ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики


Мировая экономика и аспекты политики

Сообщений 51 страница 60 из 430

51

Индия присоединилась к азиатской «бездолларовой зоне»
Источник   http://www.zerohedge.com/news/india-joi … ran-rupees
перевод для mixednews – molten  http://mixednews.ru/archives/13383

Для тех, кто интересуется тем, как будет происходить отказ мира от доллара, стоило бы упомянуть «Полых людей»: «…не взрывом но всхлипом…» (поэма амер. поэта Т. Элиота; прим. mixednews). Или, как в нашем случае, целой серией двухсторонних соглашений, которые без лишней огласки были приняты с целью уйти от американской валюты во взаимной торговле.Вот недавние новостные заголовки:

«Вторая (Китай) и третья (Япония) по величине экономики мира отойдут от доллара, и будут проводить торговлю во взаимных валютах»
«Китай и Иран обойдут доллар, и планируют торговлю нефтью по бартерной схеме»
«Индия и Япония подписали договор о валютном свопе в 15 миллиардов долларов»
«Иран и Россия при торговле заменят доллар риалом и рублём».

Сегодня к бездолларовой азиатской зоне добавилась ещё одна страна. Пишет Reuters (англ.): «Индия и Иран договорились проводить часть своей нефтеторговли ежегодным оборотом в 12 миллиардов долларов в рупиях». Суммируем: Япония, Китай, Россия, Индия и Иран: страны, которые в целом составляют основную часть мирового производства энергии. И теперь все они имеют двусторонние договоренности, и все они, весьма вероятно, скоро расширят свои двухсторонние договорённости до многосторонних, и всё благодаря позиции администрации Обамы в отношении внешней политики, когда загнанные в угол страны вынуждены искать альтернативу торговым договорённостям, деноминированным сугубо в американских долларах.

Но что такое Индия в мировом масштабе?
Индия является четвёртым по величине мировым потребителем нефти, а Иран обеспечивает 12 процентов её нефтеимпорта. Индия является вторым по величине покупателем нефти у Ирана после Китая.
Однако Вашингтон наложил жёсткие финансовые санкции на Иран, и хочет, чтобы Азия, которая является основным нефтерынком для Ирана, ограничила свой импорт, что оказывало бы давление на Иран, и обуздало бы его ядерные амбиции, которые, как подозревают, включают в себя разработку ядерного оружия.

И, ах, да, мы забыли Турцию – ворота в Европу.

Турция и Иран заявили в четверг, что они хотели бы увеличить трансфер финансов, и что идёт работа над укреплением банковских связей.

Когда доллар не выполняет задачу, и валюта обесценивается, начинается бартер:
Секретарь торговли Индии Рахул Кхуллар на этой неделе сказал, что индийская делегация в Иран будет работать над тем, как обойти санкции США, чтобы обезопасить поставки нефти и содействовать индийскому экспорту.

По иронии судьбы, принятие санкций и эмбарго со стороны США и Европы не приведут ни к чему, а станут, скорее, выстрелом в ногу, поскольку они открывают путь не только для неповиновения, но и обеспечивают создание «Азиатской бездолларовой зоны» для покупки ещё больше и за более дешёвую цену нефти, и в процессе этого усиление связей между странами, во взаимных отношениях всё меньше зависящими от валюты, которая всё больше теряет свой статус резервной.

0

52

Цена на золото с 1265 года
25 января 2012  Durden Tyler,(Дерден Тайлер),Основатель zerohedge.com
http://goldenfront.ru/articles/view/cen … -1265-goda

Нас часто просят показать график цен на золото за как можно более длинный период. Сегодня мы исполняем ваше желание и представляем вашему вниманию график цены на золото с 1265 года по настоящее время, индексированный в британских фунтах 2010 года. Многие удивятся, когда узнают, что эпизод начала 1980-х не был единственным историческим примером взрыва цен на золото.  Похоже, основываясь на золотом рывке конца XV века, Колумбу было необходимо срочно найти новый источник золота, потому что по нашим сведениям у Фердинанда и Изабеллы Кастильских не было принтеров как сегодня у Бена Бернанке. К тому же Goldman говорит нам, что в то время еще не было никаких индексных фондов (ETF), отвлекавших спрос от настоящих ценностей.

Цена на золото с 1265 года в британских фунтах

http://goldenfront.ru/media/article_images/image001_153.png

Тоже самое в долларах США:

http://goldenfront.ru/media/article_images/image002_48.png

Реальная цена на золото (1344-1998) - $1998.

***

///  Ritholtz Barry  (Ритхольц Барри)
http://www.ritholtz.com/blog/2012/01/22 … net#header

График 222 лет долгосрочных американских процентных ставок

http://goldenfront.ru/media/article_images/image001_154.png

Очень люблю эти гигантские долгосрочные графики. Этот охватывает более двух столетий. Он использует доходность 30-летней облигации где это возможно.

http://goldenfront.ru/articles/view/gra … nyh-stavok

0

53

Иранская нефть в обмен на золото
Лежава Александр  27 января 2012

Американцы всё-таки уломали Западную Европу отказаться от иранской нефти и платежей за неё в единой европейской валюте, но последствия этого могут оказаться гораздо более неожиданными, чем представляется на первый взгляд. Европа действительно крупнейший торговый партнер Ирана, но следом идут Китай, Индия, Япония и Южная Корея. Поэтому отказ европейцев покупать иранские товары приведет только к росту объемов поставок нефти остальным потребителям, поскольку именно она является основной экспортной статьей Ирана. Китай и Индия уже сейчас потребляют 40% иранской нефти. Рассчитываться за нефть в американских и европейских дензнаках совершенно бессмысленно, поскольку счета Ирана либо уже, либо в любой момент могут быть арестованы. Поэтому расчеты можно вести или в каких-то национальных валютах вроде иранского риала, китайского юаня, индийской рупии и так далее, или… в золоте.

Именно об этом в понедельник прошло сообщение на одном из израильских новостных сайтов. (Оригинальное  сообщение находится по адресу http://www.debka.com/article/21673/printversion/) Индия обеспечивает иранской нефтью порядка 12% своих потребностей. За нее надо рассчитываться. Поэтому в рамках введенных европейцами ограничений, Индия и Иран предполагали рассчитываться за нефть, используя услуги двух банков – индийского и турецкого. И тот, и другой принадлежат соответственно правительствам своих стран. Во время визита индийской делегации в Тегеран на прошлой неделе стороны обсуждали вопросы и механизмы расчетов за нефть. По официальным данным, стороны договорились о том, что часть платежей за нефть будет в йенах, а другая в индийских рупиях. Никакой информации об использовании золота в расчетах не приводилось.

Однако по разведывательным данным и информации из иранских источников, Индия стала первым контрагентом Ирана, согласившимся платить за нефть золотом. Это позволит Тегерану с легкостью обойти эмбарго, введенное против него Европой. Ожидается, что Китай последует за Индией и также перейдет на расчеты золотом за иранскую нефть. В связи с большим объемом операций ожидается, что цена золота серьезно вырастет, а американские дензнаки резко потеряют свою стоимость на мировых рынках.

Также ранее между Россией и Ираном были подготовлены к введению в действие финансовые механизмы, исключающие из расчетов за товары американскую валюту.

Если эта информация соответствует действительности, то соглашение между Индией и Ираном выбивает самую основу из-под существующей с момента окончания Второй мировой войны мировой резервной валюты – ноты Федерального резерва США, обычно ошибочно называемой долларом. С 1970-ых годов ее основой был нефтедоллар, обеспечивавший мировую торговлю нефтью и прежде всего поставки ближневосточной нефти в обмен на военную защиту, то есть «крышу», для стран Аравийского полуострова от реальной или мнимой угрозы для них со стороны Ирана.

Американцы четко сознают, что в результате своей финансово-экономической политики, которая привела к нынешнему кризису, у них не осталось практически больше ничего, что могло бы удержать их на плаву, кроме статуса мировой резервной валюты их дензнаков. Защита этого статуса и является основой для подготовки к агрессии против Ирана. Золото и возможность его использования в международных расчетах уже было причиной для вторжения иностранных войск в Ирак и Ливию и убийств Хусейна и Каддафи. Однако в отличие от этих стран, фактически брошенных на произвол судьбы своими еще вчерашними союзниками, ситуация с Тегераном в корне иная, и военная операция против Ирана будет означать также и удар прежде всего по китайским и индийским интересам, и вряд ли те останутся в стороне. Если приведенные выше данные соответствуют действительности, и с Тегераном начнут рассчитываться за нефть золотом, это делает удар и агрессию Запада против Ирана неизбежными со всеми вытекающими глобальными негативными последствиями.

К сожалению, исторический опыт свидетельствует, что поведение наиболее обанкротившихся империй прошлого становилось все более непредсказуемым по мере дальнейшего ухудшения их внутреннего положения. Их действия становились все более опасными прежде всего для своего собственного населения. На этот раз в этой роли выступают США. Они пытаются сохранить и защитить то, что защитить невозможно – финансово-экономическую систему, основанную на долге. Итог этого известен заранее. Победителем в этом конфликте наиболее вероятно вновь окажется золото, которое восстановит свою роль мировых денег.

Лежава Александр,  Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика". http://alexandrlezhava.livejournal.com/

http://goldenfront.ru/articles/view/ira … -na-zoloto

0

54

"FT", или Критика чистого капитализма
"Le Monde", Франция,Ален Франшон (Alain Frachon)

http://rus.ruvr.ru/data/2012/01/27/1246388663/4highres_00000402133767.jpg

Вот уже больше трех недель центральный орган умного капитализма, британская газета Financial Times, изучает состояние рыночной экономики. Комментаторы, экономисты, политические руководители, предприниматели обсуждают эту проблему во всех уголках света. Длинная серия статей выходит под заголовком «Кризис капитализма».
Представьте себе ватиканскую газету Osservatore romano, критически рассуждающую о католицизме. Ведь в целом в этой серии выносится суровое суждение, которое можно было бы сформулировать так: «ультралиберальная формула капитализма, предусматривающая ослабленное регулирование», унаследованная от 1980-х годов, больше не работает. Можно подумать, что это реплики Франсуа Олланда (François Hollande), изложенные на страницах крупной международной деловой газеты.

Три года спустя после кризиса 2008 года и за несколько дней до открытия экономического саммита в Давосе (Швейцария) это важный знак. В экономике, как и в других сферах, существует интеллектуальная мода. Ее вводят газеты, такие как FT, Wall Street Journal или еженедельник The Economist, и она подготавливает почву для глубоких перемен.

Рейганско-тэтчеровский поворот, который впоследствии свернул шею умеренному послевоенному капитализму, в конце 1970-х годов предварялся долгим периодом демонизации государства усилиями мыслителей того, что тогда называли «консервативной революцией». Вкупе с последовавшей за ней глобализацией товарообмена она породила нынешнюю версию капитализма – и кризис 2008 года.

От такой формы рыночной экономики нужно отказаться. «Она показала себя не только нестабильной, но и во многом несправедливой», – говорится в редакционной статье, открывающей эту серию. В Соединенных Штатах, стране, которая как будто бы олицетворяет собой его абсолютный успех, капитализм теряет доверие народа, говорит бывший министр финансов Лоуренс Саммерс (Lawrence Summers): лишь 50 % американцев, согласно недавнему опросу, положительно к нему относятся. Он стал синонимом финансистов со сверхдоходами, анемичного роста и высокой структурной безработицы.

Обвинение, выдвинутое FT, основывается на констатации следующего факта: капитализм переживает кризис, поскольку в массовом порядке порождает неравенство. От него никто не ждет, что он будет нравственным. Он является, пока не доказано обратное, лучшей из известных систем создания богатства. А в его версии до 1980 г. считалось, что схема распределения им этого богатства относительно приемлема. На языке экономистов мы бы сказали, что рынок благоприятствует умному распределению ресурсов.

С этим покончено. Вот уже тридцать лет как в Северной Америке, так и в Европе углубляется неравенство. До такой степени, утверждает FT, что оно угрожает основам нашей демократии, обществу консенсуса, укоренившемуся в господствующем среднем классе. В США наблюдается неравенство доходов, какого страна не знала на протяжении почти века. Находящийся проездом в Париже политолог Норман Орнштейн (Norman Ornstein) недавно заметил, что структура доходов в США аналогична структуре доходов стран третьего мира. Начиная с 1980 года состояние 1% самых богатых американцев выросло на 300%.

В то же время средний доход американской семьи вырос всего на 40%, согласно статистике Министерства труда в Вашингтоне. Хотя этот рост, уточняет министерство, был достигнут благодаря тому, что на рынок труда вышли женщины. Если убрать этот второй источник семейных доходов американской семьи, реальность окажется грубой: за тридцать лет средний доход мужчины в США нисколько не вырос. Европа так же движется вниз, пусть и немного менее быстрыми темпами.

По-честному надо было бы дополнить статистику Министерства труда, изучив изменение покупательной способности: она в некоторых секторах выросла из-за того, что глобализация влияет на ценообразование. Но восприятие, во многом основанное на беспощадной реальности цифр, не меняется: «Современная экономика, кажется, движется по двум дорожкам: одна скоростная, для сверхбогатых, другая же блокируемая, для всех остальных», – писал Джон Плендер (John Plender), комментатор FT.

Возмущение неравенством в первую очередь направлено на «финансы». Богатство, осуждаемое как незаслуженное, не есть богатство создателей предприятий. Это богатство влиятельных лиц финансового сектора, раздувшегося на амфетаминах спекуляций и принявшего беспрецедентные размеры. В его задачи, в частности, входит финансирование долга среднего класса, который в эпоху глобализации поддерживает свой уровень жизни только за счет займов. Гадкий утенок – это Ллойд Блэнкстайн (Lloyd Blankstein), глава банка Goldman Sachs, а герой - Стив Джобс, основатель Apple.

Серия статей Financial Times шлет привет предпринимателям. Она осуждает то, как правления крупных предприятий назначают зарплаты руководителям, в частности, в финансовом секторе. Мы живем в небывалое время: гендиректор может зарабатывать в 400 раз больше, чем его сотрудники низшего звена, тогда как при капитализме образца «до 1980-х годов» эта разница не превышала сорока. Нравственная деградация или необходимость подстраиваться под практику конкуренции?

Рыночная экономика потеснила все остальные потому, что она смогла измениться. Капитализм – это последовательность кризисов. «Его успех объясняется не тем, что он всегда остается неизменным, а тем, что он постоянно меняется», – пишет FT. Газета выступает за проведение трех первоочередных реформ для выхода из модели, унаследованной от 1980-х годов (редакционная статья от 27 декабря 2011).

Нужно регламентировать и сокращать финансовый сектор, ставший неконтролируемым, ибо он слишком раздулся. Нужно реформировать принцип управления предприятиями, который поощряет постановку краткосрочных задач, немедленное получение как можно большей прибыли с капитала; принцип, который сделал биржевую стоимость акции высшей ценностью. Нужно пересмотреть систему налоговых льгот, которая позволила богачам то там, то здесь платить все меньше и меньше налогов.

Все три эти меры, кажется, присутствовали в речи, произнесенной [Франсуа Олландом] в Ле-Бурже. Но когда их предлагает FT, они имеют как минимум тот же вес, что и когда их выдвигает Франсуа Олланд.
   
Оригинал публикации: Le "FT" ou la critique du capitalisme pur  http://www.lemonde.fr/idees/article/201 … _3232.html
Перевод   http://rus.ruvr.ru/2012/01/27/64775013.html

0

55

Джобс, рабочие места и машины
Пол Кругман, The New York Times

Митч Дэниэлс,  бывший ответственным за бюджет в администрации Буша, а теперь губернатор Индианы, сделал республиканский ответ на выступление президента Обамы о состоянии дел в стране (ежегодный доклад «State of the Union address»). Его выступление было, прямо говоря, скучным. Но он сказал нечто, заставляющее задуматься, и я имею в виду наихудший вариант.

Мистер Дэниэлс попытался одеть свою партию в мантию позднего Стива Джобса, которого он изобразил в качестве великого создателя рабочих мест – кем Джобс совершенно точно никогда не был. И если мы спросим, почему «Apple» создала так мало американских рабочих мест, то сможем увидеть, что неправильного с нашей идеологией, доминирующей над большей частью нашей политики.

Сначала мистер Дэниэлс обвинил президента, что тот «постоянно принижает людей, занимающихся бизнесом», что является полной фабрикацией. Мистер Обама никогда не делал ничего подобного. Он пошёл дальше «Поздний Стив Джобс (какое подходящее имя у него было) создал больше рабочих мест, чем все эти стимулирующие доллары, которые президент одолжил и выбросил».

Ясно, что у мистера Дэниэлса нет будущего в юмористическом бизнесе. Но, ближе к делу, любой, кто читает «The New York Times», знает, что его утверждение про создание рабочих мест полностью ложно: Apple трудоустроил очень мало людей в этой стране.

Большой репортаж (A big report)  http://www.nytimes.com/2012/01/22/busin … class.html  в «The Times» за последнее воскресенье излагает факты. Хотя Apple на сегодня наибольшая американская корпорация по меркам рыночной стоимости, она трудоустроила только 43.000 человек в Соединённых Штатах, одну десятую от того, сколько трудоустроила General Motors, когда была крупнейшей американской компанией.

Apple, между тем, косвенно трудоустраивает около 700 тысяч человек, как своих разнообразных поставщиков. К несчастью, почти никто из этих людей не живёт в Америке.

Почему производства Apple расположены за границей, и в особенности в Китае? Как объясняет статья, это не только из-за низких налогов. Китай также предоставляет огромные преимущества тем фактом, что большая часть цепочки поставок уже там. Бывший сотрудник Apple поясняет: «Вам нужна тысяча резиновых прокладок? Это на соседней фабрике. Вам нужен миллион шурупов? Это в квартале отсюда».

Это знакомое понятие для студентов, изучающих экономическую географию: преимущества индустриальных кластеров (в которых производители, специализированные поставщики и рабочие жмутся вместе для их общей пользы) были рабочей схемой с 19-го века.

И китайские производители не единственные заметные образцы этих преимуществ в современном мире.
Германия остаётся очень успешным экспортёром, не смотря на то, что их рабочие стоят, в среднем, $44 в час – гораздо больше, чем средняя стоимость американских рабочих. И этот успех тесно связан с поддержкой своих малых и средних компаний (знаменитого среднего класса), обеспечивающих друг друга общими поставщиками и поддержкой опытной рабочей силы.

Суть в том, что успешные компании (или, по любым меркам, компании, делающий значительный вклад в национальную экономику) не существуют в изоляции. Процветание зависит от синергии между компаниями, от кластера, а не от индивидуального предпринимательства.

Но у текущего республиканского видения мира нет места для таких размышлений. С перспективы «Атлант расправляет плечи» всё должно восхвалять героического предпринимателя, Джона Галта, то есть тип Стива Джобса, «создателя рабочих мест», кто осыпает всех остальных своими благодеяниями и кто должен, конечно, быть вознаграждён налогами более низкими, чем те, которые платят рабочие среднего класса.

И это видение помогает объяснить, почему республиканцы так яростно противостоят единственной успешной правительственной инициативе последних лет: спасению автомобильной индустрии.

Случай этого спасения (которое мистер Дэниэлс обозвал «клановым капитализмом») был преимущественно построен на соображении, что спасение любой фирмы в индустрии зависит от выживания более широкой производственной «экологии», созданной кластером производителей и поставщиков в американском индустриальном хартланде.
Если бы G.M. и Chrysler позволили утонуть, то они, скорее всего, утащили бы за собой большую часть цепи поставщиков – и Форд утонул бы вместе с ними.

К счастью, администрация Обамы не дала этому случиться, и уровень безработицы в Мичигане, который достигал 14,1% в момент начала спасения, теперь опустился до «ужасно-но-уже-гораздо-лучше» 9,3%. И, оставив в стороне детали, значительная часть доклада мистера Обамы о состоянии дел в стране может читаться, как попытка применить эти уроки успеха более широко.

Итак, мы должны быть благодарны мистеру Дэниэлсу за его вторничные ремарки. Он ошибался, но он случайно высветил фундаментальную философскую разницу между партиями. Одна сторона верит, что экономика бывает успешной только благодаря героическим предпринимателям, другая ничего не имеет против предпринимательства, но верит, что им нужна поддерживающая среда, и иногда правительство должно помочь создать подобную поддерживающую среду.

И видение, которое учитывает не только бизнес-героев, больше соответствует фактам.

Источник: The New York Times  http://www.nytimes.com/2012/01/27/opini … c_ev=click
перевод Александра Роджерса, "Хвиля"   http://hvylya.org/analytics/economics/1 … shiny.html

0

56

Больше давления на Европу для решения долгового кризиса
Джэк Юинг  New York Times, перевод Александр Роджерс

Мировые лидеры усилили давление на Европу в субботу, чтобы воздвигнуть более значительную стену денег против кризиса суверенных долгов, предупреждая, что еврозона продолжает представлять значительную угрозу глобальной экономике.
Джордж Осборн, канцлер казначейства Великобритании, сказал, что больший файервол является «ключом для обретения дальнейшей уверенности», а Кристин Лагард, управляющий директор МВФ, сказала, что фонд должен быть достаточно большим, чтобы убрать любые сомнения относительно европейского решения.

«Если он достаточно велик, его не смогут исчерпать», сказала она в субботу во время групповой дискуссии на Всемирном экономическом форуме.

Повторяя слова американских официальных лиц, включая секретаря казначейства Тимоти Гайтнера в пятницу, лидеры в Давосе говорят, что помощь еврозоне от остального мира будет зависеть от увеличения обязательств Европы. Некоторые критики говорят, что это извращение, чтобы МВФ, который частично финансируется развивающимися странами, помогал богатой Европе.

«Европа должна прикладывать больше усилий, иначе я не думаю, что развивающиеся страны будут давать больше денег для МВФ», заявила Мотохиса Фурукава, японский чиновник, ответственный за экономическую и налоговую политику.

Файервол, формально известный как Механизм Европейской Стабильности, будет иметь кредитную ёмкость в 500 миллиардов евро ($656 миллиардов), когда он начнёт действовать в июле, замещая временный фонд. Европейские лидеры обсуждают пути увеличения фондов спасения, чтобы помочь странам с самыми большими долгами, но они сталкиваются с мощной оппозицией со стороны избирателей в странах типа Германии, и пока не могут действовать достаточно решительно, чтобы переубедить финансовые рынки.

В краткосрочной перспективе, между тем, лидеры получили передышку из-за экстренных денег, которые ЕЦБ выделил банкам – меры, которая успокоила рынки. Лидеры еврозоны больше сфокусированы на действиях с более очевидными проблемами, как постоянная угроза греческого дефолта, и менее на испытании терпения своих налогоплательщиков путём увеличения размера файервола.

Высшие официальные лица и экономисты из-за пределов Европы предупреждают о самодовольстве, и в суботу в Давосе они презентовали гораздо более пессимистическое видение европейского кризиса, чем говорилось в предыдущие дни. Пока многие европейские лидеры и бизнесмены возражали, отрицая риск катастрофического распада еврозоны, лидеры других регионов говорили, что кризис всё ещё имеет потенциал сеять глобальную нищету.

«Я никогда не был так испуган за мир, как сейчас», заявил Дональд Цанг, глава исполнительной власти Гонг Конга. Он заметил, что эффект для мировой финансовой системы непредсказуем. «Мы не знаем, как глубока эта дыра будет, когда всё это выльется на нас», добавил он.

Госпожа Лагарде заявила: «Никто не в безопасности. Это не просто кризис еврозоны.
Это кризис, который будет иметь побочные эффекты по всему миру».

Подтекстом её ремарок был факт, что европейской политике всё ещё не хватает убедительности в глазах мира.

«Это должно иметь эффект на влияние, на восприятие силы в мире, которое будет значительным в последующие годы», заявил Роберт Золлик, президент World Bank Group.

Нуриэль Рубини, профессор экономики Нью-Йоркского университета, известный своими пессимистическими взглядами, предсказал в субботу, что Греции придётся покинуть еврозону в этом году, и сказал, что есть как минимум 50% шанс, что еврозона развалится в ближайшие 3-5 лет.

«Еврозона – это замедленное крушение поезда», заявил Рубини во время отдельной групповой дискуссии.

Выступающие в субботу не говорил, насколько большим должен быть европейский файервол. Но снова, повторяя американских официальных лиц, они соглашались, что он должен быть настолько огромным, что ни один инвестор не сомневался бы в его прочности. Пока это не соответствует европейским финансовым обязательствам, которые последовательно проваливают все попытки восстановить веру рынков в евро.

Не упоминая Германию по имени, госпожа Лагарде сказала, что европейские страны, которые способны это сделать, должны увеличивать внутренние потребительские расходы и снизить усилия по урезанию правительственных издержек.

«Некоторые страны должны двигаться на полной скорости и осуществить финансовую консолидацию, которая так нужна», заявила госпожа Лагард. «Но другие страны имеют пространство для маневра и тоже должны делать что-то. Они точно должны исследовать, что они могут предпринять, чтобы повысить рост, что поможет и им самим, и остальной еврозоне».

ЕЦБ продолжил собирать похвалы за предоставление экстренных денег банкам и избежание кредитного сжатия.

«Не должно быть своего Lehman Brothers в Европе», заявил Марк Гэрни, управляющий Канадского центробанка, сссылаясь на падение инвестиционного банка Lehman Brothers в 2008 году, которое привело в движение финансовый кризис. Но он добавил «Это отлично от того, чтобы иметь качественную, полностью функционирующую банковскую систему».

Официальные лица также увезли домой сообщение, что Европа не может ожидать больше помощи от внешнего мира, в том числе и от МВФ, если не будет больше помогать себе сама.

Когда греческое правительство показало в субботу слабый прогресс в достижении соглашения с кредиторами, чтобы снизить их общий долг, мистер Озборн выказал удивление, как настолько маленькая страна может продолжать представлять угрозу глобальной стабильности.

«Опасность – это хвост, машущий собакой на протяжении всего этого кризиса», сказал он.

Источник: More Pressure on Europe for Solution to Debt Crisis   http://www.nytimes.com/2012/01/29/busin … c_ev=click
Перевод: Александр Роджерс    http://hvylya.org/analytics/economics/1 … izisa.html

0

57

Если ЕЦБ при попытке QE в зоне евро сталкивается с ограничениями по эмиссии и сопротивлением Германии, то в США давать отпор Бернанке никто не собирается
27.01.2012 19:42, Кащеев Николай, начальник аналитического отдела казначейства ("Сбербанк")  http://www.finam.ru/analysis/newsitem63589/default.asp

"Это неправильно, но это - реальность"

http://www.finam.ru/sp/=&0=37796&1=42.gif

Два основополагающих вопроса, которые мы поставили на прошлой неделе к рынкам, сформулированы в двух следующих абзацах:

1. "Ситуация в Европе вновь являет собой абсолютный беспорядок. "Амбициозная" цель добиться сокращения долгов Греции со 160% ВВП до 120% ВВП - почти что нынешнего уровня Италии, которой тоже досталось от рынка до того, как вмешался Драги к... 2020 г. обусловлена тем, что купон по новым обязательствам Греции не должен превышать 3.5%. Частные инвесторы, и так оказавшиеся в положении дискриминируемых (по отношению, как минимум к troykа и особенно ЕЦБ) и, вдобавок, несущие бремя реальной потери в более чем 60% от того, что они имели бы на свои инвестиции при нормальной долговой ситуации (номинальный haircut - 50%), хотят хотя бы несколько сократить эти потери за счет купона более 4%. Еврогруппа встала на сторону Греции, пишет Reuters, и настаивает на варианте 3.5. Одновременно та же самая Еврогруппа по славной традиции не может договориться о максимальном размере EFSF и ESM. Вилка: 500 млрд.евро (позиция Германии) и 1 трлн. (МВФ и др.) Слабый и малоэффективный коллегиальный орган, однако, выкручивает руки частным инвесторам, среди которых, справедливости ради, немало хедж фондов, купивших долг Греции всего по 40% от номинала - но ведь в расчете на приемлемый купон; иначе, возможно, все это пришлось бы выкупить ЕЦБ. "Отрадная", столь европейская картина..."

2. "Экзистенциальный вопрос: видим ли мы сегодня уверенный рост экономики США (decoupling от ЕС, а заодно и КНР с Японией*), начавшийся в ноябре-декабре, или это была короткая вспышка активности в экономике, которая уже прошла? Рынки - впрочем, на (необычайно) малых объемах (например, объем торгов на NYSE недавно оказался самым низким с 1999 г.) - сигнализируют о неуклонном улучшении ситуации, несмотря на события в Европе, в которой размещение облигаций "проблемных" стран почему-то по-прежнему называется "аукционами", хотя ЕЦБ, кажется, готов выкупить чуть не весь транш в случае опасности, попутно уверяя Германию, что выкуп бондов - программа не навсегда и что нестерилизованной эмиссии не будет. Цена этому рыночному оптимизму известна: она измеряется объемом QE; сейчас - это LTRO ЕЦБ. Между тем, фундаментальных данных сегодня недостаточно, чтобы ответить на этот важнейший вопрос..."

В начале нашего обзора - более чем красноречивый график, иллюстрирующий изменения настроений на рынках в зависимости от монетарной политики крупнейших мировых ЦБ, к которым совсем недавно - и внезапно - присоединился ЕЦБ во главе с М.Драги. Его экстравагантный ход с 3-х летним LTRO в самом конце года вызвал к жизни "пост-новогоднее" ралли, которое продолжилось, даже невзирая на то, что сезон отчетности американских компаний оказался слабее всех предшествовавших за период кризиса и был практически вывезен на плечах Apple и, теперь, еще Caterpillar. 157 отчитавшихся компаний в совокупности показали рост EPS на 3.7% против примерно 15% в прошлом квартале, при том, что акции финансовых компаний показали падение указанного показателя почти на 25% против небольшого роста год назад.

Кстати, Caterpillar, чья выручка выросла за квартал до 35%, выдал еще и довольно оптимистичный прогноз на 2012 г., в котором он ожидает оживление строительства в США в связи с тем, что рынок жилья достигнет дна, улучшения ситуации в Европе во 2-ой половине года и продолжение роста инвестиций в жилье в КНР, несмотря на замедление экономики. Вообще: идея такая: продолжится активное инвестирование в основной капитал и оборудование, и эти инвестиции будут опережать основной рост экономики. Эта идея - роста supply side экономики, т.е. роста, основанного на предложении, была характерна для периода в начале правления Р.Рейгана (об этом чуть позднее). Caterpillar видит зону роста в добывающей промышленности... надо добавить, по-прежнему, поскольку это - действительно бумирующая отрасль сегодня в США, после военной и, как нам ни покажется странным, космической отраслей. Возможное удивление по поводу последней вызвано тем, что нашим соотечественникам невдомек, насколько продвинулись частные компании в США в деле строительства орбитальных космических кораблей, а также о том, что делает сейчас, после свертывания программы Space Shuttle, NASA на самом деле. Названия проектов: Falcon 9, Cygnus, Dream Chaser, CST-100, капсула Dragon и т.п. мало что говорят широкой публике в РФ, тогда как некоторые из них вступили даже в фазу активных испытаний. Что касается развивающихся рынков СНГ, то Caterpillar ожидает на них продолжение роста в строительстве не менее чем на 15% за год.

Напротив, те, кто считает, что экономика США с ее опережающим ростом инвестиций в основной капитал получила одномоментный импульс за счет стимула в виде ускоренной амортизации, который действовал в этом году, не верят в то, что без роста спроса возможен и рост экономики. Там ситуация остается крайне неоднозначной, о чем мы тоже скажем в дальнейшем. Кроме того, многие эксперты, включая Н.Рубини, уверены, что кризис в Европе, который усилиями Драги теперь тоже частично "заметен под ковер", и высоко вероятная там рецессия не может не повлиять на экономику и США, и ЮВА.

Говоря о перспективах рецессии в Европе, мы, в частности писали следующее:

"Согласно декабрьскому выпуску Евростата, за 9 месяцев 2011 г. Германия имела торговый профицит 118 млрд.евро, за ней шли Нидерланды (+33 млрд.евро), а наша "чудесная четверка" пострадавших от действий S&P (недавнего понижения рейтинга), то есть Франция, Испания, Италия и Греция, имели крупнейшие дефициты в порядке перечисления - от 66 до 13 млрд.евро (всех опередила, впрочем, Британия с минус 88 млрд.евро). Интересно вот что: внутри зоны евро (17 стран) отгрузка продукции между странами-членами за 10 месяцев 2011 г. составила 1.35 трлн.евро, а экспорт вовне ЕЗ - 1.43 трлн. Внешний баланс зоны - минус 19 млрд.евро. Импорт, соответственно, составил 1.45 трлн.евро.

Еще прекраснее баланс "широкого ЕС" (27 стран): экспорт вовне - 1.3 трлн., импорт из "большого мира" - 1.4 трлн., дефицит 142 млрд.евро. А вот отгрузки внутри ЕС, "внутренний экспорт" - 2.33 трлн.евро! Таким образом, если евро станет более конкурентоспособным из-за девальвации, это затронет только около трети торгового оборота еврозоны - величины экспорта и импорта порядка 2 трлн.евро в годовом выражении. При этом то, что торгуется внутри ЕС, но вне еврозоны, видимо, в не столь значительной степени будет зависеть от динамики евро в связи с корреляцией валют (с EUR, по отношению к доллару, иене и юаню). Внешний мир пострадает от сокращения импорта в ЕС, но и сам ЕС окажется в собственной рецессионной ловушке.

(Об особом качестве германской экономики.) Заметим, что экспорт Германии на 60% ориентирован на ЕС. Крупнейшие торговые партнеры страны (экспорт, в порядке убывания): Франция, США, Нидерланды, Великобритания, Италия, Китай, Австрия, Бельгия, Швейцария, Польша. Никакого decoupling Германии не случится, но некоторая возможность смягчить последствия всеевропейской рецессии с помощью девальвации есть. Лишь некоторая, довольно ограниченная возможность. И только при условии, что США - вольно или невольно - не включатся в гонку девальваций через объявление очередного QE, конечно. От чего никто не гарантирован.

Уже крупнейшие финансовые учреждения мира, видимо, поняв, что из греческого долга выжато максимум возможного recovery value, начинают выражать более реалистичные взгляды на происходящее. Если коротко, то это звучит так: Греции нужны фискальные меры, ведущие к росту. Добавим: это - единственный шанс получить назад когда-то в будущем что-то из тех 50-60%, которые в итоге могут быть "срезаны" с греческого долга. И теперь в открытую говорится (например, политиками из ХДС/ХСС) о том, что сейчас - более благоприятный момент для Греции покинуть зону евро (см. Bloomberg, "Greece Euro Exit Less Risky Now, Two Merkel Lawmakers Say").

...То, что ожидалось от Драги еще в прошлом году - его проамериканский стиль реагирования - вероятно, будет теперь наблюдаться регулярно. Это не спасет зону евро от рецессии, но способно обеспечить снижение евро к подзабытым уровням. В целом, это - продолжение игры в пинание консервной банки вдоль по дороге: то есть, продолжение запихивания большего и большего по объема долга в систему. Мы проходим это на примере ФРС, теперь - и ЕЦБ. До сих пор это вело к новым виткам нестабильности, напряжения вокруг бюджетов крупнейших государств мира и т.п. История продолжает развиваться по прежней траектории на фоне заклинаний о "фискальном единстве" Европы. Возможно, что совершенной утопии."

Дальнейшие события показывают, что в чем-то мы оказались правы, а в чем-то - как будто нет на данном этапе. ФРС в своем последнем заявлении на прошедшей неделе дала понять, что расценивает ситуацию в экономике как по-прежнему вызывающую тревогу, отметила - довольно скупо, правда - что да, она ориентируется на двойной мандат: на удержание инфляции не выше 2% по core PCE и на достижение при этом максимально возможного уровня занятости, и притом прямо указала на то, что она а) будет придерживаться ZIRP не менее, чем до конца 2014 г., и не исключает нового расширения своего баланса за счет покупки бумаг в случае необходимости. Это было расценено как намек на возможность классического QE без всяких "отклонений от нормы" в форме "операции Твист". После же продления срока действия ZIRP еще на 2 года некоторые наблюдатели немедленно вспомнили банк Японии и многолетнюю ZIRP в этой экономике - два потерянных вследствие ловушки ликвидности десятилетия. Но это воспоминание не столь важно для рынка: намек на QE - словно звонок для собак Павлова, причем всем теперь ясно: если ЕЦБ в попытке нарастить ликвидность в зоне евро немедленно сталкивается с ограничениями на нестерилизованную эмиссию и серьезным сопротивлением Германии, то в США противостоять Б.Бернанке никто просто не собирается. Раз так, то объективно намного худшая ситуация в зоне евро была отодвинута на задний план, сработали семафоры risk on, и доллар неплохо скорректировался к евро. Это - совершенный в своем роде рынок ожиданий, настроений и восприятий. Действительность для него по-прежнему регулярно бывает вторична.

В этом месте любопытно было бы взглянуть, как рыночные игроки на самом деле реагируют на фундаментальные изменения. Для такого рода эксперимента мы привлекли индекс "экономического сюрприза" Citi (он показывает насколько публикуемые макроданные отличаются от прогнозов) и, конечно, S&P500. И вот, что мы увидели:

http://www.finam.ru/sp/=&0=37802&1=42.gif

Красным - индекс экономического сюрприза США, розовым - ЕС, внизу, чисто для иллюстрации, зеленым - развивающихся рынков. Темно-синим S&P500. Вывод: связи не может не быть. Она обязана существовать, разумеется. Но она, бывает, запаздывает, и довольно значительно: см. 2-ой кв. 2011 г., когда встреча экономического оптимизма с более жестокой реальностью была лишь поводом к ожиданию реакции ФРС, и лишь события в Европе, наконец, восстановили статус-кво. Вместе с тем, экономика США начала показывать свое собственное стремление к устойчивости, а резко и враз ухудшившиеся ожидания по Европе способствовали тому, что реальность оказалась чуть лучше их (4-ый кв. 2011 г.) Вообще, настроение на рынках в 4-ом кв. улучшалось и по причине того, что экономика и в ЕС, и, особенно, в США вела себя не так плохо, как от нее ждали.

Итак, американская экономика показывает восстановление в той области, в которой она понесла наиболее тяжелые потери... до кризиса. Спустя много лет после того, как экономика перешла на рельсы потребительского роста, она, после тяжелого кризиса, не может более нащупать опору в области конечного спроса и, вместо этого, демонстрирует некоторые успехи в supply side. А что там со стороны спроса? Картина в среднесрочной перспективе в последнее время изменилась в такую сторону, о которой принято говорить: история ничему не учит. Но, впрочем, это только на среднесрочном горизонте.

Важнейшим вопросом с точки зрения фундаментальной стороны ситуации, таким образом, становится следующий: способна ли экономика США, и, следовательно, глобальная экономика запуститься на основе supply side на фоне того, что конечный спрос остается, мягко говоря, недостаточно высоким и устойчивым? Нет сомнения, что определенное, правда, скромное улучшение в области занятости наблюдается. Но пока этого отнюдь недостаточно, чтобы говорить об окончательной стабилизации ситуации, тем более в свете европейских событий, которые только разворачиваются.

Данный вопрос имеет еще и системный, если угодно, идеологический характер. Следующая любопытная схема генезиса современной ситуации взята из газеты The New York Times.

http://www.finam.ru/sp/=&0=37808&1=42.gif

0

58

Формулы капитализма 2.0
Автор: Насим Талеб   http://ntaleb.blogspot.com/2009/04/20.html
http://www.hvylya.org/images/stories/nassim-taleb.jpg

1. Слабое звено должно ломаться, пока оно еще мало. К сожалению, экономическая эволюция привела к тому, что фирмы с максимальным количеством скрытых рисков, т. е. самые хрупкие, стали крупнейшими.

2. Недопустима национализация убытков и приватизация доходов. Мы умудрились совместить худшие черты капитализма и социализма. Во Франции 1980-х социалисты взяли верх над банками, а в США 2000-х банки одолели правительство. Это сюрреализм.

3. Человеку, разбившему школьный автобус, не стоит доверять новый. С крахом системы экономический истеблишмент утратил легитимность. Безответственно и безрассудно надеяться, что эти «эксперты» вытащат нас из ямы. Найдите умных людей с чистыми руками.

4. Не позволяйте тем, кто работает за бонусы, управлять АЭС или вашими финансовыми рисками. Сто к одному, что они пренебрегут безопасностью ради прибыли. Капитализм — это система вознаграждений и наказаний, не только вознаграждений.

5. Уравновесьте все сложное простым. Сложности, таящиеся в глобализации и крайней взаимосвязанности экономик, можно компенсировать простотой финансовых продуктов.

6. Не давайте детям взрывчатку. Сложные деривативы должны быть отменены, потому что никто их не понимает. Граждан необходимо защищать от них самих, от банкиров с их хеджированными продуктами и от доверчивых регуляторов, прислушивающихся к экономистам-теоретикам.

7. Только финансовые пирамиды работают на доверии. Правительству нет смысла восстанавливать доверие. Волна слухов — продукт сложности системы. С ними не нужно бороться, их нужно игнорировать, сохраняя твердость и решительность.

8. Не давайте наркоману наркотики, даже если у него ломка. Нельзя лечить долги новыми долгами. Долговой кризис — не временная проблема, а структурная. Нужна полная реабилитация.

9. Будущее людей не должно зависеть от предсказаний экспертов. Экономическая жизнь должна быть дефинансирована. Нужно научиться не использовать рынки как хранилища стоимости. На рынках нет того уровня определенности, который нужен людям. Будущее бизнеса, который человек контролирует сам, может быть неопределенным, но не будущее его инвестиций, которые он не контролирует.

10. Лучше добровольно перейти к капитализму 2.0: подтолкнуть то, что и так должно рухнуть; преобразовать долг в доли собственности; прекратить поклонение истеблишменту экономических факультетов и бизнес-школ; запретить Нобелевскую премию по экономике; запретить выкуп компаний на заемные средства; указать банкирам их место; научить людей жить в мире, где крайне мало определенности.

Наша экономическая жизнь будет тогда лучше соответствовать нашей биологической среде: фирмы будут меньше, долгов не будет, экологическая обстановка улучшится. Это будет мир, где рискуют не банкиры, а предприниматели, где компании рождаются и умирают, не становясь темой для вечерних новостей. Иными словами, это будет мир, лучше защищенный от «черных лебедей».

0

59

Капиталисты перестали бояться
Эрик Хобсбаум, Перевод Александра Шарова   

Эрик Хобсбаум, — выдающийся историк-марксист, знакомый отечественному читателю по книге «Эпоха крайностей. Короткий ХХ век». В интервью журналисту газеты «Гардиан» и члену парламента от Лейбористской партии Тристраму Ханту он затронул широкий спектр вопросов — от перспективы марксизма в 21-м веке до анализа современной политической ситуации в Британии и мире.
Интервью было взято в связи с выходом очередной работы Хобсбаума «Как изменить мир», посвящённой актуальности наследия Маркса.
Несмотря на свой преклонный возраст, 93 года, и болезнь, Эрик Хобсбаум по-прежнему остаётся одним из самых ярких интеллектуалов, принадлежащих к марксисткой традиции.

— Тристрам Хант: Является ли реабилитация Маркса основной мыслью вашей книги? Что если решения, когда-то предложенные Карлом Марксом, перестали быть актуальными, но поставленные им вопросы о природе капитализма были верны? И что если капитализм, каким он стал в последние 20 лет, живо напомнил то, о чем писал Маркс в 1840-х годах?
— Эрик Хобсбаум: Да, безусловно, вы правы. Возвращение к Марксу в период нынешнего кризиса капитализма связано с тем, что его предсказания в отношении современного мира оказались гораздо точней, чем у кого бы то ни было из писавших в 1848 году. То есть, я думаю, что именно это привлекло к его работам внимание ряда новых читателей — как ни парадоксально это звучит, вначале среди бизнесменов и бизнес-комментаторов, а затем среди левых. Я помню, что впервые заметил это во время подготовки к празднованию 150-летия публикации Манифеста Коммунистической партии, когда оказалось, что не так много левых, которые бы желали отметить эту дату. К своему изумлению я вдруг обнаружил, что редакторы журнала «Юнайтед Айерлайнс», который распространяется в самолётах, заявили, что хотят опубликовать материал о Манифесте. Затем, немного позже, я был на обеде с финансистом Джорджем Соросом, который спросил меня: «Что вы думаете о Марксе»? Даже если мы не согласны по многим вопросам, он сказал мне: «В этом человеке определённо что-то есть».

— Т. Х.: Не кажется ли вам, что таких людей, как Сорос, привлекло в Марксе то, как он описывает неуёмную энергию, постоянное стремление к новому в капитализме? Именно это могло произвести впечатление и на генеральных директоров, летающих самолётами «Юнайтед Айерлайнс»?
— Э. Х.: Я думаю, что всё дело в глобализации. Тот факт, что Маркс предсказал её — это то, что сразу бросается в глаза: универсальная глобализация, включая глобализацию вкусов и всего остального. Это именно то, что их поразило. Мне кажется, что самые смышлёные могли также увидеть теорию, которая описывает механизм развития экономического кризиса. Потому что официальная наука в тот период, в конце 1990-х, теоретически отрицала возможность кризиса.

— Т. Х.: И это подавалось в терминах «конца подъёмов и спадов» и выхода за рамки бизнес-цикла?
— Э. Х.: Именно так. Те изменения, которые начались в 1970-е годы сначала в университетах, в Чикаго, а затем и в других местах и, в конечном итоге, привели к появлению Тэтчер и Рейгана в 1980-е годы, я считаю патологической деформацией принципа свободного рынка позднего капитализма: чистая рыночная экономика и отказ от государственного и общественного вмешательства, чего, я думаю, на самом деле не было ни в одной экономике 19-го века, в том числе и в США. Все эти изменения, между прочим, шли вразрез с тем, как капитализм действительно работал в свои наиболее успешные годы, в период между 1945 и началом 1970-х.
[erichobsbawm]

"Те изменения, которые начались в 1970-е годы сначала в университетах, в Чикаго, а затем и в других местах и, в конечном итоге, привели к появлению Тэтчер и Рейгана в 1980-е годы, я считаю патологической деформацией принципа свободного рынка позднего капитализма"

— T. Х.: Под «успешностью» вы имеете в виду повышение уровня жизни в послевоенные годы?
— Э. Х.: Успешностью в обоих смыслах — и с точки зрения получаемых прибылей и обеспечения чего-то вроде политической стабильности, и с точки зрения сравнительно полной социальной удовлетворённости населения. Это не было идеалом, но мы можем сказать, что это был своего рода капитализм с человеческим лицом.

— T. Х.: Вы считаете, что возобновлению интереса к Марксу также помог конец марксистско-ленинского государства. Тень ленинизма рассеялась, и вы смогли вернуться к изначальной природе марксистских текстов?
— Э. Х.: После падения Советского Союза капиталисты перестали бояться. В этом смысле и они, и мы смогли посмотреть на проблему гораздо более взвешенным, менее, чем раньше, искажённым страстью взглядом. Глобализированная неолиберальная экономика оказалась более нестабильной, нежели я думал вначале, и это стало совершенно очевидно к концу века. Видите ли, в некотором смысле глобализация экономики была эффективным способом управления тем, что можно было бы назвать глобальным северо-западом (Западная Европа и Северная Америка), и он активно продвигал этот ультрарыночный фундаментализм. Первоначально казалось, что всё работает достаточно хорошо — по крайней мере, на глобальном северо-западе, даже если с самого начала было видно, что на периферии глобальной экономики он создал землетрясения, ужасающие землетрясения. В начале 1980-х годов Латинскую Америку охватил чудовищный финансовый кризис. В начале 1990-х годов в России произошла экономическая катастрофа. И вот к концу века образовался этот огромный, почти глобальный, сбой в системе от России до Южной Кореи, Индонезии и Аргентины. Я чувствую, что это заставит людей задуматься о том, что в системе, которая начала разваливаться, была заложена огромная нестабильность.

— T. Х.: Сейчас существует мнение, что кризис, который мы переживаем с 2008 года, с точки зрения Америки, Европы и Великобритании является не столько кризисом капитализма, как такового, сколько кризисом современного западного финансового капитализма. Между тем, Бразилия, Россия, Индия и Китай, — БРИК, — испытывают экономический рост, используя всё более и более капиталистические модели, в то же самое время. Или просто настал наш черёд страдать от кризисов подобно тому, как они страдали 10 лет назад?
— Э. Х.: Реальный рост стран БРИК является следствием того, что произошло в последние 10 — максимум 15 лет. В каком-то смысле можно сказать, что их рост — это следствие кризиса капитализма. С другой стороны, я полагаю, что есть риск упрощения, как это делают неолибералы и сторонники свободного рынка, когда говорят, что есть только один тип капитализма.

http://sensusnovus.ru/uploads/2012/01/hobsbawm2-408x545.jpg
Капитализм, если хотите – это семья со множеством различий: от государственного капитализма Франции до свободного рынка Америки.
Было бы ошибкой полагать, что рост стран БРИК представляет собой просто то же самое явление, что и западноевропейский капитализм. Это не так. Лишь однажды была предпринята попытка импортировать оптом ультрарыночный фундаментализм — в Россию, и это закончилось полнейшей неудачей.

— T. Х.: Вы подняли вопрос о политических последствиях краха. В своей книге вы настойчиво призываете обратиться к классическим текстам Маркса как к базису для последовательной политической программы. Но где, как вы думаете, марксизм как политический проект может осуществляться сегодня?
— Э. Х.: Я не верю, что у Маркса когда-либо было то, что принято называть политическим проектом. С политической точки зрения особенностью марксовой программы было то, что рабочий класс сам должен был осознать свои интересы и, став «классом для себя», через политическую борьбу прийти к власти. Кроме того, Маркс вполне сознательно описывал всё это расплывчато, из-за своей неприязни к утопическим прожектам. Парадоксальным образом, я бы даже сказал, что возникшие тогда партии были вынуждены в значительной степени импровизировать, делая то, что они могут сделать без каких-либо чётких инструкций. Всё, что Маркс писал по поводу социалистического будущего, будет не больше чем статья IV старой лейбористской программы, в которой говорилось об обобществлении собственности, но нигде на самом деле чётко не прописывалось, как это осуществить партии или её министрам. На мой взгляд, основная модель, которую социалисты и коммунисты 20-го века подразумевали — это была управляемая государством военная экономика, вышедшая из Первой мировой войны. Эта модель не была социалистической, но демонстрировала отдалённый пример того, как она может работать.

— T. Х.: Вас не удивляет провал и марксистской, и социал-демократической левой в попытке использовать кризис последних лет в политических целях? Мы беседуем здесь почти через 20 лет после кончины одной из партий, которой вы больше всего восхищались, — Коммунистической партии Италии. Вы разочарованы поведением левых, находящихся у власти сейчас в Европе и за её пределами?
— Э. Х.: Да, конечно. На самом деле, одна из идей, которую я пытаюсь показать в своей книге, — что кризис марксизма является не только кризисом революционной ветви марксизма, но и его социал-демократического ответвления. Новая ситуация, сложившаяся в условиях глобализирующейся экономики, в конце концов, убила не только марксизм-ленинизм, но и социал-демократический реформизм, при помощи которого рабочий класс оказывал давление на свои национальные государства. В условиях глобализации способность государства реагировать на это давление фактически исчезла. Левые фактически отступили, сказав: «Посмотрите, капиталисты делают всё правильно. Всё, что нужно сделать нам — это позволить им получить настолько много прибыли, насколько возможно, и мы тоже поимеем нашу долю».

Это работало, когда часть прибылей шла на создание государства всеобщего благосостояния, а с 1970-х годов этот принцип уже не работал. Что оставалось делать левым в этих условиях? То, что осуществили Блэр и Браун (Тони Блэр и Гордон Браун – лидеры Лейбористской партии Британии; Блэр был премьер-министрами страны с 1997 по 2007 год , а Гордон Браун  возглавлял правительство 27 июня 2007 по 11 мая 2010 год – редакция «Нового смысла»). — пусть бизнес делает столько денег, сколько возможно, а мы рассчитываем на то, что достаточная часть из них будет просачиваться вниз, улучшая жизнь наших людей.


"Кризис марксизма является не только кризисом революционной ветви марксизма, но и его социал-демократического ответвления. Новая ситуация, сложившаяся в условиях глобализирующейся экономики, в конце концов, убила не только марксизм-ленинизм, но и социал-демократический реформизм, при помощи которого рабочий класс оказывал давление на свои национальные государства" (фото сделано в январе 1976 года)

— T. Х.: Таким образом, это была своеобразная сделка с дьяволом? В то время, пока прибыли росли и кое-что от них перепадало образованию и медицине, мы, в свою очередь, закрывали глаза на всё остальное?
— Э. Х.: Да. До тех пор, пока уровень жизни улучшался.

— T. Х.: Однако теперь, когда прибыли пошли вниз, мы требуем ответов на наши вопросы?
— Э. Х.: Сегодня, когда западные страны столкнулись с обратной стороной недавнего бума, когда экономические показатели стагнируют или даже падают, вопрос о реформировании системы стоит особенно остро.

— T. Х.: Как человек левых взглядов, видите ли вы проблему в исчезновении монолитного и сознательного рабочего класса, который был основой для традиционной социал-демократической политики?

http://sensusnovus.ru/uploads/2012/01/hobsbawm3.jpg
"Везде, за исключением США, рабочий класс долгое время оставался заметной силой, что было хорошо видно в 70-е. Я думаю, что ускоренная деиндустриализация сыграла злую шутку не только с количеством, но и с сознанием рабочего класса. Сейчас нет ни одной страны в мире, где промышленный рабочий класс сам по себе был бы достаточной силой"

— Э. Х.: Исторически вышло так. Социал-демократические правительства и проводимые ими реформы теснейшим образом были связаны с партиями рабочего класса. Сами эти партии, впрочем, почти никогда не были полностью состоящими только из рабочих. В некоторой степени они строились как альянсы, включавшие в себя определённые группы либеральных и левых интеллектуалов, религиозных и культурных меньшинств, во многих странах к ним добавлялись различные слои трудящейся бедноты. Везде, за исключением США, рабочий класс долгое время оставался заметной силой, что было хорошо видно в 70-е. Я думаю, что ускоренная деиндустриализация сыграла злую шутку не только с количеством, но и с сознанием рабочего класса. Сейчас нет ни одной страны в мире, где промышленный рабочий класс сам по себе был бы достаточной силой.

Однако вполне возможно, что рабочий класс послужит основой, так сказать, скелетом, для более широкого движения за социальные перемены. Хорошим примером этого для левых может служить Бразилия, где сложилась типичная для конца 19-го века Партия труда, основанная как альянс профсоюзов, рабочих, различных групп бедноты, интеллектуалов, идеологов и различных левацких групп, которая оказалась в состоянии создать правящую коалицию. И вы не можете назвать этот опыт неудачным, так как даже после 8-ми лет правления уходящий президент от Партии труда (Лула – редакция «Нового смысла») сохраняет поддержку на уровне 80%. Сегодня я чувствую себя в Латинской Америке как дома, потому что это практически единственное место в мире, где люди говорят и действуют, используя старый язык 19—20 века – язык социализма, коммунизма и марксизма.

— T. Х.: Используя марксистский язык, вы в своей работе говорите о важнейшей роли интеллигенции. Мы видим сегодня небывалые волнения в студенческих кампусах, например, в Бирбеке, где проходят митинги и собрания. Если мы обратимся к книгам Наоми Кляйн и Дэвида Харви или выступлениям Славоя Жижека, мы почувствуем их энтузиазм. Как вы оцениваете этих известных марксистских интеллектуалов современности?
— Э. Х.: Я не уверен в том, что последуют большие изменения, однако нет никаких сомнений в том, что нынешнее правительство своей политикой сокращений расходов способствует радикализации студентов. Это если смотреть с одной стороны. С другой стороны, если вы вспомните последний пример массовой радикализации студентов в 68-м, это не оставит у вас иллюзий. Однако я считал тогда и считаю сейчас, что лучше иметь молодых мужчин и женщин, считающих себя левыми, чем тех, кто считает единственным достойным делом работу на фондовой бирже.

— T. Х.: Как вы думаете, такие интеллектуалы, как Харви и Жижек играют полезную роль в формировании взглядов молодёжи?
— Э. Х.: Я полагаю, что Жижека совершенно справедливо уличают в актёрстве. Он использует характерный элемент провокации и при помощи этого удерживает интерес людей. Но я совершенно не уверен, что те, кто читает Жижека, действительно приблизились к переосмыслению проблем, стоящих перед левыми.

— T. Х.: Позвольте мне переместиться с Запада на Восток. Один из актуальных вопросов, который вы поднимаете в своей книге — это вопрос о том, способна ли Коммунистическая партия Китая развиваться и реагировать на своё новое место на глобальной арене.
— Э.Х.: Это большая загадка. Коммунизм ушёл, но один из важнейших его элементов в Азии остаётся. Речь идёт о стране, в которой коммунистическая партия руководит обществом. Как это работает? В Китае, как мне кажется, есть высокая степень понимания того, что ситуация потенциально нестабильна. Существует, вероятно, тенденция предоставлять больше свободы для быстро растущего интеллектуального среднего класса и других образованных слоёв населения, количество которых, в конце концов, будет измеряться десятками и, возможно, сотнями миллионов. Правдой является и то, что КПК выдвигает в руководство в основном технократических лидеров.

Но как вы свяжете все эти факты в единую концепцию, я не знаю. Не стоит забывать и о независимом рабочем движении, возникшем из процесса бурной индустриализации. У этого движения есть два пути — либо быть кооптированным в структуры КПК, например, через профсоюзы, либо подвергнуться репрессиям, как это произошло со студентами на площади Тяньаньмэнь. Будущее его тоже неопределённо.

"Ральф Милибэнд был гораздо более левым, чем оба его сына. Я думаю, что большую часть своей жизни после своего разрыва с Лейбористской партией Ральф не связывал с парламентской деятельностью, но он надеялся, что настоящая социалистическая партия сможет возникнуть"

— T. Х.: Давайте поговорим о сегодняшней политической ситуации в Великобритании и попробуем прийти к общему знаменателю. Как мне кажется, ситуация напоминает 1930-е годы с их финансовой ортодоксией, сокращением расходов, неравенством в доходах и Дэвидом Камероном в роли Стэнли Болдуина. Как вы считаете?
— Э. Х.: Если внимательно присмотреться ко всем этим предложенным сокращениям расходов, якобы осуществляемым с целью обуздать дефицит бюджета, можно чётко увидеть идеологическую потребность в разрушении и так отчасти приватизированных старых социальных гарантий – таких, как пенсионная система, система социального обеспечения, школьного образования и даже здравоохранения. Всё это, по большей части, не вытекает напрямую ни из манифеста консерваторов, ни из программы либералов. Однако, глядя на это правительство со стороны, понимаешь, что оно оказалось более радикально правым, чем выглядело на первый взгляд.

— T. Х.: Какой должна быть реакция на всё это Лейбористской партии?
— Э. Х.: Лейбористская партия не стала эффективной оппозицией после последних выборов, отчасти, видимо, потому, что много времени ушло на избрание нового лидера. Думаю, что лейбористы должны подчеркнуть, что для большинства людей последние 13 лет были не периодом падения в хаос, а периодом улучшения ситуации – в частности, в таких сферах, как образование, медицина – и рядом других достижений в области культуры. В связи с этим идея о том, что, так или иначе, всё это должно быть разрушено, совершенно неверна. Мне кажется, что мы должны защищать то, что большинство людей считает необходимым сохранить, речь идёт о той или иной форме социальной защиты человека от рождения до самой смерти.

— T. Х.: Как старый друг семьи Милибэндов вы знали Ральфа Милибэнда. Как вы думаете, кого из своих сыновей он поддержал бы на выборах нового руководителя Лейбористской партии и как оценил бы избрание Эда в качестве лидера?
— Э. Х.: Ну, как отец, он, конечно, не мог бы им помочь, но был бы горд за них. Он, конечно, был гораздо более левым, чем оба его сына. Я думаю, что большую часть своей жизни после своего разрыва с Лейбористской партией Ральф не связывал с парламентской деятельностью, но он надеялся, что настоящая социалистическая партия сможет возникнуть. Когда же он, наконец, вновь сблизился с лейбористами, то это был период, когда в партии лидировал Тони Блэр. Это было не очень успешное время для партии, и оно не принесло ей ничего положительного. Тем не менее, я думаю, Ральф, конечно, надеялся бы на более радикальные изменения, чем те, о которых говорят его сыновья.
[milibands]

— T. Х.: Ваша новая книга называется «Как изменить мир». Вы пишете в последнем абзаце: «Преодоление капитализма до сих пор кажется мне возможным». Не этот ли не тускнеющий свет надежды позволяет вам работать, писать и размышлять сегодня?
— Э. Х.: Сегодня нет такой вещи, как нетускнеющая надежда. Моя книга о том, чем марксизм был в 20-м веке, — отчасти благодаря социал-демократическим партиям, которые не восходят непосредственно только к Марксу, отчасти благодаря лейбористским, рабочим партиям и так далее, — которые были правящими или имели потенциальную возможность прийти к власти практически в любой стране мира. А во-вторых, через Русскую революцию и все её последствия.

Тексты Карла Маркса, — этого безоружного пророка, вдохновлявшего на большие перемены, — остаются неоспоримыми. Я совершенно сознательно не говорю, что есть какой-то другой вариант будущей перспективы. Основные проблемы 21-го века потребуют решения, но ни чистый рынок, ни чистая либеральная демократия не смогут их решить. В этом смысле я считаю, что различные комбинации и сочетания общественного и частного, государственного вмешательства и контроля и свободы должны быть предложены. Как вы это назовёте, я не знаю. Вполне возможно, это больше не будет капитализм, по крайней мере, в том виде, который мы наблюдаем в нашей стране и в США.

Текст опубликован на сайте газеты «Гардиан» 16 января 2011 года. Оригинал статьи читайте здесь: http://www.guardian.co.uk/books/2011/ja … -hunt-marx
Источник: Новый смысл http://www.sensusnovus.ru/interview/201 … 12583.html

0

60

Мировые тупики: есть ли выход?
Владимир НЕСТЕРОВ  31.01.2012

http://www.fondsk.ru/images/news/2012/01/31/n12537.jpg

С началом нового столетия люди всегда связывают новые ожидания. Однако уже идет 2012 год, а перемен к лучшему в мире не видно.
По мере углубления долгового кризиса стран ЕС происходит «укрощение» Европы.
Количество войн и конфликтов продолжает расти.
Со дня на день может запылать весь Ближний и Средний Восток.
Разрыв между богатыми и бедными увеличивается.

Между тем человечество остро нуждается в действительно справедливом миропорядке, где не будет места делению на «золотой» и остальные миллиарды.

Разрыв увеличивается
На планете продолжается углубление экономического неравенства между развитыми странами и остальным миром. По данным академика В. Иноземцева, к началу XXI века разрыв в среднедушевом ВВП между богатой и бедной частями человечества достиг 15,4 тыс. долларов, увеличившись за последние 40 лет в три раза. Если в 1960 году 20% самых богатых людей мира получали доходов в 30 раз больше, чем 20% самых бедных людей, то к 2000-му году это соотношение увеличилось до 60 раз. Если в 1960 году 20% богатого населения имело 70% от всего мирового дохода, то сегодня эта цифра достигает 90%. Самые бедные 20% населения мира в 1960 году имели 2,3% планетарного экономического дохода, а сегодня они имеют менее чем 1,1%.

На долю стран «золотого миллиарда» приходится примерно 15% населения Земли, при этом они получают около 80% мирового продукта, в то время как на долю 85% населения других стран мира приходится лишь около 20% мирового ВВП. По данным ООН, 500 самых богатых людей мира, большинство которых является гражданами США, имеют такой же доход, как и 416 миллионов самых бедных.

Наконец, как было сказано в недавнем докладе Мирового экономического форума в канун Давоса, один процент (!) населения Земли владеет почти половиной мировых активов. В мире растет количество нищих и голодных людей. Выступая в том же Давосе, исполнительный директор Всемирной продовольственной организации (ВПП) Жозетт Ширан отметила: «Сегодня в результате финансового кризиса миллиард людей на Земле просыпаются и не знают, как наполнить чашку едой». По данным ООН, ежегодно в развивающихся странах из-за недостаточного питания умирает около 5 млн. детей.

Венгерский экономист Михай Шимаи, анализируя эти процессы, подчеркивает, что «неравенство и неблагоприятные последствия асимметрии во взаимозависимости ведут к международным конфликтам, если они запирают страны в положении постоянно проигрывающих... Сопряженные с этим потери и маргинализация могут подстегивать жесткий национализм, политическую нестабильность, бунты и терроризм».

На последнее обстоятельство обратил внимание ныне уже покойный французский геополитик Пьер Галуа. Говоря об истоках терроризма, он отметил: «Может, можно найти ему объяснение в обострённом чувстве несправедливости, обиды, глубочайшего неравенства, которое подспудно настраивает одни народы против других. Именно в этом, по моему мнению, нужно искать корни терроризма. Если бы было возможно вернуть оскорблённым народам чувство независимости и достоинство, не подвергая их пыткам и бомбардировкам, как это было в Ираке или в Афганистане! Может быть, можно обойтись без унижения или жестокой пропаганды…»

Капиталистическая миросистема
Наиболее адекватную картину современной капиталистической миросистемы, как представляется, создал американский ученый Иммануил Валлерстайн. Общий смысл этого концептуального подхода состоит в следующем.

Капитализм как мировая экономическая система основан на буржуазном способе производства, но не сводится к нему. Капиталистическая миросистема состоит из стран центра или нескольких центров, связанных и конкурирующих между собой, и стран периферии. Во времена СССР можно было говорить только о странах центра во главе с Соединенными Штатами. В нулевые годы можно было говорить о попытке ЕС стать самостоятельным центром, конкурирующим с Америкой. Однако в США вовремя разгадали замыслы европейских интеграторов и с началом в 2008 году мирового финансово-экономического кризиса делают всё, чтобы развалить еврозону, подорвав интеграционный процесс в Европе. Возможно, можно было говорить и о Японии, которая в нулевые годы была на пороге преодоления затянувшейся рецессии. Однако начавшийся кризис, а затем ядерная катастрофа на Фукусиме прервали этот процесс.

Таким образом, можно предположить, что Западный мир вновь возвращается к доминированию в нем США и, возможно, «примкнувшей» к ним Великобритании. Как считает Евгений Примаков, «по оценкам и прогнозу ИМЭМО, которые зарекомендовали себя как надежные, в Соединенных Штатах темпы роста ВВП в 2011 году превысили 2,2% и в 2012 году будут увеличиваться. Нереалистичны выводы и о резком ослаблении доллара, чуть ли не расстающегося с миссией общемирового платежного средства».

Особое место на планете занимает Китай. Вступив в открытую игру на мировых рынках и потеснив конкурентов, он быстро превращается в самостоятельный центр экономической и политической силы. В прежние годы транснациональные корпорации, активно размещая здесь свои производства и дешево покупая местную рабочую силу, использовали население Китая в интересах «золотого миллиарда». Сейчас, когда Пекин обратил внимание на увеличение покупательного спроса населения, времена «дешевой рабочей силы» уходят в прошлое. Притом, что минимальная зарплата в городах Китая в 2011 году составляла в среднем 178 долларов в месяц, рабочий в Шанхае получал 830 долларов, а хороший инженер – программист до 2100 долларов. Это значительно меньше, чем, скажем, в Чикаго, но следует иметь в виду и то, что в Китае иной масштаб цен. Иными словами, Китай все больше работает на себя, чем на «золотой миллиард».

Еще раньше И.Валлерстайна к сходным выводам пришел советский историк Борис Поршнев. В работе «О начале истории», изданной в 1974 году, уже после его ухода из жизни, Поршнев писал: «Социально-экономические системы, наблюдаемые нами на «переднем крае» человечества, существуют и развиваются лишь благодаря всасыванию дополнительных богатств и плодов труда из всего остального мира и некоторой амортизации таким способом внутреннего антагонизма. Этот всемирный процесс перекачки в эпохи рабства, феодализма и капитализма лишь иногда (при первой и третьей) выступал в виде прямого обескровливания метрополиями и империями окрестных «варваров» или далеких «туземцев» в колониях. Чаще и глубже перекачка через многие промежуточные народы и страны как через каскад ступеней, вверху которого высокоразвитые, но и высокоантагонистичные общества переднего края. Ниже разные менее развитые, отсталые, смешанные структуры. А глубоко внизу, хотя бы и взаимосвязанные с внешним миром, в том числе с соседями, самыми скудными сделками, но вычерпанные до бесконечности и бесчисленные в своем множестве народности пяти континентов почти неведомое подножие, выделяющее капельки росы или меда, чтобы великие цивилизации удерживались. Насос, который непрерывно перекачивает результаты труда со всей планеты вверх по шлюзам, это различия в уровне производительности труда и в средствах экономических сношений».

В результате уже в 1985 году из каждого доллара доходов в США 52 цента были результатом неэквивалентного обмена со странами «третьего мира». То есть, установись на Земле «справедливый экономический порядок», о котором так любили рассуждать западные политические лидеры в 80-е годы, доходы американцев упали бы более чем вдвое. Однако США — вовсе не лидер в этом списке: в крошечном и вроде бы незаметном Люксембурге из каждого франка доходов 86,5 (!) сантима — украдены у стран «третьего мира».

За счет неэквивалентного обмена западные страны получают доходы, позволяющие им щедро субсидировать сельское хозяйство. В результате продукция аграрного сектора развивающихся стран, которые таких субсидий позволить себе не могут, оказывается неконкурентоспособной на мировых рынках, и они лишаются внешних поступлений.

Особенность страны, представляющей собой периферию капиталистической миросистемы, состоит в том, что она зависит от центра, от создаваемой им конкретной формы мирового разделения труда. Она включается в рыночный обмен, но всегда остается зависимой и отсталой. Попытка отдельной страны преодолеть отсталость вне капиталистической миросистемы, несмотря на все ее усилия, приводит лишь к появлению новой формы зависимости.

Возвращение Мальтуса?
На первый взгляд, с окончанием конфронтации по линии Запад – Восток развивающиеся страны могли бы рассчитывать на то, что их участь облегчится. Но не тут-то было! В тамильских племенах существует беднейшая каста, название которой стало нарицательным. Ее представителей называют париями, и им отводится участь отверженных. Современный Запад определил на роль париев большую часть человечества. Неожиданно для себя развивающиеся страны оказались в намного более сложной ситуации, чем прежде: их стали цинично именовать варварами.

Что же в этой ситуации предлагает Запад? В октябре 2006 года по случаю Всемирного дня экологии британская газета «Independent» поместила подборку статей, в которых пришла к выводу, что потребляемые человечеством ресурсы уже превысили способность природы планеты к естественному возобновлению. Земля, как отметила газета, просто не в состоянии прокормить 6 млрд. человек (ныне уже 7 млрд. чел. – авт.), сохраняя при этом равновесное состояние природной среды. Наиболее остро это отражается в глобальном кризисе нехватки пресной воды, от которой уже сейчас страдает 800 млн. человек.

Борьба за воду, мрачно пророчествует издание, станет основным конфликтом будущего, и ученые пока не видят способа решить эту проблему техническими методами. Пик дефицита настанет к 2050 году, после чего численность человечества начнет быстро снижаться в результате падения рождаемости и роста смертности от голода и болезней в странах «третьего мира». Только когда она достигнет устойчивого уровня в 2-3 млрд. человек, появится шанс на восстановление природной среды.

Всё это очень напоминает англичанина Мальтуса, который в начале XIX века советовал избавляться от «лишнего» населения посредством голода, эпидемий и войн?! С тех пор прошло 200 лет, а «рецепты» остаются все те же. С одним только уточнением: население планеты должно сократиться за счет «третьего мира». Желательно также, чтобы оно сокращалось и за счет «разных менее развитых, отсталых, смешанных структур». На примере той же Украины, потерявшей за годы независимости около 7 млн. человек, мы видим, что этот процесс уже происходит.

«Золотой миллиард» остается в неприкосновенности. Если что, он восстанавливается за счет привлечения способных и талантливых людей из других регионов. Между тем, получи ученые средства на исследования или откажись Запад от сверхпотребления, проблем такого рода не было бы вообще. Однако они есть и будут, пока Соединенные Штаты ежегодно тратят до 700 млрд. долларов на военные расходы и насаждают «умными» бомбами и ракетами «западные ценности» по всему миру.

Новые веяния
Наряду с этим существует немало признаков того, что монополярный мир, еще не успев до конца сложиться, уже начинает рушиться. Растущее могущество Китая, поднявшаяся с колен Россия, процесс суверенизации «старой» Европы – это первые ростки начинающихся в мире серьезных перемен и не в пользу одного известного государства и его ближайших союзников.

Неудачи Америки в борьбе за мировую гегемонию, в частности, по сути, проигранная война в Ираке; предстоящий бесславный уход из Афганистана; «демократизация» Северной Африки и Ближнего Востока, вылившаяся в разрушение существующей государственности и повсеместный приход к власти исламистов; новые вызовы со стороны Китая и стран Латинской Америки, экономическое замедление внутри самих США – это прямые свидетельства того, что лучшие годы Америки уже позади.

Даже такая простая категория, как государственный долг, достигший в США, как пишет Валентин Зорин, «немыслимой цифры в 16,7 трлн. долларов» и превысивший ВВП страны, говорит о многом. Он означает закабаление как ныне живущего, так и двух последующих поколений американцев. Ведь для того, чтобы его оплачивать, необходим ежегодный рост ВВП как минимум на 6,5%. Но возможен ли такой рост в условиях углубляющегося кризиса!?

Известный финансовый спекулянт Джордж Сорос, который, как утверждает «Newsweek», финансирует движение «Захвати Уолл-стрит», накануне форума в Давосе заявил, что Америку ожидают уличные бунты, поскольку у людей «есть причины досадовать и злиться» по поводу расходов на спасение банковской системы, которые несут в первую очередь налогоплательщики, а не держатели акций или облигаций. А дальше в Америке последует установление репрессивной политической системы, «общества, где свобода личности ограничена гораздо сильнее, что означало бы разрыв с традицией Соединенных Штатов».

По мере того как процессы деградации Америки будут набирать силу, у средних и малых государств появятся новые возможности для проведения внешней и внутренней политики в соответствии с национальными интересами, выбором народов, а не указаниями из одного мирового центра.

Вместе с тем появляется возможность вернуть ООН ту роль, которая предполагалась для нее в момент создания в 1945 году. Но для этого нужна серьезная реформа этой организации. В первую очередь, речь идет о давно назревшем увеличении постоянных членов Совета Безопасности ООН за счет таких государств как Индия, Бразилия, Япония, ФРГ, Италия, Нигерия, ЮАР. Можно было бы при этом руководствоваться такими критериями, как объем ВВП, начиная, скажем, с 1-1,5 трлн. долларов.

Рост авторитета ООН привел бы к признанию всеми международного права в качестве единой основы, на которой можно решать конфликтные вопросы, возникающие в мире. В любом случае это лучше, чем действовать на основе решений, принимаемых в НАТО или «восьмеркой», существование которой вообще не имеет под собой никакой легитимной базы.
* * *
Человечество остро нуждается в действительно справедливом миропорядке, в котором не будет места делению на «золотой» и остальные миллиарды, а будет место для основанного на взаимопонимании тесного сотрудничества региональных цивилизаций, из которых состоит человечество.

В мире нет развитых и отсталых наций, высших и низших цивилизаций, продуктивных и непродуктивных культур. Каждый народ занимает в современном мире свою нишу, внося свой вклад в развитие человечества. Только на пути развития самобытных культурно-исторических начал каждого народа можно рассчитывать на лучшее будущее мировой цивилизации.

http://www.fondsk.ru/news/2012/01/31/mi … vyhod.html

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики