том числе зоны, свободной от ядерного оружия).
Кроме того, в договоре прописано использование Антарктиды в интересах всего мирового сообщества, а далеко не только отдельно взятых государств.

На антарктических просторах поощряется научная деятельность, в том числе, такая, которая проводится несколькими странами совместно.

В общем, договор, как говорится, очень даже здравый, но вот является ли он надежным – большой вопрос. Ведь, как известно, для выхода из любого договора во все времена всегда находилась самая неожиданная причина, а потому и Конвенция о статусе Антарктиды – это всего лишь бумага, на которой любое из подписавших ее государств в случае необходимости может поставить крест, ссылаясь на «особые обстоятельства».
И поэтому надеяться на то, что Конвенция будет соблюдаться вечно, как-то не приходится, исходя из исторического опыта нарушения разными странами в разные времена других подобных соглашений, договоренностей и пактов.
Поэтому можно считать, что вторая причина того, что к Антарктиде пока не приложили руки, является не более чем красивым прикрытием причины первой, а именно – отсутствия необходимых сил и средств, чтобы распоряжаться антарктическими недрами по усмотрению «исключительных» государств мира.

А распорядиться, надо признать, есть чем. Самый южный материк имеет поистине колоссальные запасы пресной воды: антарктическая вода составляет около 70% запасов пресной воды в мире. Богатейшие запасы воды открыты нашими учеными в недрах материка.
Эти запасы ученые назвали озером Восток, и сегодня ведутся подробные исследования антарктической пресной воды, добытой россиянами с огромных глубин.

Если учесть, что уже сейчас многие страны испытывают серьезную нехватку пресной воды, то ее запасы на Антарктиде выглядят лакомым куском, идеи о получении доступа к которому очевидно вынашиваются в горячих головах.

По данным геологической службы США, в недрах Антарктиды находятся несметные природные богатства, которые ценятся на мировом рынке.
Одного только природного газа американцы «насчитали» более 4 триллионов кубических метров.
Помимо этого антарктические недра богаты цветными металлами, железной рудой, алмазами, каменными углем. Шельфовые недра содержат существенные объемы нефти.

Сегодня экономисты оценивают процесс добычи антарктических ресурсов в суммы, которые сопоставимы со стоимостью самих этих ресурсов, что, очевидно, является сдерживающим фактором. Однако многие страны мира уже сейчас склонны отрезать себе антарктический ломоть, который будет греть их душу до той поры, когда технологии добычи достигнут необходимой точки своего развития, и когда сам процесс добычи сможет обходиться в разы дешевле.
Так ли будут необходимы в те грядущие времена такие ресурсы как газ, уголь и нефть – сегодня далеко не всех волнует. Главное – быстро обозначить свои притязания на территории Антарктиды, чтобы впоследствии иметь возможность предъявлять юридические претензии конкурентам.

Особенно охочими до антарктических территорий сегодня являются несколько государств, которые и при наличии Договора о статусе Антарктиды начинают подковёрную борьбу за площади.
К таким государствам относятся: Австралия, почему-то решившая, что ей принадлежит около 48% территории Южного континента;
это Аргентина, Великобритания и Чили, которые на своих картах и почтовых марках упорно окрашивают в цвета собственных территорий еще и внушительные «куски» антарктической поверхности;
это Франция, Норвегия и Новая Зеландия, которые тоже успели застолбить «земли», фактически объявив их собственностью своих государств.
При этом далеко не все вышеперечисленные государства смущаются от того, что нередко обозначенные ими «собственные» территории пересекаются с территориями конкурентов.
Не смущает их еще и то, что, если уж и говорить о возможной принадлежности материка, то нужно начинать с государственной принадлежности первооткрывателей.
А первооткрыватели – наши соотечественники Михаил Лазарев и Фаддей Белинсгаузен, которые первыми провели исследование и описание Антарктиды в 1820 году.

Первенство открытия Антарктиды оспаривается Соединенными Штатами, в которых укоренилось мнение, что самый южный материк был открыт в феврале 1821 года экипажем корабля «Сесилия», потому что, по мнению американских «партнеров», кто-то именно с этого корабля вступил первым на антарктический лет. Только вот загвоздка: никаких документов о том, как и где сие знаменательное для США событие произошло, почему-то не осталось. Зато с удивительной систематичностью в середине 20 века (после заключения Договора о статусе Антарктиды) американский профессор по фамилии Хэпгуд и другие его коллеги стали обнаруживать одну за другой карты, «проливающие свет» на открытие антарктических далей.
Оказалось, что точные контуры Антарктиды сумел каким-то непостижимым образом начертать адмирал Оронтеус Финиус еще в 1531 году. Потом стали обращаться к карте Хаджи Ахмеда, созданной якобы в 1559 году.

Потом карты стали находиться так же часто как грибы в лесу после дождя. Несмотря на то, что подавляющее большинство из них тут же признавались фальшивками, американцы с завидным упорством муссировали идею о том, что Антарктиду открыли и точно описали за несколько столетий до российской экспедиции 181-1820 годов.

Такое радение с американской стороны, особенно в разгар Холодной войны, более чем понятно… Удивительно, что в США не была обнаружена карта Антарктиды со следами ботфортов Джорджа Вашингтона…

В общем, даже судя по тому, как разные страны стараются переусердствовать друг друга в указании на государственную принадлежность антарктических территорий, можно предположить, что борьба за ресурсы материка будет горячей.

Действие антарктического договора заканчивается в 2048 году, и, очевидно, что чем ближе эта дата будет приближаться, тем больше потуг со стороны определенных государств можно будет констатировать.

Возобладает ли при этом здравый смысл? Не факт, не факт…

Автор Володин Алексей
http://topwar.ru/22746-kto-gotov-raspil … ktidu.html

124

Военное вторжение в Мали: спецоперация по реколонизации Африки
Александр МЕЗЯЕВ, 14.01.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/01/14/n18665.jpg

Начавшаяся 11 января военная операция в Мали – яркий пример очередной спецоперации по реколонизации Африки. Происходит методичный и уверенный захват западными державами всё новых территорий Африканского континента.
Захват Судана был произведён путём раздела страны (с отделением от основного Судана большинства нефтеносных районов). Захват нефтеносных районов Нигерии осуществлён с помощью решения Международного суда. (1)
Захват Ливии произведён путём прямого военного вторжения, а захват Кот-д’Ивуара – в результате малой военной операции, проведённой силами ООН.

Методы различные - результат один. Реколонизация Африки набирает силу...

При этом захват Мали проводится с учётом ошибок всех предыдущих захватов. Сегодня все уверены, что Запад встал на защиту суверенитета и территориальной целостности Мали.
Однако есть ряд факторов, указывающих на то, что это не совсем так. На самом деле террористические группировки на севере Мали возникли не в 2011-2012 годах.
Они там создавались и активно действовали на протяжении ряда десятилетий
. (2)
Взорвало ситуацию ливийское оружие, захваченное после свержения М.Каддафи. Однако оружие «ушло» в Мали не само собой.
Имеются свидетельства о том, что переброска оружия осуществлялась с помощью Франции.

Логика событий 2012 года на севере Мали показывает, что всё происходившее там было тщательно спланированным спектаклем для подготовки общественного мнения о «необходимости военного вмешательства».
Так, было организовано расползание ливийского оружия с передачей его в руки лидеров туарегов для того, чтобы спровоцировать их на военные действия. Однако туареги быстро поняли, что их использовали и стали отмежёвываться от ранее провозглашённой независимости.
Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА) заявило, что провозглашение независимости Азавада было всего лишь «попыткой привлечь внимание международного сообщества к судьбе населения севера», и выразило готовность к переговорам. (3)
За это НДОА подверглось нападению уже со стороны Аль-Каиды в странах исламского Магриба (АКИМ) и Движения за единство и джихад в Западной Африке (ДЕДЗА), то есть реальных организаторов провокации. Кроме того, и организация Ансар Дине (АД) заявила, что готова немедленно начать переговоры. На встрече, состоявшейся в ноябре в Уагадугу, АД объявила об отказе от «насилия, экстремизма и терроризма и обязалась бороться с трансграничной организованной преступностью». (4)

«Предательство» АД привело к боям уже с ней. В ноябре развернулись вооружённые бои между НДОА, с одной стороны, и ДЕДЗА и АКИМ - с другой. В конце ноября Ансар Дине вступила в бои на юго-западе Тимбукту с силами ДЕДЗА. Однако в конечном счёте эти бои в целом вписались в стратегию дестабилизации Мали. Всё происходит на фоне поступающих сообщений о том, что сторонники джихада и террористические элементы прибывают на север Мали, с тем чтобы присоединиться к вооруженным формированиям. (5)
При этом террористическая зона на севере Мали действительно получает поддержку главных террористических группировок региона, включая ставшую широко известной нигерийскую «Боко Харам». По оценкам Генерального секретаря ООН, в результате захвата севера страны появилось около полумиллиона беженцев и более 200 тысяч перемещённых лиц.
Гуманитарная катастрофа затронула все приграничные с Мали страны. Однако именно это и требовалось. Для усиления эффекта были уничтожены мусульманские святыни в Тумбукту и других древних исторических центрах Сахары.
Эти действия не имели никакой другой цели, кроме цели шокировать международное сообщество и обеспечить широкое согласие с необходимостью военной операции.

Именно в этом контексте следует рассматривать и государственный переворот в Мали в марте 2012 года, когда за несколько дней до президентских выборов был свергнут президент Амаду Тумани Туре (АТТ). Кажущаяся нелогичность этого переворота (был свергнут президент, который не был кандидатом на новый срок) легко объясняется тем, что и сам АТТ, и наиболее вероятные победители являлись противниками военного вмешательства Запада.

После переворота идея иностранной военной помощи начала стремительно развиваться. Новые власти Мали направляют запрос о военной помощи в ООН и подают жалобу в Международный уголовный суд. Однако внутри Мали всё ещё продолжается борьба за концепцию военного вторжения. Сталкиваются предложения «помощи» Запада и межафриканской военной миссии.
Вероятно, именно эти два разных подхода стали основной причиной неудавшегося контрпереворота (6) в конце апреля, а затем нового переворота в середине декабря, когда военными был смещён со своего поста премьер-министр Ш.Модибо Диарра.
Не случайно СБ ООН решительно осудил «продолжающееся вмешательство персонала малийских сил обороны и безопасности в работу переходных органов власти Мали» и заявил о готовности рассмотреть вопрос о «принятии санкций против тех, кто нарушает конституционный порядок» Мали.

Итак, СБ ООН грозит санкциями не лидерам «Аль-Каиды», а военным Мали!!!

Наконец, 20 декабря 2012 г. была принята резолюция Совета Безопасности ООН №2085 об одобрении военного вторжения в Мали. (7)
Было санкционировано развертывание военной миссии АФИСМА, в состав которой должны войти малийские (5000 чел.) и международные (3300 чел.) войска.
Концепция операции была разработана властями Мали совместно с партнёрами и утверждена Африканским Союзом и ЭКОВАС.
Кто же является партнёрами Мали? Это США, Франция, Германия, Канада, Алжир, Мавритания и Нигер.

Начало января 2013 года вновь ознаменовалось «нелогичным» поведением «Аль-Каиды» севера Мали, когда она начала военное наступление на юг. 7 января был захвачен город Кона. Критичность этого наступления становится понятной, если посмотреть на карту Мали: это город, находящийся на условной границе между севером и югом Мали, то есть речь идёт о начале наступления на территорию, где проживает основная часть населения страны.
Если бы такое наступление имело какой-то военный смысл для «Аль-Каиды», то ничто не мешало предпринять такое нападение до принятия резолюции 2085, например, сразу после целого ряда переворотов в Бамако или в любое другое удобное для АКИМ время.
Однако нападение совершается практически сразу после принятия решения о начале международной военной операции. Иначе как действием, провоцирующим немедленное вторжение, это назвать нельзя.
Вечером 10 января и.о. президента Мали Дионкунда Траоре объявил всеобщую мобилизацию и ввёл чрезвычайное положение. (8)

11 января французские войска высадились на территории Мали. Информационные агентства указывают и на других участников военной операции (Сенегал, Нигер), однако всем ясно, кто играет первую скрипку. Впрочем, это было ясно уже в день принятия резолюции 2085, когда министр иностранных дел Мали, поблагодарив мимоходом «всех» членов Совбеза, особенно благодарил Францию. (9)
Нельзя не заметить, что сообщение о решении «немедленно начать переброску войск» ЭКОВАС было обнародовано только после сообщения о начале операции французских войск.
То есть французы начали военную интервенцию ещё до физического прибытия войск африканских стран.
Блестящая информационная операция «международное вторжение в Мали» имеет лишь один изъян – отсутствие вразумительного объяснения действий «Аль-Каиды» в странах исламского Магриба (АКИМ). Сегодня говорят о попытках «Аль-Каиды» обосноваться на севере Мали как своей долговременной базе.
Однако на самом деле «Аль-Каида» там прекрасно базировалась всё последнее десятилетие, ничем не привлекая к себе внимания. А то, что АКИМ предпринимает сегодня – это откровенно провокационные действия, подталкивающие к иностранному военному вторжению в Мали.

Итак, начало 2013 года ознаменовано новой спецоперацией по реколонизации Африки. Она происходит в борьбе между тремя главными действующими лицами - США, Францией и Китаем.
Однако если Китай ведёт борьбу за Африку методами экономической экспансии, то две западные державы давно сделали ставку на военную силу.
Следует признать, что ошибки информационной войны в Ливии и Кот-д’Ивуаре в январе 2013 года исправлены. Захваты этих стран, хотя и обосновывались «гуманитарными» соображениями, но с информационной точки зрения это было сделано топорно и неубедительно.

Сегодня международное сообщество рукоплещет французскому вторжению по освобождению Мали.
Объективно военная миссия в Мали необходима. Страна поставлена перед тяжким выбором: исламисты или французские войска?
В любом случае Мали придётся заплатить за освобождение дорогую цену: расплачиваться надо будет суверенитетом, колоссальными природными ресурсами и зависимостью на долгие годы.
По словам президента Франции Ф.Олланда, французские войска пробудут на территории Мали «столько, сколько потребуется». (10)
Не зря говорил свергнутый президент Амаду Туре, что «Париж опаснее Тимбукту»!

Африка всегда была и остаётся полигоном для испытаний западных военно-политических сценариев самого разного рода. (11)
Поэтому не только странам Африки, но и России следует внимательно следить за разработкой и (пока) успешным выполнением сценария военного вторжения в государство с парализованной властью с целью его «освобождения от исламистов».
Это особенно важно, учитывая усилия Запада по дискредитации власти в России и поощрению на её территории действий исламистов.

(1) См. решение Международного суда ООН по делу Камерун против Нигерии от 10 октября 2002 года, // Официальный сайт Международного суда в Интернете: http://www.icj-cij.org/docket/files/94/7453.pdf.
(2) В этой связи весьма интересно обратить внимание на фильм «11 сентября», снятый известным буркинийским режиссёром Идриссой Уэдраого ещё в 2002 году и повествующий о том, как местные мальчики выслеживают бен Ладена, скрывающегося в Буркина-Фасо (государство, граничащее с северными районами Мали!). Однако в то время фильм был воспринят как комедийный.
(3) См. выступление представителя НДОА по французскому телевидению: Le MNLA prêt à négocier pour lutter contre Al-Qaïda, https://www.youtube.com/watch?v=RLHbrXBJ2Hw.
(4) См.: «Доклад Генерального секретаря ООН о ситуации в Мали» от 29 ноября 2012 г., // Документ ООН: S/2012/894. С11.
(5) См. стенограмму заседания СБ ООН 5 декабря 2012 года, // Документ ООН: S/PV.6879. c.2.
(6)Попытки переворота в ответ на переворот 22 марта 2012 года, когда был свергнут президент Амаду Тумани Туре.
(7) Спонсорами проекта резолюции выступили девять членов Совбеза: Германия, Колумбия, Марокко, Португалия, Британия, США, Того, Франция и ЮАР. В числе спонсоров назван также Люксембург, не являющийся членом СБ ООН.
(8)См. выступление и.о. президента Мали перед нацией 11 января 2013 года: Discours du Président et déclaration de l'Etat d'Urgence: https://www.youtube.com/watch?v=FTyH64p_7bQ.
(9) См. стенограмму заседания СБ ООН от 20 декабря 2012 года. Фактически, министр иностранных дел Мали дал понять, что именно Франция обеспечила принятие резолюции! Так, он заявил: «Я хотел бы поблагодарить Францию, ее народ, президента и правительство, которые очень быстро поняли, что присутствие в северной части Мали хорошо вооруженных членов группировки АКИМ, движения ДЕДЗА и связанных с ними экстремистов и террористов представляет непосредственную угрозу для международного мира и безопасности. Франция приложила все усилия для обеспечения того, чтобы СБ ООН выполнил свои обязанности». (Документ ООН: S/PV.6898). По словам малийского министра, получается, что без Франции СБ ООН свои обязательства бы не выполнил! Это очень важное свидетельство того, кто продавил военное вторжение в Мали.
(10) http://www.fondsk.ru/news/2013/01/12/v- … acija.html
(11)Подробнее см.: Мезяев А.Б., Африка как полигон для испытаний «нового международного права», // Безопасность Африки: внутренние и внешние аспекты, Институт Африки РАН. – М., 2005. – С. 10-11.

http://www.fondsk.ru/news/2013/01/14/vo … friki.html


*****************

http://uploads.ru/i/v/3/k/v3kUD.gif В контексте поста,в разделе  ЭпохА - лента новостей,
статья Французы ввели войска в Мали.. да ну! в теме Саркози уступает,первый тур и второй

125

Чёрный передел Чёрного континента
Николай МАЛИШЕВСКИЙ,18.01.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/01/18/n18735.jpg
Франция и США приступили к очередной перекройке границ Африки, а заодно перераспределению ресурсов Чёрного континента в свою пользу еще в первой половине 2000-х гг.
Тогда же, по словам одного из заместителей главы Госдепартамента США, "африканская нефть стала сферой стратегических интересов Соединенных Штатов".
Из 8 млрд. баррелей новых запасов, разведанных в мире, примерно 7 млрд. баррелей нефти залегают на этом голодном и считающемся бедным континенте. Газовые ресурсы Африки также очень значительны и насчитывают 14,65 трлн. кубометров, или 7,9% мировых запасов.

По мнению американских стратегов, на долю Африканского континента должны приходиться не менее 25% всей импортируемой США нефти. Для сравнения: оккупированный Ирак поставляет в США всего около 5 %.
Европейцы, имеющие свою точку зрения на распределение богатств Африки, приняли решение о размещении франко-германского воинского контингента на богатейшей ресурсами африканской земле еще десять лет назад, но сами воевать до недавнего времени не спешили – и они, и американцы стремятся «переделить» в свою пользу богатства Чёрного континента руками африканцев. В первое десятилетие XXI века это делалось посредством эскалации межэтнического противостояния в Центральной Африке.
Прежде всего, в восточной части второй по величине стране континента - Демократической Республики Конго (ДРК), где сосредоточены крупные запасы кобальта, меди, кадмия, нефти, алмазов, золота, серебра, цинка, олова, урана, бокситов и железной руды. В ходе гражданской войны в ДРК было убито около 4,5 млн. человек.

В эти дни на фоне сообщений из Мали незамеченными проходят пресс-релизы МИД России о серьезной озабоченности «деградацией ситуации в сфере безопасности» в Центральноафриканской Республике (ЦАР), где «дальнейшая эскалация внутреннего конфликта чревата самыми тяжелыми последствиями для ЦАР, грозит дестабилизацией обстановки в центральноафриканском регионе в целом».

По словам экспертов, для европейцев и американцев войны в Африке – что-то вроде «компьютерной игры, где каждая из сторон может проиграть без особого для себя ущерба», поскольку
«к Африке до сих пор сохранилось колониальное отношение, здесь действует правило не убивать «своих», то есть белых. Когда в середине 90-х в Руанде погибли 2-3 француза, Париж поднимал ужасный вой. Миллион убитых за несколько дней африканцев не произвел на европейцев никакого впечатления.
А ведь все это показывалось по телевизору. Миллион трупов невозможно спрятать от журналистов, их просто некому убирать».

Возникший в 1990-х годах под влиянием западного «миротворчества» раскол между двумя африканскими народностями – тутси и хуту – перерос, по меткому замечанию бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт, в «первую мировую войну» для Африки. За противоборствующими группировками африканцев стояли западные державы. Французы делали ставку на хуту, компании из США - на тутси, которым оказывали военную помощь через Уганду.
Одним из результатов этого стал крупнейший со времен Второй мировой войны геноцид народности тутси в Руанде в апреле 1994 года, когда примерно за неделю в основном деревянными мечами и мотыгами руандийцы из народности хуту убили около миллиона тутси.
По мнению экспертов, геноцид тутси был очень хорошо организован. Судя по всему, его планированием занимались не сами хуту, а спецслужбы западных стран. По местному радио шла оголтелая пропаганда против тутси, представители ООН фиксировали подготовку к погромам: составлялись списки адресов тутси, номеров их автомобилей и т.д.

После этого Пентагон в 2005 году дал понять, что вскоре в Африке будет открыт новый «антитеррористический» фронт.
Повод – борьба с вездесущей и неуловимой «Аль-Каидой». По информации Associated Press, в докладе Минобороны США «Аль-Каида» обращает свой взгляд на Африку» утверждается: «Аль-Каида» рассматривает пустыни и джунгли Африки как рай, в котором террористы могут тренировать боевиков и готовиться к новым атакам».
А истинная причина такого внимания к Африке - желание установить военное господство США на Чёрном континенте. В новых соглашениях о размещении вооруженных сил речь почти всегда идет о странах – экспортерах нефти.
Это Нигерия (захват ее нефтеносных районов осуществлён с помощью решения Международного суда), Судан (от которого отделены большинство нефтеносных районов), Габон, Чад…

Поэтому нечего удивляться, что деятельность террористических групп на Чёрном континенте стала «неожиданно» обнаруживаться, прежде всего, в богатых нефтью краях. На пару с США, с пользой для себя, выразила готовность побороться с терроризмом в Африке и Англия, чьи граждане (включая сына Маргарет Тэтчер, офицеров британских спецслужб, крупных торговцев оружием и даже лорда Джеффри Арчера и министра в правительстве Тони Блэра Питера Мэнделсона) еще весной 2004 года фигурировали в скандале вокруг заговора с целью свержения президента Экваториальной Гвинеи Т.Обианга, которого планировалось заменить представителем местной оппозиции, поддерживаемой западными финансистами.
Экваториальная Гвинея является третьим по величине экспортером нефти в Африке. Фактически это новый чёрный Кувейт, производящий около 400 тысяч баррелей нефти в день. Прямо обвиняли Великобританию в попытке государственного переворота и власти Зимбабве.

Следующий этап передела Чёрного континента, характеризуемый уже прямой военной интервенцией, начался с пресловутой «арабской весны» и вторжения в нефтеносную Ливию.
Как это происходит, хорошо видно по событиям в Мали – стране, богатой золотом, алмазами, оловом, бокситами, фосфатами, ураном, литием, железной рудой, марганцем, полиметаллами (медь, свинец, цинк, серебро) и редкоземельными элементами вроде молибдена.
Кроме этого, Мали - крупнейший в регионе экспортёр хлопка, страна обладает также серьезным гидроэнергетическим потенциалом.

Французы, действуя по американской «антитеррористической» кальке, проводят сейчас наземную операцию против исламистов, которых сами же вооружили ливийским оружием, захваченным после свержения Каддафи. НАТО уже приветствовала военную операцию французских войск, к которой сразу подключились (пусть и опосредованно) Великобритания и Германия.
США также официально заявили о поддержке французской военной операции, ставшей логическим продолжением ливийской. По сути, это совместная операция Запада против экономической экспансии в Африку Китая, наладившего бартер золотом и хлопком из Мали и финансирующего инфраструктурные проекты более чем в 35 странах Африки. (Похожим способом немного ранее в результате малой военной операции, был захвачен Кот-д’Ивуар и ликвидирован китайский проект с какао-бобами).

О природе неафишируемого интереса Франции, рискующей получить в своей бывшей колонии Мали «новый Афганистан», на французском новостном сайте Atlantico в материале, размещённом 12 января 2013 года, можно прочитать между строк: «Нефть до сих пор является важнейшим энергоносителем для современного общества. Поставки черного золота во Францию опираются преимущественно на добычу в России.
Однако у россиян появляются средства для того, чтобы поставить на первое место других клиентов, таких как Китай и Япония, и экспортировать нефть на восток, а не на запад… Вот так пощечина… Россия готовится лишить нас "дозы" и отдать ее давно подсевшим на нефтяную иглу китайцам, японцам и американцам».

По мнению российских экспертов, «логика событий 2012 года на севере Мали показывает, что всё происходившее там было тщательно спланированным спектаклем для подготовки общественного мнения к «необходимости военного вмешательства».
Это действительно так. По данным New York Times, вооружённые повстанцы в Мали и туареги, чьи действия предшествовали захвату севера страны исламистами, были обучены военными инструкторами из США. Однако, по мнению малийских офицеров, «помощь американцев оказалась бесполезной, они сделали неправильный выбор», поскольку благодаря экстремистам, вытеснившим туарегов из региона, теперь инициативу у американцев перехватили французы, начавшие наносить авиаудары по позициям боевиков-исламистов, что с первых же дней повлекло жертвы среди мирного населения.

Туареги проживают в Нигере, Мавритании, Ливии, Алжире, Буркина-Фасо и других сопредельных с Мали странах, в том числе тех, которые уже готовы присоединиться к операции французов.
Подобное «миротворчество» способно взорвать всех африканских туарегов, положив начало новому этапу западной интервенции в Африке…
Это поставит под угрозу всю обширную Сахаро-Сахельскую зону, о чем уже прямо предупредил МИД России.


Николай МАЛИШЕВСКИЙ
Родился в 1977 г. Занимался аналитической и преподавательской работой в государственных структурах Республики Беларусь, работал в правительственной прессе.
Кандидат политических наук. Живёт в Минске.

http://www.fondsk.ru/news/2013/01/18/ch … nenta.html

126

КРИЗИС МИРОПОРЯДКА И УГРОЗЫ РОССИИ И МИРУ

http://rusmir.in.ua/uploads/posts/1358508908_thomas-herbrich-photomanipulation-13.jpg
Обвал американского фондового рынка, глобальный финансово-экономический кризис, разворачивавшийся на фоне отторжения в США и в большинстве стран мира внешнеполитического курса республиканской администрации Дж. Буша-мл., а также президентские выборы в США стали центральными мировыми событиями 2008 г.
Для восстановления мировой экономики в повестку дня был поставлен вопрос о внесении изменений в правила банковcко-финансовой деятельности, по которым работает большинство государств, с целью недопущения новых кризисов.

Создание антикризисного саммита "большой двадцатки" (G20) и заявления новой администрации США о выводе войск из Афганистана и Ирака и переходе американской внешней политики на диалог и совместный с другими странами поиск решения проблем вселили надежды на позитивные глобальные трансформации, тем более что предвыборная кампания Б. Обамы проходила под лозунгом решительных перемен.

Однако сложившийся к осени 2012 г. мировой политический и финансово-экономический климат показывает:
ожидания не оправдались, а отпущенное политикам и экспертам время для поиска решений было использовано неэффективно. Турбулентность в финансах и экономике с перспективами нового, ещё более жёсткого мирового кризиса усиливается.

Наряду с этим возрастает и напряжённость в международных отношениях: США и НАТО в нарушение международного права провели операцию по смене режима в Ливии, Вашингтон угрожает вторжением в Сирию. Сохраняется угроза нападения США и Израиля на Иран − масштабного вооружённого конфликта в Персидском заливе с далеко идущими геополитическими, экономическими, экологическими и иными последствиями.
Эксперты не исключают возникновения других войн с американским участием в период до и после американских выборов в ноябре 2012 г., независимо от победы кандидата той или иной партии.

Наступает опасный период, когда перед государствами разворачивается целый кластер угроз:
продолжение финансово-экономического кризиса; социальный кризис;
кризис международной безопасности;
экологический кризис − естественные природные, космические и антропогенные катаклизмы;
продовольственный кризис;
разъедающий основы обществ и государств кризис нематериальных основ цивилизации − политики, права, этики, морали, культуры и др.
Но понимания серьёзности и подлинных причин проблем нет, равно как и видения конкретных путей выхода из угрожающей ситуации. Ни "большая двадцатка" и "большая восьмёрка", ни правительства ведущих государств, ни профильные структуры системы ООН, ни закрытые международные элитные клубы, ни открытые форумы и национальные "мозговые центры" так и не смогли выработать адекватных планов.
Зато в резолюциях "большой двадцатки" и других международных форумов заметно стремление виновников кризиса 2008 г. сгладить оценки и остроту проблем, ограничиться паллиативными мерами. Бесплодность и опасность сформировавшейся в 90-х гг. прошлого века либеральной модели виртуального финансиализированного капитализма очевидна даже для мировой финансово-бюрократической элиты, но бросать вызов этой модели всё ещё считается некорректным.

[Термин "финансиализированный капитализм" отражает возросшую способность финансового капитала (особенно в виде деривативов) к перемещению в пространстве, времени и между секторами, что в течение нескольких десятилетий существенно усилило внутреннюю и международную конкуренцию, а также резко повысило финансовую нестабильность (см.:
Панич Л., Гиндин С. Капиталистические кризисы и нынешний кризис / Лео Панич, Сэм Гиндин // Альтернативы. 2012. № 2. URL: http://www.intelros.ru/readroom/alterna … rizis.html).]

Надвигающийся парад кризисов вызван тем, что ни в США, ни в Европе на самом деле не собираются вносить в действующую экономическую модель принципиальные изменения, которые помогли бы избегать финансово-экономических обвалов.
В 2008−2009 гг., как и во времена предыдущих кризисов, крахи американских компаний-гигантов, накачка и ликвидация финансовых пузырей на рынках ценных бумаг США отнюдь не носили характер стихийных событий − они были соответствующим образом подготовлены с целью обеспечить высокие доходы крупным игрокам.

По экспертным данным, сегодня 10 % населения мира контролирует 84 % мировых финансовых активов, не считая активов этой группы в других формах собственности, а на счетах 92 тыс. наиболее состоятельных клиентов офшорных банков находится 9,3 трлн дол. − в среднем по 100 млн дол. на человека.
После кризиса 2008−2009 гг. суммы вложений в офшоры выросли более чем вдвое.
Так, в 2010 г. 10 крупных частных структур, в том числе Дойче Банк, перевели в офшоры свыше 6,25 трлн дол., в то время как до кризиса на офшорных счетах этих структур было 2,34 трлн дол. [Wolff E. World Social Inequality more Pronounced than Ever / Ernst Wolff // Global Research : website. 2012. July 27. URL: --

Нереалистично полагать, что от таких дивидендов и технологий их получения будут добровольно отказываться.

В эпоху господства финансиализированного капитализма, который оторвался от производства реального продукта и сделал приоритетом виртуальные сверхприбыльные частные банковско-финансовые операции с эмиссией денег и ценных бумаг, в политических и финансовых кругах многих стран сформировались влиятельные группы со специфическим менталитетом.
Негативные социальные и другие последствия решений, выгодных для банковского сектора, эти группы рассматривают как малосущественные. Для них единственным критерием целесообразности любого проекта является степень его доходности, остальное относится к категориям рисков и побочных эффектов, которые, если доходность велика, можно игнорировать.

В американских и европейских финансовых и политических кругах распространена точка зрения, согласно которой кризисы, каким бы ни было их воздействие на жизнь людей, являются приемлемым средством решения проблем (при понимании того, что решения гарантируют сохранение и приращение активов).
Обвалы мировых финансов и национальных экономик, смерть и страдания людей, социальные протесты, организованные извне гражданские войны и войны между государствами воспринимаются в этих кругах всего лишь как эпизоды перехода к новым возможностям в новых условиях, при которых, как показывает практика, активы и влияние элит сохраняются и умножаются.

По мнению экспертов, выступающих за сохранение действовавших до конца ХХ в. принципов и норм мироустройства, такой подход − залог повторения кризисов и деградации человечества.

Однако сторонники глобального финансиализированного капитализма, наоборот, полагают, что мир, пройдя через череду кризисов, придёт к некому совершенно новому порядку, который якобы устранит все проблемы.

Термин "Новый мировой порядок", часто употреблявшийся в 90-е гг. прошлого века Дж. Бушем-ст., сегодня вновь на слуху.

...................................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи  КРИЗИС МИРОПОРЯДКА И УГРОЗЫ РОССИИ И МИРУ

Новый мировой порядок: ретроспектива и содержание
Новый мировой порядок (НМП) – концепция мирового устройства, которая формировалась в 20−40-е гг. ХХ в. известными британскими и американскими интеллектуалами в тесном общении с представителями деловых, политических и военных элит Англии и США. Основоположниками идеологии НМП были такие исторические личности, как английские писатели Г. Уэллс и Дж. Б. Шоу, первый президент ЮНЕСКО Дж. Хаксли [Брат известного писателя-футуролога О. Хаксли. – Прим. Д. Р.], приближённый президента США Ф. Д. Рузвельта полковник Э. Хаус. Сегодня знаковыми фигурами НМП являются Д. Рокфеллер, 41-й президент США Дж. Буш-ст., Т. Блэр, Б. Клинтон и Х. Клинтон, бывший министр обороны США Р. Гейтс, З. Бжезинский и Г. Киссинджер, американский политолог Р. Перл, французский эксперт по экономике и международным отношениям Т. Монбриаль, шведский политик и дипломат К. Бильдт.

Идеологии Нового мирового порядка придерживаются не только деятели государственной и финансовой элиты, но и многие влиятельные лица Запада, усилия которых позволяют привлекать к проведению неформально скоординированной политики значительные государственные и частные ресурсы. Концепцию НМП можно считать неписаным планом действий мировой финансово-бюрократической элиты с целью всеобщего мирового переустройства. Документа о программе, целях и задачах проекта не существует, так как главное для его сторонников − конкретные дела.
При этом НМП − не конспирология, как иногда утверждается в СМИ, а хорошо финансируемый и результативно претворяемый в жизнь в различных странах сетевой проект, время от времени упоминаемый кратко и в общем плане в публичных выступлениях лидерами государств, бизнеса и науки.

В своей книге "Новый мировой порядок" (1940 г.) один из первых идеологов НМП Г. Уэллс видел будущее жизнеустройство как строй, сочетающий динамичность советского социализма, который был бы очищен от репрессий и оков бюрократизма, с западными институтами и практикой защиты прав и свобод, обеспечивающими достойные условия для развития общества.
Однако в дальнейшем, особенно в последние 30 лет, облик проекта НМП под влиянием ведущих деятелей финкапитализма существенно изменился. Краткость и расплывчатость при упоминании НМП объяснимы − с реализацией планов НМП многое в нынешнем мироустройстве должно полностью исчезнуть, что будет явно противоречить воле большинства населения и государств мира.

В выступлениях политиков, бизнесменов и учёных в разные годы в общих чертах обозначались основные положения НМП:
ликвидация государственного суверенитета;
создание сетевой системы глобального управления во главе с единым мировым правительством, возглавляемым технократами и лидерами банковско-финансовой сферы; создание системы глобальной безопасности и устранение угрозы войн;
единая система эмиссии денег (в перспективе − "безденежное общество");
мировое либеральное законодательство (максимальная свобода человека);
контроль над рождаемостью, ограничение численности населения, "гендерная свобода";
"прогрессивное" среднее образование ("отбросить лишние ненужные знания и предрассудки прошлого"), а в последнее время интенсивно реализуются проекты создания системы всеобъемлющего электронного контроля за сознанием, поведением и в целом жизнедеятельностью человека (в наибольшей степени на этом направлении продвинулись США и Великобритания).
Например, профильные американские компании получили заказы на изготовление роботов, предназначенных для "воздействия на лиц, не проявляющих готовности к сотрудничеству" [Watson S. Pentagon Wants Packs of Robots to Detect "Non-cooperative Humans" / Steve Watson // INFOWARS.net : website. 2008. October 23. URL: --

Разработанные главным образом в американских и британских "мозговых центрах" идеи НМП внедряются в государственные программы в гражданской и военной сферах, в структуры среднего и высшего образования, науки, институты гражданского общества, публикации СМИ.
Далее установки вводятся в обиход в международных структурах, находят применение во многих государствах.
При продвижении идей НМП используются возможности ООН, которая рассматривается элитными кругами как прообраз и подготовительная площадка мирового правительства.

Проект претворяется в жизнь в основном проекцией "мягкой силы", однако применение "жёсткой силы", т.е. войны, также считается приемлемым.
Согласно высказыванию влиятельного сторонника НМП американского финансиста Дж. Варбурга, "относительно мирового правительства существует только один вопрос − будет ли оно создано путём завоевания или путём получения согласия" [Taylor D. Trends to a New World Order: Part I / Daniel Taylor // Old-Thinker News : website. 2008. January 3. URL: --
Военное и геополитическое измерения проекта до последнего времени были прерогативой США: практика в этой сфере, в том числе и в начале нового века, хорошо известна. Наряду с организацией "цветных революций" в государствах-субъектах своих геополитических интересов, США разрабатывают технологии глобального военного контроля, включая размещение вооружений в космосе.
Продолжая оставаться основным военным организатором и сохраняя контроль над руководством операциями по смене режимов (Ливия, Сирия), США в последнее время отводят государствам НАТО и союзникам в регионах роли исполнителей геополитических сценариев, что, с одной стороны, расширяет и усиливает влияние Вашингтона, с другой – снижает его ответственность и издержки. При этом игнорирование норм международного права как самими Соединёнными Штатами, так и их европейскими партнёрами, стало системным.

Ключевой вопрос ближайшего будущего
Эксперты полагают, что, несмотря на декларативные заявления, руководители США, Японии и ряда европейских стран вряд ли пойдут на осуществление адекватных мер антикризисного глобального и национального финансового регулирования. Неадекватность денежной эмиссии как средства выхода из кризиса очевидна, однако никаких реальных альтернатив не предлагается.

Эгоизм элит может обернуться не только крахом мировой финансовой системы, но и обвалом национальных систем государственных финансов и социального обеспечения и дестабилизацией внутреннего положения многих стран. При современных технологиях организация массовых протестов, социальная напряжённость и волнения среди населения являются серьёзной угрозой для политической стабильности.

Вопрос о том, удастся ли избежать крупного межгосударственного вооружённого конфликта с вовлечением в него многих государств, становится на ближайшее будущее ключевым. По мнению экспертов, в зависимости от остроты финансовых и социальных проблем в США и ситуации на предстоящих президентских выборах, в Вашингтоне в узком кругу может быть принято решение прибегнуть к войне как средству ликвидации внутренних и международных проблем кризиса.
Способность Вашингтона в принципе пойти на региональный или, как полагают некоторые эксперты, более крупный конфликт, сомнений не вызывает, а решение о войне может быть принято и после президентских выборов.

В конце октября 2008 г. (за две недели до прошлых президентских выборов) тогдашний кандидат в вице-президенты Дж. Байден с уверенностью предсказывал, что вскоре после избрания Б. Обамы президентом возникнет серьёзный "сгенерированный международный кризис", т.е. вооружённый конфликт, при котором для Америки может наступить нелёгкое время, но в конце концов Б. Обама успешно выполнит "важнейшую системную задачу расчистки авгиевых конюшен" [Watson P. J. What Will Obama’s "International Crisis" be? / Paul Joseph Watson // Propagandamatrix.com : website. 2008. October 22. URL: http://www.propagandamatrix.com/article … risis.htm; ] .
(По словам Дж. Байдена, существует несколько сценариев "сгенерированного кризиса", но кандидат в вице-президенты не уточнил, какие.) Высказывание Дж. Байдена было забыто, но если лица, принимающие решения, сочтут это необходимым, война может быть начата в любой момент. Это было бы наихудшим вариантом для мира.

Несмотря на некоторый спад напряжённости вокруг Ирана, возможность возникновения вооружённого конфликта в районе Персидского залива продолжает оставаться высокой. Об оперативной готовности ВС США к военным действиям против Ирана американское военное руководство докладывало Б. Обаме ещё в 2010 г., а с тех пор параметры противостоящих друг другу военных группировок в регионе возросли. Как представляется, пока единственным моментом, сдерживающим нападение на Иран, является военный потенциал исламского государства − он позволит Тегерану нанести нападающей стороне чувствительный удар и, если потребуется, вести в регионе и за его пределами затяжную войну.

Кроме других сценариев региональных конфликтов война может начаться после спровоцированного наподобие событий 11 сентября 2001 г. террористического акта на территории самих США или в одной из стран Европы.
Виновником теракта может быть незамедлительно назван Иран или иной объект в зависимости от замысла организаторов. Последует массированная демонизация виновника, вокруг теракта будет создан соответствующий информационный и политико-психологический климат, приложены настойчивые усилия по привлечению государств, в том числе России, к поддержке военных действий США или НАТО − вплоть до участия в силовых акциях.

Наряду с названными сценариями эксперты полагают возможной инсценировку крупной техногенной катастрофы в США или Европе − неполитического инцидента без указания на страну-виновницу.
Масштабы и последствия катастрофы должны быть такими, чтобы проблемы кризиса отошли на второй план, а государства сочли бы инцидент серьёзным поводом для рассмотрения программ НМП.

Регион, объект и масштабы военных действий, использование чрезвычайных обстоятельств для решения конкретных вопросов кризиса (долги, денежная эмиссия, внутриполитическое положение) и ожидаемые геополитические выгоды "сгенерированного конфликта" являются для организаторов войны существенными факторами.

Однако в нынешней ситуации это может быть не главной целью.
Если конфликт будет завершаться убедительной победой "коалиции добра" во главе с США, в повестку дня может быть поставлена стратегическая задача − добиться от государств согласия на послевоенное устройство в духе Нового мирового порядка, т.е. упразднение или существенное изменение сегодняшних принципов, норм и правил мироустройства − прежде всего ликвидацию или ограничение суверенитета государств, а также внедрение нового международно-правового режима и создание соответствующих институтов мирового управления.
Организаторы операций будут вести войну таким образом, чтобы в ходе её сформировать на период войны группу союзников, а после − вместе с партнёрами приступить к переустройству мира.

Западные сценарии конфликтов игнорируют такие последствия войны, как массовые людские потери и гуманитарная катастрофа, финансово-экономическая и экологическая катастрофы в масштабах, выходящих далеко за рамки региона.
Не принимаются во внимание отрицательное воздействие войны на социальную сферу, ухудшение мирового политического климата и разрушительное воздействие конфликтов на действующее международное право, и без того серьёзно подорванное противоправными действиями США и НАТО в Югославии, Ираке, Ливии и в последнее время в Сирии. Сценарии неудачных для США войн в профильных публикациях или СМИ не рассматриваются.

Угрозы цивилизации
Любой исход войны или техногенной катастрофы усугубит мировой кризис по всем направлениям. Но даже если ни того, ни другого не произойдёт и правила банковско-финансовых операций, подвергающие миллиарды людей страданиям из-за жадности денежной элиты, будут скорректированы, это не избавит мир от кризисов и войн.
Сняв правовые преграды быстрому сверхобогащению крупнейших держателей частных банковских активов (отмена в 1999 г. Закона Гласса – Стигалла в США и др.), американский финансовый капитал узаконил порядок, при котором вопиюще несправедливое умножение активов одних лиц происходит открыто за счёт потерь и обеднения несравненно большего числа других, в том числе и за рубежом. Возражений со стороны финансовых кругов других стран, работающих на рынках ценных бумаг США, не последовало.

В 2008 г. пирамида ценных бумаг американской ипотеки обрушилась, положив начало кризису, но та же игра идёт сегодня и вокруг других рынков ценных бумаг.

Либерализация правил рынка ценных бумаг деформировала не только банковско-финансовую сферу − за ней началась небывало быстрая деформация действовавших до сих пор норм поведения в политике, праве, бизнесе, социальной сфере, изменения в идеологии образования, культуре, морали и этике и постепенное утверждение новых основ деятельности и взаимоотношений людей, общества и государства, а также частной жизни. Деформации коснулись и международных отношений.

Грубо нарушив равновесие в сторону материальной составляющей двуединой основы человеческой цивилизации, в сфере политики финкапитализм девальвирует смысл существования институтов демократии (выборы, политические партии, профсоюзы, система сдержек и противовесов в политике и управлении).
В области прав человека проводится линия на ограничение закреплённых законом традиционных прав и свобод (неприкосновенность жилища, частной жизни, переписки и др.), всё большее регулирующее воздействие на общественно-политическую жизнь оказывают жёсткие правовые и неписаные установки на либеральную "политкорректность", ограничивающие свободу слова.

Особое влияние на формирование новой картины мира приобретают СМИ глобального охвата, поставляющие пользователям заведомо ложную, а иногда и инсценированную информацию. Реформировано образование − сотни миллионов молодых людей уже получили среднее образование по школьным программам, внедрившим в сознание новых поколений матрицу, узко ограниченную простейшими прагматическими задачами. Подвергаются атакам религиозность, мораль, традиционные отношения между родителями и детьми, ориентация на крепкую семью как важнейшую основу жизнеустройства.
Узакониваются однополые браки и полная гендерная свобода. В духе постмодерна перерождаются культура и искусство: выработанные веками традиционные понятия о прекрасном и безобразном вытесняются, маргинальные антиэстетические вкусы культивируются.
Искусство перестаёт быть сферой интеллекта и средством поисков добра, правды, справедливости и путей изменения мира, его функции всё больше сводятся к производству примитивных продуктов индустрии развлечений. Всё это − результат работы по созданию новой матрицы жизнеустройства.

Особого внимания заслуживает настойчивое продвижение проекта "чипизации" людей. Современная информатика и "электронный интеллект" являются, с одной стороны, великим достижением человеческого разума.
Однако навязчивая экспансия коммерческих информационных услуг приведёт к деградации людей: если "чипизация" станет реальностью, электронный интеллект станет вытеснять интеллект самого человека, делая его всё менее востребованным.
Это уже происходит. Информатика может также стать серьёзной угрозой правам и свободам человека − прикрываемые предлогом "повышения творческих возможностей личности" проекты "чипизации" свидетельствуют о планах установки электронного контроля за всей жизнедеятельностью человека, включая воздействие специальных технологий на его сознание и поведение.
Не исключается, что информационные технологии вообще задумывались как средства двойного назначения – как для информации, так и для контроля.

Такой контроль может быть тоталитарным или, в отдельных случаях, криминальным. Главная угроза "чипизации" − возможность устранить при помощи технологий саму духовность, кардинально изменить природу человека как существа одушевлённого, свободного, самостоятельно мыслящего и независимого и превратить людей в управляемых биотехногибридов.
Возможно, у авторов проекта есть идеи и даже наработки организации управления обществом таких субъектов, но они, по понятным причинам, не озвучивались. Влиятельные сторонники "чипизации" имеются и в России.

Осуществляемый в большой группе стран многоотраслевой проект НМП как бы исподволь, но коренным образом меняет жизнь. Характер этих изменений вызывает серьёзную тревогу. Под прикрытием вводящих в заблуждение лозунгов, программ и коммерческих брендов архитекторы перемен уводят мир от выстраданных в ходе исторического развития человечества принципов и норм цивилизации, до сих пор сохранявшей нематериальную/духовную сторону существования как важнейшую удерживающую мир от деградации и самоуничтожения основу жизнеустройства.

Создаётся всемирная антицивилизация − порядок, который будет коренным образом отличаться от предшествующих и ныне существующих цивилизаций. Одна из ключевых задач проекта − свести на нет или максимально сузить духовный мир людей, убрать "предрассудки и устаревшие запреты и знания прошлого", т.е. нынешнюю цивилизацию, и привести мир к такому положению, когда вопросы материальной сферы (финансы, экономика, жизнеобеспечение) и управления территориями решаются финансовыми и технократическими элитами, а "оптимизированное", т.е. заметно сократившееся чипизированное население ведёт строго запрограммированное стандартно-комфортное существование. Именно такой будет картина мира, если проекту НМП будет позволено осуществиться. Подобное жизнеустройство, однако, нельзя будет назвать человеческой цивилизацией.

В связи с этим представляется дискуссионным известный тезис американского политолога С. Хантингтона о "столкновении цивилизаций", согласно которому продвижение проектов и правил Запада приводит и будет в ещё большей степени приводить к конфликтам с цивилизациями, придерживающимися других традиций и ценностей. Столкновения происходят скорее между агрессивной антицивилизацией и влиятельными политическими силами, которые выступают против Нового мирового порядка и стремятся к сохранению общих для всех существующих цивилизаций − и пока действующих − традиционных принципов и норм жизнеустройства в своих государствах. Такие силы есть в США, в странах Европы, Азии, Латинской Америки и Африки.

Столкновения цивилизации и антицивилизации в разных странах проявляются во внутренней политике, общественной жизни, культуре и характеризуются растущей жёсткостью.
Во внешней политике большая или меньшая степень конфликтности присуща отношениям США и государствам ЕС с государствами, которые, строго придерживаясь принципа сохранения своего суверенитета, стремятся найти собственную модель развития, сохраняющую комплекс духовности в качестве баланса сферы материальных ценностей:
Китай (гармоничное общество и государство), Иран (теократическое государство, контролирующее соблюдение религиозных норм во всех областях жизни), Куба (социализм), Вьетнам (социализм в политике, рыночные реформы в экономике) и др.

В отношении сторонников НМП к России присутствует значительная доля негативизма. В вопросах поддержания мира и международной безопасности политика России часто расходится с политикой евроатлантической группы. Во внутрироссийских делах отмечается активизация общественности в защиту традиционных духовных ценностей.
От способности России противостоять натиску НМП во многом зависят судьбы мира. Очевидно, именно поэтому в последнее время против российских властей стали применяться политтехнологи "смены режима".

* *  *

Порядок, гарантирующий повторение мировых кризисов и войн, неприемлем для России, как неприемлема и перспектива его эволюции в мироустройство, ликвидирующее духовность как одну из основ сегодняшней цивилизации.
Важнейшая задача современности − не допустить реализации сценариев войн, деградации человека и воцарения глобальной антицивилизации.
Эти задачи выполнимы: и действующий, и ещё незадействованный совокупный потенциал противников антицивилизации позволяет нейтрализовать планы заказчиков Нового мирового порядка. Основной проблемой сторонников традиционных основ сегодняшнего мироустройства является то, что они защищают существующую цивилизацию от наступления разрушителей, но не имеют пока собственного адекватного глобального проекта, который позволял бы обеспечивать бескризисное развитие экономики и технологий в гармонии с развитием духовной сферы человека и сохранением его прав и свобод.
Значимость такого проекта трудно переоценить. Напор сторонников НМП делает скорейшую разработку цивилизационной альтернативы весьма актуальной.
Промедление с контрпроектом может создать проблемы экзистенциального характера.

Создание альтернативного проекта − задача масштабная и трудоёмкая. Проект должен быть многоплановым, охватывать широкий спектр областей жизнедеятельности и разрабатываться как инновационный, т.е. предназначенный для прямой реализации программ в конкретных сферах финансов, экономики, образования, науки, СМИ, здравоохранения, культуры, межличностных отношений и др.
Он должен также содержать исчерпывающие правовые и институциональные гарантии соблюдения установленных принципов, норм и правил, исключающих возможность возникновения кризисов и войн и обеспечивающих право человека на свободное творческое развитие своих способностей.

Глобализованность мира предполагает, что альтернативный проект должен создаваться усилиями заинтересованных кругов разных стран. Для формирования новой картины мира могут быть важными как позитивный, так и негативный опыт жизнеустройства в той или иной стране, а также опыт международных организаций.
Работа с независимыми авторитетными зарубежными представителями, выступающими против НМП, показывает, что российская инициатива постановки вопроса о разработке альтернативного проекта была бы воспринята весьма конструктивно.

Важную роль в создании концепции может сыграть Россия, имеющая уникальный опыт и революционной, и несиловой смены государственного строя, и реализации принципиально различных проектов радикальной перестройки экономики, общества и государства – социалистической и либеральной, с их достижениями и неудачами.

Дмитрий Борисович Рюриков
http://rusmir.in.ua/eko/3583-krizis-mir … -miru.html

127

Экономическая война за новый мировой порядок
Николай МАЛИШЕВСКИЙ, 29.01.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/01/29/n18887.jpg

В начале нового года министр финансов США Timothy Geithner заявил, что если американский Конгресс не договорится по вопросу о потолке госдолга в ближайшее время, США ожидает дефолт в середине февраля либо начале марта (1).
21 января глава Центробанка Германии Jens Weidmann отметил, что планете угрожает новый виток «валютных войн» (2).
Путь к «новому мировому порядку» - это, прежде всего, и есть валютно-экономическая война за превращение мира в единый рынок, экономическую сверхимперию, своеобразный аналог супермаркета. Государствам предназначено стать его «отделами» с администраторами-правительствами, починенными одному управляющему…

После того как СССР проиграл холодную войну, в мире фактически оформились три основных экономических центра - претендента на роль управляющего глобальной экономической империей: США, Европа и Япония, самоуверенно заявившая в апреле 1989 года, что стала сверхдержавой. Одновременно возникли условия для разрастания локальных экономических войн до уровня мировой. Если холодная война велась Соединёнными Штатами и Советским Союзом при явном доминировании политико-идеологической составляющей, то новая война разгорелась между крупными экономическими центрами в плоскости валютно-финансовой.

Пауза между схватками длилась с 1991 по 1996 год, когда победители делили «советское наследство» и решали проблему устранения России из числа тяжеловесов мировой экономики. К началу этого периода потенциальный театр военных действий выглядел следующим образом: огромные пространства «ничейной земли» (из-за политической, экономической и социальной неразберихи в Восточной Европе и СССР), три центра экономической экспансии, мировой экономический кризис и новая информационная революция. Вместе с этой революцией, навязавшей с помощью компьютера законы финансовых рынков, начался процесс глобализации экономической войны, ставшей следствием глобализации финансовых рынков. В новой войне в ход пошло и новое организационное оружие в виде своего рода финансово-экономических «бомб». Специфика действия этого оружия – уничтожаемое «нерентабельное» население не просто нищает, но еще и самостоятельно финансирует (через последующую выплату долгов) войну против самого себя.

В отличие от времен холодной войны, когда атомные бомбы выполняли задачу запугивания и навязывания своей воли противнику, экономические «бомбы» служат для уничтожения материальной базы национальной независимости (которая препятствует экономической глобализации) и при необходимости обезлюдения захватываемых территорий. Обезлюдение вырастает из стремления победителей избавиться от всех, кто, по их мнению, бесполезен и «нерентабелен» в новой глобальной экономике. Такую роль готовят и большинству населения стран проигравшего холодную войну СССР.

В общем виде суть «нерентабельности» в том, что средняя норма рентабельности производства современной цивилизации приближается к 4%. То есть, затратив на производство 100 долларов, продукции можно получить на 104. В ряде стран бывшего СССР в силу объективных причин (географических, климатических и т.д.) имеются дополнительные издержки, из-за которых, даже работая по тем же технологиям, что и другие, данные страны вынуждены тратить на производство все эти 104 доллара, что является одной из основных причин отсутствия серьезных иностранных инвестиций в их экономики (тема очень доходчиво изложена в замечательной книге А.Паршева «Почему Россия не Америка»).

В 1990-е западные политики были предельно откровенны в высказываниях на сей счет. З.Бжезинский:
«Россия - побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» - значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей... Россия будет раздробленной и под опекой». Д.Мейджер: “... задача России после проигрыша холодной войны - обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно всего 50-60 миллионов человек”.

Разделив между победителями «трофеи» холодной войны, вчерашние союзники начали воевать друг с другом. Первой жертвой новых реалий стала Япония, которую США и Европа с самого начала оттеснили от раздела «советского наследства». Нападение евро-американской «Антанты» на восточный экономический центр началось в 1997 году с удара по главной внешней опоре Японии - экономике стран Юго-Восточной Азии, являвшихся сборочным цехом японской промышленности. Азиатский финансовый кризис расшатал внешнюю экономическую опору Японии, а Запад заработал несколько триллионов долларов в виде трофеев. В 1998 году союзниками было предпринято наступление на экономику непосредственно Японии. Суть удара состояла в синхронном изменении курсов доллара и основных валют стран ЕС. По итогам победы Европа получила доминирующие позиции на мировом товарном рынке, США – на финансовом. После этого недавние союзники вступили в экономическую схватку между собой.

Серьезный экономический удар по экономике объединенной Европы был нанесен на Балканах. Взяв их под контроль, американцы фактически отстранили ЕС в лице Германии от ряда источников нефтедобычи и маршрутов транспортировки энергоресурсов. Ответом Европы стало стягивание под знамена евро всех недовольных Америкой и гегемонией доллара. Первые «тревожные звоночки» для доллара прозвенели в 2000 году. Одним из первых от доллара в пользу евро отказался Ирак. Его пример стали перенимать Иран и Северная Корея. Шаги по направлению к евро сделали Россия, Китай, Куба, Венесуэла…

К весне следующего 2001 года ситуация стала критической. Ряд аналитиков прогнозировал крах доллара уже к концу лета – началу осени 2001 года. Очень кстати подвернувшаяся атака на небоскребы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и последующее вторжение в Афганистан несколько выровняли ситуацию. Прежде всего, благодаря долларовой накачке американского ВПК. По замыслу американских стратегов в идеале он должен стать локомотивом, вытягивающим экономику США из структурного кризиса и одновременно весомым аргументом в экономической войне за новый мировой порядок. Сегодня военное превосходство США - последний довод в пользу доллара и Pax Americana.

Видимым фронтом экономической схватки финансовых империй стала т.н. война с мировым терроризмом. Ведущие страны Евросоюза – Германия и Франция – являлись главными торговыми партнерами не только «умиротворенного» американцами Ирака, но и таких государств, как Сирия и Иран. Даже уничтожая Ливию и организуя «арабскую весну», американцы бьют не столько по ими же выпестованным террористам, сколько по экономике Евросоюза. Не имея возможности для адекватного военного ответа американскому «миротворчеству», Европа предпочитает экономические методы. Например, протаскивая через ВТО торговые санкции в отношении США или играя на подрыв чересчур «изоляционистской» с точки зрения интересов мирового финансового капитала американской экономики.

В экономической войне, как и в любой другой, выигрывает тот, кто вступает в нее последним. Поэтому, возможно, не следует забывать китайскую притчу об обезьяне, которая, наблюдая с холма за схваткой тигра и дракона, спокойно поглаживает уже заготовленную дубину. Ведь еще два десятилетия назад и всего за 5 лет США превратились из крупнейшего в мире кредитора в крупнейшего в мире должника. Сегодня госдолг Америки уже превысил астрономическую и неподъемную планку в 16 триллионов и продолжает увеличиваться со скоростью 10 тысяч долларов в секунду! США крайне зависят от иностранных инвесторов, прежде всего китайских, вложивших в акции ФРС более 1,15 трлн. долларов, держащих свои валютные долларовые резервы в американских государственных долговых ценных бумагах, обладающих 47% казначейских облигаций и покрывающих бюджетный дефицит США.
Пока иностранцы покупают американские бумаги, Германия, Швейцария и другие европейские страны хранят золото в подвалах ФРС, а Китай и Россия оттягивают решение перевести свои авуары в юани, рубли или евро, доллар кое-как стоит. Однако Deutsche Bundesbank уже принял решение вернуть из США более 100 тонн золота, Китай договаривается с Германией о прямой торговле за юани и вместе с Россией стремительно накапливает свой золотой запас, страны БРИКС задумались о торговле за валюту одной из стран этой группы, а в Брюсселе 13 декабря на последнем в 2012 году саммите Евросоюза принято историческое решение о создании Банковского союза, который под контролем Европейского центробанка будет контролировать крупнейшие банки стран еврозоны и начнет функционировать уже в 2013 году.

(1) Timothy Geithner: Default looms between mid-February and early March //www.politico.com/story/2013/01/geithner-default-looms-between-mid-february-and-early-march-86182.html
(2) Weidmann warns of currency war risk // Financial Times, 21.01.2013: ft.com/cms/s/0/d1d81962-63e7-11e2-b92c-00144feab49a.html#axzz2InoxdFoY

http://www.fondsk.ru/news/2013/01/29/ek … jadok.html

**************

http://uploads.ru/i/v/3/k/v3kUD.gif В контексте статьи,темы:
Великая Депрессия "Б"
Мировая экономика и аспекты политики

А также темы в разделе  Политика - грязное дело?
и видео в разделе ЭпохА - Кинозал

128

Возвращение империй (I)
Дмитрий МИНИН, 20.02.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/02/20/n19217.jpg
«Большие пространства» против хаоса в международных отношениях?
Французские экспедиции последнего времени в Африке, явно отдающие неоимперским, а точнее неоколониалистским духом, побудили многих задуматься о том, не являются ли эти действия началом нового цикла мировой политики, в котором на смену уходящей однополярности, возможно, грядет не всеми ожидаемая многополярность, а нечто иное - новое или, возможно, хорошо забытое старое, но в обновленной упаковке?
Нечто такое, что позволит, например, Соединённым Штатам, «уходя, не уйти», а продолжить осуществлять свои глобальные замыслы в более сложной системе межгосударственных отношений?
И тогда востребованными окажутся, казалось бы, навсегда канувшие в лету имперские проекты и вассальные отношения прошлых времен.

Одним из первых эту тенденцию еще в начале первого мандата президента Б. Обамы заметил и определил известный немецкий философ Юрген Хабермас. Он отмечал, например, что вернувшая свое влияние после Буша в Вашингтоне «реалистическая» школа международных отношений отличается от «неоконов» не столько по целям сохранения мировой гегемонии США, сколько по выбору средств осуществления этих целей. Желательному миропорядку этой школы в наибольшей степени отвечает, по мнению Ю.Хабермаса, теория «большого пространства» Карла Шмитта.
Последний мыслил «большие пространства» как сферы влияния главенствующих имперских держав и их «сильных идей». «Прирожденная», отличающаяся историческими достижениями центральная держава, согласно Шмитту, «должна утверждать свое первенство перед периферией зависимых наций и групп народов согласно критериям собственной и при этом ни с чем несоизмеримой концепции справедливости».
Равновесие между этими современными наследниками старых империй должно было бы устанавливаться «благодаря порядку больших пространств, который переносит принцип невмешательства с мира классического международного права на субъекты международного права нового типа». (1)

Можно сказать, что в течение первого мандата Б. Обамы Америка все еще находилась на перепутье, ведя арьергардные бои по сохранению мирового лидерства, но все более убеждаясь в неэффективности и обременительности этих попыток, особенно в условиях глобального финансового кризиса. С началом второго срока президентства Обама приступает к решительному переформатированию мира. Проблема Вашингтона не только в том, что поддержание однополярности для него становится невозможным, а многополярность нежелательна. Его уже не устраивает и то, что при сохранении действующего порядка со временем на место глобального гегемона придет Китай, который может повести себя так, как это делает сама Америка. Ю.Хабермас прозорливо замечал:
«Скорее в собственных интересах Америки попытаться сегодня связать завтрашние мировые державы таким международным порядком, для которого уже не нужна никакая сверхдержава». (2)

При этом на Западе появляется все больше исследований, доказывающих, что в ответ на деволюцию мирового лидера - США и нарастающего хаоса мировой политики начался процесс стихийного возрождения имперской политики ряда прежних метрополий и зачастую не в том направлении, которое устроило бы Америку. О возврате империй образно сказано в геополитическом итальянском журнале «Лимес»: «Империи никогда не умирают, если только их основания не выкорчеваны с корнем и не засыпаны солью. Их дух живет во многих поколениях как потомков господствующих, так и подчиненных народов. Они готовы вновь возродиться при первом удобном случае, как только геополитическое давление на них ослабнет, а порядки, провозглашенные вечными, окажутся хрупкими и обветшалыми». (3)
Не имея возможности противостоять этому «урагану», Белый дом, согласно предлагаемым рецептам, должен возглавить этот процесс и направить его в «нужном направлении». Стихийному складыванию новых империй рекомендуется противопоставить организованное строительство таких, с которыми Америка сможет выступать совместно, а создание потенциально враждебных образований по возможности притормозить.

Так, бывший заместитель министра обороны и главный финансист Министерства обороны США Дов Закхейм в журнале National Interest указывает на «усиливающийся триумфализм ряда павших в свое время империй». По его словам, «в Восточной Азии Китай все чаще демонстрирует свои политические, экономические и военные мускулы как доминирующая держава, перед которой другие должны подобострастно преклоняться. На Ближнем Востоке и в Центральной Азии Турция использует свою новообретенную экономическую и политическую мощь для распространения влияния на многочисленные страны, некогда входившие в состав Османской империи. А Москва использует власть и влияние, которые дают ей энергетические ресурсы, и проводит в Европе и в примыкающих к России регионах из состава бывшей Российской империи политику царизма в новом варианте. Не следует также забывать о влиянии Индии в Южной Азии.
В регионе, где когда-то правили Великие Моголы, ее экономика затмевает собой соседей. Следует помнить и о той имперской мантии, которую унаследовала у Португалии Бразилия, воспользовавшись своей растущей экономической мощью. Имперское наследие этих государств дает им стимул для усиления собственной значимости не только в своих регионах, но и на мировой арене. Во время посещения этих стран и встреч с представителями их элит все больше усиливается ощущение, что они возвращаются к своей традиционной роли ведущих держав».

А главное, что беспокоит Д. Закхейма, они «все верят в то, что Соединенные Штаты, а тем более - Европа не должны больше монополизировать процесс принятия решений, оттесняя мировое сообщество. Они отвергают порядок, сложившийся после Второй мировой войны, называя его устаревшим, и не согласны автоматически принимать американское лидерство по каким бы то ни было вопросам. Вашингтонские политики и государственные деятели, одержимые в настоящее время другим наследником империи – Ираном, должны понять и признать, что у этих государств есть нечто большее, чем впечатляющий экономический рост, военная экспансия и политическое влияние. Американцы хорошо известны отсутствием у них восприимчивости к истории. Но им понадобится вся восприимчивость, которую они способны аккумулировать, чтобы успешно разобраться с теми государствами, чьи претензии на более значимую роль в мире обусловлены не только нынешними успехами, но и былой славой». (4)
Не трудно заметить, что опасения Закхейма сродни тем, которые высказывал еще Сэмюэль Хантингтон в своих пророчествах о грядущем «Столкновении цивилизаций».

Одной из основных дилемм, которая стоит именно сейчас перед имперской политикой Соединенных Штатов, по мнению немецкого ученого Херфрида Мюнклера, высказанного в книге «Империи: логика мирового господства от древнего Рима до Соединенных Штатов», является расхождение между признанием ненужности дальнейшей экспансии и боязнью, что это будет воспринято другими как проявление слабости. «Трудно отказаться от империалистической, цивилизаторской, гуманитарной миссии, распространяющей ценности, на которой основывается идентичность империи, - так, чтобы и население, и соседи не сочли это свидетельством упадка». Еще одной особенностью Америки, по определению Мюнклера, является то, что она по своей природе – «спешащая империя», что является следствием короткого четырехлетнего избирательного цикла.
«Вероятно, растущая в последнее время склонность Вашингтона решать проблемы военным путем отчасти связана с давлением времени, порожденным демократическими механизмами. Военные решения обычно выглядят быстрыми и окончательными, и поэтому «спешащая империя» может прибегать к ним чаще, чем было бы разумно или уместно». (5)

Отчетливые черты имперскости исследователи усматривают и в политике Евросоюза. В статье «Имперское изменение границ в Европе: случай с Европейской политикой соседства» (Саmbridgе Rеviеw оf Intеrnаtiоnаl Аffаirs, июнь 2012) указывалось, например, что Европейскую политику соседства можно трактовать как декларацию имперских намерений ЕС. К имперским стратегиям можно, в частности, отнести то, что в соответствии с заложенными в указанную политику схемами интеграционных отношений соседи ЕС являются скорее подчиненными объектами, а не равными партнерами Евросоюза. В соответствии со стратегией мультикультурной империи, через Европейскую политику соседства Евросоюз создает новые границы и линии разделения между своими соседями по примеру Балкан.
По мнению автора, имперская политика трансформации границ, проводимая Евросоюзом, использует менее заметные, но более назойливые инструменты контроля, базирующиеся на добровольном подчинении и принятии навязываемых норм. (6)

Итак, построение «больших пространств» в мировой политике началось. Безусловно, не следует ожидать какой-либо формализации границ этих новых/старых империй или официального провозглашения их таковыми. Речь ведь идет не о прямом их восстановлении со всей атрибутикой (это смахивало бы на фарс), а о возвращении соответствующего способа действий, или modus operandi в проецировании интересов бывших метрополий. Возникающая по воле Вашингтона грядущая мировая иерархия будет всячески избегать отождествления себя с колониальными империями прежних времен, чтобы не растравлять память народов.
И не только в бывших колониях, подвергавшихся нещадной эксплуатации, но и в самих имперских столицах, жители которых не очень жаждут взвалить на себя скинутое в прошлом бремя и увидеть прибытие новых широких потоков мигрантов с этих территорий. Каких-то конвенций или договоров, похожих на режимы капитуляций или акты о вассалитете, тоже ждать не приходится, современные юридические путы могут быть куда прочнее свидетельств о зависимости прежних времён.

Неоимперский ренессанс западных держав легче проследить по логике их идей и поступков, не придавая большого значения «высоким моральным принципам», которыми они прикрываются.

(Продолжение следует)

(1) Хабермас Юрген. «Ах, Европа», Весь Мир, М. 2012, стр. 96-97.
(2) Там же, стр.100.
(3) «Il ritorno del sultano», Limes, 4, 2010, 19.
(4) http://nationalinterest.org/commentary/ … again-7074
(5) http://nationalinterest.org/blog/paul-p … -fail-7320
(6) http://inosmi.ru/belorussia/20120711/194779406.html

http://www.fondsk.ru/news/2013/02/20/vo … 19217.html

129

Возвращение империй (II)
Дмитрий МИНИН, 21.02.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/02/21/n19230.jpg
Мир постмодерна или «Новейшее Средневековье»?
Наметившийся в мире процесс консолидации «больших пространств», напоминающий возвращение империй прошлых времен, на первый взгляд может показаться не отвечающим духу времени. Однако мы живем в эпоху, которая в силу неопределенности в умах всеядна до такой степени, что ей не чужды самые невероятные политические рецепты.

Мир пребывает в состоянии Interregnum (междувластия), в котором, как говорит Зигмунт Бауман, «изменение – единственная константа, а неизвестность – единственная определенность»;
в этом мире Европа по-прежнему остается полем боя, но теперь уже между вестфальской моделью суверенных государств и новыми формами наднационального управления. (1)

Классические европейские империи нового времени, то есть эпохи модерна, поднялись на руинах феодализма, однако в том и состоит особенность постмодерна, что он готов на эклектической основе перенимать организационные формы политических отношений любой эпохи.
Пиратство, которое, как когда-то встарь (вспомним знаменитых алжирских пиратов), сегодня вновь прочно обосновалось у берегов Африки – конечно, побочное явление, но и оно стало знамением времени, в котором самым невообразимым образом перемешиваются архаика и современность.

И ведь нет ничего нового. Подобные сломы эпох происходили не раз. Русский философ Николай Бердяев в написанной между двумя мировыми войнами работе «Новое средневековье» (2) задолго до творцов теории постмодерна Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотара и других писал:
«В истории, как и в природе, существуют ритм, ритмическая смена эпох и периодов, смена типов культуры, приливы и отливы, подъемы и спуски… Говорят об органических и критических эпохах, об эпохах ночных и дневных, сакральных и секулярных. Нам суждено жить в историческое время смены эпох. Старый мир новой истории (он-то, именующий себя все еще по старой привычке "новым", состарился и одряхлел) кончается и разлагается, и нарождается неведомый еще новый мир».
Бердяев обозначил эту эпоху как «конец новой истории и начало нового средневековья», характеризуя её как переход от рационализма новой истории к иррационализму или сверхнационализму средневекового типа… «Духовные начала прежней истории изжиты, духовные силы ее истощены…
По всем признакам мы выступили из дневной исторической эпохи и вступили в эпоху ночную…Падают ложные покровы, и обнажается добро и зло. День истории перед сменой ночью всегда кончается великими потрясениями и катастрофами, он не уходит мирно…
Все привычные категории мысли и формы жизни самых "передовых", "прогрессивных", даже "революционных" людей XIX и XX веков безнадежно устарели и потеряли всякое значение для настоящего и особенно для будущего».

Переход к новому средневековью, как некогда переход к «старому» средневековью, по наблюдениям Н.Бердяева, сопровождается приметным разложением старых обществ и неприметным сложением новых. «Борьба за противоположные интересы, конкуренция, глубокое уединение и покинутость каждого человека характеризуют тип обществ нового времени.
В духовной и идейной жизни этих обществ обнаруживалась все нарастающая анархия, утеря единого центра, единой верховной цели…Индивидуализм изжил в новой истории все свои возможности, в нем нет уже никакой энергии, он не может уже патетически переживаться. Конец духа индивидуализма есть конец новой истории… Либерализм, демократия, парламентаризм, конституционализм, юридический формализм, гуманистическая мораль, рационалистическая и эмпирическая философия - все это порождение индивидуалистического духа, гуманистического самоутверждения, и все они отживают, теряют прежнее значение…
Много ли есть онтологически реального в биржах, банках, в бумажных деньгах, в чудовищных фабриках, производящих ненужные предметы или орудия истребления жизни, во внешней роскоши, в речах парламентариев и адвокатов, в газетных статьях, много ли есть реального в росте ненасытных потребностей? Повсюду раскрывается дурная бесконечность, не знающая завершения».
Русский философ отмечал, что в прошлом объединяющую роль, во всяком случае для значительной части человечества, играло христианство. Само его явление «означало выход из языческого национализма и партикуляризма».
В конце новой истории «мы вновь видим перед собой расковавшийся мир языческого партикуляризма, внутри которого происходит смертельная борьба и истребление».

Давно вроде эти строки написаны, но звучат так, будто сказано о сегодняшнем дне. Бердяев также предрек, что грядущие войны «будут не столько национально-политическими, сколько духовно-религиозными», словно предвидя затянувшийся конфликт Запада с исламом. Вместе с тем он сохранял некий исторический оптимизм по поводу исхода столкновения противоположных сил и начал в этом новом средневековье.
«Мы вступаем в эпоху, - полагал Н.Бердяев, - когда изверились уже во всё политики и когда политическая сторона жизни не будет уже играть той роли, какую играла в новой истории, когда ей придется уступить место более реальным духовным и хозяйственным процессам».

Впрочем, как бы актуально ни выглядели многие мысли Н.Бердяева в наши дни, было бы, конечно, неверно ставить знак равенства между временем, в которое он писал, и началом XXI века. Хотя эти витки исторической спирали и сопряжены друг с другом, на каждом из них лежит своя печать.
А поскольку Новое Средневековье уже состоялось, то в подражание Н.Бердяеву тенденции нашего времени можно было бы назвать Новейшим Средневековьем.

Одной из наиболее примечательных черт этого периода является, например, возникновение разного рода сложных сетей, не только информационно-технологического и социального характера, но и охватывающих отношения между государствами (экономические, культурные, политические, военные).
Стратегии использования сетевых войн в целях управления народами чрезвычайно популярны в Вашингтоне. Пентагоном, в частности, официально принята новая военная доктрина сетецентричных войн, нацеленная на «превосходящее знание» и «информационное доминирование». (3)
Вместе с тем и здесь возникающий международный сетевой мир с его кажущейся самостоятельностью отдельных центров силы, на деле встроенных в более сложные иерархические связи и взаимозависимости, в онтологическом смысле удивительным образом напоминает мир Средневековья.

На глазах, в частности, формируется система многоярусного вассалитета, при которой верховный «сеньор» уже не будет, как раньше (потому что не может и не хочет), вмешиваться буквально во все дела находящихся в зоне его доминирования правителей по принципу «вассал моего вассала не мой вассал».
В Вашингтоне понимают, что невозможно ни материально, ни физически вникать в обстоятельства всех 200 держав мира, а именно это там со всё возрастающим напряжением пытались делать до сих пор. Проще выбрать полдюжины или дюжину доверенных представителей («вассалов») и поручить / доверить это делать им, контролируя их самих. Вот почему некоторые действия последнего времени ближайших союзников США, в первую очередь Франции, так похожи на начало раздачи феодальных угодий.
Пожалуй, можно говорить о проекте своего рода суперимперии на месте единственной сверхдержавы, которой по сетевому принципу будут подчинены возрождающиеся региональные или традиционные империи.
Центр тот же, но он теперь скорее координатор, чем прямой вездесущий распорядитель; это значительно экономнее, а в итоге, как надеются американцы, не менее эффективно.
При этом полнота суверенитета, включая право на военную интервенцию, безусловно, будет сосредоточена на вершине этой пирамиды. Как пишет известный американский ученый Ноам Хомский, основа международного порядка заключается в том, что Соединенные Штаты имеют право применять насилие, когда им заблагорассудится. И больше ни у кого нет такого права.
«Конечно, нет. Ну, может быть, только у наших сателлитов. Так что вассалы наследуют это право. Это касается и других американских клиентов. Но на самом деле все права в Вашингтоне. Вот что значит владеть миром. Это как воздух, которым ты дышишь. Ты не можешь подвергнуть это сомнению». (4)

Фактически сегодня, на новом витке истории, в мире восстанавливается неофеодальная система вассальной зависимости, которая пришла в свое время на смену великому Риму.
Нынешний Рим – Вашингтон, по многим признакам находящийся в том же состоянии имперского истощения, в том числе морального, пытается, по сути, продлить свою гегемонию теми же способами, пусть и в новейшем техническом исполнении; и всё равно это только техника, а так - ничего нового.

«Кружит ветер, кружит, и возвращается ветер на круги своя», - сказал Екклесиаст.

Неовассалитет имеет массу удобств.
Во-первых, если что-то пойдет не так, всегда можно выставить в качестве ответственного не того, кто реально дергает за ниточки, то есть Вашингтон, а государство-вассала. Используя такого вассала, можно вообще отрицать свое участие в распоряжении судьбами других государств, напяливая на себя тогу беспристрастного арбитра.
Во-вторых, подобный механизм проекции глобальной власти позволяет минимизировать издержки по управлению территориями, что в условиях мирового финансового кризиса весьма важно.
Вместе с тем, приступая к переустройству мира, в Вашингтоне должны принять в расчет и те издержки, которые оно с собой несет. Интересы основного сеньора на каком-то этапе могут не совпадать с интересами крупных вассалов, которые способны проявить и строптивость.
Кроме того, те, против кого эта игра направлена, в состоянии приступить к укреплению собственных союзов, контуры которых уже угадываются.
Поэтому на пути осуществления своего проекта Вашингтону придется решить ещё массу сложных задач.

(Продолжение следует)

(1) http://www.globalaffairs.ru/number/Mezhduvlastie-15784
(2) http://philosophy.ru/library/berd/midl.html
(3) Burgess, Kennet J. Organizing for Irregular Warfare: Implications for the Brigade Combat
Team. Nаval Postgdaduate School. Monterey, California, December 2007. P. 34.
(4) http://www.thenation.com/article/172630 … s-does-it#

http://www.fondsk.ru/news/2013/02/21/vo … 19230.html

130

Возвращение империй (III)
Дмитрий МИНИН, 22.02.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/02/22/n19247.jpg
«Умная власть» на службе американской империи
Самоустранение Вашингтона от участия в решении ряда международных проблем с перекладыванием этих проблем на союзников, с делегированием им соответствующих полномочий, вызванное «имперским перегревом» (imperial overheating - состояние, в котором, согласно Полу Кеннеди, рано или поздно из-за чрезмерных нагрузок оказывается всякая империя), имеет неплохо проработанное обоснование.
В Белом доме вообще не склонны поддаваться стихийным порывам к самоизоляции, а предпочитают подходить к каждой ситуации конкретно, опираясь на популярную ныне концепцию «умной власти» (smart power), само возникновение которой говорит об истощении прежних источников могущества США… Время, когда их лидерство было бесспорным и не требовало доказательств, прошло. Теперь сохранение лидерства требует от правителей американской империи немалых интеллектуальных усилий.

На официальном уровне название этой концепции впервые прозвучало в речи Хиллари Клинтон, с которой она выступила в Сенате 13 января 2009 г. перед утверждением ее кандидатуры на должность госсекретаря. Х.Клинтон призвала к тому, чтобы в целях сохранения американского лидерства в мире использовать «умную власть», имея в виду полный набор имеющихся у США средств – «дипломатических, экономических, военных, политических, правовых и культурных, – выбирая нужное средство или сочетание средств в каждой конкретной ситуации». (1)

Идея «умной власти» стала развитием концепции «гибкой», или «мягкой власти», сформулированной в 1990 г. гарвардским профессором и политиком Дж. Наем, который успел побывать председателем Национального разведывательного совета и кандидатом в помощники по национальной безопасности в команде проигравшего в свое время президентские выборы Дж. Керри. Их близость указывает на то, что новый госсекретарь с еще большим энтузиазмом, чем Х. Клинтон, воспользуется предложениями своего бывшего сотрудника.

В 2004 г. идеи Дж. Ная получили окончательное оформление в книге «Мягкая власть» («Soft Power») (2).
Часто этот метод называют еще и «мягкой силой». Главная идея Ная состояла в том, что поставленных на международной арене целей Соединённым Штатам следует добиваться через «вовлечение», а не принуждение. Отсюда необходимость использования в качестве инструментов внешней политики социокультурных и политических ценностей.
Субъект доминирования «должен быть привлекательным во всех проявлениях и предлагать другим своим примером ориентиры развития». Теория в Вашингтоне понравилась, и где-то она активно применялась, например, в «цветных революциях» и во время «арабской весны», однако показалась недостаточной из-за того, что ее эффект растянут во времени и не всегда очевиден. К тому же никто не собирался отказываться и от «жёсткой власти», опирающейся на силу.

Тогда Най предложил объединить обе концепции в рамках универсальной «умной власти». В 2006 г. известный исследовательский центр CSIS организовал двухпартийную комиссию (Bipartisan Commission on Smart Power), которую возглавили Джозеф Най и «неокон» Ричард Эрмитэдж.
Эта комиссия в 2007 г. и выступила с докладом «Более умная, более безопасная Америка» (3), в котором были заложены основы переустройства миропорядка по мере пока еще сохраняющихся у Америки сил.

Концепция «умной власти» придала теории «мягкой власти» стратегическую направленность. Ее лейтмотив – необходимость сбалансированного сочетания ресурсов обоих типов власти – «мягкого» и «жёсткого». Конечно, что такое политика «кнута и пряника», понимали и раньше. А на заре американского империализма президент Теодор Рузвельт уже пытался облечь эту политику в стройные формулировки, повторяя: «Говори мягко, но носи с собой большую дубинку».
Заслуга современных теоретиков - в детальной проработке и операционализации этих, в общем-то, понятных всем вещей. Концепция «умной власти» – это не только синтез мягкой и жёсткой власти (например, сочетание механизмов публичной дипломатии с военными интервенциями), но и новая философия взаимоотношений с другими державами. Смысл ее в том, что лидерство США должно осуществляться не через единоличное решение международных проблем, а через организацию совместных действий. Так Америка действовала, например, во время ливийской войны; эксперты назвали это «лидерством из-за спины». (4)

«Америка должна научиться делать то, что другие хотят, но не могут, и делать это коллективно», - говорилось в документе. В новых подходах можно также уловить разделение понятия лидерства на два элемента – пространственный (контроль над территориями) и функциональный (главенство в решении проблем планетарного масштаба). США готовы отказаться от части пространственного лидерства ради сохранения функционального по всем ключевым вопросам международной жизни. Иными словами, уступая количество, хотят сохранить качество.

Концепция «умной власти» учитывает то, что властные ресурсы в современном мире перераспределяются, что появляются новые центры силы. На смену пирамидальному мироустройству с иерархической структурой приходит сложная разноуровневая паутина действующих лиц. Иерархия между ними сохраняется, но она не столь жестко формализована, как раньше, и во многих отношениях напоминает мир Средневековья.
Наиболее влиятельным в этом мире оказывается тот, кто больше включен в разветвленные и взаимосвязанные сети. Как отметила еще один из разработчиков концепции «умной власти» профессор Эн-Мари Слотер, «государство с наибольшим количеством связей будет центральным игроком в этом мире, будет способно определять общемировую повестку дня и обеспечивать инновации и устойчивое развитие». (5)
Ей же принадлежит идея создания «лиги демократий», своего рода сверхимперии на федералистских началах, члены которой совместными усилиями и должны осуществлять управление миром.
При Б. Клинтоне по инициативе госсекретаря Мадлен Олбрайт (6) состоялось даже учреждение подобного альянса, но развития он не получил, в том числе и из-за того, что США в тот момент еще не были готовы всерьёз делиться полномочиями по управлению миром даже с ближайшими союзниками. К этой задаче их неумолимо вернуло время.

В соответствии с концепцией «умной власти» Б. Обама уже в 2010 г. заявил о приверженности Соединённых Штатов многостороннему (читай: совместно с ближайшими союзниками и сателлитами) решению всех мировых проблем и международных конфликтов в представленной им новой Стратегии национальной безопасности. (7)
Документ гласил: «…мы должны признать, что ни одна нация – какой бы сильной она ни была – не может противостоять глобальным вызовам в одиночку».
При этом готовность к разделению бремени по поддержанию миропорядка постулировалась не как путь к демократизации международных отношений, а как метод сохранения «американского лидерства» в мире в новых условиях, разумеется, «на основе взаимных интересов и взаимоуважения». Подобное «вовлечение» предполагалось начать с «ближайших друзей и союзников – от Европы до Азии и от Северной Америки до Ближнего Востока», среди которых были названы Великобритания, Франция и Германия. (8)

Активный переход к проведению такой политики отчетливо наметился с началом второго мандата президента. В этом смысле показательно выступление вице-президента США Джозефа Байдена на состоявшейся в феврале 2013 г. международной конференции по безопасности в Мюнхене. Он подтвердил переключение внимания США на Азиатско-Тихоокеанский регион, призвав европейских союзников к большей активности в их зоне «при неизменной поддержке со стороны США». По заверениям Джо Байдена, «Европа останется краеугольным камнем нашего вовлечения в мировые дела и катализатором глобального сотрудничества». (9)
Он убеждал европейских лидеров в том, что более активное «вовлечение» США в дела АТР и других районов мира происходит «не за счет Европы», а отвечает ее собственным интересам. Дж.Байден говорил также о поддержке Соединёнными Штатами демократических государств в Юго-Восточной Азии, Латинской Америке, Африке южнее Сахары, на Ближнем Востоке.
Обозначив таким образом притязания на вновь устанавливаемые американские сферы влияния, само это понятие Дж. Байден, как водится, осудил, но сделал это довольно примечательно. Он заявил о непризнании Америкой права какого-либо государства на «обладание сферами влияния», связав это с непризнанием независимости Абхазии и Южной Осетии.
А это значит, что свои позиции на Кавказе рядом с каспийской нефтью США уступать никому не собираются и продолжают рассматривать постсоветский мир как геополитическое пространство, консолидации которого допускать нельзя.

В Европе выступление Байдена оценили именно как заявку на перераспределение сфер влияния. Немецкая Die Welt писала: «Европейцы предупреждены о том, что в будущем ничто не останется в привычном доселе виде. С НАТО или без этой организации, Вашингтон больше уже не может обезопасить их от последствий ослабления своей лидирующей роли и дезориентации. Новый мировой порядок усугубляет то заболевание, которое определяется как «имперское перенапряжение» (imperial overstretch). Одновременно в Тихоокеанском регионе формируется новый баланс, и без своей военно-морской, военно-воздушной и кибернетической мощи Америке будет сложно что-либо противопоставить китайской Срединной империи».
По мнению Die Welt, на долю Джо Байдена выпала задача «взять европейцев с собой в путешествие в направлении Тихого океана и предупредить о том, что Америка в одиночку уже не способна и не хочет нести бремя поддержания мирового порядка». (10)

Курс на делегирование полномочий союзникам или вассалам угадывается и в представленном Бараком Обамой в Конгрессе 12 февраля послании «О положении страны», в котором он изложил приоритеты своей политики на второй срок пребывания у власти.
Сделав главный упор на решении неотложных социально-экономических проблем, с которыми столкнулась Америка, президент сообщил, что в течение года 34 тыс. американских военных вернутся из Афганистана на родину. «Это сокращение будет продолжаться, и к концу следующего года наша война в Афганистане будет окончена», – заверил Обама. Впредь, как следовало из послания, США не будут вести войны с террористами за рубежом: «...для противостояния этой угрозе нам не нужно отправлять десятки тысяч наших сыновей и дочерей за рубеж или оккупировать другие страны. Вместо этого нам нужно помогать таким странам, как Йемен, Ливия и Сомали, самостоятельно обеспечивать свою безопасность и помогать союзникам, которые ведут борьбу с террористами, как это происходит в Мали». (11).

Итак, рецепт найден: «как в Мали»!
То есть отныне США будут стремиться к тому, чтобы за их интересы сражались другие, вроде «покорителя Тимбукту» Франсуа Олланда, сами же предпочтут осуществлять «лидерство из-за спины».

(Продолжение следует)

(1) http://www.cbsnews.com/stories/2009/01/ … 8514.shtml , Clinton's Confirmation Opening Statement
(2) Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics (New York: Public Affairs Group, 2004).
(издано на рус. яз. — Най Джозеф. «Гибкая сила. Как добиться успеха в мировой политике». -М.: Тренд, 2006).
(3) http://csis.org/files/media/csis/pubs/0 … eport.pdf. A Smarter, More Secure America.
(4) http://www.welt.de/debatte/article11334 … ollen.html
(5) http://www.foreignaffairs.com/63722, Slaughter A.-M. America’s Edge // Foreign Affairs. January-February 2009.
(6) Олбрайт Мадлен. «Госпожа госсекретарь. Мемуары Мадлен Олбрайт», М.: Альпина Бизнес Букс, 2004, стр.575.
(7) http://www.whitehouse.gov/sites/default … ategy.pdf, p.1
(8) Ibidem, p.11.
(9) http://www.golos-ameriki.ru/content/bid … 95997.html
(10) http://www.welt.de/debatte/article11334 … ollen.html
(11) http://www.whitehouse.gov/state-of-the-union-2013

http://www.fondsk.ru/news/2013/02/22/vo … 19247.html

***************

Возвращение империй (IV)
Дмитрий МИНИН, 28.02.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/02/28/n19337.jpg
Современные военно-политические союзы и коалиции как аналоги империй
Возрождение имперской политики в современной международной жизни требует ответить на вопрос: для чего вообще извлекать на свет, казалось бы, давно отжившие геополитические проекты, когда имеются такие организации, как НАТО или Евросоюз?

Североатлантический альянс с момента возникновения во многих отношениях нес в себе черты имперскости. НАТО похожа на квазиимперию, обеспечивающую собственную экспансию и нацеленную «в вечность», что стало особенно очевидным после роспуска в 1991 году Организации Варшавского договора. Имперский смысл альянса раскрывается и в том, что в европейской своей части он опирается на традиции империи Карла Великого. (1)
Многие исследователи на Западе полагают, что ещё важнее, чем военная функция НАТО, была изначально её политическая и культурная роль «институционального цемента того, что люди начали называть Атлантической цивилизацией». (2)
В реальности же альянс служил «завесой для американских интересов, не имея ничего общего с предотвращением мифической советской угрозы, а обеспечивая в основном защиту американских инвестиций и гегемонии». (3)

........................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи  Возвращение империй (IV)

Аналитик из «РЭНД Корпорейшн» Бенджамин Шварц считает первопричиной начала холодной войны и формирования союзов, подобных НАТО, американские экономические интересы, которые предопределяли имперский характер внешней политики США. Цели этой политики имели мало общего со сдерживанием «советской угрозы»; действительными целями были «выживание и процветание» Америки, независимо оттого, откуда исходила угроза и существовала ли она вообще. «Альянсы были сформированы в то время, когда в реальности американские государственные деятели и не помышляли о возможности советской агрессии». (4)
Американский исследователь Дж. Лепголд замечая, что НАТО в настоящий момент является союзом, «которому никто не противостоит», находит эту ситуацию «исторически, да и логически аномальной». (5)

На первый взгляд, такого мощного механизма, как НАТО, вполне достаточно для ответа на любые вызовы будущего. Однако на деле механизм стал слишком неповоротлив, спутан условностями и правовыми актами прошлого. Необходимость консенсуса всех членов альянса затрудняет оперативное принятие решений. После Ирака и Афганистана многие влиятельные члены НАТО и слышать не хотят о новых авантюрах. Без американской подпитки, постоянного вмешательства и давления из Вашингтона шестерни этой машины ворочаются с огромным трудом.

Зона ответственности НАТО, согласно статье 6 договора о ее создании, ограничена Северной Атлантикой, охватывающей Европу, Северную Америку и «острова в североатлантической зоне, находящиеся к северу от тропика Рака». А статья 5 предполагает применение военной силы со стороны блока только при нарушении границ одного из его членов. Несмотря не это, НАТО пыталась придать себе характер всемирной организации, спорадически выходя за очерченные её уставом рамки. Например, во время гражданской войны в Югославии альянс активно вмешивался в ход событий на том основании, что там нарушались границы, а насилие и этнические чистки грозили безопасности соседних стран НАТО. Однако при таком обосновании, как отмечал сотрудник Института Катона и колумнист Los Angeles Times Джонатан Кларк, было бы куда логичнее, чтобы в 1991 г. НАТО выступила не на стороне сепаратистов, «а на стороне федерального правительства Югославии». (6)

Конечно, постоянно нарушать собственные юридически закрепленные нормы затруднительно. Придать НАТО функции «мирового жандарма на службе ООН» тоже не получилось из-за отсутствия энтузиазма по этому поводу у многих членов альянса, а также противодействия со стороны Китая, Индии, России и других держав. По этим же причинам ничего не получилось и из планов расширения НАТО на Азиатско-Тихоокеанский регион при участии Японии, Южной Кореи, Австралии и Новой Зеландии. Слишком глобальной оказалась эта задача.

Многие убеждены, что НАТО вошла в стадию энтропии, искусственно продлевая свое существование за счет приема новых членов. Строго говоря, потребность в альянсе отпала ещё тогда, когда был распущен Варшавский договор… Исходя из смысла 5-й статьи о взаимной обороне и 6-й статьи о границах ответственности НАТО, никаких угроз для альянса не осталось. Рассуждения о новых угрозах – терроризме, наркотрафике, киберпреступности, для борьбы с которыми якобы нужна НАТО, звучат как анекдот, до такой степени не соотносимы эти проблемы и блоковый механизм.

Североатлантический альянс не просто превращается в атавизм, но он отвлекает ресурсы США от нового центра мировой политики XXI века, смещающегося в АТР, куда империя НАТО дотянуться не может. Тем не менее США не откажутся от НАТО целиком: в Старом Свете должны оставаться созданные там некогда бастионы. В то же время Америке нужна свобода рук на Востоке, нужны более надежные схемы влияния на мировую политику, отсюда потребность в новых союзах и империях. Придать же энтузиазм европейским союзникам можно лишь апелляцией к их собственным интересам и к их ностальгии по былому величию. Поэтому проверенные веками имперские механизмы оказываются полезнее, чем громоздкие механизмы управления современными коалициями.

Другая опора США в Европе - Евросоюз, отношения с которым у Вашингтона складываются ещё сложнее. С одной стороны, усиливается экономическая интеграция США и Европы, и это веление времени: выдерживать конкуренцию со стороны Китая и других «восходящих экономик» всё труднее. До конца 2014 г. США и ЕС намереваются создать трансатлантическую зону свободной торговли (TAFTA — Transatlantic Free Trade Area). Как высказался бывший посол США в ЕС Бойден Грей, предполагаемое соглашение ЕС и США сродни созданию «экономического НАТО». С другой стороны, настороженность Вашингтона по отношению к политической и особенно военной составляющей Евросоюза сохраняется, особенно в условиях ослабления американской мощи, когда ЕС может из ведомого превратиться в ведущего внутри западной коалиции.

Бывший помощник президента США по национальной безопасности Брент Скоукрофт отмечал, что объединение Европы вызывает у американцев некоторую настороженность. «Во многих отношениях мы предпочли бы иметь дело с Великобританией, Францией, Германией и прочими в отдельности», - признавался Скоукрофт. (7)
А Збигнев Бжезинский, сетуя на то, что европейцы отстают от американцев в принятии на себя большей ответственности за положение в мире, выделил тех, кто, по его мнению, до этого уже дозрел. Готовы к этому «британцы, все более готовы французы, а также некоторые союзные страны поменьше, - например, поляки и голландцы. Настоящие проблемы будут с Германией и, вероятно, с Италией». (8)
Любопытно, что новое имперское строительство в Европе идет в точном соответствии с этим списком.

Создание коалиций всегда идёт трудно. Еще Клаузевиц в книге «О войне» отмечал своекорыстие участников коалиций. «Мы никогда не встретимся с таким случаем, чтобы государство, выступающее в интересах другого, относилось к ним столь же серьезно, как к своим собственным». (9)
Процесс образования коалиций, в которых их члены совершенно по-разному относятся к будущему противнику, зачастую напоминает, писал Клаузевиц, достижение «торговой сделки». Именно с такой ситуацией столкнулись американцы в Ираке и Афганистане, когда вспомогательные части союзников в лучшем случае защищали лишь сами себя, а в худшем - подразделениям США приходилось оборонять ещё и их. Особняком, быть может, стояли англичане, но это уже другая – англосаксонская - коалиция внутри коалиции.

Выдающийся русский военный теоретик А.А. Свечин в своем труде «Стратегия» отмечал, что со времен Клаузевица военные союзы в ХХ веке стали менее хрупкими. «Союзник в настоящее время часто воспитывается и вскармливается за долгие годы до начала войны. Союз иногда представляет как бы своеобразную форму вассалитета эпохи империалистического развития. Все малые и средние государства на западной границе СССР стремятся обеспечить себя достаточно щедрым сеньором». (10)
Экономически более слабые государства оказываются в зависимости от капитала других союзников. (11)

Вместе с тем Свечин подчеркивал, что, «несмотря на возросшую политическую прочность современных коалиций, сила их остается меньше суммы слагаемых. Даже при полной искренности правительств государств, входящих в союз, каждое из последних не может, не нанося тягчайшего ущерба своей государственности, отречься от своих особых стремлении, нужд и свойств. Коалиция всегда оказывается колесницей, в которую запряжены конь и трепетная лань. Честное соглашение не может заставить забыть о здоровом государственном эгоизме». (12)
Малое государство, например, представляет ценность для ведения войны только в том случае, если оно безоговорочно подчиняет свою армию командованию великой державы. «Вообще же маленький союзник, действующий самостоятельно и преследующий своей армией особые цели, грозит принести больше минусов, чем плюсов». (13)

Весь опыт взаимодействия США с их союзниками в последние десятилетия подтверждает мысли этих двух военных теоретиков. Поэтому карт-бланш по проведению самостоятельных операций в Африке, выданный Франции на основе реализации ее собственных интересов, кажется Вашингтону весьма обнадеживающим опытом.

(Продолжение следует)

(1) Gress David “From Plato to NATO: the idea of the West and its opponents”, The Free Press, N.-Y. 1998, p. 432
(2) Gress David “From Plato to NATO: the idea of the West and its opponents”, The Free Press, N.-Y. 1998, p.423
(3) Ibid. p. 422
(4) Тhe Future of NATO, ed. by Ted Gallen Carpenter, London.: Frank Cass, 1995, p.87-88
(5) Тhe Future of NATO, ed. by Ted Gallen Carpenter, London.: Frank Cass, 1995, p.7
(6) Ibid. p.50
(7) Бжезинский Збигнев, Скоукрофт Брент. «Америка и мир. Беседы о будущем американской внешней политики». - М.: Астрель, 2012. Стр. 237-238
(8) Там же, стр. 242
(9) Клаузевиц. «О войне». Государственное военное издательство. - М. 1934, с. 556.
(10) Свечин А. «Стратегия». Военный Вестник. -  М. 1927, стр.76
(11) Свечин А. «Стратегия». Военный Вестник. -  М. 1927, стр.77
(12) Там же, стр.79
(13) Там же, стр. 80

http://www.fondsk.ru/news/2013/02/28/vo … 19337.html


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Большой Передел Мира