ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики


Мировая экономика и аспекты политики

Сообщений 11 страница 20 из 434

11

Мировая рецессия/депрессия 2012
Источник  http://etfdailynews.com/2011/12/07/the- … g-ewj-fxi/
перевод для mixednews – molten   http://mixednews.ru/archives/12567

Если вдруг вы не заметили, весь остальной мир продолжает замедляться, а негативные данные множатся. Крупные мировые локомотивы – Германия, Япония и Китай тоже следуют этому тренду, и вряд ли стоит сомневаться, что США последуют за ними.
Прежде всего, относительно этого явления следует заметить то, что центральные банки мира, включая ФРС, делали всё возможное для поддержки своих экономик, накачивая огромные массы денег. Как говорится в недавней статье в Bloomberg, «центробанки на всех пяти континентах с 2009 года проводят снижение стоимости займов, чтобы предотвратить глобальный экономический спад, который станет результатом долговых потрясений в Европе».

В этом нет ничего нового. После краха 2008 года, большинство центральных банков накачивали экономику необеспеченными деньгами.

Множественная несостоятельность стран-членов ЕС (чтобы быть несостоятельным, не обязательно объявлять дефолт), сильно ударила по кредитованию еврозоны, что стало толчком к дефляции, поскольку выпуск денег сокращается. Заёмщики застряли со своими плохими займами для европейских стран, и не хватит никаких денег, чтобы всех их спасти, не говоря уже о самих странах PIIGS.

Следует помнить, что проблемой еврозоны является не только несостоятельность её членов. Они стали несостоятельными не только потому, что правительства тратили слишком много, но и потому, что их экономики снижаются во многом благодаря тем же причинам, которые вызывают сокращение американской экономики (бум, порождённый инфляцией, высокая задолженность\расходы, крах жилищного рынка, вызвавший депрессию, высокие налоги и разные спасательные пакеты). Если только они не разберутся с первопричинами, их банки обрушатся и страны обанкротятся.

Если вы поглядите на данные внизу, то увидите, где мы, и куда движется мир.

Поскольку экономики сокращаются, спрос на сырьевые товары, средства производства, и промышленные товары так же падает. Это отражается на ценах сырья; они продолжают падать, начиная с этого лета. Каждая страна\зона отреагирует по своему. Большинство продолжат инфляционное печатание денег.

Выпуск денег на данный момент не окажет большого воздействия на снижающиеся цены. Если только он не будет паническим. Если выпуск будет паническим, то вследствие массивной закачки денег будет ощущаться острая инфляция.

Вот как это выглядит:
http://dailycapitalist.com/wp-content/uploads/2011/12/Markit-JPM-Global-Main-PMI-Regional-Nov-2011.png

http://dailycapitalist.com/wp-content/uploads/2011/12/KMPG_Market-Wordwide-Regional-PMI-Nov-2011.png

http://dailycapitalist.com/wp-content/uploads/2011/12/Markit-HSBC-China-PMI-Germany-Composite-Nov-2011.png

http://dailycapitalist.com/wp-content/uploads/2011/12/Markit-Eurozone-PMI-GDP-Input-prices-Nov-2011.png
_______________________________________

N.B. Слово депрессия пугает многих людей. Она и должна. Но мы уже в ней. Наши лидеры просто придумали слово «рецессия», чтобы отвлечь наши умы от происходящего. Мюррей Ротбард в своей книге «Великая депрессия Америки», замечает, что когда экономика снова рухнула в 1937 году, Рузвельт и его советники не хотели использовать слово на букву «Д», и начали использовать слово «рецессия». До этого времени не было никаких-таких «рецессий». Теперь «рецессия», это «мини-депрессия». Так что, поскольку мы, по всей видимости, так полностью и не оправились от краха 2008-го, то это значит, что мы находимся в депрессии.

0

12

Ошибка Кристин Лагард: Великая депрессия ждет только Россию
16 декабря 2011  Андрей Полунин

http://moneybob.files.wordpress.com/2009/01/1930-depression-bread-line-in-nyc.jpg

Экономику РФ уничтожат, чтобы Запад жил хорошо

Директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард сделала беспрецедентно пессимистичный прогноз.
«Перспективы развития мировой экономики на данный момент не особенно радужные. Довольно мрачные. Это именно то, что произошло в 1930-х годах, но таких последствий мы не хотим», — заявила госпожа Лагард, выступая в Госдепартаменте США.

Глава МВФ добавила, что к решению кризиса должны подключиться страны всего мира, а не отдельная группа государств.
«Нет ни одной экономики в мире – будь то страна с низкими доходами, средним уровнем доходов, или хорошо развитой экономикой – которая будет застрахована от кризиса, не только не утихающего, но все больше возрастающего», — отметила она. Лагард подчеркнула, что это не тот кризис, который может быть решен одной группой стран.

Что стоит за эмоциональной оценкой Кристин Лагард, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.
«СП»: – Андрей Павлович, нынешний кризис в самом деле похож на Великую депрессию?
– Думаю, это не совсем корректное сравнение. Во время Великой депрессии в США действительно произошло серьезное ухудшение жизни людей – по Америке тогда ходили сотни тысяч голодающих и безработных. Это было выдающееся бедствие для американцев.

Сейчас такого, конечно, нет. Достаточно посмотреть на кадры с рождественских распродаж в Америке и Европе, когда толпы покупателей сметают все с прилавков. На этом фоне разговоры о Великой депрессии выглядят шуткой.
Кроме того, изменилась и сама экономика. Надо учесть, что в 1930-е между странами была жесткая геополитическая конкуренция. Велась подготовка к мировой войне, Великобритания на тот момент была сопоставима с США.
Плюс был Советский Союз, на который вообще не распространялась депрессия, и была Германия, где к власти пришел Гитлер.

В целом, в мире было некое перераспределение ресурсов, перегруппировка сил. Развивались СССР и Германия, не бедствовали Великобритания и Франция, и проседали США. Это вылилось в войну, после которой США переиграли всех остальных.
Сейчас ничего подобного нет, геополитической игры не существует.
Существует все более усиливающийся однополярный мир. Решения принимаются США, и конкурентов у американцев нет. Если даже имеются системные дефекты в выстроенной американцами экономической модели мира, это вовсе не означает, что главный игрок от этого пострадает.
США для начала могут пустить по миру всех остальных, и только потом, поскольку модель и впрямь гниловата, столкнуться с серьезным кризисом.
Но это разрушительный кризис в США возможен только в очень отдаленной перспективе. Как писал Некрасов, «жаль, только жить в это время прекрасное уж не придется ни мне, ни тебе».

«СП»: – В интерпретации Лагард, во время Великой депрессии страны принялись действовать сами по себе, вводить протекционистские меры, и это усугубило ситуацию. Поэтому сейчас не надо действовать, как тогда, надо спасаться сообща. Это правильный подход?
– Это очень спорная точка зрения. В 1930-е страны действительно пытались выйти из кризиса поодиночке.
Но нельзя сказать, что с 1930 по 1941 годы СССР, Германия и Япония не преуспели в протекционизме.
Они как раз преуспели, и лишь потом неудачная война, которую Германия и Япония проиграли, а СССР выиграл, но был обескровлен, изменила ситуацию.

Теперь, задним числом, Лагард об этом не вспоминает. Однако понятно, почему сейчас она так говорит.
Силы, которые представляет Кристин Лагард, заинтересованы в лозунге «давайте вместе выходить из кризиса». Это обычная схема Запада. Сначала они затевают игру на финансовом рынке, похожую на игру Мавроди – раздуть побольше пузырей, и набрать как можно больше денег.
Потом, естественно, в игре возникает момент, когда деньги вернуть невозможно. Тогда собирается общее совещание всех, кто в ней участвовал, и начинаются причитания: как же так получилось, давайте теперь все в равной степени отвечать за последствия.

«СП»: – Абсурдная логика…
– Это гениальная логика. Выгоду из всех финансовых катаклизмов, которые были до 2008 года извлекали в большей степени США, в меньшей – Великобритания и континентальная Европа.
Но когда приходила пора платить по векселям, пояса затягивал весь мир, причем в равной степени – США не страдали сильнее остальных.
Так было, например, с «пузырем доткомов», который образовался в результате взлёта акций интернет-компаний.
Этот пузырь надулся в середине 1990-х, втянул в себя огромные ресурсы, и позволил Америке преодолеть дефицит бюджета и выйти на профицит. В результате, в конце 1990-х, в США пришло немыслимое количество денег.

И что произошло дальше? Всю выгоду получили американцы. Они не только привлекли деньги. Они оказались еще и бесспорными лидерами в разработке интернет-технологий – а это стратегически важная индустрия.
Мало того, подкосили всех остальных конкурентов в этом секторе. Европейцы и азиаты влезли в интернет-пузырь позже, и получили мало, но пострадали сильно. Сейчас происходит то же самое.
Эта политика выгодна только ключевым игрокам. Это видно по нашей стране. Сегодня очередь дошла до России.
Нас силком загоняют в ВТО на невыгодных условиях, требуют денег на помощь Евросоюзу – все это противоречит российским национальным интересам.
В этой ситуации Россия похожа на страну, которую выбрали для очередного ограбления.

«СП»: – Но, по идее, США и Европа должны соблюдать общечеловеческие правила. Например, стремиться к погашению долгов, к сокращению дефицита бюджета. Может, вы сгущаете краски?
– Вовсе нет. Запад стремится к завоеванию мирового господства, к захвату всех стратегических отраслей и рынков, и, я бы сказал, к фактическому аннулированию своих долгов.
Идея в том, что Запад создает проблемы, а решать их поручает другим. Например, у Америки отрицательный торговый баланс с Китаем, и много внешних займов в КНР. По мнению министра финансов США и той же Кристин Лагард, в этом виноват сам Китай. Это Китай допустил дисбаланс, потому что поставлял дешевые товары, а на вырученные деньги покупал американские гособлигации, чем навредил экономике США. Поэтому теперь сам Китай должен с этим что-то делать.

Это похоже на ситуацию, когда муж не работает и пьет, а жена работает круглые сутки, а деньги отдает мужу.
Муж ее бьет и кричит: «Я напиваюсь из-за того, что ты мне деньги даешь!». Жена, получается, виновата. Такой сценарий, подчеркну, разыгрывается с Китаем, который является куда более мощным системным игроком, чем Россия.
Поэтому на месте наших политиков я бы задумался, что стоит за словами Кристин Лагард, и как обезопасить себя от планов, которые есть у Запада в отношении России.
А именно – планов фактической ликвидации нашего экономического суверенитета.

«СП»: – Как это будет выглядеть?
– Все будет идти под словоблудие, что «выходить надо вместе». Лагард уже говорит – новая депрессия одинаково коснется и бедных, и богатых.
А дальше она скажет: «Уважаемые, вот вы нефтью торгуете. Почему вы думаете, что мы должны вам дорого за нее платить? Нет, мы в одной лодке, и вы должны помочь европейцам, которые нефть покупают».
Что это означает? Нефть стоит, допустим, 100 долларов за баррель. А нам будут говорить: это не ваши 100 долларов, 50 из них надо потратить на помощь Западу.

Западу не нужны конкуренты. Посмотрите: целевая задача ФРС США – ликвидация безработицы в Америке.
Это значит, ФРС должна выстроить мировую экономику таким образом, чтобы каждый американец имел с нее долю. Это они делают за счет вырубки целых отраслей в странах, которые США мешают.
Для этого у Запада есть ВТО, МВФ, методы навязывание странам финансово-экономической политики. Россия пока формально нетто-кредитор, и предъявлять к ней претензии вроде нельзя. Но когда она перестанет им быть, наезды на нас будут серьезными.

И вот тогда, возможно, к власти в России придет Алексей Кудрин – большой друг Кристин Лагард, и негласный внешний управляющий ЕЦБ и МВФ.
Экс-глава Минфина, видимо, уже готовится к этой роли. На «прямой линии» Владимир Путин, например, очень его расхваливал, называл другом.
А Кудрин в ответ заявил, что выставит условия своего возвращения в правительство: прекратить военные расходы, пенсии не платить, пенсионный возраст поднять.
С таким ультиматумом Кудрин пойдет к Путину – и тот пойдет на такие уступки в угоду Западу.

Без армии, с промышленностью, уничтоженной ВТО, мы вместо нынешней России получаем страну Третьего мира.

И вот тогда Великая депрессия начнется у нас самих.

http://svpressa.ru/politic/article/51046/

США: Великая Депрессия

Великая депрессия - как она поменяла XX век 

0

13

Привыкайте к постоянным кризисам

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20111216140849_4560.jpg
По словам Алексея Улюкаева, мировая экономика уже никогда не будет такой, какой она была до 2008-го года
В преддверии выборов россияне привыкли слышать от финансовых властей только обнадёживающие экономические прогнозы и статистику. Однако вчерашнее выступление первого зампредседателя ЦБ РФ Алексея Улюкаева несколько выбилось из общего сонма оптимистичных голосов.

По его словам, мировая экономика действительно продолжит рост, но уже отнюдь не такими темпами, как это было раньше. Более того, всем — и в том числе россиянам — надо привыкать к «новой нормальности», то есть к периодически повторяющимся экономическим «встряскам».
— Я против обсуждения мировой ситуации в терминах «кризис», «рецессия», — заявил Улюкаев в ходе конференции «Экономическая политика: 20 лет спустя», посвященной 20-летию гайдаровских реформ. — Мне нравится термин «новая нормальность».

Нормальность в том смысле, что это очень надолго, — добавил зампред ЦБ.

Впрочем, судя по дальнейшим разъяснениям г-на Улюкаева, эта самая «нормальность» не просто надолго,
а навсегда, поскольку механизмы действия и, соответственно, темпы роста мировой экономики уже никогда не будут прежними.
Поначалу мы увидим «резкое, как минимум вдвое, снижение темпов роста экономик» — причём как в развитых странах, так и в развивающихся, — а затем ситуация стабилизируется, но «мировая экономика больше не будет иметь 5% ежегодного роста».

Кроме того, в рамках «новой» экономики товарные и денежные рынки войдут в состояние постоянной волатильности (т. е. резких колебаний).
Приблизительно такую картину можно наблюдать на международных торговых площадках последние 3-4 месяца: с тех пор как Америка и Европа открыто заявили об острых долговых проблемах, рынки крайне чувствительно реагируют на любые более или менее значимые события и заявления первых лиц.
— В дальнейшем эта волатильность будет порождать локальные всплески, которые могут назвать волнами кризиса, — констатировал Улюкаев.
Он также отметил, что «ситуация становится сложнее, а возможностей отвечать на нее — всё меньше», имея в виду, что традиционные инструменты госрегулирования в «новой нормальности» работать не будут.
— Не надо предаваться иллюзии, что государство в лице своих институтов способно вмешаться и изменить ситуацию. Оно может скорректировать, но не ставить перед собой цели вернуться к миру, который у нас был в 2000-х годах, — цитирует Улюкаева РИА «Новости».

С этим тезисом зампреда ЦБ косвенно согласился и экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин.
По его данным, доходы российского бюджета от продажи нефти и газа постоянно росли с 1992-го года, а в 2011-м они достигнут исторического максимума — в 346 млрд долл.
— Это серьезный вызов для макроэкономики страны, поскольку создает эффект «голландской болезни»
(b]Для справки[/b]
Голландской болезнью называют негативное воздействие на экономику страны, вызванное укреплением курса национальной валюты в результате бума в отдельном секторе. Теоретически причина бума может быть любой, но на практике эффект, как правило, связан с открытием месторождений полезных ископаемых.)

— сказал экс-министр. — В результате расходы бюджета увеличились за 10 лет в четыре раза в реальном выражении. Это было «золотое десятилетие», такого больше не будет, — заявил Кудрин, как передаёт РБК.
По мнению бывшего главы Минфина, в следующие 10 лет правительству придётся решать крайне сложные экономические задачи, которые, кроме всего прочего, потребуют ощутимых бюджетных затрат. В то же время при прогнозируемом уровне доходов бюджета, увеличивать его расходы можно будет не более чем на 10%, и то если вырастут поступления от налогов на бизнес.

А вот г-н Улюкаев, в свою очередь, отметил, что первичными задачами на ближайшие годы должно стать «формирование качественных институтов собственности» и «регулирование гражданских отношений».
— Уход государства и его минимизация в регулятивной жизни, создание нормальной конкурентной среды, ликвидация административных барьеров — создание среды, в которой государство — это сторожевая собака, такая ситуация более эффективна, чем среда, в которой государство устанавливает и постоянно меняет правила для частных компаний, — рассказал Улюкаев о своём видении идеальной экономической модели.
При этом он отметил, что в своё время у России был шанс стать экономически свободной либеральной страной и иметь самую быстрорастущую экономику в мире, но «у нас не получилось».
— То, что у нас есть-таки нормальная экономика, которая живет по экономическим законам, — это чудо, — заявил первый зампред ЦБ.

Другое мнение
Известный экономист и публицист Михаил Хазин, в отличие от Алексея Улюкаева, уверен, что мировая экономика должна не замедлить свой рост, а в корне поменяться. По его словам, сформировавшаяся сотни лет назад экономическая модель, до сих пор функционировавшая во всём мире, в конце концов просто «выработала» свой ресурс и существовать далее уже не может. Поэтому на смену ей должно прийти что-то принципиально новое, но вот что — пока никто из экономистов предполагать не берётся.

— Что такое кризис? Кризис — это переход некоего параметра из неестественного состояния в естественное; и пока этот процесс не закончился, не закончатся и кризисные явления, — поясняет Хазин.
— Значит, чтобы выйти из кризиса, мы должны либо предъявить альтернативный экономический механизм — при котором это состояние естественно, — либо ждать, когда всё закончится само собой.
Современный кризис связан с тем, что на протяжении тридцати лет (сначала в Соединенных Штатах Америки, а затем и в мире) происходила кредитная накачка спроса, т.е. люди жили в кредит.
А поскольку шла накачка в кредит, мировые долги постепенно увеличивались. Сами по себе эти долги не смертельны — с ними можно что-то сделать, списать или структурировать, — но наращивать их больше нельзя. А раз их нельзя наращивать, то нельзя поддерживать высокий спрос.
А если нельзя поддерживать высокий спрос, то экономика будет падать, и масштаб этого падения по миру составит 30-35% (к концу кризиса), в Европе и в России — 50%, в Америке — 55-60%.
Это невероятно много, это вызовет социально-политическую катастрофу, но избежать этого, скорее всего, не получится. Нужно трезво смотреть на вещи.
Пока спрос у нас остаётся выше, чем реальные доходы, кризис будет продолжаться. А альтернативного механизма поддержания спроса — взамен кредитов — пока ещё нет.

Антонина Михайлова
Аргументы и Факты  http://www.aif.ru/money/article/48217

0

14

Революционное десятилетие развивающихся рынков
Project-Syndicate   Хавьер Сантисо   

http://hvylya.org/images/stories/emerging_markets.jpg
За последнее десятилетие развивающиеся рынки стали основным двигателем роста мировой экономики. По данным банка «HSBC», 19 сегодняшних стран с развивающейся экономикой в 2050 году будут среди 30 крупнейших экономик мира, и они будут более важными, чем сегодняшние страны ОЭСР.
Развивающиеся рынки уже захватили 40% ВВП и 37% мировых прямых иностранных инвестиций. И, в то время как страны ОЭСР продолжают находиться в застое в 2011 году, развивающиеся рынки продолжают быстро расти.
Китай в этом году обогнал Японию как вторую по величине экономику в мире, в то время как Индия привлекла рекордные 80 миллиардов долларов США прямых иностранных инвестиций ‑ вдвое больше, чем в 2010 году. Бразильская «Petrobras», уже одна из крупнейших нефтяных компаний в мире, сделала первичное размещение акций на рекордные 67 миллиардов долларов США.

Растущее богатство этих экономик привлекает все больше транснациональных корпораций ОЭСР.
Сегодня в Азии средний класс составляет 60% от общей численности населения (1,9 миллиардов человек).
Китай стал самым важным в мире автомобильным рынком в 2010 году.
Самый богатый человек в мире из Мексики. И самый быстрый экономический рост проходит в среде малого дефицита, низкого уровня долга и контролируемой инфляции.

Однако есть и другая, более тихая революция, которая привлекает компании из стран ОЭСР на развивающиеся рынки: революционные новаторские решения. С другой стороны, транснациональные корпорации развивающихся рынков достигают отличных результатов даже в секторах высоких технологий и с высокой добавленной стоимостью; с другой стороны, фирмы из стран ОЭСР все больше повторно импортируют инновации от компаний развивающихся рынков.

По данным ООН развивающиеся рынки насчитывают около 21500 транснациональных корпораций. Некоторые, такие как мексиканская цементная компания «Cemex», аутсорсинговая индийская ИТ-компания «Infosys» и китайский производитель аккумуляторов «BYD», уже стали лидерами в своих отраслях.
Основные поставщики мировых телекоммуникационных компаний находятся в Китае, где «Huawei» сегодня находится в прямой конкуренции со шведской «Ericsson».
В 2008 году «Huwaei» зарегистрировала больше патентов, чем любая другая компания в мире, и заняла второе место после японской «Panasonic» в 2009 году.

Сегодня в телекоммуникационном секторе в мировой десятке находятся полдюжины транснациональных корпораций развивающихся рынков.
Революционный бразильский самолет «Embraer» показал революционную модель, которой подражают другие.
Индийская «Tata» продает автомобили на 75% дешевле, чем ее европейские конкуренты.
Китайская «Mindray» разработала медицинское оборудование ценой в 10% от стоимости своих западных конкурентов.
Кенийская «Safaricom» трансформирует рынок своим мобильным банкинг-сервисом «M-Pesa», как это сделали индийские аутсорсинговые транснациональные корпорации, такие как «TCS» и «Wipro».

Даже цифровой мир находится под воздействием роста развивающихся рынков. «Facebook» мог быть латиноамериканским: один из его основателей является бразильцем. Китайская интернет-группа «Tencent Holdings» является третьей крупнейшей в мире по рыночной капитализации (45 миллиардов долларов США в 2011 году).
Ее основным акционером является другая транснациональная корпорации развивающихся рынков – южноафриканская «Naspers».
Обе компании инвестируют в новые компании вместе – не в Калифорнии, как «Google», а в развивающихся рынках.
В 2010 году они инвестировали 700 миллионов долларов США в российский интернет-гигант «Mail.ru».
Российские «Digital Sky Technologies» (который владеет «Mail.ru») присутствует в ключевых американских новых интернет-проектах, таких как «Facebook», «Zynga» и «Groupon».

Эти транснациональные корпорации развивающихся рынков не только революционно инновационные; они также потрясающе экономны, что делает их смертельными конкурентами. И они также быстро поднимаются по цепочке создания стоимости: в 2010 году, в соответствии с данными консалтинговой фирмы «Booz & Company», южнокореская «Samsung» стала одной из десяти лидирующих компаний с точки зрения инвестиций в исследования и развитие.
Израиль запустил более 4000 новых проектов – заняв второе место в мире по количеству компаний, котирующихся в NASDAQ.

В результате, обратные инновации транснациональных корпораций ОЭСР стали обычной практикой. В действительности транснациональные корпорации ОЭСР из списка «Fortune 500» сегодня имеют около 100 центров по исследованиям и развитию, расположенных в развивающихся странах, в основном в Китае и Индии.
Центр «GE R&D» в Индии является крупнейшим в мире. «Cisco» потратила миллиард долларов на еще один центр в Индии.
Крупнейшее заграничное представительство «Microsoft» находится в Пекине.
В «IBM» в Индии сегодня работает больше человек, чем в США, а немецкая «Siemens» расположила 12% из своих 30 000 инженеров по исследованиям и развития в развивающихся азиатских странах.

Чтобы понять скорость этого глобального изменения баланса, представьте, что в 1990 году более 95% работ по исследованиям и развитию проводилось в развитых странах; десять лет спустя доля развитых стран сократилась до 76%.
Сегодня в развивающихся странах работают 40% исследователей мира. Как показал недавний доклад ЮНЕСКО, Китай, который сегодня ежегодно тратит более 100 миллиардов долларов США (2,5% ВВП) на исследования и развитие, стоит на пороге того, чтобы превзойти США и Европу по количеству исследователей.
В 2010 году 40% всех студентов университетов Китая получали научную степень по науке или инжинирингу, что более чем в два раза превышает количество таких студентов в США.

Развивающиеся страны в ближайшее десятилетие не только будут отвечать за львиную долю глобального роста; они также все больше будут источником революционных и экономных инноваций.
К 2020 году география инноваций, в дополнение к благосостоянию наций, подвергнется масштабному процессу изменения баланса.

Автор- профессор экономики в бизнес-школе ESADE и директор Центра ESADE по исследованиям глобальной экономики и геополитики (ESADEgeo).
Переводчик Николай Жданович  http://hvylya.org/analytics/economics/1 … ynkov.html
Источник: Emerging Markets’ Decade of Disruption  http://www.project-syndicate.org/commen … o1/English

0

15

Будущее после конца экономики
e-flux, Франко Берарди Бифо

http://hvylya.org/images/stories/sur13_melnica.jpg
В конце 2010 года я закончил писать книгу о культурном коллапсе наиболее важной мифологии капиталистического модерна: о «будущем» и ассоциированными с ним мифами о энергии, экспансии и росте. Пока я писал, то видел возможности углубления экономического кризиса. Но то, что произошло летом 2011 года – чрезвычайный крах глобального финансового капитализма и начало восстаний в Европе, которые возникли в Лондоне, Афинах и Риме в декабре 2010 и затем приобрели массовость в Англии на протяжении четырёх ночей гнева в августе, и продолжения которых я ожидаю в ближайшие месяцы – всё это заставило меня написать нечто большее. Хотя писать о настоящем времени – опасная штука, когда обстоятельства меняются так стремительно. Но я не могу оставаться в стороне от происходящей катастрофы.
Франко Берарди, 19 августа 2011 года

1. Экономикс – не наука
Конец лета 2011 года и экономические издания всё больше предупреждают, что будет двойная рецессия. Экономисты предсказывают новую рецессию до того, как произойдёт восстановление. Я думаю, они ошибаются. Рецессия будет (в этом я согласен), но больше не будет никаких восстановлений, никакого возврата к постоянному экономическому росту.

Сказать это публично – это нарваться на обвинения в предательстве, цинизме и накликании беды. Экономисты проклянут вас, как злодея. Но экономисты не люди мудрости, и я никогда не считал их учёными. Они скорее похожи на священников, осуждающих плохое поведение общества, призывающих покаяться за долги, расценивающих инфляцию как покарание за грехи, поклоняющихся догмам роста и конкуренции.

Что же является наукой, в конце концов? Без заморачивания в эпистемиологические определения я бы сказал, что наука – это форма знания, свободного от догм, которая может экстраполировать основные закономерности из наблюдений за эмпирическими феноменами, и с помощью этого предсказывать что-то, чему ещё предстоит произойти. Также это путь понимания типов изменений, которые Томас Кун назвал «смещением парадигм».

Насколько я знаю, дискурс под названием «экономикс» не соответствует этому определению. Во-первых, экономисты одержимы такими догмами, как «рост», «конкуренция» и «ВВП». Они отрицают социальную реальность, пребывающую в кризисе, если она не согласуется с диктатом этих понятий. Во-вторых, экономисты не в состоянии извлекать законы из наблюдения реальности, они предпочитают вместо этого реальность подгонять под свои предполагаемые законы. Как следствие этого, они не в состоянии предсказать ничего – и опыт подтверждает это в подавляющем количестве случаев за последние три или четыре года. И, наконец, экономисты не в состоянии распознать изменений в социальной парадигме, и отказываются модернизировать свои концептуальные рамки соответствующим образом. Вместо этого они настаивают, что реальность должна быть приведена в соответствие их устаревшим критериям.

В школах экономики и бизнеса они не учат физике, химии, биологии, астрономии – предметам, заслуживающим названия науки, вместо этого они концептуализируют специфическое поле реальности. Также эти школы учат технологии, набору инструментов, процедур и прагматичных протоколов, предназначенных на искажение социальной реальности, чтобы служить практическим целям: прибыли, накоплению, власти. Экономическая реальность не существует. Это результат процесса технического моделирования, подавления и эксплуатации.

Теоретический дискурс, который поддерживает эти экономические технологии, может быть определён как идеология, в смысле, предложенном Марксом (который был не экономистом, а критиком политической экономии). Идеология, по факту, это теоретическая технология, направленная на достижение особых политических и социальных целей. И экономическая идеология, как все технологии, не является саморефлексивной, а поэтому не может разработать теоретическое самопонимание. Она не может перестроиться в отношении изменившейся парадигмы.
http://www.e-flux.com/wp-content/uploads/2011/11/Floras_Malle-wagen_van_Hendrik_Pot_16401.jpg
Генрих Геритц Пот, «Flora’s mallewagen». Картина является аллегорией к «Мании тюльпанов», первому спекулятивному пузырю в Голландии 17-го века. Богиня цветов едет на повозке, направляющейся к морю, украшенная самыми дорогими тюльпанами на рынке. Ткачи из Харлема бросили свои инструменты и следуют за повозкой.

2. Финансовая детерриториализация и ветхость труда
Развитие производственных сил, как глобальная сеть умственного труда, которую Маркс называл «всеобщим интеллектом», спровоцировала огромное увеличение продуктивной способности труда. Эта способность больше не может быть обозначена, организована и содержаться в социальной форме капитализма. Капитализм попросту больше не может обозначить и организовать социальную потенцию когнитивной продуктивности, потому что стоимость больше не может быть выражена в определениях среднего необходимого рабочего времени. К тому же, старые формы частной собственности и наёмного труда больше не могут обозначить и организовать детерриториализованную природу капитала и социального труда.

Сдвиг от индустриальной формы производства к семиотической форме производства – сдвиг от физического труда к умственному труду – выбил капитализм за пределы самого себя, за пределы его идеологического самоопределения. Экономисты ослеплены этой трансформацией, поскольку знания, ранее ими структурированные, были относительно парадигмы буржуазного капитализма: линейное накопление, измеримость стоимости, частное присвоение прибавочной стоимости. Буржуазия, как территориальный класс (класс бюргеров, горожан), была в состоянии оперировать физической собственностью и измерять отношения между временем и стоимостью. Тотальная финансиализация капитала обозначила конец старой буржуазии и открыла двери детерриториализации и ризоматического распространения экономических отношений. Теперь у старой буржуазии не осталось власти. Они заменяются распространяющимся виртуальным классом – скорее детерриториализированным и распылённым социальным пеплом, чем территориальной группой людей – обычно относимых к финансовым рынкам.

Труд также переживает параллельный процесс распыления и отрыва от привязки к территории, не только из-за потери регулярной работы и стабильного дохода, но и из-за нестабильности связи рабочего и территории. Ненадёжность является эффектом от фрагментации и распыления работы. Умственный работник, по факту, не нуждается в привязке к местности. Его деятельность может происходить на нефизической территории. Старые экономические категории – зарплата, частная собственность, линейный рост – становятся бессмысленны в новой ситуации. Продуктивность всеобщего интеллекта в терминах стоимости (то есть производства полезных семиотических благ) виртуально безгранично.

Итак, каким образом семиотический труд может быть оценен, если его результаты нематериальны? Как могут быть определены отношения между работой и платой? Как мы можем измерить стоимость в терминах времени, если продуктивность умственного труда (креативного, аффективного, лингвистического) не может быть посчитана и стандартизирована?
http://www.e-flux.com/wp-content/uploads/2011/12/bifo-The-CBS-Evening-News.jpg
Психология страха на рынке ценных бумаг. Иллюстрация из репортажа «CBS Evening News».

3. Конец роста
Определение роста критично для концептуальных рамок экономической технологии. Если общественное производство не совпадает с экономическими ожиданиями роста, экономисты определяют такое общество как больное. Дрожа, они называют болезнь: рецессия. Этот диагноз не имеет ничего общего с нуждами населения, поскольку не относится к использованию товаров и услуг, но к абстрактному капиталистическому накоплению – накоплению обменной стоимости.

Рост, в экономическом смысле, не относится к росту общественного счастья и удовлетворения базовых потребностей людей. Он относится к повышению глобального уровня обменной стоимости для целей получения прибыли. ВВП, главный индикатор роста, не измеряет общественное благосостояние и удовлетворённость, а служит монетарным мерилом, поскольку общественное счастье или несчастье в основном не зависит от количества денег, циркулирующих в экономике. Скорее оно зависит от распределения богатства и баланса между культурными ожиданиями и доступностью физических и семиотических благ.

Рост – это больше культурная концепция, чем экономический критерий для определения общественного здоровья и благосостояния. Оно связано с модерной концепцией будущего, как бесконечной экспансии. По многим причинам бесконечная экспансия стала невозможной задачей для общества. С момента, когда Римский клуб в 1972 году опубликовал книгу «Границы роста», мы поняли, что природные ресурсы земли ограничены, и что общественное производство должно быть перестроено, исходя из этого знания. Но когнитивная трансформация производства и создание сферы семиотического капитализма открыло новые возможности для экспансии. В 1990-е годы мировая экономика росла в эйфории перспектив бесконечного роста. Это был обман. Даже если всеобщий интеллект бесконечно продуктивен, границы роста описываются в аффективном теле умственной работы: границы внимания, психической энергии и чувствительности.

После иллюзий новой экономики (распространяемой неолиберальными идеологами) и краха «дот-комов», начало нового столетия ознаменовалось наступающим коллапсом финансовой экономики. С сентября 2008 года мы знаем, что независимо от финансовой виртуализации экспансии, конец капиталистического роста уже близок. Это будет проклятием, если общественное благосостояние действительно зависит от экспансии прибылей и если мы не в состоянии переделать общественные нужды и ожидания. Но будет благословением, если мы сможем распределить и разделить существующие ресурсы эгалитарно, и если мы сможем сместить наши культурные ожидания в направлении умеренности, замещая идею о том, что удовольствие зависит от бесконечно растущего потребления.
http://www.e-flux.com/wp-content/uploads/2011/12/Bifo-stock.jpg
Биржевое изображение для обозначения бизнеса и финансов.

4. Рецессия и безличная финансовая диктатура
Современная культура приравняло экономическое развитие с будущим, поэтому для экономистов невозможно представить будущее независимо от экономического роста. Но эта идентификация должна быть отброшена и концепция будущего переосмыслена. Экономический разум не может перепрыгнуть в это новое измерение, не может понять изменение парадигмы. Поэтому экономика в кризисе, и экономическая мудрость не может справиться с новой реальностью. Финансовая символизация экономики – это машина войны, которая ежедневно уничтожает общественные ресурсы и интеллектуальные способности.

Посмотрите, что происходит в Европе. После столетий промышленного производства европейский континент богат миллионами техников, поэтов, докторов, инвесторов, профессиональных рабочих, ядерных инженеров и так далее. Как же мы так внезапно стали так бедны? Произошло что-то очень простое. Совокупность благ, произведённых рабочими, была помещена в сейфы ничтожного меньшинства эксплуататоров и спекулянтов. Весь механизм европейского финансового кризиса настроен на самое чрезвычайное перемещение богатства в истории: от общества к финансовому классу, к финансовому капитализму.

Богатство, произведённое коллективным разумом, было высосано и экспроприировано, что привело к обеднению богатейших мест планеты и созданию финансовой машины, которая уничтожает собственность и вытесняет монетарное богатство. Рецессия – экономический способ отображения текущих противоречий между производительными возможностями всеобщего интеллекта и его финансовыми ограничениями.

Финансы – это эффект виртуализации реальности, действующий в психо-когнитивной сфере экономики. Но в то же время финансы являются эффектом детерриторизации богатства. Финансовых капиталистов не легко идентифицировать, как индивидуальных личностей, поскольку финансы не являются монетарным отображением определённого числа физических благ. Скорее, это лингвистический эффект. Это противоположные функции имматериализации и изобразительного действия индексации: статистика, графики, индексы, страхи и ожидания – не лингвистическое представление о каких-либо явлениях, которые можно найти где-то в физическом мире, как описание, относящееся к описываемому. Это перформативные акты речи, производящие немедленный эффект в момент их провозглашения.

Поэтому, когда вы ищете финансовый класс, вы не можете поговорить с кем-то, провести переговоры или сражаться с врагом. Нет врагов, не с кем вести переговоры. Есть только математические последствия, автоматические общественные сцепки, которые нельзя разорвать или даже избежать.

Финансы кажутся античеловечными и безжалостными, поскольку они – не человек, и не могут иметь жалости. Их можно определить, как математический рак, поразивший значительную часть общества. Тех, кто вовлечён в финансовые игры, гораздо больше, чем личных владельцев старой буржуазии. Часто без ведома и против их воли люди вовлекаются в инвестирование своих денег и своего будущего в финансовые игры.

Те, кто инвестировал свои пенсии в частные фонды, кто в полубессознательном состоянии подписал страховку, кто попал в ловушку лёгких кредитов – все они стали частью финансовой игры. Это бедные люди, рабочие и пенсионеры, чьё будущее зависит от флуктуаций фондового рынка, которые они не контролируют или полностью понимают.
http://www.e-flux.com/wp-content/uploads/2011/11/Looking-Glass-concept-from-Behance-Network.jpg
Концептуальный дизайнерский проект Мака Фунамицу для будущего мобильного интернет-поиска, 2008 год.

5. Будущее истощение и счастливая скромность
Только если мы в состоянии освободить будущее (предвидение будущего, концепцию будущего и само производство будущего) от ловушек роста и инвестирования, будет найден путь спасения от позорного подчинения жизни, богатства и удовольствия финансовым абстракциям семиокапитала. Ключ для этого освобождения может быть найден в новой форме мудрости: гармонизации истощения.

Истощение – проклятое слово в рамках современной культуры, которая основана на культе энергии и культе мужской агрессивности. Но энергия исчезает в постмодерном мире пло столькоим причинам, что их сложно перечислить. Демографические трэнды показывают, что с увеличением продолжительности жизни и сокращением рождаемости человечество в целом стареет. Процесс общего старения создаёт чувство истощения, и то, что раньше считалось благословением – увеличение длительности жизни – может стать проклятием, если миф об энергии не заменить мифом солидарности и сочувствия.

Энергия также исчезает из-за того, что базовые физические ресурсы, типа нефти, обречены на истощение или драматическое сокращение. И энергия исчезает потому, что конкуренция бессмысленна и глупа в эру всеобщего интеллекта. Всеобщий интеллект не основан на подростковых импульсах или мужской агрессивности, на драках, победах и присвоении. Он построен на кооперации и распределении.

Поэтому будущее закончено. Мы живём в пространстве, которое за пределами будущего. Если мы переходим к терминам постфутуристического состояния, мы можем отменить накопление и рост, и быть счастливыми, разделяя богатство, которое идёт от прошлого промышленного производства и сегодняшнего коллективного интеллекта.

Если мы не сможем этого сделать, то мы обречены жить в столетии насилия, нищеты и войн.

Источник: The Future After the End of the Economy  http://www.e-flux.com/journal/the-futur … e-economy/
Перевод Александра Роджерса:   http://hvylya.org/analytics/economics/1 … omiki.html

0

16

Как с помощью оффшоров уводят деньги

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20111223164122_309.jpg
Оффшоры - это государства, предоставляющие особо щадящий налоговый режим (налоги там либо отсутствуют, либо – мизерные). Их услугами пользуется бизнес всего мира. Одна из самых распространенных оффшорных схем такова: права собственности на крупное предприятие, работающее в какой-либо стране, передаются компании, зарегистрированной в оффшоре
Часть налогов, которые до передачи прав, получало государство, где находится завод или фабрика, оседают в кармане владельца бизнеса. А еще с помощью оффшоров уклоняются от налогов со сделок купли-продажи, скрывают реальных хозяев бизнеса и даже запутывают следы «криминального» капитала. Ведь многие из этих «безналоговых государств» не раскрывают информацию о финансовых сделках.

По некоторым оценкам в оффшорных структурах сегодня хранится треть от общего состояния миллионеров в мире, примерно 11,5 трлн. долл. (и это без учета ценных бумаг, недвижимости, яхт, зарегистрированных в оффшорных зонах). Это почти одна десятая часть всех денег на планете. Многие аналитики считают, что наличие этих самых зон стало одной из причин мирового финансового кризиса.

90% крупного российского бизнеса и столько же флота с российскими судовладельцами – в оффшорах. 80% сделок по продаже российских ценных бумаг также проводится через эти зоны. Чем это выгодно?

1. Налоги
В России
Базовая ставка налога на прибыль– 20%, налог на дивиденды – 9%

В офшоре
Налоги низкие (например, на Кипре налог на доходы всего 10%, налог на дивиденды 5%) или совсем отсутствует (Багамские острова).

В России
Российское предприятие X имеют продукцию, продав которую можно получить прибыль 1 млн. руб. С этой суммы налог составит - 200 тыс. руб.

В офшоре
Х продает ту же продукцию оффшору-посреднику (собственник у него тот же, что и у предприятия) по заниженной цене с прибылью 200 тыс. руб. Оставшуюся прибыль (800 тыс. руб.) получит оффшор, перепродав товар. Налог уплачивается только с заработанных в России 200 тыс. руб. Всего 40 тыс. руб.

Итого: На налоге на прибыль предприятие сэкономило 160 тыс. руб. (200-40). Оффшорные схемы могут применяться для уклонения от НДС, налога на доходы физлиц, дивиденды, соцплатежей, уплаты различных акцизов и пошлин.

2. Секретность
В России
О владельцах крупнейших предприятий можно узнать в годовых отчетах компаний.

В офшоре
Собственники компаний не раскрываются

Итого: Богатый россиянин, не желающий по каким-либо причинам афишировать себя, регистрирует компанию в офшоре. Далее эта компания покупает акции российского предприятия. Таким образом, бизнес оказывается защищен на случай преследования «собственника» властями, рейдерских атак и т.д.

3. Доступность
В России
Фирмы берут за помощь в регистрации новой компании 10-15 тыс. руб. Срок регистрации от трех недель. Без помощи времени уйдет еще больше.

В офшоре
Купить компанию «под ключ» можно за час. Стоимость услуги от 1 до 10 тыс. долл. Самостоятельно зарегистрировать можно за срок от 7 дней до 3 недель.
Плюс во многих оффшорах нет требований по ведению бухгалтерского учета, отсутствует финансовый контроль со стороны властей.

Итого: Открыть оффшор и управлять им крайне просто и зачастую дешевле, чем зарегистрировать компанию в России.

Никита Кричевский, доктор экономических наук:
- Использование оффшорных компаний – мировая практика.
Но нигде ими не пользуются так масштабно, как в России.
Сложно себе представить, что практически вся алюминиевая отрасль какой-нибудь зарубежной страны принадлежала компаниям острова Джерси, а черная металлургия – компаниям, зарегистрированным на Кипре (а у нас именно так!).
Как правило, оффшорам принадлежит не более 1% европейских и американских предприятий. Где-то это регулируется на законодательном уровне, в других странах действуют неформальные правила.
И если мировые лидеры говорят о том, что надо ужесточить меры в отношении офшоров, то речь, прежде всего, идет о финансовых схемах, которые проводятся с их помощью для уменьшения налогообложения

В России с помощью оффшоров не только уходят от налогов, но и защищают собственность от рейдерских захватов. Речь идет о малом и среднем бизнесе, так как владельцы крупнейших предприятий, которые вхожи в высшие круги власти, и так защищены.

А еще офшоры позволяют, избегая огласки, включить в число бенефициаров (тех, кто получает прибыль) компании представителей федеральных органов власти и силовых структур РФ.

Именно из-за последнего обстоятельства в России и не предпринимается каких-либо действенных мер по предотвращению масштабного увода денег из страны в оффшоры.

Виктория Гудкова, Яков Тудоровский
http://www.aif.ru/money/article/48329

0

17

Десять главных событий 2011 года
23.12.2011. Поддымников Олег

Греция оказалась на грани дефолта. Это стало главной причиной обострения Европейского Долгового Кризиса.
Последствия? Крупнейшим европейским банкам (особенно BNP Paribas и SocieteGenerale) державшим существенные портфели греческого пришлось списать миллиардные убытки. Кроме того им предстоит дальнейшая распродажа активов, чтобы привести балансы в соответствие с нормой.
Проблемы возникли у немецкого Commerzbank (активы €400 млрд). Крупнейшей банк Бельгии Dexia (совокупные активы группы превышают €500 млрд) был национализирован. Для снятия напряженности на рынках в Греции, а затем и во Франции, Италии, Испании, Бельгии и Южной Корее были запрещены продажи без покрытия.
Последствия? Рост стоимости привлечения и ухудшение ситуации с ликвидностью.

США. Усугубление кризиса. 2011 финансовый год завершился с бюджетным дефицитом в $1.29 трлн. (8.6% ВВП) по сравнению с $1.30 трлн (8.7% ВВП), в предыдущем году. Это один из худших результатов в истории.
Последствия? Противодействие с республиканской партией обострилось. Новый план Обамы не был поддержан в Конгрессе. В итоге агентство S&P в начале августа понизило рейтинг США.
После этого золото ставило рекорды почти каждый день и впервые достигло $1921 в сентябре.
Народное недовольство вылилось в бессрочную акцию протеста "Оккупируй Уолл-стрит" с аналогами во многих странах мира.
Федеральное агентство жилищного кредитования подало огромный иск на $196 млрд против 17 крупнейших банков работающих в США.
Основание? Введение в заблуждение инвесторов относительно качества проданных им ипотечных облигаций. Комитет конгресса США за три месяца так и не смог согласовать план по сокращению бюджетного дефицита. Последствия? Бюджетные расходы будут снижены автоматически.

Китай. Замедление экономики. Усилилось падение цены на недвижимость. Это повлечет за собой ухудшение ситуации в банковской системе из-за падения стоимости залогов. Объем плохих долгов региональных властей по официальным данным составляет $393-472 млрд (общий объем долгов $1.68 трлн.). По оценкам Standard Chartered $1.2-1.4 трлн.
Причины? Последствия стимулирующих мер на $600 млрд.
Последствия? Серьезные убытки банкам и угроза их кредитным рейтингам. Негативно средне- и долгосрочно, учитывая, что ранее на Китай являлся основным драйвером роста мировой экономики.

Антикризисная работа в Европе и США началась с плана по списанию банками-кредиторами 50% стоимости греческих гособлигаций.
Поможет ли это? У Греции по-прежнему сохранится большой госдолг и небольшая возможность его сократить из-за слабого роста экономики. Кроме того, списания могут похоронить греческие банки, владеющие большим объемом гособлигаций.
Последствия? Продолжатся продажи греческих гособлигаций и рост доходностей госбумаг других проблемных стран.
ФРС не стало вводить новые программы вливаний и ограничилось операцией Твист: до конца 2012г. выкупит с рынка 6-30 летние облигации на $400 млрд. за счет продажи 3-х летних на такой же объем. Большого эффекта это не даст. Однако Центробанки США, Канады, Евросоюза, Англии, Японии и Швейцарии снизили стоимость свопов по долларовой ликвидности на 50 б.п.
Последствия? ЕЦБ, в частности, сможет привлечь доллары от ФРС примерно за 0.65%, а не в районе 1.15%, как ранее. ЕЦБ выдал европейским банкам кредиты на €489.2 млрд. против прогноза €293 млрд. В то же время Глава ЕЦБ дал понять, что исключает возможность применения в еврозоне количественного стимулирования, даже в случае глубокой рецессии.

Италия. Ухудшение ситуации. Долг страны €1.8 трлн (119% ВВП). Доходность 10-летних гособлигаций поднималась выше 7.46%. Госбумаги Греции, Португалии и Ирландии вели себя аналогично, перед обращением за финансовой помощью. Началось падение евро к доллару.
Какие меры приняты? Отставка Берлускони и пакет бюджетных мер по сокращению дефицита бюджета на €30 млрд.
В чем суть? Приватизация госимущества, налоговые вычеты для инфраструктурных компаний и повышение конкурентоспособности предприятий. Пенсионный возраст с 65 до 67 лет повысят только к 2026.
Достаточно ли этого? Нет. Учитывая текущую стоимость заимствования по гособлигациям стране необходим дополнительный рост ВВП не менее 4.8%, чтобы только удержать долг на текущем уровне. Каков прогноз ВВП на 2012? По расчетам еврокомиссии не более 0.1%.

Усиление европейской интеграции. Германия совместно с Францией получила лидирующую роль в этом процессе. Каковы ее предложения? Изменить устав ЕС, чтобы получить рычаги влияния на страны нарушающие предельный размер дефицита бюджета. Великобритания пока решила не поддерживать этот процесс.

Япония. Сильнейшее землетрясение за последние 140 лет.
Последствия? Падение потребительского спроса, рост бюджетного дефицита и госдолга, который уже достиг 199.7% ВВП. Кроме того, ужесточение требований к АЭС по всему миру.
Германия уже заблокировала решение о продлении срока эксплуатации немецких атомных электростанций. Это в свою очередь увеличит нагрузку на другие источники энергии.
Что предпринято? Банк Японии выделил еще $61 млрд для поддержания финансовых рынков страны.
Масштабные вливания денег были абсолютно необходимы, но в дальнейшем это может иметь не менее серьезные последствия: в этом году долг может превысить ВВП Японии на 228%, что вдвое больше чем у США.

Пан-арабская революция. Начавшись в Египте получила продолжение во многих странах, в том числе Ливии.
Каддафи оказал наиболее ожесточенное сопротивление восставшим. В итоге был убит. Падение режима Каддафи открывает для дружественной к оппозиции Европы доступ к ливийскому рынку нефти (29.5 млрд барр.) и газа (около 1.6 трлн к.м.).
Негативно долгосрочно для Газпрома, Газпромнефти и Татнефти. Кроме того, протестные настроения по аналогии могут усилиться в Иране.

Сланцевый газ. Исследования института Бейкера показывают, что добыча сланцевого газа в США в следующие 30 лет увеличится в 4 раза.
К чему это приведет? Почти полностью избавит США от импорта сжиженного природного газа. Доля России на рынке Европы упадет с 27% в 2009 до 13% в 2040.
Началось падение цен на газ. В итоге многие европейские потребители (Edison S.p.A., E.ON, RWE) начали требовать пересмотра соглашений устанавливающих жесткую зависимость стоимости природного газа от цены на нефть. В том числе через суд.
Это создает опасный прецедент для остальных потребителей. Для Газпрома - негативно средне- и долгосрочно.

Россия. Сбербанк существенно усилил свои позиции на инвест-банковском рынке благодаря покупке ИК Тройка-Диалог.
Кроме того приобрел 51% австрийского Volksbank.   
Как это скажется на его прибыли? Кроме Румынии, Volksbank работает в Словакии, Чехии, Венгрии, Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговине, Сербии, на Украине (всего у него 573 офиса). Т.е. не в самых богатых и перспективных странах Восточной Европы.
По нашему мнению, это покупка не добавит большого позитивного эффекта деятельности Сбербанка.
ВТБ ослабил свою позицию из-за неудачной сделки с Банком Москвы.
Сорвалась сделка Роснефти и ВР по реализации огромного проекта разработки арктического шельфа. Однако позднее Роснефть сумела договориться о совместной разработке с ExxonMobil.
Однако быстрой отдачи от проекта ждать не стоит. Степень изученности шельфа северных морей очень низка. Путин пообещал максимально благоприятный налоговый режим, но даже этих льгот может не хватить из-за запредельно высокой стоимости добычи в Карском море.
Российская энергетика лишилась льгот. Рост тарифов не должен будут превышать 15% в год.
Это поставило под угрозу инвестиционную привлекательность энергокомпаний, которым будет трудно модернизировать изношенные основные мощности.
К концу года обострилась внутриполитическая обстановка в стране. Результаты выборов в Госдуму заставили многих граждан выйти на митинги протеста.
Все это привело к оттоку средств из РФ за первые три квартала на сумму $49.3 млрд.

http://www.finam.ru/analysis/newsitem624E5/default.asp

0

18

Что такое доллар?

Слово «доллар» произошло от своего фонетического предшественника, слова «талер», сокращения от «Иоахимсталер». Иоахимсталь был городом чеканки монет в Богемии, где граф Шлик (Schlick) первым начал штамповать эти серебряные «талеры» в 1519 году.
В 1789 году слово «доллары» появилось в 1 статье 9 раздела Конституции Соединенных Штатов.
В то же время 10 раздел 1 статьи Конституции определяет суть американских «долларов»: «Ни один штат… не может уплачивать долги чем-либо иным, кроме золотой и серебряной монеты».

Два года спустя слово «доллары» появилось в 7 статье Билля о правах:
«По всем гражданским делам, основанным на общем праве, в которых оспариваемая цена иска превышает 20 долларов, сохраняется право на суд присяжных; но ни один факт, рассмотренный присяжными, не может быть пересмотрен каким-либо судом Соединённых Штатов иначе, как в соответствии с нормами общего права». 

Однако первые доллары не были ни американскими, ни английскими. «Доллары», упоминаемые в Конституции Соединенных Штатов, были испанскими песо. В годы до принятия Конституции испанские доллары (также называемые «восемь реалов» (pieces of eight), были наиболее распространённой формой денег.
В 1785 годы Томас Джефферсон (Thomas Jefferson) прочел лекцию перед Континентальным Конгрессом, где говорилось:
«Если говорить обо всех денежных операциях, больших и мелких, я сомневаюсь, что может быть предложен общий делитель более удобного размера, чем доллар… Единица, или доллар, - это известная монета, и она более всех знакома людям.
Ею уже пользуются повсюду – от юга до севера; она определила нашу валюту, и поэтому счастливо предлагается как уже принятая единица» [«Тварь с Острова Джекил» Эдварда Гриффина (G. Edward Griffin)]

На тот момент в обращении находилось множество различных колониальных шиллингов, и все они по-своему отличались от английского шиллинга. Однако испанский серебряный доллар, появившийся в процессе торговли за рубеж из Луизианы, которую Испания позднее передала Франции, был главной торговой монетой.  Он содержал 374 7/8 гранов серебра.

11 мая 1775 года, во второй день Второго Континентального Конгресса, Джон Хэнкок (John Hancock) из Массачусетса предложил план по привлечению средств в поддержку наших сил в борьбе за свободу, включая применение испанских серебряных песо для погашения векселей, выпущенных Конгрессом.
2 июня 1775 года The Journal of the Continental Congress отмечает «решение» о том, что Конгресс эмитирует аккредитивы на защиту Америки на сумму не более двух миллионов испанских песо.
Однако после принятия Конституции в 1789 году Конгрессу впредь запрещалось выпускать аккредитивы (то есть бумажные деньги, обеспеченные долгом).

Во время Войны за независимость Отцы-Основатели обнаружили, что бумажные деньги можно подвергать инфляции до тех пор, пока они совсем не обесценятся. Они поняли, что единственная возможность финансировать войну – это выпуск векселей, потому что налогообложение тогда отсутствовало.
Первоначально они намеревались погасить бумажные векселя серебряными долларами в конце 1779 года.
Однако их план провалился, потому что в 1780 году за один настоящий серебряный доллар давали сорок континентальных бумажных «долларов».
В 1778 году генерал Вашингтон (Washington) посетовал:«На покупку телеги продовольствия уходит телега денег».
Вот почему Конституция лишила Конгресс права печати бумажных векселей, а затем определила «деньги» как золотую и серебряную монету.
8 раздел 1 статьи никогда не менялся и по-прежнему гласит:
«Конгресс имеет право… чеканить монету, регулировать ценность оной и ценность иностранной монеты, устанавливать единицы весов и мер».
Обратите внимание, что там не говорится «печатать» деньги.
Создатели Конституции так стремились запретить печать бумажной валюты, что один из делегатов, Джордж Рид (George Reed) из Дэлавера, воскликнул, что если в Конституции появятся слова «выпуск аккредитивов», это будет таким же тревожным знаком, как знак зверя в Откровении Иоанна Богослова!»

9 апреля 1776 года Континентальный Конгресс назначил комитет из семи членов, чтобы проверить и утвердить стоимость образцов золотых и серебряных монет, бывших в обращении в колониях, а также определить их долю «относительно испанских песо»/
Этот комитет составил такой отчет о гинеях, иоганнесах и половинах иоганнесов, испанских и французских пистолях, дублонах, английских и французских кронах, английских шиллингах и популярных в ту пору испанских песо, все из которых служили средством обмена в колониях.

Томас Джефферсон считал, что первостепенную важность при установлении денежной единицы имели следующие обстоятельства:
1. Она должна быть удобного размера, чтобы служить мерой обычных денежных операций повседневной жизни.
2. Ее части и составляющие должны легко складываться друг с другом, чтобы упростить денежные расчеты.
3. Что единица и ее части или составляющие должны настолько близко соответствовать какой-то из известных монет, чтобы людям проще было с ними разобраться.

Джефферсону казалось, что испанский доллар полностью соответствует всем этим условиям.

В 1777 году финансовый контролер Континентального Конгресса, Роберт Моррис (Robert Morris), писал:
«В Америке ходили разные монеты, и их курс менялся время от времени, так что вряд ли какую-то из них можно считать общим стандартом, кроме испанского доллара. В Джорджии они стоят пять шиллингов, в Северной Каролине и Нью-Йорке – восемь шиллингов, в Вирджинии и четырех восточных штатах – шесть шиллингов, а во всех прочих штатах, кроме Южной Каролины – семь шиллингов и шесть пенсов, а в Южной Каролине – 32 шиллинга и шесть пенсов.

6 июля 1785 года Континентальный Конгресс признал доллар идеальной денежной единицей Соединенных Штатов Америки.
8 августа 1786 года был принят стандарт чеканки монет, которые должны были содержать 11 частей чистого серебра, и 1 часть сплава золота и серебра, а также было решено, что в одной денежной единице, или долларе, должно быть 375-64/100 гранов чистого серебра.

Однако вес испанского доллара менялся от выпуска к выпуску, что создавало помехи торговле. Джефферсон озвучил это опасение в 1785 году:
«Если мы решим, что нашей денежной единицей будет доллар, то мы должны с точностью определить, что такое доллар. Эта монета, будучи отчеканенной в разное время и имея разный вес и пробу, имеет разную стоимость».

В 1789 году Конституция наделила Конгресс полномочиями по регулированию курса доллара в зависимости от веса и пробы.
Наконец, 2 апреля 1792 года был принят первый Закон о чеканке монет при нынешней Конституции, а также было принято определение доллара и его курса.
Закон о чеканке 1792 года:
1. Утверждал чеканку серебряного доллара (по курсу испанского песо) под серебряный депозит и устанавливал его вес на уровне 371,25 гранов чистого серебра или 416 гранов стандартного серебра;
2.  Устанавливал стандартную пробу для серебряных монет как 1485/1664 (0,8924);
3.  Устанавливал соотношение золотых и серебряных монет как 1 к 15;
4.  Обеспечивал свободную чеканку;
5. Объявлял серебряные доллары (и все остальные разрешенные монеты) законным средством платежа.

[Пять вышеуказанных пунктов были дословно  взяты с вебсайта Монетного двора США. Обратите внимание, что «серебряные доллары» там называют не «законным средством платежа» (legal tender) (соответствующим букве закона), а «lawful» «законным платежным средством» (соответствующим духу закона). Термины «legal» и «lawful» – не синонимы.]

http://goldenfront.ru/articles/view/chto-takoe-dollar

0

19

Теневые экономики
25.12.2011

Мнение эксперта
http://b1.vestifinance.ru/c/10761.112.jpg
Милтон Фридман,лауреат Нобелевской премии по экономике 1976 г.
Черный рынок - способ уклониться от правительственного контроля. Это то, что позволяет свободному рынку работать. Это место, где люди могут проявить себя, место, которое открывает новые возможности.

Столица пиратов
Жизнь бурлит на "Пиратской фондовой бирже" в Сомали. В 400 километрах от Могдишу в городе Харадхере с середины 2009 г. работает центр, где можно внести свой вклад в организацию рейда на суда, идущие вдоль полуострова. Сумма выкупа за торговое судно может достигать 3-4 млн долларов, но расходы также велики: необходимы топливо, оружие, провиант и, главное, корабль с опытной командой.

На бирже зарегистрированы около 72 "морских компаний", выпускающих расписки, в которых указана та помощь, оказанная инвестором, и доля добычи, на которую он может претендовать в случае успешного рейда. По подсчетам журналистов Somalia Report,  http://www.somaliareport.com/index.php/post/2058
за уходящий год размер выкупов за суда превысил 130 млн долларов.
http://b1.vestifinance.ru/c/10767.640.jpg
Передача пиратам выкупа за судно MV Sirius Star, 9 декабря 2009 г.

В день распределения "дивидендов" около здания "биржи" выстраиваются длинные очереди из нескольких сотен человек, которые не скрывают своих эмоций.
Сахра Ибрагим,   http://www.reuters.com/article/2009/12/ … Z920091201  инвестор:
"Я ожидаю выплаты. Я обеспечила их выстрелами для РПГ. Мне очень сильно повезло. За месяц я заработала 75 тыс. долларов".

Но не всем инвесторам улыбается фортуна. Власти пытаются положить конец этому виду бизнеса.
В середине декабря в городе Галмудуг открылась новая тюрьма для морских разбойников, так как старая постоянно была переполнена.

Рай для хакеров
Румыния занимает второе место http://chartsbin.com/view/2484   по скорости загрузки из интернета в мире, которая, в среднем составляет 1904 Кбайт/сек.
По странному совпадению там же находится мировая столица он-лайн жуликов - Рымнику-Вылча.

Их специализация - аферы в сфере электронной торговли и проведение хакерских атак на заказ. Доход от этой деятельности приносит десятки миллионов долларов, помогая городу развиваться, сообщает The Wired.  http://www.wired.com/magazine/2011/01/f … ania/all/1
Стройки идут практически на каждом углу, за последние несколько лет на крышах почти всех домов появились спутниковые антенны.
В центре города вырос крупный торговый центр, похожий на стеклянное иглу.
Местная полиция закрывает глаза на молодых людей в европейских спортивных машинах. Жертвами преступников в подавляющем большинстве случаев являются иностранцы, которые нечасто проявляют настойчивость при обращении в полицию, так как сумма убытков редко превышает несколько сотен долларов.

На небольшой город с населением около 120 тысяч приходится около двух десятков отделений Western Union, которые пользуются у мошенников популярностью благодаря анонимным переводам до востребования.

Английские крыши
Когда цена свинца на мировых биржах превышает $2000/тонну, а меди - стремится к $8000, в Великобритании наблюдается всплеск воровства старой кровли с церквей.
http://b1.vestifinance.ru/c/10777.200.jpg
Объявление около церкви в Йорке: "Видите рабочих на крыше с 6 вечера до 8 утра? Они воруют у нас крышу! Вызовите полицию."

В 2011 г. было зарегистрировано более полутора тысяч подобных случаев. Некоторые церкви лишаются крыш несколько раз в год.
Одной англиканской церкви в Шотландии повезло меньше других - воры срывали с нее свинцовую кровлю чертову дюжину раз. Англиканская церковь намерена в будущем году нанести на крыши ультрафиолетовые метки, которые не видны невооруженным глазом, но которые должны помочь поймать преступников.
Пока же ей приходится уповать на бдительность прихожан и простых граждан.

Преступники охотятся не только за кровлей, но и за памятными табличками, которые зачастую сделаны из цветных металлов и их сплавов.
Представители Англиканской церкви заявляют, что ущерб от вандалов в этом году составил выше миллиона фунтов.

http://www.vestifinance.ru/articles/5528

0

20

Бунт взбесившихся буржуа
25.12.2011,  Лопатников

http://hvylya.org/images/stories/baksy.jpg
Последнее о митинге. В 2002 году Всемирный банк выпустил некий текст-инструкцию для переходных режимов. В соответствии с доброй старой британской традицией прикрывать себе зад от любых неприятностей, Банк во введении к обширному труду оговаривает
"Я - не я, лошадь не моя, и текст, хоть и издан нами, но мы ответственности за него не несем"... В авторах такие светила "демократической мысли", как В.Мау, к примеру.

Я посвятил этому тексту обширную статью с графиками в "Русском курьере", которая вышла в 2 2 января2004 года под названием: "Рекомендация Всемирного банка: России нужна мягкая диктатура." По ходу, сегодня какое-то жулье продает эту статью по $5, не платя мне, естественно, ни копейки.
Вот эта статья:

Рекомендация Всемирного банка: "России нужна мягкая диктатура". О том, что олигархов будут сажать, Джеймс Вульфенсон знал еще в 2002 году
МОСКВА, 22 января. /"ФК-Новости"/. Вот уже без малого пятьсот лет катрены Нострадамуса волнуют воображение не в меру впечатлительных барышень.
Вряд ли, однако, серьезные политики, олигархи и могущественные директора крупных предприятий падки на пророчества. А зря. Иные пророчества дорогого стоят...

В 2002 году Мировой Банк, штаб-квартира которого располагается на H-стрит в Вашингтоне выпустил в свет доклад под названием:
"Перестройка: Первые десять лет. Анализ и уроки для Восточной Европы и бывшего Советского Союза".
Некоторые части этого доклада вполне можно рассматривать как развернутое предсказание судьбы олигархов. Предсказание, которое самым волшебным образом сбывается сегодня в России.
Главному предсказателю, Президенту Мирового Банка Джеймсу Вульфонсону на днях Президент РФ Владимир Путин вручил орден Дружбы Народов.

Учитывая повышенный интерес в России к олигархической тематике, отчасти вызванный драматической судьбой триумвирата KGB (Khodorkovsky, Gusinsky, Beresovsky), объявившего вендетту Путину, а отчасти горячей любовью, которую испытывает народ к своим богатейшим представителям, знакомство с прорицаниями Мирового Банка может оказаться для российской публики неожиданным, интересным и поучительным.

Вводный катрен соответствующего раздела доклада Мирового Банка ("Политическая экономия дисциплины и стимулирования") звучит почти поэтически:
"Многие переходные экономики "затерялись на безлюдном пространстве между планом и рынком. Если преимущества рыночной экономики столь очевидны,
Почему же не все страны желают ими воспользоваться?"

Действительно, почему? - Группа экспертов Мирового Банка под руководством Прадипа Митры и Марчело Селовского, включающая ряд российских ученых В.Мау, А.Божкова, и других, - отвечают на этот вопрос следующим образом: среди тех, кто волей или не волей вовлечен в экономику переходного периода, можно выделить три группы участников, различающиеся по своей экономической активности и возможностям адаптации к рынку.

Первую группу составляют олигархи и могущественные инсайдеры - то есть, например, директора предприятий, или чиновники, исходно располагающие значительной экономической властью.
Вторая группа - это потенциальные и реальные новые участники зарождающихся конкурентных рынков, - люди хотя бы в принципе готовые и способные к конкурентной борьбе.
Наконец, в третью группу входят работники государственных предприятий, не имеющие способностей к действиям в конкурентной среде и достаточной власти, которая позволяла бы получать преимущества вне конкуренции. Переход к рынку на представителей этих трех групп действует очень по-разному.
Лучше всего это видно на схематическом графике, представленном в докладе.

На начальном этапе, единственной выигрывающей группой оказываются олигархи и инсайдеры, способные в условиях неизбежного на начальном этапе перестройки законодательного хаоса и благодаря унаследованным от до-перестроечного времени власти и связям с теми, кто властью располагает, концентрировать собственность, уводить деньги за рубеж, словом получать "ренту положения".

Пассивные работники государственного сектора заведомо проигрывают на всех этапах реформы, поскольку государственный сектор сжимается и даже рынок государственных рабочих мест становится все более и более конкурентным. Для этой группы населения - лучшее состояние - никаких реформ вообще.

Поначалу испытывают проблемы и те, кто способен уйти в рыночный сектор, но не имеет ни значительной власти, ни связей. Для их доходов характерен провал в начале реформ. Природа этого провала понятна.
Во-первых, даже тем, кто способен конкурировать на рынке, необходимо время, чтобы оторваться от "стабильного" государственного корыта.
Во-вторых, вступление в реальный бизнес без связей и власти подразумевает реальные инвестирование денег и времени, а любые инвестиции даже в случае успеха окупаются не сразу и сопряжены с риском.
Между тем, как и "лузеры", они не имеют тех возможностей легкого приобретения капитала, как инсайдеры, которые этим капиталом исходно распоряжаются и олигархи, на которых пал, по известному выражению Л.Лиходеева, "перст казенного предпочтения".

Эта, потенциально самая массовая группа, выигрывает по-настоящему, только если реформы доведены до конца, то есть когда финансовая дисциплина стала реальностью, неравноправие участников рынка, унаследованное от социалистического прошлого, ликвидировано, законодательная система и система принуждения к исполнению законодательных решений начала работать, и т.д.

Отсюда следует, что на разных этапах реформ поддержка реформ и противостояние им осуществляется разными комбинациями участников. На начальном этапе, реформы поддерживают олигархи и инсайдеры, а сопротивляются реформам практически все остальные.

Однако, по мере углубления реформ и формирования рынков, при определенной глубине реформ,
доходы олигархов достигают максимума, а затем начинают неизбежно сокращаться.
Среда становится все более конкурентной. Власть и связи начинают играть меньшую роль, чем эффективное управление. Законы становятся более определенными и начинают лучше исполняться.
В результате, преимущества олигархов и инсайдеров, опирающиеся на прошлую структуру власти, несовершенство законодательства и отсутствие финансовой дисциплины, исчезают.
Им более предпочтительно сохранение состояния юридического хаоса, коррупции и слабой, зависимой от олигархов власти.

В этот момент дальнейшее реформирование, связанное с развитием конкуренции и упорядочением законодательства, олигархам и инсайдерам перестает быть выгодным, и они начинают сопротивляться дальнейшим реформам, то есть оказываются в оппозиции к реформаторской власти.

Парадоксальным образом, на этом этапе естественными союзниками олигархов оказываются те, кто заведомо проигрывает от реформ - то есть оппозиционный электорат. Олигархи, располагающие значительными средствами, начинают инвестировать в политику протеста и дискредитацию реформистской власти.

Хотя в стране постепенно формируется прослойка не-олигархических участников рынка, которая начинает получать выигрыш от реформ, эта прослойка на данном этапе реформ экономически и политически недостаточно сильна, чтобы противостоять объединению олигархов и маргиналов.

В случае политического успеха объединения олигархов и маргиналов в их противостоянии реформаторской власти, ситуация замораживается на уровне частичных реформ и страна застревает на той самой безлюдной территории между планом и рынком, о которой пишут авторы.

Какие выводы следуют из этой картины?
Первый вывод состоит в том, что самый трудный момент для реформ наступает на том этапе, когда они становятся невыгодными олигархам и инсайдерам. В этот момент в стране возникает оппозиционная сила, располагающая значительными финансовыми ресурсами и достаточно массовой поддержкой.

Второй вывод: реформаторское правительство должно, прежде всего, обеспечить поддержку потенциальных и новых участников рынка до тех пор, пока круг выигравших от реформ не расширится в достаточной мере, чтобы обеспечить их доминирование в политике.

Наконец, третий вывод - правительство не должно допустить возможности подрыва дальнейших реформ первоначальными "победителями" - олигархами и инсайдерами, - что привело бы к уменьшению стимулов для новых участников рынка и сокращению их выигрышей от реформ.

Как же продвигать реформы дальше критической точки?
Не останавливаясь на детальном обсуждении всех рецептов, предлагаемых Мировым Банком, перейдем к той части рекомендаций, которое проясняет будущее олигархов.

Авторы доклада пишут, что в критический момент реформ, главная задача команды реформаторов, состоит в том, чтобы сделать для общества предельно ясной связь между выигрышами олигархов от частичных реформ и ценой реформ для общества:
"Уход от налогов, исключения из налоговых и таможенных правил для крупных компаний и прочие неплатежи должны быть прочно связаны в общественном сознании с задержками платежей и пенсий в общественном секторе и общей бедностью социального обеспечения.

Сложные сети непрозрачных субсидий, которые получает крупный бизнес, должны быть раскрыты, с прояснением того, что подобные субсидии обогащают высших менеджеров, а не работников...
Чтобы продвинуть реформы, правительство должно сфокусироваться на сглаживании кривых "победителей" и "потерпевших" на начальной стадии реформ. Это означает, что необходимо добиться снижения цены адаптации к рыночным условиям для потенциальных новых участников рынка и уменьшить концентрацию выигрышей, полученных олигархами и инсайдерами".

На первый взгляд, все ясно: "цели ясны, задачи определены, надо наступать".
Однако есть две немаловажные проблемы, которые в докладе Мирового Банка явно не формулируются, но со всей очевидностью вытекают из представленной картины.

Первая проблема состоит в том, что истинно реформаторская власть заведомо не может быть сформирована демократическим путем, ибо в продолжении реформ заинтересовано только меньшинство.

Это утверждение непосредственно следует из утверждения авторов доклада о том, что в критический для продолжения реформ момент реформаторские силы не обладают еще достаточной политический силой чтобы противостоять объединенному фронту олигархов и "лузеров". Они набирают эту силу только к моменту R2 до которого еще надо добраться.

Как сочетается в этом случае необходимость продолжать реформы с демократией?

Вторая проблема, тесно связанная с первой, состоит в том, что вообще непонятно, на кого может опираться прогрессивная власть в углублении реформ в критический момент? Ведь согласно логике авторов доклада, группа людей, неспособных адаптироваться к рынку против реформ, олигархи и инсайдеры к этому моменту свое уже получили и становятся в оппозицию к дальнейшим изменениям, новые же участники рынка, которым реформа стратегически выгодна, политически слабы.

Без внятного ответа на эти вопросы любые рекомендации доклада остаются благими пожеланиями, не имеющими под собой реальной почвы. Этих ответов, однако, найти в докладе не удается. Кажется, что реформаторская власть возникает ниоткуда и существует после критического момента реформ исключительно "по воле высших сил".

Между тем, если очерченная авторами картина политической экономии переходного периода верна, то логика заставляет признать, что, во-первых, команда реформаторов должна ограничить в критический момент демократическое, но, в силу объективных причин, антиреформаторское волеизъявление политически сильных групп.

Во-вторых, единственной значимой опорой для реформаторской власти оказывается государственная бюрократия, встроенная в систему подчинения и потому хотя бы относительно управляемая. По крайней мере, другой опоры реформ как-то не просматривается.

Иными словами, доклад Мирового Банка подталкивает к выводу, что для продолжения реформ в критический момент, стране нужен авторитарный толчок, нужны, по выражению авторов, "концентрированный политический режим" и "экстраординарная политика".
Это серьезный вывод.

Похоже, что российская власть этот основной вывод и рекомендации Мирового Банка приняла к исполнению.

Если признать правоту концепции авторов доклада, то выстраивание вертикали власти и создание "управляемой демократии" при абсолютно либеральном в экономическом плане правительстве свидетельствует о том, что отклонение в авторитаризм, которое со всей очевидностью наблюдается сегодня в России, - ответ на объективный вызов времени. А связка между неуплатой налогов ЮКОСом и количеством бабушек, не получивших пенсию, озвученная зам. Генпрокурора России В. Колесниковым, прочитывается просто как прямолинейное исполнение цитированных рекомендаций Мирового Банка.

Но главное, из доклада Мирового Банка следует, что единственная сила в сегодняшней России, нацеленная на реформы - это нелюбимый олигархами и маргинал-демократами Президент Путин и его Правительство.

Я вспомнил от этом тексте ВБ. ПОСКОЛЬКУ ДОКЛАД СО ВСЕЙ ОЧЕВИДНОСТЬЮ ПРОЯСНЯЕТ ПРОИСХОДЯЩЕЕ В РОССИИ СЕГОДНЯ.

http://hvylya.org/analytics/economics/1 … rzhua.html

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » Кошелёк или Жизнь... » Мировая экономика и аспекты политики