ЭпохА/Теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Политика - грязное дело? » Гудбай Америка 3


Гудбай Америка 3

Сообщений 61 страница 70 из 194

61

Прощай америка?
stalin_ist, 11 Мар, 2012 at 10:33 AM

http://uploads.ru/i/H/z/A/HzAbu.jpg

Когда я начал читать этот пост Л. Вершинина,  http://putnik1.livejournal.com/1575044.html
то даже  раздражение взяло, мол - “неуместная шутка”.  Но Лев никогда не шутит неуместными вещами. А далее, по мере ознакомления с темой (если это правда), то потерял дар речи!

“В США законодательно запрещены протесты и митинги”.  http://grizzliy.livejournal.com/34017.html

10 марта, 22:28
Великолепные новости из цитадели демократии - США:

"Информация в штатах уже взбудоражила общественность, но факт остается фактом, пока псевдоинтеллигенция России ходит на митинги за демократичные выборы, в "демократичных" США в понедельник поздно ночью принята поправка HR-347, которую люди прозвали "Прощай, Первая поправка".

Согласно новым правилам жизни в США, ЛЮБОМУ человеку запрещаются любые проявления протеста и демонстрации. А за участие Вы можете угодить за решетку. Также Вас могут посадить за то, что кто-то донесет на Вас за то, что Вы против чего-то собираетесь протестовать.

Также Вам требуется официальное разрешение перед тем, как приблизиться к президенту США, агенту или политику. Причем, согласно поправке Вы может быть обычным туристом, гражданином другой страны."

Первоисточник на английском. Перевод отсюда.  http://muz4in.net/news/poka_nedemokrati … 3-10-27415

P.S. Я не могу комментировать сие. Тут все “прилагательные” (слова), относительно самой возможности такого “запрета”, – бессильны.

Но с другой стороны, я в который раз вынужден просить прощения и вновь констатировать о Величии Линдона Ларуша, который  однозначно заявил:
“приход Обама – пришествие фашизма в США”!
(Мы в этом убедились раннее в той же Ливии).
Не говоря уже о Заявлении на днях  Генпрокурора США Эрика Холдера (5 марта 2012г.), что США имеют право на использование силы со смертельным исходом в любой точке планеты.   https://mail-attachment.googleuserconte … oP7w5FJEVo

Ибо тогда, после избрания Обамы (а заявление было сделано “до”), подумал про себя (только подумал): а нет ли тут “расизма” самого автора? Ответ теперь очевиден, как пророчество Л. Ларуша.

Тот же Л. Ларуш встретил в штыки избрание Саркози – президентом Франции – “фашист”, мол! А я подумал, нет ли тут - “антисемитизма”, учитывая, что этот вновь испеченный президент – еврейских кровей? Как Обама – африканских…

Сегодня любой может убедиться в обратном  - в мудрости, в мужестве и величии Л. Ларуша!

http://stalin-ist.livejournal.com/321835.html

62

10 лет спустя: Америка это по-прежнему нация фастфуда
"The Daily Beast", США,Эрик Шлоссер (Eric Schlosser)

http://beta.inosmi.ru/images/18800/32/188003241.jpg

Спустя 10 лет после публикации своей известнейшей книги "Нация фастфуда" Эрик Шлоссер рассуждает о том, как мало изменилась ситуация в вопросах производства, безопасности и потребления в Америке - и почему он не теряет надежду на лучшее.

Прошло более десяти лет с момента издания книги "Нация фастфуда", и мне бы очень хотелось доложить вам о том, что книга эта устарела, что многие описанные в ней проблемы решены, и что золотые арки "Макдоналдса" являются сегодня символом рухнувшей империи, подобно пирамидам в Гизе.

К сожалению,  это не так. Каждый день в мире в ресторанах "Макдоналдс" питаются около 65 миллионов человек. Это больше, чем когда бы то ни было. Годовые доходы американской индустрии фастфуда с поправкой на инфляцию увеличились с 2001 года примерно на 20 процентов. Также существенно увеличилось и количество рекламы фастфуда, нацеленной на американских детей. Типичный ребёнок дошкольного возраста сегодня ежедневно видит по телевизору в три раза больше рекламы фастфуда.

Бесконечный огневой вал из рекламы, игрушек, конкурсов и прочих маркетинговых уловок подталкивает вверх не только объемы продаж быстрой еды, но и статистику многочисленных заболеваний, связанных с неправильным питанием.

В США около двух третей взрослых страдают от ожирения или от избыточного веса. Показатели ожирения среди детей дошкольного возраста за последние 30 лет удвоились.

А среди детей в возрасте от 6 до 11 лет даже утроились.

И по какому-то странному совпадению, ежегодные расходы страны на борьбу с этой эпидемией ожирения, составляющие, согласно расчетам исследователей из Университета Эмори, около 168 миллиардов долларов, равны той сумме, которую американцы потратили в 2011 году на фастфуд.

Белый дом и республиканцы в Конгрессе блокировали все попытки хоть как-то реформировать национальную систему безопасности питания на протяжении обоих президентских сроков Джорджа Буша.
Летом 2002 года была найдена связь между говяжьим фаршем с бойни компании ConAgra в Грили, штат Колорадо, и вспышкой заболеваний от кишечной палочки E. coli O157:H7. Тогда погиб один человек, а заболели как минимум 46.

ConAgra добровольно изъяла из продажи почти 19 миллионов фунтов мяса, которое могло оказаться зараженным. Столько предприятие в Грили производит за месяц работы. Генеральная инспекция Министерства сельского хозяйства США провела расследование, в ходе которого выяснилось, что предприятие ConAgra почти два года поставляло на рынок говядину с кишечной палочкой E. coli O157:H7.

Позднее изъятое из продажи мясо ConAgra показалось ничтожной мелочью по сравнению с тем, что пришлось сделать компании Westland/Hallmark Meat.
В 2008 году эта компания согласилась изъять из продажи 143 миллиона фунтов мяса, которое могло оказаться зараженным, сделав это после того, как тайно были сняты кадры, показывающие, как коров тащат на убой автопогрузчиком.

Более 25 процентов отозванного мяса было закуплено для изготовления тако, чили и гамбургеров для завтраков в государственных школах и для программ питания.

По состоянию на сегодняшний день Министерство сельского хозяйства так и не получило полномочия по проведению масштабных проверок на наличие болезнетворных организмов, по установлению обязательных ограничений на такие болезнетворные организмы, и по изъятию зараженного мяса.

Администрация Буша со своей благосклонной по отношению к  бизнесу политикой также сократило государственный надзор за безопасностью рабочих.
В 2002 году Управление США по охране труда и промышленной гигиене изменило форму, по которой производители фасованного и мороженого мяса должны сообщать о производственных травмах и заболеваниях.
В новой форме не нашлось места для мышечно-скелетных повреждений, вызванных повторяющимися травмами - а поэтому из общей статистики была исключена целая категория серьезных травм.

И мгновенно, как будто по мановению волшебной палочки, травматизм на производстве фасованного и мороженого мяса упал почти на 50 процентов
. "Зарегистрированное количество травм и заболеваний на предприятиях с 1996 года уменьшилось наполовину", - гордо объявил в своем пресс-релизе Американский институт мяса (АИМ). При этом он даже не упомянул о том, что такое снижение объясняется изменениями в правилах учета.

Правозащитная организация Human Rights Watch в своем резком докладе об эксплуатации американских рабочих на предприятиях по переработке мяса сделала предположение, что АИМ специально выбрал для сравнения 1996 год, чтобы ввести общественность в заблуждение.
"50-процентное снижение заболеваемости и травматизма на предприятиях по переработке мяса и в промышленном птицеводстве всего за один год могло показаться неправдоподобным, - отмечается в докладе.

- А поскольку в данном случае сравнивается период шестилетней давности, возникает вполне солидное, но ложное впечатление об улучшениях в системе безопасности на производстве".

Несколько лет спустя АИМ заявил, что "зарегистрированное количество травм и заболеваний" на самом деле сократилось на 70 процентов - и все благодаря заботе отрасли о здоровье и безопасности своих работников. Это заявление прозвучало в брошюре АИМ, посвященной столетнему юбилею выхода в свет книги Эптона Синклера "Джунгли".

Пожалуй, наиболее точным предположением в этой брошюре стало ее заглавие:
"Если бы Эптон Синклер был сегодня жив … он был бы поражен мясной промышленностью США".
Безусловно, Синклер был бы поражен. Его поразило бы то, как мало изменилось в этой отрасли за прошедшие сто лет, как часто там получают травмы бедные рабочие-иммигранты, и как нагло и бессовестно она лжет, сохраняя бесстрастное выражение лица.

http://uploads.ru/i/8/K/T/8KThM.jpg
Emile Wamsteker, Bloomberg / Getty Images

Несмотря на тот ущерб и вред, который по-прежнему наносится без всякой в том нужды, многое изменилось в лучшую сторону с 2001 года, когда в книжных магазинах появилась "Нация фастфуда".

Те проблемы, которые редко обсуждались в средствах массовой информации основного направления, стали неизбежными и неотвратимыми.
Это и безопасность продуктов питания, и обращение с животными, и эпидемия ожирения, и этика направленной на детей рекламы неполноценной еды, и необходимость создания новой и жизнеустойчивой сельскохозяйственной системы.

По всей стране возникло движение за правильное питание и правильную еду.
Его идеи продвигают писатели, активисты и кинорежиссеры. Книги Мэрион Нестле (Marion Nestle) "Food Politics" (Политика питания) (2002 г.), Фрэнсиса и Анны Лаппе (Frances, Anna Lappé) "Hope’s Edge" (Грань надежды) (2003 г.), Мэтью Скалли (Matthew Scully) " Dominion" (Владычество), а также многие другие печатные и телевизионные произведения в своей совокупности создают новую культуру питания в США.

Эта культура отвергает тщательно переработанные, генно-модифицированные продукты питания и промышленный подход к производству продовольствия в целом. Ее сторонники выступают за создание фермерских рынков, школьных садов и огородов, за здоровые завтраки в школах, за местное и органическое производство.

Это значительно изменило отношение американцев к еде.

Еще десять лет назад мысль об огороде на органике в Белом доме показалась бы смехотворной.

Оригинал публикации: Still a Fast-Food Nation: Eric Schlosser Reflects on 10 Years Later   http://www.thedailybeast.com/articles/2 … later.html
Перевод:  http://www.inosmi.ru/usa/20120313/188003020.html

63

Вооруженная нация: американская культура оружия изнутри
"The Christian Science Monitor", США,Патрик Джонссон (Patrik Jonsson)

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/13/1300582559/3521952234_e4c04b8fcd.jpg
© Flickr.com/GraceyGraceyGracey/cc-by-nc-sa 3.0

Почему американцы все чаще появляются с оружием в общественных местах — от парков до кампусов колледжей? Становится ли от этого страна более безопасной или наоборот?
Опершись о сосну, Шейн Газда, отец двух трехлетних близнецов, суетящихся у его ног, вспоминает свои утренние терзания: брать ли пистолет «Смит-энд-Вессон» калибра .40 на празднование Дня Сурка в городском парке «Белый олень»?

Ведь тайный пронос оружия на территорию городского парка, площади или велосипедной дорожки, бывший некогда незаконным, с 1 декабря 2011 стал абсолютно легальным. Газда, любящий пострелять по мишеням на задворках своего дома, считает, что такое невинное событие, как встреча с грызуном, может оказаться опасным, если на него придет кто-то подозрительный.

«Отчасти речь идет о том, чтобы каждый день быть готовым к катаклизму, — говорит Газда, инженер-эксплуатационщик, работающий в местной больнице. — И, честно говоря, я начал носить оружие именно для того, чтобы защитить не только себя, но и свою семью и всякого, кто будет нуждаться в помощи».

В конечном итоге, Газда оставил пистолет дома. Но такой внутренний спор характерен для все большего числа американцев, которые ведут его почти ежедневно. Через тридцать лет после того, как по стране прошли громкие акции движения за контроль над оружием, американцы ухватываются за идею хранения и ношения огнестрельного оружия с рвением, невиданным со времен мушкетов и ополчений.

Сочетание благоприятных судебных постановлений, низовой активности, традиционных страхов перед преступностью и современные озабоченности относительно правительства привело к тому, что может оказаться переломным моментом по вопросу, который всего несколько лет назад был одним из самых спорных в Америке. Права на ношение оружия расширены до такой степени, что складывается впечатление, будто сегодня фундаментальный вопрос — не «должно ли нам быть позволено носить оружие?», а «куда нам не позволено его проносить?»

Ответ: таких мест осталось довольно мало.

Ведь новый статут Северной Каролины — один из сотен новых законов, благоприятствующих владельцам оружия, которые были приняты штатами и местными властями только за последний год. Например, законодатели Миссисипи проголосовали за то, чтобы разрешить владельцам оружия, прошедшим дополнительный курс техники безопасности, скрыто проносить оружие на территорию кампусов колледжей и в суды. Штат Огайо позволил гражданам, имеющим соответствующее разрешение, скрыто проносить оружие в рестораны, бары и на спортивные арены. Закон, принятый в 2010 году в Индиане, предусматривает, что владельцы частных компаний, должны разрешать сотрудникам держать оружие в автомобилях, припаркованных на территории, принадлежащей компании. А Нью-Гэмпшир, наряду с рядом других штатов, отменил ограничения на ношение оружия в самом символическом с точки зрения политики месте — здании Палаты представителей штата.

В 2009 году в Соединенных Штатах законов, расширяющих права пользования оружием, было принято втрое больше, чем урезающих их — по словам экспертов, позже эта тенденция только усилилась. В настоящее время в сорока штатах действует правило, согласно которому каждый, кто подает заявку на разрешение скрыто носить оружие и соответствует всем требованиям, должен его получить. Вот один результат: число держателей лицензии на скрытое ношение оружия в США выросло с нескольких сотен тысяч десять лет назад до более чем шести миллионов сегодня. В некоторых районах Теннеси каждый одиннадцатый человек, встреченный вами на улице, будет либо иметь при себе оружие, либо обладать лицензией на его ношение.

«Это поразительная трансформация общества, и один из уроков, которые можно извлечь из этого, состоит в том, насколько быстро может меняться подход общества к конституционным вопросам, — говорит Гленн Рейнолдс (Glenn Reynolds), профессор права в Университете Теннеси в Ноксвилле и автор книги «Армия Давидов» (An Army of Davids). — Мышление совершило поворот, который 15 лет назад многие считали невозможным».

Разумеется, сопротивляется широкому распространению оружия прежде всего городской Север страны. Пожалуй, показательно, что мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, который не вправе избираться на второй срок и обладает состоянием в несколько миллионов, стал ведущим сторонником контроля над оружием. Озабочен вооруженностью населения и новый мэр Чикаго Рам Эмануэль (Rahm Emanuel): в прошлом месяце он предложил создать общештатовский реестр владельцев стрелкового оружия.

Но перевес в противостоянии по вопросу ношения оружия находится на стороне людей, желающих хранить винчестер дома в шкафу и право носить пистолет в кармане куртки везде. Отчасти за этим желанием стоит то, что можно назвать ментальностью «и один в поле воин». Если 20 лет назад многие люди вооружались, руководствуясь ностальгическим самоотождествлением с гражданскими армиями, то сегодня многие считают ношение оружия в общественных местах основополагающим правом и законным и даже необходимым инструментом снятия характерных для американцев опасений по поводу личной защиты.

«Люди покупают оружие, чтобы преодолеть свою тревогу, вызванную чувством отсутствия безопасности, или же эта потребность связана с их политическим ощущением свободы, но не всем близко такое понимание личной угрозы, — говорит Джоан Бербик (Joan Burbick), автор книги «Нация, бряцающая оружием» (Gun Show Nation), которая представляет собой критику американской оружейной культуры. — И если вы требуете для себя этого права в общественных местах вроде баскетбольного зала или парка, вы затрагиваете личное чувство безопасности других людей».

Как эта тяга к оружию стала столь повсеместной? И повышается ли в результате безопасность страны или наоборот?

http://uploads.ru/i/V/y/X/VyXwG.jpg

* * *

Гарнер — типичный представитель нового американского «оружейного пояса». Расположенный среди сосновых боров Северной Каролины, этот городок не является ни явно северным, ни полностью южным. Здесь живут сторонники консервативного крыла Демократической партии, 70 процентов из них — потомки янки-переселенцев.

Здесь крестьянские корни сочетаются с пригородным менталитетом, о чем свидетельствуют минивэны во дворах и ежегодная охота на пасхальные яйца. В прошлом году в парке «Белый олень» проходил национальный турнир Лиги пони по софтболу (для девочек младше 12 лет). Городок примыкает к более урбанизированному Роли, неизменно попадающему в список «лучших мест для жизни» в Америке.

Именно здесь, на периферии американского городского ренессанса, процветает движение за право ношения оружия, причем во главе «новой социальной формации» вооруженных граждан стоят, в частности, женщины, молодые профессионалы и студенты колледжей. В этот день две мамочки — Барбара Фрикмэн и Анджела Ривз — приехали со своими малышами посмотреть Мортимера, знаменитого гарнерского сурка. Обе они выражают сомнения по поводу нового закона Северной Каролины о ношении оружия в парках, но затем признают, что и сами имеют разрешение на скрытое ношение оружия.

«Когда рядом дети, оружие пугает, но если ты совершаешь ночную пробежку по аллее? Это же совсем другое дело», — говорит Фрикмэн.

Таким образом, две эти женщины представляют новый сегмент населения, настроенный преимущественно в пользу беспрепятственного ношения оружия. Большинство замужних женщин в Америке выступает за право на скрытое ношение оружия в то время, как большинство незамужних — против. В общем и целом, по данным опроса общественного мнения, проведенного Angus Reid Public Opinion, за право хранить и носить оружие выступает 85 процентов американцев. В 1991 году, по результатам опроса, проведенного Los Angeles Times, таковых было 68 процентов.

Однако американцы вовсе не едины в своем мнении. В ходе опроса Monitor/TIPP, проведенного в феврале, большинство респондентов высказало  поддержку более ограничительным законам о владении оружием. Южане, граждане в возрасте от 18 до 24 лет и с доходом от 50 до 75 тысяч долларов в год, были единственными демографическими группами, выступающими за менее ограничительные законы о владении оружием. Неудивительно, что права владения оружием пользуются более широкой поддержкой в промышленных городах и сельских районах, чем в пригородах и центральных районах городов.

Отчасти эта двойственность отражена в Гарнере, где мнения по поводу владения оружием расходятся не всегда предсказуемо. Например, Ронни Уильямс, мэр города, родился и вырос в Северной Каролине и, казалось бы, должен быть убежденным сторонником прав на оружие, но это не так.

Более того, Уильямс гордится тем, что у него никогда не было оружия. После того, как штат одобрил послабления в правилах скрытого ношения оружия, он работает с городским советом над выделением мест, в которых оружие по-прежнему запрещено.

«С одной стороны, есть дедушки и бабушки, которым не считают, что оружие следует проносить на матчи по баскетболу и бейсболу с их накалом эмоций, — говорит приветливый мэр, который, как всякий уважающий себя местный чиновник, надел по случаю Дня сурка смокинг и цилиндр. — С другой стороны, если я иду по аллее, и некие злодеи пытаются изнасиловать мою жену или девушку, я хочу иметь право ношения оружия, чтобы иметь возможность убить... их».

С другой стороны, Газда вроде бы не должен выступать за ношение оружия. Его, беженца из опасающегося «пушек» Нью-Йорка, воспитывали женщины — мама, бабушка, тетя — и никакого оружия в доме не было.

Однако, как и многие переселенцы с Севера, он приехал на юг, чтобы быть подальше от правительства, которое, как ему кажется, приписывает себе излишние полномочия. Газда живет в доме на окраине пригорода, где знак в конце дороги предупреждает о «злых собаках». Речь идет о двух золотых ретриверах, ластящихся к гостям.

На задворках дома он соорудил из отходов древесины детскую площадку. Здесь же тренируется в стрельбе. Он достает «Смит-энд-Вессон» и стреляет в цель. Звук выстрела разносится по лесу. Пистолет большой, но, благодаря высокотехнологичной рамке из композитных материалов, на удивление легкий.

«Все просто: я считаю, что это инструмент, данный мне Конституцией, — говорит Газда. — А [правительство] все время пытается этот инструмент у меня отобрать».

Газда купил свой первый пистолет пять лет назад, когда получил разрешение на скрытое ношение оружия, но признается, что после избрания президентом Барака Обамы приобрел еще несколько, опасаясь, что администрация попытается ограничить права на ношение оружия.

Он указывает на то, что общее снижение числа насильственных преступлений не означает, что страна перестала быть опасной. Однажды, когда он оставил оружие дома, к нему пристал владелец магазинчика, отказавшийся пустить двух его детей в туалет. «Я почувствовал угрозу и с тех пор всегда беру его с собой, когда путешествую с семьей».

Страх за личную безопасность является основной причиной, по которой многие люди хотят иметь возможность владеть оружием и носить его при себе. Некоторые считают себя своего рода самозваными семейными констеблями.

* * *

«Происходит своего рода возрождение культа Второй поправки, связанное с западным индивидуализмом, свободой от принуждения... свободой передвижения и отсутствием необходимости объяснять свои дела другим, — говорит Брайан Энс Патрик (Brian Anse Patrick), профессор Университета Толедо и автор книги «Возвышение анти-медиа» (Rise of the Anti-Media), в которой документируется давление, подспудно оказываемое движением за расширение прав владения оружием. — Возможно, они считают, что Вашингтон им не друг и уверены, что бюрократы действуют против их права на владение оружием. Но речь идет не столько о сопротивлении государственной власти, сколько о семье: «Я хочу иметь возможность защитить себя, я хочу иметь право путешествовать и быть свободным от страха, и маленькая штучка калибра .38 помогает мне этого добиться».

Однако есть во всем этом и небольшой вызов правительству. «Демократическая партия во многих отношениях вложила слишком большие инвестиции в закон о контроле над оружием, и это объясняет негативную ответную реакцию со стороны охотников и тех, кто имеет законные причины чувствовать себя в недостаточной безопасности, и желает владеть оружием, — говорит Сэнфорд Левинсон (Sanford Levinson), профессор конституционного права Университета Техаса и эксперт по Второй поправке. «Но важнее то, чем уже 25 лет занимается Республиканская партия — фактически делегитимизирует федеральное правительство и заставляет людей чувствовать, что оно не просто некомпетентно, но и, скорее всего, настроено против них и, возможно, даже движется в сторону тирании».

Теракты 11 сентября укрепили убежденность многих американцев в том, что в обществе исподволь действуют темные силы, от которых люди должны защищаться. Хотя общий уровень насильственных преступлений снижается, недавний опрос Rasmussen Reports показал, что 72 процента американцев, чувствуют, что в ближайшем будущем число преступлений, совершаемых в их районе, вырастет. Некоторые эксперты считают, что эта смутная тревога отражается в популярности фильмов и телепередач на тему зомби и прочего. Мрачное настроение уловили производители боеприпасов, один из которых пытается воспользоваться духом времени, продавая серию патронов под названием «Зомби Макс».

Еще одной причиной того, что сегодняшняя Америка все больше вооружается, является Пол Вэлоун (Paul Valone). В 1994 году Вэлоун, пилот гражданской авиации, наблюдал по телеканалу C-SPAN за тем, как законодатели пытаются продавить в Конгрессе запрет на ношение оружия. Возмутившись, он начал связываться с различными группами в защиту прав на оружие, чтобы выяснить, что можно предпринять. Разочарованный их реакцией, он, в конечном итоге, создал собственную группу Grass Roots North Carolina («Низы Северной Каролины»), которая со временем превратилась в мощную лоббистскую силу штата.

Хотя многие полагают, что расширение прав на ношение оружия связано с влиянием Национальной стрелковой ассоциации, которая действительно остается мощной политической силой в Вашингтоне и многих частях страны, другие считают, что ход дебатов меняет эффективность более мелких и зачастую более бескомпромиссных групп вроде той, что основана Вэлоуном. Многими из них заведует горстка энтузиастов, которые распространяют свои идеи, часто весьма резкие, посредством брошюр, блогов и массовых рассылок по электронной почте.

Например, именно группа Вэлоуна написала значительную часть текста недавно принятого закона штата о ношении оружия, а ранее — более общий статус о скрытом ношении. Когда в 2001 году на рассмотрение законодательного собрания штата был вынесен законопроект об ужесточении правил хранения оружия дома, «Низы Северной Каролины» способствовали ее разгрому, назвав предлагаемые меры «законом о защите насильников».

В настоящее время группа добивается расширения закона о скрытом ношении оружия так, чтобы граждане могли проносить оружие в рестораны. Кроме того, она в судебном порядке пытается ограничить полномочия властей по приостановлению действия разрешений на скрытое ношение оружия в период официально объявленного чрезвычайного положения. Этот иск связан с инцидентом, происшедшим в Северной Каролине несколько лет назад, когда в преддверии снежной бури был введен временный запрет на ношение оружия из опасений того, что в условиях кризиса у людей возникнет соблазн решить проблемы при помощи пистолета.

В 2010 году губернатор-демократ Бев Пердю (Bev Perdue) ввела аналогичный запрет на ношение оружия в общественных местах накануне урагана «Эрл», который совпал с сезоном охоты. «Низы Северной Каролины» утверждают, что она превратила 11 000 охотников на голубей в преступников.

«Людям нравятся простые объяснения: мол, это оружейное лобби отрабатывает свои деньги, но, на самом деле, речь идет о крестьянах с вилами, — говорит Вэлоун. — Мы были движением чаепития еще до того, как движение чаепития вошло в моду».

Если Вэлоун и другие поборники прав на оружие говорят об армии «мирных граждан», пользуясь термином, позаимствованным у Сэма Адамса, то критики считают это романтизированным видением вооруженного — и опасного — населения. По их мнению, американцы должны быть способны решать проблемы, не прибегая к помощи пистолета.

«Вы идете от самообороны к политической свободе. И каждый шаг по расширению прав на владение оружием приносит победу политической свободе. Это уравнение составлено опрометчиво, — говорит Бербик, изучающая проблемы культуры и политики в Университете штата Вашингтон в Пуллмане. — Оно простое, прямолинейное, но, похоже, никто не способен проверить его точность. Поэтому вместо того, чтобы финансировать городские парки на таком уровне, чтобы можно было управлять развитием среды и ее обитателей, предлагается очень близорукое, но непосредственное решение, то есть взять в руки оружие».

* * *

На самом деле, это решение необязательно простое и непосредственное. В Гарнере без теодолита не определишь, куда можно идти с оружием, а куда — нельзя. После того, как был принят закон, разрешающий скрытое ношение оружия, местные чиновники начали очерчивать места, в которые они не хотят допускать граждан с пистолетами.

Например, в парке «Белый олень» владельцы разрешений могут скрыто проносить оружие почти везде за исключением небольшого центра природы и детской площадки, помеченных (более или менее) заметной грядой мульчи. Городской совет Гарнера объявил незаконным пронос оружия на территорию спортивных залов, бейсбольных площадок и прочих общественных зон. Постановлением муниципалитета большая часть таких зон четко обозначена знаками и подробной разметкой.

Другие города Северной Каролины, в том числе Роли и Уинстон-Сейлем, выделили подобные зоны более абстрактно, запретив, например, пронос оружия на все детские площадки и спортивные объекты. Группа Вэлоуна намерена добиться изменения этой ситуации.

Это лоскутное одеяло из зон, куда разрешается и запрещается проносить оружие, служит метафорой эволюции законов многих штатов об оружии — от согласованных инициатив по полному запрету из принципиальных соображений до позиции: ладно, можете его носить, в том числе в общественных местах, но только не в этих четко очерченных зонах. За сорок лет страна изменилась довольно сильно.

В 1960-е и 1970-е мощное движение за контроль над оружием сформировалось на волне опасений по поводу городской преступности. Частые волнения, убийство Мартина Лютера Кинга и Роберта Кеннеди, а затем — покушение на президента Рейгана усилили озабоченности в связи с распространением оружия. Другие громкие преступления, в том числе убийство пяти детей в Стоктоне, Калифорния, в 1989 году, и четверых федеральных агентов при осаде Уэйко в Техасе в 1993 году, переключили внимание, в частности, на штурмовое оружие.

За этим последовала целая серия федеральных законов — ограничения на торговлю винтовками по почте в 1968 году, запрет пуль с тефлоновым покрытием в 1984 году, закон о создании «школьных зон, свободных от наркотиков» в 1990 году, предусматривавший жесткие наказания за пронос оружия в такие зоны, и запрет штурмового оружия в 1994 году. Большинство наблюдателей считает, что запрет штурмового оружия, срок действия которого истек, что примечательно, в 2004 году, стал символическим завершением дуги контроля над оружием.

Волнения в городах и убийства 60-х и 70-х «положили начало магическому мышлению, согласно которому оружие — это зло, а запрет оружия равносилен запрету зла, — говорит Гленн Рейнолдс из Университета Теннеси. — Но по мере забывания об этих психологических травмах, на место которых приходили новые, мы как бы вернулись к норме и... традиции».

Движение сторонников беспрепятственного ношения оружия продолжало шириться, чему отчасти способствовали благоприятные по отношению к ним вердикты судов и научные работы. В 1989 году профессор права Левинсон из Техаса написал примечательное эссе для Yale Law Review, в котором постулировал, что участие граждан в системе власти может распространяться на Вторую поправку.

Левинсона особо интересовал вопрос о том, «[должны] ли рядовые граждане участвовать в процессе обеспечения соблюдения законности и защите свободы вместо того, чтобы полагаться на профессиональных миротворцев, называем ли мы их регулярной армией или полицией». Активисты движения за беспрепятственное ношение оружия считают публикацию этого эссе переломным моментом в дебатах об оружии, поскольку оно стало одной из первых попыток критического анализа Второй поправки либеральным ученым-юристом.

Два относительно недавних решения Верховного суда — Округ Колумбия против Хеллера (2008) и Макдональд против Чикаго (2010) — подкрепили конституционное право американцев на владение оружием в целях самообороны.

Между тем, законы в пользу владельцев оружия принимались и в законодательных собраниях штатов. В 1987 году Флорида приняла первый в стране закон о скрытом ношении оружия, предполагавший выдачу властями штата разрешения на скрытое ношение оружия в общественных местах каждому гражданину, выполняющему набор требований.

Эти законы разнятся по штатам, но включают в себя такие положения, как уплата сбора за лицензию, прохождение учебного курса, снятие отпечатков пальцев и отсутствие судимостей. Сегодня подобные законы существуют в сорока из пятидесяти штатов, причем четыре из них (Аляска, Аризона, Вермонт, Вайоминг) вовсе не требуют разрешения на скрытое ношение оружия.

Другие законы, принятые в разных штатах, варьируют от расширения «доктрины замка», распространяя право на использование оружия для защиты дома на двор, катер или рабочее место, до возвращения права на ношения оружия лицам, ранее осужденным за ненасильственные преступления.

Даже президент Обама, которого НСА долго считала врагом Второй поправки, нехотя подчиняется требованиям борцов за свободу ношения оружия. В 2009 году он подписал закон — бывший, вероятно, частью компромиссного законопроекта о бюджете, — который впервые разрешил гражданам скрыто проносить оружие в национальные парки. Это совпало по времени с опасениями по поводу разгула преступности на ведущих спортплощадках страны.

Разумеется, не все законы столь благоприятны для поборников беспрепятственного ношения оружия. В частности, мэр Блумберг пытается осложнить процесс покупки оружия на выставках, которые, по его словам, способствуют росту насильственных преступлений в городах Америки. Другие города, такие как Вашингтон и Чикаго, попытались обойти недавние постановления Верховного суда, фактически запретив оружие иными способами — например, посредством зонирования или введения сложных законов о лицензировании.

* * *

За распространением менее ограничительных законов — и самого оружия — стоит вопрос, старый как кремневое ружье: Становится ли общество более безопасным благодаря массовому владению оружием или наоборот?

Оба лагеря предлагают свою статистику. Критики давно озабочены тем, что законы о скрытом ношении оружия приведут к решению заурядных споров при помощи пули, особенно если пистолет окажется не в тех руках.

В декабре New York Times изучила, сколько владельцев разрешения на скрытое ношения оружия из Северной Каролины в прошлом совершали преступления. Оказалось, что из 260 000 человек примерно 2 600 совершили по крайней мере одно правонарушение, не связанное с вождением автомобиля, а 200 совершили тяжкое уголовное преступление, из них 10 были осуждены за непредумышленное или предумышленное убийство.

Это примерно 1 процент всех держателей разрешений, но критикам смысл происходящего был очевиден: право на скрытое ношение оружия в общественных местах дается не только «мирным гражданам», и вовсе неочевидно, что штат в состоянии отобрать лицензию после того, как ее держатель совершит преступление.

Между тем, как показало исследование Центра политики в отношении насилия (Violence Policy Center), выступающего за контроль над оружием, в 2007-2009 годах держатели лицензий на скрытое ношение застрелили на территории США 117 человек, в том числе девять сотрудников правоохранительных органов. Но исследование, проведенное Гэри Клеком (Gary Kleck), криминологом из Университета штата Флорида в Талахасси, выявило, что более 2,5 миллионов раз в год оружие используется в оборонительных целях для предотвращения преступлений — от угрозы физическим насилием до изнасилований и краж со взломом — и это ни влечет за собой ни гибели людей, ни увечий.

Более того, число смертей от применения оружия в США сокращается, несмотря даже на то, что в общественные места проносится все больше стволов. Федеральная статистика показывает, что в 2005-2009 годах число убийств, совершенных с использованием оружия, упало с 10 158 до 9 146 в год. В тот же самый период число убийств, совершенных в целях самообороны, выросло со 196 до 261.

Проанализировав многочисленные исследования на эту тему, газета Chronicle of Higher Education пришла недавно к такому выводу: «Теперь ни один ученый не может утверждать, что легализация скрытого ношения оружия ведет к значительному росту преступности».

Однако мнение какого-то криминолога о том, какое воздействие на общество оказывает распространенность ношения оружия, не имеет особого значения для многих жителей Гарнера и других мест. Большинство не оглядывается на стерильную статистику, чтобы решить, нужно им носить оружие или нет. Речь идет о том, что позволяет им чувствовать себя в безопасности.

* * *

Для Джо Биннса это означает, что у него под курткой не должно быть кольта калибра .45. Бывший пенсильванский шахтер, а ныне пенсионер, проводящий зиму в Гарнере, Биннс считает, что все оружие — даже охотничьи ружья — должно храниться под замком в местном полицейском участке. Хочешь поохотиться на оленей или индеек — иди в отделение и бери свой браунинг или спрингфилд.

«Оружие повсюду — это же смешно, — говорит он. — Возникли проблемы — вызывай полицию».

Многие с ним категорически не согласятся, в том числе Газда, хотя не все решатся сказать об этом вслух.

Майк Тили, владелец оружейного магазина и стрельбища в Ралли, организующий сертификационные курсы, говорит, что курс «скрытое ношение оружия» стал настолько популярен, что проводить занятия приходится в соседнем конференц-зале.

По его словам, многие слушатели приезжают из соседних районов, в том числе и из либерального Чэпел-Хилла. Многое проясняет ответ на его вопрос, почему они не ходят на курсы у себя.

«Они не хотят, чтобы об этом знали родные или соседи, — говорит он. — Ношение оружия по-прежнему вызывает тревогу: многие по сей день твердо убеждены, что оружие — это зло».
   
Оригинал публикации: Gun nation: Inside America's gun-carry culture    http://www.csmonitor.com/USA/Society/20 … ry-culture
Перевод: http://rus.ruvr.ru/2012_03_13/68375117/

64

Показатель интеллекта президентов
"Русская Америка", США,Eвсей Неймотин

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/14/1300374189/4_in_1933.jpg

У демократов IQ значительно выше, чем у республиканцев
Небольшое пояснение: содержание одного умственно отсталого человека обходится для США приблизительно в 1 миллион долларов за человеческую жизнь. И это – дополнительная сумма к расходам всех правительственных программ. Давайте попробуем исследовать IQ людей, которые управляют страной.
Начнем с американских президентов.

Отчет, опубликованный (в конце февраля 2007), Институтом Ловенштейна в Скрантоне, Пенсильвания, детализировал свои результаты четырехмесячного исследования коэффициента умственного развития президента Джорджа У. Буша. Институт Ловенштейна в целях образовательного просвещения издает с 1973 года  исследования о каждом новом президенте, включая известный отчет об IQ. За прошедшие 50 лет оценивались на основе академических достижений двенадцать президентов от Франклина Рузвельта до Джорджа Буша младшего.

Оценка производилась по следующим показателям:

1. Составление докладов без помощи советников.

2. Способность говорить четко и ясно, включая несколько других психологических факторов, которые суммируются по системе Свенсон/Крэйн.

Исследование определило следующие IQ каждого президента (с допустимой погрешностью в 5%).
Таким образом выглядит таблица оценки IQ. В скобках представлена принадлежность к партии: Д – демократ, Р – республиканец.

182 – Уильям Джефферсон Клинтон (Д)

175 – Джеймс Эрл Картер (Д)

174 – Джон Фицджеральд Кеннеди (Д)

155 – Ричард Милхус Никсон (Р)

147 – Франклин Делано Рузвельт (Д)

132 – Гарри С. Трумэн (Д)

126 – Линдон Бэйнс Джонсон (Д)

122 – Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (Р)

121 – Джеральд Р. Форд (Р)

105 – Рональд Уилсон Рейган (Р)

098 – Джордж Герберт Уокер Буш-старший (Р)

091 – Джордж Уокер Буш-младший (Р)

За прошедшие 50 лет у шести республиканских президентов был средний IQ 115.5 (самый высокий показатель у президента Никсона – 155. Президент Джордж У. Буш был оценен с самым низким IQ – 91). У шести президентов-демократов прошлых 50 лет был средний IQ 156 (самый высокий у президента Клинтона – 182, самый низкий – 126 у президента Линдона Б. Джонсона). По данным, опубликованным канцелярией президента Картера, IQ данного президента оценивался в 176. Институт оценил этот показатель чуть ниже – в 175.

Среди комментариев, сделанных относительно определенного тестирования президента Буша-младшего, были отмечены его низкие оценки, выставленные за ограниченное использование английского языка в публичных выступлениях – 6 500 слов для Буша против среднего числа 11 000 слов для других президентов; отсутствие каких-либо академических достижений, кроме полученной степени MБA, и отсутствие любого собрания произведений, которое могло быть изучено на интеллектуальной основе.

Полный текст доклада документирует методы и процедуры для выставления оценок IQ, включая глубину структуры предложения и голосового анализа уверенности интонации. «Все президенты до Джорджа У. Буша написали хотя бы одну книгу, и почти все президенты написали несколько профессиональных работ во время их учебы или ранней карьеры», – отметил доктор Ловенштайн. «У Буша-младшего нет никаких изданных работ или писем, которые повлияли бы на его рейтинг. Нам пришлось в основном опираться на расшифровки стенограмм его неподготовленных общественных выступлений».

Среднее число IQ президентов выше среднего IQ населения (100).

Согласно этой оценкe, мы можем предположить, что IQ главы демократической страны должен быть на 2.4 стандартных погрешностей выше среднего IQ населения.

Мы можем предположить, что эти расчеты уместны для внутреннего пользования, как показатель возможности успешного управления. На международном уровне эти показатели должны быть взяты в качестве абсолютных величин. Из-за различных видов международных переговоров в расчет принимается абсолютный умственный потенциал.

Сказанное не относится к африканским странам с очень низким IQ населения. Например, есть страны, такие как Сьерра-Леоне, где нет достаточно высокого умственного потенциала для управления страной. Население в Серра-Леоне – 5 245 696. Средний IQ – 64.

Если стандартная погрешность равна 15, тогда число людей за пределами 5 стандартных погрешностей будет равняться: 5245696/1744278=3.0, или только 3/2=1 человек имеет IQ выше чем 64+5X15=139. Таким образом, нет необходимого потенциала для управления страной. Рассмотрим Экваториальную Гвинею. Население 650 702. Средний IQ=59. Число людей за пределами 4-x стандартных погрешностей (650702/15787=41), или только 41/2=20 человек имеют IQ выше чем 59+4X15=119. Снова недостаточно для управления страной.

Ирония ситуации в том, что самые умные президенты Америки ответственны за самые неудачные результаты правления страной.

1. Клинтон, IQ=182. Пагубный мирный договор для Израиля.

2. Картер, IQ=175. Нарушенный мировой порядок. Заменa Шаха Мухаммеда Рису Пехлеви (Тиран) аятоллой Хомейни явилaсь самым разрушительным актом в деле мира для США и всего мирового сообщества.

3. Кеннеди, IQ=174.

4. Никсон, IQ=155. Был привлечен к ответственности.

5. Рузвельт, IQ=147. Усугубил Великую депрессию, назначив правительство нанимателем последней инстанции в управлении общественными работами.

6. Трумэн, IQ=132.

Самые умные президенты попытались изменить человеческую натуру и явили миру самые плачевные результаты. Менее умные люди, как Рейган, пробовали простые вещи и были успешны в созидании.

Необходимо упомянуть, что многие богатые люди симулируют либеральность, потому что это, как полагают, «хорошо». Таким образом, самые богатые люди – либералы по-американски, обладая большими деньгами, способны к победе на выборах.

Русская Америка  http://www.therussianamerica.com/web_NE … es/9523/1/

65

Оборонная дилемма США
"International Herald Tribune", США,Пол Кеннеди (Paul Kennedy)

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/16/1300330093/3981333191_7a6b745a80_o.jpg

Великие стратеги прошлого — от римлян и Вильгельма Завоевателя до Бисмарка — знали, где следует остановиться. Знаем ли мы?
Существуют две диаметрально противоположные трактовки заявления президента Обамы, с которым он выступил в Пентагоне в начале года. Речь шла о планах по значительному сокращению оборонного бюджета США и, таким образом, общего размера вооруженных сил страны.

Первая трактовка — «это рациональный экономический подход». Сокращение военных расходов было естественным и предсказуемым. С учетом нынешнего федерального дефицита весьма справедливо, чтобы военные взяли на свои плечи часть бремени мер жесткой экономии. Действительно, после того как политики не сумели договориться о снижении расходов по конкретным статьям, Конгресс ввел в действие механизм автоматического сокращения федеральных расходов, 50 процентов которого должно прийтись на вооруженные силы. Избежать этого не удастся.

Более того, мы, безусловно, могли бы ожидать снижения военных расходов в связи с тем, что иракская кампания окончена (как опасаются некоторые, под лозунгом «Задача недовыполнена»), а вооруженные силы США фактически признали безнадежность миссии, призванной нести мир и демократию неуправляемым племенам Гиндукуша.

Две эти кампании привели к необходимому масштабному расширению военного присутствия, причем дополнительные средства выделялись не только на увеличение численности контингентов, но и на размещение дополнительных сил артиллерии, на топливо, вертолеты и так далее. Возможно, завершение боевых операций также позволит порвать с сомнительной бюджетной практикой, когда нам говорят, что стоимость «активных операций» проходит особой строкой и дополняет стандартный бюджет Пентагона — эта уловка еще никого не ввела в заблуждение.

Иная точка зрения состоит в том, что сокращение расходов на оборону станет катастрофой в непредсказуемом и неспокойном мире. И не только для Соединенных Штатов, но и для многих их друзей и союзников, которые — пожалуй, уже слишком привычно — рассчитывают на то, что Вашингтон обеспечит им оборонный зонтик, пока они сосредоточиваются на инвестициях в собственную экономику и социальные программы.

Хотя сокращение бюджета в США может быть растянуто на несколько лет, то же самое мировоззрение, основанное на постепенности и компромиссе, проникнет и в сферу закупок вооружений. Программы создания новых самолетов, подводных лодок и систем слежения — стоимость которых уже неконтролируемо растет — будут поражены этой второй силой: реальным и неуклонным долгосрочным сокращением сумм. Более того, вооруженные силы, как и правительства государств, имеют дело с фиксированными издержками, крупнейшими из которых могут быть пенсии для военных и расходы на здравоохранение.

Что если Россия Владимира Путина начнет оказывать давление на своих нервных соседей? Что если Египет будет ввергнут в хаос? Что если Иран — или Израиль — начнет ракетно-ядерную войну? Что, если Иран заблокирует Ормузский пролив? Что если произойдет эскалация тлеющего конфликта между Пакистаном и Индией? Что если северокорейский режим рухнет или нападет на Южную Корею? И самое главное: что если Китай начнет агрессию против Тайваня или в Южно-Китайском море? Неужели именно сейчас Америка должна сигнализировать о готовности к существенному долгосрочному сокращению расходов на оборону?

Обе эти позиции законны и совершенно осмысленны. Необходимо обсуждать их честно и разумно, не пускаясь в эмоции. К сожалению, в Соединенных Штатах, по всей видимости, немного людей, разбирающихся в вопросах большой стратегии, и нам не помогают ни безнадежный «Четырехлетний план развития вооруженных сил», ни конгрессмены, интерес которых, похоже, подогревается только перспективами занятости в военно-промышленном секторе в их избирательных округах.

Поэтому здесь на ваш суд выносятся две связанные друг с другом мысли.

Первая состоит в том, что Соединенные Штаты, возможно, просто возвращаются на свое «естественное» место в мире после почти 70 лет необычного и искусственного господства, обретенного после 1945 года.
В конце концов, явно абсурдно полагать, что на долю одного государства, представляющего 4,5 процента населения земного шара и около 20 процентов мирового объема производства, должна приходиться почти половина мировых военных расходов — из года в год, из десятилетия в десятилетие. Статистика глобальных военных расходов разоблачает все секреты: Китай и ряд других стран Азии наращивают расходы на оборону двузначными числами в процентном соотношении. Америка пытается сохранить свою эффективность в мире, урезая финансирование вооруженных сил. Европа безнадежна. Кто еще входит в расчет?

Америка просто ужимается до своих нормальных размеров, невзирая на все напыщенные и глупые заявления кандидатов в президенты от республиканцев и популярные книги вроде «А ведь когда-то это были мы: Как Америка отстала от созданного ею мира и как мы можем вернуться на прежние позиции» Тома Фридмана и Майкла Мэнделбаума. Никуда мы не возвращаемся — по крайней мере, не во времена Трумэна и Эйзенхауэра; мир ушел далеко вперед.

Вторая идея следует за первой и является еще более отрезвляющей . Сворачивая невыполнимую задачу в Афганистане, Америка настаивает, что будет выполнять все остальные обязательства, повсюду.
Она намерена продолжать играть важную роль на Ближнем Востоке.
Она намерена и впредь поддерживать Израиль, Саудовскую Аравию и государства Персидского залива.
Она намерена продолжать сдерживание Ирана.
Она сохраняет свои обязательства перед Западной Европой, равно как и Южной Кореей, Тайванем, Австралией и, возможно, Индонезией.

Многие другие государства поспешат быть включенными в этот список, и администрациям — как демократов, так и республиканцев — трудно им отказать. Может быть, Америке пора отвернуться от острова Вознесения? (Нет, там расположена важная авиабаза). От Руанды? (А что скажут наши сердобольные рок-звезды?) От Британской территории в Индийском океане? (Нет, там у нас важный узел морских перевозок).
Все это вызывает тревогу. Все великие стратеги прошлого — римляне, Вильгельм Завоеватель, Отто фон Бисмарк — знали, где следует остановиться. Знаем ли мы?

В 1892 году лорд Солсбери, мудрейший из государственных мужей поздневикторианской эпохи, читая конфиденциальные отчеты, был встревожен памятной запиской от руководителей британской военно-морской и армейской разведки, в которой утверждалось, что ответить на нападение России на Османскую империю путем направления флота через Дарданеллы уже не удастся. Как он отмечал в своем меморандуме, британская политика более ста лет исходила из того, что британские силы могут прорваться через проливы в Черное море. По его словам, это расхождение между политическими и военными целями «вызовет растерянность всех, кто нам доверяет, и бесконечно дискредитирует нас самих».

Политический вывод Солсбери был таким: постепенно сворачивать обязательства перед Константинополем и продолжать наращивать британское влияние в Египте — он был реалистом.

Похоже, сегодня у нас нет людей, подобных Солсбери. Был ли в политическом мире Вашингтона после Киссинджера и, возможно, команды президента Буша-старшего, хоть один человек, способный мыслить категориями стратегии высшего порядка? Мы подчеркиваем, что верны своим обязательствам повсюду — от Демилитаризованной зоны [на Корейском полуострове — прим. пер.] до Бахрейна. Но у нас нет мировой стратегии. Предлагаю ради расширения кругозора почитать на выходных меморандум Солсбери 1892 года.

Пол Кеннеди — профессор истории и директор исследований в области международной безопасности Йельского университета, автор множества книг, в том числе «Восход и закат великих держав» (The Rise and Fall of the Great Powers)

Оригинал публикации: The U.S. defense dilemma   http://global.nytimes.com/?iht/
Перевод:  http://rus.ruvr.ru/2012_03_16/68646079/

66

Число антиправительственных и экстремистских групп в США бьёт все рекорды
Источник   http://www.huffingtonpost.com/brian-lev … 31318.html
перевод для mixednews – molten

http://uploads.ru/i/g/q/E/gqEd2.jpg

Согласно отчёту за 2011 год от Южного центра обеспечения контроля законности (общественная неправительственная организация; прим. mixednews) выпущенному на днях, число групп ненависти и экстремистских групп, руководствующихся риторикой антиправительственного радикализма в 2011 году находилось на самом высоком за всё время наблюдений уровне.

Показатели 2011 года представляют собой рост одиннадцатый год подряд и самый высокий показатель с начала отслеживания Центром групп ненависти в 1980 году. В 2000 году в стране существовало лишь 602 таких группы, тогда как в 2011 году число таких групп достигло 1018-и.

Возможно, ещё более тревожащим, чем небольшой, но устойчивый рост таких групп, за несколько последних лет является параболический рост антиправительственных «патриотических» групп ополчения. Количество таких групп, которых отделяют от групп ненависти, с 2010 по 2011 год выросло на 55 процентов – с 824 до 1274-х. В 2008 году таких групп насчитывалось лишь 149, а уже в 2009 году их число выросло до 512-и.

Центр и другие аналитики связывают этот рост со всё более ширящимся недовольством ролью правительства а также гневом, обращённым в сторону Обамы. Несмотря на воинственную риторику и рост числа экстремистских групп, за редким исключением рост фактического насилия со стороны экстремистских групп не наблюдается.

Однако аналитики всё больше обеспокоены такими фактора, как:

1. Устойчивый поток неудавшихся заговоров

2. Несколько произвольных бурных стычек с полицией

3. Быстрый рост групп

4. Ширящиеся политические, экономические и социальные проблемы

http://uploads.ru/i/d/0/g/d0gOf.jpg

Кроме Южного центра обеспечения контроля законности, такие правительственные агентства как Департамент национальной безопасности и ФБР всё более обеспокоены угрозой со стороны антиправительственных радикалов, называющихся «суверенными гражданами».

По словам автора книги об экстремизме и бывшего аналитика ДНБ Дэрила Джонсона, «Суверенные граждане относятся к антиправительственному движению, которое считает, что правительство нелегитимно, и не имеет над ними власти».
Он объясняет, «движение суверенных граждан активно использует ипотечный кризис и изъятие жилья и предлагает отчаявшимся людям мошеннические схемы избавления от долгового бремени».

Эта подгруппа, по оценкам, по всей стране насчитывает от 100 до 300 тысяч граждан. Хотя многие хорошо вооружены, а кое-кто имеет уголовное прошлое, по большей части, движение не является насильственным. Тем не менее, в отчёте ФБР от 2010 года, в частности, отмечается:

Угроза, исходящая от движения суверенных граждан скорее всего будет расти, подпитываемое по всей стране интернетом, экономическим спадом, и семинарами, проводимыми по всей стране, где распространяется их идеология и рассказывается, как люди могут ликвидировать свои задолженности путём мошеннических схем.

По мере роста числа суверенных граждан, растёт и вероятность контакта с правоохранительными органами, и таким образом опасности того, что эти инциденты обернутся насилием.

http://mixednews.ru/archives/15949

67

США: от иллюзорной демократии к реальной диктатуре?
Владимир НЕСТЕРОВ  24.03.2012

http://www.fondsk.ru/images/news/2012/03/24/n13451.jpg
16 марта в США произошло событие, которое заслуживает особого внимания.
Речь идет о распоряжении Белого дома под названием «Готовность ресурсов национальной обороны».
Документ предусматривает, что в случае войны или чрезвычайной обстановки в стране президент США и его администрация получают практически неограниченные полномочия в осуществлении жесткого контроля над всеми проявлениями жизни общества и государства.

Промышленность, сельское хозяйство, энергетика, транспорт, оборона и строительство, водные ресурсы, учреждения здравоохранения, продовольствие – всем этим президент, в случае национального кризиса, может распоряжаться единовластно и по собственному усмотрению. Конгресс в таком случае оказывается пятым колесом в телеге (или арбе?) Барака Обамы, а пресловутое «гражданское общество», поощрять которое в других странах так любит Хиллари Клинтон, как и Конституция США, отменяются за ненадобностью.

«Соединенные Штаты должны иметь промышленную и техническую базу, способную отвечать требованиям национальной обороны и способную вносить свой вклад в техническое превосходство военной техники в мирное время и в период чрезвычайного положения в стране. Внутренняя промышленная и техническая база является основой готовности национальной обороны. Предоставляемые этим законодательным актом полномочия должны использоваться для укрепления этой базы и для обеспечения ее способности отвечать потребностям национальной обороны США», - говорится в подписанном Бараком Обамой документе.

Теперь Обама, если сочтет нужным, может ввести в стране военное положение, а сам обрести функции диктатора. Последний раз нечто подобное случилось во времена Франклина Делано Рузвельта. В конце мая 1941 года Рузвельт объявил бессрочное чрезвычайное положение. Тогда уже шла мировая война, вступление в неё Америки было только вопросом времени, а в Конгрессе изоляционисты торпедировали все резолюции, направленные на усиление помощи Великобритании и охрану судоходства в Северной Атлантике. Президента не устраивали дальнейшие проволочки с переводом экономики на военные рельсы и обузданием «вольницы» в Конгрессе, и Рузвельт решился на «чрезвычайку».

Однако что толкнуло на подобный шаг Барака Обаму, да еще в год президентских выборов?!

Карт-бланш в создании авторитарного государства?
Обозреватель газеты «Washington Times» и президент Института Эдмунда Берка Джеффри Кунер пишет, что «это распоряжение является прямым посягательством на личные свободы, на права на частную собственность и на власть закона». По его мнению, «исполнительная власть нагло присваивает полномочия вопреки положениям Конституции, даже не спрашивая разрешения Конгресса. Это распоряжение дает Обаме карт-бланш в создании централизованного авторитарного государства». И вообще, заявляет маститый консерватор-республиканец, «такой закон логичнее было бы искать где-нибудь в Венесуэле или в России Владимира Путина».

Словом, большой привет Немцовым, Каспаровым и всем остальным любителям Болотной площади и Вашингтона. Ибо как раз в России Владимира Путина подобное распоряжение, отменяющее Думу, да и саму площадь, на которой резвятся туземные либералы, немыслимо, а вот в Америке – в самый раз. То есть снова надо бежать к послу Макфолу советоваться, как быть. Может, теперь надо уже не «демократию» защищать, а требовать диктатуру?!

Джеффри Кунер считает, что «фоном для этого исполнительного распоряжения стало надвигающееся сражение с Ираном». Мол, «администрация заявляет, что "окно дипломатии закрывается"». Министр обороны Леон Панетта предупреждает Тегеран, что "возможны любые варианты", включая военную интервенцию. «Обама подчеркивает, что его терпению приходит конец. Он обещает, что Иран не получит атомную бомбу. Обаме нужно еще несколько месяцев санкций и международной изоляции, чтобы поставить аятолл на колени. Однако сигнал ясен и понятен: Обама готов к нанесению сокрушительных ударов по иранским ядерным объектам».

Однако только ли в Иране дело? В конце концов, дважды воевали в Ираке, продолжается бойня в Афганистане и как-то обходились без подобных документов. К тому же затевать войну с Ираном до выборов – немалый риск. Общество устало от войны в Афганистане, а потери в Иране, случись война, наверняка окажутся существенными.

А что если президент США постарался заполучить чрезвычайные полномочия в преддверии крупных внутренних волнений? Волнения в США могут возникнуть в результате крупной войны. В данном случае с Ираном.

Есть ли сегодня предпосылки для дестабилизации внутренней ситуации? В последние недели немало говорится о появлении признаков восстановления экономики США, но в таких случаях обычно меняется политика Федеральной резервной системы (ФРС). Экономическое оживление вызывает активность инвесторов, растет спрос на кредиты, увеличивается процентная ставка. Однако в США мы сегодня этого не видим.

ФРС не будет торопиться со сменой курса денежно-кредитной политики, включая повышение процентных ставок, дал понять на днях Бен Бернанке. Следовательно, существенных перемен к лучшему в американской экономике пока ждать не следует.

Общество против системы
Между тем, согласно опросу Absolute Strategy Research, две трети американцев трудоспособного возраста считают, что американская экономическая модель потерпела крах. Примечательно, что такая оценка не зависит ни от возраста, ни от пола, ни от материального положения респондентов. Основная претензия — отсутствие социальной справедливости. Лишь 20% респондентов полагают, что доходы и благосостояние распределяются честно. Большинство опрошенных заявили, что американская система не обеспечивает равные возможности для всех и не вознаграждает людей за их тяжелый труд.

Не хотят граждане США в эту модель и вкладываться. Даже в пик глобального кризиса, в 2009 году, желающих вкладываться в рискованные активы и осторожных было примерно поровну: 37% и 40% соответственно. Сейчас же готовых рисковать оказалось на 17% меньше, чем осторожных. По словам авторов исследования, такой настрой населения может негативно сказаться на финансовой системе страны, находящейся в сильной зависимости от подобных инвестиций.

Самое любопытное, что не склонна более рисковать и молодежь. За последние 30 лет вероятность переезда молодых американцев упала более чем на 40%. По данным Pew Research, количество молодых американцев, живущих дома с родителями, за 1980–2008 годы удвоилось, что ранее для Америки было крайне нехарактерным. Если в начале 80-х годов 80% восемнадцатилетних уже обладали водительскими правами, то теперь эта цифра упала до 65%. Продолжающийся кризис способен только усилить эти тенденции.

«Если американская экономическая система должна вознаграждать тех, кто берет на себя риск, что случится, когда большинство американцев больше не захочет рисковать?» – задается в связи с этим вопросом управляющий директор Absolute Strategy Research Дэвид Бауэрс.

Главный экономист IHS Global Insight Нариман Беравеш, комментируя результаты исследования, замечает, что негативные оценки, выставленные экономической системе США, вызваны последствиями экономического кризиса. «Такой же кризис доверия наблюдался во времена Великой депрессии 1930-х годов», — отмечает аналитик. «У простых американцев складывается впечатление, что разрыв в доходах растет: богатые продолжают богатеть даже во время кризиса, тогда как основная нагрузка ложится на рабочий класс. Рядовые граждане потихоньку разочаровываются в системе, которая не гарантирует равный доступ к благам. Например, если взять систему обучения: элитными являются только несколько частных школ и университетов, после окончания которых студентам гарантирован хороший старт для карьеры. Однако обучение в них стоит очень дорого, а значит, за бортом остается большинство, которым, несмотря на их знания, никто не выдал пропуск в высшую лигу. И единственным их недостатком было то, что они не родились в обеспеченной семье. Это противоречит «американской мечте», где каждый может стать миллионером. Не исключено, что если градус разочарования еще больше повысится, то мы увидим больше демонстрантов, больше экстремистски настроенных людей на улицах США», — говорит главный экономист UniCredit Харм Бандхольц.

«Меня не удивляет, что американцы недовольны экономической системой. Восстановление происходит очень медленно, уровень безработицы выше 8%, а реальная заработная плата не растет. Более того, вложившиеся в акции понесли потери дважды в течение десяти лет: в 2000 и в 2008—2010 годах. Это разрушило культ фондового рынка в США», — отмечает в свою очередь аналитик EIU Стивен Лесли.

Внимательно наблюдает за происходящим известный финансовый спекулянт и знаток человеческих душ Джордж Сорос. Финансист симпатизирует движению «Захвати Уолл-стрит», выражающему широко распространенное разочарование в капитализме, которое разделяет и он. У людей «есть причины досадовать и злиться» по поводу расходов на спасение банковской системы, которые несут в первую очередь налогоплательщики, а не держатели акций или облигаций, говорит он.

«Захвати Уолл-стрит» — «неоформленное, лишенное руководства проявление протеста», однако, по мнению Сороса, оно будет нарастать. Оно «поставило на повестку дня вопросы, которых четверть века не касались традиционные левые силы».

С ростом недовольства неизбежны бунты на улицах американских городов.
«Да-да-да», — радостно заключает Джордж Сорос. Реакция на беспорядки может быть еще более опасной, чем сами акты насилия. «Это станет поводом для закручивания гаек и использования тактики грубой силы ради восстановления законности и порядка, что, в крайнем случае, может привести к появлению репрессивной политической системы…» - заявил Джордж Сорос накануне Мирового экономического форума в Давосе.

Оказалось, как в воду глядел. Прошло всего два месяца, и «закручивание» уже началось.

Между тем после зимнего затишья движение «Захвати Уолл-стрит» вновь дало знать о себе. Его участники на днях заняли очередной парк на Манхэттене, расположенный на площади Юнион-сквер, и готовят новые акции протеста. Демонстранты «оккупировали» Юнион-сквер после того, как неделей раньше полиция арестовала более 70 их коллег, собравшихся в честь полугодового юбилея протестов в парке Зукотти, на территории которого до середины ноября располагался их палаточный лагерь. Задержания произошли после того, как на требование стражей порядка разойтись протестующие ответили отказом и продолжили скандировать лозунги против социального неравенства.

По словам демонстрантов, на Юнион-сквер они планируют «закрепиться» надолго, превратив ее в свою новую штаб-квартиру. Они уже даже успели организовать там импровизированную библиотеку - наподобие той, что была в Зукотти, и установили информационный стенд, где все желающие могут ознакомиться с деятельностью движения.

«Оккупанты» планируют устраивать еженедельные «походы» на Уолл-стрит – в финансовый центр города, они также готовят всеобщую забастовку 1 мая и намерены сорвать саммит НАТО в Чикаго 20-21 мая в Чикаго.
В день первомайской всеобщей забастовки участники движения призывают граждан США не выходить на работу и учебу. Они хотят, чтобы 1% сверхбогатых американцев почувствовали, каково жить без остальных 99% населения. Словом, новое поколение американцев и в новых условиях обращается, что ни говори, к старым добрым традициям рабочего движения.

Как видно, приход весны новых надежд гражданам США не принес.
Америка постепенно погружается в состояние раздражения властью и системой.
Поэтому распоряжение Барака Обамы «Готовность ресурсов национальной обороны» вполне может быть нацелено, прежде всего, на собственных граждан.
Правящие и господствующие группы готовятся к защите своих интересов и своих капиталов.

http://www.fondsk.ru/news/2012/03/24/us … ature.html

68

Торжество лжи
"The New York Times", США,Томас Фридман (Friedman Thomas L.)

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/26/1303401379/4535212984_ea09d526ec_b.jpg

Недавно историк Виктор Дэвис Хэнсон (Victor Davis Hanson) написал проницательную и безжалостную статью для National Review, в которой проводит анализ различных подходов Америки к Ираку, Ирану, Ливии, Сирии, Египту, Пакистану и Афганистану, и объясняет, почему ни один из них еще нельзя назвать эффективным
«Рассмотрим различные варианты политики Америки применительно к Ближнему Востоку в последние несколько десятилетий, — пишет Хэнсон. — Военная помощь или карательная интервенция без продолжения, как правило, вели к неудаче. Вердикт гораздо более дорогостоящему государственному строительству еще не вынесен.

Не гарантируют лучших результатов и попытки оказания помощи популярным повстанцам в свержении непопулярных диктаторов. Поддержка диктаторов посредством военной помощи и одиозна, и контрпродуктивна. Попытки сторониться маниакальных режимов ведут либо к получению ядерного оружия, либо к шести с половиной гектарам развалин на Манхэттене.

Чему мы научились? Межплеменная вражда, нефть и исламский фундаментализм — ядовитая смесь. Именно поэтому американцы смертельно устают от Ближнего Востока — и когда туда попадают, и когда пытаются держаться от него подальше».

Именно поэтому пора переосмыслить все, что мы там делаем. Что сегодня больше всего нужно Ближнему Востоку от Америки? Современные школы и горькая правда, а мы еще не научились давать ни того, ни другого. Ибо Хэнсон прав: сегодня Ближний Восток страдает от ядовитой смеси из межплеменной вражды, шиитско-суннитского противостояния, фундаментализма и нефти — нефти, которая постоянно искушает нас, подталкивая к интервенциям или поддержке диктаторов.

Этот коктейль подтачивает все то, что нужно для общественного прогресса: институты, обеспечивающие нормальное управление страной, политику консенсуса, гарантирующую ротацию власти, права женщин и этику плюрализма, защищающую меньшинства и позволяющую развивать современное образование. В докладе ООН о развитии человеческого потенциала в арабских странах, опубликованном в 2002 году группой смелых арабских социологов, отмечается нечто подобное: проблемой арабского мира является дефицит свободы, дефицит современного образования и дефицит равноправия женщин.

Поэтому смысл политики США должен заключаться в том, чтобы способствовать преодолению этого дефицита. Но на это мы, похоже, неспособны.
Взгляните на Египет: более половины женского населения страны и четверть мужского неграмотны. Для того чтобы преуспеть в современном мире, молодые египтяне, бывшие двигателем революции, отчаянно нуждаются в инструментах образования и свободе. Нам следует направлять помощь не на закупки вооружения, а на строительство по всему Египту специализированных и вечерних школ.

Но вместо этого год спустя мы находимся в идиотской ситуации: платим 5 миллионов долларов выкупа египетской хунте за то, чтобы она выпустила из тюрьмы американских специалистов по развитию демократии, признавая, по всей видимости, что эта хунта либерализуется и заслуживает еще 1,3 миллиарда долларов помощи на закупки оружия. Мы собираемся перечислить 1,3 миллиарда долларов на оружие для страны, единственными врагами которой являются неграмотность и бедность.

Если говорить об Афганистане, то я громко смеюсь каждый раз, когда слышу, как чиновники администрации Обамы объясняют, что нам только нужно научить афганцев воевать, и тогда мы можем уйти.

Что может быть забавнее! Учить афганцев воевать? Они победили британцев и русских!

Проблема в том, что мы закрыли глаза на подтасовки, благодаря которым президент Хамид Карзай «победил» на выборах и продолжил руководить своим коррумпированным режимом. Затем президент Обама объявил, что наша политика будет заключаться в увеличении численности контингента, чтобы добить талибов, а «хорошее» афганское правительство могло занять наше место. Такого правительства нет. Наша проблема не в том, что афганцы не умеют воевать, а в том, что далеко не все желают воевать за то правительство, которое у них есть. Многие ли стали бы воевать за Карзая, если бы мы им не платили?

Такие вот дела. В Пакистане мы платим пакистанской армии за то, чтобы она была двуличной, ведь если пустить все на самотек, она обернется против нас. Когда в Бахрейне правящие сунниты разгромили движение шиитов, призывавшее делиться властью, мы делали вид, что ничего не замечаем. И мы молча наблюдаем за тем, как наш союзник Израиль продолжает строительство поселений на Западном берегу Иордана, хотя и знаем, что они являются катастрофой для его еврейской демократии.

Но мы не говорим правду Пакистану, потому что у него есть ядерное оружие.
Мы не говорим правду саудовцам, потому что зависим от их нефти.
Мы не говорим правду Бахрейну, потому что нам нужна его военно-морская база. Мы не говорим правду Египту, потому что опасаемся, что он выйдет из Кэмп-Дэвидских соглашений.
Мы не говорим правду Израилю, потому что от него зависят голоса избирателей.
И мы не говорим правду Карзаю, потому что Обама боится, что Джон Маккейн назовет его слабаком.

Мне жаль, но нельзя построить ничего хорошего на почве, настолько пропитанной с нашей стороны ложью, а с их — межплеменной враждой, фундаментализмом и нефтью, питающей этот фундаментализм.
Поймите меня правильно. Я верю в то, что изменения возможны, и готов инвестировать в них. Но для начала нужно, чтобы их захотели они.
Я поддержу любого в этом регионе, кто действительно разделяет наши ценности — и программу, заложенную в докладе ООН о развитии человеческого потенциала в арабских странах — и готов бороться за них. Но мне надоело поддерживать тех, кто просто выглядит менее пугающе, чем другие, но в конечном итоге оказывается ничуть не лучше.

Если наши ценности не разделяются, нужно обезопасить себя, снижая зависимость от их нефти. Но мы не должны хотеть хорошей системы правления больше, чем они, глядя сквозь пальцы на плохое поведение, убеждая себя, что в следующем году будет иначе, продолжая плохую войну из опасений быть названными слабаками и продавая танки людям, не умеющим читать.

Оригинал публикации: A Festival of Lies  http://www.nytimes.com/2012/03/25/opini … mp;emc=rss
Перевод: http://rus.ruvr.ru/by_source/4784410/

69

10 признаков того, что США находятся на грани кризиса муниципального долга
Источник  http://endoftheamericandream.com/archiv … ebt-crisis
перевод для mixednews – josser  http://mixednews.ru/archives/16154

http://mixednews.ru/wp-content/uploads/2012/03/How-To-Buy-Short-Term-Municipal-Bonds.jpg

Финансовому аналитику Меридит Уитни пришлось выдержать вал критики, когда в 2011 году не сбылось её предсказание о крахе муниципальных ценных бумаг, но в своём анализе она ошиблась лишь в сроках, но не в главном. Когда большинство американцев думают о «долговой проблеме», их мысли заняты только федеральным правительством. Но дело в том, что по всей стране у нас сотни и сотни таких «долговых проблем» помельче. Когда мы увидим первую большую волну муниципальных дефолтов, кредиторы станут намного скупее, и это вызовет неприятности финансового характера даже у большего числа муниципалитетов.

Пугает то, что всё это происходит в то время, когда у нас по идее должно происходить «восстановление экономики» (намёк на предвыборные обещания Обамы; прим. mixednews).

Теперь к главному…
►1. Moody’s опять понизило кредитный рейтинг Детройта. Вот, что пишет Detroit News:
Город получил понижение от Ba3 до B2 за свою непогашенную задолженность в размере 553,1 миллионов долларов по генеральным неограниченным налоговым облигациям, а также понижение от B1 до B3 за непогашенную задолженность по генеральным ограниченным налоговым облигациям. Оба рейтинга упали на два пункта.

►2. В 2012 году город Индианаполис сталкивается с небывалым бюджетным дефицитом размером 75 миллионов долларов. Городские чиновники предупреждают о том, что скоро может не хватить денег на поддержание уличного освещения.

►3. Округ Саффолк в штате Нью-Йорк, после того, как обнаружилось, что в течение трёх лет придётся дополнительно взвалить на себя более 500 миллионов долга, объявил о «финансовой критической ситуации».

►4. Город Трентон, Нью-Джерси, до такой степени стеснён в средствах, что отложил покупку туалетной бумаги для городских зданий. По последнему сообщению, осталось всего 15 рулонов, после которых пользователи городских уборных окажутся предоставленными самим себе.

►5. Некоторые города радикально урезают расходы в попытке остаться на плаву. Ниже приводится один пример из Калифорнии…
Коста Меса, город с 110-тысячным населением к югу от Лос-Анджелеса, сократил штат служащих с 611 до 450. Он продаёт свои полицейские вертолёты, а для проведения воздушного патрулирования нанял соседний город. Как говорит член совета Джим Рихаймер, также не оставлены спорные попытки преобразоваться из своего нынешнего общеправового статуса в город хартии, что дало бы муниципалитету больше полномочий для аутсорсинга других работ.

►6. В Нью-Йорке власти штата глубоко обеспокоены тем, что город и местные правительства погашают свои обязательства по пенсионному обеспечению за счёт средств, взятых в долг у городского пенсионного фонда. Это, по сути, напоминает внесение минимального ежемесячного платежа по кредитной карте путём заимствования ещё больших денег с той же самой карты…
А теперь, их опасения сбываются: такие состоятельные города штата, как Саутгемптон и Ист-Гемптон, округа вроде Нассау и Саффолка, а также другие бюджетные работодатели, например, Медицинский центр Уэстчестера и Нью-Йоркская публичная библиотека, – все справляются со своими пенсионными обязательствами путём кредитования у того же 140-миллионного пенсионного фонда, которому они должны деньги.

На финансирование взносов в государственную пенсионную систему правительство и муниципалитеты штата должны занять в этом году 750 миллионов долларов, а ещё один миллиард по-видимому будет одолжен в течение следующего года. Количество муниципальных образований и бюджетных учреждений, пользующихся этим новым механизмом заимствования для выплат своих ежегодных пенсионных начислений, в этом году утроилось.

►7. Проблемы с выплатами пенсий начинают сказываются на финансовом положении многих городов по всей стране. Например, на CBS News недавно сообщалось, что город Централ-Фоллс   http://mixednews.ru/archives/8465  в штате Род-Айленд был вынужден объявить банкротство из-за пенсионных затруднений:
Администрация города многие годы обещала твёрдые коллективные договоры и пенсии без повышения доходов бюджета для выплат по ним. В августе прошлого года начала ощущаться арифметика. Централ-Фоллс оказался без средств, его пенсионному фонду не хватает 46 миллионов долларов.
Он объявил банкротство.
«Здесь выросли мои дочери, здесь они ходили в школу. Всему этому пришёл конец», – говорит отставной пожарник Майк Джеффрой.
Он сказал, что после того, как его ежегодная пенсия была урезана на 1100 долларов, он не в состоянии платить за свой дом.

►8. В ноябре прошлого года округ Джефферсон (штат Алабама) подал заявление   http://mixednews.ru/archives/11729  о крупнейшем в истории США муниципальном банкротстве. В общей сложности у него накопилось порядка 4,2 миллиардов долларов задолженности.

►9. Согласно недавней статье в Bloomberg с начала 2012 года дефолт по своим долгам объявили несколько других больших городов США:

В последние месяцы калифорнийские города Стоктон и Геркулес, а также столица Пенсильвании Гаррисберг решили объявить дефолт в отношении некоторых своих застрахованных обязательств.

►10. Вообще, по состоянию на данный момент в 2012 году имел место 21 муниципальный дефолт на общую сумму 978 миллионов долларов.

Естественно, серьёзные проблемы с наполнением бюджетов испытывают также и многие правительства штатов.
К примеру, в Калифорнии объём доходов штата за февраль 2012 года по сравнению с февралём 2011 года опустился примерно на 22 процента. У правительства уже который раз кончаются деньги, и никто не знает, как исправить стремительно ухудшающуюся финансовую ситуацию.

А ведь все мы знаем, что самую большую долговую проблему представляет собой национальный долг США.

What Are the Dangers of Too Much Debt?

http://www.youtube.com/watch?v=ID4xay5R … detailpage

Students: Hear Antony Davies live at the Exploring Liberty http://lrnlbty.co/x5Zi3P or Scholarship and a Free Society Seminar http://lrnlbty.co/wz3Ao9 this summer
Interest payments on U.S. government debt are three times spending in the Iraq and Afghanistan wars already, and that is with the lowest interest rate we have seen since the 1960s. A rise in interest rates would increase interest payments dramatically. What can the U.S. government do today to prevent a crisis from happening when interest rates go up?
Watch more videos: http://lrnlbty.co/wFoXI3

Неудивительно, почему так много американцев столь пессимистично смотрят на своё будущее.

В соответствии с одним новым исследованием, 63 процента американцев считают, что экономическая модель США потерпела крах (буквальный ответ – «не работает на большинство американцев»; прим. mixednews).

Нас, как нацию, никто не заставлял впадать в полную зависимость от долга, но мы это сделали.

Теперь нам предстоит заплатить за это, и будет очень больно.

70

Почему люди умирают ради твоего обеда
"AlterNet", США,Кристофер Д. Кук (Christopher D. Cook)

http://beta.inosmi.ru/images/16037/18/160371868.jpg

Шокирующие факты о нашей системе производства продуктов питания
Сесар Чавес (Cesar Chavez), борец за права фермеров, в честь которого имеется национальный праздник и он выпал на эту субботу, должно быть, переворачивается в своей могиле. 37 лет прошло с тех пор, как губернатор Джерри Браун (Jerry Brown) в начале своей карьеры подписал значимый акт о трудовых отношениях в области сельского хозяйства, а скоро законодатели Калифорнии будут обсуждать, стоит ли ужесточать правила по обеспечению водой и тенью 400 000 фермеров, которые выращивают нашу еду.

По словам члена Собрания Бетси Батлер (Betsy Butler), автора Акта о безопасности фермеров 2012 года, «как минимум 16 работников ферм умерли с момента принятия государством правил поведения в случае опасности теплового удара в 2005 году.
Поскольку все эти смерти можно было предотвратить, очевидно, что правила и их ужесточение не являются эффективной мерой».

Давайте еще раз: ежегодно работники ферм погибают от жажды и жары по причине неадекватного обеспечения водой и тенью.

В заявлении AB 2346 Батлер добавляет: «Совершенно омерзительно осознавать, что в наши дни и в нашу эпоху работникам ферм нерегулярно предоставляют тень и воду.
Эти два ресурса по сути бесплатны, и мы все знаем, что ни один садовод не станет растить свои посевы без воды». Чтобы получить поддержку, Профсоюз сельскохозяйственных рабочих (United Farm Workers) и другие сторонники изменения ситуации соберутся на этих выходных в Сакраменто. Работники расскажут о том, как они страдают от жажды и жары во время работы в поле.

Вы подумаете, что это просто как гвоздь, но история показывает долгий и печальный опыт сопротивления удовлетворению самых базовых нужд работников ферм.
В июле 2010 года губернатор Шварценеггер (Schwarzenegger) принял закон об оплате переработок после восьми часов в день или 40 часов в неделю (Нью-Йорк принял такой закон в 2009 году).
В феврале этого года, после активного лоббирования со стороны компании Kraft Foods, Американского института мяса и других, Министерство сельского хозяйства США отозвало предложенный проект, обязывающий компании, сотрудничающие с ведомством, предоставлять доказательства того, что их подрядчики – включая фермеров – соблюдают трудовое законодательство.

Можете себе представить любую другую профессию, где была бы дозволена подобная несправедливость?
Мы научились обращать внимание на условия работы на потогонках, где производят наши компьютеры, кроссовки и прочее шмотье, а эксплуатация работников сельского хозяйства считается чем-то нормальным.
Странным образом производство продуктов питания, без которых невозможно представить нашу ежедневную жизнь, лишено того рода справедливости, которую в 2012 году мы должны воспринимать как должное.

Наш непрерывный «урожай позора» связан не только с водой и тенью. Речь также идет о подвержении воздействию ядовитых пестицидов, что приводит к попаданию работников сельского хозяйства в больницы – по информации Центра по контролю за заболеваниями, ежегодно отравляются до 20 000.
У них самые низкие зарплаты для такой изнурительной работы: более 60% работников отрасли живут за чертой бедности.
«Наемные работники в сельском хозяйстве продолжают оставаться одной из самых неимущих социальных групп США», - заявляет министерство сельского хозяйства, отмечая, что «иногда они вынуждены ночевать в своих автомобилях, в палатках или просто на улице».

Работники ферм получают лишь половину средней часовой зарплаты других работников частного сектора, причем, по информации министерства, оплата их труда представляет собой до 40% стоимости производства продуктов питания таких как «фрукты, овощи и детское баночное питание».

Большой и ужасный секрет нашей еды заключается в том, что главной издержкой производства в сельском хозяйстве (в особенности это касается органического фермерского хозяйства) является сильно эксплуатируемая рабочая сила, и даже самые благонамеренные фермеры стараются сокращать издержки.
Если цена на производство продуктов питания становится слишком высокой, потребители начинают молить о снижении цен. Чем-то надо жертвовать.

В этот день Сесара Чавеса давайте возобновим разговор на национальном уровне о законности и справедливости для примерно одного миллиона американских работников отраслей сельского хозяйства. Начнем с этого: когда летом 2012 года Закон о сельском хозяйстве будет представлен в Конгрессе, давайте обеспечим фонд поддержки финансов и здоровья работников сельского хозяйства и предложим Билль о правах для работников ферм.

На настоящий момент налогоплательщики субсидируют агропромышленное производство примерно на 15 миллиардов в год – большая часть средств идет на масштабное производство добавок для фастфуда и горючего, которые вредят нашему здоровью и окружающей среде. Давайте перенаправим какую-то часть этих денег на борьбу с крайней бедностью, хроническими болезнями и преждевременными смертями работников сельского хозяйства.

Зачем тратить деньги налогоплательщиков на обеспечение элементарной справедливости для работников ферм?
Мы уже каждый день платим за незастрахованных работников в отраслях сельского хозяйства, которые попадают в пункты неотложной помощи в результате сильной и постоянной подверженности действию пестицидов или теплового истощения; мы уже платим в пользу нищих низкооплачиваемых работников отрасли, которые нуждаются в пособиях и иной поддержке просто для того, чтобы выжить.

Теперь мы можем либо платить для того, чтобы предотвратить страдания этих людей, либо позднее оплачивать неизбежные чрезвычайные ситуации в смысле здоровья или экономических условий.

Зачастую у людей, работающих в различных отраслях сельского хозяйства, нет документов и они уязвимы – но не бессильны.
В последнее время они выиграли несколько впечатляющих битв – Коалиция работников Иммокали смогла добиться повышения зарплат у Taco Bell и Trader Joe's. Как и великие бойкоты Сесара Чавеса в начале 1970-х годов, эти кампании объединили работников и потребителей в борьбе за общее дело.

Для потребителей и политиков настало время требовать положить конец каторге, которая стоит за нашими обедами.
Речь идет не об одной только компании или нескольких фермах, выращивающих яблоки, нет! – это вся наша экономика и политика «дешевой еды», которая многим работникам отрасли стоила руки или ноги.

Оригинал публикации:
Why Are People Dying to Bring You Dinner? The Shocking Facts About Our Food System   http://www.alternet.org/food/154775/why … age=entire
Перевод: http://www.inosmi.ru/usa/20120402/189707271.html


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Политика - грязное дело? » Гудбай Америка 3