ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » ВС России » ВПК России


ВПК России

Сообщений 11 страница 20 из 145

11

Закладка новых кораблей для ВМФ России.

http://sdelanounas.ru/images/img/c/z/czAxOC5yYWRpa2FsLnJ1L2k1MDUvMTIwMS83ZC8wNjM2MTVhY2MyNGMuanBnP19faWQ9MTMzMDk=.jpg

Сегодня в Санкт-Петербурге на ОАО Судостроительный завод «Северная верфь» состоялась закладка сразу двух боевых кораблей для ВМФ России:
корвета "Гремящий" (проект 20385, заводской №1005)
и фрегата "Адмирал Головко" (проект 22350, заводской №923)

http://sdelanounas.ru/images/img/c/z/czAwNi5yYWRpa2FsLnJ1L2kyMTMvMTIwMS82Mi9hNjg4Yjg1MGE0M2UuanBnP19faWQ9MTMzMDk=.jpg

Головной фрегат пр.22350 "Адмирал Горшков" после спуска на воду, октябрь 2010:

http://sdelanounas.ru/images/img/c/z/czAxOC5yYWRpa2FsLnJ1L2k1MTUvMTIwMS8wMS8zNmQwNDI2MWI0OWIuanBnP19faWQ9MTMzMDk=.jpg

Технические характеристики (20385_22350):
Водоизмещение стандартное: 2500_4500 т.
Длина: ???_130 м.
Ширина 13_16 м.
Скорость 27_29 узлов
Дальность плавания (14 уз.) : 3500_4000 миль

Вооружение (20385_22350):
Артиллерийская установка: А-190-01 (100-мм) _ А-192 (130-мм)
УКСК 3С14 1*8_2*8 ячеек
ЗРК "Редут" 16_32 ячейки
ЗРАК "Палаш" 0_2 шт.
АК-630М 2_0 шт.
Пулеметные установки МТПУ (14,5-мм) 2_2 шт. 
Вертолёт ПЛО 1_1 шт.

http://sdelanounas.ru/images/img/c/z/czAxNy5yYWRpa2FsLnJ1L2k0MDAvMTIwMS85NS9iZmZlMWY4MGJlZDMuanBnP19faWQ9MTMzMDk=.jpg

http://sdelanounas.ru/images/img/a/t/aTA0MS5yYWRpa2FsLnJ1LzEyMDEvNmUvNjVlYjYzNGIyYmNmLmpwZz9fX2lkPTEzMzA5.jpg

Закладные секции корвета и фрегата в эллинге ОАО "Северная верфь"

Фотографии опубликованы пользователем sevstud1986 на сайте airbase.ru

Корвет "Гремящий" проекта 20385 является развитием корвета "Стерегущий" (проект 20380) и отличается от своих предшественников увеличенными габаритами и наличием нового ракетного комплекса. К настоящему времени корабелами "Северной верфи" переданы флоту "Стерегущий" (зав. №1001, в 2007 году) и несколько отличающийся от него составом вооружения "Сообразительный" (зав. №1002, в 2011 году).

Корвет "Бойкий" (зав. №1003) в настоящий момент достраивается на плаву и в этом году после испытаний пополнит состав ВМФ. Ещё один корвет этого проекта, "Стойкий" (зав. №1004), в этом году будет спущен на воду.

Фрегат "Адмирал Головко" проекта 22350 станет третьим кораблём этого типа. Головной фрегат нового поколения  "Адмирал Горшков" (зав. №921) строится на "Северной верфи" с 2006 года.  В этом году он должен выйти на ходовые испытания. Второй корпус - "Адмирал Касатонов" (зав. № 922), был заложен в ноябре 2009 года и в конце 2012 года будет спущен на воду.

Оба новых боевых корабля унаследовали исторические имена кораблей отечественного Военно-морского флота.

Историческая справка.

http://sdelanounas.ru/images/img/c/z/czAxOC5yYWRpa2FsLnJ1L2k1MTMvMTIwMS80Ny81NDJmZjkyMjA5MDAuanBnP19faWQ9MTMzMDk=.jpg

Имя «Гремящий» в разное время носили канонерская лодка Российского Императорского флота и эсминцы проектов 7, 57-бис и 956 (2) Советского ВМФ. Наиболее известен эсминец «Гремящий», построенный в 1939 году по проекту 7 и сташий самым знаменитым кораблём серии.

В годы ВОВ эсминец выполнил 90 боевых заданий командования, пройдя в боях и походах 59850 миль, отразил 112 налетов вражеской авиации, уничтожив 14 и повредив 23 самолета. 11 раз поддерживал фланги Красной Армии и десанты Северного флота артиллерийским огнем. Обеспечил переходы 39 союзных и 24 отечественных конвоев, трижды совместно с другими кораблями действовал на морских коммуникациях противника, потопил одну и повредил две подводные лодки.

В марте 1943 года эскадренный миноносец «Гремящий» был удостоен гвардейского звания «за проявленную отвагу в боях за отечество с немецкими захватчиками, за стойкость и мужество, за высокую воинскую дисциплину и организованность, за беспримерный героизм личного состава».

http://sdelanounas.ru/images/img/c/z/czAxOC5yYWRpa2FsLnJ1L2k1MDkvMTIwMS85YS9iZjhlNzQyZjMyMGYuanBnP19faWQ9MTMzMDk=.jpg
Арсений Григорьевич Головко - советский флотоводец, адмирал (1944).
На флоте с 1925 года. Участник Гражданской войны в Испании. В 1938–1940 годах – командир дивизиона эсминцев, начальник штаба Северного флота, командующий Каспийской, затем Амурской военными флотилиями.
В 1940–1946 годах – командующий Северным флотом. Под руководством А.Г. Головко флот сыграл важную роль в отражении наступления немецко-фашистских войск на Мурманск и обороне побережья Баренцева моря.

С апреля 1946 года – заместитель начальника, с февраля 1947 года – начальник Главного штаба – заместитель главкома ВМС, в 1950–1952 годах – начальник Морского генштаба – 1-й заместитель военно-морского министра. В 1952–1956 годах командовал 4-м флотом, в 1956 году – Балтийским флотом. С ноября 1956 года - 1-й заместитель главнокомандующего ВМФ.
Награждён четырьмя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Ушакова I степени, орденом Нахимова I степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями, а также иностранными орденами.

Имя  "Адмирал Головко" носил ракетный крейсер проекта 58.

http://sdelanounas.ru/blogs/13309/

0

12

Мы живём в хищном лесу, где идёт борьба за ресурсы…
Юрий РУБЦОВ  15.02.2012

http://rus.ruvr.ru/data/2012/01/19/1246043319/4RIAN_00889605.LR.ru.jpg

Со времени состоявшегося в декабре минувшего года назначения на должность вице-премьера Дмитрий Рогозин стал одним из наиболее активных ньюсмейкеров в российском правительстве. За короткий срок Д.Рогозин посетил предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК) в Ижевске, Туле, Воронеже, Ульяновске, Казани, Борисоглебске, Новосибирске, не говоря уже о московских и подмосковных оборонных заводах и НИИ, выступил перед учеными Академии военных наук и Сибирского отделения РАН, сделал несколько энергичных заявлений.
Суть его выступлений - масштабные планы восстановления отечественного ОПК, дабы, как заявил Д. Рогозин в Туле, российская армия смогла «бряцать современным оружием, и только тогда не будет войны». При этом он отклонил любые алармистские комментарии, пояснив: «Мы живем в хищном лесу, где идет борьба за ресурсы, и Россия не должна стать мишенью, жертвой этой борьбы».

Д. Рогозин пришел на пост вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу с поста главного военного представителя РФ при Североатлантическом альянсе. Если в переговорах с натовцами за его спиной незримо стоял весь оборонный потенциал страны, за который отвечали другие люди, то теперь именно он – заместитель Председателя Правительства России, председатель Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации – в первую очередь ответственен за состояние этого потенциала. Дел же на этом важнейшем для обеспечения национальной безопасности РФ направлении – невпроворот.

Следует всячески поддержать убежденность Д.Рогозина в том, что во главу планов восстановления отечественного ОПК должна быть поставлена наука. Выступая в новосибирском Академгородке, он подчеркнул, что без принятия безотлагательных мер в области оборонной фундаментальной науки Россия рискует получить существенное отставание, в первую очередь, по таким направлениям, как электронная компонентная база, устройства для наведения высокоточного оружия, лазерные системы, гиперзвуковые технологии и разработка источников сверхширокополосного электромагнитного излучения.

Все более зримым становится облик агентства по стратегическому планированию для оценки угроз национальной и технологической безопасности России, которое создается по инициативе Д. Рогозина и будет действовать под эгидой Научно-технического совета Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ. Агентство задумано как российский аналог американского Агентства по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA), его функции будут заключаться в оценке развития ситуации в мире в области безопасности, определении рисков и угроз национальной обороноспособности и технологической независимости России на 25-30-летнюю перспективу. «Она (эта структура) должна выступать как такой научно-исследовательский хищник, выхватывающий наиболее интересные, самые прорывные и самые рискованные для частного бизнеса идеи», – определил Д. Рогозин специфику нового агентства, отвечая на вопросы журналистов в ходе рабочей поездки в Новосибирск.

Вице-премьер также высказывается против массовых закупок вооружения и комплектующих за рубежом.
Во-первых, возникает зависимость от иностранных поставщиков в оснащении собственной армии.
Во-вторых, из-за этого Россия в рамках военно-технического сотрудничества с другими странами нередко наносит ущерб себе.
Производя хорошую технику, востребованную за рубежом, но не обладая всем технологическим рядом, она вынуждена прибегать к помощи извне.
Например, на российскую бронетехнику часто устанавливаются тепловизоры французского производства, а потом такой продукт продается за рубеж. «Это невыгодно, – считает Д. Рогозин. – Выгодно иметь продукт "под ключ" и продавать его».

Вице-премьер определил и главную точку приложения сил – «глубочайшую модернизацию» предприятий ОПК.
К 1 марта текущего года на утверждение Кабинета министров будет внесен проект федеральной целевой программы по развитию ОПК в объеме 3 трлн. рублей. Эти средства выделяются в дополнение к тем, которые планируется затратить на закупки военной продукции в рамках государственной программы вооружения (ГПВ) до 2020 г. Напомним, что, как было заявлено в конце прошлого года, общая сумма расходов на ГПВ на ближайшие 10 лет составит до 22,5 трлн. рублей, из которых на оснащение Вооруженных сил РФ вооружением, военной и спецтехникой в 2012 г. будет направлено более 1,1 трлн.

Однако такой реформе ОПК, о которой говорит Д.Рогозин, во многом противодействует инерция прошлого, и с этим новому председателю Военно-промышленной комиссии ещё предстоит иметь дело. Например, заявлено, что к концу года будет разработан аванпроект авианосца, после чего корабелы приступят к его закладке. Между тем строительство авианесущих кораблей в госпрограмму вооружений России на 2011-2020 гг., утвержденную в прошлом году, не заложено. Сообщается также, что в ГПВ будет внесено еще одно серьезное изменение: вместо восьми планируется закупка десяти ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 955 «Борей». Многие эксперты относятся к таким масштабным планам строительства боевых кораблей для ВМФ скептически. Так, бывший начальник Главного штаба ВМФ адмирал Валентин Селиванов заявил буквально следующее: «…за 20 лет Россия не построила ни одного крупного корабля или подводной лодки. Доделывали лишь то, что оставил на стапелях Советский Союз». Так что слова о «глубочайшей модернизации» потребуется подтверждать делами очень быстро.

Есть и более серьезные препятствия на пути реализации заявленных планов. Назовем лишь два.

Первое – технического и технологического свойства: мы имеем в виду отсутствие в РФ собственного производства элементной базы. Слишком много комплектующих страна получает из-за границы. А что из этого выходит, своей драматической судьбой продемонстрировал космический аппарат «Фобос-Грунт». Автоматическая межпланетная станция (АМС) состояла из 95 тыс. микросхем, 62% из которых не должны были использоваться в космической отрасли. Результат – первая за 15 лет российская АМС, предназначенная для доставки образцов грунта со спутника Марса, стоимостью в 5 млрд. рублей, не вышла на заданную орбиту и рухнула в океан. Похожая картина – и с военной техникой.

Есть и еще один настоятельный побудительный мотив к созданию своей элементной базы — кибербезопасность с точки зрения обороны.
В США создано специальное киберкомандование, где отрабатываются действия не только по открытым сетям, в частности по противодействию вирусам, но и закладки специальных программ в оборудование, в элементную базу. В том числе и поставляемую в Россию.

Д. Рогозин видит грозящую опасность. Однако проблему не решить в один приём. Она носит системный характер. После многих лет упадка и деградации ОПК ряд технологий утрачены или устарели, высок средний возраст сотрудников оборонных НИИ и заводов, не хватает простейшего - квалифицированных рабочих массовых специальностей.

Препятствие второе. Имя ему – коррупция. С болью думаешь о том, что как минимум 20% от дополнительных 3 триллионов рублей, обещанных вице-премьером на развитие ОПК, сразу же осядет на личных счетах руководителей разного масштаба. И это – не фантазия автора: заместитель генпрокурора РФ – главный военный прокурор Сергей Фридинский    на днях заявил, что из выделенных на оборонку огромных государственных денег крадется каждый пятый рубль.

В 2011 г. году военные прокуроры выявили почти 3 тыс. правонарушений в сфере государственного оборонного заказа (ГОЗ). На преступников «работают» несовершенство законодательства, разбалансированность системы контроля и финансирования, нечистоплотность коммерсантов. Подлоги и фиктивные отчеты за якобы выполненные работы, «откаты» при реализации госконтрактов – все это в арсенале мошенников.Из года в год на цели обороны выделяется всё больше денег, а успехи, мягко говоря, невелики. Главный военный прокурор подчеркнул, что в результате коррупции гособоронзаказ в одних случаях исполняется плохо, а в других – вообще не исполняется. Однако, по его мнению, все участники сделок довольны, благодаря откатам: «Заявлений никто никаких не пишет, исков не заявляет, показаний не дает».

В конце января свой отчет о проверке предприятий, ответственных за исполнение государственного оборонного заказа 2011 г., обнародовала Федеральная служба по оборонному заказу («Рособоронзаказ»). В общей сложности были проведены 257 проверок, по результатам которых ведомство обнаружило экономические нарушения на сумму в 25 млрд. рублей. Если учесть, что финансирование ГОЗ в прошлом году составило 870 млрд. рублей, нетрудно посчитать, какой процент приходится на хищения и коррупцию. Тут потребуются не только увеличение военного бюджета и поддержка науки, но и другие меры. Они давно назрели. Фронт военной грозы, зародившейся на Ближнем Востоке, уже движется вглубь Евразии…

http://www.fondsk.ru/news/2012/02/15/my … sursy.html

0

13

Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России
"Российская газета", Москва,  Владимир Путин: 20.02.2012

http://img.rg.ru/img/content/58/48/61/PUT250.jpg
Фото: РИА Новости

Мир меняется. Идущие в нем процессы глобальной трансформации таят в себе риски самого разного, зачастую непредсказуемого характера. В условиях мировых экономических и прочих потрясений всегда есть соблазн решить свои проблемы за чужой счет, путем силового давления. Не случайно уже сегодня раздаются голоса, что, мол, скоро "объективно" встанет вопрос о том, что национальный суверенитет не должен распространяться на ресурсы глобального значения.

Вот таких даже гипотетических возможностей в отношении России быть не должно. Это значит - мы никого не должны вводить в искушение своей слабостью.

Именно поэтому мы ни при каких условиях не откажемся от потенциала стратегического сдерживания и будем его укреплять. Именно он помог нам сохранить государственный суверенитет в сложнейший период 90-х годов, когда других весомых материальных аргументов у нас, будем откровенны, не существовало.

Очевидно, мы не сможем укреплять наши международные позиции, развивать экономику, демократические институты, если будем не в состоянии защитить Россию. Если не просчитаем риски возможных конфликтов, не обеспечим военно-технологическую независимость и не подготовим достойный, адекватный военный ответ в качестве крайней меры реагирования на те или иные вызовы.

Мы приняли и реализуем беспрецедентные программы развития Вооруженных сил и модернизации оборонно-промышленного комплекса России. В общей сложности в предстоящее десятилетие на эти цели выделяется порядка 23 триллионов рублей.

Не скрою, было много споров и о размерах, и о своевременности столь масштабных ассигнований. Убежден - они в полной мере адекватны возможностям и ресурсам страны. И главное - решение задач по созданию современных Вооружённых Сил, по комплексному укреплению оборонного потенциала - нельзя откладывать.

Речь не идёт о милитаризации российского бюджета. По сути, средства, которые мы выделяем, - это "плата по счетам" за те годы, когда Армия и Флот хронически недофинансировались, когда практически не осуществлялись поставки новых видов вооружений. В то время как другие страны последовательно наращивали свои "военные мускулы".

"Умная" оборона от новых угроз

Нам необходимы механизмы реагирования не только на уже существующие опасности. Нужно научиться "смотреть за горизонт", оценивать характер угроз на 30-50 лет вперед. Это серьёзная задача, требующая мобилизации возможностей гражданской и военной науки, алгоритмов достоверного, долгосрочного прогноза.

Какие вооружения будут необходимы российской Армии. Какие технологические требования будут предъявляться к отечественному оборонно-промышленному комплексу. По сути, необходимо создать качественно новую, "умную" систему военного анализа и стратегического планирования, подготовки готовых "рецептов" и их оперативной реализации в структурах наших силовых ведомств.

Что же готовит нам "век грядущий"?

Вероятность глобальной войны ядерных держав друг против друга невысока, таковая означала бы конец цивилизации. До тех пор, пока "порох" стратегических ядерных сил, созданных огромным трудом наших отцов и дедов, остаётся "сухим", никто не посмеет развязать против нас широкомасштабную агрессию.

Однако нужно учитывать, что научно-технический прогресс в самых разных областях, начиная от появления новых образцов вооружений и военной техники и заканчивая информационно-коммуникационными технологиями, привёл к качественному изменению характера вооружённой борьбы. Так, по мере массового принятия на вооружение высокоточных неядерных средств большого радиуса действия всё более чётко будет проявляться тенденция закрепления за ними роли оружия решительной победы над противником, в том числе и в глобальном конфликте.

Большое, если не решающее, значение в определении характера вооружённой борьбы будут иметь военные возможности стран в космическом пространстве, в сфере информационного противоборства, в первую очередь - в киберпространстве. А в более отдаленной перспективе - создание оружия на новых физических принципах (лучевого, геофизического, волнового, генного, психофизического и др.). Всё это позволит наряду с ядерным оружием получить качественно новые инструменты достижения политических и стратегических целей. Подобные системы вооружений будут сопоставимы по результатам применения с ядерным оружием, но более "приемлемы" в политическом и военном плане. Таким образом, роль стратегического баланса ядерных сил в сдерживании агрессии и хаоса будет постепенно снижаться.

На наших глазах вспыхивают всё новые региональные и локальные войны. Возникают зоны нестабильности и искусственно подогреваемого, управляемого хаоса. Причём прослеживаются целенаправленные попытки спровоцировать такие конфликты в непосредственной близости от границ России и наших союзников. Мы видим, как девальвировались и разрушались базовые принципы международного права. Особенно в сфере международной безопасности.

Россия в этих условиях не может полагаться только на дипломатические и экономические методы снятия противоречий и разрешения конфликтов. Перед нашей страной стоит задача развития военного потенциала в рамках стратегии сдерживания и на уровне оборонной достаточности. А Вооруженные Силы, спецслужбы и другие силовые структуры должны быть подготовлены к быстрому и эффективному реагированию на новые вызовы. Это необходимое условие для того, чтобы Россия чувствовала себя в безопасности, а аргументы нашей страны воспринимались партнёрами в различных международных форматах.

Совместно с нашими союзниками мы также должны укреплять возможности Организации Договора о коллективной безопасности. Включая Коллективные силы оперативного реагирования. ОДКБ готова выполнить свою миссию гаранта стабильности на евразийском пространстве.

Важнейшим приоритетом государственной политики России на перспективу останутся вопросы обеспечения динамичного развития Вооруженных Сил, атомной и космической промышленности, ОПК, военного образования, фундаментальной военной науки и прикладных исследовательских программ.

Армия сберегла Россию

Распад единой страны, экономические и социальные потрясения 90-х годов ударили по всем государственным институтам. Через тяжелейшие испытания прошла и наша Армия. Боевая подготовка была практически свернута. Части "первого стратегического эшелона" из Восточной Европы поспешно выводились в "чистое поле". И так как не было средств на их обустройство, на строительство военных городков, полигонов и жилья, именно эти, наиболее боеспособные, максимально укомплектованные соединения шли "под нож".

Офицеры месяцами не получали денежное довольствие. Что уж скрывать, нередко возникали проблемы даже с питанием личного состава. Военнослужащие увольнялись десятками тысяч. Число генералов, полковников, подполковников и майоров превышало количество капитанов и лейтенантов. Оборонные предприятия простаивали, погружались в долги и теряли ценнейших, "штучных" специалистов.

По Вооружённым Силам был нанесён разрушительный информационный удар. Некоторые "деятели"  просто дня не могли прожить без того, чтобы побольнее "пнуть" и унизить Армию, оскорбить всё то, что связано с такими понятиями, как Присяга, Долг, служба Отечеству, патриотизм, ратная история нашей страны. Считал и считаю это настоящим моральным преступлением и предательством.

Мы должны всегда помнить, чем обязана страна солдатам и офицерам, которые в тяжелейшие 90-е годы, несмотря ни на что, сохранили Армию, обеспечили в критические моменты боеготовность частей. Если надо было - воевали. Теряли своих товарищей и побеждали. Так было на Северном Кавказе, в Таджикистане и других "горячих точках". Эти люди сберегли Дух и Честь Армии. Целостность и суверенитет России. Защитили безопасность наших граждан. Не позволили унизить и "списать" страну.

Однако за ошибки, допущенные при многочисленных, непоследовательных  реформах, за которыми часто ничего не стояло, кроме механического сокращения, пришлось заплатить очень дорогую цену.

Когда в 1999 году банды международных террористов развязали прямую агрессию против России, мы столкнулись с трагической ситуацией. 66-тысячную группировку нужно было буквально собирать "по частям" - из сводных батальонов и отдельных отрядов.  Штатная численность Вооружённых Сил превышала 1 миллион 360 тысяч человек. А укомплектованных частей, способных без дополнительной подготовки приступить к выполнению задач, практически не было.

Но Армия выполнила свою задачу. Выполнили свой долг наши офицеры, сержанты, солдаты - граждане, для которых Присяга Родине значила больше, чем жизнь, собственное здоровье и благополучие. И, главное, в государстве, в обществе наконец вернулось понимание простой истины - Вооружёнными Силами надо дорожить. Их надо укреплять, иначе "придётся кормить чужую армию" или вовсе оказаться в рабстве у бандитов и международных террористов.

Мы начали с самых неотложных вещей. Восстанавливали систему элементарных социальных гарантий для военнослужащих, ликвидировали постыдные задержки с выплатой денежного довольствия. Год от года увеличивали долю расходов на развитие Армии и Флота, а ведь были времена, когда даже на самые неотложные нужды денег не хватало.

Вспоминаю 2002 год, когда начальник Генштаба, конечно, не от хорошей жизни,  предложил  ликвидировать место базирования стратегических подводных лодок на Камчатке. Тем самым мы лишились бы и присутствия наших морских ядерных сил в Тихом океане. Я не принял это решение. В связи с отсутствием необходимых средств в бюджете пришлось обратиться тогда за помощью к частным компаниям. Хочу вспомнить их добрым словом. И "Сургутнефтегаз", и ТНК без колебаний предоставили необходимые ресурсы для начала восстановления базы. Затем включились и деньги бюджета. И теперь у нас есть современная база в Вилючинске, куда скоро придут на боевое дежурство подлодки нового поколения типа "Борей".

На всех стратегических направлениях формировались части постоянной готовности, укомплектованные контрактниками. Создавались самодостаточные группировки. Именно такая группировка в августе 2008 года  провела операцию по принуждению Грузии к миру, защитила народы Южной Осетии и Абхазии.

Но опыт всех предыдущих лет доказывал, что потенциал развития прежней военной структуры, доставшейся нам от СССР, полностью исчерпан. А что, по сути, представляла из себя эта структура? Тысячи баз хранения, арсеналы, склады, многочисленные штабы и "кадрированные" части. Словом, всё то, что было необходимо для развертывания "мобилизационной", многомиллионной армии прошлого века.

Насыщать старую структуру людьми и техникой было бессмысленно: на это не хватило бы никаких ресурсов - ни финансовых, ни человеческих. Главное - она не отвечала не только перспективным, но и современным требованиям. Ничего не меняя, ограничиваясь постепенными и половинчатыми преобразованиями, мы могли рано или поздно окончательно утратить свой военный потенциал, потерять наши Вооружённые Силы как дееспособный организм.

Выход был только один - строить Новую Армию. Армию современного типа - мобильную, находящуюся в состоянии постоянной боевой готовности. Это очень трудный процесс, затрагивающий десятки тысяч людей.  С этим связаны неизбежные ошибки, обиды, претензии. Обострённая общественная реакция, в том числе в самой армейской среде. Реформу проводит не один человек и не десять. Меняется сложнейший институт, внутри которого накопилось множество  изъянов. Сбои, "эксцессы исполнителей", слабая информационная работа и отсутствие каналов "обратной связи",  формальное исполнение директив - всё это реальные "проблемные точки" идущей реформы. Наша задача - видеть эти "проблемные точки" и корректировать те или иные решения. Выдерживая общую логику на системные преобразования Вооружённых Сил.

Что уже сделано

Частей сокращённого состава в нашей Армии больше не осталось. В Сухопутных войсках развернуто более 100 общевойсковых и специальных бригад. Это полноценные боевые соединения,  укомплектованные кадрами и техникой. Норматив их подъёма по тревоге - один час. Переброска на потенциальный театр боевых действий - сутки.

Прежде для подготовки к выполнению боевой задачи соединениям требовалось до пяти суток. А развертывание и оснащение всех Вооружённых Сил "по штатам военного времени" должно было занимать практически год. И это в условиях, когда время большинства вооруженных  конфликтов сегодня длится от нескольких часов до нескольких дней.

Почему в качестве основной тактической единицы выбрана именно бригада? Прежде всего с учётом нашего собственного опыта Афганской и других кампаний, когда вместо полков и дивизий эффективно показали себя мобильные боевые и штурмовые группы, усиленные авиацией, другими средствами поддержки.

http://img.rg.ru/img/content/58/48/61/600PC24.jpg
Стратегический комплекс "Ярс" с "Тополем-М" поступит в 10 полков РВСН.

Более компактная по численности чем дивизия - новая бригада при этом обладает большей ударной мощью. Значительно возросшими  силами огневого поражения и обеспечения - артиллерии, ПВО, разведки, связи и т.д. Причём бригада способна действовать как автономно, так и в составе других соединений.  Допускаю, что не везде требуемое качество доведено до идеального. В ближайшее время предстоит полностью выйти на необходимые стандарты.

Российская Армия избавляется от всех несвойственных, вспомогательных функций - хозяйственных, бытовых и прочих. Отрыв от боевой учебы сведён к минимуму.  Учитывая срок по призыву в 12 месяцев - это вообще единственный способ сделать из новобранца подготовленного бойца. Солдаты и офицеры должны заниматься своей прямой задачей - интенсивной боевой подготовкой и учёбой. Что, в том числе, позитивно скажется на дисциплине и правопорядке в войсках. И реально повысит достоинство военной службы по призыву.

Идет серьёзная реформа военного образования. Формируется 10 крупных научно-учебных центров. Все эти учреждения встроены в жёсткую вертикаль и в зависимости от прохождения службы дают офицерам возможность постоянно повышать свой профессиональный уровень. Здесь мы опираемся как на свои традиции, так и на мировую практику.

Без серьезного развития военных исследований не может быть ни эффективной военной, ни военно-технической доктрины, не могут эффективно работать структуры Генерального штаба. Мы должны восстановить потерянные компетенции военных институтов, интегрировать их с развивающейся системой военного образования - так же, как в гражданском секторе экономики. Военная наука должна оказывать решающее влияние на формирование задач ОПК. А квалифицированные структуры закупок, подразделения Минобороны, отвечающие за военный заказ, - обеспечить эффективное формирование технических заданий на разработку, производство, планирование характеристик вооружения и военной техники.

Без сомнения, нормальное развитие военных исследований невозможно без партнерства с гражданской наукой, без использования потенциала наших ведущих университетов и ГНЦ. Учёные должны обладать достаточной информацией о состоянии и перспективах развития Армии и систем вооружений, чтобы иметь возможность ориентировать свои перспективные исследования, имея в виду, в том числе, возможность их оборонного применения.

Отмечу также, что органы управления в Вооружённых Силах сокращены в два раза. Сформированы четыре укрупнённых военных округа: Западный, Южный, Центральный и Восточный. Им под управление переданы силы ВВС, ПВО и Флота. По сути, речь идёт об оперативно-стратегических командованиях. С 1 декабря 2011 года на боевое дежурство в России заступил новый род войск - Войска воздушно-космической обороны.

В Военно-воздушных силах созданы 7 крупных авиационных баз с мощной инфраструктурой. Модернизируется аэродромная сеть. За последние 4 года - впервые за 20 лет - капитально отремонтировано 28 аэродромов. В текущем году планируются работы еще на 12 военных аэродромах.

Мы серьезно нарастили возможности системы предупреждения о ракетном нападении. Уже введены в строй станции слежения в Ленинградской и Калининградской областях, в Армавире, начаты испытания аналогичного объекта в Иркутске. Все бригады воздушно-космической обороны  оснащены современным комплексом средств автоматизации "Универсал-1С". Развернута полная космическая группировка системы "ГЛОНАСС".

Обеспечена надёжная устойчивость и достаточность наземной, морской и воздушной составляющей Стратегических ядерных сил России. Доля современных ракетных комплексов наземного базирования за последние четыре года уже возросла с 13 до 25 процентов. Будет продолжено переоснащение ещё 10 ракетных полков стратегическими комплексами "Тополь-М" и "Ярс".  В Дальней авиации полностью сохранен парк стратегических ракетоносцев Ту-160 и Ту-95мс, идут работы по их модернизации. Для наших "стратегов" на вооружение принята новая крылатая ракета воздушного базирования большой дальности. С 2007 года на постоянной основе возобновлены полеты стратегической авиации в районах боевого патрулирования. Начинается разработка  перспективного авиационного комплекса для Дальней авиации.

На дежурство заступают подводные стратегические ракетоносцы нового проекта "Борей". Лодки такого класса - "Юрий Долгорукий" и "Александр Невский" - уже проходят государственные испытания.

http://img.rg.ru/img/content/58/48/61/600podlodka.jpg
Подводный стратегический ракетоносец проекта 955 "Юрий Долгорукий" уже проходит государственные испытания.

Наш Флот возобновил свое присутствие в стратегических районах Мирового океана, в том числе в Средиземном море. Такая демонстрация "российского флага" теперь будет постоянной.

Задачи предстоящего десятилетия

Мы приступили к масштабному, комплексному перевооружению Армии и Флота, других силовых структур, обеспечивающих безопасность государства. Приоритеты здесь - это ядерные силы, воздушно-космическая оборона, системы связи, разведки и управления, радиоэлектронной борьбы, "беспилотники" и роботизированные ударные комплексы, современная транспортная авиация, системы индивидуальной защиты бойца на поле боя, высокоточное оружие и средства борьбы с ним.

Система подготовки органов управления и войск должна стать более качественной, интенсивной и всеохватывающей. Основные усилия будут сконцентрированы на "сколачивании" эффективных межвидовых группировок войск и сил. Повышении готовности воинских частей к выполнению боевых задач.

Нашим специалистам предстоит определить перспективную идеологию развития видов и родов войск, ясно обозначить их цели и задачи в соответствующих концептуальных документах. Но уже сейчас очевидно, что в структуре Вооружённых Сил сохранится роль и значение сил ядерного сдерживания. Во всяком случае, до тех пор, пока у нас не появятся другие виды оружия, ударные комплексы нового поколения. В том числе - высокоточное оружие, которое, как уже отмечал выше, способно решать задачи, сопоставимые с теми, что стоят сегодня перед силами ядерного сдерживания. Кроме того, в ближайшие годы значительно вырастет значение ВМФ, ВВС и воздушно-космической обороны.

http://img.rg.ru/img/content/58/48/61/600T50.jpg
ВВС получат более 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения.

Время требует решительных шагов по укреплению единой системы воздушно-космической обороны страны. К этим действиям нас подталкивает политика США и НАТО в вопросе развертывания ПРО.

Гарантией от нарушения глобального баланса сил может служить либо создание собственной, весьма затратной и пока ещё неэффективной системы ПРО, либо, что гораздо результативнее, способность преодолевать любую систему противоракетной обороны и защитить российский ответный потенциал. Именно этой цели и будут служить Стратегические ядерные силы и структуры воздушно-космической обороны. В этом вопросе не может быть "слишком много патриотизма". Военно-технический ответ России на глобальную американскую ПРО и её сегмент в Европе будет эффективным и ассиметричным. И будет полностью соответствовать шагам США в сфере ПРО.

Наша задача - возрождение в полном смысле "океанского" военно-морского флота, прежде всего на Севере и на Дальнем Востоке. Активность, которую начали ведущие военные державы мира вокруг Арктики, ставит перед Россией задачу обеспечения наших интересов в этом регионе.

В предстоящее десятилетие в войска поступит более 400 современных межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования, 8 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, около 20 многоцелевых подводных лодок, более 50 боевых надводных кораблей, около 100 космических аппаратов военного назначения, более 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения, свыше тысячи вертолетов, 28 полковых комплектов зенитных ракетных систем С-400, 38 дивизионных комплектов зенитно-ракетных комплексов "Витязь", 10 бригадных комплектов ракетного комплекса "Искандер-М", свыше 2 тысяч 300 современных танков, около 2 тысяч самоходных артиллерийских комплексов и орудий, а также более 17 тысяч единиц военной автомобильной техники.

http://img.rg.ru/img/content/58/48/61/600S400.jpg
В ближайшее десятилетие армия получит 28 полковых комплектов зенитно-ракетных систем С-400.

Сейчас на современную военную технику уже переведено более 250 частей и соединений, в том числе - 30 авиационных эскадрилий. А к 2020 году доля новых образцов вооружений в войсках должна составлять не менее 70 процентов. Что касается систем, остающихся на вооружении, то они будут подвергнуты глубокой модернизации.

Таким образом, задача предстоящего десятилетия заключается в том, чтобы новая структура Вооружённых Сил смогла опереться на принципиально новую технику. На технику, которая "видит" дальше, стреляет точнее, реагирует быстрее, чем аналогичные системы любого потенциального противника.

Социальное лицо Армии

Современная Армия - это прежде всего грамотные, подготовленные люди, способные применять самые передовые системы вооружения. Специалисты, обладающие глубокими знаниями и высоким уровнем общего образования и культуры. Сегодня индивидуальные требования к каждому офицеру и солдату - существенно возрастают.

В свою очередь военнослужащие должны иметь полный пакет социальных гарантий, адекватный их огромной ответственности. Это услуги здравоохранения, система санаторно-курортного лечения, страховка, достойная пенсия и возможность трудоустройства после увольнения. И, конечно, денежное довольствие на уровне, а то и выше той зарплаты, которую получают квалифицированные специалисты и управленцы в ведущих отраслях экономики.

В 2007 году было принято решение по реформированию и существенному повышению денежного довольствия и военных пенсий. На первом этапе - в 2009 году - был начат масштабный эксперимент по повышению оплаты ратного труда тех, на чьих плечах лежит особая ответственность за обеспечение обороноспособности страны.

И вот - с 1 января 2012 года - мы сделали следующий шаг: денежное довольствие военнослужащих выросло практически в три раза. Вооружённые Силы - как работодатель - становятся более чем конкурентоспособны. Это качественно меняет ситуацию. Создаёт дополнительную мотивацию к военной службе.

Добавлю, что  с 1 января 2012 года повышено денежное довольствие в системе МВД. А с 1 января  2013 года - зарплаты существенно вырастут и во всех остальных "силовых", правоохранительных структурах и спецслужбах.

Пенсии всех военных пенсионеров, независимо от их ведомственной принадлежности, повышены с 1 января текущего года - сразу в 1,6 раза. В дальнейшем - "военные пенсии" будут ежегодно повышаться, причём не менее чем на два процента сверх уровня инфляции.

Кроме того, будет введён специальный образовательный сертификат, который позволит военнослужащему после увольнения получить образование или пройти переподготовку в любом учебном заведении страны.

Отдельно остановлюсь на жилищной проблеме. Долгие годы она вообще практически не решалась. В 90-е годы, в лучшем случае за счёт всех источников, предоставлялось 6-8 тысяч квартир или жилищных сертификатов в год. Людей часто увольняли вовсе без квартир - просто ставили в муниципальную очередь, которая не двигалась.

Давайте вспомним, с чего мы начинали. С 2000 года существенно увеличили объемы предоставления жилья - вышли на уровень в среднем до 25 тысяч квартир в год.  Но очевидно, нужен был кардинальный перелом, концентрация финансовых и организационных ресурсов государства.

Первым шагом в этом направлении стала Президентская программа "15+15", реализованная в 2006-2007 годах, когда военнослужащим было сразу дополнительно предоставлено ещё порядка 20 тысяч квартир в тех регионах, где жилищная проблема была наиболее острой.

А за 2008-2011 годы только для военнослужащих Минобороны было приобретено и построено уже порядка 140 тысяч квартир для постоянного проживания и 46 тысяч -  служебных квартир. Никогда прежде такого не было. Мы выделяли средства даже в условиях кризиса. Но, несмотря на то, что программа оказалась более масштабной, чем ранее планировалось, проблема пока не решена.

Нужно откровенно сказать о причинах. Во-первых, учёт офицеров, нуждающихся в жилье, в Министерстве обороны был поставлен крайне плохо. И, во-вторых, сроки, темпы организационно-штатных мероприятий не были чётко увязаны с возможностями по предоставлению квартир. Мы обязаны исправить такую ситуацию.

В 2012-2013 годах необходимо полностью обеспечить военнослужащих постоянным жильём. Кроме того, к 2014 году завершим формирование современного фонда служебного жилья. Таким образом, "вечный" квартирный вопрос военнослужащих будет решён.

Также до конца 2012 года в полном объёме обеспечим квартирами тех военнослужащих, которые в 90-е годы были уволены без жилья и стоят в муниципальных очередях. На сегодняшний день таких граждан - свыше  20 тысяч.

Военнослужащие, заключившие контракт после 2007 года, будут обеспечиваться жильём в плановом порядке, в рамках накопительно-ипотечной системы. Число её участников превысило 180 тысяч человек, уже приобретено более 20 тысяч квартир.

Ещё один важнейший вопрос - судьба военных городков и тысяч людей, которые в них живут. А это - бывшие военнослужащие и их семьи, пенсионеры, гражданские специалисты, словом, те, кто отдал Армии и стране не один десяток лет своей жизни.

Недопустимо, когда такие посёлки со всеми их проблемами просто "сбрасываются" с баланса Минобороны на плечи регионов и муниципалитетов. Нужно провести самую тщательную инвентаризацию недвижимого имущества Вооруженных Сил, которое подлежит передаче гражданским властям. Другими словами, жилые дома, детские сады, объекты ЖКХ - всё это хозяйство Минобороны должно передаваться муниципалитетам в отремонтированном состоянии, пригодным к эксплуатации и, подчеркну, вместе с финансовыми ресурсами на текущее содержание.

Серьёзные изменения предстоят в системе комплектования Вооружённых Сил. Сейчас в армии по контракту служит 220 тысяч офицеров и 186 тысяч солдат и сержантов. Планируется, что в течение ближайших 5 лет ежегодно будет набираться ещё по 50 тысяч контрактников, которые станут назначаться на должности сержантов, старшин, а также специалистов, работающих с боевой техникой.

Отбор будет очень строгий, многоуровневый. Маршал Г.К. Жуков говорил: "Армией командую я и сержанты". Младшие командиры - это становой хребет Армии, это - порядок, дисциплина, нормальная боевая учёба.  На таких должностях нужны достойные люди, обладающие соответствующими моральными, физическими качествами, образовательным уровнем. Не только младшие командиры, но и все солдаты-контрактники будут проходить подготовку в специальных учебных центрах и сержантских школах.

Планируется, что уже к 2017 году - при общей штатной численности Вооружённых Сил в один миллион человек - 700 тысяч будут составлять "профессионалы": офицеры, курсанты военных вузов, сержанты и солдаты-контрактники.  А к 2020 году - число служащих по призыву сократится до 145 тысяч.

Логика преобразований со всей очевидностью свидетельствует о том, что наша цель - построение полностью профессиональной армии. Вместе с тем, и это надо четко понимать: профессиональная армия - это "дорогая" армия. Сохранение смешанной системы комплектования на обозримую перспективу - это компромисс между поставленными задачами и текущими возможностями страны.

Но служба по призыву также должна качественно меняться. Это обязательное требование к военной реформе.

Для поддержания дисциплины в воинских коллективах создаётся Военная полиция. И, конечно, в воспитании военнослужащих, в защите их прав и интересов, в обеспечении здорового морального климата в частях должны активно участвовать общественные, ветеранские, религиозные и правозащитные организации.

Считаю, что необходимо на должный уровень поставить развитие института военного духовенства. В ближайшие годы в каждом воинском контингенте должны появиться военные священники.

И ещё - мы понимаем, что нынешняя система призыва содержит большой элемент социального неравенства. По призыву главным образом идут служить ребята из небогатых, сельских или рабочих семей, тот, кто не поступил в вуз и не смог воспользоваться отсрочкой. Нам нужны шаги, которые бы значительно повысили престиж срочной службы. На деле превратили бы её из "повинности" в "привилегию".

В том числе речь должна идти о дополнительных правах при поступлении в лучшие университеты для тех, кто отслужил. О предоставлении им возможности за счёт государства получить дополнительную подготовку для сдачи профессиональных экзаменов. Для отслуживших выпускников вузов - о бюджетных грантах на обучение в лучших отечественных и зарубежных бизнес-школах. А также - о преференциях при приёме на государственную гражданскую службу. При включении в управленческие резервы. Армия должна вернуть себе традиционную роль важнейшего социального лифта.

В перспективе следует подумать и о таком понятии, как служба в "обученном резерве".

Такие резервисты - как это принято во многих других странах - должны будут проходить регулярную, а не от случая к случаю, как сейчас, переподготовку, сборы, быть готовы пополнить ряды боевых частей.

Сегодня у нас - нет внятной концепции национального резерва Вооруженных Сил. Его создание  - и открытое обсуждение такой концепции - наша ближайшая задача.

Особо хочу сказать о казачестве. Сегодня к этому сословию себя относят миллионы наших сограждан. Исторически казаки находились на службе у Российского государства, защищали его границы, участвовали в боевых походах Русской Армии. После революции 1917 года казачество было подвергнуто жесточайшим репрессиям, по сути - геноциду. Однако казачество выжило, сохранив свою культуру и традиции. И задача государства - всячески помогать казакам, привлекать их к несению военной службы и военно-патриотическому воспитанию молодежи.

Что считаю важным подчеркнуть: конечно, Армия должна становиться профессиональной и её основу должны составлять контрактники. Однако понятие почётной воинской обязанности для мужчин мы отменять не можем, и они должны быть готовы встать на защиту Родины в минуту опасности.

Надо на качественно новом уровне организовать работу по военно-патриотическому воспитанию школьников, развитию военно-прикладных видов спорта и физической культуры в целом. Срочная служба длится один год, и солдат должен целиком сосредоточиться на боевой учебе. Это значит - он должен прийти в Армию физически развитым, закалённым, а еще лучше - владеющим основными навыками работы с транспортной техникой, компьютерами и информационными технологиями.  Хотел бы в этой связи отметить государственную важность работы, которую выполняет ДОСААФ России.

Федеральные, региональные, муниципальные органы власти должны оказывать всяческую поддержку этой организации в реализации возложенных на неё задач.  Нужно объединить усилия государственных и общественных структур. В этой связи - поддерживаю идею создания Добровольческого движения Народного фронта в поддержку Армии, Флота и ОПК.

Наши цели в сфере обороны и национальной безопасности не могут быть достигнуты без высокой моральной  мотивации как у военнослужащих, так и у работников  оборонно-промышленного комплекса. Без уважения к Вооруженным Силам, к воинской службе в российском обществе.

О новых требованиях к российскому оборонно-промышленному комплексу

Оборонно-промышленный комплекс - это наша гордость, здесь сосредоточен мощнейший интеллектуальный и научно-технический потенциал. Но мы должны прямо говорить и о накопившихся проблемах. Фактически отечественные оборонные центры и предприятия за последние 30 лет пропустили несколько циклов модернизации.

За предстоящее десятилетие мы в полной мере должны наверстать это отставание. Вернуть себе технологическое лидерство по всему спектру основных военных технологий. Хочу ещё раз подчеркнуть - ставку в перевооружении Армии мы будем делать именно на российский ОПК и нашу научную базу.

Нам предстоит решить сразу несколько взаимосвязанных задач. Это кратное увеличение поставок современного и нового поколения техники. Это формирование опережающего научно-технологического задела, разработка и освоение критических технологий для развития производства конкурентоспособной продукции военного назначения. И, наконец, это создание на новой технологической основе производств по выпуску перспективных образцов вооружения и военной техники. Строительство, реконструкция и техническое перевооружение научно-экспериментальной и стендовой базы.

Сегодня Россия прочно встроена в мировую экономику и открыта к диалогу со всеми партнёрами, в том числе по оборонным вопросам и в сфере военно-технического сотрудничества. Но изучение опыта и тенденций в зарубежных странах вовсе не означает, что Россия перейдёт на заимствованные модели и откажется от опоры на собственные силы. Напротив, для устойчивого социально-экономического развития и обеспечения безопасности государства нам необходимо, перенимая всё лучшее, наращивать и поддерживать военно-технологическую и научную независимость России.

В этой связи - о такой "чувствительной теме" как закупка военной техники за рубежом. Как показывает мировая практика, все ключевые поставщики глобального рынка вооружений, самые развитые в технологическом и индустриальном плане страны одновременно являются и покупателями отдельных систем, образцов, материалов и технологий. Это позволяет  быстро решать неотложные задачи в сфере обороны и, прямо скажем, стимулировать национального производителя.

Кроме того, есть принципиальная разница - закупать, чтобы иметь своё, или закупать, чтобы отказаться от своего. Убежден, никакая "точечная" закупка военной техники и оборудования не может заменить нам производство собственных видов вооружений, а может служить лишь основой для получения технологий и знаний. Кстати, так уже было в истории. Напомню, что целое "семейство" отечественных танков 30-х годов ХХ века производилось на базе американских и английских машин. А затем, используя наработанный опыт,  наши специалисты создали Т-34 - лучший танк  Второй мировой войны.

Чтобы действительно повысить обороноспособность страны, нам нужна самая современная, лучшая в мире техника, а не "освоенные" миллиарды и триллионы. Недопустимо, чтобы Армия стала рынком сбыта для морально устаревших образцов вооружений, технологий и НИОКРов, причём оплаченных за государственный счёт.

Вот почему мы ставим жёсткие требования перед нашими оборонными предприятиями и КБ, поощряем развитие конкуренции,  вкладываем серьёзные средства в модернизацию самого ОПК и технологические заделы, в подготовку специалистов.

Деятельность предприятий ОПК должна быть  сконцентрирована именно на серийном выпуске качественного отечественного оружия с наилучшими тактико-техническими характеристиками, соответствующими сегодняшним и перспективным оборонным задачам. Кроме того, только новейшие виды оружия и военной техники позволят России укрепить и развивать позиции на мировых рынках вооружений, где побеждает тот, кто предлагает самые передовые разработки.

Реагировать на угрозы и вызовы только сегодняшнего дня - значит обрекать себя на вечную роль отстающих. Мы должны всеми силами обеспечить техническое, технологическое, организационное превосходство над любым потенциальным противником. Такое жёсткое требование должно стать ключевым критерием постановки задач перед ОПК.  Это позволит предприятиям вести долгосрочное планирование, осмысленно направлять ресурсы на техническое перевооружение, разработку новых моделей и видов вооружений.  А научные центры и институты получат стимул и ясные ориентиры для развития фундаментальных и прикладных наук как в военной, так и в смежных отраслях.

Мы во многом продвинулись в реформировании Армии - нам надо пересмотреть и принципы планирования, реализации государственной программы вооружений. Чтобы предприятия ОПК могли  строить ритмичную работу, мы приняли решение размещать гособоронзаказ не на один год, а сразу на три-пять, даже семь лет. Считаю, что только этого шага недостаточно.

Начинать надо с увязки военного планирования и обеспечения Армии вооружением и военной техникой, другими ресурсами. Наряду с этим - подумать о целесообразности создания единого органа, отвечающего за размещение и контроль исполнения "оборонных" контрактов. Такой орган отвечал бы за выполнение государственного оборонного заказа в интересах всех ведомств.

Корректировки гособоронзаказа после его утверждения Правительством должны быть минимальными. При этом следует помнить, что закупочная цена во всех случаях должна быть справедливой и достаточной не только для окупаемости предприятий, но и для вложений в их развитие и модернизацию, в привлечение и подготовку кадров.

Ещё одна проблема заключается в том, что предприятия и институты ОПК, не имея единой информационной базы, часто дублируют научно-исследовательские разработки.  Мы должны идти по пути создания "сквозного реестра", единых баз данных, единых стандартов, прозрачного механизма ценообразования на продукцию ОПК. Следует развивать более глубокую интеграцию и сотрудничество между различными предприятиями, унификацию производственных мощностей.

Вместе с тем, проводя госзакупки, нужно стимулировать конкуренцию. Причём разумно поощрять соперничество за лучшее качество, прежде всего на уровне идей, на стадии исследований. Однако на этапе создания готовой продукции приоритет должен отдаваться проекту-победителю, чтобы не дублировать системы вооружений.

У оборонно-промышленного комплекса нет возможности спокойно догонять кого-то, мы должны совершить прорыв, стать ведущими изобретателями и производителями.

Достижение мирового технологического лидерства в области производства вооружений предполагает восстановление полного индустриального цикла от моделирования и проектирования до массового изготовления серийных изделий, обеспечения их эксплуатации в войсках и последующей утилизации.

Недостаток стимулов для развития носителей прорывных идей, утрата связей между вузами, отраслевыми институтами и предприятиями ОПК приводит к отставанию в области оборонно-промышленных исследований, разрушению научных школ и наукоёмких отраслей.  Всё это не может сложиться "само собой", государство не может ограничиться только выставлением заказов на конкурсы.

Государство должно настойчиво искать прорывные разработки, выявлять научные коллективы, способные реализовать собственный задел по требуемому профилю, стимулировать здоровую конкуренцию на этапе научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. В том числе за счёт привлечения нестандартных идей, которые рождаются в коллективах молодых энтузиастов.

Во всех странах с развитой оборонной промышленностью исследования в области обороны всегда являются одним из мощнейших двигателей инновационного роста.  Именно исследования и опытные разработки для "обороны", получающие мощное и устойчивое государственное финансирование, позволяют довести до реализации многие прорывные технологии, которые в гражданском секторе просто не прошли бы "порога рентабельности". Затем они - уже в готовом виде - осваиваются и приспосабливаются гражданским сектором.

Нам нужны современные структуры, работающие в качестве своего рода брокера между военными, промышленными, научными и политическими кругами. Способные выявлять и поддерживать лучшее в национальном инновационном поле, минуя забюрократизированные процессы многочисленных согласований. Оптимальные модели подобных структур сейчас отрабатываются и в ближайшее время будут реализованы на практике.

На днях - в ходе встречи со специалистами в области телекоммуникаций и информационных технологий в Новосибирске - упоминались ведущие американские университеты, которые сделали себе "имя" на оборонных заказах и разработках. Считаю, что и нам нужно активнее привлекать потенциал гражданских университетов к реализации программ модернизации ОПК. Крупные "оборонные" заказы способны стать ещё одним источником развития наших ведущих университетов и исследовательских центров. Иногда утверждают, что возрождение оборонно-промышленного комплекса - это ярмо для экономики, непосильная ноша, которая в свое время разорила СССР. Убежден - это глубокое заблуждение.

СССР погиб от подавления естественных, рыночных начал в экономике, от многолетнего пренебрежения интересами людей. От безнадежной попытки заставить всю страну работать как "единая фабрика" и неизбежного результата - потери управляемости даже в оборонном секторе. Когда не только испытывали, но даже принимали на вооружение несколько конкурирующих систем одновременно. Когда не могли наладить элементарной передачи технологий в гражданский сектор.

И мы не должны повторять прежних ошибок. Огромные ресурсы, вложенные в обновление ОПК, в перевооружение Армии, должны служить мотором для модернизации всей экономики. Серьезным стимулом для качественного роста, когда государственные расходы создают новые рабочие места, поддерживают рыночный спрос, "подпитывают" науку. Практически речь идёт о таких же эффектах, как те, которые заложены в действующих программах модернизации. Только "оборонка" обеспечит гораздо более масштабный эффект, чем тот, которого нам до этого удавалось достичь.

Обновление ОПК станет локомотивом, который потянет за собой развитие самых разных отраслей: металлургии, машиностроения, химической, радиоэлектронной промышленности, всего спектра информационных технологий и телекоммуникаций. Даст предприятиям этих отраслей и ресурсы для обновления технологической базы, и новые технологические решения. Обеспечит устойчивость множества научных и конструкторских коллективов - а значит, их присутствие на рынке разработок для гражданского сектора.

В современном мире сложился баланс взаимного влияния оборонных и гражданских технологий. В ряде отраслей (телекоммуникационные системы, новые материалы, ИКТ) именно гражданские технологии являются движущей силой бурного развития военной техники, в других (авиация и космическая техника) - наоборот, военные разработки дают толчок гражданским секторам. Такая ситуация требует нового отношения к принципам обмена информацией. Пересмотра устаревших подходов к защите секретов. Мы должны строго охранять ограниченное количество действительно важных секретов - и наоборот, стимулировать обмен большей частью научно-технической информации между всеми, кто может эффективно её использовать.

При этом важно обеспечить встречные потоки инноваций, технологий между "оборонным" и "гражданским" секторами. Реальную оценку должна получить интеллектуальная собственность, создаваемая в "оборонке". Такая оценка должна учитывать потенциал гражданской коммерциализации и перспективу трансферта технологий. Необходимо ориентироваться и на выпуск гражданской продукции на предприятиях оборонной индустрии, однако не повторяя печальный опыт "конверсии" с пресловутыми кастрюлями и лопатами из титана. Хороший пример здесь уже есть - запуск в серийное производство первого, сделанного в "цифре" российского гражданского самолета "Сухой Суперджет".

Очевидно, что нам надо провести глубокую ревизию экономической деятельности предприятий ОПК. Здесь много зон неэффективности - огромные, неоправданные расходы, накладные издержки, которые порой исчисляются тысячами процентов. Запутанные и непрозрачные отношения с подрядчиками - когда "головное" предприятие балансирует на грани банкротства, а у аффилированных фирм и поставщиков рентабельность исчисляется двух- и трехзначными цифрами.

Мы будем решительно пресекать коррупцию в военной промышленности и Вооруженных Силах, неуклонно следуя принципу неотвратимости наказания. Коррупция в сфере национальной безопасности - это, по сути, государственная измена.

Чрезмерная закрытость уже привела к снижению конкуренции, взвинчиванию цен на продукцию военного назначения, получению сверхприбылей, идущих не на модернизацию производств, а в карманы отдельных коммерсантов и чиновников. Всегда, когда это не противоречит национальным интересам в области сохранения гостайны, надо отказываться от практики проведения закрытых торгов. Закупки в сфере обороны должны находиться под пристальным общественным контролем, а наказания за нарушения в области гособоронзаказа должны быть ужесточены.

Будем выстраивать единый алгоритм работы вертикально интегрированных структур, во главе которых не должны стоять лоббисты того или иного предприятия. Одновременно нужно ломать ведомственные стереотипы. Активно привлекать к производству военной техники и оборонным разработкам возможности наших гражданских предприятий и частных компаний.

Развитие ОПК только силами государства неэффективно уже сейчас, а в среднесрочной перспективе - экономически невозможно. Важно продвигать государственно-частное партнерство в оборонной промышленности, в том числе упрощая процедуры создания новых оборонных производств. Частные компании готовы вложить и средства, и опыт, и имеющиеся технологии в предприятия ОПК. И мы верим, что у нас вновь появятся свои "Демидовы" и "Путиловы".

Все ведущие производители оружия и военной техники США и Европы - негосударственные. Свежий взгляд на отрасль со стороны, бизнес-подходы к организации производств вдохнут новую жизнь, повысят конкурентоспособность российского оружия на международных рынках. Конечно, на частных предприятиях ОПК должен действовать особый режим, включая требования секретности. Но это не должно становиться препятствием для создания таких компаний, их развития и доступа к участию в государственном оборонном заказе. Именно новые частные компании могут быть источником технологических прорывов, способных радикально изменять отрасль.

Проблема в том, что наш частный инвестор не знает, какие его возможности будут востребованы ОПК и где можно приложить собственные силы и капитал. В этом плане необходимо создать открытый информационный источник по имеющимся потребностям ОПК в привлечении частного бизнеса и инвестиций.

На повестке дня также стоит модернизация предприятий, доставшихся нам в наследство от СССР. Следует провести оптимизацию всего производственного процесса, позволяющую использовать передовые технологии. Привлечь к такой работе высококвалифицированных управленцев, технологов, организаторов производства из частного бизнеса.  Усилить контроль за качеством выпускаемой продукции на предприятиях ОПК и наладить отчётность за средства, используемые в рамках гособоронзаказа.

Кроме того, надо провести ревизию мобилизационных потребностей страны. Существующая система во многом архаична. Сегодня не требуются мощности, способные только "штамповать" старое оружие и боеприпасы. Основу оборонно-промышленного комплекса и "мобилизационного резерва" должны составлять современные технологичные производства, готовые выпускать конкурентную высококачественную продукцию. Они могут создаваться как на базе уже существующих заводов и предприятий, нуждающихся в реформировании, так и с "нуля".

И, конечно, необходимо повышать престиж профессий, связанных с работой "на оборону". Поэтому разумно наделить специалистов, занятых в ОПК, дополнительными социальными гарантиями и даже привилегиями. Кроме того, средняя заработная плата на предприятиях государственного сектора ОПК, конструкторских и научных центрах должна быть сопоставима с денежным довольствием в Армии.

Особое внимание нужно уделить системе образования и подготовке новых кадров на производстве. Многие предприятия сегодня столкнулись с тем, что техник и квалифицированный рабочий в острейшем дефиците, а это препятствует своевременному исполнению госзаказа, не говоря уже о наращивании мощностей.

Ключевую роль в решении этой проблемы должны играть специализированные вузы (в том числе их программы прикладного бакалавриата) и техникумы, а также технические учебные заведения общего профиля, откуда выпускники часто идут работать в "оборонку". Полагаю, что возможно реализовать схему трудоустройства на базе трехсторонних контрактов между вузом, отраслевым концерном и студентом. Работа на предприятии должна начинаться ещё в период обучения - в рамках специализированных производственных практик и стажировок. Для учащихся, помимо опыта, это даст и достойный заработок, и мотивацию серьезно осваивать необходимые умения.  Естественно, такая подработка должна стать органической частью учебных планов.

Престиж технических специальностей постепенно  растет. Предприятия ОПК призваны быть центром притяжения для талантливой молодёжи, предоставляя - как это было в советское время - расширенные возможности реализации творческих амбиций в разработках, в науке и технологиях.

Считаю, что нам следует подумать и о целевом направлении молодых работников ОПК и студентов технических вузов на практику в передовые российские и мировые лаборатории, институты и заводы.  Управление современным технологическим оборудованием требует высочайшей квалификации, серьезных знаний и навыков, постоянного обучения. Поэтому надо обязательно поддерживать и программы повышения квалификации непосредственно на производствах.

***
Выстраивая оборонную политику, модернизируя Вооружённые Силы, мы должны ориентироваться на самые современные тенденции в военном искусстве. Отстать от этих тенденций - значит заранее поставить себя в уязвимое положение. Поставить под удар страну, жизни наших солдат и офицеров. Мы никогда больше не должны допустить повторения трагедии 1941 года, когда неготовность государства и Армии к войне  была оплачена громадными людскими потерями.

Беспрецедентный масштаб программы вооружений и модернизации ОПК подтверждает всю серьёзность наших намерений. Мы понимаем, что России придётся привлечь на реализацию этих планов очень большие финансовые ресурсы.

Задача состоит в том, чтобы, не истощив, а умножив экономические силы страны, создать такую Армию, такой ОПК, которые способны обеспечить России суверенитет, уважение партнеров и прочный мир.

Владимир Путин
Российская газета  http://rg.ru/2012/02/20/putin-armiya.html

0

14

Развал армии

http://sdelanounas.ru/images/img/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvaW1hZ2VzL2ltZy9jL3ovY3pVNExuSmhaR2xyWVd3dWNuVXZhVEUyTUM4eE1qQXlMMkkwTDJVNE9Ua3haV013WVdKak5TNXFjR2NfWDE5cFpEMHhOREkwTXc9PS5qcGc_X19pZD0xNTIzMw==.jpg

    Т-90А на российской военной базе в Гудауте, Абхазия.

Надоело слушать давно уже устаревшую страшилку про якобы разваленную Российскую армию. И это при том, что впервые за несколько десятков лет, наша армия боеспособна как никогда.

Да, да, я не ошибся. Сейчас наша армия намного боеспособнее советской армии.
И у меня есть доказательства. Давайте вспомним чем закончилась наша компания в Афганистане. Мы не проиграли, и это правда, я далек от пораженческих настроений, и наши солдаты сражались там не зря, и с честью выполняли свой долг. Мы не проиграли, но мы и не победили. Мы вывели войска оттуда не потому, что наша миссия была завершена, а потому что руководство струсило продолжать войну, по популистским и, скажу больше, предательским причинам.

Но все таки, эта компания выявила огромное количество проблем. Советская армия была, не была приспособлена к решению локальных боевых задач.

Это в последующие годы только подтвердилось. В начале 90-х наша армия потерпела фиаско в Чечне. При всех проблемах, которые тогда упали на страну, наша армия тогда была не сильно меньше советской, самолеты и танки были еще новыми, а численность огромна.
Тогда новая техника, еще, по инерции шла в войска, а солдаты и офицеры все поголовно прошли именно советскую школу подготовки, многие из них прошли Афган, армией командовали не "мебельщики" а советские генералы.

И все таки мы сначала войну затянули увязли в ней, а потом проиграли, и позорно ушли из Чечни. Опять же, не обошлось там и без предательства, но как мощная советская армия могла вообще воевать с кучкой бандитов столько времени, понести такие огромные потери?

Мы должны были размазать эту Чечню всей мощью второй по силе армии в мире. Но не размазали. Почему?

На самом деле, все очень просто. Если кратко, советская военная машина была предназначена для ведения большой глобальной войны, но была слабо приспособлена для локальных войн, против малочисленного но мобильного противника. Наша армия, в мирное время была, в целом, недоукомплектована, с расчетом на то, что в случае войны, она будет доведена до максимальной численности за счет мобилизации.
Поэтому в мирное время львиная доля частей были кадрированными, то есть имели некомплект личного состава.

Это означало, что в случае войны, следовало эту часть сначала доукомплектовать, за счет мобилизации, или переброски личного состава из других частей, и лишь потом они могли воевать. Естественно, это занимало много времени, было и технически и организационно сложно, и такие части не могли быть максимально эффективны.

Теперь о нашей, якобы разрушенной армии. Министерство обороны столкнулось с тем, что в нашей армии более 30% личного состава были офицерами.  То есть на одного командира приходилось чуть более чем два солдата. Это было нормально для Красной армии, так как недостаток содлат планировали восполнить за счет мобилизации.

Но, как я уже говорил, для локальных войн такая структура была неэффективна. Выведя из штата почти половину командиров, военное командование довело соотношение рядовых и офицеров до оптимальной, по их мнению, величины - 91 к 9 процентам.

Министерство обороны и Генштаб рассудили так. Локальные войны вот они, вокруг нас, происходят постоянно, это обыденность. А вот мировая война будет она и или нет, это неизвестно. Мало того, если и случится какой-то глобальный конфликт, в который будет втянута наша страна, то независимо от его исхода, будет применено ядерное оружие.

Это четко прописано в доктринах всех ядерных стран. Победителя в такой войне не будет, любая сторона, если даже не применит оружие массового поражения сразу, обязательно применит его в случае поражения, и нанесет тем самым противнику неприемлемый урон. А раз так, то и изначального смысла воевать нет, если итог один.

Энштейн говорил: "Я не знаю чем будут воевать в третьей мировой, но в четвертой мировой будут воевать камнями и дубинами"

http://sdelanounas.ru/images/img/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvaW1hZ2VzL2ltZy9jL3ovY3pBd05TNXlZV1JwYTJGc0xuSjFMMmt5TVRJdk1USXdNaTh6WVM4eU4yTmhPVEE1TkRKaU9ESXVhbkJuUDE5ZmFXUTlNVFF5TkRNPS5qcGc_X19pZD0xNTIzMw==.jpg
    2С3 "Акация".

Поэтому ставка была сделана именно на локальные войны, как наиболее вероятные. А это означает, что все части в России должны быть постоянной готовности, то есть полностью укомплектованными по штату, готовыми в любой момент вступить в бой, и выполнить боевую задачу. При этом, нам достаточно содержать армию, способную противостоять любой отдельно взятой стране, за исключением стран, обладающих ядерным оружием, с ними, как я и говорил, исход один - ядерный апокалипсис.

И сейчас у нас как раз такая армия. Вместо нескольких десятков дивизий сокращенного состава, которые перед боем нужно было целый месяц доукомплектовывать людьми и дооснащать техникой, в Сухопутных войсках появилась сотня бригад постоянной готовности.
Их задача - через час уйти на марш, а максимум через сутки бить врага в любой точке у госграницы.

Тема эта очень большая, если кому интересны подробности, рекомендую почитать книгу "Новая армия России", где все подробно рассказано. Книга 2010 года, с тех пор много воды утекло, но суть понять можно. А моя цель не рассказать все детали, а поведать суть происходящего в армии, показать что никто ничего не разваливает, а цели у реформаторов вполне разумны, а результаты уже хорошо видны.

Где видны, спросите вы? Да вот же они, прямо тут.
Например недавно Главнокомандующий ВВС России генерал-полковник Александр Зелин рассказал о развитии отечественной военной авиации. Мы только в начале пути, но почитайте интервью, все цели и задачи достаточно конкретны, контракты подписаны, и уже исполняются, техника идет в войска.

Например, в августе 2008 года у нас в Грузии был только один самолет Су-34. И он один подавил всю ПВО на территории Грузии. В одиночку, несмотря на то, что Грузии помогали страны НАТО, используя свою спутниковую группировку, и с территории Турции, с помощью систем ДРЛО (дальнего радиолокационного обнаружения) E-3C "Сентри". Это позволило Грузии перевести свои ПВО в режим радиомолчания, и включать их только тогда, когда нужно, оставаясь невидимыми для наших средств разведки, используя целеуказание из за границы.

И, несмотря на это, Су-34, на второй день войны, лишил Грузию ПВО. Один самолет! А сейчас у нас их уже 15, лучших истребителей-бомбардировщиков в мире. А по словам Зелина к 20-му году будет более сотни, причем в контракте прописано дальнейшее улучшение боевых возможностей самолета.

http://sdelanounas.ru/images/img/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvaW1hZ2VzL2ltZy9kL2cvZEc5d2QyRnlMbkoxTDNWd2JHOWhaSE12Y0c5emRITXZNakF4TWkwd01TOHhNekkzT1RNNE1qQXpYekF3TG1wd1p3PT0uanBnP19faWQ9MTUyMzM=.jpg
    Су-34 на базе "Балтимор" под Воронежем

Идут успешные испытания Т-50, первый серийный уже производится в Комсомольске-на-Амуре. Заказаны и закупаются Су-35С, поступили в войска Як-130, модернизируются и старые самолеты, например Миг-31. Заказаны корабельные Миг-29КУБ. Идут работы по военно транспортной авиации, например уже точно будут восстанавливать производство "Русланов" в Ульяновске. Прочтите интервью, все грамотно, конкретно, со знанием дела.

http://sdelanounas.ru/images/img/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvaW1hZ2VzL2ltZy9hL3QvYVRBeE1TNXlZV1JwYTJGc0xuSjFMekV5TURJdllqVXZZVFkxTlRaak5HUTBZMlE0TG1wd1p6OWZYMmxrUFRFME1qUXouanBnP19faWQ9MTUyMzM=.jpg
    МиГ-29СМТ

Это при том, что сейчас наша авиация по количеству не уступает Китаю, а по среднему возрасту не уступает авиации США. Говорить о других армиях, в сравнении с нашей, просто смешно. Вот например ознакомьтесь с ВВС Германии.  Конечно, Германия входит в НАТО, и ей не нужна огромная армия. Но все же, взгляните на Израиль, например, их хваленная армия имеет всего полтора десятка современных вертолетов, все остальные это старье, "Апачи" старых модификаций. Россия только за последние годы получила в войска более полусотни новейших вертолетов Ми-28Н, Ка-52 и Ми-35М.

http://sdelanounas.ru/images/img/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvaW1hZ2VzL2ltZy9jL3ovY3pBeE9DNXlZV1JwYTJGc0xuSjFMMmsxTVRBdk1USXdNUzlsWkM4ME5XTm1PV00xWmpCa1lqZ3VhbkJuLmpwZz9fX2lkPTE1MjMz.jpg
Ми-28Н Ночной охотник

Так что армия России остается одной из сильнейших на планете, мы не можем тягаться с НАТО, у нас нет таких ресурсов, ни людских, ни экономических, но мы способны отстаивать свои интересы против любой другой отдельно взятой страны, а от НАТО нас надежно защищают наши силы ядерного сдерживания.

Зато сейчас мы имеем мобильную, мощную, в любой момент готовую армию, способную защищать наши интересы не в гипотетических глобальных конфликтах, а в реальных, что она и показала в Грузии в 2008 году.

Наши армия и флот, как и раньше, остаются главными союзниками России, и тем, чем мы действительно можем гордиться.

http://sdelanounas.ru/blogs/15233/

0

15

Потянет ли российская экономика советские военные расходы?

Как превращали народные рубли в боевое «железо» наши отцы и как это делается сейчас.
Многие помнят громкое заявление экс-министра финансов России Алексея Кудрина, которое стоило ему должности: «Мы должны понять, что мы вышли на предел возможных расходов... Этот предел ­преодолен, и повышение военных расходов на 3% ВВП в ближайшие годы ничем не обеспечено».

Главному финансисту страны жестко ответил президент Дмитрий Медведев:

«Мы не можем обойтись без расходов на оборону. Причем расходов, достойных Российской Федерации...»

Впервые за 20 минувших лет спор «пушки или масло» вышел на такой уровень. Некоторые политики пытаются внушить, что нынешние, «советского масштаба», расходы на оборону неизбежно обрушат экономику. Но так ли это?

Пушки маслом не испортишь
Много лет в наше сознание вдалбливали миф: именно непомерные военные расходы «убили» Советский Союз. Это началось в эпоху perestroika & glasnost. Кашу заварили ученые-экономисты, которые заявили, что эти расходы составляют аж 19% от валового национального продукта (ВНП). Любивший все округлое Михаил Горбачев довел цифру до 20%.

Но советский ВНП, например, в 1985 году составлял 776 млрд. руб. То есть советский же военный бюджет-1985 (официальный) равнялся 2,4% от ВНП.
Переводим рубли ВНП в доллары по официальному курсу, сравниваем с военными расходами по паритету покупательной способности (ППС) и получаем 6,1% от ВНП.

Что почти совпадает с долей американских военных расходов в ВНП США того же года. Но мы-то с подачи иных «держателей истины» знаем, что все советские буквы и цифры - пропаганда и верить им нельзя.

В поисках правды заглядываем в ежегодные доклады ЦРУ конгрессу США по СССР. Разве посмеет он врать избранникам американского народа? С изумлением видим цифры: 6 - 8,5%!

Несложные расчеты показывают, что безопасность обходилась каждому гражданину, по определению американцев, «империи зла» (СССР) в 244 руб. 80 коп. в год при средней месячной зарплате в 177 руб. 42 коп.

А что же сегодня? Так уж обрушивают нашу экономику или «раздевают догола» наших граждан военные расходы?
Или опять пушки вместо масла? Делим военный бюджет (в рублях - так нагляднее) на количество жителей России: 1520,62 млрд. руб. на 143 млн. - получаем 10 633 руб. 70 коп.

В год! При средней зарплате по стране 22 622 руб. В месяц! То есть меньше, чем ползарплаты (47%) сегодня против почти полутора зарплат (138%) в 1990 году.

Как говорится, почувствуйте разницу. А заодно оцените «искренность» либералов, вопящих о милитаризации страны и производстве гор оружия (подробнее см. таблицу «Сравнительные военные расходы США и СССР).

http://uploads.ru/i/R/E/c/REcd6.jpg

Мифы и цифры
Наш советский военный бюджет был вполне «по карману» СССР. Оборонка вовсе не объедала страну. Неэффективность крылась в гражданском секторе: инвестиции достигали 50% бюджета, а отдача - едва 3%. Страну «сожрал» долгострой. Однако Гайдар считал иначе и для начала обкорнал военный бюджет раз в 10, а потом урезал и еще.

Но счастья не наступило… Сокращение национального дохода России за 1991 - 1996 гг. составило 46% (за годы Великой Отечественной войны - 34%). Кстати, Виталий Шлыков - один из «отцов» нынешней военной реформы, - которого трудно упрекнуть в любви к советским экономике и Генштабу, писал: «...Советский Союз поддерживал военный паритет с США прежде всего за счет эффективности и экономичности своего ОПК».

Куй железо...
Сегодня полезно посмотреть, как наши отцы превращали деньги в «железо» (вспомним недавнее горькое признание министра обороны РФ Анатолия Сердюкова: «Чем больше денег выделяется на новое оружие, тем меньше его в армии»).

Сначала определялись цели, задачи вооруженных сил и их оснащение на 15-летний период. Затем сравнивали то, что есть у нас и у противника, и определяли требования к новому оружию. Тут становилось ясно, кто может его сделать - какие НИИ, КБ и заводы - и что им для этого нужно. В 80-е годы оборонка потребляла 7% материально-технических ресурсов страны. Затем формировались программы вооружений на десятилетний период. Их обновляли каждые пять лет. По всем образцам определялись характеристики, ресурсы, исполнители и сроки передачи в войска.

Но и это не конец процесса: итогом были пятилетние и годовые планы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ ­(НИОКР), производства, поставок, строительства производственных мощностей. Мне только раз пришлось участвовать в подготовке такой программы, но воспоминания о кошмаре бесконечных уточнений преследуют до сих пор.

http://sdelanounas.ru/images/img/a/3/a3AucnUvZi80L2ltYWdlLzgzLzk0LzUxOTQ4My5qcGc_X19pZD0xNTUxNA==.jpg
    На Государственную программу вооружения до 2020 года собираются потратить почти 19,5 триллиона рублей. Если делать только атомные субмарины, их можно построить целый флот.
   
Конечно, метод был далек от идеала. Тем не менее, как говаривали сами промышленники: «Наш самопал ПиПиБи задолбал». РРВ (planning, programming, budgeting) - американская система планирования. Причина проста: портфель заказов «с нуля» верстали заказчик и исполнитель, органы планирования и управления.
Споры до хрипа: улучшение характеристик изделий стоит дорого - 10-процентный рост увеличивает стоимость на 20 - 50%. В итоге получались реальные расходы по каждому образцу, отрасли и программе в целом.

При этом оборонный комплекс работал не только для военных. Было очень жесткое требование: на всех оборонных предприятиях на рубль зарплаты производить на рубль гражданской продукции. И такой техники в оборонном госзаказе было более 40%. То есть как минимум свою зарплату работники оборонки окупали.

От Ельцина до наших дней
Из-за проблем с бюджетом до 2000 года мы жили по принципу - что нашел, то и съел. Ну доделали начатый еще в СССР ракетный комплекс «Тополь-М», ну достроили крейсер «Петр Великий» и нескольких подлодок, ну закончили разработку истребителей Су-33. На большее средств не хватало.

Существенное увеличение расходов на оборону началось с приходом Путина (см. таблицу «Сравнительные военные расходы России и США»).

Деньги - сильный возбудитель, особенно для чиновников. Они сразу пытаются улучшить систему их распределения. На свой лад, конечно. По словам руководителя Рособоронзаказа, у него «полезли глаза на лоб» при ознакомлении с практикой ценообразования в промышленности и Минобороны.

Денег выделялось уже в семь раз больше, чем в 2000 году, а оружие в армию поступало по-прежнему в мизерных количествах.

http://uploads.ru/i/h/Y/N/hYNzL.jpg

Плач по рублям
«Пятая часть средств, предназначенных на закупку военного оборудования, в России ежегодно разворовывается коррумпированными чиновниками и подрядчиками, обескровливая госбюджет и подрывая боеготовность вооруженных сил», - определил главный военный прокурор России Сергей Фридинский. И в 2007 году в Минобороны пришел новый министр и тоже сильно удивился масштабам разбазаривания средств. Посему для начала лишил заказывающие управления Минобороны права заключать контракты на поставку вооружений. Оно перешло к выведенной из анабиоза ­Рособоронпоставке.
Пока у ее сотрудников не получается в срок сопоставлять цены промышленности (или выделенные средства) с особенностями технологических процессов. Контракты гособоронзаказа-2011 были подписаны лишь к концу года.

В новой России были разработаны и приняты четыре госпрограммы вооружений (ГПВ) - на периоды 1996 - 2005 гг., 2001 - 2010 гг., 2006 - 2015 гг. и на 2011 - 2020 годы. Первые три с блеском провалены, отчасти из-за нехватки средств. Но нет худа без добра: ГПВ-2015 была направлена на производство вооружений, разработанных еще в 1980-е годы. Те, которые подавались как новинки, сплошь и рядом - всего лишь модификации старых.
Четвертая ГПВ утверждена в декабре 2010 года. А весной следующего года начальник нашего Генштаба открыл «тайну»: военная наука не обеспечила должного обоснования перехода армии к «новому облику». Поэтому задачи, которые ей предстоит решать, определились только в прошлом году. Не секрет: оружие и создается под эти самые задачи. Как же тогда и кто успел сформулировать требования к вооружениям, вошедшим в ГПВ-2020?

Эта программа стоимостью 19,5 трлн. руб. ориентирована на оснащение нашей армии инновационными и высокотехнологичными вооружениями. В итоге доля новых образцов в войсках должна возрасти с 10% до 70%. Чтобы обеспечить ее качественно новый уровень на перспективные научно-исследовательские и опытно-конструк-торские разработки ­(НИОКР), потратят 200 млрд. руб. Но их результаты надо еще реализовать.

Для этого необходимо модернизировать оборонку. Это будет проходить по трем основным направлениям: обновление производства, инвестиции в НИОКР и омоложение кадров. На эти цели потратят 3 трлн. руб. Приоритет отдан ракетно-космической отрасли. Ни о какой милитаризации страны речь не идет: по военным расходам мы на пятом месте в мире - после США, Китая, Франции и Великобритании. Честнее было бы сказать о попытке выправить критическое положение, сложившееся в провальные 1990-е годы.

Что впереди?
И ежику понятно: армии позарез нужно новое оружие. Но даже школьники знают, что цена зависит от объема серии и стабильности производства. А переход на новое изделие - это убытки от брака и воз проблем. И тут уже директор завода не уверен, что даст то качество и те характеристики, которые от него требуются: технологии-то новые, поставщики - тоже. Замкнутый круг.
Особо негативно это сказалось на предприятиях, которые производят основную часть комплектующих для отечественного оружия. Они в долгу как в шелку: с ними рассчитываются «опосля».

В результате они или перепрофилируются, или диктуют цены: производство получается мелкосерийным, иногда 5 - 10 изделий в год. Вот и выходят они «золотыми». Многие предприятия-поставщики давно стали частными, и никто им не указ. Минобороны же пытается фиксировать цены на конечную продукцию.
Необходимы согласованные усилия, чтобы преодолеть этот разрыв. Слышу крики: сколько денег оборонке ни дай, проку не будет - некому осваивать, работников нет.
Президент сегодня говорит об отсутствии ПТУ, а директора заводов кричали об этом еще в 2000 году.

Те, у кого были средства, открывали свои или ставили к станкам инженеров.

Проблем ворох, и полной ясности с их решением нет. Но то, что новая госпрограмма буксует, уже понятно. И в том, что она будет выполнена при таком подходе, есть сомнения. Не ясно другое: откуда взялась сумма 19 - 20 трлн. руб. и какой она должна быть на самом деле? Неужто программу верстали на глазок?

Причем очень знающие специалисты утверждают, что это «самый минимум»...

Михаил ТИМОШЕНКО, полковник в отставке, военный эксперт. 
http://izh.kp.ru/daily/25855.3/2823193/

0

16

Пять последствий перевооружения

http://topwar.ru/uploads/posts/2012-03/1333074555_programma_vooruzheniya1.jpg

Пожалуй, в новейшей истории отечественной армии еще не было темы, вызвавшей столько споров, сколько госпрограмма по перевооружению, рассчитанная до 2020 года (ГПВ-2020).
Главной причиной всех разговоров по этому поводу стали беспрецедентные объемы планируемого финансирования – 20 триллионов рублей непосредственно на закупку новой материальной части и еще три триллиона на обновление производственных мощностей отечественных оборонных предприятий.

Уделяемое промышленности внимание вполне понятно и оправдано, ведь сейчас у нас в стране почти нет заводов или фабрик, которые не имели бы проблем с оборудованием, площадями и т.д. В частности, именно поэтому Сбербанк решил тоже поучаствовать в ГПВ-2020. Однако эта организация, как и подобает банкам, будет выдавать предприятиям кредиты. В ближайшие 3-5 лет для этих целей Сбербанк выделит порядка двух триллионов рублей. Также стоит ожидать подобных решений и от других банков, доля которых принадлежит государству.

Очевидно, что столь крупные инвестиции в оборонку не смогут пропасть даром. Более того, уже сейчас понятно, они изменят ее. Ну а с учетом конкретных объемов в сравнении с другими расходами, можно предположить, что эти изменения в определенной мере скажутся и на прочих сферах российской экономики. На данный момент можно выделить пять направлений, в которых воплотятся 23 триллиона государственных денег.

1. Обороноспособность

Самый простой и очевидный плюс от вложений в ОПК – повышение обороноспособности государства. В свете оглашенных сумм эффект от перевооружения выглядит вполне реальным. Да и отечественные вооружение и военная техника пользуются успехом на международном рынке, что можно считать доказательством его конкурентоспособности не только в сфере тендеров. Активные закупки нашей техники зарубежными странами говорят о том, что она вписывается в их оборонные доктрины и, как следствие, может быть признана современной. Таким образом, нашей оборонке вполне под силу создавать хорошие и достойные образцы, а одной из главных проблем является недостаточное финансирование.

Надо заметить, осовременивание вооруженных сил будет делом непростым. Хотя бы потому, что новые типы техники нужно будет создавать с учетом их срока службы и предугадывать, какая именно из них будут актуальны в течение следующих 20-30 лет. Поэтому, к примеру, в сфере танкостроения стоит уделять особое внимание бронемашинам с необитаемой башней и капсулой для экипажа. Подобные конструкции пока еще являются нетрадиционным рением, для проработки которого требуется время и, что немаловажно, деньги. Кроме того, кардинально новые конструкции обязательно потребуют и новых технологий. Тут мы плавно подходим ко второму пункту.

2. Промышленность

К сожалению, наш оборонный комплекс уже в конце восьмидесятых начал жить впроголодь. Целый ряд неразумных решений сначала руководства одной страны, а затем и другой, образовавшейся на обломках первой, привел ОПК к очень нехорошему состоянию. Более-менее приличная ситуация была лишь на тех предприятиях, которые занимались изготовлением готового продукта, отправлявшегося на экспорт. Но и тоже там катания сыра в масле не наблюдалось. Как результат, оборонка изрядно растеряла свою «спортивную форму» и требуется в срочном порядке ее восстанавливать.

Одна из главных проблем кроется в отсталости оборудования. При сохранении того же подхода, какой был при Советском Союзе, множество предприятий за девяностые и двухтысячные смогло бы значительно обновить материальную часть. Однако у государства в это время были другие заботы и капитальной модернизации промышленности не случилось. Аналитики подсчитали, что для наиболее эффективной работы оборонные предприятия должны иметь 80% нового оборудования, хотя бы не старше 15-20 лет.

В таком случае до 2020 года удастся поднять производительность труда оборонки в два с половиной раза. Станки, вывезенные в качестве трофея из Германии, смотрят с немым укором. У них есть повод для этого. Так что у наших предприятий точно найдутся способы освоить с пользой выделяемые три триллиона рублей.

Однако повышение эффективности производства основывается не только на станках и другом оборудовании. Всеми этими механизмами руководят люди и о них нужно думать в первую очередь, что и является следующим следствием перевооружения.

3. Социальная сфера

Ни для кого не секрет, что в последние годы рабочие специальности потеряли свой былой престиж. Подобная картина наблюдается и с инженерами. Поэтому приток «свежей крови» в оборонную промышленность сократился до размеров небольшого ручейка. Как следствие, в один далеко не прекрасный момент может случиться такая ситуация, при которой старожилам производства будет некому передать свой опыт и свои знания.

Главная причина, по которой молодежь почти не идет на производство военного назначения, кроется в том, что большинство оборонных предприятий является государственными и, как следствие, в последние десятилетия финансируется крайне скудно, а это отрицательно сказывается на заработной плате работников. Естественно, молодой амбициозный человек пойдет работать туда, где платят больше.

Но социальные проблемы оборонки касаются не только притока новых кадров. В данный момент на полутора тысячах предприятий ОПК работает почти два миллиона человек. Если к этой цифре прибавить количество членов их семей, то два миллиона увеличатся в несколько раз. Выходит, такой элемент экономики, как ставка заработной платы на самом деле влияет на огромное количество людей. Получается, развитие оборонки, в первую очередь, приток финансирования, сможет улучшить жизнь ощутимой доли населения страны.

К этому стоит добавить тот факт, что последние двадцать лет наш ОПК то и дело сотрясали сокращения штатов. Соответственно, выполнение ГПВ-2020 потребует заново набрать работников. По некоторым подсчетам, после этого набора прямо или косвенно оборонка будет кормить порядка десятой части всего населения страны. 23 триллиона – большая цена за это. Но она того стоит.

4. Экономика будущего

20 триллионов рублей на закупку вооружений и три на развитие ОПК будут выделены из государственного бюджета. Однако эти цифры касаются только периода до 2020 года включительно. Что будет после двадцатого, пока неизвестно. Вероятно, ответственные лица уже работают над этим вопросом. В то же время, оборонной промышленности не стоит надеяться только на государственные деньги. Подразумевается, что после осуществления ГПВ-2020 наша оборонка сможет еще увеличить свою долю на мировом рынке вооружений. Как следствие, у нее появится больше денег негосударственного происхождения на создание новых систем вооружения и военной техники.

Уже в прошлом году нашей стране удалось выйти на второе место в мире по военному экспорту – теперь перед нами только США. Догнать и перегнать Америку непросто, да в целом и не нужно. Главное в экспорте вооружений – найти своих покупателей и постоянно снабжать их новыми системами. По такой схеме в свое время работал Советский Союз и так же до сих пор делают Штаты. Надо заметить, американцам в продвижении продукции изрядно помогают нормативы альянса НАТО. У нас ситуация с военными блоками куда хуже: Организация Варшавского договора давно развалилась, а ОДКБ на ее место пока не подходит.

Остается только продвижение своих вооружений и военной техники в дружественных странах. Однако и тут не все просто. В качестве примера можно привести недавний без пяти минут скандал с проигрышем российского МиГ-35 в индийском конкурсе. С другой стороны, этот самолет является далеко не единственной точкой соприкосновения России и Индии в военно-технической сфере.

Создание новых систем вооружения в перспективе позволит не только не потерять прошлогоднее второе место по продажам, но и улучшить результаты. Помимо непосредственно финансовых выгод это также поможет увеличить количество дружественных стран, поэтому у перевооружения собственной армии могут быть и положительные политические последствия.

5. Эфемерная конверсия

Наконец, пятое положительное последствие перевооружения и развития оборонки. Оно заключается в производстве оборонной промышленностью, помимо собственно вооружений, товаров и изделий невоенного предназначения. Только конверсия является весьма и весьма спорным путем развития промышленности. Причем на этот раз в качестве аргументов могут использоваться не только измышления аналитиков, но и факты из не столь отдаленного прошлого. В восьмидесятых годах прошлого века в нашей стране уже пробовали перевести оборонную промышленность на мирные рельсы, и положительных результатов добиться так и не удалось. К сожалению, почти всегда такая «перешивка рельсового пути» шла по одной и той же печальной схеме.

Так, государство, а позже рынок требовали некой гражданской продукции. Светлые умы оборонки делали изделие, как минимум, не уступающее своим конкурентам, но оно получалось ощутимо дороже. Понятно, что непросто перепрофилировать производство, заточенное для изготовления одной продукции, поэтому цена готового изделия от ОПК получалась выше. Ну а при попытке довести ее хотя бы до приемлемого уровня падало качество. Все по той же причине.

В оправдание конверсии нужно сказать, что некоторые оборонные предприятия все же смогли наладить выпуск мирной продукции достойного качества и с хорошей ценой. Правда, положительных примеров все же меньше, чем отрицательных. Так, на каждую хорошую новость, например про то, как «космическое» ГСКБ «Прогресс» готовится к выпуску легкомоторного самолета «Рысачок», приходится плохая. Но и тут ситуация понемногу улучшается.

И все же пока не приходится говорить об эффективном совмещении выпуска оборонными предприятиями продукции военного и мирного назначения. Первой и главной задачей отечественного оборонно-промышленного комплекса на сегодняшний день является модернизация производства и выполнение гособоронзаказа. Поэтому конверсия пока что остается эфемерной перспективой. Интересной, но сомнительной или малореальной.

За и против

Претензии к ГПВ-2020 и всем связанным с ней мероприятиям можно разделить на две категории. Первые касаются целесообразности вложения столь огромных сумм именно в оборону, вторые – коррупционных схем. Вопрос «Великой войны пушек и масла» уже давно был разобран по косточкам и выяснилось, что затраты на оборону и их резкое сокращение почти не влияет на общее качество жизни. Что касается воровства выделяемых государством денег, то здесь следует усилить имеющийся контроль.

В частности, полезным будет предложение Д. Рогозина, который считает, что коррупционеров из оборонки безо всякого снисхождения нужно наказывать по верхнему пределу, установленному Уголовным кодексом. Остается только добавить, что судебные процессы по делу таких преступников должны иметь широкую огласку. Вкупе с крупными сроками это будет действовать отрезвляюще на тех, до кого еще не добрались соответствующие органы, и работать подобно профилактике.

В остальном от вложения 23 триллионов в оборону и оборонку будут только плюсы. Улучшение обороноспособности, подъем промышленности, улучшение жизни занятых в ОПК людей, инвестиции в будущее и ряд других, более мелких последствий. Все это нужно стране, хотя обойдется недешево. Как говорил персонаж одного кинофильма: «велика цена, но я с удовольствием заплачу».

Рябов Кирилл
http://topwar.ru/12913-pyat-posledstviy … eniya.html

0

17

«Тактическое ракетное вооружение» разрабатывает новые системы высокоточного оружия

http://sdelanounas.ru/images/img/d/3/d3d3LnJ1c3Jha2V0YS5ydS9pbWFnZXMvbmV3cy80Ni5qcGc_X19pZD0xNjEyNw==.jpg

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» в 2012 году завершает разработку порядка десяти типов систем управляемого высокоточного авиационного и морского оружия, сообщил «Интерфаксу-АВН» генеральный директор холдинга Борис Обносов.

«В этом году мы готовим и завершаем очень большую серию наших изделий в различном типаже, и одновременно мы должны готовиться к их серийному производству. Задача не просто сложная, а, если воспользоваться термином Ленина, - архисложная», - сказал Б. Обносов.

Он уточнил, что на завершающей стадии создания находятся более десяти авиационных и морских ракет нового поколения, «большая часть из которых заканчивает испытания и готовится к серийному производству».
В результате планируется кардинально обновить линейку авиационных средств поражения класса «воздух-воздух» и «воздух-поверхность», существенно модернизировать противокорабельные комплексы. «Сроки сжатые и нужно успеть, - отметил гендиректор.

Говоря о трудностях, он, в частности, отметил, что «есть определенная неувязка между программами технического перевооружения предприятий, которые входят в разные корпорации». «Ситуацию, когда каждый пытается построить свой хуторок, надо скорректировать», - отметил Б. Обносов.

«Мы тоже могли сказать, что нам надо строить новые заводы для того, чтобы обеспечить серийное изготовление нашей продукции. Но ведь нужно понимать, что лишних денег на это у государства нет. В то же время мы видим и читаем интервью руководителей различных отраслей промышленности, которые заявляют о недостаточной загрузке производственных мощностей. Порой этот показатель доходит до 50 процентов. Так почему бы не загрузить имеющиеся заводы вместо того, чтобы строить новые? Это, считаю, не по государственному», - сказал Б. Обносов.

Пора, наверное, отметил он, ставить во главу угла кооперацию между отдельными холдингами, потому что внутренние связи у дееспособных интегрированных структур уже отлажены. «Задача сложная, но, убежден, это тот выход, который позволил бы достаточно эффективно использовать государственные средства», - сказал Б. Обносов.

P.S. Чуть ранее

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», которая была создана в 2002 году, за десять лет стала очень мощной, стабильно развивающейся компанией, которая способна составлять конкуренцию на мировых рынках современных вооружений. Об этом в преддверии десятилетнего юбилея компании сообщил Борис Обносов, директор корпорации.

Главным результатом экономической и организаторской работы корпорации, по его мнению, является последовательное увеличение поставок военной продукции как по линии экспорта, так и по линии гособоронзаказа. Если прибыль корпорации в 2004 году составляла 6,76 миллиардов рублей, то по предварительным цифрам минувшего года, доход холдинга составит почти 40 миллиардов рублей.

Таким образом, прибыль увеличилась практически в шесть раз.

Отмечено, что доход холдинга увеличился примерно на 8%, если сравнивать с 2010 годом. Если говорить о головном предприятии, то прибыль за прошедший год составила почти 9 миллиардов рублей.

Обносов сказал, что по чистой выручке компания планирует достигнуть уровня 3,1 миллиарда рублей
Он также отметил, что на сегодняшний день предприятия корпорации поставляют заказчику широкий спектр своей продукции, среди которой авиационное управляемое вооружение классов «воздух-поверхность», «воздух-воздух», морское ракетное вооружение классов «берег-корабль», «корабль-корабль», а также другие системы морского оборонительного и наступательного вооружения.
Директор корпорации также сказал, что по результатам проведенных исследований в области мирового рынка вооружений, публикуемых в журнале «Дефенс ньюс», холдинг устойчиво занимает позицию в сотне мировых лидеров оборонных корпораций. По результатам 2010 года, компания занимает 62-ю строчку.

В корпорацию «Тактическое ракетное вооружение» входят 19 важнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса России. Обносов отметил, что объединенная структура нашла реализацию как компания нового типа, которая смогла сохранить технологии, использующиеся на каждом предприятии, а также продолжить их дальнейшее развитие на основе корпоративных целей, которые направлены на выполнение государственных задач.

Напомним, что процесс интеграции корпорации проходил поэтапно. Самым трудным был 2 этап, так как в компанию вошло 8 предприятий, среди которых ГНПП «Регион», ГосМКБ «Радуга», ГосМКБ «Вымпел». Каждое из этих предприятий до объединения было головным в своем направлении. Так, например КБ «Радуга» было ответственным предприятием по ракетам «воздух-поверхность», КБ «Вымпел» - по ракетам «воздух-воздух», а «Регион» - по созданию подводного оружия.

Сегодня все эти предприятия являются системообразующими вместе с головным предприятием холдинга. Вместе они обеспечивают поставку финальной продукции заказчикам.

http://www.militarynews.ru/
http://sdelanounas.ru/blogs/16127/

Tactical Missiles Corporation - Корпорация 'ТРВ'

http://www.youtube.com/watch?v=IbMQICbQ … detailpage

Promotional video for the joint stock company "Tactical Missiles Corporation". Integrating 19 Russian leading defense enterprises, the company is one of the largest developers and manufacturers of various high-precision missiles

*****************

А тем временем:

«Вертолеты России» увеличили прибыль и удвоили портфель заказов

http://uploads.ru/i/i/q/V/iqVLg.jpg

ОАО «Вертолёты России» (далее – Компания), один из лидирующих мировых разработчиков и производителей вертолётов, в том числе ряда самых знаковых, инновационных и широко эксплуатируемых моделей, объявляет консолидированные операционные и аудированные финансовые результаты деятельности за 2011 год по МСФО.

1. Поставки вертолётов увеличились на 22,4% и составили 262 вертолёта;
2. Твердый портфель заказов вырос в 2 раза и составил 859 вертолётов на 31 декабря 2011 г.;
3. Выручка выросла на 27,8% и составила 103,9 млрд. рублей;
4. Показатель EBITDA увеличился на 31,7%[1] и составил 18,0 млрд. рублей;
5. Рентабельность по EBITDA составила 17,3%;
6. Прибыль выросла на 12,7% и составила 7,0 млрд. рублей.

Всего в 2011 году компания поставила девять типов вертолетов клиентам из 19 стран мира.

Если кто сочтет что это повтор минусуйте, но тут более полный отчет и плюс фоторепортаж по почти всем моделям вертолетов России.

Комментируя сегодняшнее объявление, генеральный директор ОАО «Вертолёты России» Дмитрий Петров сказал:
«Я рад объявить о впечатляющих результатах деятельности Компании в 2011 году, которые в очередной раз подтвердили нашу способность достигать поставленные цели и выполнять обязательства перед акционерами, партнерами и рынком.

Компания продолжает активно развиваться и демонстрирует впечатляющую динамику роста. В прошлом году мы закрепили лидерские позиции в мировой вертолётостроительной индустрии. В 2011 году мы поставили 262 машины заказчикам в 19 странах, увеличив поставки на 22,4%, что позволило нам занять около 14% мирового рынка в денежном выражении. Кроме того, нам удалось двукратно увеличить твердый портфель заказов, который достиг 859 вертолётов, а его стоимость на конец 2011 года превысила 330 млрд. руб.

Мы ставим перед собой стратегическую цель продолжать укрепление позиций на мировом рынке за счет повышения конкурентоспособности и операционной эффективности, а также прилагать все усилия для увеличения ее акционерной стоимости.

В 2012 году мы планируем продолжать активную работу по обеспечению перспективного задела на будущее за счет интенсивных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Мы будем продолжать деятельность по развитию системы сервиса и послепродажного обслуживания, техническому перевооружению и модернизации, а также продолжим совершенствовать систему управления», - подчеркнул Дмитрий Петров.

Основные финансовые показатели 2011 года
Консолидированная выручка Компании за 2011 год составила 103,9 млрд. руб., продемонстрировав рост на 27,8%[3], обусловленный, прежде всего, значительным (на 22,4%) увеличением поставок вертолётов. Выручка от продаж вертолётов за прошедший год составила 82,0 млрд. руб. Выручка от услуг сервиса и послепродажного обслуживания за 2011 год составила 15,0 млрд. руб.

Себестоимость продукции и услуг Компании за 2011 год составила -63,3 млрд. руб., увеличившись на 29,2%1 по сравнению с 2010 годом.

Операционные расходы выросли на 23,3%1 и по результатам 2011 года составили -25,9 млрд. руб.

Показатель EBITDA за отчетный период вырос на 31,7%1 и составил 18,0 млрд. руб. При этом показатель EBITDA в сегменте продажи вертолётов составил 14,3 млрд. руб., в сегменте услуг сервиса и послепродажного обслуживания – 3,5 млрд. руб.

Прибыль Компании по результатам 2011 года составила 7,0 млрд. руб., увеличившись на 12,7%[4] по сравнению с 2010 годом.

Капитальные затраты Компании за прошедший период выросли на 90,3% и составили 13,7 млрд. руб. Из них объем инвестиций в производственные мощности составил 9,1 млрд. руб., увеличившись на 65,5% по сравнению с 2010 годом. В рамках программы модернизации и технического перевооружения в 2011 году в ОАО «Вертолёты России» были реализованы следующие ключевые мероприятия:
создание Центра компетенции по производству магниевого литья на базе ОАО ААК «Прогресс»;
завершение 1-го этапа создания Центра компетенции по механической обработке на базе ОАО «КВЗ»;
завершение 1-го этапа создания Центра компетенции по разработке и производству вертолётных агрегатов, трансмиссий и испытательных стендов на базе ОАО «Редуктор-ПМ».

Расходы Компании на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в 2011 году составили 4,6 млрд. руб., увеличившись по сравнению с 2010 годом в 2,7 раза, что свидетельствует об активной реализации Компанией стратегии по наращиванию инновационного потенциала. Основной объем исследовательской и опытно-конструкторской деятельности в 2011 году пришелся на проекты Ка-226/226Т, Ми-38, Ка-62, Ми-171А2 и проект Перспективного скоростного вертолёта.

Основные операционные показатели 2011 года
Поставки вертолётов в 2011 году составили 262 вертолёта, увеличившись на 48 машин, или на 22,4%, по сравнению с 2010 годом. Всего в 2011 году Компания поставила 9 типов вертолётов клиентам из 19 стран мира.

В рамках развития стратегии, направленной на продажу жизненного цикла продукта, Компанией в 2011 году были осуществлены поставки авиационно-технического имущества (АТИ) и оказаны услуги послепродажного обслуживания 175 заказчикам в 25 странах. Компания ориентируется на приоритетную необходимость развития сервисной сети на наиболее перспективных рынках: в 2011 году началось строительство Сервисного центра в г. Циндао (Китай).

В 2011 году портфель твердых заказов Компании вырос практически в два раза, с 430 до 859 вертолётов, и его стоимость превысила 330 млрд. руб. Основным фактором увеличения стало подписание долгосрочных контрактов с Министерством обороны РФ на поставку более 600 вертолётов на срок до 2020 года. План поставок 2012 года обеспечен твердыми заказами на 100%, план 2013 года – на 94%.

Кроме того, в 2011 году Компания продолжила экспансию на новые быстроразвивающиеся рынки, начав работать в Бразилии и Аргентине.

* * *
ОАО «Вертолёты России» - дочерняя компания ОАО «ОПК «Оборонпром», входящего в ГК «Ростехнологии», один из мировых лидеров вертолётостроительной отрасли, единственный разработчик и производитель вертолётов в России. Головной офис ОАО «Вертолёты России» расположен в Москве.

В состав холдинга «Вертолёты России» входят пять вертолётных заводов, два конструкторских бюро, предприятие по производству и обслуживанию комплектующих изделий и сервисная компания, обеспечивающая послепродажное сопровождение в России и за ее пределами. Вертолёты приобретаются российскими министерствами и ведомствами (Министерством обороны России, МВД России, МЧС России), авиакомпаниями («Газпром авиа», «ЮТэйр»), крупными российскими компаниями.

Более 8000 вертолётов советского/российского производства эксплуатируются в 110 странах мира. Традиционно наиболее высокий спрос на российские вертолёты – на Ближнем Востоке, в Африке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в Латинской Америке, России и в странах СНГ. Холдинг «Вертолёты России» образован в 2007 году.

ОАО «ОПК «Оборонпром» - многопрофильная машиностроительная группа, создана в 2002 году. Входит в состав ГК «Российские технологии». Основные направления деятельности: вертолётостроение (ОАО «Вертолёты России») и двигателестроение (УК «Объединенная двигателестроительная корпорация»).

http://sdelanounas.ru/images/img/d/3/d3d3LnJ1cy1oZWxpY29wdGVycy5ydS91cGxvYWQvaW0vcmVzaXplLzQ2NDhlYTdjMmNkODA2MmJhNjE5ZGIwNjU1NDg5M2EwLmpwZWc_X19pZD0xNjExOA==.jpg

http://sdelanounas.ru/images/img/d/3/d3d3LnJ1cy1oZWxpY29wdGVycy5ydS91cGxvYWQvaW0vcmVzaXplLzVkYjdjMzNmNTQ1ODdmMDJlN2FmOGYxYmJjNGJhNjlkLmpwZWc_X19pZD0xNjExOA==.jpg

http://sdelanounas.ru/images/img/d/g/dG9wd2FyLnJ1L3VwbG9hZHMvcG9zdHMvMjAxMS0wOS8xMzE1NDE3MTkxX2thLTI3LmpwZz9fX2lkPTE2MTE4.jpg

много фото по ссылкам:
http://www.rus-helicopters.ru/ru/press/news/2937.html
http://sdelanounas.ru/blogs/16118/

0

18

Кластерная оборона промышленности
Автор  Вадим ЗАЗИМКО, генеральный директор «Агентства инвестиционного консультирования», руководитель рабочей группы по реализации кластерного проекта производства ОЯЭМБ.12.04.2012

http://uploads.ru/i/Z/f/2/Zf279.jpg

Современные Вооружённые Силы – это не только новейшие системы оружия и высокопрофессиональные воины, но и системно эффективный оборонно-промышленный комплекс (ОПК). Не зря недавно созданное движение в поддержку армии, флота и ОПК получает такую массовую поддержку.
И об этом говорил вице-премьер Правительства РФ Дмитрий Рогозин: «...Мы не можем позволить иметь неэффективную оборонную промышленность, которая не гарантирует стране стабильность, суверенитет и достойное благосостояние граждан». Вопросы повышения обороноспособности тревожат и Президента РФ Дмитрия Медведева: «...Наша военная мощь, способность оперативно реагировать на угрозы должны быть такими, чтобы ни у кого в мире не появилось желания испытать их на прочность».

Прошлое и настоящее

К концу 1980-х годов ОПК занимал господствующее место в экономике СССР. Предприятия отрасли производили 20–25 процентов валового национального продукта. На долю оборонных производств приходилось более 12 процентов основного капитала промышленности, а в машиностроении они давали от 62 до 80 процентов совокупного объёма производства. Общее число только основных предприятий ОПК превышало 3 тысячи. Кроме того, их деятельность обеспечивалась поставками продукции с более чем 10 тысяч предприятий-смежников.

На военные нужды расходовалась и преобладающая часть интеллектуального потенциала страны. В 1988 году на нужды военных разработок тратилось почти 3/4 всей суммы средств, выделяемых в бюджет на НИОКР. Общая численность персонала оборонных НИИ и КБ превышала 1,8 млн. человек, что превратило военную сферу в крупнейшую область приложения интеллектуального труда.

Однако последующее резкое снижение доли расходов на национальную оборону от ВВП (в 1992 г. она составила 5,6 процента; в 1996 г. – 2,8 процента; в 1999 г. – 2,34 процента) привело к потере некоторых наукоёмких технологий, высокотехнологического оборудования, высококвалифицированного научного, инженерно-технического и рабочего потенциала, что способствовало снижению международного престижа России и воспринималось как одно из проявлений её слабости.
Основными причинами такого положения дел в ОПК были низкие мировые цены на энергоносители, а также слабая диверсификация предприятий оборонной промышленности. Разработанная в конце 1980-х программа конверсии предприятий ОПК была реализована лишь частично.

Вполне очевидно, что «сырьевая» модель развития экономики России привела к частичной деиндустриализации страны.
«Технологическая» модель модернизации промышленности востребована в современной России почти так же, как была она востребована в Советской России в 1920-е годы, когда молодая республика стояла перед лицом вторжения извне. Это значит, что высокотехнологичный ОПК, нацеленный на перспективное развитие российской «технологической» экономики, – насущная необходимость.

Дмитрий РОГОЗИН: «Для того чтобы Россия из поставщика ресурсов превратилась в экономического лидера и экспортёра инновационных технологий, способного постоять за себя в условиях глобальной конкуренции, нам необходима обновлённая, высокотехнологичная и интеллектуальная оборонно-промышленная отрасль».
После существенных преобразований в российском ОПК и необходимости выживания в сложных условиях открытого рынка без госзаказа частично заработала система конверсии, что позволило многим предприятиям удержаться на плаву путём выпуска гражданской продукции. Однако малые объёмы государственного оборонного заказа, производство узкого спектра продукции рядом предприятий не позволило пережить эти сложные времена без потерь.

На данный момент российский ОПК испытывает ряд трудностей, связанных, прежде всего, с экономическими и организационными пробелами. Механизмы субконтракции, активно и успешно применявшиеся в советском ОПК, частично нарушены, так что создание длинных технологических цепочек, необходимых для производства сложной техники, затруднено.

Дополнительно ОПК испытывает трудности и с внедрением инноваций. Расходы на НИОКР в России составляют 1 процент от ВВП (0,6 процента – ОПК, 0,4 процента – гражданская тематика), в развитых странах, государствах БРИКС эти затраты колеблются в пределах 2-3 процентов от ВВП. Очевидно, что именно с этим связана покупка необходимых оборонных технологий: вертолётоносцев «Мистраль», немецкой брони Rheinmetall, итальянских бронемашин Lynx.

Перспективы, задачи, государственно-частное партнёрство

Принятие новой государственной программы вооружений (ГПВ-2020), обеспеченной существенными для современной России объёмами финансирования в размере 23 трлн. рублей, должно кардинальным образом поменять ситуацию в секторе ОПК. Следует отметить, что почти 3 млрд. рублей планируется направить на модернизацию предприятий ОПК.

Стране нужен интегрированный в рыночную экономику и диверсифицированный оборонно-промышленный комплекс, предприятия которого будут восприимчивы к высоким технологиям и стимулировать развитие отечественного научно-технического потенциала. Комплекс, способный существовать в системе развитых кооперационных связей, в том числе в рамках международного сотрудничества со странами ближнего и дальнего зарубежья. Компактный, эффективный, способный удовлетворить потребности оборонной безопасности России.

Задачи по модернизации предприятий ОПК лежат не только в плоскости переоборудования этих предприятий и обновления кадрового ресурса, хотя решение подобных проблем для ряда предприятий является приоритетным. Весьма существенными задачами являются: последующая диверсификация предприятий отрасли, восстановление системы субконтрактинга путём выявления слабых звеньев в длинной цепочке производства продукции и их восстановления, повышение прозрачности предприятий отрасли в части справедливого распределения прибыли между контрагентами, и, как следствие, привлечение частных инвестиций в сектор. Эти задачи лежат в смежных отраслях промышленности, между военной и гражданской областями этих отраслей. Эффективность развития ОПК во многом зависит от умелого применения современных экономических и управленческих методов.

При решении задач восстановления механизмов субконтракции не стоит оставлять без внимания гражданский сектор промышленности, представленный малым и средним бизнесом. Вовлекая в выполнение гособоронзаказа такие предприятия, в короткие сроки можно решить накопившиеся кадровые проблемы, проблемы управления, а также освободить крупные промышленные предприятия от выпуска не свойственной им продукции. Частная инициатива в этом случае поможет удешевить производство, а значит, наиболее эффективно израсходовать государственные средства. Однако основные «центры формирования прибыли» не должны быть выведены из-под контроля предприятия.
Премьер-министр России Владимир ПУТИН: «Развитие ОПК только силами государства неэффективно уже сейчас, а в среднесрочной перспективе – экономически невозможно. Важно продвигать государственно-частное партнёрство в оборонной промышленности, в том числе упрощая процедуры создания новых оборонных производств».

Кластерный механизм

Эффективными в этом случае могут оказаться методы и механизмы кластерного подхода с применением преференций особых экономических зон технико-внедренческого и промышленно-производственного типов, который был не без успеха реализован и в советском ОПК.
Считается, что кластеризация в общем виде определяется как процесс кооперации вокруг определённой функциональной ниши и установления тесных взаимосвязей и рабочих альянсов для усиления их коллективной конкурентоспособности.

Структуру отечественного ОПК можно упрощённо разделить на три части: НИИ, их задача – теоретические разработки; КБ, создающие прототипы (опытные образцы) оружия; испытательные лаборатории и полигоны, где происходит, во-первых, доводка опытных образцов в реальных условиях, а во-вторых, испытание оружия, только вышедшего из заводских стен;  производственные предприятия, где осуществляется массовый выпуск оружия.

Каждый из этих структурных элементов может включать несколько самостоятельных предприятий, принадлежащих разным управляющим структурам. В этих условиях восстановленная в её советском варианте система программно-целевого планирования вооружения и военной техники (СПЦП ВВТ) не сможет обеспечивать решения главной задачи – сокращения длительности цикла исследования – производство – сбыт (И-П-С) при приемлемых затратах.

Дело в том, что сколько-нибудь значительное сокращение длительности цикла И-П-С может быть достигнуто только в условиях частично параллельного осуществления отдельных его стадий. Это, в свою очередь, ведёт к возрастанию затрат на производство. В традиционных же коммерческих отношениях независимых контрагентов отсутствуют механизмы адекватной компенсации получившемуся перерасходу в силу его объективной неопределимости на стадии заключения договора. В советской системе в условиях единого собственника эта проблема легко преодолевалась государственным регулированием участия всех исполнителей проекта в конечном выгодоприобретении.
Под кластером в данном случае понимается в большей или меньшей степени территориально-локализованная общность предприятий, обеспечивающих выпуск продукции для удовлетворения определённой потребности. Это самый распространённый путь формирования кластера.

Существует и другой путь. Для удовлетворения народно-хозяйственной потребности в какой-либо сложной, наукоёмкой продукции создаётся предприятие, которое под влиянием целенаправленных капиталовложений и управления постепенно обрастает предприятиями-спутниками, обеспечивающими его полуфабрикатами, комплектующими изделиями, специальными услугами и т.д. Все они и образуют кластер. При этом предприятия-спутники могут создаваться самим головным предприятием, так и вследствие взаимодействия независимых субъектов хозяйствования.

Развитие отечественных производственных комплексов может идти по следующему пути:
– финансирование реконструкции и технического перевооружения головных предприятий (ядра) кластера с участием государства на возмездной основе;
– финансирование реконструкции и технического перевооружения основных субподрядчиков, в том числе с участием государства через головное предприятие (ядро кластера);
– формирование сетевой системы управления кластером.
Кластер формируется как единая открытая производственно-хозяйственная, саморазвивающаяся и самоуправляющаяся система. При этом развитие её предполагается одновременно по трём основным направлениям.

В направлении планомерного возрастания разнообразия номенклатуры производства кластера; путём вовлечения в кластер всё большего числа участников как производителей, так и инвесторов; углублением специализации производства участников и, соответственно, возрастания связей по кооперации между ними.
Всё это становится возможным благодаря сетевой децентрализованной системе управления кластером, в основе которой лежит согласование интересов главных выгодоприобретателей от деятельности кластера.

Организация ядра кластера может принимать сложные юридические формы в зависимости от состава и специализации предприятий, входящих в него, но при этом может состоять из одной или нескольких организаций. Важно отметить, что в ядро кластера могут входить и предприятия частных форм собственности, что предусматривает использование механизмов государственно-частного партнёрства. Для страт (смотри схему) важным является взаимозависимость с ядром кластера, уникальность выпускаемой продукции. Так, для страты первого уровня характерна высокая степень зависимости, возможно даже долевое участие ядра кластера в этих фирмах; предприятия страты третьего уровня должны выдерживать конкуренцию, так как могут быть заменены.

Система управления кластером постепенно вырастает из чисто договорных отношений под влиянием всё большей гармонизации интересов участников кластера и повышения экономической эффективности совместной деятельности. В частности, применение кластерного подхода позволит решить вопрос прозрачности и как следствие приведёт к справедливому пропорциональному распределению прибыли в соответствии с производственным вкладом.

Необходимо отметить, что при реализации сотрудничества, используя методы кластеризации и те государственные преференции, которые предусмотрены действующим законодательством в отношении особых экономических зон, важнейшей задачей становится организация контроля над информационными, материальными и финансовыми потоками. Показательным в связи с этим является пример армии США, использующей информационную систему типа ERP (интегрированная система на базе ИТ для управления ресурсами предприятия) для производства и технического обслуживания во всех арсеналах, хранилищах и заводах по производству вооружений.
Крупные развитые страны дают много примеров, высвечивающих социально-политическое и экономическое значение кластеров.

Заключение

Применение инструментов и методов кластерного подхода позволит значительно сократить непроизводственные издержки предприятий ОПК, повысит прозрачность информационных, финансовых и материальных потоков, обеспечит наиболее полное использование трудовых и интеллектуальных ресурсов на основе частных инициатив. Стоит добавить, что кластер – это наиболее гибкая и приспосабливающаяся организационная структура, позволяющая значительно диверсифицировать производственные мощности предприятий ОПК.
По экспертным оценкам, полученным в ходе выполнения работ по кластеру объектов с ядерными энергоустановками морского базирования (ОЯЭМБ), экономическая эффективность сокращения транзакционных издержек достигает 10–15 процентов от стоимости сложной инновационной техники. Подобная экономия в сочетании с поддержкой малого и среднего бизнеса в производственной и научно-изыскательской сферах может оказать существенную поддержку при реализации государственной программы вооружений.

Уверен, что при последовательной государственной политике и поддержке потенциал кластерного подхода принесёт существенный экономический эффект в высокотехнологичные отрасли российской оборонной промышленности.

http://www.redstar.ru/index.php/compone … 5ub3N0aQ==

0

19

Россия вышла на 3 место в мире по военным расходам и на 1 по темпам роста

http://sdelanounas.ru/i/b/t/bTEuYmZtLnJ1L25ld3MvZG9jdW1lbnRwaG90b3MvMjAxMS8wNS8wOS83XzIuanBnP19faWQ9MTY1MzI=.jpg

Россия поднялась на третью строчку в мире по военным расходам, потратив на вооружения $72 млрд в 2011 году, сообщает Стокгольмский международный институт исследований проблем мира.
По данным шведских аналитиков, военные расходы России выросли на 9,3% по сравнению с 2010 годом, несмотря на кризис. Это увеличение позволило России опередить Великобританию и Францию, военные расходы которых составили в 2011 году $62,7 млрд и $62,5 млрд соответственно.

В то время как развитые страны вынуждены из-за проблем с бюджетом сокращать расходы на оружие, развивающиеся государства, напротив, не жалеют денег на оборону. Не стала исключением и Россия, которая по расходам на вооружение отстала только от США и Китая.

Причем тенденция по увеличению военных затрат в России будет продолжаться. Власти страны увеличивают расходы на военное оборудование, научные исследования и разработки. Кроме того, к 2020 году необходимо заменить устаревшее военное оборудование.

По темпам роста военных расходов от РФ отстали и Китай (годичный рост на 6,7% до 8,2 млрд долларов), и Индия (3,9% до 1,9 млрд долларов). США сократили закупку вооружений на 1,2% до 8,7 млрд долларов, Франция — на 4% (с 2008 года), Германия — на 1,4%, Великобритания — 0,6%.

Развитые страны, в том числе Греция, Испания, Италия и Ирландия, планируют продолжить сокращение военных расходов в ближайшие годы.
Схожая ситуация складывается в Бразилии, которая стала покупать вооружения меньше на 8,2%. Военный бюджет страны составил всего 2,8 млрд долларов.

Мировые военные расходы в 2011 году составили 1,74 трлн долларов, подсчитали эксперты Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ). По сравнению с предыдущим годом затраты на оборону почти не изменились.

Расходы на вооружение в 2011 году выросли на 0,3%, говорится в докладе СИПРИ. На фоне непрерывного увеличения военных расходов в период с 1998 по 2010 год эта цифра очень незначительна. Особенно если сравнить с периодом с 2001 по 2009 год, когда годовой прирост составлял в среднем 4,5%.

Бразилия, Франция, Германия, Индия, Великобритания и США, которые считались лидерами по военным расходам, сократили свои военные бюджеты в прошлом году. Таким образом они пытались сократить бюджетный дефицит, которые угрожал их экономикам. В то же время другие государства, такие как Россия и Китай, заметно увеличили свои расходы на оборону.

«Усилия по преодолению кризиса в Европе и США, в конце концов, завели десятилетний рост военных расходов в тупик», – прокомментировал руководитель проекта СИПРИ «Военные расходы» Сэм Перло-Фриман.

Затраты на вооружение в США, которые никогда не скупились на оборону, упали на 1,2% в реальном выражении – до 711 млрд долларов. Отчасти это результат длительной задержки Конгрессом США согласования бюджета на 2011 год. Администрация Барака Обамы никак не могла договориться с республиканцами о мерах по сокращению бюджетного дефицита.

Тенденция по сокращению расходов в США, скорее всего, продолжится. Конгресс США решил заткнуть бюджетную дыру за счет экономии на оборону. Размер американской армии и морской пехоты будет сокращаться. Мощная программа оборонных расходов, которая была ключевой частью плана Джорджа Буша по «войне с терроризмом» в Ираке и Афганистане, потеряла свою актуальность.

Франция, Германия и Великобритания начали урезать свои военные расходы в рамках мер жесткой экономии, которые также необходимы для сокращения бюджетного дефицита. Так, военный бюджет Франции сократился на 4% с 2008 года, в Германии за тот же период – на 1,4%. В Великобритании падение военных расходов не такое значительное (0,6%). Однако Великобритания и Франция собираются еще больше урезать военные расходы.

Еще большее сокращение затрат на вооружение наблюдалось в Греции, Италии и Ирландии. Ведь эти страны долговой кризис в Европе охватил в первую очередь.

Военные расходы в Азии и Океании выросли на 2,4%, главным образом благодаря росту затрат на вооружение в Китае, который по итогам 2011 года составил 6,7%. Китай потратил в прошлом году на оружие 143 млрд долларов, заняв второе место в мире. Военный бюджет Индии сократился на 3,9%.

Расходы на вооружение стран Африки выросли на 8,6%. Такому скачку поспособствовал рост военных затрат в Алжире, который составил 44% из-за опасений по поводу конфликта в Ливии.

Ближний Восток – единственный регион, где тенденция по увеличению военных расходов прослеживается очень четко. И это несмотря на то, что данные по военным расходам ключевых игроков, таких как Иран и ОАЭ, отсутствуют.

В Латинской Америке военные расходы упали на 3,3% в 2011 году. Бразилия, лидер по затратам на вооружение региона, сократила в 2011-м военный бюджет на 8,2% в рамках мер по охлаждению экономики и снижения инфляции. В результате сокращение военных расходов охватило почти все страны в регионе.

«Пока еще слишком рано говорить о том, что сокращение военных расходов в 2011 году представляет собой долгосрочную тенденцию. Хотя мы, вероятно, увидим некоторое дальнейшее падение в США и Европе в ближайшие годы, военные расходы в Азии, Африке и на Ближнем Востоке будут расти, и любая крупная война может резко изменить общую картину», – заключил Сэм Перло-Фриман.

Расходы на оборону в 2011 году (в $ млрд)
США - 711
Китай - 143
Россия — 71,9
Великобритания - 62,7
Франция — 62,5

Расходы на оборону в странах бывшего Союза (в $ млрд)
Украина — 1,708
Грузия — 0,427

http://sdelanounas.ru/i/c/2/c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy8zLzUvMzUzMTMzNDY5MDA2Ny5qcGVnP19faWQ9MTY1MzI=.jpg

http://www.vz.ru/economy/2012/4/17/574774.html
http://sdelanounas.ru/blogs/16532/

0

20

Пресс-конференция заместителя министра обороны
twower,19 апреля, 15:22  http://twower.livejournal.com/780160.html

Александр Сухоруков сегодня сделал ряд интересных заявлений:

Российская армия   http://ria.ru/defense_safety/20120419/629862581.html в этом году получит 28 зенитных ракетно-пушечных комплексов "Панцирь-С", 58 самолетов, 124 вертолета, а также различные ракеты, сообщил в четверг журналистам первый замминистра обороны РФ Александр Сухоруков.
"В этом году мы получим 28 "Панцирей", 58 самолетов, 124 вертолета, ракеты наземного и морского базирования", - сказал Сухоруков.
То есть все задачи, поставленные перед предприятиями оборонно-промышленного комплекса, выполняются, у меня, как у первого замминистра обороны, никаких опасений, что эти контракты будут сорваны, нет, - сказал он.

Замминистра напомнил, что в соответствии с госпрограммой вооружений до 2020 года, Вооруженные силы должны получить свыше 1,1 тысячи вертолетов, на сегодняшний день заключено контрактов даже на большее число таких машин (1124 против 1120 запрошенных). Он пояснил, что эта цифра появилась после заключения дополнительных контрактов.
В частности, Минобороны подписало контракты на дополнительную поставку в Вооруженные силы 27 вертолетов Ми-35, которые будут поставляться в 2012, 2013 и 2014 годах. Также, по словам Сухорукова, готовится дополнительный контракт на поставку Ми-28Н "Ночной охотник", который будет заключен в 2013 году, и контракт на Ми-8АТМШ.

Москва. 19 апреля. ИНТЕРФАКС-АВН  http://www.militarynews.ru/
- Минобороны РФ было готово закупить учебные вертолеты иностранной разработки, но не один проект, представленный на конкурс, не получил одобрения, сообщил в четверг журналистам первый заместитель министра обороны Александр Сухоруков. "Конкурс признан несостоявшимся, так как ни одна заявка не соответствовала конкурсной документации", - сказал А.Сухоруков, отвечая на вопрос о судьбе тендера на закупку 50 легких вертолетов, который был объявлен в начале 2012 года. А.Сухоруков пояснил, что Минобороны РФ планировало закупить за два года порядка 50 учебных вертолетов, что позволило бы обеспечить в необходимом количестве учебные полки ВВС.

По словам А.Сухорукова, сегодня возможности отечественной промышленности по поставке учебных вертолетов ВВС России ограниченные.
В частности, российские вертолетные предприятия готовы поставлять порядка пяти-шести вертолетов Ка-226, который используется для подготовки курсантов, или порядка шести-семи вертолетов "Ансат". При этом потребности вертолетных училищ гораздо больше. По словам А.Сухорукова, был изучен рынок зарубежных вертолетов.

Их предполагалось адаптировать под российские условия, в частности, расширить диапазон температур, при которых можно эксплуатировать эти вертолеты - от плюс 50 градусов до минус 50 градусов. По словам А.Сухорукова, при этом цена таких машин была бы почти на порядок ниже, чем боевых вертолетов, на которых не рационально обучать курсантов.

Данные вертолеты должны были собираться на территории Российской Федерации и обслуживаться также в России. "Мы четыре месяца исследовали этот вопрос и получили обоснование цены на эти вертолеты", - сказал А.Сухоруков.

В то же время, по его словам, условием конкурса было участие в нем только российских компаний. "Мы закупаем только ту технику, которая собирается на территории Российской Федерации", - сказал А.Сухоруков. В качестве примера закупок техники, производимой по лицензии в России, он назвал закупку бронированных машин итальянской фирмы "Ивеко". По словам А.Сухорукова, в Россию ввозятся машинокомплекты для "Ивеко", которые собираются на одном из воронежских предприятий. При этом условие соглашения предполагает ежегодное увеличение локализации производства этих машин в объеме 10%.

Москва. 19 апреля. ИНТЕРФАКС-АВН  http://www.militarynews.ru/
- Министерство обороны РФ заключило с предприятиями ОПК контрактов по гособоронзаказу 2012 года на 520,7 млрд рублей, сообщил журналистам в четверг первый заместитель министра обороны РФ Александр Сухоруков.
"В рамках выполнения государственного оборонного заказа заключено контрактов на 77% от общего объема ассигнований гособронзаказа на 2012 год. Это 520,7 млрд рублей из 677,4 млрд рублей", - сказал А.Сухоруков. Он отметил, что в 2012 году процесс заключения контрактов Гособоронзаказа в интересах российского военного ведомства проходит быстрее, чем в 2010-2011 годах. "Для сравнения, в 2010 и 2011 годах на начало второго квартала было заключено контрактов, соответственно, на 50% и 47% от объема гособоронзаказа", - сказал А.Сухоруков.

Он сообщил, что Минобороны РФ осуществляет активное авансирование работ по гособоронзаказу. "По условиям заключенных контрактов выплачено 386,5 млрд рублей, что составляет 57% от общего объема ассигнований на гособоронзаказ-2012. Этот результат удалось достичь за счет распространения практики стопроцентного авансирования заключенных контрактов", - сказал А.Сухоруков.

По словам А.Сухорукова, в части заданий гособоронзаказа, размещаемые путем проведения торгов, на 15 апреля объявлено 95 конкурсов и заключено контрактов на сумму 14,7 млрд рублей. Это составляет примерно 15% заданий, размещаемых путем торгов. "До конца апреля будут заключены контракты еще на 47 млрд рублей, а остальные планируется заключить до 18 мая", - сказал А.Сухоруков. По его словам, в 2010-2011 годах на середину апреля были заключены контракты на сумму, составляющую соответственно 3,8% и 4% от общего объема ассигнований, размещаемых на торгах. А.Сухоруков сообщил, что не состоялись торги по 90 лотам на сумму 3,7 млрд рублей. При этом некоторые из провалившихся конкурсов относятся к размещению заданий в части боеприпасов.

В качестве примера сорванных торгов А.Сухоруков назвал тендер на закупку артиллерийских боеприпасов, когда ФГУП "Научно-исследовательский машиностроительный институт" (Москва) вопреки согласованным показателям гособоронзаказа вышел с заявками, не соответствующими условиям конкурса. "В результате из пяти заданий по основным артиллерийским и танковым боеприпасам сорвано четыре", - сказал первый замминистра обороны. А.Сухоруков также сообщил, что ряд предприятий ОПК отказываются от получения авансовых платежей по заданиям госпоборонзаказа. В частности, по его словам, это они это делают, поскольку "опасаются существенных штрафных санкций при невыполнении принятых обязательств в соответствии с уже проавансированным контрактом". По словам А.Сухорукова, учитывая сложное положение в отечественной боеприпасной отрасли Минобороны РФ, "принял решение объявить повторные торги по закупке боеприпасов".

А.Сухоруков сообщил также, что объем средств, которые Минобороны РФ могло бы авансировать предприятиям ОПК, но от которых предприятия отказались, составляет на 15 апреля, 17,8 млрд рублей.

Решением президента и правительства РФ объем гособоронзаказа (ГОЗ)   http://ria.ru/defense_safety/20120419/629826983.html   для министерства обороны на 2012 год сокращен на 25 миллиардов рублей, сообщил в четверг журналистам первый замминистра обороны Анатолий Сухоруков.
Он напомнил, что объем ГОЗ-2012 по линии Минобороны, по состоянию на декабрь прошлого года, составлял 704,3 миллиарда рублей.
"Сейчас я называю другую цифру. В соответствии с решением правительства и президента, объем ГОЗ на 2012 год уменьшился примерно на 25 миллиардов рублей и составляет 677,4 миллиарда рублей", - сказал Сухоруков.

Замминистра добавил, что уменьшение финансирования не означает, что деньги у Минобороны "забрали". "Их перераспределили на другие задачи", - объяснил Сухоруков.
Он заверил, что уменьшение финансирования ГОЗ не скажется на выполнении и гособоронзаказа, и госпрограммы вооружений, в целом.

Минобороны России рассчитывает   http://ria.ru/defense_safety/20120419/629841229.html  принять на вооружение стратегическую атомную подводную лодку (АПЛ) проекта 955 "Юрий Долгорукий" до 15 июня, вторая подлодка этого проекта войдет в состав ВМФ в августе; принятие на вооружение ракеты "Булава" идет по плану, сообщил в четверг журналистам первый замминистра обороны Анатолий Сухоруков.

Вместе со своими штатными носителями - подлодками проекта 955 "Борей" - "Булава" должна стать основой морских стратегических ядерных сил России.
"Что касается двух подводных лодок "Юрий Долгорукий" и "Александр Невский", то здесь вина изготовителя ("Севмаш"). Не все испытания, которые необходимо было провести перед принятием их в состав ВМФ в 2011 году, были выполнены", - объяснил Сухоруков.

"Сейчас, в этом году, они должны быть выполнены. По "Юрию Долгорукому" все должно быть закончено в мае-июне. Не позднее 15 июня, в соответствии с планом-графиком, должны быть завершены все испытания, и лодка должна быть принята в состав ВМФ. Ну, и в августе - "Александр Невский"", - сказал замминистра.
Говоря о принятии на вооружение ракеты "Булава", Сухоруков сказал, что "все идет по плану, никто ничего не срывает".
"Чтобы оформить все необходимые документы (после завершения госиспытаний), нужно минимум шесть-семь месяцев. Идет работа, которая определена положением о создании ракетного комплекса, та работа, которую положено проводить после завершения госиспытаний", - сказал он.

Минобороны РФ рассчитывает  http://ria.ru/defense_safety/20120419/629830502.html  уже на этой неделе заключить с Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК) контракт на серийное производство ракетных крейсеров проекта 955 "Борей", он будет заключен на условиях военного ведомства, сообщил в четверг журналистам первый замминистра обороны Анатолий Сухоруков.
"У нас осталось одно ресурсоемкое задание - это государственный контракт с ОСК на строительство серии подводных лодок 955 проекта "Борей". Но после прошедшего на прошлой неделе совещания у заместителя председателя правительства Игоря Сечина здесь произошли подвижки", - сказал он.

Москва. 19 апреля. ИНТЕРФАКС-АВН   http://www.militarynews.ru/  - Основные разногласия Минобороны РФ с предприятиями оборонно-промышленного комплекса при заказе вооружения и военной техники (ВВТ) связаны с обоснованием цены и ее документальным подтверждением, заявил в четверг журналистам первый заместитель министра обороны Александр Сухоруков. "В завершающей стадии подготовка новой редакции постановлений правительства 656-го и 29-го, где будет четко прописано, как определяется цена и как предприятия должны экономически обосновывать и документально подтверждать свои затраты", - сказал А.Сухоруков.

Радиолокационная станция (РЛС) системы предупреждения о ракетном нападении   http://www.ria.ru/defense_safety/201204 … 75568.html  строящаяся в Усолье-Сибирском (Иркутская область), показала в ходе испытаний высокие характеристики, сообщил в четверг журналистам первый замминистра обороны РФ Александр Сухоруков.
"Предварительные тестовые проверки уже поставленной аппаратуры показали очень высокие результаты", - сказал он.
Сухоруков отметил, что станция "будет играть существенную роль" в прикрытии юго-восточного ракетоопасного направления.

Он напомнил, что сегодня Индия впервые провела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты "Агни-5" дальнего действия (на 5 тысяч километров). Сухоруков дал понять, что РЛС в Усолье-Сибирском после постановки на боевое дежурство была бы способна зафиксировать и отследить пуск подобных МБР из этого региона.

Минобороны РФ заключило контракты   http://ria.ru/defense_safety/20120419/629911209.html  на создание спутников для Единой космической системы, которые будут отслеживать запуски ракет на земле, сообщил в четверг журналистам первый замминистра обороны РФ Александр Сухоруков.
В Минобороны России неоднократно заявляли о создании Единой космической системы, однако о производстве новых спутников не сообщалось. Последний аппарат старой серии "Око" для этих целей был запущен в марте этого года.

"У нас есть заказы на создание космических аппаратов контроля (российской системы предупреждения о ракетном нападении). В этом году будет несколько спутников различного назначения запущено в интересах министерства обороны", - сказал Сухоруков.

Отредактировано imho (19.04.12 23:47)

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » ВС России » ВПК России