ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики


Мировая экономика и аспекты политики

Сообщений 301 страница 310 из 446

301

Погром офшоров, или Операция Offshore leaks
Валентин КАТАСОНОВ,16.04.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/04/16/n20073.jpg
С апреля текущего года тема Offshore leaks стала хитом мировых СМИ. На её фоне потускнела даже тема Кипра.
Offshore leaks в широком смысле понимается как утечка закрытой информации об офшорных компаниях и их клиентах.

* * *

Речь идет о хорошо спланированной операции глобального масштаба. 4 апреля ведущие СМИ разных стран почти синхронно выдали сенсационную новость о том, что некая организация под названием «Международный консорциум журналистских расследований» (МКЖР) располагает мощной базой данных по офшорам и их клиентам. Общий объем файлов в распоряжении МКЖР превышает 260 гигабайт. Это в 160 раз больше информации об отчетах посольств, которую в 2010 году обнародовал Wikileaks…
В файлах МКЖР содержится 2,5 миллиона документов: регистрационные данные 122 тысяч офшорных компаний Британских Виргинских островов; списки лиц, пользовавшихся офшорами; копии личных документов, в том числе паспортов; переписка; информация о банковских операциях и другие базы данных, имеющих отношение к политикам и бизнесменам мирового уровня, крупнейшим компаниям и банкам.
Документы имеют разную датировку, самые ранние из них появились на свет 30 лет назад. В документах фигурируют имена 130 тысяч человек из 170 стран.

На первом этапе этой операции некий аноним собирал первичную информацию по офшорам. Сколько времени он ее собирал, какие способы добывания информации использовал, нам не известно. Может быть, МКЖР, отдельные журналисты знают ответы на эти вопросы, но они молчат: дескать, мы не можем ставить под удар нашего информатора. Хотя заметим, что добыть такой массив информации одному человеку не под силу.
Кстати, в СМИ уже появилась версия такого одиночки – столь же невероятная, как версия о том, что 11 сентября 2001 года было делом рук узкой кучки террористов под руководством бен Ладена.

Второй этап начался в январе 2012 года. База данных по офшорам была передана анонимом организации МКЖР. Это был громадный массив слабо структурированной и слабо систематизированной информации. Собственно, МКЖР и начал работу по приведению в порядок этого информационного полуфабриката, использовав кроме собственных журналистов возможности СМИ ряда стран. Основная работа велась на местах. Наиболее крупными внешними участниками проекта оказались вещательная корпорация ВВС и британская The Guardian. В ходе работы данные, полученные от анонима, дополнялись новой информацией, которую добывали участвующие в проекте журналисты.
К работе привлекались программисты, специалисты по информационным технологиям из США, Великобритании, Коста-Рики. На данном этапе операция получила официальное название: “Secrecy For Sale: Inside The Global Offshore Money Maze” («Секретность на продажу: внутри всемирного лабиринта офшоров»). Работа на этом этапе не только не скрывалась, но и получила рекламу в СМИ.
В конце 2012 года был опубликован крошечный фрагмент базы данных по офшорам (БДО) по дюжине офшорных компаний и схемам их управления. Это была мощная мина замедленного действия.

Третий этап начался в первых числах апреля 2013. Через СМИ разных стран были обнародованы отдельные фрагменты базы данных. В каждой стране это несколько отобранных «уполномоченных» СМИ. В России, например, такими «уполномоченными» СМИ выступают «Ведомости» и «Новая газета».
Примечательно, что организация МКЖР, выступающая в качестве держателя БДО, запретила национальным СМИ, пользующимся БДО, передавать какие-либо документы из базы данных правоохранительным и компетентным органам своих стран. Видимо, существует риск засветить своих информаторов. Так, уже прошло сообщение, что немецкие СМИ отказались предоставить компетентным органам ФРГ информацию о местных налоговых уклонистах, которые были упомянуты в их первых апрельских публикациях.

Третий этап дозированных выбросов информации из БДО может растянуться на долгие годы. Впрочем, уже первые порции «информационного тротила» могут привести к революционным потрясениям в современном мироустройстве.

* * *

Многие задаются вопросом: каковы цели операции? Есть, конечно, официальная цель, на которую ссылается МКЖР. Это борьба с офшорами, ставшими непреодолимым тормозом социально-экономического развития. Трудно спорить с тем, что процесс офшоризации мировой экономики зашел слишком далеко. Называются самые свежие стоимостные оценки тех активов, которые скрываются в тени офшоров: от 21 до 32 трлн. долларов (почти до половины мирового ВВП).
Только потери бюджетов в результате ухода клиентов офшоров от налогов каждый год измеряется в глобальных масштабах сотнями миллиардов долларов.
По состоянию на 2011 год потери бюджета США от недоплаты налогов оценивались в 345 млрд. долл., в том числе за счет использования налоговыми уклонистами офшоров около 100 млрд. долл.
В Европейском союзе за счет использования схем налоговой оптимизации и грубого уклонения от уплаты налогов потери достигают 1 трлн. евро. Правда, сколько из этой суммы может быть отнесено на счет офшоров, мы не знаем. Если исходить из процентного соотношения по США, то получим 290 млрд. евро, или как минимум 350 млрд. долл. Итого по ЕС и США годовые налоговые потери за счет офшорных «дыр» составили около 450 млрд. долл.

Многие считают, что борьба с офшорами – лишь повод, прикрывающий иные цели. Обзор мировых СМИ показывает, что во многих публикациях в качестве главных мишеней выступают не офшоры как таковые, а отдельные олигархи, политики, государственные деятели.
В качестве мишеней называют отдельные страны. Иногда - всемирно известные банки, транснациональные корпорации, финансовые группы.

Одна из версий истинных мотивов операции: нанести конкретно удар по конкретному офшору, чтобы перегнать деньги их клиентов в небольшую группу «избранных» и «неприкасаемых» офшоров. Обращаем внимание, что почти все документы БДО имеют отношение к офшору, называемому Британские Виргинские острова (БВО). Эта территория благодаря высокой степени секретности информации о собственниках компаний является одним из самых надежных и популярных офшоров.
С 1984 года, когда заморская территория Великобритании объявила себя "налоговым раем", острова продали более миллиона компаний, реальные собственники которых не раскрывают своих имен. В пресс-релизе МКЖР помимо БВО упоминаются также другие офшоры – Сингапур, Гонконг, острова Кука. Однако при этом подчеркивается, что они рассматриваются лишь постольку, поскольку выступают в качестве «ответвлений» Британских Виргинских островов.

Впрочем, имеются и другие версии истинных целей операции: не «разбомбить» отдельный офшор, а дестабилизировать мировую экономику в целом, вызвать политический кризис в отдельных странах и в конечном счете перевести мир в состояние управляемого хаоса.
При этом операция Offshore leaks рассматривается не как самостоятельная, а как звено более обширного, глобального плана.
В этом случае операция Offshore leaks - логическое продолжение операции по подрыву банковской системы офшорного острова Кипр.

Конечно, о целях операции Offshore leaks можно судить лишь гадательно. Поскольку и самая главная организация, участвующая в проекте, – МКЖР, вызывает многочисленные вопросы. Информация о ней весьма скудна, известно лишь, что создана она была в 1997 году. Центральный офис расположен в Вашингтоне. Насчитывает около 160 журналистов из 60 стран (в операции Offshore leaks задействовано 88 журналистов из 46 стран).
МКЖР была создана как проект крупной общественной организации Center for Public Integrity (CPI). Спонсорами CPI выступают Knight Foundation, Ford Foundation и Джордж Сорос. Всё это подводит к мысли, что операция имеет действительно глобальные цели.

* * *

В первой партии материалов, опубликованных СМИ, мы видим самых разных фигурантов. Они могут выступать в документах под разными титулами: бенефициар, акционер, собственник, владелец, получатель «трастовых услуг», директор, владелец, совладелец, доверитель и т.д. Всех их объединяет тем не менее то, что это - «налоговые уклонисты».
В списке «налоговых уклонистов» можно найти имена политиков и чиновников, бизнесменов и аферистов, членов состоятельных семей и банкиров из разных стран — от США, Великобритании, Франции, Канады и Германии до России, Украины, Монголии, Азербайджана, Венесуэлы, Ирана, Индонезии, Индии и Филиппин. The Guardian указывает: согласно документам, самое большое число владельцев офшорных компаний зафиксировано в Китае, Гонконге, на Тайване, в РФ и бывших советских республиках. В списке также фигурируют имена 4 тысяч граждан США.

В связи с офшорным скандалом в прессе засветились, например, казначей избирательной кампании президента Франции Франсуа Олланда Жан-Жак Ожье, бывший министр финансов Монголии Баярцогт Сангажав, генерал армии Венесуэлы Хосе Элиесер Пинто Гутьеррес, два сына бывшего президента Колумбии Альваро Урибе Томас и Херонимо, дочь бывшего президента Филиппин Фердинанда Маркоса Мария Имельда Маркос Маноток, шейх Кувейта Сабах Джабер аль-Али аль-Сабах, одна из ведущих коллекционеров произведений искусства испанская баронесса Кармен Тиссен-Борнемиса, бывшая жена нефтяного трейдера Марка Рича - Дениз Рич, британский миллионер Скот Янг, отбывающий наказание за финансовые махинации.
СМИ назвали также президента Азербайджана Ильхама Алиева и членов его семьи, премьер-министра Грузии Бидзину Иванишвили, казахстанского бизнесмена Мухтара Аблязова, совладельца компании RosUkrEnergo украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа.

Кроме офшорных компаний и физических лиц в документах еще фигурируют различные посредники, которые выступают своего рода «лоцманами» для физических и юридических лиц, попадающих в запутанные лабиринты офшоров. Посредники разные: юридические конторы, трастовые фонды, банки, компании-«прокладки» и др. Посредники иногда выступают в качестве бенефициаров, но промежуточных. Выстраиваются иногда сложные цепочки из промежуточных бенефициаров для того, чтобы надежно сохранить в тайне настоящего хозяина, конечного бенефициара. Что касается роли банков в офшорных схемах, то, по данным МКЖР, наибольшую активность здесь проявляют немецкий банковский гигант Deutsche Bank, американский JP Morgan и швейцарские UBS и Clariden.

Уже прошло несколько дней с момента первого залпа из орудий Offshore leaks. Государственные и политические деятели целого ряда стран успели прореагировать. Налоговые службы и правоохранительные органы Германии, Великобритании, Бельгии, Индии, Греции заявили, что рассмотрят вопрос о проверке обнародованных фактов, имеющих отношение к их гражданам.
А министр финансов Люксембурга заявил о готовности сотрудничать с другими странами ЕС по вопросам обмена информацией о клиентах банков, уклоняющихся от уплаты налогов.
Это означает, что главный банковский офшор континентальной Европы дал понять, что готов вслед за Швейцарией начать демонтаж института банковской тайны.
Лишь правительство Австрии решило пойти против течения. Оно успокоило клиентов австрийских банков, заявив, что не собирается «сдавать» их налоговым властям других стран.

Валентин КАТАСОНОВ
Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

http://www.fondsk.ru/news/2013/04/16/po … 20073.html

*******************

В контексте статьи, темы:
Великая Депрессия "Б"
Большой Передел Мира

В разделе Политика - грязное дело?  темы:
Правители Мира сего.....
Гудбай Америка 3
Всё тайное становится явным.Конспирология

В разделе ЭпохА - Библиотечка темы:
Валютные войны,Рикардс Джеймс
Занимательная экономика, Александр Лежава

А в разделе ЭпохА - Кинозал темы:
ДЕНЬГИ - ЧТО ЭТО ТАКОЕ
КТО И КАК ПРАВИТ НАМИ И МИРОМ
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ / КОРПОРАТОКРАТИЯ
ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА / КОНСПИРОЛОГИЯ

0

302

Европа начинает междоусобные дрязги
contrpost.com/en (digitalmetro),22 April 2013
   
Внешнее благополучие Европы похоже дается участникам этого спектакля все труднее.  Положение в экономике по-прежнему аховое, и на этот раз дело похоже уже доходит до открытой раздраженной ругани.
Кроме того погрязшая в проблемах экономика Франции уже начинает пускать пузыри, а в такой ситуации молчать пожалуй никто не станет.

Кто же виноват во всем происходящем и так ли все плохо как может показаться?

Нет, всё обстоит не так плохо, все обстоит гораздо хуже. 
Похоже ситуация напоминает  некую акулью грызню, где никто никого щадить уже не станет.

Это касается не только каких-то национальных лидеров, но и лидеров наднациональных образований.
Например лидера МВФ Кристин Лагард, собираются признать виновной в деле с 400-ми миллионами евро.

Собственно началось все с осложнений в экономике Франции там всё становится еще хуже и как водится в таких случаях для того, чтобы скинуть петлю со своей шеи, нужно найти подходящую другую.
Так размышляют президент Франции Франсуа Олланд и министр экономики Пьер Московиси. Читатели которые следят за ситауцией помнят что в своей предвыборной кампании, господин Олланд пообещал обложить богатых налогами. Собственно говоря, ничего такого особого пока не произошло, но богатые люди ждать как говорится не стали пока это нечто произойдет.

Речь не идет о финансовых потерях богатых на налогах, речь идет о потерях на сворачивании активности и как следствие плохих прогнозах на будущее. Если речь идет о биржах рейтингах и акциях, то хуже и придумать нельзя.
Тем более все помнят историю с Депардье. Как смеялись над его приездом и получением гражданства России представители оппозиции помнят наверное тоже все.
Теперь похоже Олланду совсем не до смеха.

Углубляющиеся проблемы Франции конечно вызывают раздражение.
Гнев ищет внешний выход. Глава МВФ Кристин Лагард вызывает раздражение Франсуа Олланда своей критикой экономического курса страны. Нужно сказать, что господин Олланд применяет тактику господ Януковича и  Азарова которые во всем винили «попэрэдников». Так сегодня французские следственные органы интересуются причинами побудившими госпожу Лагард в бытность министром финансов Франции, уступить французские казначейские финансовые обязательства французскому финансовому магнату Бернару Тапи на сумму 400 миллионов евро. Дело доходит уже до обысков.

Собственно говоря, проблем этим не решить, но свалить на кого-то нынешние неудачи можно.
Вопрос  только сколь долго это будет проходить. Есть и еще некоторые «виновники», которых было бы неплохо «пригвоздить». Долго искать не придется. Министр финансов её королевского величества господин Джордж Осборн прославился тем, что серьезно сокращал бюджетные траты и производил урезания бюджетного дефицита.
Здесь как всегда нашлись сторонники и противники такой финансовой политики господина Осборна. Те кто против сокращений говорят о том, что сокращение трат, то есть затягивание «финансового пояса» приведет к стагнации экономики из-за уменьшения налоговых поступлений. Дескать нет расходов, не будет и доходов, а следовательно и налогов.
Те кто  мыслит категориями реальных денег склонны поддерживать действия господина Осборна, который производит сокращения непомерных трат доставшихся от лейбористов. Дело похоже уже выходит на международный уровень.

В МВФ говорят, что политика урезания расходов серьезно снизит возможности восстановления экономики.
При министре Осборне дефицит был сокращен со 170 млрд. фунтов стерлингов до 130. Это конечно лучше чем в целом по Европе, но ситуация настолько плоха, что даже в более благополучной Великобритании ожидаемого роста в 0.1% так и не произошло.
Роста импорта британских товаров и услуг так и не произошло всего лишь потому, что товаров произведенных в Британии нет, или правильнее сказать товары с высокой добавленной стоимостью сегодня никому не нужны, а услуги в Британии в основном финансового характера, банковские. Это то, от чего все банкиры сегодня шарахаются как черт от ладана. Британии сегодня не удалось найти хоть какое-то объяснение каким образом ей удастся снизить национальный долг размером в 1.5 триллионов фунтов.

Вот эта история будет иметь может быть самые серьезные последствия и для Британии и для всей Европы.
Здесь дело уже доходит до тех самых вил на которые западные государства обычно ловили развивающиеся экономики и нестабильные режимы. Так стало известно, что рейтинговое агентство Fitch понизило рейтинг Великобритании с ААА до АА+ с неопределенным прогнозом. Нужно сказать, что Fitch в этом мире не самое авторитетное  агентство, но его прогноз может заставить и другие агентства понизить рейтинг британской короны. Все дело в том, что конкуренция  заставляет рейтинговые агентства поторапливаться.  Снижние рейтинга одной изведущих экономик ЕС разумеется отразится на всей Еврозоне. Таким образом времена ждут всю Еврозону совсем не простые.

Говард Арчер, экономист исследовательской группы «Ай-Эйч-Эс Глобал Инсайт» заявил, что официальные данные показывают, что сегодня происходит уже третье падение производства и с начала периода кризиса общий обьем падения уже составил 30%. 
Далее он продолжил: «Независимо от того, дальнейшее сокращение ВВП удалось избежать в первом квартале, очевидно, что экономика все еще испытывает трудности генерировать даже скромные показатели устойчивого роста».

Несмотря на «французские» раздражения между Лагард и Олландом,
МВФ попрежнему старается прикрыть Францию и не вытаскивать на свет божий французские проблемы в экономике.

Кристин Лагард по прежнему более охотно говорит о проблемах в Испании, Италии, Греции, но не о Франции. Как бы не стремилась Европа хорошиться и хорохориться дела её идут из рук вон плохо. С тех пор как Осборн с одной стороны старается сократить дефицит бюждета, а с другой стороны старается стимулировать рост количества строительства новых домов, всё это упирается в недостаток выгодных кредитов и упадок спроса на строительство домов.

Причина тут одна – неуверенность. Простые граждане считают,что будущее весьма не безоблачно и не спешат рисковать попадая в тиски банковского процента.
С другой стороны сами банки так же не уверены и боятся рисковать раздавая кредиты.
В этом и состоит основная проблема ЕС сегодня все друг друга ругают и никто никому не верит, Европа по прежнему не едина.

http://contrpost.com/en/politicheskoe-d … ye-dryazgi

**********

А тем временем:

Брюссель запутался в рецептах оздоровления экономики
РГРК «Голос России» 24.04.2013

http://m.ruvr.ru/2012/11/28/1278048577/2euro%20bu%20kollaj.jpg.1000x297x1.jpg
© Коллаж: «Голос России»

Глава Еврокомиссии больше не верит в меры жесткой экономии. Жозе Мануэл Баррозу заявил,
что политика сокращения госрасходов, проводимая последние несколько лет, неэффективна и "исчерпала лимит поддержки в обществе"

Вместе с тем еще месяц назад Баррозу призвал Европейский совет продолжить финансовую консолидацию в странах с большим госдолгом – и это несмотря на значительное сокращение показателей ВВП.
Эксперты считают, что изменение экономической стратегии – мера вынужденная, иначе Старому Свету грозят политические изменения.

Понадобилось несколько лет и почти 20 саммитов на высшем уровне, чтобы европейские власти признали очевидное – одним сокращением госрасходов европейскую экономику к росту не вернуть.
Глава Еврокомиссии Баррозу заявил, что такие меры находят все меньше поддержки. Правда после громкого "подобная политика достигла своего предела" последовала оговорка, что сама по себе практика урезания госрасходов верная. По словам Баррозу, она лишь требует более деликатного подхода.
Последние высказывания еврочиновника такого уровня лишний раз доказывают, что даже в разгар кризиса политика в Европе доминировала над экономической целесообразностью, отмечает экономист Дарья Желаннова:
"Решение было принято в силу того, что сейчас в еврозоне правит бал Германия. Призыв к бюджетной дисциплине продиктован скорее не здравым смыслом, а волей политиков, которые на тот момент принимали решение. Путь изначально выбран неправильно.
Выход из кризиса - это в первую очередь стимулирование производства и внутреннего спроса. А то, что сейчас делают еврочиновники – это, наоборот, убивание всех возможностей экономики.
К чему это привело, мы видим: серьезное сокращение темпов роста ВВП, в отдельных странах даже падение, и социальная напряженность, которая растет благодаря стремительному росту безработицы".

Секвестр госрасходов, который последовательно прописывался как панацея от кризиса, был призван стабилизировать ситуацию в европейской экономике – объединенной, но не единой, как показала практика. На каком-то этапе это решение было правильным, соглашаются экономисты.
Но тактические меры нельзя было превращать в стратегию, отмечает финансист Роман Андреев:
"Когда в Брюсселе переходили к политике бюджетных сокращений, им нужно было найти какого-то козла отпущения - южноевропейскую страну, чтобы показать - до чего могут довести неконтролируемые бюджетные траты. Но тем не менее это только усугубило проблему, привело к политическим и экономическим дисбалансам.
Да, безусловно, нужно было наказать некоторые страны, где пенсии составляли 100 процентов от уровня зарплат, но в то же время необходимо идти к тому, чтобы экономическая политика еврозоны была более сбалансирована, а никаких попыток, кроме как заставить тратить меньше не предпринимается.
С экономической точки зрения это вообще бессмысленно".

Эксперты обращают внимание на то, что еще месяц назад глава Еврокомиссии настаивал на продолжении курса "на завинчивание гаек". 11 марта в письме Европейскому совету Баррозу отметил, что страны с большим госдолгом должны продолжить финансовую консолидацию – даже несмотря на прогнозы по снижению ВВП.

Более того, главный еврокомиссар призывал еще больше затянуть пояса. Тогда же нобелевский лауреат экономист Пол Кругман вновь выступил с резкой критикой Брюсселя, заявив, что там забыли про слово "рост".
В начале апреля о том, что "правильный курс" будет продолжен было заявлено на встрече с главой Минфина США Джеком Лью. Тогда же к Жозе Баррозу присоединился и глава Евросовета. Более того, Херман Ван Ромпей подчеркнул – стратегия не будет меняться, несмотря на рост безработицы.

Теперь же глава Еврокомиссии выступил с осторожной, но критикой. Трудно понять, является ли это политической уловкой – чтобы снизить уровень общественного недовольства – или в Брюсселе действительно осознали необходимость перемен. Однако то, что даже драконовское сокращение бюджета во многих странах не привело к уменьшению проблем, наглядно показывают последние статданные.
В прошлом году коллективный госдолг 17 стран еврозоны превысил 90 % ВВП. Испания и Греция, где 2 года урезались зарплаты и пенсии госслужащим, и где прошли самые массовые акции протеста, дефицит бюджета так и остался на уровне 10 процентов. И только в Германии по итогам прошлого года зафиксирован профицит – 0,2 процента ВВП.

Полина Черница
http://rus.ruvr.ru/2013_04_24/Brjussel- … ekonomiki/

0

303

Быть жадным – нехорошо
vestifinance.Сергей Вафин,26.04.2013

http://b1.vestifinance.ru/c/68292.640x320.jpg
Согласно исследованию, проведенному в Калифорнийском университете в Беркли, моральные убеждения людей влияют на их восприятие ценности денег.
Вопрос наличия какой-либо связи между моралью и личным обогащением стар как мир. При этом само понятие морали многие люди в современном мире воспринимают как нечто эфемерное. Моральные ценности и убеждения далеко не всегда стоят на первом месте в процессе зарабатывания денег.

Широко известный афоризм “деньги не пахнут” берет свое начало во II веке нашей эры.
Он стал известен благодаря труду “Жизнь двенадцати цезарей” древнеримского историка Гая Светония Транквилла.
“Тит упрекал отца, что и нужники он обложил налогом; тот взял монету из первой прибыли, поднес к его носу и спросил, воняет ли она. "Нет", — ответил Тит. "А ведь это деньги с мочи", — сказал Веспасиан".

В новейшей истории капитализма, и в особенности в его американской версии, довольно прочно закрепился стереотип, озвученный в фильме Оливера Стоуна “Уолл-стрит”, снятом в 1987 г.
http://b1.vestifinance.ru/c/68284.200x160.jpg
Именно в этом фильме финансист Гордон Гекко, которого играет Майкл Дуглас, произносит свою речь,
которая стала известна под названием “Жадность – это хорошо” (“Greed is good”).

Однако одно из недавних исследований, проведенных сотрудниками Калифорнийском университете в Беркли, а также сотрудниками Стэнфордского университета, ставит под вопрос эти утверждения.
Вне зависимости от пола, возраста и образования люди учитывают, каким образом были заработаны деньги. При этом покупательная способность одной и той же суммы денег в их восприятии может разниться в зависимости от того, каким путем они были получены.

На первом этапе первого эксперимента, проведенного исследователями, участвовали 59 человек в возрасте студентов колледжа.
Им объявили, что они могут участвовать в лотерее с денежным призом в размере $50. Спонсорами приза были две крупные корпорации.
Затем участников эксперимента разделили на две группы: группу “грязных денег” и группу “нейтральных денег”. Группе “нейтральных денег” заявили, что спонсором лотереи является крупная ритейлинговая сеть Target. При этом им не сообщили никакой дополнительной информации, которая бы описывала спонсора с негативной или положительной стороны.

Группе “грязных денег” объявили, что спонсором лотереи является сеть Walmart.
При этом участникам группы сообщили об иске Международного форума защиты прав трудящихся (International Labor Rights Forum), согласно которому утверждалось, что Walmart не поддерживает установленные международные стандарты труда.
Это был намек на то, что спонсорские деньги могут быть связаны с прибылями Walmart от использования заниженного уровня трудовых условий.

Всем участникам лотереи раздали 70 лотерейных билетов и объявили, что они могут заполнить любое количество билетов, чтобы выиграть в лотерею. При этом участник должны был написать на каждом заполняемом билете свое имя и контактную информацию.

По итогам данного эксперимента выяснилось, что участники группы “грязных денег” заполнили меньше билетов, чем участники группы “нейтральных денег”.
Следующим этапом первого эксперимента стала оценка покупательной способности все тех же $50. Участников обеих групп попросили оценить, сколько товаров они могут купить на эти деньги. Участники должны были выбрать из 8 позиций: бутылка молока, батончик шоколада, газировка и так далее.

В результате выяснилось, что все участники группы “грязных денег” посчитали, что могут приобрести меньшее количество товаров, чем группа “нейтральных денег”. Во втором эксперименте исследователи постарались оценить влияние моральной самооценки людей на их восприятие денег.

Исследователи наняли группу из мужчин и женщин в возрасте от 18 до 68 лет. Общая численность группы составила 140 человек.
Им заплатили небольшую сумму за участие в эксперименте. Им также объявили, что они могут заработать дополнительные деньги, в случае если выполнят ряд задач по составлению словесных описаний различных предметов.
Всем участникам эксперимента сообщили, что дополнительная премия за выполнение этих задач поступит от Walmart. Всех поставили в известность о низком уровне обеспечения трудовых условий, который приписывался компании согласно иску от 2005 г.

Одна группа начала выполнение задач без какой-либо подготовки.

Людей из другой группы перед началом выполнения задач попросили перечислить как можно большее число хороших, по их мнению, поступков, которые они совершили в своей жизни.
Именно эта группа людей выполнила больший объем задач.
Те люди, которые считали себя “более хорошими”, смогли выполнить больший объем работы, несмотря на то, что они знали, что деньги, которые они получат, будут “не совсем чистыми”.

Робб Уиллер, профессор социологии Стэнфордского университета
"Результаты этих простых экспериментов, на мой взгляд, очевидны. Люди боятся, что, принимая "грязные деньги", они наносят ущерб своему собственному моральному облику. Однако, если эти страхи каким-то образом нейтрализовать и заставить людей поверить в то, что они обладают высокими моральными и нравственными качествами, в этом случае они могут принять "грязные деньги".

Деньги рассматриваются как нечто совершенно отдельное от моральных ценностей отдельных людей.
Однако наши исследования фактически показывают, что мораль – это очень мощный фактор, который определяет экономические решения людей и даже способен изменять их восприятие ценности денег".

http://www.vestifinance.ru/articles/26982

0

304

Евросоюз: «Стрижка депозитов» по геополитической модели
Петр ИСКЕНДЕРОВ, 28.04.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/04/28/n20262.jpg
Руководство Европейского союза запустило процедуру законодательного закрепления права своих финансовых органов «состригать» излишки крупных банковских депозитов в банках стран – членов ЕС. Первым шагом в этом направлении стало голосование 24 апреля в комитете Европарламента по экономическим и монетарным делам.
Теперь вопрос будет вынесен на обсуждение всего Европарламента, а также правительств стран-членов ЕС. И это предвещает новые расколы, политические демарши и закулисные торги.

Депутаты Европарламента и ответственные чиновники Европейского союза и Европейского центробанка пытаются максимально успокоить вкладчиков. Один из архитекторов новой системы евродепутат от шведской Консервативной партии Гуннар Хокмарк уверяет, что речь не идет о повторении истории с Кипром, где крупные вкладчики могут лишиться до 80% средств на своих депозитах.
По его словам, нет оснований говорить и об отмене защиты банковских вкладов, поскольку для владельцев счетов до 100 тысяч евро ситуация не изменится. Наконец, инициаторы законопроекта подчеркивают, что он призван гарантировать такое решение для переживающих кризис банков, которое «не поставило бы под угрозу финансовую стабильность». Для этого основные убытки планируется «повесить» все-таки не на вкладчиков, а на акционеров и кредиторов.

Однако сути дела всё это не меняет.
Впервые в истории существования еврозоны власти Евросоюза фактически делят вкладчиков на «надежных» и «рискованных» - с конкретными конфискационными последствиями для вторых.
И вряд ли операция, уже получившая название «стрижка депозитов», запланирована только для «кризисных» банков. Как показывает опыт Греции, Кипра и даже Испании с Италией, от подобной участи не застрахован ни один банк…
Ряд экономистов уже предупредили, что введение практики, при которой за финансовый кризис станут расплачиваться вкладчики и акционеры банков, отпугнет именно крупных инвесторов, от которых и зависит сегодня успех антикризисных программ Евросоюза.

По горячим следам дискуссий о «стрижке» банковских депозитов члены комитета по экономическим и монетарным делам заслушали комиссара ЕС Олли Рена в связи с его заявлениями о необходимости «замедлить» реализацию мер бюджетной консолидации. Правоцентристы увидели в этих словах намерение Еврокомиссии «отхода от правильного курса и посылку неверного сигнала». Левоцентристы, наоборот, назвали высказывания Олли Рена половинчатыми и призвали его набраться «политической смелости» и однозначно признать, что меры бюджетной экономии в странах ЕС «попросту не работают и не пользуются более политической или социальной поддержкой».
Эти государства «нуждаются в новых экономических стимулах, а не просто в замедлении нынешних реформ», - уверены левоцентристы. [1]

Проблема не только и не столько во вкладчиках того или иного банка, а в стабильности всей банковской системы еврозоны. Ведь если ЕЦБ, Европарламент и другие наднациональные институты Евросоюза получат право «стричь» банковские вклады задним числом в банке любой страны по собственному выбору, паника может охватить всю еврозону. А банковская паника, или, по терминологии финансистов, «набег на банки», - самая страшная угроза для стабильности даже самой надежной финансовой системы.

Куда же может пойти поток депозитов и вкладчиков, в случае если параметры «стрижки» окажутся неприемлемыми для крупных вкладчиков и инвесторов? Один из вариантов – международные офшоры, в том числе британские. А это переведет конфликт в принципиально новую геополитическую плоскость.
«Главной задачей становится объединение налоговой политики европейских стран путем создания общих фискальных органов в рамках ЕС, - пишет обозреватель французского интернет-портала Slate.fr Жиль Бридье.
- Пока что мы еще очень далеки от достижения цели, если судить по количеству офшоров в одной лишь Европе: Лихтенштейн, Монако, Гибралтар и прочие острова. Представьте себе, как трудно будет что-то сделать в мировом масштабе. Это не говоря уже о государственном суверенитете налоговых гаваней». [2]
Так что у Евросоюза, если он действительно хочет навести финансовую дисциплину, работы впереди непочатый край, причем в собственном доме.

У обостряющегося противостояния внутри Евросоюза по вопросам финансово-экономической политики существует и еще один, более глубокий уровень. Речь идет о кризисе глобальной модели функционирования мировых финансовых рынков, основанной на неолиберальных моделях.
Американский экономист Нобелевский лауреат Пол Кругман метко охарактеризовал нынешнюю ситуацию как «блюз горячих денег». «Правда – какой бы тяжелой она ни оказалась для идеологов – заключается в том, что неограниченное движение капитала все чаще кажется неудавшимся экспериментом».

Сейчас это трудно себе представить, однако в течение трех десятилетий после окончания Второй мировой войны финансовые кризисы, подобные тому, с которым мы недавно так близко познакомились,  практически не случались.
Однако с 1980 года список стран, охваченных кризисом, стал резко расти: Мексика, Бразилия, Аргентина и Чили в 1982 году.
Швеция и Финляндия в 1991 году.
Снова Мексика в 1995 году. Таиланд, Малайзия, Индонезия и Корея в 1998 году.
Снова Аргентина в 2002 году. И, разумеется, Исландия, Ирландия, Греция, Португалия, Испания, Италия и Кипр.

Что общего между этими эпизодами?
Традиционная точка зрения заключается в том, что во всем виновато фискальное расточительство. Однако из длинного списка государств это объяснение подходит только для Греции.
Беглые банкиры – эта причина звучит более убедительно, поскольку этот фактор сыграл свою роль в развитии кризисов в ряде стран - от Чили до Швеции и Кипра.
Однако лучшей предпосылкой кризиса являются крупные вливания иностранного капитала:
практически во всех перечисленных мной случаях основа кризиса была заложена масштабным притоком иностранного капитала, за которым последовал его резкий отток», - говорит Пол Кругман. [3]

Приток иностранного капитала как предвестник и спусковой механизм финансового кризиса и последующего экономического и политического закабаления – об этом стоило бы задуматься многим странам, видящим сегодня панацею в западных кредитах.

Такова общая оценка «переходного момента», переживаемого сегодня мировой экономикой. Неудивительно, что целый ряд глобальных игроков стремятся использовать данные процессы в своих интересах, а то и «подстегнуть» их.
«Немцы спровоцировали кризис на Кипре» - под таким заголовком The Christian Science Monitor предлагает свою интерпретацию кипрской проблемы.
Американская газета утверждает, что в основе кипрского кризиса лежало стремление правительства ФРГ решить две ключевые политические задачи: нанести удар по финансовой «смычке» Кипра с Россией и одновременно обеспечить правящей коалиции переизбрание на всеобщих выборах в бундестаг в сентябре 2013 года.
«Политики боятся услышать в свой адрес обвинения в том, что они жертвуют средствами немецких налогоплательщиков ради оказания финансовой помощи российским миллиардерам», - указывает The Christian Science Monitor со ссылкой на заместителя председателя парламентского блока правящего германского ХДС Михаэля Фукса. [4]

К слову, в самих «проблемных» странах еврозоны очень многие не сомневаются, что стали жертвами столкновений интересов и внутриполитических игр ведущих стран Евросоюза во главе с Германией.
Так, представитель одного из крупнейших кипрских туроператоров ICS Travel Group Христос Анаксагорас убежден, что мерами Еврогруппы и Европарламента о «стрижке» депозитов и введении ограничений на движение капиталов в первую очередь воспользуются конкуренты Кипра в сфере туриндустрии - Греция, Испания и Турция, спешащие создать Кипру негативный имидж и отпугнуть от него потенциальных клиентов. [5]
Конечно, вряд ли Брюссель действует напрямую в интересах той же Анкары.
Однако общая обстановка хаоса на европейских финансовых рынках слишком выгодна для многих, чтобы видеть в ее возникновении лишь объективные причины.

[1] http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+IM-PRESS+20130422IPR07543+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN
[2] http://www.slate.fr/story/70989/paradis … ialisation
[3] The New York Times, 24.03.2013
[4] The Christian Science Monitor, 18.03.2013
[5] ИТАР-ТАСС 24.04.2013 12:04

Петр ИСКЕНДЕРОВ
Старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель радиостанции «Голос России»

http://www.fondsk.ru/news/2013/04/28/ev … 20262.html

0

305

Золотые страсти вокруг «Базеля-III»
Валентин КАТАСОНОВ,04.05.2013

Базельский комитет и мировая банковская мафия
Базельский комитет по банковскому надзору (далее - Комитет) тесно ассоциирован с такой наднациональной структурой, как Банк международных расчетов в Базеле (БМР), который часто называют клубом, штабом центральных банков или «Центральным банком последней инстанции».
Комитет был создан на базе БМР руководителями центральных банков десяти стран (G10) в конце 1974 г. для разработки общих международных правил в области банковского надзора после нарушения равновесия на международных валютных и банковских рынках, вызванного крахом банка Herstatt в Западной Германии. Комитет формулирует общие стандарты банковского надзора и рекомендации по их исполнению.
Что касается G10, то это группа стран, которая в 1962 г. подписала генеральное соглашение с МВФ о предоставлении займов (Бельгия, Великобритания, Западная Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Франция, Швеция, США, Япония). Швейцария, не являясь членом МВФ, присоединилась к ним в 1964 г., но название группы осталось прежним. С самого начала в состав Базельского комитета входили также представители Люксембурга, а с 2001 г. — и представители Испании.
Сейчас в Комитет входят представители центральных банков и национальных органов банковского надзора 27 стран (уже упомянутых 13 стран, а также присоединившихся к Комитету в 2009 г. Аргентины, Австралии, Бразилии, Китая, Гонконга, Индии, Индонезии, Кореи, Мексики, России, Саудовской Аравии, Сингапура, ЮАР и Турции).
За неполные четыре десятка лет своей деятельности Комитет издал десятки документов по различным направлениям деятельности, в том числе по общим вопросам организации надзора, по достаточности капитала, по различного рода рискам, по корпоративному управлению кредитно-депозитными организациями и т.д.

Ключевое направление деятельности Комитета – определение норм достаточности капитала для банков. Все документы Комитета вращаются вокруг очень незамысловатой пропорции: собственный капитал : активы банка = коэффициент достаточности капитала.

Каббалисты денежного мира ищут магическое число этой пропорции, которое обеспечило бы стабильность банковской системы. Фактически Комитет стремится узаконить то, что является преступлением.
В Европе уже давно существует система так называемого частичного, или неполного, покрытия банками своих обязательств. Такая система позволяет банкам делать деньги «из воздуха».
Скажем, под 1 доллар законных денег, размещенных вкладчиками на депозитном счете, банкам разрешается выпустить в виде кредитов 5 или 10 долларов безналичных (кредитных) денег.
Раньше это называлось фальшивомонетничеством и строго каралось законом. Сегодня это называется «нормой», «принципом» банковской деятельности, легализуется законами, а в учебниках по экономике обозначается термином «денежный мультипликатор».

Принцип «частичного» покрытия (резервирования) «крышуется» наднациональной структурой под названием «Базельский комитет по банковскому надзору», что придает принципу видимость респектабельности.

Никакие стандарты и формулы не устраняют главного следствия «частичного» покрытия (резервирования) обязательств – банковских кризисов. На протяжении почти четырех десятилетий существования Комитета мир был свидетелем бесчисленного количества банковских банкротств и банковских кризисов. Для предотвращения таких неприятностей необходимо 100-процентное покрытие обязательств, но тогда банки лишаются возможности заниматься своей «денежной алхимией».
На честное обсуждение проблемы «частичного» резервирования в центральных банках и в Комитете наложено строгое табу: там пытаются убедить общественность, что можно изобрести «магическую формулу» достаточности капитала для того, чтобы банки могли по-прежнему делать деньги «из воздуха». Это откровенный обман.

«Базель-I» и «Базель-II» - соломинки для утопающих
До конца 2012 года Комитетом было введено в действие два основополагающих документа, определяющих «магическую формулу» достаточности капитала и рекомендующих использовать эту формулу национальным органам банковского надзора – «Базель- I» и «Базель-II».
Первый из них появился на свет в 1988 году и имел очень солидное название «Международная конвергенция измерения капитала и стандартов капитала» (Базель-I).
В этом соглашении был определен минимальный размер достаточности капитала — 8%, исчисляемый как отношение собственного капитала (регулируемого органом надзора) к активам, взвешенным по риску. В расчет принимались лишь кредитные риски (хотя активы банков могут формироваться не только из кредитов, но также из инвестиций).
Фактически Комитетом было дано «добро» на финансово-денежную вакханалию, которую в учебниках по экономике называют уважительно «развитием денежных и финансовых рынков». Рынки стали покрываться «пузырями», «пузыри» стали лопаться, реальная экономика и простые граждане несли большие потери.
На сегодняшний день более 100 стран мира, согласно официальным заявлениям, придерживаются норм «Базель-I».

На переломе веков начала готовиться новая версия стандарта под названием «Базель-II», старт этому стандарту был дан в 2004 г. В новой версии были крайне слабые попытки учесть новые риски банковской деятельности (помимо кредитных), в частности в связи с бурным развитием рынков производных финансовых инструментов (деривативов), появлением хеджевых фондов и других институциональных спекулянтов, с которыми банки связаны самым тесным образом.

В разгар внедрения в жизнь нового стандарта разразился финансовый кризис 2007-2009 гг.
Он лишний раз продемонстрировал то, что стандарты Базеля – не более чем фиговый листок, прикрывающий произвол мировых ростовщиков.
«Базель-II» не мог излечить их от алчности, на глазах всех пошел на дно гигант мирового банковского бизнеса «Леман Бразерс», а на спасение других пришлось потратить из государственной казны не менее триллиона долларов в США и примерено столько же в Европе.
Были даже попытки доказать, что именно внедрение «Базеля-II» спровоцировало начало финансового кризиса, т.к. банки для пополнения недостающего собственного капитала решили использовать чрезмерно рискованные способы привлечения такого капитала, вынуждены были пойти на фальсификации и откровенный обман (искажения бухгалтерской отчетности, широкое использование забалансовых операций и т.п.).
В ходе финансового кризиса Комитет начал судорожно вносить изменения и поправки в стандарт «Базель-II».

Особенности «Базеля-III»

........................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи  Золотые страсти вокруг «Базеля-III»

Особенности «Базеля-III»
В конце концов, появился документ, который был назван «Базель-III». Предложения «Базеля-III» были одобрены на саммите G20 в Сеуле в ноябре 2010 г.
Участники саммита также одобрили сроки поэтапного внедрения стандарта. В качестве старта была определена дата 1 января 2013 года. Новый документ является чрезвычайно сложным и объемным документом – насчитывает около 800 страниц.

Хочу обратить внимание на следующие его особенности:
1. Сроки внедрения стандарта растянуты до 2018 года; иначе говоря, стандарт не является «жестким», дает банкам достаточно времени для маневров;

2. Планка достаточности собственного капитала банков повышена, но не настолько, чтобы можно было избежать новых кризисов;

3. Роль «субъективного фактора» при оценке банка со стороны надзорных органов повышается;

4. В структуре собственного капитала особая роль отводится золоту как финансовому активу.

На мой взгляд, последняя особенность является главной, она является качественной новацией, отличающей «Базель-III» от «Базеля-II».

В предыдущих стандартах Базеля собственным капиталом высокого качества считались лишь наличные деньги (которые во всех странах относятся к категории «законных платежных средств» - legal tender) и государственные долговые бумаги – облигации министерств финансов и казначейств.
Причем далеко не все облигации, а лишь те, которые получают высшую оценку со стороны ведущих международных рейтинговых агентств. На протяжении длительного времени наиболее качественным элементом собственного капитала рассматривались облигации казначейства США.
То есть банки тех стран, которые участвовали в «Базелях» первого и второго поколения, должны были оказывать помощь дяде Сэму, приобретая его облигации и закрывая дыры в бюджете США. Тем самым - поддерживать доллар США и действовать против золота как главного конкурента «зеленой бумаги».

«Базель-III»: частичная реабилитация золота
До 1970-х гг., когда в мире существовала Бреттон-Вудская валютная система и еще не было никаких «Базелей», все было по-другому. Банки оценивались в первую очередь по количеству золота, составлявшего собственный капитал.
Чем больше было золота относительно всей суммы капитала и всей суммы активов, тем более надежным считался банк. Все было просто, понятно и логично.

Но те добрые старые времена закончились с крахом золотого стандарта и решением МВФ осуществить полную и окончательную демонетизацию золота. Золото была разжаловано в обычные биржевые товары, такие как нефть, пшеница или кофе.
В крайнем случае, банки могли использовать золото в качестве объекта инвестиций, но считаться полноценным финансовым активом этот металл перестал.

До сих пор Банк международных расчетов (БМР) держал золото в «черном теле». «Правила игры» были такими, что накапливать золото банкам было невыгодно. В лучшем случае банкиры смотрели на «желтый» металл глазами спекулянтов, которые покупают и продают золото для получения сиюминутной прибыли.

«Базель-III» резко поднял статус золота.
Новые правила предусматривают перевод золота в банковский капитал первого уровня (tier-1) по 100-процентной цене. У банков появляется возможность замещать свои бумажные активы (в первую очередь облигации американского казначейства) желтым металлом.
Эксперты подсчитали, что подобное правило создаст дополнительный спрос на драгоценный металл в объеме как минимум 1700 тонн. Имеются и более высокие оценки – до 3000 тонн.
Целый ряд экспертов полагает, что разработка «Базеля-III» осуществлялась при мощном лоббировании со стороны клана Ротшильдов, который заинтересован в восстановлении денежного статуса золота в мире.
Ротшильды на протяжении последних двух веков контролируют основные запасы золота, участвуют в добыче желтого металла, являются «маркет-мейкерами» на рынке драгоценных металлов.

Еще до вступления в силу нового стандарта Базельского комитета в сентябре 2012 г. руководители одного из крупнейших банков мира Deutsche Bank AG, находящегося в сфере влияния Ротшильдов, сделали громогласное заявление о том, что золото из товара опять превратилось в деньги.
Такое заявление вызывало болезненную реакцию по другую сторону Атлантического океана, прежде всего в ФРС США.
Руководитель Федерального резерва Бен Бернанке в очередной раз выступил с заявлением о том, что золото – далеко не лучший вид денег.

Нетрудно понять, что «Базель-III» – удар по доллару США и американской экономике.
Реакция со стороны Америки была достаточно жесткой и оперативной. В конце прошлого года денежные и финансовые регуляторы США (Федеральная резервная система, Агентство по страхованию депозитов и Управление валютного контролера) сообщили: к ним обратились ведущие американские банки с заявлением, что новые стандарты Базеля непосильны для депозитно-кредитных организаций.
После этого ФРС и другие финансовые регуляторы США в свою очередь обратились в Комитет и заявили, что введение «Базеля-III» в США откладывается, при этом дата перехода на новый стандарт не была названа.
Тут забеспокоились европейские банки, которые посчитали, что если они начнут переходить на новый стандарт, то окажутся неконкурентоспособными по сравнению с американскими банками. И также отказались от перехода на «Базель-III».

Так кто же встал под знамена Базеля-III с 1 января 2013 года?
Список не очень длинный, всего 11 стран: Австралия, Гонконг, Канада, Китай, Мексика, Саудовская Аравия, Сингапур, Таиланд, Швейцария, Южная Африка, Япония. Сюда еще можно добавить Индию, которая заявила о присоединении к Базелю-III с 1 апреля 2013 года.
Примечательно, что в списке - четыре страны из зоны «золотого миллиарда»: Австралия, Канада, Швейцария, Япония.

Загадочным является отсутствие в указанном списке Турции. В этой стране активно поощряется более широкое использование золота в операциях банков, удельный вес желтого металла в собственном капитале и в активах турецких банков на фоне других стран высокий.
Де-факто турецкий банковский сектор вполне готов к выполнению стандартов «Базель-III». Как отметила лондонская Financial Times, политика руководителя Центрального банка Турции Эрдема Баски дала впечатляющие результаты для турецких банков: они привлекли 8,3 миллиарда долларов США в новые депозиты через золотые программы за последние 12 месяцев, эти средства они теперь могут направить на кредитование.

Как видим, в приведенном выше списке находятся почти все ведущие производители золота: Китай, Южная Африка, Канада, Австралия.
Ряд стран из списка выступают ведущими импортерами желтого металла (Китай, Гонконг, Швейцария, Садовская Аравия, Индия). Китай, вошедший в группу «золотых» лидеров, уже давно дает намеки насчет возможности превращения юаня в золотую валюту.
А Швейцария продвигает проект введения внутри страны параллельной валюты в виде золотого франка.

«Базель-III»: разворот банков в сторону золота

Введение в действие новых правил Базеля может привести к радикальному изменению позиций банков отдельных стран в мировой финансовой системе.
Прежде всего, ожидается усиление позиций китайских банков, учитывая то, что Китай уже несколько лет подряд занимает первое место в мире как по объемам добычи и импорта желтого металла.
Позиции тех банков, которые смело встали под знамена «Базеля-III», будут укрепляться и по той причине, что цены на желтый металл на протяжении последних 12 лет показывали беспрецедентно высокие темпы прироста - в среднем 17 процентов в год.
В 2012 году тройская унция желтого металла стоила 1700 долларов. А так называемая «справедливая» («равновесная») цена на металл, по мнению многих золотых трейдеров, находится на уровне не менее 5000 долларов.
Кто успел сесть в «золотой поезд», приобретя билеты по низким ценам, тот имеет гораздо больше шансов оказаться завтра на мировом финансовом олимпе.

Даже те банки, которые пока не вошли в зону действия «Базеля-III» понимают, что их будущее зависит от того, насколько быстро они смогут развернуться в сторону золота. Статистика МВФ и Всемирного совета по золоту не дает четкой картины закупок золота всем банковским сектором. Но есть статистика по операциям купли-продажи на рынке золота центральных банков (ЦБ).
После развала Бреттон-Вудской валютной системы центральные банки всего мира на протяжении более трех десятилетий продавали желтого металла больше, чем покупали. После недавнего финансового кризиса ситуация кардинально изменилась.
В 2011 году чистые покупки золота центральными банками мира составили 457 тонн. Это более 10% объема всего спроса на мировом рынке драгоценного металла (4400 т).
А в течение предшествующих кризису 15 лет их чистые продажи составляли в среднем по 400 тонн в год. Таким образом, ЦБ сделали крутой разворот и начали закупать золото в таких объемах, которые не наблюдались с 60-х годов ХХ века.
2011 год стал рекордным по объему чистых покупок золота центральными банками мира с 1964 года. По предварительным данным Всемирного совета по золоту, в 2012 году поставлен новый рекорд: чистые покупки желтого металла центральными банками мира выросли до 536 тонн.

Что касается коммерческих банков, то до введения стандарта «Базель-III» они относились к желтому металлу лишь как к инструменту увеличения своих прибылей с помощью спекуляций и/или инвестиций, но стимула к созданию значительных собственных резервов драгоценного металла у них не было.
Думаю, что с 2013 года их отношение к золоту изменится, они будут приобретать его лично для себя в целях повышения устойчивости бизнеса и привлечения клиентов.

Легализация стандарта «Базель-III» в ряде стран в 2013 году – серьёзный признак возвращения золота в мир денег.
Речь пока не идет о классическом золотом стандарте, при котором банки свободно обменивают бумажные денежные знаки на металл.
Но металл может шире использоваться для покрытия обязательств банков и быть финансовым активом «высшей инстанции».

Возможно, в перспективе, когда банки накопят достаточное количество золота, на повестку дня вновь встанет вопрос и о восстановлении золотого стандарта…

Валентин КАТАСОНОВ
Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

http://www.fondsk.ru/news/2013/05/04/zo … 20326.html

0

306

Заблуждения по поводу мер жесткой экономии
("Foreign Affairs", США)
Марк Блит (Mark Blyth)

http://beta.inosmi.ru/images/20873/59/208735996.jpg
©  Фото Fotolia, Sebastian Duda

Почему Западом овладела неудачная идея
Результаты европейского эксперимента с затягиванием поясов - налицо, и они предельно ясны и понятны: режим самоограничения не работает. Но почему столь ошибочная идея стала стандартным ответом Запада на финансовый кризис?

Будучи не в состоянии предпринять конструктивные действия, способные привести к какому-то результату, Конгресс США недавно дошел до того, что просто начал играть с экономикой страны в игру «кто круче».  Катастрофа с предельной суммой долга уступила место «фискальному обрыву», который превратился в масштабные сокращения оборонного бюджета и в ограничение расходов, известное под названием «секвестирование». Что бы дальше ни происходило в налоговой сфере, дальнейшее сокращение государственных расходов вполне вероятно.
Таким образом, меры жесткой экономии, которые были характерны для политики европейских стран, начиная с 2010 года, в несколько измененном виде пришли и в США. Единственный вопрос заключается в том, насколько серьезными и болезненными будут результаты такой встряски, и кто примет на себя главный удар.
Но все это – полный абсурд, так как опыт Европы в очередной раз показывает: принятие мер жесткой экономии в стране, сталкивающейся с экономическими трудностями - это совершенно неправильно.

Страны еврозоны, Великобритания и государства Балтии добровольно стали участниками большого эксперимента, целью которого является выяснение того, способна ли находящаяся в экономической стагнации страна добиться благополучия. Меры экономии, подразумевающие целенаправленное снижение зарплат и цен за счет сокращения государственных расходов, направлены на уменьшение государственных долгов и дефицита, на рост экономической конкурентоспособности и восстановление малопонятного «доверия бизнеса».
Последний аспект является ключевым: сторонники мер экономии считают, что урезание государственных расходов подстегнет частные инвестиции, поскольку это является сигналом к тому, что государство не будет ни вытеснять на рынке частные инвестиции своими инструментами по  стимулированию, ни увеличивать долговое бремя. Если все будет так, потребители и производители почувствуют уверенность в завтрашнем дне и начнут тратить больше, что позволит экономике страны вновь расти.

Руководствуясь такой логикой и стремясь выбраться из полосы последнего финансового кризиса, в результате которого резко вырос государственный долг,
Европа вот уже четыре года старательно затягивает пояса. Результаты этого эксперимента сейчас уже ясны, и они весьма убедительны: меры жесткой экономии не работают.
Большинство экономик периферийных стран еврозоны с 2009 года находятся в состоянии свободного падения, а в четвертом квартале 2012 года впервые в истории произошло сокращение в экономике еврозоны в целом.
Экономика Португалии просела на 1,8%, Италии - на 0,9%. Даже считавшаяся локомотивом региона экономика Германии отметила снижение на 0,6%.
Великобритании, несмотря на то, что она не входит в еврозону, с трудом удалось избежать участи первой из развитых стран мира, где наблюдалась тройная рецессия.

Единственная неожиданность заключается в том, что такие события сами по себе стали неожиданностью. Еще в июле 2012 года Международный валютный фонд выступил с предупреждением о том, что единовременное сокращение государственных расходов взаимосвязанных экономик в период рецессии, когда процентные ставки уже и так были низкими, неизбежно подорвет перспективы роста.
Это предупреждение прозвучало на фоне уже имевшихся многочисленных данных о том, что в каждой стране, принявшей меры жесткой экономии, объем долга существенно вырос по сравнению с докризисным периодом.
Соотношение долга к ВВП в Португалии выросло с 62% в 2006 году до 108% в 2012 году.
В Ирландии этот показатель вырос более чем в 4 раза: с 24,8% в 2007 году до 106,4% в 2012 году. Соотношение долга к ВВП в Греции подскочило со 106% в 2007 году до 170% в 2012 году.
Долг Латвии по отношению в ВВП вырос с 10,7% в 2007 году до 42% в 2012 году. Все эти статистические данные еще не начали оказывать влияние на социальные издержки мер экономии, включающие небывалый с 1930 года уровень безработицы в странах, входящих сейчас в еврозону. 

Так почему же власти стран продолжают идти по этому пути?

Политика экономии была и остается для еврозоны стандартным ответом на финансовый кризис как по экономическим, так и по идеологическим причинам. Экономическая причина в том, что других доступных вариантов было очень мало.
В отличие от США, которые смогли в 2008 году спасти свои банки, поскольку их Министерство финансов и центральный банк были в состоянии принимать любые дополнительные обеспечения и гарантии, какие хотели, странам Евросоюза пришлось субсидировать свою неплатежеспособную банковскую систему (которая была в три раза крупнее, имела вдвое большую долю заемных средств по сравнению с американской банковской системой) просто дополнительной ликвидностью.
Они были вынуждены сокращать расходы и клясться в «незыблемой приверженности евро». Американская банковская система сократила свой долг, провела рекапитализацию и теперь готова развиваться.
В Евросоюзе из-за его медлительной бюрократии даже не приступили к этому процессу. В итоге экономики стран еврозоны продолжают сокращаться, несмотря на все более сомнительные обещания о якобы возвращающейся уверенности.

В идеологическом плане интуитивно-понятная привлекательность мер строгой экономии (не тратить больше, чем имеешь) сегодня производит свое гипнотическое воздействие. Если понять, как режим жесткой экономии превратился в стандартное направление либерального экономического мышления в момент, когда государства находятся в беде, это покажет нам, почему такой курс столь соблазнителен и опасен.

ИДЕЯ С ИЗЪЯНОМ
Экономия является весьма соблазнительной идеей, учитывая простоту ее главного принципа - долг нельзя покрыть новым долгом. С течением времени верность этого тезиса подтверждается, однако долго так продолжаться не может. Имеются еще три менее очевидных фактора, подрывающих простое утверждение о том, что испытывающим финансовые трудности странам следует отказаться от расходов.

Первый фактор дистрибутивный.
Его суть заключается в том, что воздействие мер экономии на разных уровнях общества ощущается по-разному. Находящиеся в нижней части схемы распределения доходов в пропорциональном отношении теряют больше, чем те, кто находится в верхней части. Это объясняется их большей зависимостью от государственных услуг и меньшим объемом имеющихся у них богатств, способных смягчить последствия потрясений. 400 самых богатых американцев владеют большим объемом активов, чем 150 миллионов самых бедных из них.
Самые бедные 15% американцев, что составляет примерно 46 миллионов человек, живут в семьях с доходом менее 22050 долларов в год. Попытки заставить путем сокращения государственных расходов нести бремя мер жесткой экономии население, на долю которого приходится самая малая часть распределенных доходов, были бы жестокими и трудно осуществимыми математически. Те, кто могут заплатить, делать этого не хотят, а от тех, кто не может заплатить, это требуют.

Второй фактор композиционный.
Все не могут одновременно обеспечить свой рост. Если говорить  о странах Евросоюза, то несмотря на то, что для любого государства разумной мерой было бы снижение долга, если все страны валютного союза, являющиеся друг для друга торговыми партнерами, одновременно сократят свои расходы, это может привести лишь к сокращению региональной экономики в целом. Сторонники затягивания поясов не видят этой опасности, поскольку они рассматривают взаимосвязь между экономией и тратами в обратной последовательности.  Они считают, что бережливость со стороны государственного сектора в конечном счете подстегнет расходы частного сектора. Однако, чтобы кто-то мог сэкономить, кому-то другому нужно потратиться, иначе у того, кто экономит, не останется дохода, за который он может держаться. Аналогичная ситуация наблюдается на уровне государств. Если какая-то страна стремится извлечь выгоду из сокращения внутреннего финансирования с тем, чтобы быть более конкурентоспособной в плане издержек, то для этого должна существовать другая страна, которая намерена тратить деньги на производимую первой страной продукцию.  Если же все страны одновременно будут сокращать расходы или экономить, как это происходит в настоящее время в еврозоне, не останется никого, чтобы нести расходы, необходимые для стимулирования роста.

Третий фактор связан с логикой.
Представление о том, что урезание государственных расходов увеличивает доверие инвесторов, не поверку оказывается несостоятельным. По утверждению экономиста Пола Кругмана (Paul Krugman) и ряда других экспертов, это предположение подразумевает, что потребители предвидят и учитывают все изменения государственной политики в подсчетах своих бюджетов на всю жизнь. Когда государство дает сигнал о том, что оно намерено существенно сократить свои расходы, согласно этому утверждению, потребители понимают, что в перспективе их налоговое бремя сократится. Это позволяет им тратить сегодня больше, чем они тратили бы при отсутствии сокращений. Такая ситуация позволяет покончить с рецессией, несмотря на продолжающееся на этом фоне обрушение экономики.
Предположение о том, что финансово неподкованные потребители, боящиеся потерять свою работу в условиях вызванной политическими решениями рецессии, в реальной жизни будут себя вести именно так, по меньшей мере смелое, а то и вовсе глупое.

Таким образом, меры экономии представляются опасными, поскольку  при этом не учитываются порождаемые ими внешние факторы, воздействие выбора одного человека на выбор другого, а также не берется во внимание низкая вероятность того, что люди будут действовать так, как того требует теория. Для того, чтобы понять, почему эти заезженные идеи стали стандартным ответом стран западного мира на вопрос о путях выхода из рецессии, необходимо проконсультироваться с  несколькими англичанами, двумя шотландцам и тремя австрийцами.

ПРОТИВОРЕЧИЕ В ЛИБЕРАЛЬНОЙ ШКОЛЕ
Происхождение мер строгой экономии связано со спорами о роли государства в рядах представителей либеральной экономической школы. Во второй книге «Двух трактатов о государственном правлении» английский политический теоретик Джон Локк (John Locke) соглашается с тем, что с момента изобретения денег и появления частной собственности понятие неравенства стало неизбежным. Однако при этом он также признавал, что государство должно регулировать создаваемую рынком несправедливость. Тем не менее, любое государство, успешно с этим справившееся, станет достаточно сильным, и будет представлять угрозу владельцам частной собственности, которых оно призвано защищать.
В результате в либеральной школе возникло противоречие: невозможно жить с государством, которое может ограбить тебя, однако без него жить также невозможно, потому что тогда тебя может уничтожить толпа. Позднее шотландские экономисты 18-го века Дэвид Юм (David Hume) и Адам Смит (Adam Smith) обратили внимание на это противоречие. Тогда оно обрело иное измерение: как платить за государство, которого боишься, но, тем не менее, в котором нуждаешься. В качестве возможного решения виделся государственный долг, однако ни Юму, ни Смиту этот подход не нравился.

Как подчеркивали Юм и Смит, государство могло бы занимать деньги, давая предпринимателям возможность осуществлять менее рисковые инвестиции с таким же или более высоким уровнем вознаграждения за счет инструмента государственного долга. Для этих инвесторов покупка такого долга стала бы удобным механизмом финансирования того государства, в котором они нуждались, и при этом им не нужно было платить налоги. Само государство выплачивало бы им деньги, чтобы те, в свою очередь, финансировали его.
Однако проблема такого варианта свободных действий заключается в том, что по сути они не являются по-настоящему свободными. Для поиска лиц, готовых выкупить его долг, государство должно обеспечить лучшую отдачу, чем по другим инвестициям, и определить такие условия, в рамках которых деньги, не участвуя в регулируемых рынком инвестициях, направляются на изначально убыточные государственные расходы.
Этот процесс приводит к сокращению роста, увеличению процентных ставок и втягивает государство в долги  сперва перед местными предпринимателями, а затем перед иностранными. Вместо решения вопроса о том, как заплатить за государство, этот процесс приводит к постоянному росту налогов и, как предостерегал Смит, к неизбежному краху кредитора, поскольку «праздный и расточительный получатель кредита [получает доход] за счет усердно трудящегося и экономного кредитора, … направляющего значительную часть национального капитала … тем лицам, которые, скорее всего, растратят и уничтожат его». С учетом этого Юм и Смит пришли к выводу о том, что тлетворному воздействию государственного долга следует всячески сопротивляться, даже если он представляется в качестве решения вопроса финансирования государства в краткосрочной перспективе.

Британские представители либеральной школы 19-го века пытались найти выход из этого противоречия двумя различными способами.
Некоторые из них, например, Давид Рикардо (David Ricardo) хотели вообще отстранить государство от участия в экономике, расценивая его действия как контрпродуктивное вмешательство в систему, которая без его участия была бы самоуравновешенной. Однако другие экономисты, такие как Джон Стюарт Милль (John Stuart Mill), увидели роль государства не просто в устранении неравенства. Милль даже пришел к выводу о том, что государственный долг не только не ведет к банкротству страны, но и может использоваться для финансирования важных социальных инвестиций. Милль и его собратья по идеологии считали, что капитализм не может нормально функционировать в современном мире без усиленного государственного вмешательства. Они считали, что предсказываемое Рикардо самоуравновешивание маловероятно, объясняя это, среди прочего, такими факторами как нестабильность рынка труда, изменчивость деловых циклов, потребность в вынесении вопросов на голосование и рост безработицы и бедности во всем мире на фоне благополучия богачей.

Таким образом, в 19-м веке либеральная школа разделилась на два лагеря.
В первый по стопам Рикардо вошли некоторые австрийские экономисты, в том числе Йозеф Шумпетер (Joseph Schumpeter), Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises) и Фридрих Хайек  (Friedrich Hayek). Они выступали резко против любого участия государства в экономике, отвергая его интервенции и долги.
В другой лагерь, видевший необходимость в существовании более активного, а  когда это необходимо, залезающего в долги государства, помимо Милля вошли несколько британских экономистов, в том числе Джон Хобсон (John Hobson), Уильям Беверидж (William Beveridge) и, наконец, Джон Мейнард Кейнс (John Maynard Keynes).

ЗАПАДНЯ ЛИКВИДАЦИОНИЗМА

далее под катом:

продолжение   Заблуждения по поводу мер жесткой экономии

ЗАПАДНЯ ЛИКВИДАЦИОНИЗМА
Хотя опасения относительно государства и его долгов были присущи  либерализму с самого его зарождения, неприятие государственного долга стало излюбленным политическим пунктиком только после того, как появились достаточно крупные государства, чтобы можно было урезать их расходы и сокращать степень их участия в экономике. В 1920-х и 1930-х годах, особенно в Австрии и США, все большее число экономистов стало искать ответ на вопрос о том, почему реальные экономики, несмотря на предположение об их способности к самоуравновешиванию, двигались по орбите «подъем-кризис-спад», причем делали это весьма наглядно. Представители этой школы видели ответ в том, что банки давали взаймы слишком много денег, а это приводило к нерациональному размещению капитала и к сомнительным инвестициям. В итоге направляемые на финансирование этих инвестиций дешевые деньги неизбежно заканчивались, процентные ставки росли, и запускался механизм банкротства. Вывод, к которому пришел министр финансов при президенте Герберте Гувере (Herbert Hoover) Эндрю Меллон (Andrew Mellon), заключался в том, что подобные меры «очистят нашу систему от гнили... Люди... будут все больше жить по правилам морали... а предприниматели будут помогать оправиться от краха экономически менее грамотным людям».

Если обобщить позиции австрийских экономистов, то они говорили о том, что от чрезмерного финансирования долга могут спасти лишь упорядоченные меры экономии. От государства требовалось не вмешиваться и дать процессу осуществляться самому.
Эта игра носила название «ликвидационизма». Она заключалась в том, что для решения экономических проблем обанкротившиеся предприятия ликвидировались. Именно такую игру попробовал вести Вашингтон в эпоху Великой депрессии. В итоге, как и в современной еврозоне, это ничего не дало. В Великобритании подобный метод получил название «подход казначейства».
Он подразумевал, что расходы государства, направленные на остановку падения экономики, лишь увеличат долг и вытеснят частных инвесторов. Этот подход также был претворен в жизнь, и он также оказался несостоятельным, что привело к еще более существенному спаду в британской экономике.

В 1930-х годах серия неудачных попыток спасти обрушающиеся экономки за счет мер экономии, а также появление «Общей теории занятости, процента и денег» Джона Кейнса окончательно убили веру в состоятельность идеи затягивания поясов. Решающее значение сыграли все те же три фактора, о которых говорилось выше - дистрибутивный, композиционный фактор и логика. В совокупности с практическими результатами политических экспериментов 1930-х и 1940-х годов все эти доводы изменили отношение к мерам экономии, и они потерпели неудачу. Это было связано в том числе и со Второй Мировой войной, которая доказала необходимость и эффективность обширного государственного вмешательства в экономику. Почему же меры экономии вновь так активно набирают силу спустя 60 лет? Для ответа на этот вопрос нам необходимо снова вернуться в США, где постулируемое австрийской моделью циклическое развитие «подъем-спад» нашло неожиданный отклик в ходе финансового кризиса 2008 года. После этого мы отправимся в послевоенную Германию, где благодаря мерам экономии удалось пережить долгую кейнсианскую зиму и произвести на свет меры реагирования на кризис, которые используются в еврозоне в настоящее время.

КАК ЭТО ДЕЛАЛИ НЕМЦЫ
Одна из странностей аспирантских программ по экономике после 1970-х годов, когда стагфляция содрала, наконец, внешний глянец с кейнсианства, состояла в том, что аспирант мог заниматься и писать диссертацию в лучших вузах США и при этом никак не изучать такие темы как деньги, банковское дело и кредиты. Все дело в том, что в неоклассической концепции, которая появилась после расцвета кейнсианства, деньги по их долгосрочным последствиям считали инструментом нейтральным (у них не менялись ни предпочтения, ни возможности), а ожидания их проповедников – дальновидными и рациональными.
В таком счастливом мире, где сохранение равновесия обеспечивалось автоматически, кредит это просто отсроченный доход одного человека, передаваемый другому человеку, а банки это просто каналы для прохождения инвестиций. Финансовый кризис, обнаживший реальный мир с его чрезмерным кредитованием за счет привлеченных средств, чрезмерными заимствованиями и сознательной слепотой перед риском у тех, кто по идее должен быть разумен и рационален, стал настоящим потрясением для такого мировоззрения. Но он не был потрясением для тех, кто еще читал этих аскетичных австрийцев.

Кризис разразился точно в соответствии с моделью спада Мизеса и Хайека: банки ссужали слишком много денег, государства оказывали им в этом содействие, потребители брали слишком много кредитов, и капитал оказался распределенным неправильно и нерационально, что в период с 2000 по 2007 годы надувало колоссальный пузырь ипотечного кредитования.
Но в этой модели было четкое предписание: не спасать банки. Но поскольку это уже было сделано, и частный долг банковской системы перешел на государственный баланс, единственное, что оставалось (как и говорили австрийцы в 1920-е и 1930-е годы) – это урезать бюджет, сокращать долг, ускорять банкротство тонущих компаний и людей, и «пусть люди предприимчивые берут на себя бремя людей менее компетентных».

Ликвидационизм вернулся, но лишь из-за того, что экономисты и политические руководители за тридцать лет неолиберального междуцарствия забыли прежние аргументы против него. В мире эффективных рынков и рациональных потребителей тот тип кризиса, с которым сталкивается сегодня государство, казался теоретически невозможным. Так что когда он нанес свой удар, единственным действующим подходом, в котором банки, спады и подъемы воспринимались серьезно, оказался австрийский подход – за что отчасти мы можем благодарить немцев.

Поскольку Германия в 1920-е и 1930-е годы пережила волны инфляции и дефляции, в послевоенный период девизом немецкой экономики стала финансовая стабильность. Но что особо выделяло германское экономическое мышление, это его отказ от кейнсианства.
Объясняется это тем, что теория никогда не имела особого смысла и значения для творцов немецкой политики, учитывая то, как на самом деле функционирует экономика Германии.

Экономический рост в этой стране всегда обеспечивался экспортом. Поэтому после Второй мировой войны главным приоритетом Германии стало вложение средств в восстановление основных производственных фондов (это одновременно означало сдерживание внутреннего потребления) и возвращение на экспортные рынки (а это требовало ограничения издержек и, следовательно, зарплат).
А поскольку внешний спрос был важнее внутреннего, рост определялся конкурентоспособностью и устойчивостью валютного курса, а не внутренним потреблением. Все, что делали государственные программы стимулирования в такой системе, это увеличение стоимости производства и уменьшение экспортного спроса.

Это великолепная экономическая модель для предложения, экспортно-ориентированной экономики с прочным авторитетом валюты и сверхконкурентоспособных продуктов. Но проблема в том, что все страны такими быть не могут. Не каждая европейская страна может быть Германией и иметь профицит, у кого-то должен быть дефицит. Кто-то должен откладывать, а кто-то должен тратить. К сожалению, Германии удалось спроектировать ключевые институты Евросоюза и еврозоны по собственному образцу, и в итоге возникла сильная система обеспечения конкурентоспособности и исключительно независимый и страшащийся инфляции центробанк. Так что в момент греческого кризиса возражения Германии против кейнсианства превратились в господствующую политическую позицию для всей региональной экономики. И результат оказался катастрофическим.

Германия могла себе позволить пробивать дорогу к росту, поскольку источники ее роста лежат за пределами немецких границ, ибо она является экспортным лидером. Но вся Европа в такие игры играть не может, особенно на фоне азиатских стран, где также положительное сальдо. Обозреватель Financial Times Мартин Вульф (Martin Wolf) в этой связи сказал: «Что, у всех должно быть активное сальдо текущего платежного баланса? Если так, то у кого будет дефицит – у марсиан?» Те идеи, которые легли в основу послевоенной схемы немецкой экономики и ЕС, в Германии, может, и хорошо работают, но на континенте в целом они работают ужасно, и он не может добиться профицита, как бы ни старался. Опять же, состав имеет значение.

Дабы понять, что будет дальше, нам достаточно вспомнить о том, как развивались события, когда такой эксперимент провели в крупных масштабах в последний раз. Было это в 1930-е годы, и тогда воцарился беспорядок и хаос.
Но критики могут возразить, что такие доводы неуместны, поскольку в более позднее время, в 1980-х годах, в таких местах как Канада и Ирландия, а затем и в Восточной Европе все было как раз наоборот – затягивание поясов привело к росту. Однако критики молчат, так что стоит посмотреть и на них самих тоже.

СНАЧАЛА САМООГРАНИЧЕНИЕ, ПОТОМ БЕЗУМИЕ
В течение 1920-х – 1930-х годов США, Германия и Япония одновременно пытались добиться ускоренного роста. Однако этот проект не просто завершился провалом, он еще и спровоцировал начало Второй мировой войны. Американская экономика 1920-х годов была странным созданием. Цены не сельскохозяйственную продукцию обрушились, уровень безработицы увеличился, но рынок акций при этом находился в стадии бурного роста. Затем в 1929 году в экономике страны начался невероятный спад, что привело к потере налоговых поступлений и раздуванию пузыря дефицита. В этот момент инвесторы, опасаясь, что США повторят британскую модель и также откажутся от золотого стандарта, начали выводить свои деньги из страны.
Это привело к скачку процентных ставок и дальнейшему снижению экономических показателей. Тогда президент Гувер произнес классические для периода затягивания поясов слова, заявив, что страна «не может расточительно двигаться  к процветанию на горбу изнывающего налогоплательщика». В 1931 году он одновременно начал поднимать налоги и сокращать расходы.
В течение двух следующих лет уровень безработицы в стране подскочил с 8% до 23%, и экономика обрушилась. Рынок США потерял также привлекательность для экспортируемой туда другими странами продукции. Американской экономике удалось полностью восстановиться лишь в военное время, когда за счет огромных расходов на армию безработица в 1944 году снизилась до 1,2%.

Ситуация в Великобритании едва ли была чем-то лучше. Страна вышла из Первой мировой войны в гораздо более плачевном состоянии. Для обеспечения роста после войны Лондону пришлось пойти на девальвацию фунта, чтобы повысить конкурентоспособность своей продукции. Однако с учетом того, что Великобритания была крупнейшей мировой финансовой державой и основным гарантом золотого стандарта, даже намек на девальвацию ее валюты был способен вызвать панику на биржах, спровоцировать гонку за фунтом и привести к серьезным потерям британских заморских активов. Находясь в такой ситуации, Великобритания установила высокий обменный курс в надежде вернуть доверие инвесторов. Однако эффект оказался обратным: эти меры подорвали британский экспорт и осложнили процесс послевоенного восстановления. Таким образом, в период 1920-х годов Великобритания переживала стагнацию, а уровень безработицы был крайне высоким.

Для Великобритании все стало еще хуже, когда США в 1929 году повысили процентные ставки для сдерживания бума на Уолл-стрит на фоне запущенного в 1930 году Плана Юнга по погашению германских репараций. Благодаря этому приоритет переходил к погашению государственного долга перед частным долгом. Это означало, что в случае краха власти США сперва должны погасить государственные долги Германии.
Такие действия имели серьезное значение, поскольку ранее в Германии наблюдался наплыв американского частного капитала, и тогда гарантии по долгам частных лиц были первостепенными по отношению к государственным долгам. Когда в соответствии с Планом Юнга приоритет был изменен, капитал из Европы направился в США, что означало для Великобритании сохранение высоких процентных ставок и дальнейшую стагнацию.

С учетом того, что Великобритания не могла допустить ни увеличение курса своей валюты, ни ее девальвацию, дефляция (то есть меры государственной экономии) оставалась единственным вариантом, даже несмотря на то, что она была сродни самоубийству. Несколько этапов сокращений государственных расходов и даже отказ от золотого стандарта не помогли Великобритании, чей долг по отношению к ВВП вырос со 170% в 1930 году до 190% в 1933 году. В 1938 году в реальном выражении уровень британской экономики был немногим выше показателя 1918 года. Получается, что две крупнейшие мировые экономики пытались ускоренными темпами одновременно достичь процветания, а это лишь добавляло им новые трудности. В Германии и Японии эти меры привели к расцвету фашизма.

Трудности Германии того периода зачастую объясняют гиперинфляцией 1923 года, ставшей главным экономическим кошмаром той эпохи. Никто не хотел, чтобы этот кошмар повторился вновь. Однако при этом не учитывается, что гиперинфляция была в большей степени целенаправленной государственной политикой, призванной избежать выплат репараций Франции, нежели неудачной попыткой повторить кейнсианскую модель стимулирования. После того, как Франция захватила в 1923 году Рур, немецкие власти начали выплачивать местным рабочим денежное вознаграждение в качестве поощряющей сопротивление меры.
Это еще больше усугубило проблему дефицита. Рейхсбанк, или Центробанк Германии, начал печатать деньги для покрытия дефицита, что привело к падению курса немецкой марки. Это сделало невозможным выплату репараций и вынудило пересмотреть долг Германии. Однако вскоре инфляцию удалось удержать, и страна начала восстанавливаться.

Когда новый план выплаты долгов привел к оттоку из Германии денег американских частных лиц, Рейхсбанк решил повысить процентную ставку, чтобы противодействовать этому. Такие меры, в свою очередь, привели к снижению экономических показателей и к спаду.
В тот момент получившая право на формирование правительства Центристская партия пыталась залатать налоговые дыры посредством жесткого сокращения государственных расходов. Однако чем больше правительство страны сокращало расходы, тем больше росло число сторонников нацистов.
По итогам выборов 1930 года нацисты получили 18,3% голосов, став второй по величине партией в Рейхстаге. По сути дела, она была единственной партией, выступавшей против мер экономии. В 1933 году на фоне продолжавшихся сокращений государственных расходов нацисты получили 43,9% голосов. Именно меры экономии, а не инфляция зародили мировой национал-социализм.

Японское руководство осуществляло меры экономии более настойчиво и напористо, чем где бы то ни было. Последовавшие за обрушением фондового рынка в 1920 году несколько этапов сокращения государственных расходов усугубили и без того серьезную инфляцию. Самым крупным элементом расходной части бюджета Токио были военные траты, которые в течение последующего десятилетия уменьшились почти вдвое. Япония продолжила сокращение государственных расходов, чтобы вернуться к золотому стандарту. Это было сделано в 1930 году, в период, когда экономики США и стран Европы пошли на спад, что сделало осуществление японского экспорта в них невозможным. Темпы роста японской экономики в 1930 году снизились на 9,7%, а в 1931 году – на 9,5%. При этом процентные ставки продолжали расти. Несмотря на обрушение, в Токио активизировали сокращение государственных расходов, а основной удар пришелся на военную сферу. К концу 1930-х годов терпение японских военных лопнуло.

После состоявшейся в октябре 1930 года ратификации Лондонского морского договора, установившего ограничения на строительство военных кораблей, группа крайних националистов предприняла попытку покушения на премьер-министра страны Осаши Хамагучи (Osachi Hamaguchi) (в итоге он скончался он полученных ран). Затем в 1932 году был убит бывший японский министр финансов Юнносуке Инуе (Junnosuke Inoue), ставший архитектором политики экономии в 1920-х годах.
Министр финансов нового правительства Такахаси Корекие (Takahashi Korekiyo) отказался от мер экономии, и экономика страны быстро начала восстанавливаться, показывая в период с 1932 по 1936 года в среднем по 4% ежегодного прироста.
В доказательство утверждения о том, что ни одно хорошее деяние не остается безнаказанным, Корекие вместе с еще несколькими другими гражданскими политическими деятелями в 1936 году был убит. К 1936 году гражданское правительство ушло в отставку, положив конец японским экспериментам с демократией и мерами экономии. В результате началась экспансия японского империализма.

ШОУ 1980-Х
Когда все четыре крупнейшие экономики мира одновременно в период между двумя мировыми войнами попытались ускорить достижение благополучия, результатом для всех стало сокращение экономики, протекционизм, рост насилия и появление фашизма. Ну и что, скажут некоторые. Примеры других стран преподносят нам другие уроки. Опыт Австралии, Канады, Дании и Ирландии 1980-х годов часто выдвигается в качестве примера «консолидации бюджета, направленной на стимулирование роста», в рамках которой, как предполагается, бюджетные сокращения привели к развитию экономики. К сожалению, факты говорят об обратном.

В период 1990-х годов появилось множество исследований, в которых утверждалось, что осуществлявшаяся в течение предыдущего десятилетия в Австралии, Канаде, Дании и Ирландии бюджетная консолидация подстегнула рост экономик этих стран. Во всех этих странах были осуществлены бюджетные сокращения, девальвированы национальные валюты и взят под контроль рост зарплат. Последовавшие за этим показатели роста впечатляли.
Предполагается, что механизм обеспечения роста связан с ожиданиями потребителей на долгосрочную перспективу, иначе говоря, с эффектом доверия: в ожидании того, что сокращение государственных расходов сейчас приведет к снижению налогов позднее, потребители тратили деньги, заставляя экономику расти.

Тем не менее, проведенные совсем недавно исследования поставили под сомнения методику предыдущих работ, общепринятые выводы о том, что происходило в указанных странах, и ключевые уроки той эпохи.
Во-первых, во всех этих случаях мы имели дело с небольшим государством, которое сокращало свои расходы в период пикового роста, когда другие, более крупные торговые партнеры увеличивали траты. Кроме того, это были скрытые от внимания меры, которые проводились в каждой из стран по отдельности. Это не было единовременным сокращением.

Во-вторых, во всех этих случаях в качестве главного инструмента экономии выступали существенная валютная девальвация и соглашения с профсоюзами о контроле цен с тем, чтобы эффект девальвации не был нивелирован инфляцией за счет импорта. Иначе говоря, если государство пытается добиться роста экономики за счет экспорта с использованием более дешевой валюты, оно не заинтересовано в том, чтобы полученное в результате девальвации ценовое преимущество было сведено на нет за счет увеличения зарплат.
Именно с целью недопущения этого оно пошло на сделку с профсоюзами. Такое, разумеется, возможно только в тех странах, где значительная часть рабочей силы объединена в профсоюзы. С учетом этих обстоятельств сложно верить в то, что созданное мерами экономии доверие способно вызвать рост.

Более того, в случае с Австралией и Данией эта так называемая экспансионистская консолидация была лишь красивым фокусом, кратковременной, но иллюзорной мерой спасения. Через два года после сокращений (оказавшихся чрезмерными для того, чтобы вызывать доверие) экономики этих двух стран вступили в период серьезной рецессии. В то же время, в случае с Ирландией, как отмечает экономист Стивен Кинселла (Stephen Kinsella), произошедший в конце 1980-х годов рост реальных доходов был связан с бумом, ставшим возможным благодаря стандартным стимулирующим мерам, а не изменениям в ожиданиях потребителя. Канаде же в 1980-х годах удалось сократить государственные расходы и добиться роста лишь потому, что в США, являющихся ее главным торговым партнером, наблюдался серьезный экономический подъем, в то время как канадский доллар подешевел почти на 40%.

Все это не имеет никакого отношения к ожиданиям или к доверию. Как было верно подмечено, это – кейнсианская история о том, как девальвация и сокращение зарплат могут ускорить развитие экономики на фоне роста партнеров, а это ускорение, в свою очередь, создает возможность для бюджетной консолидации. Как писал Кейнс, «именно в период бума, а не спада наступает время для мер экономии». Сами по себе урезания в какой бы то ни было форме не ведут к росту; это может привести к результату только в небольших государствах, которые в состоянии экспортировать свои товары в крупные страны, чьи экономики растут.
Равно как все страны, осуществляющие взаимные торговые операции, не могут одновременно оказаться в плюсе, взаимосвязанные экономики по этой же логике не могут одновременно проводить девальвацию и ожидать роста экспорта.

ПОЧЕМУ АЛЬЯНС РЭБЛЛ НЕ МОЖЕТ ВЗОРВАТЬ ЗАДОЛЖАВШУЮ ЗВЕЗДУ
Подождите, это не все. Недавно сторонники мер экономии в качестве примера эффективных моделей говорили о странах Восточной Европы: о Румынии, Эстонии, Болгарии, Латвии и Литве. Они назвали их альянсом РЭБЛЛ. Эти страны в 2009 и 2010 годах сократили государственные расходы больше, чем любая другая европейская страна, и добились в 2011 и 2012 годах самого существенного в регионе роста. Может быть, это наконец-то доказывает, что сокращение расходов ведет к росту? Не спешите с выводами.

Во-первых, почему было так много сокращений расходов? Ответ очень интересный. Если вернуться в начало 21-го века, когда все эти страны готовились к вступлению в Евросоюз, их банковские активы были крайне недооцененными. Правительства этих стран, оправляясь от коммунистического прошлого и предвкушая капиталистическое будущее, решили создать экономические институты, которые были бы полностью открыты для потоков капиталов и поощряли иностранные инвестиции.
Совокупность этих двух факторов привела к тому, что от 80 до 100% местных банков были выкуплены иностранцами. В период кризиса ликвидности в 2008-2009 годах банки из Австрии, Германии и Швеции, ставшие новыми хозяевами капитала, решили взять необходимые для них дополнительные денежные средства из своих филиалов в этих странах Восточной Европы.
Однако это означало, что восточноевропейским странам оставалось лишь беспомощно смотреть на то, как утекают в чужие руки их источники денежных средств.

Чтобы остановить кровопотерю, в 2009 году в Вене между банками было подписано соглашение. В число подписантов вошли Евросоюз, Международный валютный фонд, Еврокомиссия, Венгрия, Латвия и Румыния.
Соглашением предусматривалось, что ведущие страны Евросоюза оставят свои средства в восточноевропейских банках в случае, если правительства стран Восточной Европы перейдут к политике затягивания поясов для стабилизации балансовой отчетности своих банков. Венское соглашение не допускало распространение кризиса ликвидности на остальные страны блока РЭБЛЛ в случае перехода к мерам экономии в какой-то из стран Евросоюза.

Это соглашение привело к тому, что доходы латвийских учителей и румынских пенсионеров существенно снизились, поскольку странам было необходимо обеспечивать средства своих ключевых держателей из ведущих государств Евросоюза.

Однако если все это оставить в стороне, можно ли сказать, что активно производившиеся бюджетные сокращения имели успех?
В Латвии в 2009 году индекс потребления снизился на 23%, а ВВП сократился на 7%.
В Эстонии оба показателя снизились примерно на 15%. Двузначные сокращения зарплат бюджетников стали нормой для стран блока РЭБЛЛ, что было сокрушительным ударом для сфер здравоохранения, образования и программ социального обеспечения.
Однако восстановительные меры дали существенный результат: странам блока удалось вернуть от 60 до 80% своих потерь, вызванных предыдущим спадом. Но эта игра все равно не стоила свеч.

Во-первых, если целью политики экономии является снижение долга, то всем этим странам, за исключением Эстонии, достичь данной цели не удалось: сегодня во всех этих государствах долг выше, чем в момент запуска мер экономии. Следует отметить, что в Латвии, Литве и Румынии на пике осуществляемых ими программ экономии в 2009-2010 годах дефицит бюджета был выше, чем в Греции и Испании в разгар проводимой там политики затягивания поясов.
Во-вторых, даже по самым оптимистичным сценариям, достигнуть уровня 2009 года всем этим странам удастся не ранее 2015 года; а это значит, что безработица там в обозримой перспективе будет оставаться на уровне двузначных цифр.
В-третьих, в результате проведенных мер экономии этим странам не удалось вернуть доверие или улучшить ожидания частного сектора, на что эти меры были направлены. Согласно данным Европейского агентства по опросу общественного мнения Евробарометр, 79% из опрошенных в 2009 году латвийцев заявили, что недовольны экономической ситуацией в своей стране.
В 2011 году, когда показатели экономического роста Латвии были самыми высокими в Евросоюзе, 91% латвийцев заявил о своем недовольстве экономической ситуацией, а 58% сказали, что худшие дни еще впереди. Таким образом, как и в случае с проводившейся в 1980-х годах экспансионистской консолидацией, недавний опыт Восточной Европы нельзя занести в актив политики экономии. Блоку РЭБЛЛ не удалось вылезти из долговой ямы.
По сути дела, они сделали эту яму еще глубже, потратив на это огромные средства.

ЗАВТРА ВСЕ БУДЕТ ИНАЧЕ
Если меры экономии не работают, то есть ли альтернатива? Необузданные траты уже находящихся в долгах правительств или серию дефолтов в ряде стран развитого мира едва ли можно считать привлекательными вариантами. Однако не стоит проявлять чрезмерные амбиции. Следует придерживаться простого правила Гиппократа: главное – не навредить. Страны еврозоны активно применяли меры экономии, а теперь их совокупные экономические показатели сокращаются. В отличие от Европы, в США не прибегали к затягиванию поясов, в результате чего властям удалось подчистить свои балансовые отчеты, и теперь экономика страны может расти. Да, долг США увеличился, однако, в конечном счете, рост излечивает долг. Сокращение расходов, если оно осуществляется одновременно и в значительных объемах, лишь усугубляет трудности.

Взаимосвязь между сокращением расходов и долгом лучше всего объясняется идеей рецессии балансового отчета экономиста Ричарда Ку (Richard Koo). Страны не могут одновременно сократить государственный долг и долг частного сектора, как все это время делает Европа. Вместо этого государство должно заставить частный сектор выплатить долги, сохраняя при этом государственные расходы. Ведь сбережения частного сектора не могут появиться из воздуха. После того как частный сектор восстановится, и вырастут налоговые сборы, появится возможность выплатить накопившиеся долги и покрыть дефицит. Как говорилось ранее, правильное осуществление этих мер зависит от композиционных факторов и верно выбранного времени.

США, в свою очередь, должны использовать свое преимущество, заключающееся в том, что у них нет таких бюрократических изъянов, какие существуют в еврозоне, и что американская экономика может занимать средства, по сути дела, даром. Сейчас для Вашингтона настало отличное время для осуществления эффективных инвестиций. Можно привести лишь один пример: около одной трети всех мостов США остро нуждаются в ремонте. Ремонт этих мостов повысил бы производительность американской экономики без каких бы то ни было побочных эффектов.
В этом смысле меры экономии являются неоправданными не просто из-за проблем дистрибутивного, композиционного и логического характера, о которых говорилось выше. Эти меры несут также опасные издержки неиспользованных возможностей. Если США решат идти по пути затягивания поясов, ремонт дорог не будет произведен, в результате чего учащиеся недополучат знания, а навыки у безработных будут утрачены. Положение страны по отношению к другому государству, которое не применяло меры экономии, будет проигрышным.
В итоге США могут оказаться как никогда бедной и всем задолжавшей страной. Кроме того, что самое важное, страна лишится возможностей, необходимых для создания роста в будущем.

Сторонники идей Шумпетера могут возразить, что пусть даже государственные расходы не ведут к  финансовым потерям, реальный источник роста это все же частные инновации.
Однако, как объясняет в своей недавно вышедшей книге «Doing Capitalism in the Innovation Economy» («Как функционирует капитализм в инновационной экономике») специалист по венчурным предприятиям Уильям Джейнуэй (William Janeway), возможность для реализации предложенного Шумпетером термина «креативного уничтожения» появляется только при наличии «кейнсианского мусора».
Аэрокосмическая промышленность США ни за что не смогла бы зародиться без мощных государственных расходов на оборону. Недавние инновации в биотехнологии удалось получить благодаря созданным государством Национальным институтам здравоохранения. Даже интернет явился вторичным продуктом государственной исследовательской программы. Сырье для инноваций и роста зачастую поставляется государством, а не частным сектором.

Если США решат затягивать пояса, то неспособность государства создавать кейнсианский мусор подорвет потенциал роста страны. Снижение роли государства, особенно с учетом того, что другие страны мира пытаются ускоренными темпами достичь процветания за счет сокращений расходов, приведет американцев к более печальным последствиям, чем они когда-либо могли себе представить.
Но не принимайте все это на веру. Просто спросите европейцев, как эти меры отразились на них.

Оригинал публикации: The Austerity Delusion  http://www.foreignaffairs.com/articles/ … ?page=show
перевод: http://www.inosmi.ru/world/20130506/208 … z2SV0v5XRr

buddab:Почему же меры экономии вновь так активно набирают силу спустя 60 лет?
06/05/2013, 11:12
Потому что экономисты, как и генералы, всегда готовятся к прошлой войне.

В 30-е годы западные страны пытались ответить на депрессию мерами 19 века. Но не учли, что экономика с того времени сильно изменилась. Появилось поточное производство, рассчитанное на массовый спрос. И вместо государственной экономии надо было вводить обширные социальные программы, давая возможность потребителям повысить расходы.

В 70-е годы западные страны попытались ответить на кризис кейнсианскими мерами из предыдущей эпохи. Но не учли, что государственные социальные программы к тому времени уже разрослись до огромных масштабов. И вместо роста получили стагфляцию. В итоге появилась неоклассическая школа Фридмана с ее госэкономией и балансом расходов и доходов.

И теперь ведущие западные страны пытаются применить в нынешний кризис эту неоклассику из 70-80-х годов прошлого века, не учитывая, что рынок стал глобальным, и экономия одного игрока немедленно оборачивается сокращением доходов другого, который в свою очередь тоже вынужден снижать расходы, сокращая доходы первого. В итоге падают все.

Мы видим, как сейчас на наших глазах рождается новая школа на основе идей Кейнса. Но, боюсь, к тому времени, когда она сформируется и овладеет умами правящего класса, экономические условия вновь изменятся.
И очередной кризис в будущем, что бы его не вызвало, вновь продемонстрирует, что экономические идеи, сформированные предыдущим кризисом, никогда не работают в следующем большом цикле.


Подпись автора

сила V правде!

0

307

Орудия к бою!
8 май, 2013 at 6:08 AM  http://spydell.livejournal.com/496238.html

Массовое помешательство продолжает свое победоносное шествие по планете.
Мировые рынки обновляют исторические максимумы. Причем уже никто не скрывает, что идет принудительное раллирование рынков с поддержкой ЦБ (ФРС + Банк Японии). Правда, эта операция имеет не только принудительный, но и технический характер. Когда ставки по денежному и долговому рынку на нуле, а держать на плаву всю эту гопкомпанию надо с поголовьем в несколько сотен тысяч весьма безрассудной публики, то тут уж хочешь не хочешь, но вынужден рисковать.
Так что принуждение долбовесторов к риску имеет место быть.

С нулевой доходностью многомиллионные бонусы не выпишешь. Тут, как говорится - только дай волю … и понеслось безумие, что хоть святых выноси.
Одним мерещится 1900 пунктов по S&P, другим видится якобы окончание 10 летней медвежьей фазы на американском рынке и переход в бычий супер цикл, третьи оправдывают рост рынка, как «явные и очевидные» улучшения в корпоративных финансах и экономике.
Короче, количества бреда не счесть и перечесть.

Они еще придумали забаву – сыграй в дурака называется.
Надо как то в аналитических ресерчах оправдать рост рынка? А давайте повысим прогнозы на 20% по прибыли. Очередной квартал оказался провальным?
Ну, ничего! Вот-вот и начнется рост экономики. Опять мимо кассы? Ну еще подождите , сейчас все будет.
Потом задним по мере приближения очередного сезона отчетностей массового занижают прогнозы по прибыли и доходам ... на 15-20%. А потом хлоп и отчеты лучше прогнозы, забыв сказать, что понизили их на 20%.

Как и в любой матрицы есть две «реальности». Одна то, что за окном, где компании сообщают о падении выручки, крайне низком спросе, угрозе полномасштабной рецессии и снижении планов по капитальным инвестициям.
А другая «реальность» в грезах всей этой инвестиционной инфраструктуры со всеми этими бредовыми мотивациями и оправданиями.

Но вот, что интересно. S&P500 вырос с начала года на 13.9%. Когда такое было последний раз? В 1997.

http://ic.pics.livejournal.com/spydell/22074195/652363/652363_original.png
В таблице изменение S&P500 от конца каждого года в %.

Но то, что сейчас не соответствует тому, что было в 1997. 15 лет назад условия были совершенно иными, когда США были на траектории устойчивого роста, а компании увеличивали прибыли на десятки процентов каждый год.
Но и даже тогда зарождался зловещий пузырь, разрыв которого эхом отдает по сей день.

Сейчас же в США рецессия, а компании сокращают выручку третий квартал подряд (по компаниям из Dow), а прибыли растут самыми низкими темпами за 10 лет, да и то за счет жесткой оптимизации издержек, а не за счет расширения бизнеса.

С точки зрения фактического положения вещей сейчас худшие перспективы за столетие, т.к. уперлись лбом в множество тупиков и выхода пока найти не удалось.

...................................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи  Орудия к бою!

Сейчас идет 7 месяцев непрерывного роста.
В таблице S&P500 месяц к месяцу в %
http://ic.pics.livejournal.com/spydell/22074195/652685/652685_original.png
В последний раз это было после кризисного восстановления в 2009, что не считается (низкая база).
Если от высокой базы, то нечто аналогичное было лишь в 2006 году, но и тогда экономика росла более 3% годовых здорового бездефицитного роста и компании чувствовали себя значительнее перспективнее. Не то, что сейчас – лютая стагнация.

Год к году +24%. Последний раз в мае так росли в 1998 году
http://ic.pics.livejournal.com/spydell/22074195/652933/652933_original.png
Сейчас идет 109 торговый день, когда рынок растет без 5% коррекций.
Последний раз нечто подобное было лишь в ралли осени 2006-зимы 2007.

http://ic.pics.livejournal.com/spydell/22074195/653206/653206_original.png
Более 80% годовых коррекций происходит в период с мая по октябрь каждого года, тогда как ноябрь по апрель обычно растущие.

Если бы покупать в начале ноября и продавать в конце апреля следующего года, то такая тактика с 1951 года могла бы принести 5100% прибыли, а если бы покупать в начале мая и продавать в конце октября, то лишь 38% за 62 года.

http://ic.pics.livejournal.com/spydell/22074195/653345/653345_original.png
В первые за всю историю рынка рост такой силы и такой продолжительности не подкрепляется реальным сопоставимым росту положением в экономике и корпоративных финансах. Байбеки и рост дивов связаны с тем, что нет точек приложения капитала, некуда инвестироваться, некуда расширяться, поэтому компании возвращают деньги акционерам. Это единственная фундаментальная причина под покупки, но была актуальна на 10-15% ниже текущих уровней.

Сейчас абсолютный, 100% пузырь идиотизма во всей свое красе.
Полностью искусственный рост, вызванный с одной стороны принудительным раллированием (с приветом от ФРС и дилеров), а с другой стороны не менее принудительным выталкиванием долбовесторов в стоки. Как только вытолкнули, то шарманка сама закрутилась. Жадность, безумие и все дела.

Но в мае-июне может быть очень сильная и жесткая коррекция в США. Кто торгует, то стоит, как минимум навести все орудие, все стволы на массированные продажи. Минимум – продать все длинные позиции ,а как максимум усилить огневую мощь на понижение во все клапана.

Динамика рынка похожа на акции Эппл пол года назад. Тоже росли, как в бреду, как будто в сказке, радужные, наркотические галлюцинации по бесконечному росту, одержимость покупками и так далее.
Ну и что стало с акциями Эппл? Так что вполне возможен вариант августа 2011, но это очень жестко.
В самом лучше случае будет коррекция на 5% в ближайшие дни, но вероятнее на 10% в ближайший квартал.

Не так давно, буквально несколько недель назад капитуляция западных дуремаров и долбовесторов из российских стоков позволила мне открыть всю доступную огневую мощь и наращивать длинные позиции по российскому рынку с тем энтузиазмом, который не мог быть, если бы не столь агрессивные продажи на нашем рынке.

В момент массовой паники и страха пришлось усиливать оборону с предельной настойчивостью и без колебаний.
Весь апрель в бою. Огромное спасибо всем идиотам, которые продавали на низах.

Восходящий импульс позволил очень успешно реализовать позиции в ВТБ и энергетике и репатриировать активы в Газпром и Роснефть.
Хотя даже с 10% отскоком наш рынок в глубокой медвежьей фазе и пока крупных сайзов на покупки не видно, если не считать вынужденные конъюнктурные перетряхивания.

Пока настроен скептически. От дна по рынку сработал, но дальнейшие перспективы крайне удручающие. В принципе, по нашему рынку и комодам рост еще может продолжиться, но основной сайз я разгрузил, т.к. генеральный восходящий импульс с такой скоростью совершен. Пока потоков в наш рынок не видно.
Надо смотреть за реакцией комодов и России на ближайшее жесткое падение рынка в США. Если будут устойчивы, то парадигма меняется и тогда другие оценки.

Но риски огромные, учитывая явный пузырь в США, Японии, в Европе на рынках, учитывая очевидную раскорреляцию рынков с тенденциями в экономике. Рост полностью совпал с резким ухудшением в экономике и у корпораций. Как только корпорации начали показывать отрицательную динамику выручки и ухудшение прогнозов по спросу, то рынок взлетел по экспоненте. Это было сделано ФРС и дилерами для того, чтобы отвлечь внимание от реальных проблем.
Плюс не забыли сами заработать на росте. Но само по себе ралли синтетическое, искусственное, о чем свидетельствуют объемы торгов и настроение людей.

От США и Японии бежать так, чтобы пятки сверкали. Скоро кровью будут обливаться. Ни один искусственный рост на стероидах, на наркоте не может продолжаться вечно. Россия может сократить негативный спрэд, комоды могут вырасти, я загружаюсь серебром по текущим ценам.

Напомню, что обвал золота и серебра организован правительством США и ФРС, выполняли обвал первичные дилеры. Целью обвала был отвод внимания от безбашенной политики ФРС по наводнению рынков ликвидностью и для поддержки статуса доллара.
Все началось с закрытого заседания крупнейших банков в Белом Доме , на следующий день дилеры дали отмашку трейдерам на сброс сверхбольшого необеспеченного объема драг.металла (предположительно на 430-520 тонн золота) на фьючерсном рынке, после чего у них сильно, почти до нуля сократился объем физического драг.металла на экспирацию.
С тех пор пыл умерили, но стараются держать драг.металлы на низких уровнях.
Но они просчитались и вызывали не отторжение, а наоборот огромный интерес к золоту и серебру. Так продажи монет в США на историческом максимуме, даже выше, чем в конце 2009, огромные продажи в Индии и Китае. ФРС проиграет.

http://spydell.livejournal.com/496238.html

0

308

Золото центральных банков: история тихой экспроприации (I)
Валентин КАТАСОНОВ,10.05.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/05/10/n20371.jpg
В последнее время золото стало одной из ключевых тем мировых СМИ. Интерес к желтому металлу подогревается сообщениями о планах Германии и других стран произвести репатриацию своих золотых запасов из США и Великобритании, куда они переводились в разное время.
Начались бурные дискуссии по поводу того, насколько надежно центральные банки и министерства финансов осуществляют хранение доверенных им резервов золота. Возникли подозрения, что золота там меньше, чем официально сообщается.
В настоящей статье выдвигается предположение, что в хранилищах центральных банков ведущих экономически развитых стран золота практически не осталось…

1.  Золотые распродажи, или Верхняя часть айсберга
Центральные банки на протяжении четырех десятилетий освобождались от своих золотых запасов. Практиковались две формы такого «освобождения»:
а) публичные продажи металла;
б) тайные операции.

Самое простое и очевидное - публичные распродажи желтого металла, которого в официальных резервах всех стран мира и международных организаций в 1975 году насчитывалось 36,7 тыс. т. (1)
Они представляют верхнюю, видимую часть айсберга. Распродажи начались сразу же после того, как сначала де-факто, а затем де-юре был ликвидирован золотодолларовый стандарт (70-е годы ХХ века).
Все продажи золота из официальных запасов можно условно разделить на три категории:
1. Ранние продажи во второй половине 70-х до начала 80-х гг. прошлого века. Это были аукционы, организованные Казначейством США и Международным валютным фондом;
2. Продажи центральных банков в рамках так называемых вашингтонских соглашений по золоту, которые начали действовать с осени 1999 года;
3.  Разрозненные продажи отдельных центральных банков и международных организаций в разные годы.

В 70-х гг. США продали 530 т, МВФ – 732 т, всего 1.262 тонны. В 1980-е гг. денежные власти в мире почти не совершали ни продаж, ни покупок желтого металла, его резервы находились в «замороженном» состоянии. В 1990-е гг. чистые продажи золота из официальных резервов экономически развитых стран составили уже внушительную сумму в 2,9 тыс. т. (2)
В конце 2000 года официальные резервы золота в мире были на 3,6 тыс. т меньше, чем в 1975 г. (3)

С начала нового века продажи осуществлялись преимущественно в рамках вашингтонских соглашений. В сентябре 1999 года в Вашингтоне было подписано соглашение между 17 центральными банками, включая ЕЦБ, о продажах золота на пятилетний период. Впоследствии оно получило название «Первое вашингтонское соглашение по золоту» (ВСЗ-1).
Официально было заявлено, что это соглашение преследовало цель сдерживать продажи желтого металла центральными банками для того, чтобы не обрушивать рынок золота. На самом деле цель была противоположной – обязать центральные банки продавать металл из своих запасов для поддержания низких цен на золото. Были определены «разнарядки» для отдельных стран, всего на пять лет планировалось выбросить на рынок 2 тысячи тонн металла.
В сентябре 2004 года соглашение было переоформлено с установлением новых норм продаж для отдельных участников, оно стало называться «Вторым вашингтонским соглашением по золоту» (ВСЗ-2). Наконец, в сентябре 2009 года появилось «Третье вашингтонское соглашение по золоту» (ВСЗ-3).
Больше всего золота в рамках вашингтонских соглашений было продано Швейцарией (1300 тонн). Далее следуют Франция, Великобритания, Нидерланды. Среди других стран – Испания, Португалия. Среднегодовые объемы чистых продаж центральных банков в период 2001-2009 гг. были равны 385 т.
Однако в 2009 году, в момент апогея финансового кризиса, в политике центральных банков произошел разворот: из чистых продавцов они превратились в чистых покупателей желтого металла. Этот разворот попытался нивелировать Международный валютный фонд, который в период с сентября 2009 г. по декабрь 2010 г. продал из своих запасов 403 т желтого металла.

Всего за сорок лет после краха золотого стандарта из официальных запасов было продано в общей сложности около 6,5 тыс. тонн желтого металла (чистые продажи), что сократило официальные запасы примерно на 18 процентов (4).
В настоящее время эти запасы, согласно официальным данным, ненамного превышают 30 тыс. тонн.

2. Распродажи золота - тоже ограбление
Детальный анализ многих операций по продаже золота центральными банками показывает, что сделки совершались в те моменты, когда они были наиболее выгодны не продавцу, а покупателям.
Приведем лишь два примера.
В период 1999 – 2002 гг., когда мировой рынок золота находился на самой нижней точке по сравнению с предыдущим двадцатилетием, Банк Англии продал на 17 аукционах более половины официального золотого запаса страны, или почти 400 т желтого металла. Решение о продаже было принято тогдашним министром финансов Гордоном Брауном (Gordon Brown). К началу продаж запас составлял 715 т золота, в конце – немногим более 300 тонн.
Выручка от продажи металла была конвертирована в доллары США, евро, иены. В 2010 году началось расследование этой истории. На момент расследования (весна 2010 года) цена на золото была выше цены на момент распродажи золотого запаса более чем в четыре раза (1.250 долл. за тройскую унцию против 256-296 долл.).
Получалось, что к этому времени убытки от продажи золота достигли примерно 7 млрд. фунтов стерлингов.
Примечательно, что в период 1999-2001 гг. министром финансов в США был Ларри Саммерс, который находился в тесном контакте с Гордоном Брауном и оказывал на него давление при принятии решения о продаже золота (5).

Другой пример - Швейцария. В 1999 году официальный запас золота Швейцарии был равен 2.590 тонн, что ставило эту страну по золотому запасу на второе место после США. В период 2000-2005 гг. Швейцарский национальный банк продал в общей сложности 1300 т золота. Средняя цена на золото в этот период времени составляла 350 долл. за тройскую унцию (диапазон от 250 до 450 долл.). Осенью 2012 года цена на желтый металл приблизилась на мировых рынках к отметке 1.800 долл.;
это более чем в пять раз превысило среднюю цену за период 2000-2005 гг. Не трудно подсчитать, что убыток от такой операции на конец прошлого года составил 60 млрд. долл. Это в несколько раз больше, чем потери от продажи золотого запаса Англии Гордоном Брауном.

Приведенные примеры убедительно показывают, что золотые продажи были нужны не денежным властям и не гражданам Великобритании и Швейцарии, а покупателям, которые предпочитали себя не афишировать.

3. 1990-е годы: тайные операции по выведению золота из подвалов центральных банков
В 1990-е годы, по мнению многих экспертов, центральные банки приступили к активному использованию золотых запасов для предоставления металла в лизинг (разновидность кредитных операций). Операции с золотом держались в секрете от публики, включая законодателей и правительства. Одной из главных целей таких тайных операций было подавить цены на желтый металл, который неявно продолжал оставаться конкурентом доллара США. Финансовой олигархии (владельцам «печатного станка» ФРС) в это время нужен был сильный доллар, чтобы осуществлять с его помощью активную скупку активов по всему миру (в этом - вся суть финансовой и экономической «глобализации»).

Раскрытием тайных замыслов мировой финансовой олигархии, подчинившей своим интересам центральные банки большинства стран мира, занялись многие эксперты.
Была даже создана организация GATA (Gold Anti-Trust Action), которая поставила своей целью раскрыть тайные операции «золотого картеля».
Последний, по мнению экспертов GATA, был предназначен для подавления цен на желтый металл за счет использования ресурсов центральных банков и казначейств. В состав картеля входили Федеральный резервный банк Нью-Йорка, Банк Англии, банки Уолл-стрит (в первую очередь, инвестиционный банк Goldman Sachs), другие банки и финансовые компании, в том числе европейские. Для проведения отдельных операций подключались также центральные банки других стран (например, Бундесбанк, Швейцарский национальный банк), золотодобывающие компании.
Даже такая авторитетная организация, тесно завязанная на золотодобычу, как Gold Fields Mineral Services (GFMS), признавала, что в начале XXI века за пределами центральных банков находилось около 5 тысяч тонн желтого металла, который числился на балансах ЦБ. Известный западный эксперт в области золота Джеймс Терк (James Turk), используя как денежную, так и таможенную статистику Великобритании и США, пришел к выводу, что только в этих двух странах тайная утечка металла из официальных резервов за период 1991-2002 гг. составила 7.287 тонн.

Еще более впечатляющими являются оценки известного эксперта в области золота Фрэнка Венерозо (Frank Veneroso), который в 1998 году опубликовал выдающийся отчет о рынке золота под названием «Ежегодная золотая книга-1998».
В нем Венерозо приходит к заключению, что продажи золота центральными банками искусственно подавляли весь объем спроса на золото примерно на 1,600 тонн в год (при 4,000 тонн ежегодного предложения на рынке). Из 33.000 тонн, которые по тем временам официально имелись у центробанков, на физическое золото, по подсчетам Венерозо, в действительности приходилось 18.000 тонн.

За пределами ЦБ обращалось около 15.000 тонн металла, переданного внешним организациям посредством лизинговых, кредитных сделок и операций «своп» (обмен золота на другие активы на условиях обратного обмена золота). В принципе оценки Венерозо не идут вразрез с оценками Джеймса Терка. Они являются более широкими, так как учитывают выведение официального золота не только по двум странам, но по большинству ведущих центральных банков.

4. Бухгалтерские трюки центральных банков
Если западные центробанки действительно дают в лизинг свои физические резервы, они не должны раскрывать информацию о конкретных объемах золота, покидающего их хранилища. В соответствии с размещённом на сайте Европейского центрального банка (ЕЦБ) документом касательно статистического учета золотовалютных резервов Евросистемы существующие рекомендации к отчетности не требуют от центробанков проводить грань между золотом, которое находится в их сейфах, и золотом, которое они передали на сторону посредством лизинга или операций «своп». В документе говорится, что «обратимые операции с золотом не оказывают влияния на уровень золотого запаса независимо от вида операции (то есть золотые свопы, соглашения репо, депозиты или займы), проводимой в соответствии с рекомендациями, содержащимися в директивах МВФ» (6).

Таким образом, согласно существующим директивам к отчетности, центральным банкам разрешено и далее учитывать физическое золото на своем балансе - даже если они целиком и полностью обменяли его на что-либо или отдали в лизинг. Это можно увидеть по тому, как западные центробанки называют свои золотые резервы. Например, правительство Великобритании называет свой золотой запас «Золото (включая золото в свопах и займах)».

Это точная формулировка, используемая в официальных сообщениях. Это же происходит и в Минфине США, и в ЕЦБ, которые называют свои золотые резервы «Золото, включая золотые депозиты», «Золото, включая золото в свопах», «Золото, включая золотые депозиты и золото в свопах».
Очень немногие центральные банки в своих отчетах уточняют, какая именно часть их официальных золотых запасов хранится в виде физического металла, а также какая часть была отдана в качестве займов или свопов и так далее. Вряд ли укреплению авторитета центрального банка способствует признание его руководством того, что его золото отдано взаймы посредникам в виде «банков-дилеров», которые берут это золото и продают его, например, Китаю. Однако цифры определенно дают повод предполагать, что именно это и происходит.

Скорее всего, золото центробанков пропало, и банки-дилеры, продавшие его, не имеют реальных шансов вернуть его обратно (7).

(Окончание следует)

(1) В том числе официальные резервы экономически развитых стран - 28,1 тыс. т, развивающихся стран – 3,6 тыс. т, международных организаций (Международный валютный фонд, Банк международных расчетов в Базеле) – 5,0 тыс. т.
(2) С.М. Борисов. Золото в современном мире. – М.: Наука, 2006, с.86.
(3) Всего официальные резервы составили 33,0 тыс. т, в том числе официальные резервы экономически развитых стран - 24,0 тыс. т, развивающихся стран (сюда же включены бывшие социалистические страны) – 4,8 тыс. т, международных организаций (Международный валютный фонд, Банк международных расчетов в Базеле, Европейский центральный банк) – 4,2 тыс. т.
(4) «Возросшая монетарная роль золота укрепляет его среднесрочные перспективы» // 7 июля 2011 // "ЭлитТрейдер.Ру"
(5) Будучи министром финансов, Саммерс был также главой Фонда валютной стабилизации (Exchange Stabilization Fund), основного механизма правительства США по снабжению рынков физическим металлом. Маловероятно, что Браун, продавая золотой запас, действовал в одиночку. Эксперты утверждают, что Вашингтон за счет официальных запасов США также снабжал рынок золота через свопы и лизинговые соглашения, которые никогда не были зарегистрированы как смена собственников. Цель этих операций – подавление цен на мировом рынке золота.
(6) http://www.snb.ch/en/mmr/reference/annr … ett/source
(7) Подробнее о секретах учета золота центральными банками см.: В.Ю. Катасонов. Золото в экономике и политике России. – М.: Анкил, 2009, с. 57-63.


Валентин КАТАСОНОВ
Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

http://www.fondsk.ru/news/2013/05/10/zo … 20371.html

0

309

Золото центральных банков: история тихой экспроприации (II)
Валентин КАТАСОНОВ, 12.05.2013

http://www.fondsk.ru/images/news/2013/05/12/n20372.jpg
5. Расчеты Эрика Спротта: хищения золота из центробанков продолжаются
Эрик Спротт, миллиардер, известный инвестор с 35-летним опытом работы на финансовых рынках, большой знаток тонкостей торговли желтым металлом, полагает, что официальная статистика явно не учитывает в полной мере реальный спрос на желтый металл на мировом рынке (он оценивается обычно в пределах 4,0 – 4,5 тыс. т в год). По его расчетам, реальный спрос на драгоценный металл в последнее десятилетие был в среднем на 2300 тонн выше официальных цифр, приводимых Всемирным советом по золоту и другими авторитетными организациями (8).

А предложение золота за счет новой добычи и лома явно недостаточно для покрытия реального золотого спроса в мире. Существует какой-то таинственный источник золота, обеспечивающий покрытие неучтенного спроса в размере примерно 2.300 т в год. По мнению Э. Спротта, недостающие объемы желтого металла поступают на рынок из подвалов центральных банков.
Осуществляли такие дополнительные поставки c начала нового века ЦБ экономически развитых стран – США, Западной Европы, Японии, а также международные организации, располагающие собственными запасами металла - Международный валютный фонд и Европейский центральный банк.
В первом десятилетии XXI столетия совокупные запасы золота указанных ЦБ и международных организаций, согласно их официальным данным, сильно не менялись и находились на уровне 23 тысячи тонн (9).

Если Спротт прав, то получается, что запасов золота центральных банков экономически развитых стран для удовлетворения дополнительного неучтенного спроса имелось лишь на десять лет. То есть, по идее, где-то к 2011 году подвалы центральных банков стран, входящих в зону «золотого миллиарда», должны были бы опустеть.
А ведь сейчас уже 2013-й год. При этом не следует забывать, что уже к началу века эти подвалы были уже полупустыми, что вытекает из приведенных выше оценок Венерозо. Еще в 1998 году за пределами центральных банков «гуляла» почти половина официальных запасов золота всех центральных банков.

То есть, скажем, на 2001 год из 23 тысяч тонн официальных резервов центральных банков зоны «золотого миллиарда» в подвалах реально находилось лишь 11,5 тыс. тонн. А этого золота хватило бы для покрытия дополнительного неучтенного спроса в лучшем случае лишь на пять лет. То есть золотые подвалы «золотого миллиарда» должны были опустеть не в 2011, а в 2006 году. Какая-то мистика!

6. Воруют не только своё, но и чужое золото
Мистика исчезает, если мы вспомним, что центральные банки некоторых стран в своих подвалах хранят не только золото, которое числится на их балансах, но и металл, принадлежащий иностранцам (прежде всего, центральным банкам и казначействам других стран). Впрочем, услугами хранения пользуются и частные структуры, прежде всего крупные банки.
В связи с историей о планах возвращения золота Германией из других стран мы узнали, что из общего объема официальных резервов этого государства, равного примерено 3,4 тыс. т, более 2/3 хранится за пределами страны.
А именно 1.536 т в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка, 374 т – в подвалах Банка Франции, 450 т – в подвалах Банка Англии.

А теперь попробуем посмотреть на проблему зарубежного золота с другой стороны – со стороны тех стран, которые исполняют роль «сторожей», или «кладовщиков». Крупных таких «сторожей» в мире немного. Это все те же США, Великобритания, Франция, а также Швейцария.
Причем в последней из названных стран роль «сторожа» выполняет не только ее центральный банк (Швейцарский национальный банк), но и находящийся на территории Швейцарии Банк международных расчетов (БМР).
В данном коротком списке львиная доля всего зарубежного золота приходится на две страны – США и Великобританию (см. таблицу).

Запасы золота, находящиеся на хранении в США и Великобритании (по состоянию на 1 октября 2012 года, метрические тонны) (10)
http://s2.uploads.ru/EGxVM.jpg

США и Великобритания в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка и Банка Англии хранят иностранного золота в объеме, превышающем 11 тысяч тонн. Примечательно, что в Великобритании иностранного золота в 16 с лишним раз больше, чем собственного, а в США иностранное золото составляет 76% по отношению к запасам собственного золота.
В Банке Англии хранится золото из различных стран, входящих в Британское Содружество (Австралия, Канада, Индия и др.).
Банк Англии сегодня играет большую роль не только для стран Содружества, но также для стран континентальной Европы. Австрия, например, хранит в Банке Англии 80% своего золотого запаса, Голландия – 18%, Германия – 13%.

Имеются клиенты и из других стран. Например, Центральный банк Мексики хранит в Банке Англии 95% золотого запаса.
В Банке Англии размещают свое золото также организации, которые называются bullion banks (частные банки, работающие с физическим слитковым золотом).
Часть иностранного золота в Банке Англии размещается на основе договоров хранения, причем иностранные клиенты платят за эту услугу. Часть золота размещается на депозитных счетах, на которые начисляются проценты (11).

Чтобы продолжать игру с золотом, денежным властям стран «золотого миллиарда» понадобилось запустить руку не только в собственные резервы драгоценного металла, но и в запасы золота, которые были доверены им другими странами.
Нетрудно подсчитать, что иностранного золота в сейфах ФРБ Нью-Йорка и Банка Англии для покрытия дополнительного неучтенного спроса на желтый металл в объеме 2,3 тыс. т достаточно примерно на пять лет.
Конечно, надо ещё принять в расчет золотые запасы иностранцев, хранящиеся в Швейцарии, Канаде, Австралии. Не исключено, что к золотым играм денежных властей стран «золотого миллиарда» в добровольно-принудительном порядке могли быть подключены центральные банки ряда стран, находящихся за пределами «золотого миллиарда» (12).
С учетом этих запасов драгоценного металла «золотая игра» центральных банков может протянуться еще один-два года. Именно таково мнение Эрика Спротта и ряда других экспертов в области золота.

7. «Золотая игра» может закончиться уже завтра
«Момент истины» может наступить даже раньше, чем это предсказывает Спротт. Почему? Потому, что, по моему мнению, в своих расчетах он не учитывает или недоучитывает некоторые отягощающие моменты, связанные как со спросом, так и с предложением на мировом рынке золота.

Момент первый. Быстро растет спрос на желтый металл со стороны Китая. Темпы прироста импорта золота  в КНР беспрецедентно высокие. Если еще в 2009 г. ввоз желтого металла в Китай через Гонконг (по официальным статистическим данным последнего) был равен 45 т, то в 2011 г. он составил 431 т, а в 2012 году превысил 834 т.
В рамках своей золотой политики Китай и далее намерен наращивать скупку золота на мировых рынках.
Скупка идет для удовлетворения растущих потребностей ювелирной промышленности, растущего инвестиционного спроса, наращивания государственных резервов. Спротт в своих расчетах принялл во внимание «китайский фактор», но несколько его недооценил.

Момент второй. После завершения первой волны финансового кризиса многие центральные банки начали активно скупать желтый металл на мировом рынке. Начиная с 2009 года, центральные банки в целом по миру впервые за два с лишним десятилетия из нетто-продавцов превратились в нетто-покупателей желтого металла.
Чистые закупки золота центральными банками мира в 2011 году составили 430 т, в 2012 г., по предварительным оценкам, они могут превысить 500 т. (13)
За этими усредненными цифрами скрывается активная деятельность по скупке золота центральными банками таких стран, как Мексика (чистые закупки 98,9 т в 2011 году), Россия (94,4 т), Турция (79,3 т), Таиланд (52,9 т), Республика Корея (40,1 т), Казахстан (14,9 т).
Хотя центральный банк Китая с 2009 года не менял величину своих золотых запасов, однако известно, что является главным покупателем желтого металла на мировом рынке. Официальная китайская статистика камуфлирует эту деятельность Народного банка Китая.

Момент третий. На него обращает внимание сам Эрик Спротт в своих последних публикациях. Речь идет о резком снижении предложения золота в виде металлического лома. В среднем за первое десятилетие XXI века величина такого предложения составляла 1700 т, а сейчас оно сократилось вдвое.
Cреднегодовое предложение золота из-за этого упало на 850 т. (14)

Момент четвертый. Речь идет о реальных требованиях или планах по репатриации из-за границы официальных золотых запасов рядом стран мира.
Германия уже ведёт переговоры о возвращении своего золота из США, Англии, Франции (всего – 2.360 т). Начали подготовку к возвращению своего золота из-за границы Нидерланды, Швейцария, Эквадор, Азербайджан.
Кампания по возвращению жёлтого металла на родину может перерасти в панику, которая охватит десятки государств (по некоторым сведениям, лишь в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка хранится золото, принадлежащее 60 странам)…

Таким образом, можно утверждать, что сегодня происходит окончательная зачистка хранилищ центральных банков стран, входящих в зону «золотого миллиарда».
Золото может кончиться в любой момент. Может быть, оно уже кончилось.
Одним из признаков этого являются все чаше вспыхивающие скандалы с так называемым «вольфрамовым золотом». Есть сильное подозрение, что его «изобрели» не китайцы (как это утверждают некоторые СМИ), а истинные хозяева центральных банков «золотого миллиарда».
Трудно представить, что еще могут придумать эти хозяева для того, чтобы поддерживать иллюзию наличия золота в подвалах центральных банков.
Скандал назревает. И он будет иметь глобальные экономические и политические последствия.

(8) Эрик Спротт: «У западных центральных банков вообще осталось хоть какое-то золото?» // Goldenfront.ru (24 октября 2012).
(9) Требуется сделать небольшую оговорку: официальный золотой резерв США формально находится на балансе не Центрального банка (Федеральной резервной системы), а Казначейства (Министерства финансов) США. Впрочем, на балансах федеральных резервных банков США имеется зеркальное отражение этого золота в виде бумажных расписок, называемых «золотыми сертификатами». Поэтому с определенными допущениями можно говорить и о «золоте ФРС». Тем более что, по некоторым версиям, золото из Казначейства США вернулось в банки ФРС, откуда оно было изъято в 1933 году согласно указу президента Ф. Рузвельта. Некоторые эксперты полагают, что возвращение золота произошло по требованию банков ФРС, которым правительство США задолжало громадные суммы денег.
(10) Алесдер Маклеод. Золото Банка Англии – сомнения остаются. // Goldenfront.ru (04.02.2013).
(11) Автор недавно вышедшей статьи о золотых запасах, находящихся в управлении Банка Англии, полагает, что величина этих запасов, которая приводится в официальной статистике (5.378 т), занижена // Алесдер Маклеод. Золото Банка Англии – сомнения остаются. // Goldenfront.ru (04.02.2013).
(12) Например, в сентябре 2012 года были зафиксированы синхронные продажи золота центральными банками ряда стран, находящихся за пределами «золотого миллиарда», которые до этого осуществляли наращивание своих золотых запасов. Это Мексика, Чехия, Россия, Беларусь, Казахстан. Аналитики усматривают в этой операции поддержку доллара США. Именно в сентябре 2012 года началась третья фаза «количественных смягчений» ФРС США, на рынок было выброшено большое количество американской валюты, которая использовалась для скупки «нужными» банками активов по всему миру. Вероятно, за счет этих долларов приобреталось и золото.
(13) 14 февраля 2013 года были опубликованы данные Всемирного совета по золоту о закупках золота центральными банками за прошлый год. Они составили 534,6 т. Это самый высокий показатель, начиная с 1964 года (сайт World Gold Council).
14) Эрик Спротт: «Грядет дефолт, исчезло 850 т золотого предложения» // Goldenfront.ru (18.02.2013)

Валентин КАТАСОНОВ
Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

http://www.fondsk.ru/news/2013/05/12/zo … 20372.html

*******************

В контексте статьи, темы:
Великая Депрессия "Б"
Большой Передел Мира

В разделе Политика - грязное дело?  темы:
Правители Мира сего.....
Гудбай Америка 3
Всё тайное становится явным.Конспирология

В разделе ЭпохА - Библиотечка темы:
Валютные войны,Рикардс Джеймс
Занимательная экономика, Александр Лежава

А в разделе ЭпохА - Кинозал темы:
ДЕНЬГИ - ЧТО ЭТО ТАКОЕ
КТО И КАК ПРАВИТ НАМИ И МИРОМ
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ / КОРПОРАТОКРАТИЯ
ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА / КОНСПИРОЛОГИЯ

0

310

Засланцевый газ
contrpost (DAILYMEDIA),15 May 2013

Тема которой в последнее время пугают Россию уже не хомячковая нестабильность и не международная порка за позицию по Сирии.
С этим, слава богу, уже президент России разобрался и судя по всему это находит понимание и полную поддержку россиян.
Те, кто до сих пор о чем то подобном бубнит, смогли оценить как чувствовали себя прокаженные в средние века.

Теперь никаких реальных тем на которые бы было необходимо реагировать просто нет. Значит нужно их выдумать.

Зачем же простите нужно так стараться? Ответ здесь прост - чтобы запугать и иметь хоть какие-то рычаги влияния.
Потому что реальных рычагов воздействия на Россию ни у США ни у ЕС нет совсем. Вообще никаких. Значит должна была возникнуть такая тема которая должна бить в самое сердце российской экономики.
Такая тема была найдена – сланцевый газ. Может показаться, что добыча сланцевого газа развивалась безотносительно России и это будет правда, но тема все же притянута за уши именно господами из-за океана и щедро сдобрена спекуляциями на эту тему. Готова ли Россия к такому повороту событий? Оказалась что готова и еще как готова.

Надо сказать, что то в чем нас так упорно заверяют не совсем так и даже совсем не так.
Так например говорится что США могут обеспечить газом Европу, так как из  импортеров газа вот-вот превратятся в экспортера.
Автор позволит себе усомниться и в одном и в другом.
Давайте попробуем порассуждать на эту тему.
Все помнят громовые расскаты декларирующие разработку запасов сланцевого газа в Польше объемом  5,3 трлн куб. м, которых хватит на 300 лет потребления.
И что спрошу вас на этот раз я? Что стало с этим самым сланцевым газом? Вынужден буду сам же и ответить, что ничего не стало.  Те самые компании которые громко деларировали свои намерени «дать газу» в достатке что называется на весь крещенный мир, одна за другой сдулись по-тихому.
Кроме того, сами запасы польской стооной были скорректированы в сторону уменьшения на 90%!

Давайте расскажем об этом конкретно с именами и  цифрами.
Так в игру бойко вступили три компании из них две американские: Marathon Oil и Talisman Energy и польская государственная компания Lotos.
Уже по итогам первого квартала 2013 года стало понятно, что все это туфта мануфактурная и веры этому не было не просто так. Так Marathon Oil заявила, что продает свои права на разработку сланцевых месторождений в 2014 году и обьявленная стоимость на эти права составляет $12млн.
Компания определила свои попытки найти сланцевый газ, как «неудачные».

Вторая американская компания Talisman Energy так же решила уйти с польского рынка сланцевого газа и поговаривают, что они хотят сосватать свои активы ирландской San Leon Energy.
Польская государственная Lotos заключила договор о совместной разработке 4-х участков с PGNiG, но далее этого дело не пошло. Позднее PGNiG заявила, что поддерживает идею разработки сланцевого газа, но это не связано с сотрудничеством с компанией Lotos. То есть и в этом случае произошел прокол.

Однако наибольшим ударом по идее самообеспечения Польши газом явились действия ExxonMobil, которая продала свои активы сразу после того как после бурения прогнозы на наличие сланцевого газа в Польше не подтвердились.
Для того чтобы подсластить пилюлю было сказано, что затраты на добычу газа черезвычайно высоки и стоимость газа составит  около $300 за 1000 куб. м.
В США эта цифра приблизительно такая же, но тут на каждые 1000 кубов существует государственная дотация в $200.
Теперь понятно почему цена по $100? Так же наверное понятно почему она не может быть меньше $350 при доставке в ЕС.
Дотации в этом случае не будет, а транспортировка и накрутка будут, так что тоже под 400 баксов вынь да полож.

Дальше начинается совсем смешная история, которая выводит на чистую воду несостоятельность доводов о более дешевом газе из сланцев.
После обьявления высокой себестоимости польского газа, как ни странно, но было выдано 111 разрешений на бурение.
Инвесторы совсем не дураки и они конечно же понимают, что  если в США газа полно чуть ли не по $100 за 1000 кубов, то какой им смысл вкладываться в бурение для того чтобы добыть газ за $300?
Инвесторы не похожи на больных людей. Им куда будет сподручнее просто перекупить газ в США и доставить его в ту же Польшу и куш будет гораздо больше.

Тем не менее видимо тут не все так просто, смекнет читатель  и конечно же будет прав.
Во первых в США прогнозы по сланцевому газу раздуты до безобразия.
Во-вторых Газ в США так низок в цене только из-за государственных субсидий  и лишь потому, что на него нет рынка в США в таких обьемах разумеется.
Даже вблизи большого Нью Йорка, в некоторых городках  в Лонг Айленде газа нет. Там и отопление и горячая вода нагреваются электричеством. Что уж говорить про какую-то забытую богом Северную Дакоту.
Если только газ начнет поступать за пределы США, а разрешение на такой экспорт уже есть, то цены сразу скакнут вверх, потому что у американского газа появится рынок, которого сейчас нет и субсидий больше не будет. Нет такого закона у капиталистов, чтобы торговать товаром в пол-рыночной цены.

Это подтверждается теми же инвесторами которые покупают концессии на бурение с учетом стоимости в $300 за 1000 кубов.
Они понимают, что цена будет высока. Что природный газ и нефть будут всегда более выгодными.  Польская газета Dziennik Gazeta Prawna  пишет, что государственная Lotos решила вернуться к разведке традиционных углеводородов. Минэкономики Польши предпочитает уклоняться от комментариев на эти темы.

Вот тут на самом деле все только и начинается.
Российский президент Путин очень хорошо понимает, что лучше всего вверх цены гонит страх на биржах. Вспомните что случилось с нефтью после посадки Ходорковского. Учень удачный карамболь, когда и вор наказан и цены на углеводороды взлетели. Путин большой мастер в политике, раз его политика так прочно держит экономику в разогретом состоянии и гонит цены вверх. Ну и разумеется войны на Ближнем Востоке этому тоже помогают.

Вот и сейчас, было заявлено, что в стране нужно строить больше газовых заправок.
То есть Россия планирует больше потреблять собственного газа, а на фоне негативных прогнозов по сланцевому газу в Польше и категорическом запрете на разработки сланцевого газа в Германии, разумеется цены не только не упадут, но даже полезут вверх. Кроме того, если увеличится потребление газа в России, в этот сектор экономики придут западные деньги инвесторов. Цены на бензин и газ в России только растут,  на этом сегодня можно хорошо и безопасно заработать.

Ну кто скажите сможет прийти на российский рынок и перебить торговлю? Уж во всяком случае не Польша со сланцевым газом и не Украина тоже. Мало того, эти две совсем не маленькие страны по-прежнему будут потребителями российских углеводородов причем по более высоким ценам. Кстати, утверждение о том, что Украина снижает потребление российского газа не соответствует действительности.
Здесь дело обстоит так. Нафтагаз действительно снизил закупки газа для Украины, но теперь больше газа закупают частные компании которые сориентированы тоже на украинский рынок, так что никаких чудес здесь нет. Здесь мы имеем дело с другим явлением, когда государственная Нафтогаз просто вытесняется с рынка, только и всего. Уменьшения зависимости Украины от российского газа не происходит.

Что же касается немцев, то их решение совсем понятно.
Немцы решили отказаться от ядерной энергии из-за экологии. Но ведь это находится на поверхности земли и вполне поддается каким-то рекреационным мерам по восстановлению окружающей среды в случае аварии на АЭС.
В случае же со сланцевым газом, раствор который разрывает пласты, это вода песок и химикаты, которые после использования закачиваются в специальные подземные резервуары, проконтролировать их герметичность не представляется возможным, они опаснее чем ядерные электростанции на поверхности. Утечку химически грязных вод  и попадание их в подземные водоносные слои, проконтролировать невозможно.
В один день страна может оказаться без собственных запасов чистой пресной воды и плюс нанесет экологический урон соседям. Так что такое «воздержание» вполне логично.

Интересной выглядит политика США.
Как известно США держали запечатанными свои скважины из-за опасений загрязнений при добыче нефти и газа. А отравлять окружающую среду химикатами для гидроразрывов сланцевых пластов не боятся.
Так ли это? Разумеется не так. Сланцевый газ, это очередная разводка, на которую «кровавый Путин» никак не ведется.
Мало того, похоже ему удается не только отыграть ситуацию, но и значительно продвинуться.

http://contrpost.com/en/78-2013-05-10-1 … 5-23-05-02

(Статья с пилотного сайта contrpost   http://contrpost.com/en/
Восстановленный сайт DAILYMEDIA, с архивом - по ссылке http://digitalmetro.us/  )

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики