ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ЕГИПЕТ

Сообщений 1 страница 10 из 34

1

Египет

Get Adobe Flash player

Египет. Испытание тайной


10 Величайших тайн Египта


Всемирная история. Древний Египет

0

2

Тьма египетская

  http://topwar.ru/uploads/posts/2011-11/1322586379_egypt_map.gif
Весьма негативные процессы, которые идут в Арабской Республике Египет (АРЕ) в очередной раз напомнили, что революцию в стране начать легко. Но проблема в том, как её закончить? Свержение президента Хосни Мубарака не только не решило египетских проблем, но и нарушило хрупкую стабильность в государстве, которое настолько наполнено противоречиями, что теперь Египет просто пошёл вразнос.
В Египте проходят демократические парламентские выборы. Представители египетского Центризбиркома называют явку рекордно высокой, всего правом голоса в АРЕ обладают более 50 миллионов граждан страны. Многие участники этих выборов надеются, что новый парламент остановит сползанию государства к анархии и заставит Высший совет вооруженных сил (ВСВС) во главе с фельдмаршалом Мохамедом Хуссейном Тантави – он руководит вооруженными силами страны с 1991 года, отказаться от руководства АРЕ в пользу гражданской власти. Согласно большинству египетских опросов, победу на парламентских выборах одерживают «братья-мусульмане» (вернее партии, поддерживающие и поддерживаемые «братьями-мусульманами»), которые в Египте считаются относительно умеренной группировкой.

Выборы в нижнюю палату парламента проходят в 3 этапа. Второй должен начаться в середине декабря, а третий – в начале января 2012 года. Затем гражданам страны предстоит избрать верхнюю палату парламента, и здесь голосование также трехэтапное. И наконец, летом 2012 года египтяне должны будут избрать нового президента страны.

Армия на пути хаоса
Надо отметить, что египетская армия осталась единственной силой в АРЕ, которая останавливает страну от полного хаоса. Эти выборы уже трудно признать законными, т. к. они проходят на фоне регулярных массовых акций протеста; вынужденной смены правительства - причём толпу, уже естественно, полностью не устраивает личность нового премьера; подрыва газопровода в Синае, эти подрывы уже скоро станут обыденностью и новостью, почти недостойной упоминания.

В это же время правозащитные организации, которые стали инструментом по «раскачиванию стран», создают образ «кровавого военного режима», чтобы у египетских вооруженных сил не было никакой возможности сохранить симпатии значительной части общества и устоять. Так правозащитная организация Amnesty International сделала вывод, что при египетских военных ситуация с правами человека в АРЕ даже ухудшилась по сравнению со временами авторитарной диктатуры Х. Мубарака. В докладе описываются различные аспекты жизни египетского общества, и указывается, что военные несут полную ответственность за массовые репрессии в отношении представителей СМИ, блоггеров и критиков нынешнего военного режима. По мнению правозащитников, жестокие действия при подавлении протестов в последние дни «перечеркивает все достижения январской революции.

В тоже время стоит отметить, что Высший Совет военного командования (Supreme Council of the Armed Forces - SCAF) стремительно теряет доверие населения. Военные затянули с процедурой передачи власти, что было вполне понятно, учитывая нежелание высшего офицерства «зачищать» своих бывших коллег из органов государственной власти и управления, т. к. бывшие военные после отставки традиционно занимали различные посты на государственной службе. К тому же революция, вполне согласно идея Троцкого, имеет «непрерывный характер», былые авторитеты быстро теряют прежнее влияние и становятся новыми «врагами» толпы. Более радикальные лидеры становятся всё популярнее.

Распространяется и идея о том, что армейское командование тесно связано с Соединенными Штатами. А значительной части египетских партий и движений – США, если и не «враг мусульман», то недружественная страна. Известно, что в распоряжение египетской армейской верхушки в течение трёх десятилетий ежегодно поступало 1,3–2 млрд. долларов американской военной помощи и египетские старшие офицеры получали от американцев комиссионные за размещение заказов для вооруженных сил АРЕ.

Пока «братья-мусульмане, видимо, имеют тайную договорённость с армейским руководством, но этот альянс не вечен. Армейская верхушка стоит перед угрозой «зачистки». Сейчас внутренняя госбезопасность и МВД Египта расформированы, их руководство находится под следствием, основные сотрудники отправлены в отставку, только внешнюю разведку пока перемены практически не коснулись.

Решат ли новые власти проблемы Египта?
Совершенно не факт, что новые власти АРЕ (если выборы всё е пройдут в полном объёме) смогут решить основные проблемы страны. Одно ясно точно, такие вопросы не удастся решить быстро. А, кроме того, улица не хочет ждать и уже привыкла решать проблемы выходом на площадь, революционные масса дважды одержали вверх над легитимной властью - в феврале и в ноябре 2011 года. Такие события не забываются, и новые египетские власти совершенно точно столкнутся с толпой, которая вкусила власти - весь вопрос в том, сумеют ли они не пойти у неё на поводу.

Если вспомнить события Французской или Российской революций, то становится ясно, что остановить вкусившую власти и крови толпу можно только жёсткостью, граничащей с жестокостью – методами Наполеона, или Сталина. К тому есть вероятность канализации пассионарности масс за границы Египта, как уже делают в Ливии – ливийские революционеры готовятся оказать «интернациональную помощь» Сирийской свободной армии (ССА). Огромные массы египтян будут «оптимизированы».

Основные проблемы страны

- Демографическая проблема. Население уже более 80 млн. человек, при большом приросте - 2 % ежегодно. Демографы считают, что страна способна выдержать не более 85-86 млн. населения, т. е. АРЕ вплотную подошла к этой границе, за которой голод, нехватка воды и развал системы жизнеобеспечения. Так в Каире, где официально более 8 млн. человек, а вместе с пригородами и ближайшими поселениями более 17 млн. (данные 2009 года), коммунальные службы могут обслужить 3 млн. человек.

- Эта проблема тесно связана с другими – продовольственной и водной. Страна зависит от ввоза продовольствия и водных ресурсов Нила («реки жизни»). Пригодные для ведения сельского хозяйства земли зависят от стока реки Нил, оазисы не могут прокормить такие массы людей. Таким образом, численность населения Египта зависит от того, какая мировая система сложилась в последнее столетие, если она рухнет, то основная масса египтян просто вымрет от голода.

К тому же Египту, как и ряду других государств угрожает война за воду (подробнее в статье ВО: «В Африке назревают войны за воду»). Страны Чёрной Африки – Эфиопия, Бурунди, Южный Судан строят гидротехнические сооружения, которые сокращают сток Нила. В этой же группе «южан», которые увеличивают своё потребление воды - Руанда, Уганда, Кения, Танзания, Демократическая Республика Конго (ДРК), Эфиопия. В 2010 году Каир уже предупреждал Эфиопию, что национальный приоритет АРЕ – это вода Нила и угрожал самыми серьёзными последствиями. Аддис-Абеба создала в этом же году антиегипетский союз, в который вошли Танзания, Руанда, Уганда и Кения. Танзания. А для Северного Судана и Египта любое изменение стока Нила, в сторону его сокращения, это вопрос жизни и смерти. Идёт процесс создания двух группировок: «южан» и «северян», которые могут вступить в войну за воду Нила.

- Социально-экономические проблемы. Тут и последствия мирового кризиса, и зависимость от импорта продовольствия, топлива, высокий уровень безработицы (особенно среди молодёжи), за чертой бедности живет больше одной пятой части населения, и традиционная для арабских и африканских стран проблема коррупции и т. д.

- Последствия «арабской весны». Египет из-за революции потерял несколько миллиардов долларов, валютные резервы страны к октябрю уменьшились на треть – до 24 млрд. долларов. Растёт госдолг АРЕ, упал рынок египетских ценных бумаг, рейтинговые агентства понизили уровень кредитоспособности страны. Удар туристической сфере нанес уже мировой кризис, а падение режима Мубарака, который обеспечивал в стране железный порядок, уменьшило поток туристов по разным оценкам на 35-50%. В Египет бежали десятки тысяч беженцев из Ливии. А число беженцев из стран Африканского Рога, Северного и Южного Судана вообще не поддаётся учёту, известно только, что их стало намного больше. Резко ухудшились отношения с Израилем.

- Мусульманско-коптское противостояние. Христиан в стране до революции было до 10% населения. Из них коптов – около 9%. Столкновения между христианами и мусульманами были и раньше, но теперь нет сдерживающего фактора авторитарного режима. Христиане не имеют в стране политического влияния, но занимают одну из ведущих ролей в экономической жизни АРЕ, что также становится причиной недовольства исламистов. Очень интересна при этом позиция египетских СМИ, которые при последнем крупном конфликте христиан с мусульманами, призвали «правоверных выйти на площади и поддержать военных против коптов». Фактически, в условиях непрерывной революции, христианская община Египта обречена на бегство и гибель. Об этом свидетельствует и статистика отъезда коптов-христиан за границу. С марта 2011 года в Соединенные Штаты, Канаду и Австралию уехало 100 тыс. коптов, а концу года эта цифра, по оценке ряда специалистов, ожидается на уровне 250 тыс. человек.

- Резкое ухудшение отношений с Израилем. Есть мнение, что именно Израиль хотят сделать главным врагом Египта, в стране очень усилились антиеврейские настроения. Война с Израилем позволит утилизировать революционную молодёжь, «перемолоть» египетскую армию, её поражение автоматически приведёт к победе «братьев-мусульман», которые избавятся от самого сильного внутреннего конкурента. А военную верхушку можно будет обвинить в поражении и «зачистить» внутриполитическое поле.

- Активизация террористической деятельности на Синайском полуострове. На его территории действуют несколько организаций, в том числе «Аль-Каида», «Организация всемирного джихада». Местные племена и так не отличались законопослушностью, участвуя в контрабанде, переброске оружия, людей, работорговле. А после начала арабской смуты ситуация только ухудшилась, поток контрабанды, нелегальной миграции резко возрос. В 2011 году на полуостров и в сектор Газа попало значительное количество вооружений из разграбленных арсеналов Ливии. Организация «Шабаб аль-Ислам» (отделение «Аль-Каиды на Синайском полуострове»), требует разорвать договор АРЕ с Израилем, создать исламский эмират на Синае и начать войну против еврейского государства от имени палестинцев Газы.

Вопрос о войне Египта с Израилем или странами Африки (водный вопрос) – это вопрос только времени. Социально-политический, экономический, демографический, водный и революционный кризис в Египте не оставляют новым властям иного выхода, кроме войны. К тому же мировой финансово-экономический и политический кризис, который сотрясает Европейский Союз, США, снижает шансы Каира на поддержку Западного мира, а конфликт суннитских монархий с Ираном, может в любое время оставить арабский мир (в том числе Египет) без главного финансового резерва.
Автор Самсонов Александр

Читайте также:
    В Африке назревают войны за воду  http://topwar.ru/3952-v-afrike-nazrevay … -vodu.html
    Положение христиан в нынешнем Египте критическое  http://topwar.ru/7541-polozhenie-hristi … eskoe.html
    На повестке дня - война Египта с Израилем и полный коллапс египетского госу ...   http://topwar.ru/6725-na-povestke-dnya- … rstva.html
    Египет продолжает засасывать в революционную пучину  http://topwar.ru/5801-egipet-prodolzhae … chinu.html
Победа революции в Египте – это только начало больших потрясений   http://topwar.ru/3390-pobeda-revolyucii … senij.html

Гражданская война в Египте

Египет опять охвачен беспорядками

Египет: военные просят поддержки у аль-Барадея

0

3

Вся фельдмаршальская рать
"Dar Al-Hayat", Ливан,Хусам Эйтани

http://rus.ruvr.ru/data/2011/12/01/1244762571/4highres_00000402579583.jpg
Египетские армейцы устами своего глубоко почитаемого фельдмаршала Хуссейна аль-Тантауи заявили: наши права, все, чего мы достигли и чем обладаем, наша власть – это незыблемо и не обсуждается.
Народ насторожился: военные уходить, куда положено – в казармы, не собираются. Когда же престарелый «мушир» (маршал) намекнул, что только всенародный референдум может стать указом вооруженным силам, сдавать свои позиции или нет, и откровенно пригрозил: мы никому не позволим оказывать на нас давление, люди вышли на улицы. Революция 25 января, уже затухающая, вспыхнула с новой силой. Можно сказать, повторилась. Но, как история, в виде фарса.

«Мы против военного комитета! Передавайте власть законно избранному гражданскому кабинету», скандируют на каирской  площади Тахрир  пятничные «манифестации миллионов».

Тантави и вся фельдмаршальская рать оказались сильнее пустопорожней риторики и демагогии, которые спустили под откос набиравший ход локомотив революции. Вокруг армейских голов сияет аура безгрешности, чистоты помыслов, святости и благоговения. В обществе их боготворят. И они понимают, что если не военные, то никто нарастающую анархию пресечь не сможет. Та же ситуация и в любом арабском государстве. Исторически, армия – военный институт, которому поклоняются все и который подавляет всех.

«Непобедимая и легендарная» даже не дрогнула, когда в прессе и на телеэкранах стали появляться злые карикатуры: Тантауи – в облике Мубарака, обезображенного лицевой хирургией… Изменил внешность, ломает веру. Здесь и подтекст: фельдмаршал при прежнем режиме возглавлял вооруженные силы и военную промышленность Египта и был в дружеских отношениях с низложенным президентом.

В Египте армия уникальна уже тем, что с пятидесятых годов считается базой легитимности политической власти в обществе. Военные ликвидировали монарха и изгнали короля Фарука в военном перевороте «молодых офицеров», который организовал и возглавил Гамаль Абдель Насер, избранный позже президентом первой в исламском мире республики. Которую армия надежно охраняла, защищала и искореняла коррупцию, доставшуюся от монархии. И Гамаль Абдель Насер, и сменивший его на посту президента Анвар Садат сделали все возможное, чтобы максимально узаконить военное правление.

Мубарак, командовавший египетскими ВВС в дни Октябрьской войны, счел это обстоятельство вполне достаточным, чтобы продолжить традицию увековечения легитимности власти армейцев в Стране Пирамид, как и собственной президентской власти.

В течение прошедших десяти месяцев тотального контроля над всем Египтом – благо положения Конституции наделяют чрезвычайными полномочиями Высший военный совет – Тантави даже не задумывался о том, что в иной ситуации, созданной «арабкой весной, надо как-то «обновить» законность власти военных, даже временной. Глава египетского государства заявляет, что сама революция «обязана своей легитимностью именно египетской армии». И чрезвычайно опасно что-либо менять в сложившейся, очень тревожной обстановке.

Но общество задается назойливым и тревожащим вопросом: Мубарак, носитель армейских традиций прошлого, когда власть «медных касок» не обсуждалась,  сошел с трона. И Тантауи стоило бы как-то убедить всех в преемственности, проще говоря, в праве вооруженных сил не только вмешиваться в общественную жизнь, но и руководить ею.

Фельдмаршал и его рать попытались ухватиться за соломинку: «Братья-мусульмане» рвутся к власти, такой политический партнер крайне опасен. Вызов был брошен, однако лукавые исламисты не подняли перчатку, оказались достаточно благоразумными, чтобы воздержаться от игры на армейской половине поля. По сути, уступили генеральским проектам, получив от власти ничтожного откупного: право время от времени слегка журить людей, облаченных ныне военной, политической и гражданской властью.

После погрома, учиненного мусульманами  в коптском квартале Масперо, в, так называемом, «документе Аль-Слими» появились первые разоблачения в адрес «неприкасаемых». Тантави и его команда скрытно разрабатывали стратегию установления «попечительства» над всеми избранными и юридическими институциями и вывода вооруженных сил за пределы тревожной зоны парламентских запросов и слушаний. И это в стране, взявшей курс на подлинную демократию!

Задолго до Гамаля Абдель Насера «неприкасаемость армии» утверждал великий хедив Египта Мехмед Али-паша. Властитель впрямую использовал свою безграничную военную власть для подчинения египтян правящей элите («выписанной из Турции и Албании», как писали историки). Над египетскими феллахами властвовали офицеры, выполнявшие всю черную работу принуждения и подчинения крестьян «золотой прослойке», которая не желала снимать белые перчатки и марать руки. Землепашцы были жестко ограничены во всем в  наглухо закрытом военными обществе.

Изучение истории эпохи правления  Паши и «всей «мамелюкской рати» поможет нам рассеять ауру, воссиявшую с тех пор над головами армейцев, позволяющую им, так сказать, «воздерживаться» от подчинения тем ограничениям и нормам, которые касаются всех общественных институтов, и увековечить свою «неприкасаемость».

Каждую «пятницу миллиона» площадь Тахрир бросает вызов военной элите. «К Мубараку мы не вернемся.  Отныне вам не позволят отливать из египтян оловянных солдатиков. По вашему же образу и подобию»!

Оригинал публикации: Dar Al-Hayat
http://rus.ruvr.ru/2011/12/01/61313817.html

0

4

Египетский «брат» туристу не товарищ
"Республика Татарстан", Татарстан,Павел Воскресенский

http://rus.ruvr.ru/data/2011/12/02/1245601342/4highres_00000403019102.jpg
Те, кто может придти к власте в Египте, считают, что в стране никакой иной религии, кроме ислама, быть не должно
События в Египте могут привести не только к потере былого влияния на арабский мир, но и к ликвидации светских государственных устоев.

В Египте начались парламентские выборы, которые пройдут в три этапа и завершатся в январе. Победу, по мнению большинства экспертов, одержит исламская Партия свободы и справедливости, за которой стоит религиозная организация «Братья мусульмане», запрещенная при бывшем президенте Хосни Мубараке. Приход к власти ее сторонников и других происламских сил может коренным образом изменить облик Египта.

По прогнозам, «Братья мусульмане» способны занять в парламенте не менее половины мест. А учитывая то, что к ним могут присоединиться и более радикально настроенные политические движения, активно участвующие в выборах, большинство в законодательном органе Египта, вероятно, будет принадлежать организациям, стремящимся изменить светские устои государства.

К наиболее влиятельным силам сегодня принадлежит прежде всего партия «Аль-Нур», которая объединяет салафитов, желающих возвращения к «истинному исламу». Именно им приписывают недавние поджоги церквей коптов-христиан, составляющих около десяти процентов населения страны.
Салафиты считают, что на земле Египта никакой иной религии, кроме ислама, быть не должно.
«Братья мусульмане» в случае своего прихода к власти намерены разорвать мирный договор с соседним Израилем, который они считают невыгодным для Египта и навязанным Соединенными Штатами. Они также планируют прекратить поставки газа Тель-Авиву.

Кроме того, в планах религиозных деятелей – борьба с «безнравственностью», в том числе и среди многочисленных туристов. Планируется запретить нарушать исламские традиции одежды в общественных местах и даже объявить сухой закон на курортах и в других зонах отдыха иностранцев.

Если эти меры применят, то по туристической индустрии страны, которая очень быстро развивалась последние 25 – 30 лет, будет нанесен колоссальный удар.
Ведь в мире существует множество других направлений, которые могут предпочесть иностранные гости.
От туризма Египет сегодня получает около 10 млрд. долларов в год, и отрасль является третьей по объему доходов, перечисляемых в бюджет.
Первые два места занимают поступления от эксплуатации Суэцкого канала и доходы от добычи нефти и газа.

Единственной силой, которая может изменить планы резкого усиления роли религии в жизни общества, является египетская армия, которая при Хосни Мубараке была главным оплотом и гарантом сохранения светского режима в государстве.
Однако после свержения президента религиозные силы настроены настолько решительно, что противодействие армии их планам может привести к полномасштабной гражданской войне. В армейских кругах, видимо, это понимают и в последнее время все чаще уступают требованиям радикальных исламистов.

Если же рассматривать регион в целом, то убеждаешься: как бы ни разворачивались дальнейшие события в Египте, революции в арабских странах уже привели к серьезным геополитическим сдвигам на Ближнем Востоке и в Северной Африке.
Центр силы и влияния из раздираемого внутренними противоречиями Египта, который был одним из основных авторитетов в арабском мире, а также охваченной волнениями Сирии, смещается на Аравийский полуостров, в основном к Саудовской Аравии.
А это государство является давним и надежным проводником интересов своего основного партнера – Соединенных Штатов.

По сути, в регионе остались лишь несколько крупных государств, проводящих относительно независимую политику – прежде всего Иран и Сирия, а также Ливан, но и в них ситуация может в любой момент измениться.

Очевидно лишь одно – если эти изменения все-таки произойдут, они вряд ли будут в интересах России, которая в результате прошедших арабских переворотов уже лишилась многих выгодных контрактов и партнеров в регионе.

Оригинал публикации: Республика Татарстан  http://www.rt-online.ru/aticles/rubric- … e_tovariw/

0

5

Египет после «революции 25 января»
Борис ДОЛГОВ  05.12.2011

http://www.fondsk.ru/images/news/2011/12/05/s11672.jpg
В Египте завершился первый тур парламентских выборов. Выборы в египетский парламент (в нижнюю палату, или Народную ассамблею, и верхнюю, или Совет Шуры - Сенат) проводятся в три тура. Первый – с 28 ноября по 5 декабря, второй – с 14 декабря по 21 декабря, третий – с 3 января по 10 января 2012 г. Затем должны состояться выборы в Совет Шуры-Сенат – 22 января 2012 г. Полностью новый состав парламента Египта будет сформирован в марте 2012 г.

За неделю до выборов в ряде египетских городов, включая Каир и Александрию, вновь прошли манифестации протеста с требованием передать власть от Высшего совета вооруженных сил (ВСВС) к гражданским институтам. Выступления были спровоцированы тем, что ВСВС обнародовал проект Конституционной хартии, согласно которой армия фактически выводилась из-под контроля парламента и сохраняла за собой властные функции. В акциях протеста участвовали в основном те же силы, которые вынудили уйти от власти президента Мубарака, то есть члены сформировавшихся в период «революции 25 января» молодежных движений, часть либерально-демократических и левых партий, часть исламистских организаций. Однако главные силы исламистского движения, прежде всего «Братья-мусульмане», отмежевались от манифестаций протеста и не участвовали в них.
Демонстрации с требованием к армии немедленно передать власть Гражданскому президентскому совету переросли в ожесточенные столкновения манифестантов с армейскими подразделениями, в результате которых погибли более 40 человек и сотни получили ранения, в их числе военнослужащие. В прессе эти столкновения стали называть «второй волной египетской революции». Глава военного руководства маршал Тантави в своем обращении к нации подтвердил готовность армии передать власть гражданским институтам, а также принял отставку премьер-министра Исама Шарафа и объявил о назначении новым премьер-министром Камаля Аль-Ганзури, государственного деятеля, пользовавшегося популярностью у египтян еще в период правления Мубарака. Ситуация несколько нормализовалась.

Беспорядки не помешали парламентским выборам начаться в назначенный срок - 28 ноября. В них участвовала одна треть египетских провинций (9 из 27), включая крупнейшие города Каир и Александрию. Первым итогом выборов стал явный успех партий, представляющих политический ислам. Наибольшее число депутатских мест - до 40% - получила «Партия свободы и справедливости» (Хизб аль-хуррийа ва-ль-адала), являющаяся политическим крылом ассоциации «Братья-мусульмане». Второй по числу депутатских мест стала партия «Свет» (Ан-нур), представляющая салафитское движение. Объединения либерально-демократических и левых партий получили меньшее число депутатских мандатов.

После январских событий в Египте образовалось около 50 политических партий, тогда как при Мубараке их насчитывалось 24. Сформировался ряд блоков и коалиций. Так, 15 социально-политических движений, включающих в себя либеральные, светские, центристские партии и общественные организации, а также Исламскую суфийскую партию, объединились в Египетский блок, одной из целей которого, по заявлениям его лидеров, являлось «предотвратить победу «Братьев-мусульман» на парламентских выборах». В свою очередь пять социалистических партий и движений сформировали Коалицию социалистических сил. Многие бывшие члены распущенной в апреле 2011 г. бывшей правящей Национально-демократической партии, имеющие еще достаточное влияние в провинциях, также участвовали в парламентских выборах, вступив в другие политические партии. Таковыми являются Египетская гражданская партия, Единство, Партия свободы, Египетская национальная партия, Партия развития Египта. Пытаются играть более значительную роль в политической жизни новые светские организации - «Коалиция революционной молодежи», «Мы все Халиды Саиды», «Молодежное движение 25 января», «Революционные социалисты», «Национальная ассоциация за изменения».

Результаты первого тура выборов объективно отразили соотношение сил в лагере политического ислама в Египте. Лидируют ассоциация «Братья-мусульмане», ее молодежное крыло «Молодые Братья-мусульмане» и созданная ими «Партия свободы и справедливости», которую возглавляет Мухаммед Мурси. В свою очередь салафитское движение, возникшее после крушения режима Мубарака, также создало свои политические партии: «Свет», во главе которой стоит Имад Абдель Гафур, «Подлинность» (Аль-Асала), председателем которой является генерал Адиль Абдель Максуд Афифи. Последнюю партию поддерживают известный салафитский проповедник Мухаммед Абдель Максуд Афифи и шейх Мухаммед Хасан.

«Братья» создали свою предвыборную коалицию – «Демократический альянс за Египет», в котором они стремились объединиться, прежде всего, с салафитским движением, а также рядом светских партий. Однако давние расхождения с салафитами, являющимися по сравнению с «Братьями» большими мусульманскими ортодоксами, а также разногласия по поводу списков кандидатов привели к выходу салафитов из коалиции и их самостоятельному участию в выборах.
Примечательно, что в коалицию с «Партией свободы и справедливости» («Братья-мусульмане») вошли наряду с такими партиями, исповедующими политический ислам, как «Партия реформы и возрождения», либерально-демократические и левые партии. Среди них - «Завтра», «Рабочая партия», «Либеральная партия», «Арабский социалистический Египет», «Достоинство». Партия «Достоинство» (Карама) возглавляется Хамденом Сабахи, старейшим последователем идеологии Насера. Основные программные цели партии «Достоинство» - социальная справедливость и восстановление ведущей роли Египта в арабо-мусульманском мире. Хамден Сабахи намерен баллотироваться на пост президента Египта.

Альянс египетского политического ислама с либерально-демократическими и левыми силами – свидетельство значительной доктринальной эволюции «Братьев-мусульман». Во всяком случае, на программном уровне требования «Братьев» сегодня практически совпадают с требованиями большинства демократических партий. Новое поколение руководителей «Братьев» состоит в основном из представителей высокообразованной интеллигенции.

Успех в первом туре парламентских выборов в Египте партий, исповедующих политический ислам, заслуживает того, чтобы присмотреться к этому явлению. Новые политические силы, сформировавшиеся после «революции 25 января» и не связанные с коррумпированным режимом Мубарака, пользуются доверием народа. Вполне возможно, если им удастся найти общий язык с египетской интеллигенцией - наиболее политически опытной в арабском мире, они сумеют построить более справедливое общество, опираясь на традиции, основой которых является культура ислама…

http://www.fondsk.ru/news/2011/12/05/eg … varja.html

0

6

Египет и споры идеалистов и реалистов во внешней политике США
Автор: Джордж Фридман, перевод Александра Роджерса   

http://graphics8.nytimes.com/packages/images/opinion/20111125_MOISES_EGYPT/20.jpg
Портрет Мубарака в Египте
Прошёл первый раунд египетских парламентских выборов, и победители – две исламистские партии. Исламисты сами по себе разделены на более радикальную и на более умеренную фракции, но ясно, что секуляристы, которые доминировали на демонстрациях и которые были ядром «арабской весны», не проявили себя. Из трёх основных силовых блоков Египта – военных, исламистов и секулярных демократов – последние оказались слабейшими.
Пока не ясно, что произойдёт в Египте теперь. Военные остаются сплочёнными и сильными, и неясно, сколько реальной власти они готовы отдать или будут вынуждены отдать. Ясно только то, что фракция, на которую ставили западные правительства и медиа, будет вынуждена принять исламистское доминирование, попасть под защиту военных или впасть в неадекватность.

Одна из мыслей, пришедших мне во время возвышения «арабской весны», что Запад должен быть осторожен в том, чего он желает – он может это получить. Демократия не всегда приводит к власти демократов. Точнее, демократия может дать популярное правительство, но ожидание, что это правительство будет поддерживать либерально-демократическую конституцию, которая учитывает права человека в европейском или американском их понимании – слишком самонадеянно. Бунт не всегда ведёт к революции, революция не всегда ведёт к демократии, и демократия не всегда ведёт к конституции в европейском или американском стиле.

Сегодня в Египте одновременно неясно, собираются ли военные сдавать власть в каком-либо практическом смысле, и также неясно, способны ли исламисты сформировать работоспособное правительство (и насколько экстремистским такое правительство может быть). И, по мере анализа возможностей, мы должны понимать, что этот анализ на самом деле в основном не о Египте. Скорее, Египет служит образцом для исследования – изучение внутренних противоречий в западной идеологии и, в конце концов, попытки создание целостной внешней политики.

Базовые верования
Западные страны, следуя принципам Французской революции, имеют два базовых убеждения. Первое – концепция национального самоопределения, идея того, что все народы (термин «нация» сложен и неоднозначен сам по себе) имеют право определять для себя желаемый тип правительства. Второе – идея прав человека, которые определены в нескольких документах, но все построены вокруг базовой ценности прав индивидуума, прав не только участвовать в политической жизни, но и оградить свою личную жизнь от вмешательства правительства.

Первый принцип ведёт к идее демократических основ государства. Второй принцип ведёт к идее, что государство должно быть ограничено в своих полномочиях и личность должна быть свободной вести свою жизнь по своему собственному пути в рамках законов, ограниченных принципами либеральной демократии. Базовое предположение здесь в том, что демократическое государство построено на либеральной конституции. Это предполагает, что большинство граждан, оставленные сами по себе, будут придерживаться определения прав человека в традиции Просвещения. Предположение простое, но его применение чрезвычайно сложно. В конце концов, предпосылка западного проекта в том, что самоопределение наций, выраженное в свободных выборах, создаст и поддержит конституционную демократию.

Интересно отметить, что активисты за права человека и неоконсерваторы, которые на поверхности идеологически противоположны, на практике разделяют это базовое убеждение. И те, и другие верят, что демократия и права человека исходят из одного источника и что создание демократичных режимов будет создавать права человека. Неоконсерваторы верят, что внешнее военное вторжение может быть достаточной мерой для этого. Группы правозащитников противостоят этому, предпочитая организовывать и гарантировать демократические движения и использовать различные меры наподобие санкций и судов, чтобы заставить режимы угнетения отказаться от власти. Но они также разделяют общее основание в этом пункте. Обе группы верят, что внешнее вмешательство необходимо для содействия смещения подавленной общественности в сторону демократии и прав человека.

Это, в свою очередь, поддерживает теорию внешней политики, в которой основным стратегическим принципом является не только поддержка существующих конституциональных демократий, но также и привнесение силы для ослабления угнетателей и освобождения народов, решивших строить режимы, отражающие ценности европейского Просвещения.

Сложные вопросы и выборы
Египетское досье поднимает интересные и очевидные вопросы, независимо от того, как всё повернётся. Что если пройдут демократические выборы, и народ выберет строй, который отрицает принципы западных прав человека? Что случится, если после огромных западных усилий по принуждению к демократическим выборам электорат выберет отрицание западных ценностей и проследует в другом направлении – например, отрицание западных ценностей, как морально предосудительных и объявит войну против них? Очевидный пример такого Адольф Гитлер, чьё восхождение к власти было полностью в рамках процессов Веймарской республики – безусловно, демократического режима – и в чьи намерения явно входило свергнуть этот режим в пользу другого, пользовавшегося высокой популярностью (без сомнений, нацистский режим имел широкую публичную поддержку), противоположного конституционализму в демократическом смысле и враждебного конституционной демократии в других странах.

Идея, что разрушение репрессивных режимов, открывающее двери демократическим выборам, не выльется в новый репрессивный режим (по крайней мере, по западным стандартам) подразумевает, что все общества находят западные ценности восхитительными и хотят подражать им. Иногда так и бывает, но подобное утверждение всего лишь форма нарциссизма Запада, думающего, что все разумные люди, свободные от давления, будут хотеть подражать ему.

На текущий момент истории, очевидный контраргумент находится в большинстве (хоть и не во всех) исламистских движений. Пока неизвестно, будут ли успешны исламистские группы в Египте и какие идеологии они будут исповедовать, но они исламисты и их видение человеческой и моральной природы отличаются от аналогичных в европейском Просвещении однозначно. Исламисты принципиально не согласны с Западом в широком спектре вопросов, начиная с отношения личности к обществу и заканчивая границей между публичной и приватной сферами. Они противостоят египетскому военному режиму не только потому, что он ограничивает их личную свободу, но и потому что нарушает их понимание моральной сути власти. Исламисты имеют иной и превосходящий взгляд на моральную политическую жизнь, также как западные конституциональные демократии видят свои ценности как превосходящие.

Противоречие между доктриной самоопределения наций и западнымы намерениями насаждать права человека – не абстрактный вопрос, а самый практичный для Европы и США. Египет – крупнейшая арабская страна и один из главных центров исламской жизни. С 1952 года он имел секуляризированное и военизированное правительство. С 1973 года он имел прозападное правительство. В то время, когда Соединённые Штаты пытаются завершить свои войны в исламском мире (в случае с Афганистаном – вместе со своими партнёрами по НАТО), а отношения с Ираном плохи и становятся только хуже, демократическая трансформация Египта в радикальное исламское государство может изменить баланс сил в регионе дичайшим образом.

Это поднимает вопросы независимо от того, какой тип режима в Египте, выбран ли он демократически и уважает ли он права человека. Вместо этого возникает вопрос, как этот новый режим может влиять на США и другие страны. То же самое может быть сказано относительно Сирии, где режим угнетения сопротивляется движению, которое некоторые на Западе считают демократическим. Возможно, но его моральные принципы могут предать Запад анафеме. В то же время, старый режим может быть не слишком популярен, но его сохранение может быть больше в интересах Запада.

Возникает такой сценарий: представьте, что есть выбор между репрессивным и недемократическим режимом, действующим в интересах западных стран, и демократическим режимом, но репрессивным по западным стандартам и враждебным к его интересам. Что предпочтительнее, и какие шаги стоит предпринять?

Это ослепительно сложные вопросы, на которые некоторые обозреватели (реалисты, противостоящие идеалистам) не только не получают ответов, но также показывают, что правительство США не преследует национальных интересов, при этом никак не улучшая моральный характер мира. Другими словами, вы выбираете между двумя типами репрессий с точки зрения Запада, и между ними нет преференций. Исходя из этого, США стоило бы игнорировать моральные вопросы, как неразрешимые, и сосредоточиться на более простом вопросе, на который есть ответ: на национальных интересах.

Египет – чудесное место, чтобы указать на разногласия во внешней политике США между идеалистами, настаивающими, что преследование принципов Просвещения является национальным интересом, и реалистами, считающими, что следование принципам очень отличается от их навязывания. И что ссориться стоит только с теми режимами, которые противостоят американским интересам. Другими словами, что сейчас США заигрывают с режимами, враждебными Соединённым Штатам и угнетателями по американским стандартам. Не приводя к моральному улучшению, это будет практической катастрофой.

Миссия и сила
Существует соблазн принять реалистические аргументы. Их слабость в том, что определение национальных интересов всегда спорно. Физическая защита США очевидна – и 11 сентября этому подтверждение. В то же время, физическая безопасность Соединённых Штатов далеко не всегда находится под вопросом. В чём конкретно наши интересы в Египте, и как влияет на нас, что Египет будет проамериканским?  Не всегда ответы на эти вопросы очевидны, и реалисты часто испытывают проблемы с обозначением национальных интересов. Даже если мы примем идею, что главной задачей внешней политики США является обеспечение национальных интересов, вне зависимости от моральных соображений, то в чём заключаются эти самые национальные интересы?

На мой взгляд, здесь возникает два принципа. Первый, что несостоятельно жить без принципов за пределами «интересов». Заботиться об интересах кажется очень трезвым подходом, но оказывается весьма пустым концептом, если углубиться в его изучение. Второй принцип в том, что не может быть морального добра без силы. Декларировать принцип без силы следовать ему – это форма нарциссизма. Ты знаешь, что ты действуешь не хорошо, но разговоры об этом заставляют тебя чувствовать себя прекрасно. Интересов не достаточно, и моральность без силы – это просто разговоры.

Итак, что стоит сделать относительно Египта? Во-первых, признать, что сделать можно очень мало. Не из-за моральных ограничений, а по практическим соображениям, поскольку Египет – большая страна, трудно поддающаяся влиянию, и вмешиваться и «лажать» хуже, чем не делать вообще ничего. Во-вторых, нужно понять, что означает Египет и что результат отношений, существовавших последнее десятилетие, не из тех, к которым США может позволить себе быть равнодушным.

Американская стратегия в Египте (которая выходит за пределы бумажек из Вашингтона) сложна для определения. Но число точек может быть уменьшено исходя из этого упражнения. Во-первых, важно не создавать мифов. Миф о Египетской революции был в том, что они собираются создать конституциональную демократию по образцу западных демократий. Это попросту не соответствовало действительности. Реальность колеблется между военным и исламистским режимами. Это приводит нас ко второй точке, что в выборе между разными формами репрессий стоит выбрать ту, которая более соответствует национальным интересам. Что заставит нас определить, наконец, национальные интересы, к благотворному эффекту.

Вашингтон, как и все столицы, любит правила и ненавидит политическую философию. Правила часто не совпадают с реальностью, потому что их создатели не просчитывают политические последствия. Противоречия, заложенные в правах человека относительно подхода неоконсерваторов – это одно, но неспособность реалистов дать строгое определение национальных интересов создаёт политические документы монументальной бессодержательности. Обе стороны создают полемику в ущерб мышлению.

Места типа Египта позволяют вернуться к реальности. Одна часть действительно верит, что Египет станет чем-то типа Миннесоты. Другая часть понимает, что не станет, и создаёт план быть трезвомыслящими, но не достаточно трезвомыслящими, чтобы указать, а в чём собственно заключается план. Это кризис внешней политики США. Она всегда была такой, но операясь на американскую силу, именно США создают глобальную нестабильность. Одна часть американского режима хочет быть правой, другая хочет быть крутой. Никто не понимает, что такое раздвоение является корнем всех проблем. Посмотрите на американскую (и европейскую) политику в отношении Египта и вы увидите, в чём её затруднения.

Лекарство не состоит в слоганах и идеологии, или в противостоянии «мягкой силы против жёсткой». Оно находится одновременно в моральной миссии режима и его способности понимать и использовать силу эффективно. А это требует изучения политической философии. Жан-Жак Руссо, с его различением между «общей волей» и «волей всех», может стать хорошим началом. Или чтение здравомыслящего Марка Твена может быть более приятной заменой.

Источник: Stratfor
http://hvylya.org/analytics/geopolitics … -ssha.html

0

7

Египетский план: Сначала хаос, потом – исламисты
18.12   MIGnews.com  http://www.mignews.com/news/politic/wor … 62335.html

http://www.mignews.com/aimages/12_11/171211_234757_62335_2.jpg
Возобновившиеся беспорядки в Каире уже нанесли военной хунте удар, который может оказаться фатальным.
Все члены временного консультативного совета в знак протеста против убийств армией демонстрантов в Каире подали в отставку.

Временный совет был создан хунтой для придания большей легитимности военному правлению. Хунта пыталась придать своему правлению более "цивильное лицо" и создать противовес новому парламенту. Теперь все эти планы пошли крахом. Члены совета заявили, что не будут собираться на заседания до тех пор, пока генералы не прекратят насилие и не расследуют убийства в Каире. Многие также требуют немедленной передачи исполнительной власти новому правительству, которое должен назначить парламент, а не хунта.

Среди убитых в Каире прошлой ночью – видный исламский теолог Эмад Эффат. Военные задержали и избили трех только что избранных членов парламента и корреспондента Al Jazeera. Один из избитых депутатов, Зияд эль-Элайми, подал в суд лично на фельдмаршала Тантауи.
http://operkor.files.wordpress.com/2011/02/43.jpg
Беспорядки распространились за пределы Каира. Военные атаковали избирательные участки, избивая всех, кто попадался под руку, дубинками и электрическими кабелями, в трех губернаторствах. Во всех трех избиты судьи и члены избирательных комиссий, которые должны были следить за подсчетом голосов.
http://media.thestar.topscms.com/images/6b/d3/e430e59f48d5a49f7fe820dadc1a.jpeg
Пресс-представитель Ассоциации судей Махмуд эль-Шариф заявил: "Военные атаковали всех, включая избирателей, кандидатов и судей. Сотни людей уже проинформировали нас, что они отказываются далее следить за ходом выборов и, более того, отказываются от статуса судей".

***
Старейший научный центр сожжен в ходе беспорядков в Каире


В Каире у здания правительства, где проходила акция протеста, вспыхнули массовые столкновения между полицией и манифестантами. Жертвами беспорядков уже стали 9 человек, более 360 пострадали. Демонстранты стали забрасывать стражей порядка камнями и "коктейлями Молотова". Те в ответ применили водометы и дубинки.
Во время уличных боев сгорело дотла здание старейшего в мире научного центра, построенное еще при Наполеоне Бонапарте.
Огнем уничтожены десятки старинных книг, картин и документов по истории страны.
По некоторым данным, погромы спровоцировали сами полицейские, которые якобы стали стрелять по толпе боевыми патронами. Эту информацию вскоре опроверг премьер-министр Египта.
Акция протеста возле здания кабинета министров длится уже вторую неделю. Ее участники требуют от военных передать власть гражданскому правительству.
http://www.1tv.ru/news/world/194124

0

8

Египет: наспех состряпанный «Лотос», контрреволюция или «второе пришествие»
"Asharq Alawsat", Великобритания,Хуссейн Шобокши

http://rus.ruvr.ru/data/2011/12/23/1244349570/4highres_00000403014258.jpg
Говорят, экс-госсекретарь США Кондолиза Райс как-то изрекла невзначай, не помню уж, по какому поводу: «Creative Chaos»
Странная идея, странное выражение. Но прижилось, пошло в массы, вошло в  политическую лексику…

На арабский непереводимо. Даже и не пытайтесь. Однако попробуем передать «райсовскую идею» описательно. Рукотворный хаос? Пожалуй… Творческий беспорядок? Вряд ли… Нечто мирное, уютное, безобидное и в общем – творческое… Не станет же глава внешнеполитического ведомства говорить о таких милых, домашних пустяках…
А вот тому, что творится сегодня на улицах и площадях Каира, других египетских городов, высказывание соответствует. Ложится точно, как патрон, досланный в патронник винтовки. И обретает истинное, зловещее значение – организованный и управляемый хаос, анархия…

Я бы назвал все, что творится в Каире, эту атмосферу, пропитанную злобой, мстительностью и депрессией, «диким хаосом».
Оттенок «созидательности», «организованности», чего-то подстроенного, присутствует. Может быть, Кондолиза это и имела в виду.

Юные манифестанты всю ночь швыряют камни и бутылки с зажигательной смесью, «молотовские коктейли», в здания дворцового комплекса, где размещается египетский кабинет министров.
Пылает подожженный со всех сторон Египетский Институт научных исследований. В пламени гибнут бесценные арабские рукописи, исторические фолианты и манускрипты, насчитывающие много веков, книги, патенты научных открытий, технические документации… Бесценное достояние египтян, прославившее их на весь мир. Я видел, как седовласые ученые мужи, многие - светила вселенского масштаба, вымазанные в саже, копаются на пожарище, пытаясь хоть что-то отыскать и спасти. И плачут как дети…

Сегодня никто в Каире уже не произнесет с гордостью «25 января». Напротив, все больше говорят о том, что «лотос» оказался революцией, состряпанной наспех. Не имеющей цели и плывущей без руля и без ветрил…

Против дикой власти обезумевшей толпы встали армейцы и спецслужбы. Пролилась кровь. Родные погибших взывают к мщению. Кому мстить?

По данным комиссии по расследованию и показаниям свидетелей, на площадь Тахрир, подвывая клаксонами, стремительно въезжали скоростные автомобили. Волонтеров «настоящей революции» снабжали канистрами с бензином, продуктами, деньги раздавали пачками.  Стержнем контрреволюции стали безработные и дети. Их науськивали швырять камни в армейские цепи, поджигать здания, автомобили. Разумеется, за хорошее вознаграждение. Перефразирую известное изречение классика:  решительно ничего не стоит та революция, которую можно купить. Или подкупить…

На улице Айн аш-Шамс людей расстреливали в упор, с расстояния в полметра. 42 погибших, сотни раненых. Салафисты изрекли: это не шахиды, это бандиты… Но легче от этого не стало…
Становится известно, что в дни интифад Штаты вложили 65 миллионов долларов в некие египетские «закрытые организации». Не они ли повинны в «творческом хаосе»?

А что за движение «социалистические революционеры»? Будучи долго бесплотным духом, вдруг материализовалось.  С  призывом разрушить старый Египет. До боли знакомо. «Мы старый мир разрушим. До основанья…». Строка назойливо пульсирует в голове, когда бродишь по печальному пепелищу в Институте исследований, в прохладной тиши которого трудились рядом с египетскими коллегами ученые со всего мира, студенты, археологи, исследователи, архивисты, историки, филологи, востоковеды…
Верховный военный совет Египта не спешит с передачей власти. Разумно? На фоне сегодняшней анархии и власти толпы, безусловно. Не будет воинской железной хватки, и контрреволюция вкупе с охлократией захватят страну, и пощады никому не будет.

Но есть тревожные предчувствия, что «железная рука в армейской перчатке» дирижирует всем этим хаосом. Идут разговоры о «второй революции». Ее уже в шутку называют «вторым пришествием». Не в меру осторожные интеллектуалы видят в этом благо: почему бы не вспомнить «исправительные движения» 70-80-х годов. Вы их помните, уважаемый читатель? Выглядело это примерно так: процесс, события, идея. За ними по пятам «исправительное движение». Чтобы все  исправить, зачистить и вернуться к истокам, на круги своя. Топтание на месте, либо вечность движения по кругу. Пустышка…

Цивилизованная манера, в которой вершились первые манифестации, сменилась злобой, жестокостью и хамством. С обеих сторон. Армия, заявившая себя защитницей воли народа, выступившего против диктатуры, сегодня агрессивна, озлоблена и не в меру воинственна. Огонь на поражение ведет недрогнувшей рукой.

Египет наводнен партиями и движениями. Над всеми Верховный военный совет с его классической пирамидальной структурой и «политическими фараонами». Вызывают огонь, когда сочтут нужным и в согласии с унаследованными традициями. Против них редеющая толпа немногих «чистых революционеров», которых предали, прокляли и забыли. Ибо их вера в революционные свершения истаяла вместе с надеждой на всеобщие парламентские выборы, шквальную победу на которых одержали религиозные партии, наблюдавшие за интифадами на безопасном отдалении. Революция похищена, плоды ее безо всяких усилий сорваны другими. Нечестно и обидно…

Есть и партии политического ислама. Эти совсем не возражают против кровавых столкновений армии с манифестантами. Они предпочитают выжидать, пока стороны не обессилят в изнурительной схватке. Потом неспешно направятся к избирательным урнам. И исход грядущей президентской кампании уже можно предсказать сегодня.
А есть еще страны и корпорации, поддерживающие ту или иную сторону в египетской всеобщей свалке. Они мне напоминают кукловодов: дергая за веревочки, можно без труда «соорудить креативный хаос» и проводить подрывные акции.

Революция состряпана наспех. Сырая. Всего лишь и удалось свергнуть режим, арестовать «символы прежней власти» и распустить  правящую партию. Люди получили «сатисфакцию» и успокоились. О развитии революционного процесса никто думать не желает. Ни рабочий, ни зеленщик, ни интеллектуал…
Никому и невдомек, что режим сохранил в своих руках три ветви власти. Жизненные и эффективные. Армию, судебную систему и бюрократию. Любопытно, почему же такая важнейшая государственная структура, как безопасность, спецслужбы и полиция оказались вроде бы ни при ком и ни при чем. И они быстро теряют контроль надо всем, что происходит, и это должно стать предметом тщательного расследования.

Сколько будет длиться «дикий хаос»? Пока толпа и армия не изведут друг друга в изнурительном противостоянии? Или все же проступит некая, невидимая нынче, линия раздела между Военным советом и вооруженными силами, между революционерами и контрреволюционерами? Но пока все зыбко, грань неотчетлива, а будущее тревожно…

Ситуация в Египте напоминает водяной вентиль. Когда начинались парламентские выборы, кто-то ловко его перекрыл. Когда же вспыхнули протестные движения, требующие не допустить Ганзури к власти, кран открыли, и мощный поток смыл плакаты, перемешал движения и амбиции. И мы утратили ту, предвыборную, ситуацию, отличавшуюся  дисциплиной и реформаторским духом.

«Революционное блюдо» надо доварить, дожарить, довести до нужной кондиции. Как это сделать, уже никто не знает.

«Рукотворный хаос» правит бал.

Asharq Alawsat 
http://rus.ruvr.ru/2011/12/23/62735952.html

0

9

Арест сотрудников неправительственных организаций вызывает возмущение, но США поступили бы точно так же
"The Christian Science Monitor", США,Марлин Сперри (Marlene Spoerri)

http://m.ruvr.ru/data/2012/02/15/1248249730/89602314_7960f74d5f_b.jpg

Возмущение арестом в Египте 43 сотрудников неправительственных организаций, из которых не менее 16 — американцы, понятно и заслуженно. Но, кроме того, оно подчеркивает парадокс, который мало кто сознает: работу по строительству демократии, которую ведут эти организации, никогда бы не потерпели в Соединенных Штатах

В последние несколько месяцев иностранцы, работающие над укреплением демократии в Египте, чувствуют себя неуютно. Несмотря на «арабскую весну», власти, пришедшие на смену Мубараку, неохотно принимают помощь, неизбежно хлынувшую в страну после «демократической» революции.

Более того, они не скрывают своей враждебности. Сообщается, что в начале февраля 43 гуманитарных работника (в том числе не менее 16 американцев) были обвинены в перечислении средств египетским некоммерческим организациям — технически это незаконно, но при Мубараке на это смотрели сквозь пальцы. В центре политической бури оказались американские «партийные институты» — Национальный демократический институт и Международный республиканский институт.

Возмущение со стороны этих организаций, США и Европы понятно и заслуженно. Но кроме того, оно подчеркивает парадокс, который мало кто сознает: работу, которую ведут эти организации, никогда бы не потерпели в Соединенных Штатах и Западной Европе. Финансирование политических партий и предвыборных кампаний из-за рубежа возмутило бы миллионы американцев.

Обвинения в адрес этих групп прозвучали на фоне преследований египетских групп в поддержку демократии, начавшихся в декабре прошлого года, когда египетские спецслужбы провели обыски в помещениях 17 иностранных неправительственных организаций. В последующие недели египетские власти постарались сгладить негативный резонанс. Сначала они дали понять, что закрытие неправительственных организаций — чистой воды недоразумение, но позже отказались выдать им разрешение на ведение деятельности и устроили в СМИ атаку, напоминающую охоту на ведьм.

Понятно, что последние шаги египетских властей вызвали негодование у этих организаций. Равно как и у высоких иностранных представителей. За последние дни с возмущенными заявлениями выступили, в частности, государственный секретарь Хиллари Родэм Клинтон, глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон и даже New York Times. Напряженность нарастает так быстро, а возмущение так неподдельно, что некоторые даже предполагают, что судьба тридцатилетнего союза Египта с Соединенными Штатами висит на волоске.

Но стоит ли Вашингтону удивляться? Только взгляните на то, как воспринимались предположения о зарубежном вмешательстве в американские предвыборные кампании: в 1996 году слухи о том, что китайские власти тайно финансируют Национальный комитет Демократической партии вызвали общенациональный скандал, кульминацией которого стали серия громких расследований Конгресса и 22 официальных обвинения в мошенничестве. А когда в 2003 году были озвучены подозрения по поводу организации MoveOn.org, которую якобы финансировали шведы и канадцы, иностранцев обвинили в желании сорвать переизбрание Джорджа Буша. Через несколько дней MoveOn официально запретила пожертвования из-за рубежа.

Действительно, во многих демократических странах существуют законы, запрещающие иностранцам оказывать финансовую или материальную поддержку политическим партиям. Считается, что такие пожертвования, учитывая их потенциал воздействовать на волю народа и, соответственно, чинить ей препятствия, противоречат сути демократического процесса.

Однако более чем в ста странах партийные институты фактически занимаются именно этим: они обучают, дают рекомендации по стратегии ведения кампаний, оказывают материальную помощь и, в редких случаях, финансовую поддержку политическим партиям, явно стремясь влиять на их деятельность.

Следует отдать им должное: часто они выполняют важную работу, способствуя созданию антиавторитарных коалиций, обучая десятки тысяч наблюдателей на выборах и работая над повышением роли женщин и молодежи в политических партиях. Все это крайне необходимо в условиях недемократических и демократизирующихся обществ. Но не отрицает того факта, что американцы вряд ли потерпели бы у себя те методы, какими данные зарубежные организации вмешиваются в избирательный процесс в других странах.

Конечно, эти организации утверждают, что их помощь носит беспристрастный характер, а сами они не связаны с правительствами зарубежных стран. Однако это справедливо лишь отчасти.

Возьмем заявления о беспристрастности. И НДИ, и МРИ говорят о том, что они не встают на ту или иную сторону, однако в заслугу им вменяется свержение диктаторов в таких странах, как Сербия, Грузия и Украина. Они говорят, что не оказывают финансовую поддержку, но при этом не отрицают, что платят за аренду помещений, покупают компьютеры и даже оплачивают рекламные ролики партий. Именно в силу крайней пристрастности подобной деятельности такие страны, как Белоруссия и Россия, уже давно «препятствуют продвижению демократии».

Действительно ли эти организации неправительственные? Они называют себя таковыми, но на самом деле все не так однозначно. И НДИ, и МРИ получают значительную часть финансирования из государственных источников. В их руководстве заседают действующие и бывшие члены американской администрации и партийные профессионалы. У руководителей их представительств на местах зачастую нет иного выбора, кроме как проводить линию государственного департамента. В конечном итоге, эти институты — как и любая другая иностранная помощь — являются инструментами внешней политики США.

И не будем забывать о сомнительных достижениях этой политики в Египте. В течение тридцати лет помощь США Египту способствовала удержанию режима Мубарака у власти. Тридцать лет Америка финансировала его диктатуру и поддерживала его вооруженные силы. Безусловно, египтян нельзя упрекать в том, что они сомневаются в искренности поддержки их демократии американцами. Более того, каким бы ни был исход нынешней драмы с иностранной помощью, для того чтобы изменить образ Америки, десятилетиями поддерживавшей египетскую автократию, потребуется нечто большее, чем 1,5 миллиарда долларов помощи.

Это не оправдывает действия египетских властей. Они поступили — и продолжают поступать — неправильно. Но Вашингтон не должен удивляться. В конце концов, партийные институты как инструменты внешней политики выполняют задачу по продвижению не только демократии, но и внешнеполитических интересов. Это закономерно вызывает вопросы в любой стране. Безусловно, вызвало бы и в нашей.

Марлин Сперри — обозреватель Совета Фонда Карнеги по этике в международных отношениях и автор готовящейся к изданию рукописи «Помощь партиям и свержение диктаторам: продвижение демократии в бывшей Югославии»
Оригинал публикации: Outrage over Egypt's arrest of NGO workers, but US would have done the same  http://www.csmonitor.com/layout/set/pri … int/466200
Перевод: http://rus.ruvr.ru/2012/02/15/66110800.html

0

10

Суд в Египте: каждая страна разыгрывает свои карты
Роланд Биджамов,24.02.2012

http://m.ruvr.ru/data/2012/02/24/1248680190/673268_85522744.jpg

Первое заседание по "делу о незаконном иностранном финансировании" организаций гражданского общества состоится 26 февраля в 8-м окружном уголовном суде Каира. Перед судом должны предстать 43 обвиняемых

Среди них 19 американских граждан, 16 египтян и 10 граждан других государств, в том числе Германии, Сербии, Норвегии, Иордании и Палестины. Их обвиняют в незаконном создании на территории Египта филиалов иностранных гуманитарных организаций, а также незаконном получении и распределении финансовых средств из-за рубежа.

Американцам запрещено покидать Египет
В качестве превентивной меры египетские власти запретили ряду обвиняемых покидать страну до принятия соответствующего решения. 29 января американские граждане, около 14 человек, решили укрыться временно на территории посольства США, что является беспрецедентным случаем в истории отношений Египта и США.

23 февраля таможенные власти каирского аэропорта предотвратили попытку гражданки США покинуть страну на борту самолета германской авиакомпании "Люфтганза". Пассажирку успели снять с рейса в самый последний момент, трап уже готовился отъехать, когда выяснилось, что ее имя состоит в списке лиц, которым запрещен выезд из страны.

С момента начала кризиса между Вашингтоном и Каиром ведутся интенсивные консультации и переговоры. В Каире уже побывали с визитами ряд высокопоставленных лиц, в том числе председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Мартин Демпси и сенатор-республиканец Джон Маккейн.

Пикантность ситуации состоит в том, что Джон Маккейн является президентом Международного республиканского института, одной из четырех американских организаций, которые проходят по этому делу.

Американская сторона пытается оказать давление на египтян с целью минимизировать политический ущерб. Официальный представитель Белого дома Марк Тонер, выступая на брифинге перед журналистами, заявил, что администрация президента США предпринимает в последние дни интенсивные усилия, чтобы разрешить кризис.

Он не сообщил, как поведут себя в день суда американские граждане, укрывшиеся сейчас на территории посольства США в Каире. Останутся ли они в посольстве или все же предстанут перед египетской Фемидой?

Что происходит в отношениях Каира и Вашингтона?
Ответил на этот вопрос посол доктор Махмуд Рашед, один из авторов Арабской хартии прав человека, которая была принята 23 мая 2004 года на 16-й сессии Лиги арабских государств в Тунисе.

Авторитетный международный эксперт, посол Махмуд Рашед в настоящее время возглавляет Центр мониторинга гражданского общества и профессиональных союзов Лиги арабских государств:

"Отношения с Америкой, равно как и с другими странами, строятся на интересах. Эти отношения испытывают периоды колебаний, подъема и спадов. В конечном счете они основываются на экономических и политических интересах.

Когда же начинает говорить политика, проблема прав человека, как правило, замораживается и отходит на задний план. У политики есть свои задачи, которые не всегда совпадают с требованиями защиты прав человека и обеспечения основных гражданских свобод.

Здесь есть интересы, и мы наблюдаем напряженность, естественную для общества, находящегося в состоянии перехода. Есть державы и страны, которые пытаются защитить свои интересы в новой послереволюционной ситуации. Так было после любой революции. Этот процесс мы наблюдаем и в Египте. Идет гонка между великими державами за сохранение своих позиций".

Кризис носит ограниченный характер
"То, что произошло в отношении организаций гражданского общества в Египте, не носило всеобъемлющего характера. Число организаций, которые подверглись проверкам и привлечены к суду, ограничено.

Да, 26 апреля начнется суд над этими организациями, и это последствия тех нарушений, которые они допустили. Все это естественно и допустимо в переходный период. Не стоит удивляться тому, что произошло.

Но с другой стороны, этот суд сам по себе привлекает внимание к проблеме прав человека и гражданского общества," - подчеркнул ученый и дипломат.

Вашингтон и Каир разыгрывают свои карты

Кризис в отношениях между Каиром и Вашингтоном – часть долговременной политической игры, считает посол Махмуд Рашед:
"Политическая сторона дела играет тут большую роль. Идет перетягивание каната. Есть и нарушения закона. Если организация работает без соответствующего разрешения, то это наказуемо.

Обе стороны разыгрывают свои карты с целью достижения своих политических целей. У каждой стороны есть в запасе такие карты. И возникшая проблема – одна из таких карт, Все это свойственно политике, которая играет здесь важную роль. Ее нельзя отрицать. Эта напряженность в отношениях продлится еще какое-то время".

http://rus.ruvr.ru/2012_02_24/66804268

0