ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики


Мировая экономика и аспекты политики

Сообщений 251 страница 260 из 430

251

Азиатская «ось» Америки без петель
("Project Syndicate", США)
Брахма Челани (Brahma Chellaney)

http://beta.inosmi.ru/images/20185/70/201857034.jpg

НЬЮ-ДЕЛИ – В первой зарубежной поездке президента Барака Обамы после его переизбрания на второй срок отразилась новая сосредоточенность американской экономики и безопасности на Азии.
Однако азиатское турне Обамы также подчеркивает главный вопрос касательно американской политики в регионе: приобретет ли американская «ось» в Азии конкретное стратегическое наполнение или же в значительной степени останется риторической переупаковкой старой политики?

Соединенные Штаты, которые склонны максимально быстро извлекать капитал из региональных проблем, вызванных все более мощными попытками Китая самоутвердиться, укрепили свои военные связи с существующими азиатскими союзниками и наладили отношения в сфере безопасности с новыми друзьями.
Но пьянящий блеск возвращения Америки на центральную сцену Азии затемнил ключевые проблемы, связанные с тем, чтобы позволить США остаться якорем безопасности региона перед лицом стратегических амбиций Китая.

Одной из проблем является необходимость остановить эрозию относительной мощи Америки, что, в свою очередь, требует всеобъемлющего внутреннего обновления и, в том числе, бюджетной консолидации.
Однако потребность в сокращении расходов в перспективе может привести к тому, что США могут оказаться не в состоянии финансировать военный сдвиг в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона – или, еще хуже, будут вынуждены сократить свое присутствие здесь.

При Обаме США значительно сдали позиции Китаю, и эта тенденция возникла еще в то время, когда администрация Буша занялась войнами в Афганистане и Ираке.
Это подстегнуло возникновение сомнений относительно способности Америки обеспечивать стратегический вес ее «оси», поддерживая более высокий уровень обязательств в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где она уже разместила 320 тысяч солдат.
Предполагаемое размещение в Австралии дополнительных 2,5 тысячи морских пехотинцев является в значительной степени символическим.

Фактически, после подъема ожиданий азиатских стран относительно более серьезного ответа США на растущую напористость Китая администрация Обамы начала снижать военные аспекты своей «оси», делая вместо этого акцент на все большем экономическом участии США.
Это изменение помогло тем странам этого региона, которые боялись оказаться вынужденными выбирать между США и Китаем.
Однако для тех стран, которые несут на себе основную тяжесть напористого подхода Китая к территориальным и морским спорам, этот акцент вызывает новые сомнения относительно степени участия Америки.

Действительно, переориентация в экономическую плоскость «оси» США корректирует политику, которая переоценивала военный компонент и ставила США на путь конфликта с Китаем.
Государственный секретарь Хилари Клинтон, которая сигнализировала о более жесткой позиции США по отношению к Китаю своими жесткими высказываниями в 2010 году на Региональном форуме Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в Ханое, теперь сглаживает эту позицию, содействуя торговле и инвестициям во время своих визитов в азиатские страны.

Обама также выдвигает экономические аспекты «оси» США, описывая свой азиатский тур как попытку создать больше местных рабочих мест в сфере производства у себя в стране за счет увеличения экспорта в «самый быстро растущий и динамично развивающийся регион в мире».
Даже его исторический визит в Мьянму – первый визит президентов США в эту страну ‑ в такой же степени связан с торговлей, как и с отделением от китайского влияния страны, обладающей стратегическим расположением и богатыми месторождениями природных ресурсов.

Переориентирование на торгово-экономические вопросы также побудило Вашингтон содействовать Транстихоокеанскому партнерству, целью которого является создание новой Азиатско-Тихоокеанской группы свободной торговли, которая исключает Китай.
Помимо того, США подчеркивают важность саммита стран Восточной Азии и саммита АСЕАН, который совпадает по времени проведения с заседанием EAS в Пномпене, на котором будет присутствовать Обама.

Коррекция курса США также говорит еще об одном соображении: Америка ничего не выигрывает, если поддержит любую из конфликтующих сторон в споре Китая с его соседями – по крайней мере, до тех пор, пока на карту не будут поставлены непосредственно интересы США,
как, например, в Южно-Китайском море, где китайские морские претензии угрожают свободе судоходства на одних из самых загруженных морских путях в мире.

Забота о собственных национальных интересах объясняет, почему Америка взяла курс молчаливого нейтралитета в отношении возрождения китайско-индийских территориальных споров, в том числе на внезапно воскресшие претензии Китая на большой расположенный в Гималаях индийский штат Аруначал-Прадеш.
Кроме того, США призвали Китай и Японию к мирному урегулированию их спора относительно находящихся под контролем Японии островов Сэнкаку.
Основная цель Америки заключается в том, чтобы предотвратить развитие противостояния до того момента, когда она, в ущерб собственным интересам, будет вынуждена принять сторону Японии.

Когда министр обороны США Леон Панетта встретился в сентябре с китайским лидером Си Цзиньпином, он получил «нагоняй» по поводу того, что США должны оставаться в стороне от китайско-японского спора.
Действительно, в условиях организованных антияпонских протестов в Китае в сентябре этого года, Панетта, вместо того чтобы посоветовать Китаю обуздать часто заканчивающиеся беспорядками демонстрации, публично подтвердил нейтралитет Америки в борьбе за контроль над этими островами.

Коррекция в политике США фактически распространяется даже на терминологию.
Американские дипломаты уже в целом отказались от термина «ось», (поскольку в английском языке это слово имеет и военный оттенок, означая также опорный пункт), заменив его термином «перебалансировка».

Как бы это ни называли, новый подход к политике во всех смыслах касается Китая, поскольку речь идет об укреплении Америкой альянсов и дружбы со странами по всей периферии Китая, в том числе с Индией, Японией, Филиппинами, Вьетнамом, Индонезией и Южной Кореей.
Тем не менее, администрация Обамы продолжает отрицать, что Китай находится в центре ее стратегии. Действительно, она не хочет публично делать что-либо или говорить, что может разозлить Китай.

Азиатско-Тихоокеанский регион будет занимать большую часть повестки дня на втором президентском сроке Обамы, особенно в связи с происходящим выводом американских войск из Афганистана, который должен закончиться в 2014 году.
Однако Обама будет вынужден определить четкую политику США относительно быстро растущего, в условиях правления авторитарного режима, Китая, который агрессивно предъявляет территориальные претензии и разжигает внутри себя национализм.
США и остальные страны Азии должны не просто приспособиться к Китаю – они должны стремиться к формированию Китая, который играет по правилам.

Брахма Челани – профессор стратегических разработок Центра политических исследований в Нью-Дели,
автор книги «Вода: новое поле битвы Азии» (Asian Juggernaut and Water: Asia’s New Battleground).
Оригинал публикации: America’s Unhinged “Pivot”  http://www.project-syndicate.org/commen … ey/russian
перевод  http://www.inosmi.ru/usa/20121118/20230 … z2CYplDaAu

0

252

Французская бомба с часовым механизмом
("ИноСМИ", Россия)Нана Яковенко

В настоящий момент угроза падения евро ослабла, однако, существует солидарная уверенность в том, что на восстановление позиций  единой валюты потребуются  годы, и придётся приложить   большие усилия.
Призывы к реформам и сокращению бюджета громче всего раздаются в Греции, Португалии, Испании и Италии, где на этой неделе  прошли массовые забастовки и столкновения с полицией

Но впереди  маячит серьёзная  проблема, которая, как считают аналитики,  может затмить все остальные.  Речь идет о Франции.
Эта страна находится в сердце еврозоны и Европейского Союза. Президент Франсуа Миттеран выступал за единую валюту в надежде, что она усилит влияние Франции в Евросоюзе и не позволит объединенной Германии установить гегемонию в Европе. Евро оказался выгодным для Франции: он обеспечил займы по рекордно низким ставкам и помог избежать проблем, которые испытали страны Средиземноморья. Франция уступила лидерство Германии еще до того, как Франсуа Олланд стал первым президентом-социалистом со времен Миттерана в мае 2012 года. Сегодня ее экономика выглядит еще более уязвимой.

Франция по-прежнему сохраняет  много сильных сторон, однако  кризис евро обнажил и слабые места.
В течение многих лет страна проигрывала Германии в конкурентной борьбе. Эта тенденция усилилась после того, как Германия сократила расходы и провела крупные реформы.
Не имея возможности провести девальвацию валюты, Франция взялась за сокращение государственных затрат и долга.
В то время как другие страны значительно урезали расходы на государственный сектор, во Франции он занял почти 57%  ВВП, и это самый высокий показатель по всей еврозоне.
С 1981 года Франции никак не удавалось ликвидировать дефицит бюджета, что привело к росту государственного долга:  этот показатель, составлявший  22% ВВП, на сегодняшний день демонстрирует уровень почти 90% ВВП.

Предпринимательский климат во Франции также ухудшился. Французские фирмы страдают от жестких мер регулирования на рынке труда и товаров, исключительно высоких налогов и необходимости выплачивать самые крупные в Европе социальные отчисления.
Неудивительно, что сегодня появление во Франции новых компаний – редкость. Численность малых и средних предприятий, во многом определяющих  экономический рост страны, здесь ниже, чем в Германии, Италии и Великобритании.

Экономика Франции  стагнирует, в  текущем квартале существует  риск  рецессии, а в следующем году  рост экономики  едва просматривается.
Свыше 10% трудоспособных граждан, и свыше 25% молодежи не имеют работы.
В 1999 году Франция имела положительное сальдо по текущим операциям, а сейчас страна отягощена самым серьезным в еврозоне дефицитом платежного баланса.
В целом, многие французские компании неконкурентоспособны, при этом огромный правительственный аппарат живет не по средствам.

Как считают в Лондоне, Олланд мог бы провести необходимые реформы, если бы проявил выдержку и твердость характера. Его партия обладает значительным влиянием в законодательных органах страны и лидирует почти во всех регионах. Левым должно быть проще, чем правым, убедить профсоюзы принять изменения. Олланд признает, что конкурентоспособность Франции пострадала.
Воодушевляет недавнее обещание Олланда выполнить значительную часть рекомендаций, содержащихся в  докладе бизнесмена Луи Галуа, включая сокращение объема обременительных для бизнеса социальных отчислений.
Кроме того, Президент планирует смягчить ограничения на рынке труда. На этой неделе он даже заговорил о чрезмерных государственных расходах, пообещав «работать лучше и тратить меньше».

И тем не менее, на фоне тяжелейших экономических проблем Франции, Олланд  производит впечатление  нерешительности. 
С какой стати  должны ему верить бизнесмены,  если он уже  протолкнул ряд «левых» мер,  таких, как установление максимальной ставки подоходного налога на уровне 75%,  увеличение налога на прибыль организаций и на имущество, а также на доход с капитала и дивидендов, повышение минимальной заработной платы и частичную отмену решения о поднятии пенсионного возраста.
Европейские правительства провели большие реформы по одной простой причине -  было осознание наличия  глубокого кризиса, их избиратели верили, что других альтернатив нет, а политики знали, что изменения неизбежны.
Однако все это не относится к Франции. Во время избирательной кампании Олланд едва ли упоминал необходимость создания благоприятных условий для бизнеса, вместо этого он делал упор на сворачивание мер экономии
. Социалистическая партия Олланда остается несовременной и враждебной капитализму: как только президент начал говорить о конкурентоспособности Франции, его рейтинг упал. Создается впечатление, что Франция пытается попасть по движущейся мишени
. Все страны еврозоны продолжают структурные реформы и делают это в целом быстрее и гораздо шире, чем Франция. Поэтому  МВФ недавно предупредил, что Франция рискует оказаться позади Италии и Испании.

Британские эксперты считают, что на карту поставлено не только  будущее Франции, но и судьба евро. Олланд совершенно объективно упрекнул Ангелу Меркель в слишком активном проталкивании политики  жёсткой  экономии.
Однако  когда для разрешения кризиса евро понадобилась политическая интеграция, президент просто спрятался.  Требуется надгосударственный контроль экономической политики отдельных стран Европы.
Франция с нежеланием ратифицировала недавний фискальный пакт, дающий Брюсселю дополнительные бюджетные полномочия.
Однако  ни элиты, ни избиратели не готовы отдать еще одну часть суверенитета, также как они не готовы к глубоким структурным реформам. Пока большинство стран обсуждает, какой частью суверенитета они готовы пожертвовать, Франция решительно избегает любых дебатов о будущем Европы.
К слову, Олланд обжегся на этой проблеме еще в 2005 году, когда избиратели отвергли договор о европейской конституции, после того, как его партия разбилась на два лагеря. Повторение этих событий весьма негативно сказалось бы на положении евро.

Один из недавних докладов, опубликованных в журнале The Economist в июне 2011 года, был посвящен неудачной попытке администрации Сильвио Берлускони провести реформы в Италии; в конце года он покинул свой пост,  и начались изменения.
До сих пор инвесторы были снисходительны к Франции, несмотря на незначительное падение долгосрочных процентных ставок. Но рано или поздно сантим упадет. Нельзя пренебрегать экономикой слишком долго.

Пока Олланд не продемонстрирует желание изменить курс, которому вот уже 30 лет следует его страна, Франция будет терять доверие со стороны инвесторов и Германии.
Как убедились на своем опыте некоторые государства еврозоны, настроения рынков могут меняться очень быстро.

Как считают британские аналитики, кризис может грянуть уже в следующем году. 
Где бы ни начинались предыдущие потрясения еврозоны, они всегда захватывали Францию, и в этот раз, возможно, именно Франции, а не Италии или Испании, предстоит решить судьбу евро.
У Олланда осталось совсем немного времени на то, чтобы обезвредить бомбу с часовым механизмом, заложенную в сердце Европы. Похоже, это начинает сильно беспокоить Лондон.

http://www.inosmi.ru/op_ed/20121120/202 … z2CkcvO4Fq

0

253

Как доллары превращаются в фантики
Влад Гринкевич,21.11.2012

http://m.ruvr.ru/data/2012/11/21/1278840549/1237502_73106875.jpg
© Фото: SXC.hu

Куда уходят деньги, которые США вбрасывают в мировую экономику?
Америка анонсировала уже три программы количественного смягчения – это дополнительно миллиарды долларов,
– но ожидаемого оздоровления финансовой системы не происходит.

Почему так, разберемся с помощью экспертов

Соединенные Штаты снова и снова включают печатный станок.
Денежный рынок, по идее, должен наводниться американской валютой.
Но ни логичного в этом случае инвестиционного бума, ни скачка инфляции не наблюдается.

Кризис привел к сокращению кредита, а следовательно, и к сокращению объема денежной массы,
объясняет директор аналитического департамента "Номос-банка" Кирилл Тремасов.
Первая программа смягчения (QE1) была лишь компенсацией капитала, который был утерян в результате кризиса:

"Если вы посмотрите на динамику денежных агрегатов США, вы не увидите там какого-то скачкообразного роста.
Да, баланс ФРС существенно вырос, но нельзя сказать, что денег в американской экономике стало намного больше.
По сути, это были компенсационные меры. И неудивительно, что эти меры не вызвали какого-то всплеска инфляции.
Более того, до середины 2009 года превалировали дефляционные ожидания. Были опасения падения цен".

К тому же выражение "включить печатный станок" довольно условно. Америка не вбрасывает в экономику наличные доллары – иначе скачков инфляции действительно не избежать.
Во время последнего раунда количественного смягчения (с сентября этого года), речь шла о повышении стоимости активов – ипотечных облигаций, недвижимости. По логике ФРС, удорожание этих самых активов придаст уверенности инвесторам и гражданам.
И те и другие станут тратить больше собственных денег и этим подтолкнут экономику.

Директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев сомневается в успехе этой стратегии:
"На мой взгляд, эта логика достаточно ущербна. Эффект действительно есть, небольшой – в той же Америке. Но, во-первых, эффект быстро улетучивается. Во-вторых, даже первоначальный эффект от каждой программы количественного смягчения уменьшается. Если сравнить реакцию на первую программу смягчения и на третью, то эта реакция становится все более сдержанной. Это как сильнодействующий наркотик".

Покупательскую активность, по мнению Николаева, стимулирует уверенность в своих доходах, а не осознание факта, что стоимость твоего дома или облигаций возросла.

Чаще всего вброшенные национальными правительствами миллиарды антикризисных долларов, евро и рублей идут прямиком на фондовые и сырьевые рынки, увеличивая доходы спекулянтов.
То есть вместо оживления экономики финансовые инъекции только увеличивают диспропорции между вложениями в финансовые и нефинансовые активы.
А этот перекос многие эксперты считают едва ли не главной причиной мирового кризиса.

В российской экономике, например, в 2000 году вложения в финансовые активы превышали инвестиции в реальную экономику примерно в полтора раза,
сейчас почти в десять раз.

И эта тенденция наблюдается во всем мире.

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий опасается, что расплатой за диспропорцию в экономике станет обесценивание денег:
"Это совершенно порочный механизм, потому что на сегодняшний день мы имеем одновременно рост инфляции, рост долга США и обесценивание денег. Причем не только доллара США, а любых денег во всем мире вообще.
Это приводит к тому, что деньги перестают работать как инвестиционный механизм, их перестают вкладывать в реальный сектор. Это удушение мировой экономики".

Впрочем, нельзя говорить, что позитивного эффекта от вброса ликвидности нет вовсе.
В Америке впервые с 2005-го наблюдается оживление и рост цен на рынке недвижимости – это прямой результат третьей программы смягчения (QE3).
Оптимисты уверены, рынок не только нащупал дно, но и оттолкнулся от него.

Правда, никто не может сказать, насколько долгосрочным будет эффект.

http://rus.ruvr.ru/2012_11_21/Kak-dolla … v-fantiki/

0

254

Евразийская парадигма
Виктор БОРШЕВИЧ, 24.11.2012

http://www.fondsk.ru/images/news/2012/11/24/n17861.jpg

Глобальный экономический кризис, больно ударивший по бюджетам и судьбам наименее защищенных национальных экономик, домашних хозяйств и рядовых граждан в постсоветских странах, многих заставил пересмотреть некогда радужные взгляды на то, что ещё недавно казалось незыблемыми основами либерально-демократических доктрин «устойчивого экономического развития».
Перспективы евроинтеграции, манившие обывателя, тускнеют на глазах в обстановке краха европейского мультикультурализма и роста финансово-экономических проблем еврозоны…

Пришла пора взглянуть правде в глаза: ассимиляционный потенциал Западной Европы исчерпан, у «объединённой Европы» наступил «кризис несварения».
В Евросоюз, а тем более в Шенгенскую зону, уже никто никого никогда не допустит. В этой ситуации пограничным с ЕС постсоветским странам уготована незавидная роль звеньев «санитарного кордона».

Читая в Кишинёве университетский курс мировой экономики, я постоянно испытываю глубокое недоумение по поводу разительного диссонанса между оптимистическим содержанием соответствующих учебных пособий, академическим стилем описания мировых экономических тенденций («стирание» границ для «свободной» циркуляции капитала, всеобщая приватизация государственных активов, всеобщее «затягивание поясов» в том, что касается социальных программ) под общей вывеской «There is no alternative», с одной стороны, и тем насилием, которое вершат сегодня мощные международные политико-олигархические структуры, финансовые корпорации и медийные империи – с другой.

Содержание всей этой «академической» политэкономической литературы находится в разительном противоречии с постоянно растущим разрывом между нищающим населением и богатеющими олигархическими элитами, между обещаниями «устойчивого развития» и ростом потребительских цен, социальной незащищенности и экономической невостребованности всё большего числа людей, между резким усилением отдельных «продвинутых» экономик и деградацией экономик большинства постсоветских агосударств.

Мощным средством геополитической и геоэкономической экспансии сегодня, как и во все времена, является идеологическое оружие, потому что ничто так не способно объединять или разъединять людей, как захватывающая системообразующая (системоразрушающая) идея.
Последняя череда разрушительных «демократических» революций в странах ислама (впрочем, как и последняя волна провокационных «унионистских» маршей у нас в Молдове) – яркое тому подтверждение. Вырвавшиеся на свободу силы религиозного фундаментализма и национализма легко мимикрируют под «либеральные» и «демократические» движения и затем бумерангом возвращаются к своим создателям.

Вспомним, как после Второй мировой войны США принудили к фактической «самоликвидации» великую Британскую империю, поставив во главу угла взрывную идею «права наций и народов на самоопределение». Та же судьба постигла и французскую колониальную систему, не говоря уже об остатках португальской и голландской империй.
Затем это колониальное наследие начали эффективно крошить на части и заглатывать транснациональные корпорации, наднациональные банки и финансовые структуры.

В результате возникла нескончаемая череда не затухающих до сих пор социально-политических кризисов и военных конфликтов от западного побережья Африки до восточного побережья Азии.

Затем с помощью того же набора либерально-демократических доктрин были до основания разрушены социалистический лагерь, Советский Союз и Югославия.
Либеральная трактовка «свободы» и «демократии» обернулась расхищением государственной собственности, развалом внутрисистемных хозяйственных, транспортных, научных, образовательных и культурных связей. Над развалинами СССР закружили представители ТНК, МВФ и других международных структур с повадками североамериканских грифов.

Однако, по мере того как гибельность этой эволюции обнаруживала себя, всё больше людей в самых разных постсоветских странах стали склоняться к мысли о том, что настало время собирать камни. Вот тут и возник вопрос: под какую идею?

Теоретически любая системообразующая (как и системоразрушающая) идея должна обладать как минимум двумя качествами:
- заложенным в коллективной исторической памяти и культуре реципиентов свойством вызывать массовый «резонанс», наступающий при соответствующем информационном воздействии в подготовленных  для этого условиях;
- могучей «аттрактивностью» (притягательной силой) в экономическом, статусном и иных отношениях.

Для актуализации такой «суперидеи» необходимо наличие в среде потенциальных стран-участниц нового культурно-исторического проекта достаточно большой и влиятельной, способной к «резонансу» и «аттракции» массы людей, недовольных нынешним положением дел у себя в стране и потерявших доверие к идеям, претендующим на альтернативу (например, у нас в Молдове количество желающих вступить в Евросоюз и верящих в эту «затею» за последние три года правления «евроинтеграторов» уменьшилось обвальным образом).

А борьба за альтернативу не прекращается…
Чем были Российская империя и Советский Союз для народов нынешнего постсоветского (пост-имперского) пространства? «Империями зла» или носителями мирового прогресса? «Тюрьмами народов» или их фактическими освободителями и объединителями? «Рассадниками мракобесия» или носителями великих созидательных идей?
Общая историческая память содержит в себе как примеры жестокости правителей, так и образцы высочайшего героизма и благородства, как времена кровавых смут и расколов, так и времена невероятной солидарности и единения, трагических катастроф и великих свершений. При избирательном, тенденциозном подходе к исторической памяти на этой почве нетрудно сеять семена вражды и дальнейшего распада. К тому же мифологические «ментальные» карты «просвещённой Европы» и «варварской Тартарии» ещё со времен эпохи Просвещения кочуют в современной политологии, находя восторженный прием у постсоветских «евроинтеграторов».

Теперь поставим вопрос в другой плоскости: а может ли сам Евразийский проект служить могучей системообразующей идеей, удовлетворяющей «резонансному» и «аттрактивному» критериям?
Ответ положительный – да, может! Потому что Евразийский проект по-прежнему несет в себе мощнейший потенциал созидания, он глубоко внедрён в ткань исторической памяти наших народов. Потому что Центральная Евразия столетиями (и даже тысячелетиями) являлась уникальным экономическим и культурным пространством, которое связывало в единое целое Запад и Восток. Вопрос лишь в том, насколько наследники этой воистину великой евразийской идеи находятся на уровне понимания своих исторических задач.

Великие идеи не умирают никогда, но за них надо бороться – бороться предельно настойчиво, последовательно, самоотверженно. Несмотря на наличие всех объективных условий для реализации Евразийского проекта, на фоне его замечательных перспектив и возможностей (уникального географического положения в Мир-системе, потенциально огромного потребительского, инвестиционного и трудового рынков, разнообразных и практически неисчерпаемых ресурсов, «цветущей сложности» культур etc.) за минувшие два десятилетия на некогда едином госудрственно-политическом, экономическом и культурном пространстве произошли серьёзные перемены.

Обозначим некоторые, наиболее существенные из них:
во-первых, в постсоветских странах появилось новое поколение граждан с новым, специфическим складом ума, во многом определяемым не только представлениями о прогрессе, но и древней архаикой, мимикрировавшей под либерально-демократические «принципы» и «ценности» («модернизированная» клановость, «осовремененный» этнократизм, партийно-групповой протекционизм, «научно» обоснованная враждебность к «инородцам» и др.);

во-вторых, целенаправленная идеологическая пропаганда немало потрудилась над дискредитацией нашего общего прошлого, над разрушением традиционной гражданской и религиозной этики, над насаждением в умах русофобии, ксенофобии и прочих разрушительных психологических комплексов. Провокационные выходки в стиле «Pussy Riot», гей-парады, однополые браки и проч. представляют собой яростную символическую атаку на основы нашей цивилизации и нашей исторической совести;

в-третьих, новые политико-олигархические и коррумпированные элиты во многих постсоветских странах уже подпали под влияние западных центров силы и глобальной элиты.

Перспективам освоения нашими народами ресурсных потенциалов развития всегда будут препятствовать те силы, которые сами нацелились на эти ресурсы.
И всякий раз, когда наши «лишние люди» и «лишние экономики» будут стремиться к восстановлению своего единства, данные силы будут делать всё, чтобы этому воспрепятствовать. Либерально-демократическая «наркота», которую они пускают в ход, ничего общего не имеет с принципами свободы, справедливости и демократии, более того - она ничего общего не имеет со свободным рынком (об этом давно предупреждал выдающийся историк и экономист Фернан Бродель, говоря о глобальной монополизации денег, производств и власти).
Однако, несмотря на глубочайший экономический и идеологический кризис либеральной демократии (проистекающий из неконтролируемого «печатания денег, активов и иллюзий»), либерально-демократическая мифология и демонология продолжает сеять «разруху в головах».

Всё это говорит о том, что одними заманчивыми экономическими перспективами в реализации Евразийского проекта не обойтись.
Вовлечение в Евразийский проект постсоветских стран вместе с их человеческим капиталом потребует огромных усилий в плане информационной работы по преодолению пагубных последствий идеологического индифферентизма.

При этом надо избежать целого ряда опасных крайностей - «отзыва соотечественников» в Россию, «оголяющего» огромные пространства, цивилизованные некогда русскими людьми, агрессивной ценовой и таможенной политики, непродуманных мер в отношении «гастарбайтеров» и тех постсоветских политиков, которые, будучи ангажированы евроатлантическими кругами, заинтересованы в создании образа России как «империи зла».

Приверженность евразийской парадигме потребует, помимо больших капиталовложений (большое строительство всегда требует больших средств), многоплановой, хорошо скоординированной, продуманной и эшелонированной работы на всех стратегических направлениях развития постсоветского мира.
Работы, направленной на поддержку тех здоровых сил в странах бывшего СССР, для которых великая евразийская идея является не дежурной шумихой, не очередной «пророссийской» кампанией, не фантасмагорией возврата к ушедшему прошлому («back to the USSR»),
но великой надеждой на обретение своего достойного места на бескрайних просторах «Третьего мира» - между атлантическим Западом и тихоокеанским Востоком.

http://www.fondsk.ru/news/2012/11/24/ev … digma.html

0

255

Запустение агломераций, или «Кровавые границы» Европы
Константин ГОРДЕЕВ,27.11.2012

http://www.fondsk.ru/images/news/2012/11/27/n17885.jpg

Призрак бродит по Европе... Да что там по Европе - по всему миру.
Призрак глубокого кризиса социальной системы, кризиса, повелительно требующего её кардинального изменения либо сопровождаемого катастрофами сокрушения всего,
что не отвечает изменившимся условиям человеческого существования…

Перед лицом экономического обвала
В 2008 году, как раз во время разгара банковского кризиса в США, два экономиста из университета штата Орегон опубликовали статью «Сравнение методов представления в реальном времени показателей деловых циклов» [1],
в которой предложили алгоритм оценки устойчивости деловых циклов в США на основе динамической модели цепей Маркова. Конечно, математика — не более чем инструмент моделирования действительности и в принципе может служить обоснованию чего угодно, однако особенностью этого предложенного подхода является тот факт,
что, опираясь на текущие значения четырех показателей (занятость вне сельскохозяйственного сектора, индекс промышленного производства, реальный личный доход за вычетом трансферных платежей и индекс реальных промышленных и торговых продаж), можно практически со 100%-ной вероятностью выявить интервалы экономического спада (рецессии).
Во всяком случае, начиная с 1967 года по настоящее время, совпадение исчисленного и наблюдаемого кризисов было полным (рис. 1).

http://img-fotki.yandex.ru/get/6415/18771686.e/0_74201_5aefbcb1_L.jpg
Рис. 1. Вероятность рецессии в США — исчисленная и наблюдаемая [2, 3]

Последняя коррекция расчетов Дж. Пайджером была сделана на август 2012 и в ноябре этого года размещена на сайте Федерального резервного банка Сент-Луиса [3]. Аналитики отреагировали мгновенно, обратив внимание на тот факт, что достижение величины измеряемого показателя уже в 20% на всем исследованном интервале с 1967 года (шесть рецессий) однозначно указывает на интенсивно и необратимо развивающийся спад [2].
А это в свою очередь, как показывает столетняя история, сулит Соединенным Штатам и всему миру огромные проблемы — от краха глобальной финансово-экономической системы до полномасштабной мировой войны. Как легко экстраполировать по кривой, подобная беда вполне может свалиться на человечество уже в конце 2012 года (читай: в течение ближайшего месяца).

Однако одно дело теоретические спекуляции, другое — наличествующие предпосылки кризиса.

Поговорим о предпосылках
Во-первых, Еврокомиссия в своем очередном прогнозе зафиксировала общую «слабость глобального спроса» [4] с общим негативным влиянием на социально-экономическую ситуацию в Европе.
Поскольку помимо Евросоюза крупнейшим потребителем являются и Соединенные Штаты, косвенно сделанный вывод указывает на кризис и там.

Во-вторых, нарастающую нестабильность в мировой экономике создают последствия американской политики производства «управляемого хаоса» на Ближнем Востоке.
Там мнимо «спонтанные» революции уже переросли в уничтожающие хозяйственную жизнь региона религиозно-клановые усобицы, порождая очаг военной напряженности, проблемы на рынке углеводородов, волны миграции, возрастание уровня террористической и криминальной активности по всему миру (см., в частности, [5]).

В-третьих, ситуация с золотом.

Осажденное золото
Еще год назад президент Венесуэлы Уго Чавес за четыре месяца (август 2011-го - январь 2012 гг.) вывез золотые запасы государства (160 т), хранившиеся в банках США (ФРС) и Европы [6].
Точь-в-точь, как это сделал полвека назад Шарль де Голль [7]. Конечно, тут можно было бы и не проводить сравнения, если бы вослед венесуэльцу судьбами своих государственных золотых запасов, хранящихся за рубежом, не озаботились немцы и голландцы.

В октябре 2012 г. Федеральный суд Германии обязал Бундесбанк провести аудит доверенных ему золотых запасов, лишь 31% которых хранится на немецкой земле во Франкфурте-на-Майне,
а остальные во Франции (11%), Великобритании (13%) и США (45%).
В Постановлении суда банку было рекомендовано провести переговоры с иностранными держателями немецкого золота о праве физически подтвердить их количество и качество, а в течение следующих трёх лет вывозить в ФРГ по 50 тонн золота для проведения над ним тщательной проверки [8].
Ранее ничего подобного немецкий центробанк ни разу не предпринимал.

Интересно, что при этом Бундесбанк отказался предоставить членам немецкого парламента возможность осмотреть запасы золота, хранящиеся в Париже и Лондоне, сославшись на «отсутствие подходящих помещений для визитов» [9]. А в США требование Федерального суда Германии прокомментировали весьма оригинально:
«Значение имеет не то, есть ли в ФРС Нью-Йорка золото или что хранилища Банка Англии вместо золота заполнены вольфрамом, или оно отдано в долг, или замещено чем-то другим, или даже существует ли оно вообще – единственное, что имеет значение, это бухгалтерские записи ФРС, где говорится, что золото там».
Да еще при этом выразили надежду, что немецкие банкиры понимают это лучше судейских чиновников [10].

Особую пикантность последнего комментария составляет то, что в нем перечислены практически все те слухи и факты, которые заставляют действительно думать, что золото из мировых золотохранилищ давно «пущено в дело» и в случае краха мировой экономики реальных золотых запасов в ФРС США и Центральных банках европейских государств (преимущественно частных и наднациональных, т.е. независимых от своих национальных правительств) может не оказаться [11].

Практически одновременно с описываемыми событиями и «группа обеспокоенных граждан Голландии» потребовала у своего центробанка «полного раскрытия количества и места хранения физического золота Нидерландов и степень и характер претензий на золото» [12].
Как показывают всплывающие теперь документы, никак нельзя быть уверенным в том, что золотые слитки, доверенные англосаксам, при хранении не теряют в своем качестве [13].
И это - самая существенная причина, по которой у держателей золота за пределами своей страны возникает настоятельная потребность в его возвращении на родину. Ведь рынок этого металла и его рыночные свойства весьма и весьма специфичны.

Из 150 тыс. тонн (примерно) мировых запасов золота в золотовалютных корзинах государств хранится лишь около 30 тыс. тонн, т.е. 20%. Остальное принадлежит частным лицам.
На рынке образование цены на золото регулируется механизмом «золотого фиксинга», согласно которому цена устанавливается дважды в день путем совещания представителей пяти банкирских домов при «почетном председательстве» Ротшильдов, из чего следует, что данные банкиры и являются монопольными хозяевами рынка этого благородного металла.

Хотя функции последнего как мировых денег и оказались серьезно ограниченными в результате Бреттон-Вудских финансовых махинаций, на его способности выступать в качестве полноценных сокровищ это не сказалось.
И то, что государства, контролируя весьма небольшую часть этого рынка, стали тем не менее выражать обеспокоенность сохранностью своего депонированного капитала, доверенного для хранения партнерам, говорит не столько о смене действующей системы резервных валют некой новой, только ещё формирующейся системой [11],
сколько о недоверии к существующим мировым деньгам и об опасениях серьезных финансовых потерь в случае краха pax americana.

Косвенно об этом свидетельствует то, что Китай как наиболее серьезный и быстро набирающий экономическую мощь конкурент США не только формирует вокруг себя международные рыночные отношения на основе своей национальной валюты, юаня, создавая тем самым как бы противовес рушащейся глобальной долларовой финансовой системе [14], но и ускоренно наращивает собственные золотые запасы.
Будучи абсолютным лидером в производстве золота (более половины общемирового), КНР не только его не экспортирует, но целиком направляет в свои хранилища, дополняя ещё и значительными импортными поступлениями [15].

Логика этих действий проста. Непонятно, какая финансовая система сложится в мире после резкого крушения существующей, какая или какие экономики станут для нее новым базисом.
Однако очевидно, что близкого кризиса (коллапса? краха?) не избежать и необходимо обеспечить себе «конвертируемые» запасы на «черный день» общей неопределенности.

.......................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи   Запустение агломераций, или «Кровавые границы» Европы

Сепаратизм и усыхающее благополучие
Существует ещё один аргумент, указывающий на то, что не долеченный пять лет назад финансовый кризис прошел скрытую фазу развития и вновь обнаруживает себя в острейшей форме социальных проблем, не разрешимых без кардинальной реорганизации общества.
Суть этих проблем - в нарастании сепаратистских тенденций даже и в самых некогда благополучных государствах Европы и Северной Америки, вследствие необратимой концентрации капиталов в руках весьма и весьма немногочисленных представителей так называемых мировых элит и, соответственно, истощении фондов социальной поддержки всех остальных.

Завершение процесса глобализации рынка поставило окончательный предел для его дальнейшего расширения и сформировало замкнутую экономическую систему с соответствующими ей острой конкурентной борьбой за ограниченные ресурсы жизнеобеспечения и монополизацией целых сфер хозяйства. И доминирующим фактором развития экономики стало системное сжатие под действием нескомпенсированного «модернизационного» регулятора [16].
А возрастание эффективности производства неизбежно обернулось сокращением расходов на «амортизацию» [17],
которая, в том случае когда средствами производства продолжают выступать люди (работники) [18],
сначала истощила резервы социальных фондов, а затем и привела к кризису, с одной стороны, перепроизводства, а с другой — неплатежей.

Именно поэтому первой стадией кризиса было накопление невозвратных банковских кредитов и «токсичных активов», обернувшееся в конечном итоге и банкротством крупнейших системообразующих банков.
Принятые правительствами меры для спасения как общемировой, так и региональных экономик — выкуп долгов за счет бюджетных средств и «количественные смягчения» путем заполнения финансовых прорех свеженапечатанной денежной массой — на какой-то момент снизили остроту кризисных процессов, но не устранили их причин, загнав болезнь внутрь.

Приняв на себя удар кризиса, государство как институт управления было вполне в состоянии уладить особенно острые долговые проблемы и даже ликвидировать наиболее убыточные предприятия — от неуспешных банков до обнаруживших местную нерентабельность отраслей экономики.
Но это не простимулировало развития в целом, не привело к созданию новых рабочих мест и росту доходов населения, не дало оснований для естественного поддержания существовавшего прежде уровня жизни, не устранило кризисных перекосов в балансе между спросом и предложением, без чего невозможно обеспечение хозяйственной устойчивости общества.

Тем самым кризис, порожденный неконкурентоспособной эффективностью труда людей в отдельных отраслях, плавно перетек в проблему содержания все возрастающего числа иждивенцев обществом в целом. А та, в свою очередь, не могла необратимо и ускоренно не усугубиться в силу сжатия замкнутой глобальной экономики.
При этом те регионы, которые по ряду обстоятельств оказались в последнюю включенными в большей степени, разорялись медленнее других и чувствовали себя увереннее, ошибочно приписывая возникшие преимущества каким-то своим особенным местным качествам. В США возникли штаты-аутсайдеры, в Европе — целые государства. И начались процессы дезинтеграции, включающие в т.ч. и распад уже самих государств с разделением на экономически более или менее успешные области.

Фландрия спешит отделиться от менее богатой Валлонии, Каталония, Валенсия и Страна Басков — покинуть тонущую Испанию. Ломбардия и Южный Тироль не желают оставаться в составе Италии, а Северная Ирландия, Шотландия и Уэльс -  в Великобритании. Аналогичные проблемы постепенно возникают и в недрах европейских «локомотивов» — Германии и Франции.
К слову сказать, сепаратизм цветет и внутри «мирового гегемона» — США, о выходе из которых подали петиции граждане всех пятидесяти штатов
[19].

Причем схемы происходящего сегодня всецело подобны тому, что наблюдалось два-два с половиной десятилетия назад при распаде блока стран социалистического содружества и СССР (советские республики Прибалтики, Кавказа и Узбекистан), а чуть позже при разделении Югославии (Босния и Герцеговина).
Во всех случаях государства, испытывающие экономические трудности, первыми пытались покинуть те их регионы, которые воспринимали себя более успешными по сравнению с остальными, не желали «кормить бездельников» и связывали свою кажущуюся им значимость с ничем, по сути, не обоснованным этническим и религиозным превосходством.

Впрочем, на этом их удачливость и закончилась. Обретя самостоятельность, вместе с ней они получили возможность «на равных» заявить себя в качестве субъекта глобальных рыночных отношений, выставив для распродажи свои сырьевые, территориальные и трудовые ресурсы.
А оборотной стороной их «приобретения» стала утрата той хозяйственной устойчивости, которую им обеспечивало участие в экономике прежде стоящего за их спиной и теперь ими покинутого государства.

Европа по Петерсу и Киссинджеру
Вообще-то термин «кровавые границы» придумал полковник Ральф Петерс, когда описывал «рациональное» переустройство границ государств «Большого Ближнего Востока» [20]. Рациональное — в смысле наиболее благоприятное для мира, поделенного между глобальными финансовыми группами (ГФГ) и управляемого ими.
Принцип его построения прост: соединенные транспортными магистралями, узкие, четко очерченные центры производства материальных благ, своего рода оазисы посреди пространства разделенных этническими и религиозными противоречиями полудиких племен — нанотехнологические и робототехнические кунштюки посреди людей, опущенных до состояния едва ли не дикости. Имеет ли это все отношение к пока еще «продвинутым» Европе и европейцам?

Имеет. Хотя и не столь откровенно колониальное, как к жителям ближневосточного региона. Сепаратизм стал реальной тенденцией европейской действительности. Другими словами, возможность административно-территориальной перекройки карты Европы подготовлена.
При этом регионы-сепаратисты не столько настаивают на своем полном выделении в самостоятельные территориальные единицы, сколько хотели бы избавиться от менее успешных соседей при сохранении своего членства в транснациональных рыночных структурах [21].

В то же время ГФГ спешат взять под свой контроль основные транспортные магистрали Европейского континента (под надуманным предлогом «близости их возможного банкротства») [22].
А правительства европейских государств — от явно уже бедствующих Греции, Испании, Италии и Португалии до далекой России и кажущейся благополучной Франции — в качестве главного лекарства от своих финансово-экономических проблем предлагают исключительно ПРИВАТИЗАЦИЮ государственной собственности, то есть фактически  ее передачу под контроль все тех же ГФГ [23].

Подобная политика в целом означает, по сути, полный отказ от социальной поддержки незащищенных слоев населения и является реальным инструментом, запускающим процессы «управляемого хаоса» — стимулирование очевидного роста сепаратистских настроений, возникновение социальных потрясений по имущественным, этническим и религиозным основаниям.
Последние уже не заставили себя ждать и вылились в совсем недавние (ноябрь 2012 г.) массовые выступления трудящихся едва ли не по всей Европе [24].

Иначе говоря, исподволь в Европе моделируется ситуация, аналогичная той, которую глобальные финансовые группы с помощью США, Израиля и НАТО создали в 2011 году на «Большом Ближнем Востоке» (а ранее - в СССР, Югославии, странах социалистического содружества).
Учитывая крайне неблагоприятный экономический прогноз на ближайшее будущее [25] и явную неразрешимость мирным путем проблем, порожденных небывалым финансово-экономико-социальным кризисом, всё более и более воплощаются в действительность ожидания близости кардинальной перестройки структуры общества и сопутствующих этому серьезных военных и революционных потрясений [26],
после которых будущие границы и в самом деле могут без преувеличения стать «кровавыми».

И последнее не покажется фантастичным, если, например, прислушаться к такому «Барабанщику Мирового Правительства», как бильдербергер Генри Киссинджер, который ровно год тому назад в интервью британскому таблоиду совершенно открыто предрек: «Грядущая война будет настолько серьезной, что победить в ней сможет только одна сверхсила, и это будем мы.
Вот почему в ЕС так торопились, чтобы сформировать свою сверхдержаву, ибо они знают, что грядет и чтобы выжить, Европе придется стать целиком единым сплоченным государством...

…Если вы — обычный человек, тогда вы можете подготовиться к этой войне, переехав в сельскую местность и выстроив ферму, но вы должны взять с собой оружие, поскольку [вокруг] будут бродить орды голодных.
Хотя даже элиты будут иметь для себя зоны безопасности и специализированные убежища, им все же придется быть столь же осторожными во время войны, как и обычным гражданским лицам, потому что угроза будет существовать и для их убежищ» [27].

Так что можно не сомневаться в том, каким киссинджеры видят для себя и формируют для всех остальных выход из порожденного их же деятельностью социального коллапса.

Если этот план им удастся осуществить (а творцы катастроф стараются воплотить его в жизнь изо всех сил), т.е. преобразовать общество, истребив большую часть человечества и превратив оставшихся в своих одичавших рабов, то не только Европа,
но и весь подпавший под «новый порядок» мир в самом скором времени действительно рискует превратиться в пространство запустения, разделенное «кровавыми границами» на зоны, окружающие господские цитадели «оазисов»-агломераций.

____________

[1] M. Chauvet, J. Piger. A Comparison of the Real-Time Performance of Business Cycle Dating Methods, Journal of Business and Economic Statistics, 2008, 26, 42-49., http://pages.uoregon.edu/jpiger/cp_real … 020907.pdf
[2] http://pragcap.com/usa-recession-odds-100 по данным, опубликованным [3]
[3] http://research.stlouisfed.org/fred2/se … ROUSM156N, http://pages.uoregon.edu/jpiger/us_hist … _29_12.pdf
[4] Все хуже и хуже: ЕК опубликовала прогноз по экономике Евросоюза, http://news.mail.ru/politics/10867567/
[5] К. Гордеев. Нефть, уран, Новый Восток и Апокалипсис, http://kongord.ru/Index/Articles/OilUNOndApok.html
[6] http://svpressa.ru/economy/article/47123/, http://www.newsru.com/finance/31jan2012/chavez.html
[7] Следует ли в ближайшее время ждать массового изъятия золота, http://mixednews.ru/archives/26422
[8] Germany to Preharate & Audit 150 Tons of Gold Reserves from NY FED!!! - http://www.silverdoctors.com/germany-an … om-ny-fed/
[9] Bundesbank Refuses Gold Control, http://www.mmnews.de/index.php/english- … eight=1565
[10] http://www.silverdoctors.com/cnbc-mope- … -matters/, http://www.cnbc.com/id/49540593
[11] Could The Central Bank Vaults Be Empty? - http://etfdailynews.com/2012/10/09/coul … -slv-ugl/, 300 Fake Perth Mint Gold Bars Discovered in Australia As Chinese Gold ‘Forgery Factory’ Uncovered — http://www.silverdoctors.com/300-fake-p … ncovered/, Celente - It’s Not Just Germany’s Gold That’s Missing — http://kingworldnews.com/kingworldnews/ … sing.html, 80% of the Gold the World Owns Doesn't Exist — http://www.wealthwire.com/news/metals/3397, Gold paper to physical ratio is a stunning 100:1, 2012 will be the year of delivery - http://www.commodityonline.com/news/gol … 4632.html, Federal Reserve Admits: We Have No Gold — http://www.shtfplan.com/precious-metals … d_06062011
[12] Netherlands’ Citizens Group Demands Central Bank Reveal Location of Country’s Gold Reserves, http://www.silverdoctors.com/netherland … -reserves/
[13] Exclusive: Bank Of England To The Fed: “No Indication Should, Of Course, Be Given To The Bundesbank...”, http://www.zerohedge.com/news/2012-11-0 … bundesbank
[14] Renminbi Relentlessly Replacing U.S. Dollar As Global Reserve Currency, http://etfdailynews.com/2012/11/05/renm … -currency/
[15] China Is Quietly Becoming Gold Superpower, http://www.washingtonsblog.com/2012/11/ … power.html
[16] К. Гордеев. Кибернетика некрократов, http://kongord.ru/Index/Articles/necrocybernetq.html
[17] В формулировках К. Маркса это звучит примерно так: «Капитал растет быстрее, чем получает свое возмещение труд» или дословно: «Капитал, в соответствии с базовыми принципами капитализма, рассматривает продукт труда как свою частную собственность, и, как следствие, владельцы труда не получают за него необходимое возмещение. Таким образом, имманентной, неотделимой проблемой капитализма является постоянное ускоренное приращение капитала»
[18] По отношению к «продукции производства» человек выступает в трех ипостасях: (1) владелец (собственник), (2) средство производства, (3) потребитель продукции. Пока между перечисленными нет разделения, никаких системных проблем не существует. Однако таковые тут же обнаруживаются, когда выясняется, что «владелец» не в состоянии полностью потребить произведенное, а «средство производства» хотя и способно созданное им потребить, но в силу недостаточности амортизационной компенсации не может целиком присвоить.
[19] Петиции за отделение от США набрали 675 тысяч подписей и теперь поданы от всех 50 штатов, http://mixednews.ru/archives/26885
[20] [3] R. Peters. Blood borders. How a better Middle East would look, http://www.armedforcesjournal.com/2006/06/1833899, R. Peters. Never Quit the Fight. Stackpole Books, 2006
[21] По Европе распространяется «сепаратизм богатых», http://www.bfm.ru/articles/2012/10/15/p … gatyh.html
[22] А. Ганжа, С. Климовский. Железные дороги и государственный суверенитет, http://www.fondsk.ru/news/2012/11/09/zh … itet.html, Речное судоходство в Европе находится на грани банкротства — профсоюзы, http://news.mail.ru/economics/10854319/
[23] См., в частности, А. Филимонова. Сербия и архитектоника «Новой Европы», http://www.fondsk.ru/news/2012/10/31/se … ropy.html, Правительство Олланда согласилось на «шоковую терапию» для оздоровления экономики, http://news.mail.ru/politics/10854470/
[24] http://www.metronews.ru/novosti/v-evrop … ldJIpVkw/, http://www.dni.ru/economy/2012/11/14/243616.html, http://vz.ru/tags/euroriots/
[25] Еврозона свалилась во вторую рецессию, http://mixednews.ru/archives/26935, Пессимистичный взгляд на будущее от финансового инсайдера, http://mixednews.ru/archives/26940
[26] Switzerland Prepares For Mass Civil Unrest In Europe, http://www.infowars.com/switzerland-pre … n-europe/, Джеральд Селенте предупреждает о вероятности Третьей мировой войны, http://mixednews.ru/archives/26673
[27] Henry Kissinger: “If You Can't Hear the Drums of War You Must Be Deaf”, http://www.dailysquib.co.uk/index.php?news=3089

http://www.fondsk.ru/news/2012/11/27/za … vropy.html

0

256

«Экономика прислуги»:
будет ли богатым завтра такое же счастье, как и сегодня?

Источник  http://www.alternet.org/print/our-futur … nt-economy
перевод для mixednews – josser  http://mixednews.ru/archives/27565

http://mixednews.ru/wp-content/uploads/2012/11/servant-leadership.jpg

Нынешняя молодёжь может захотеть взглянуть на вещи иначе. Сейчас она сталкивается с такой ситуацией в американской экономике, при которой прислуживание богатым людям выглядит всё более многообещающим в плане предоставления самого лучшего будущего с реальными перспективами.
Или как выразился экономист Джефф Фоу, мы уверенной поступью движемся к тому, чтобы превратиться в полноценную «экономику прислуги».

В мире уже были случаи «экономики прислуги».
Временами люди даже рвались к статусу прислуги. На начальных этапах индустриальной эры работа на шахтах и заводах была, как правило, грязным и небезопасным занятием, да ещё и скудно оплачиваемым.
По сравнению с ней работа в домашнем хозяйстве богатых семей выглядела относительно надёжным пристанищем.

Но этот расклад менялся по мере того, как рабочие стали организовываться и отвоёвывать право вести коллективные трудовые споры за более крупную долю создаваемого ими продукта.
В течение первой половины XX века сверхбогатые в Америке утратили своё монопольное положение, и в качестве прислуги на них работало всё меньше и меньше американцев.

Указанное положение дел продлилось недолго. С конца 1970-х гг. мы стали свидетелями наступления на составляющие повышенного равенства – сильные профсоюзы, крутую шкалу прогрессивного налогообложения, нормативные ограничения поведения бизнеса – которое размыло американский средний класс.

Хорошие рабочие места на производстве большей частью исчезли, оказались выведены за пределы страны.
Большинство американцев больше не занимаются созданием материальных вещей. Они оказывают услуги.

Конечно, у нас могла бы быть крепкая экономика «услуг», если бы мы строили её на предоставлении высококачественных услуг для всех американцев. Но предоставление этих высококачественных услуг во всём – от образования и здравоохранения до перевозок – потребовало бы значительных государственных инвестиций, а следовательно, значительных налоговых поступлений от состоятельных людей Америки.

Полстолетия назад мы действительно собирали с богатых американцев значительные налоговые доходы. Больше не собираем.
Сокращения налогов свели эти доходы до минимума и привели социальную сферу в состояние хронического недофинансирования.
Как в своей новой книге «Экономика прислуги. Куда элита Америки отправляет средний класс» указывает экономист Джефф Фоу, это ставит современную молодёжь перед лицом неизбежного выбора.

Молодые люди могут становиться инженерами и программистами и изводить свои карьеры на «безжалостную конкуренцию с людьми со всего мира», такими же умными и образованными, но «готовыми работать за гораздо меньшую плату».
Или они могут встроиться в экономику прислуги и «обслуживать тех немногих на самом верху, которые успешно вошли в состав мировой элиты».

В этой новой «экономике прислуги» речь не идёт лишь о няньках и шофёрах.
Речь идёт, как замечает журналист Камила Лонг, о «пилотах, публицистах, искусствоведах и телохранителях» – «более новой, более яркой общине личных помощников».

Хотите повидать мир? В новой экономике прислуги вы можете стать «ювелирным куратором» и путешествовать по дальним странам, отбирая драгоценности для богатых заказчиков.

Желаете каждый день сталкиваться с непростыми ситуациями? Вы можете стать специалистом консьерж-службы и арендовать на один день слона для свадебного мероприятия состоятельного клиента.
А если вас тянет к традиционному, вы всегда можете выложить 12 тысяч долларов за месячный курс, который удостоверит ваше полное соответствие как слуги требованиям Гильдии профессиональных английских дворецких.

Для высококлассного дворецкого заработок в размере 100 тысяч долларов в год далеко не предел. Но оказание услуг богатым может быть делом гораздо более выгодным. За свою работу в офисе гендиректора компании с Уолл-стрит оформитель интерьеров Майкл Смит получил $800-тысячный гонорар. Нью-йоркский адвокат Дэвид Бойес занимается ориентированной на интересы плутократов юридической практикой – и берёт за свои услуги 1220 долларов в час.

Вашингтонский архитектор Джон Блэкбёрн специализируется на проектировании конюшен для богатых всадников. Стоимость одной такой конюшни может доходить до 3 миллионов долларов. Его вознаграждение, сообщает «Вашингтон пост», варьируется от 8 до 10 процентов от стоимости каждой конюшни.

Но здесь мы наблюдаем проблему фундаментального характера. У нас ограниченный фонд сверхбогатых, которые могут позволить себе заказать конюшню или запросить слона.

Как подсчитал Исследовательский институт Credit Suisse, по данным на прошедшее лето лишь 38 тысяч американцев имели состояния стоимостью как минимум 50 миллионов долларов. Во всём мире есть только 3 миллиона человек, обладающих хотя бы 5-миллионным богатством.
Даже бы если каждый из этих 3 миллионов прямым или косвенным способом дал оплачиваемую занятость в «экономике прислуги» в среднем одной сотне человек, у нас бы по-прежнему оставалось ещё 4 миллиарда людей по ту сторону «экономики прислуги».

«Экономика прислуги», как разъясняет Джефф Фоу, ведёт в никуда. Нам нужно менять курс.

0

257

"Сланцевая революция" не состоялась
Анастасия Першкина,5.12.2012  http://rus.ruvr.ru/2012_12_05/Slancevaj … ostojalas/

2012 год стал провальным для "сланцевой революции". Новых игроков на сырьевом рынке не появилось. У старых возникли проблемы. По мнению экспертов, сланцевый рецепт энергетической независимости, предложенный США, не стал панацеей
Из всех стран, на чьей территории есть запасы сланцевого газа, активно разрабатывать его решаются пока только Соединенные Штаты.
Остальные государства, хоть и схватились поначалу за модную американскую идею, быстро к ней остыли.
США со сланцевым газом просто очень повезло: месторождения расположены не в самых густонаселенных районах, а вся подготовительная работа по изучению ресурсной базы была проведена в рамках поиска месторождений природного газа. Те, кто собирался повторить их успех, столкнулись с огромными  трудностями.

"В Китае и в Европе это не так, и нужно понять всю эту геологию. Пока в Китае, например, еще нет уверенности в том, насколько плодотворным будет разработка этого газа. Кроме того, в КНР основные запасы сосредоточены на западе, северо-западе и юго-западе страны, и это далеко не основные районы потребления, поэтому придется строить еще и большие газопроводные системы, чтобы поставить газ на реальный рынок", - пояснил президент Института энергетики и финансов Владимир Фейгин.

Ради этих мутных перспектив не все страны готовы поставить под угрозу свою экологию. Разработка ведется с применением большого количества химикатов, которые потом уходят в почву. Технология гидравлического разрыва, достаточно популярная при добыче других полезных ископаемых, становится в разы опаснее при работе со сланцевым газом. Во Франции и Бельгии, например, экологи добились ее запрета.

"Опасения связаны с питьевой водой. Потому что вещества, которые добавляются и впрыскиваются в потоки для увеличения отдачи, потенциально могут проникнуть в водоносные горизонты.
Это зависит от многих факторов. Например, от того, на какой глубине находится месторождение, а на какой эти горизонты. Во многих случаях месторождения гораздо глубже, чем горизонты"
, - напомнил Владимир Фейгин.

Из всех европейских стран активнее всего разработкой сланцевых месторождений занималась Польша. На территории страны работали две североамериканские компании: ExxonMobil из США и Talisman Energy из Канады.
Но когда их проект из экспериментального превратился в перспективный, польское правительство решило вмешаться в распределение прибыли, повысив налоговые ставки. Теперь североамериканцы готовы продать лицензию на разработку и бросить Польшу одну с ее запасами, которые, по оценкам аналитиков, не стоят того, что за них требуют европейцы. Мотивация для работы с новыми ресурсами у Польши такая же, как и у США, поэтому она может пойти на уступки, стремясь сохранить этот проект.

"В Америке принята программа энергетической независимости, которая предполагает не только добычу сланцевого газа, но также и разработку сланцевой нефти.
Достаточно большие месторождения сланцевого газа находятся и в Польше и это один из факторов, с помощью которых они пытаются уменьшить зависимость от импортных источников",
- считает заведующий сектором энергетической политики Института экономики РАН Владимир Волошин.

Если надежда на сланцевый прорыв еще и остается, то реализована она будет не раньше 2015 года.
Китай планирует к этому времени добывать не меньше 6,5 миллиарда кубов сланцевого газа в год.
Хотя заявлено об этом было в марте 2012, и с тех пор ажиотаж вокруг газовых амбиций Китая поутих. А сам он из-за огромного количества сопутствующих трудностей стал выбиваться из графика.

********************

И  ещё,Китай:

Китай стал ведущим торговым партнером 127 стран. На США приходится основная доля торговли 76 государств.
В этом рейтинге Китай и США всего за шесть лет зеркально поменялись местами. При этом Китай опередил США даже на рынках их союзников, таких как Южная Корея и Австралия

Это самый крутой сдвиг в соотношении сил в мире после Второй мировой войны. В результате меняются и мировые товарные потоки, и приоритеты бизнеса – от Африки и Австралии до США. Свой рывок на глобальный рынок Китай начал в 90-е годы прошлого столетия с экспорта дешевых маек и игрушек.
А сегодня импорт Китаем нефти и другого сырья стал основой бума в добывающих отраслях Азии, Африки и Латинской Америки.

Китайский "большой скачок" на рынок стали оказался настолько стремительным, что теперь его заводы потребляют половину мировой добычи железной руды.
И в то же время он стал крупнейшим экспортером стали. Китай перетянул на свою сторону в споре с США Замбию и Чили – крупнейших производителей меди, и Австралию – ведущего экспортера угля и железной руды.
Китай обошел США и на рынках Южной Кореи и Малайзии, превратившись в главного заказчика компонентов для высокотехнологичных производств.
А электронные гиганты - Samsung, Nokia и даже американская Apple перенесли сборочное производство в Китай.

Конкурентное преимущество Китая – низкая цена рабочей силы и других компонентов стоимости товара.
Однако, как считает директор Института глобализации Михаил Делягин, "сланцевая революция" в США начинает лишать Китай его конкурентных преимуществ:
"Удешевление энергии привело к тому, что у американцев восстановилась конкурентоспособность. У них даже началась реиндустриализация. То есть возврат предприятий промышленности на территорию США, которые раньше были выведены из страны.
В этой ситуации китайская конкуренция является менее страшной и менее фатальной для американцев, чем раньше. Американцы получили преимущество в себестоимости энергии, а это потянет за собой вниз и цену на конечный товар".

Эксперты уверены – нефть и газ будут главным оружием Китая и США в борьбе за рынки в ближайшие годы. Многие из них полагают - "арабские революции", политические перемены в Африке спровоцированы и поддержаны США для того, чтобы лишить Китай источников нефти. Прежде всего, из Ливии и Судана. Напряженность вокруг Ирана и в Персидском заливе также подчинена этой цели.
Да и стратегия возвращения США в АТР построена на том, чтобы разместить ударные военно-морские силы на главных путях транспортировки Китаем нефти из Венесуэлы, Нигерии, Судана, Ближнего Востока.

Между тем в борьбе Китая и США за глобальные рынки победителем окажется тот, кто выиграет "валютную войну", считает политолог Михаил Хазин:
"Скорее всего, мир распадется на валютные зоны. Победа или поражение будет определяться только одним – у кого эта зона будет больше – у США или Китая.
На этот вопрос пока ответ дать нельзя. Эта схватка за мировые рынки из плоскости борьбы на одних и тех же рынках, перейдет в другую плоскость - валютную. Именно это будет самое интересное в мировой геополитике и экономике в ближайшие 3-5 лет".

Именно в этот период китайский дракон собирается совершить прыжок со второй на первую ступеньку мировой экономики.
США – тигр, теряющий силу, - пока отступает.

Но есть все признаки того, что даже с подбитой лапой он может больно прикусить драконий хвост.

Наталья Кашо,5.12.2012
http://rus.ruvr.ru/2012_12_05/Kitaj-vii … vie-rinki/

0

258

Экономист Андрей Кобяков: «Надо бороться, чтобы остаться собой»
Алексей Чичкин,05 декабря 09:00

http://file-rf.ru/uploads/2012/12/5/criz--380261.jpg
Накопившиеся экономические проблемы вряд ли могут быть решены в считанные годы. Ключевым вопросом становится воля государства к осуществлению серьёзного прорыва в экономике.
Надежды на его осуществление во многом связаны с идеями программных статей и выступлений Владимира Путина о созидании новой России и интеграции на постсоветском пространстве.

Сегодня мы беседуем об этом с председателем правления Института динамического консерватизма, кандидатом экономических наук, доцентом МГУ им. М. В. Ломоносова Андреем КОБЯКОВЫМ.

– Андрей Борисович, уход от «сырьевой иглы», фактически означает новую индустриализацию страны, что займёт время, потребует осторожной выверенности управленческих и технологических решений, создания новой архитектуры и «этажности» экономики. С чего стоило бы начать?
– Существуют общие экономические закономерности, и заключаются они в том, что, чем более высокий «этаж» переработки сырья осваивает страна, тем большую часть добавленных доходов она себе оставляет.
Это ещё и вопрос общего уровня технологического развития страны. А также вопрос перспективы нашего дальнейшего развития и качества структуры экономики.

Поэтому, несомненно, развитие перерабатывающих отраслей, в том числе в нефтегазовой сфере, является одним из приоритетных направлений в нашем развитии. Тем более что в изобилии имеются базовые основы для этого – в виде огромных в мировом масштабе объёмов этого сырья.
И даже если мы предположим дальнейшее сохранение специализации на экспорте данных видов сырьевой продукции, то, при наличии развитой системы перерабатывающих отраслей, будет гораздо выгоднее вывозить продукты переработки нефти и газа. Что, кстати, доказывает опыт многих стран – как развитых, так и развивающихся.

Но дело не только в первичном переделе, то есть в переработке. Безусловно, имеются в этой сфере и более высокие «этажи». Основанные на дальнейшей работе с выработанными из сырья продуктами: скажем, нефте- и газохимия. В свою очередь, и они переходят в другие отраслевые или межотраслевые формы: например, фармацевтика.
То есть, по большому счёту, от темпов и качества развития перерабатывающих отраслей будет зависеть качественное изменение структуры российской экономики и, соответственно, её экспорта. Так что это приоритетное направление государственной экономической политики.

Если же размышлять в более широком контексте, – без машиностроения, без современной индустрии в целом невозможны прорывы в новые технологические уклады. Иначе отстанем, что называется, безвозвратно…
А ведь десятилетиями нам преподносили противоположный взгляд на эти проблемы: рыночные фундаменталисты навязывали исключительно монетаристские методы в экономике, говорили, что и народ у нас не тот, и слишком много у нас тяжёлой индустрии, и «шоковым терапевтам» всегда что-то мешало…

– Всё большее число государств нацелены на зону свободной торговли с Таможенным союзом (ТС) РФ, Беларуси и Казахстана; уже около 30 стран мира планируют в какой-либо форме участвовать в ТС. В бывшем СССР формируется и единое Евразийское экономическое пространство. Насколько эти тенденции, по Вашему мнению, отвечают экономическим и геополитическим интересам России, других стран Содружества?
– Сейчас в СНГ сложилась уникальная ситуация, которой надо пользоваться на все 100 процентов. В основе же этой ситуации, прежде всего, тот факт, что три лидера стран – главных участниц интеграционного процесса – России, Беларуси и Казахстана
– Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев – нашли полное взаимопонимание на личностном уровне. А в интеграционных процессах роль не только профессиональных, но и человеческих качеств руководящих политических деятелей важна как никогда.

После эйфории экономического «развода», в странах экс-СССР власти и бизнес поняли, что восстановление ещё советских и создание новых производственных цепочек позволяет оживить и уже оживляет национальные экономики данных стран. Это быстро увеличивает взаимную торговлю, создаёт новые стабильные рабочие места, повышает востребованность высококвалифицированных кадров, совместных научно-технических разработок.
Такие тенденции особенно характерны для стран Таможенного союза, в котором достигнут пока максимальный уровень интеграции в экс-СССР.

Так что выгода здесь и экономическая, и социальная. Не говоря уже о том, что эти процессы позволяют коллективно противодействовать распространению, например, кризиса в еврозоне и в ЕС в целом на страны Содружества.
Хочу, в этой связи, подчеркнуть, что всегда со стороны России и её ближайших партнёров было тяготение к тому, чтобы обеспечить на пространстве Российской империи¸ а затем СССР, образно говоря, «квазиавтаркическую» экономику.
То есть вполне самодостаточный и в высокой степени замкнутый экономический контур такого рода, который позволяет сводить к минимуму влияние зарубежных кризисов или конфликтов. Поэтому нынешние интеграционные тенденции на постсоветской территории обусловлены и экономической историей наших стран.

Есть общий фундамент, и это не просто единое экономико-географическое пространство. Это единая цивилизация или, используя термин Льва Гумилёва, суперэтнос.
Если же его разрушить, последствия для всего мира будут непредсказуемы.

– Андрей Борисович, изменились ли сегодня Ваши оценки развития экономического кризиса на Западе и, прежде всего, в США, высказанные в Вашей совместной с М. Хазиным книге «Закат империи доллара…»?
– Не думаю, что те оценки требуют изменений. В США, например, это волны одного и того же системного кризиса, а не какая-то там повторная рецессия. Мировая экономика однозначно вошла в фазу, по-моему, длительной депрессии.
Причём, с начала последней волны этого кризиса (то есть с 2008 года) абсолютно чудовищная цифра денег была вброшена в экономику в США, Евросоюза, ряда других развитых стран – ещё пару лет назад она оценивалась в 16 триллионов долларов, ничем, в сущности, не обеспеченных.
И, говоря простым языком, американцы наверняка начнут снова печатать и «вбрасывать» в свою и мировую экономику колоссальное количество денег, причём обесценивающихся.

А первопричина кризиса – прежняя, как мы отмечали с М. Хазиным. Она заключается в тех огромных дисбалансах и эксцессах, которые постоянно накапливала американская экономика отнюдь не в рамках цикла низких учётных ставок с 2003–2004 года, как многие говорят в США, а гораздо раньше. Но никаких реальных шагов к исправлению этих перекосов не совершалось.
А самый главный перекос состоит в том, что нынешний формальный экономический лидер Запада и мира в целом – США – по-прежнему живут не по средствам, демонстративно позволяя себе потреблять гораздо больше, чем они способны реально оплатить.

Все дисбалансы остались на своих местах, более того, финансовые эксцессы только выросли. Отсюда и высокая вероятность повтора острого глобального финансового кризиса, и неизбежность конца сформировавшейся с 1970-х годов мировой экономической парадигмы, основанной на виртуальных, ничем не обеспеченных финансах.
На мой взгляд, чем раньше страны поймут, что пора каким-то образом «уходить» от доллара, тем лучше будет для них и для мировой экономики в целом.

– Вы возглавляете институт, в названии которого присутствует словосочетание «динамический консерватизм». Очевидно, оно обозначает направление исследовательских интересов и, соответственно, концептуальное направление программных, конструктивных идей. Не могли бы Вы разъяснить суть этой концепции?
– Этот термин не новый. Ему, как минимум, 60 с лишним лет. Владимир Николаевич Лосский, выдающийся русский философ-богослов, применял этот термин для описания принципов наследования прошлого опыта в Церкви, в храмовой жизни и в жизни христианских общин.
Он его употреблял в ряде своих работ. А систематически изложил своё понимание этого термина в статье «Предание и предания» (1952 г.).
Словом, Лосский стоит у истоков этой концепции, хотя у него она носит религиозно-философский характер, а у нас – выходит далеко за эти рамки.

Теоретически близок к нам также ведущий теоретик Дональд Шон, который выпустил в 1970 году на основе радиолекций книгу «По ту сторону стабильного государства».
В этой книге он говорит, что в современных условиях бурного развития и постоянных трансформаций люди и организации не успевают выработать какой-то адекватный ответ для того, чтобы сохраниться, точнее – сохранить свою идентичность. И поэтому он предлагает модель динамического консерватизма как «борьбу за то, чтобы остаться собой». Очень ёмкая формула.

И, в этой связи, – более развернутая, разъясняющая цитата: «Мы должны быть способны не только трансформировать наши предприятия в ответ на изменяющиеся ситуации и потребности, но также мы должны создавать и развивать организации, которые являются «обучающимися системами», иными словами – системами, способными постоянно изменяться».
Фактически Д. Шон предложил некую концепцию не статичной, а динамичной коллективной традиции в развитом индустриальном обществе. В котором такая традиция непрестанно обновляется и меняется. Это далеко от Владимира Лосского, но, действительно, речь идёт о движении в том же направлении.

Идеология современного динамического консерватизма в России продолжает формироваться.
Если же попытаться лаконично сформулировать суть принципа и модели динамического консерватизма, то это будет:
во-первых, способность к обновлению без утраты идентичности,
и, во-вторых, – резервирование, накапливание разнообразных ресурсов для решения неизвестных, предстоящих задач.

Иными словами – это идея общественных преобразований на основе саморазвития традиции.

http://file-rf.ru/analitics/766

0

259

Парадокс мирового рынка
Владимир СМЫК, 08.12.2012

В городе Выкса Нижегородской области, который усилиями Объединенной металлургической компании стал одним из крупных центров металлургической промышленности постсоветского мира, недавно прошел XII международный конгресс сталеплавильщиков.
Своим видением проблем, стоящих перед черной металлургией Российской Федерации и других стран СНГ, делятся президент Союза экспортеров металлопродукции России, основатель Ассоциации сталеплавильщиков Серафим Захарович АФОНИН
и ее нынешний председатель правления, генеральный директор Центрального научно-исследовательского института черной металлургии им. И.П.Бардина доктор технических наук Константин Львович КОСЫРЕВ.

* * *
Ассоциация сталеплавильщиков родилась из Сталеплавильной секции научно-технического совета союзного Министерства черной металлургии в лихое время, когда все старались разбежаться и растащить по своим углам, по разным национальным квартирам то, что составляло могучий единый металлургический комплекс СССР. Была идея объединения металлургов не на коммерческой, а на профессиональной основе. Когда одно умирало, другое еще не рождалось, сталеплавильщикам нужно было как минимум, поддерживая контакты с коллегами в пространстве бывшего СССР, удержаться на достигнутом в советское время технологическом уровне. Ассоциация и создавалась в основном с этой целью.
Каждые два года она проводит международные конгрессы, в которых участвуют сталеплавильщики России, Украины и ряда других стран СНГ. Состоялось уже 12 таких конгрессов, с каждым годом все более представительных. Эти встречи позволяют сталеплавильщикам лучше осознать уровень современной металлургии, соотнести с ним технический и технологический уровень того производства, которое они представляют (кстати, Литейно-прокатный комплекс в Выксе можно отнести к металлургическим предприятиям самого высокого уровня), критично оценить свое производство.

За те 24 года, что созываются международные конгрессы сталеплавильщиков, в российской металлургии сделано очень много.
На всю Россию осталось всего несколько мартеновских печей - сталь производится в конверторах и в электропечах без применения ручного труда. Полная механизация процесса стала возможна с применением передовых технологий, управляемых посредством электроники.
Украина - вторая по мощности своих металлургических производств среди стран бывшего СССР - тоже отказывается от мартеновского производства, энергоемкого и не отвечающего современным экологическим стандартам.
Если в 2008 году мартеновские печи обеспечивали здесь почти половину выплавки стали, то кризис вынудил украинских коллег быстрее переходить на передовые методы выплавки стали (или отказываться от сталеплавильного передела, как это произошло на Макеевском заводе). Недавно мартеновский цех остановлен на Донецком металлургическом заводе.

Отказ от мартенов позволит Украине при наличии необходимых инвестиций наращивать усилия по вводу установок непрерывной разливки стали.
Россия - один из мировых лидеров непрерывной разливки (она, кстати, является родиной этого метода, определившим прогресс в современной металлургии), более 80 процентов стали, производимой в РФ, поступает на установки непрерывной разливки.

Проблема, однако, заключается не только в том, чтобы достичь приемлемого технологического уровня, но и в том, чтобы металлурги как минимум не теряли занятых позиций на рынке стали. Как сказал Льюис Кэррол устами персонажа сказки «Алиса в Стране чудес»: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте».

Сегодня мировой рынок металлов характеризуется очень сильной конкуренцией, более острой, чем, скажем, рынок автомобилей. Если еще в 80-е годы прошлого века в мире существовало три крупных центра производства черных металлов - СССР, США и Западная Европа, то в последние десятилетия к ним прибавилась мощнейшая металлургия Китая, Индии, Японии, Кореи, Латинской Америки и даже Африки.
Создавать цивилизованные отношения на рынке стали, определять правила, по которым действуют субъекты этого рынка, должна ВТО, но при всех рассуждениях о свободе торговли эта организация отнюдь не распахивает свои объятья производителям из России и других стран СНГ.  ВТО существует вовсе не для того, чтобы кто-то в условиях честной конкуренции  мог бороться за место для своих товаров на мировом рынке.
Со вступлением в ВТО жесткий коммерческий механизм по отношению к тем, кого не хотят видеть на своих торговых площадках, отнюдь не упраздняется.

Сначала нам говорили: сертифицируйте свою продукцию по IS0 9000 (система управления качеством), а потом будем вести переговоры. Наши предприятия внедрили эту систему. Однако ничего не изменилось. Пройдите, говорят нам теперь, экологическую сертификацию: сколько СО2 уходит в атмосферу при производстве вашей стали, отвечает ли это количество нашим нормам?
И уже явно звучит: с теми, кто не соответствует стандартам по выбросу углекислого газа, торговать нельзя. Мы добиваемся соответствия этому стандарту, но там уже говорят об энергетической сертификации, о том, что производство единицы стали не должно превышать определенных энергетических затрат.
То есть Европа дает понять: «Вы нам не нужны». Запад всегда придумает повод, ограничивающий ввоз металлопродукции из России и других стран СНГ. Недавно на Совете по металлургии при Министерстве промышленности и торговли выступали трубники и сказали, что в течение последних двадцати лет поставки российских труб в Европу сократились в сотни раз. Не лучше положение и у производителей украинских труб.
Этим летом Еврокомиссия сохранила для них в прежнем размере высокую антидемпинговую пошлину. По мнению украинских экспертов, специализирующихся на вопросах международной торговли, сохраняется угроза санкций ВТО на всю металлургическую отрасль в силу введения правительством преференций по электроэнергии для ферросплавной отрасли.

О тех трудностях, с которыми российским производителям приходится сталкиваться на рынках черных металлов, о попытках западных конкурентов закрепить наше отставание от них, о том, что членство в ВТО отнюдь не способствует преодолению этого отставания, мы хорошо знаем, но при этом не опускаем руки.
Конечно, те, кто диктуют нормативы по потреблению энергии, экологичности сталеплавильного производства и другие стандарты, преследуют, прежде всего, свои интересы.  Однако так или иначе надо подтягиваться к этим стандартам, чтобы не потерять завоеванные позиции. Пойдите по зимнему Магнитогорску – под ногами у вас заскрипит чистый белый снег. Если бы жителю левобережной части этого города в свое время сказали, что небо над его головой будет голубым, а не черным, что век мартеновских печей на комбинате закончится, он бы не поверил. А скажи лет десять назад сталевару, что время между загрузкой шихты в печь до выпуска стального рулона толщиной до одного сантиметра составит не более трех часов, он бы счел это научной фантастикой. Однако это стало будничным фактом для сталеваров Литейно-прокатного комплекса в Выксе.

............................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи  Парадокс мирового рынка

В то же время при всех несомненных успехах российской металлургии в последние годы у нее есть существенный недостаток: новые технологии российских предприятий, как правило, реализуются на импортном оборудовании. Но ведь SMS Meer, Simens, Daniely и другие западные компании поставляют в Россию то, что уже апробировано, то, что как минимум уже лет пять обращается на рынке. То есть наши металлурги приобретают опыт, который их западные коллеги уже получили несколько лет назад. За это время они придумают что-то такое, чего у нас нет и, соответственно, выставят новые условия, ограничивающие наши возможности проникнуть на их рынки.
Судя по техническому оснащению новых металлургических производств в России, доля отечественного оборудования там не превышает десяти процентов. Если мы не будем развивать собственное тяжелое машиностроение, мы останемся вечными догоняющими, и Запад будет держать Россию на периферии прогресса в базовой отрасли, какой является металлургия. А тяжелое машиностроение – это оборудование для металлургических заводов, для оборонно-промышленного комплекса, это обеспечение безопасности страны. И ведь, пожалуй, никакая другая отрасль в Российской Федерации не оказалась подверженной такому глубокому кризису.

Единственный завод тяжелого машиностроения, не сдавший своих позиций и полноценно функционирующий на постсоветском пространстве, – Новокраматорский завод на Украине. Он производит прокатные станы, агломерационное оборудование, элементы машин непрерывного литья и другие агрегаты.
Его российский аналог «Уралмаш», к сожалению, растерял свою былую славу и не отвечает требованиям, предъявляемым к предприятиям, выпускающим сложную тяжелую технику.

При этом обидно: потенциал ведь есть. Недавно, например Всероссийский научно-исследовательский институт металлургического машиностроения им. А.И. Целикова на своей опытно-производственной базе создал для ЦНИИЧермета прекрасный стан холодной прокатки. Центральный научно-исследовательский институт черной металлургии им. И.П.Бардина совместно с небольшой компанией ОК-Лоза в Сергиевом Посаде создал подшипники, стойкость у которых в четыре раза больше обычной.
Можно привести другие примеры успешных разработок в сфере машиностроения, но тут возникает проблема, связанная со складом ума руководителей многих предприятий. Ты приходишь на завод и предлагаешь: «Давайте сделаем то-то и то-то». А на это тебе отвечают: «Покажите, как это работает». Но как что-то может быть новым и одновременно работать? У нас опыт работы на рынке значительно меньше, чем у зарубежных коллег, у нас не создана система венчурного финансирования. Кроме того, сначала нас задавили в конкурентной борьбе, а теперь просто не пускают на рынок оборудования. Несмотря на сохраняющийся достаточно высокий потенциал, мы не можем возродить крупное машиностроение.
Между тем конкуренты за нами внимательно следят, начиная еще с запуска первой установки непрерывной разливки на заводе «Красное Сормово». Они подсматривают, а потом повторяют у себя. Например, загрузочный аппарат для доменных печей был придуман профессором МИСИС Е.Ф.Вегманом. А производить такие аппараты стала люксембургская «Пауль Вюрт». Евгений Феликсович даже судился с этой компанией, но проиграл и мог только студентам рассказывать о своем изобретении, показывая им свой авторский патент. А люксембургская компания по сей день  является главным поставщиком изобретенного им аппарата на мировой рынок.

Парадокс мирового рынка заключается в том, что  всегда есть те, кто диктует, и те, кто вынужден им подчиняться. Важно, чтобы Россия, Украина, другие страны СНГ не оказывались в подчинении пытающимся диктовать им свои условия извне, а могли сами ставить условия. Для этого нужно быть сильными. Не зависеть от источников сырья, от производителей оборудования. Глобализация глобализацией, но национальные интересы были, есть и будут. Это надо всегда помнить…

О сотрудничестве металлургов Российской Федерации и Украины надо сказать отдельно. Есть силы, которые толкают Украину в сторону ЕС. А результаты недавнего совместного исследования Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины и Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук показали, что в случае создания Зоны свободной торговли Украины и Евросоюза произойдет снижение суммарного экспорта машиностроительной продукции Украины, замедление роста объемов производства и экспорта металлопродукции.
При этом будет иметь место значительный рост затрат украинской экономики на энергоресурсы. Если же Украина развернется в сторону интеграционных процессов, идущих в России и других государствах Единого экономического пространства, то использование машиностроительного потенциала Украины позволит увеличить долю машин и оборудования в ее экспорте в страны ЕЭП к 2030 г. до 20%. Общий итоговый эффект от создания ЕЭП и последующего присоединения к нему Украины может оцениваться за период 2011—2030 гг. в 1,1 трлн. долл. (в ценах 2010 г.).

Сегодня партнерские связи металлургов Украины и России ослабли. Российские трубники по своей тематике работают с Мариупольским металлургическим комбинатом имени Ильича, российские металлурги поддерживают контакты с некоторыми украинскими ферросплавными заводами, ЦНИИЧермет сотрудничает в разработке ресурсосберегающих технологий с Днепродзержинским сталелитейным заводом. Есть и другие контакты. Конкретные шаги навстречу Единому экономическому пространству обеспечат Украине жизненно важные экономические преимущества в реальном времени, основанные на паритетном партнерстве, в противовес неопределенности ассоциированного членства в Евросоюзе.

Что получат граждане Украины, если её политическое руководство предпочтет восточный вектор интеграции?
Валовой внутренний продукт на душу населения с учетом паритета покупательной способности в 2009 году в Казахстане составил 11400 долларов, в Белоруссии — 11600, в России — 15200. ВВП на душу населения на Украине за 2009 год составил 6400, то есть вдвое меньше, чем в среднем по Таможенному союзу.
Политика политикой, но статистика голосует за то, чтобы Украина ориентировалась не на Европейский союз, а восстанавливала в новых условиях интеграционные связи на востоке.

http://www.fondsk.ru/news/2012/12/08/pa … rynka.html 

0

260

Жить, как в последний раз
spydell,13 дек, 2012 at 5:20 AM  http://spydell.livejournal.com/476163.html

Между прочим, пока эти циркачи в Конгрессе делают имитацию бурной деятельности, то Казначейство ни в чем себе не отказывает, запустив протокол «последняя игра».
Это когда, наплевав на все, просто врубили эмиссионный центр и раздают налево и направо.

Экономия, затягивания поясов? Нет, не слышали.
Первое, что они сделали, это начали год наиболее резво, чем когда либо. За первые 2 месяца 2013 финансового года (октябрь, ноябрь 2012) совокупный дефицит составил 292.1 млрд. Больше было только в 2009 на уровне 296.6 млрд.
Второе, что они сделали, так это установили самый значительный дефицит в ноябре за всю историю своего существования.

Никогда, а это стоит подчеркнуть, никогда в ноябре не занимали так много, как сейчас (172.1 млрд).
Даже в жаркие ноябрь 2008, 2009 было 125-150 млрд. Это из-за чудовищного всплеска расходов, аж на 15% к прошлому году.
В основном, за счет Department of Health and Human Services (здравоохранение), за фин.год увеличили расходы на 40 млрд + еще 20 млрд по направлению Social Security Administration. Это только за первые два месяца.

Просто, посмотрите и удивитесь.

http://ic.pics.livejournal.com/spydell/22074195/602127/602127_600.png

Эта экспонента нынче называется политикой затягивания поясов и жизни по средствам? Черт, да они там совсем с ума сошли?!

А это, кстати говоря, в условиях, когда корпорации в США показали свой худший квартал с 2009 года  http://spydell.livejournal.com/474813.html
Теперь все хорошо осознают масштаб потрясения в США? Европа кажется агнцем божьим на фоне США.
Экономика Европы просто железобетонно устойчива, приняв во внимание, что минус 1% по динамике ВВП, Европа показывает в условиях сильного сокращения дефицитов.
В США, все иначе. Там пустились во все тяжкие.

ФРС произвела серьезные изменения в своей стратегии функционирования.

Условно говоря, заменив скальпель, струну и снайперскую винтовку, ФРС взяли кувалду и гранатомет. Тонкая и ювелирная работа заменена на грубую и хаотичную.
Из организации, выполняющую роль «спасительной соломинки» в самых сложных и критических ситуациях (кредитора в последней инстанции), превратились в организацию, девизом которой является принцип «руби с плеча, стреляй с бедра».
Если вы помните, в три последних года ФРС выбирали выжидательную и осторожную позицию. Перерыв перед новым раундом смягчения составлял от 3 до 6 месяцев.

При этом формировались строго определенные условия в виде особо тяжелой ситуации на финансовых рынках и череды чрезвычайно слабых макроэкономических данных. Т.е. условия, при которых инвестиционное сообщество скорчившись от боли, подходит к ФРС и просит о помощи.
Тем самым, ФРС как бы оправдывали свои преступления перед здравым смыслом. Теперь же все это отброшено в мусорную корзину за ненадобность. «К чему весь этот церемониальный бред и пустые формальности», - думает ФРС.

Будем лупить по черному во все стороны из всех орудий. Не целясь. А так просто, залпом, на авось.
Т.е. похоже, достигли такой стадии озверения, что все формальности отброшены и делают, что хотят. Стадия агонии и спуска ситуации на самотек.
Т.е. условно, ФРС как бы снимает с себя ответственность и всегда может сказать, что мы делали максимум, что могли, а дальше ваша забота.
Критическая, терминальная стадия разложения системы. Когда центробанк слетает с петель здравого смысла и в аварийном режиме включает станок, лупя во все стороны.

Спрашивая себя, что может быть хуже, чем это? Я не могу ответить на вопрос. Но со стороны ФРС – это жест отчаяния, безнадеги, капитуляции. Когда система не может себя обеспечивать и приходится идти на самые крайние методы работы.
Тупо и в лоб. Взяли и начали монетизировать долг. В открытую, нагло, провокационно. Примерно также жестко, как пуля в лоб.

Учитывая, масштаб бедствия, то со временем осознаешь, что лучше все было отпустить к чертям собачим. Пусть система бы обрушилась на 20% и более, но все, что они сделали за последние 4 года – это заместили частный долг на государственный.
Совокупный долг не сократился, а вырос. Дисбалансы не исчезли, а сменили форму и начали называться пузырем на рынке гос.долга США. Это бы работало на низком старте в условиях начала развития капитализма, но это не работает в вырожденной и поврежденной системе, когда экспансия финансовых активов за последние пол века вышла за границы добра и зла.
В конечном итоге, система начала захлебываться и пожирать саму себя, т.к. стало слишком мало точек приложения финансового капитала в реальном мире из-за перенасыщения капитала, как финансового, так и материального.Но нет же, они делали все возможное, чтобы сохранить поврежденную систему и привычные темпы роста.
Не получилось. Выигрывая тактическую битву путем отсрочки непопулярных решений, они проигрывают войну.

Отвечать все равно придется, но делают вид, что ничего не происходит.

Правда издержки отпускания системы (отсутствие гос.помощи) - это голодные бунты, возможная гражданская война, перестрелки на улицах (в США народ наиболее сильно вооружен, этнически неоднороден и не любит голодать), беззаконие и уличное хамство с палками и камнями (прям как в Греции) .
Вряд ли хоть один политик пойдет на это. ЕГо не поймут.
Поэтому имеет то. что имеем. Пузырь на рынке гос.долга, полный ахтунг и произвол у ФРС.

Так и хочется сказать. Да провались они пропадом. Сколько можно жрать в три горла? Нет ничего плохого, если бы уровень жизни упал на 20-30%. База то высокая.
Есть куда падать. Не всю жизнь жировать то?

Но судя по дефициту, они даже не собираются останавливаться.
С такими темпами идут на 1.5 трлн дефицита за год. Какое там сокращение гос.долга? Что за херня?

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики