ЭпохА/Теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Собачья Песнь » Собачья Песнь


Собачья Песнь

Сообщений 11 страница 13 из 13

11

Глава 5.

Климат в это время был крайне и крайне гадким. Нестабильный климат обходил центральную Россию достаточно долго, но то что происходило на планете, всё таки добралось и до неё. Лето и зима, стали двумя почти что единственными временами года. Осень была сезоном ураганных ветров и постоянных ливней. «Месяц бурь» в котором в общей сложности, набиралось дней пять без осадков и иногда даже с солнцем. Сегодня как раз выдался такой вот относительно спокойный день, сквозь почти что чёрное тучи, пробивалось солнце в окружении островов голубого неба. Внизу, далеко за горизонт раскинулся огромный и древний город, вдали сотнями тёмных линий шёл дождь. Иллюминация на высотных зданиях и башнях не гасла даже днём. Внизу по дорогам курсировали тысячи автомобилей и миллионы людей-муравьёв, красные змеи городских поездов. Если приглядеться, можно было увидеть что находиться на крышах почти что всех зданий оранжереи, рестораны, спортивные и смотровые площадки, а между зданиями были переброшены сотни сосудов-пешеходных туннелей и монорельсовых дорог, проходящие на уровнях последних этажей и даже выше. А так же множество посадочных площадок (в пределах только ТТК, свыше трёхсот). Общественное пространство давно уже расширилось на верхние этажи зданий, превратив многие крыши в продолжения улиц. Москва, Петербург, Краснодар, Казань, Минск, Ростов, Воронеж, София, Киев Хабаровск и так далее. Эти города больше не могли расти вширь, разрастаться как опухоль, потому что расти было банально некуда. Исход из городов начался лет 15 назад. Сельская местность всё ещё оставалась сельской, но население росло постоянно. Что бы сохранить хоть какое то подобие природы и экосистемы, ограничить рост городов было решением необходимым. И тогда они стали расти вверх, в основном на окраинах и районах который когда то назывался «Новой Москвой», там высота зданий вплотную приближалась к ста этажам. Но даже это всё было лет 7-10 назад. В Москве уже больше ничего не строили, лишь реставрировали и перестраивали. Москва была одним из самых городов на Земле, и городская администрация не желала лишать город такого титула. А при общей плотности застройки говорить про строительство чего либо было бесполезно. Мегаполис больше не мог развиваться, он копил энергию внутри, заставляя нежилые площади, лавочки, мастерские, конторки, магазины и даже поликлиники теснится и жаться друг к другу. Город тысячи культур где говорили на русском и каждый на своём, где 27.5 миллионов человек уживались под пристальным контролем миллионов камер, дорожных дронов, постовых и гвардейцев. То что в него больше не поступало свежей крови, ничего не меняло. От Атлантики до Тихого океана и от Северного до Индийского, миллионы людей, сотни тысяч тонн товаров и финансовые потоки на квадриллионы единиц перемещались туда сюда по воздуху, автоматизированным дорогам и даже по орбите. А Москва со своими бюрократами, банками, корпорациями, университетами и командными центрами, оказалась в центре всего этого, как это было всегда. С тех самых пор как власть Москвы над разобщённой Русью, сделало её столицей.

Проводить переговоры в вертолёте, была распространённой практикой. У стен есть уши, улицы полны камер, телефоны прослушиваются. Возможно директору ФСБ это показалось бы забавным и ироничным, если бы всё не было настолько плохо. Очень тихий и компактный МИ-140 чёрный с белой полоской, собственность вертолётного парка Госдумы, сейчас летел над Таганским районом. Рядом с директором сидел Генеральный Прокурор, который сейчас переваривал услышанную информацию.
Мдаа, интересно девки пляшут. И много народу уже в курсе?- спросил прокурор потирая седые вески. По сравнению со своим коллегой он выглядел довольно раздобревшим, но мощь в нём ощущалась. Он обладал довольно странным сочетанием тяжёлого подбородка и хитрых глаз как у Дзержинского, из за которых казалось что прокурор постоянно что то замышляет.
- Пока нет, но скоро посвящённых станет больше. Мы стараемся не привлекать повышенное внимание. Но у нас банально нет времени и остро не хватает людей. Ты сам всё понимаешь.
- Именно поэтому ты попросил привлечь парня? У него сам знаешь что с головой.
- Он всё таки отличный сыскарь. Если мы хотим подобраться к самому могущественному человеку не земле, нам нужен кто то с нестандартными мозгами и с некоторой долей сумасшествия.. в конце концов он твой человек. И ты же меня при этом отговариваешь?
- Напоминать не нужно что было в прошлый раз? Он лучший в своём деле, но абсолютно неупредсказуем
- Тем и ценен. У вас в Министерстве таких больше половины. По количеству психо... альтернативно мыслящих индивидуалистов вы даже нас переплюнули.
- У меня такое ощущение Паша, что ты меня пытаешься задеть. И да, ты ведь тоже своего человека привлекаешь. И она мне кажется довольно странной кандидатурой. В смысле, я не ставлю под сомнение её профессионализм, но она имела дело с террористами. А тут дело куда как более деликатное.
- Она лучший дознаватель женщина в истории службы и один из самых лучших дознавателей вообще. Она жестковата, но она будет приглядывать за нашим парнем. И уж с поставленной задачей она точно справиться.
- И это ты её сейчас из Хартума позвал? Приспосабливаться она когда будет, птица перелётная?
- А твой этот дров не наломает после трёх лет отдыха? Кстати, где он был то вообще?
- Да так, женился на 17 летней оторве то ли из Лондона, то ли из Бристоля, то ли вообще из Копенгагена, точно уже и не помню. Мотается с ней по резиденциям вдоль Балтийского и Северного моря. Церкви восстанавливает, школы, театры там всякие. Детскими хорами ведует, церковными. Участвовал в трёх конгрессах по ядерной физике и наравне с Гербертом Юновски стал основоположником теории свободного перемещения через дыры во пространстве... Он у нас теперь популярен в определённых кругах, уважаемые люди в друзьях. Девки вешаются, не смотри что женат, в политику не лезет, но у ему и не надо.
- Это он предложил во время церковных месс использовать электрогитары?
- Ну да, ты же знаешь что у него в башке твориться... хотя сомневаюсь что кто то это вообще знает.
Ты же вроде как своих людей всегда защищаешь? - Директор уже не мог скрыть улыбки.
Ну да, он импульсивный и увлекающейся человек. Что не делает его хуже.
В общем, два сапога пара. Они отлично сработаются. - директор позвал пилота. - Игорь? Игорь, скоро будем?
- Скоро Павел Андреевич, Курская принимает, но не больше четырёх минут.
- Нам больше и не нужно. Пассажир на месте?
- Прибыл и ожидает, если верить наземным службам конечно.

Говорили что раньше на месте 20 этажного «...», как его называли москвичи был какой то уродливый донельзя торговый центр. Потом, во время зарождения ЕСА, столица как и вся страна пережила экономический скачок. Уродца снесли, построили почти что прозрачный торгово-административный комплекс, по совместительству станцию городского наземного транспорта, суть часть Курского Вокзала. Здание и в правду казалось прозрачным. Более половины всех поверхностей было сделано из прочнейшего (и очень дорогого) стекла. Через всё здание насквозь шёл атриум, через который можно было увидеть что находиться на противоположной стороне.   Крыша была обычной, но тоже обшитая зеркальными панелями. Шесть квадратов вертолётных площадок на этом фоне выглядели откровенно чужеродно. В прочем на фоне соседнего индустриального Курского Вокзала и всепоглощающего сталинского ампира сам по себе «...» выглядел ещё чужероднее.
Небольшая машина за две минуты снизила скорость, зависла и приземлилась. К вертолёту шла женщина в бардовом кожаном пальто. Дверь открылась и она практически запорхнула внутрь. Высокая, брюнетка с жгучими тёмными волосами сложенными в тугой пучок, абсолютно бледная мраморная кожа, острые черты лица и глаза под чёрными линзами очков.
Командир? Господин Прокурор? - спросила она приветливо и одновременно с этим как то до жути безразлично, передавая большой стальной чемодан. И не успела она захлопнуть за собой дверь, как вертолёт уже оторвался от земли. После того как они поздоровались, они почти не разговаривали. Агент только что вернулся с другого задания. И заместителю директора (который заменял сейчас куратора) необходимо было поговорить со своим подчинённым наедине. Сам прокурор тоже был в курсе ситуации, и поэтому решил не настаивать. Поэтому все трое сидели и думали, каждый о своём, пока вертолёт преодолевал воздушное пространство центра Москвы, летя в сторону аэропорта имени Фрунзе. Вертолёт без труда боролся пока ещё не со слишком сильными порывами ветра, он попал под пока не сильный но и не слабый дождь. Внизу ярко загорелось освещение Ленинградского Проспекта, которое прибавилось к свету включенных фар тысяч и тысяч автомобилей мчащихся туда-сюда. Вокруг аэропорта в такую погоду воздушного транспорта было не слишком много, всего три вертолёта и один гиперфлигель кружившие над зоной посадки. Воздушный транспорт в столице и был развит весьма неплохо, достаточно сказать что в пределах одного только ТТК посадочных площадок насчитывалось более трёхсот. Вертолёт приземлился около правительственных ангаров и южной оконечности аэропорта, прямо рядом со старым Дворцом Спорта. Как только они сели, Прокурор покинул борт заявив «Извините Господа, мне необходимо встретиться с нашим общим знакомым». Он пошёл к севшему буквально минуту назад гиперу, почти что в полу-километре от них. Вот он там, вдали поднимал сотни тысяч брызг реактивными двигателями. Директор отпустил пилота и вместе с агентов направился неторопливо к тому же гиперу. Сверху не то что бы слабо шёл дождь, а вдали виднелось солнце.
Как вы, агент Агашаева? - спросил он официальным, но всё же не безучастным тоном.
Как видите неплохо, Павел Андреевич. - она подумала про себя, как это непривычно, собираться с духом. Давно с ней такого не было. - Как они?
- Файзиев и Карагаева идут на поправку. Ушков в коме, но врачи считают что он способен выкарабкаться. Дзинковского, Максимова и … Васконяна, похоронят на Мемориальном через два дня. И я понимаю насколько это нечестно, что вас отсылают.
- Ясно... всё и в правду серьёзно?
- Дело государственной важности. Эээ... Васконян... Григорий ведь и меня вёл. Он был... У меня нет слов. Он был лучшим из лучших. Мы с ним начинали ещё в Амане... - директор усмехнулся. - Он вам наверное все уши прожужжал про это.
Да, было такое. - В голосе девушки сквозь холод ощущалась горечь.
Я знаю что вы думаете. - Она посмотрела на него. - Вы не виноваты в произошедшем. Сколько бы вы себе не пытались доказать обратное.
- Я опоздала. Я должна была раньше понять что к чему.
- Вы сумели залезть в голову к этой мрази. Когда все подозревали теракт. Вы сумели понять что его цель это месть тем кто приложил руку к смерти его брата. Вы естественно пытались защитить семьи свидетелей и наиболее вероятные цели атак. Кто мог предположить что целью этого ублюдка станут аналитики?
- Какие то жалкие пять минут. Ведь всё было как на ладони, было очевидно. Если бы я...
-  Если бы вы раньше додумались, если бы вы раньше позвонили и предупредили, если бы вы с самого начала знали. Бросьте. 65% нашей работы это планирование и сопоставление. Но остальное, это миллионы случайных совпадений, которые мы должны заставить работать на себя. Просто иногда случаются промашки. В нашей работе нельзя, невозможно, этого избежать. Вы сделали то что считали нужным и правильным, делали так как вас учили, защищали наиболее уязвимые цели. И вы отлично выполняли свою работу, и будете выполнять её впредь в таком же духе.
- Вы бы хоть рассказали что же меня ждёт.
- Ну для начала, есть мнение что из вас выйдет хороший подполковник. Так что у вас новый уровень полномочий, одобрено лично мною.
- Какова задача?
- Не из лёгких Виз. У нас тут все с этой «Спиралью» с ума посходили. Новый элемент периодической таблицы, вероятно новый источник энергии в случаи удачи. В случаи неудачи, возможно конец света.
- Новый виток борьбы за власть?
- Безусловно... Совет Директоров ПИКа ничуть не менее интересны чем Марси-Александр.
- Вы хотите что бы я что то вытянула у... ну в общем, одного из самых умных и при этом могущественных людей на земле?
- Нам это нужно. Вы должны дать ему понять, что у другого выбора у него не было и нет. Господин Александр человек благоразумный и согласиться сотрудничать с нами. Он ведь столько сделал для нас... Хотя сами понимаете, для себя он тоже не скупился. В любом случаи, что бы вы не думали, это не грязные политические игры. Речь идёт о национальной безопасности.
- Вам не нужно меня убеждать в своей правоте. Бизнесмены не должны совать свой нос во все сферы жизни. А не так как было с самого момента моего рождения. Да вы и сами сказали, нам ведь обещают открытие которое может изменить историю? Я знаю на что способны некоторые из тех, кто сейчас управляет компанией. Но в связи со сложностью моего задания у меня возникает вопрос.
- Я знаю какой.
- Кто будет моим коллегой?
- Николас Саубер.
Виз удивлённо посмотрела на Директора. Для неё это было довольно редким чувством. - Вы серьёзно? Он же практически скоморох.
- Многие великие мыслители, учёные и культурные деятели состояли на государственной службе. Вы же знаете он своего рода гений. И вы знаете что в своё время он был как это называется... президентским прокурором. Он вернулся в связи с кризисом. К тому же, он обладает одной чертой характера которая нам нужна.
- Он ярый критикан политика ПИКа и противник Марси-Александра. Я боюсь что это создаст нам трудности. С первого момента их встречи это станет их личной борьбой. Они будут пытаться друг друга изобличить и морально уничтожить. Это может серьёзно помешать нашим главным задачам, учитывая что они оба люди увлекающейся. В прочем, вы ведь это знаете да?
- Само собой, поэтому тебя и выбрал. Николасу нужна логика, чувство такта, меры и надзиратель. Я уверен что ты справишься. - сделал паузу и продолжил уже как то устало. - Должна справиться. - что то решив для себя, Павел Андреевич продолжил. - В Японии несколько Зайбатцу что то там замышляют, причём по крупному. И там ситуация тяжёлая. Сейчас несколько тысяч офицеров Государственной Полиции Японии заняты тем что проводят обыски в офисах Дома Кайдзи. Об этом скажут по телевизору уже минут через сорок. Но чую, не найдут они ничего. Потому что слишком многие этого не хотят. А то что где то там могут ждать тысячи боевиков нанятые и подготовленные... мы ищем не пойми что не пойми где. Мы знаем лишь то что социальное равенство, гражданские свободы, охрана границ от эмигрантов из третьего мира, ограничения на исследования в тех областях науки о которых говорить не принято. Всё это давно уже как кость в горле корпорократам.
- Справедливости ради, они ведь спасли не страну, мир. Они были патриотами, многие были военными. Мы получили уникальный шанс в истории.
- Да, я знаю. Но они стали забывать что это они работают на государство а не наоборот. Чем больше у человека власти, тем более жадным до неё он становиться. Они может быть и патриоты, но патриоты которые считают что они лучше знают как нам жить. А это заблуждение, они бизнесмены. Как бы они не любили Россию, Японию, Европу, они всё равно будут смотреть на неё как на возможность, на источник доходов. Смотреть с точки зрения выгоды. Это хорошо в том положении котором они есть сейчас. Но не дай Бог они придут к власти. Тогда нас всех, миллионы, сотни миллионов граждан, ждёт весёлая и увлекательная жизнь, только короткая. На нас как всегда лежит ответственность, жаль только привлекают нас всегда лишь тогда, когда петух уже... ладно. Вот мы и пришли.
Они были уже в тридцати семи шагах от цели. На взлётной полосе стоял чёрный, обтекаемый летательный аппарат, двух, максимум четырёхместный, под крыльями были установлены реактивные двигатели. MG-7 “Lerche”, немецкого производства. Рядом с ней стояли двое, собственно Прокурор и мужчина в костюме пилота. Мужчина был высоким северным европейцем с тёмными волосами. Он дружелюбно улыбнулся и протянул руку.
Николас Саубер, уполномоченный по особым делам президента.- Она пожала руку в ответ. И представилась. - Визареш Агашаева, агент отдела «А».
- Очень приятно, нас в прочем уже до этого познакомили. И позволю заметить, у вас очень необычное имя. Случайно не из за него вы выбрали свою специальность...
Товарищи офицеры, чем быстрее вы прилетите тем лучше. И Коля, не грузи девушку, ей ещё с тобой работать. - Почти перейдя на неофициальный тон перебил Прокурор смотря на часы. - Свои задачи вы знаете, поселитесь в апартаментах на «Смирнов-Орбита», апартаменты раздельные, само собой. Сам Йон ждёт вас к вечеру. Так что наводящие вопросы подготовьте заранее. Коля пилот, наша многоуважаемая барышня пассажирка. Знакомьтесь ближе, налаживайте рабочие отношения и не давайте самому гениальному человеку на земле вас запутать. Последнее будет сложно, а вот остальное надеюсь вам удастся сделать в ближайшие два часа. А не как всегда... - данный упрёк был направлен в сторону Саубера, который обычно придерживался отношений «начальник-подчинённый»,  что в его случае означало, я «умный-ты дурачок». Причём именно «дурачок» Николас был человек искренне добрый и вежливый, иногда даже слишком, аж в морду дать хотелось.
Новые напарники вновь обменялись оценивающими взглядами, Виз свои очки так и не сняла. У передней части аппарата крыша «раскрылась», разделившись на две части. Посадка была достаточно низкой, поэтому двое без проблем запрыгнули внутрь в поставленные друг за другом сиденья. Директор и Прокурор торопливо отошли от летательного аппарата. Не успел корпус гипера закрыться, как его двигатели громко загудели поднимая в воздух облака водяной пыли. А через полминуты машина взмыла над посадочной полосой и стремительно набрав высоту рванула куда то на северо запад.
Директор тяжело вздохнул и достал из правого кармана пальто довольно дешёвые и крайне ядрёные папиросы «Донецкий Ударник», предложил по привычке Прокурору, зная что тот опять будет кривить лицо, ибо не по статусу. Но здесь раздумав с полминуты, всё таки взял и закурил. А затем сказал. - Знаешь, а ведь нам с тобой по новому указу, как высшим лицам государства, не на Мемориальном а на Ваганьковском лежать. Наверняка памятник поставят.
- Если не сдюжят, нас с тобой и не вспомнят... или уеду от вас всех на хрен, к себе, под Курск. Там в любом случаи есть кому похоронить когда время придёт, в независимости от... достали все, сил нет.
- Рано ты помирать собрался. Тебе ещё стране послужить надо.
- Надо то надо, пока вся эта хрень не кончатся. А потом идите вы все...
- Чекисты бывшими не бывают.
- Это Прокуроры бывшими не бывают. Ты даже под угрозой уголовного преследования пост не оставишь. Верховный прокуратор, мать твою. Дворянин хренов.
- Гэбист Кровавый, не наглей. А то ещё отыщу у тебя счета в Иерусалиме.
- Знаешь же что искать нечего. - затяжка, выдох. - Не слышу сожаления по этому поводу.
- Да ну тебя... пошли уже. Сейчас похоже погода окончательно испортиться.
И правда, дождь становился всё сильнее, ветер угрожал превратится в ураган, солнце где то там вдалеке исчезло, небо стало тёмным. Свет небоскрёбов в окрестностях и прожекторов на взлётной полосе, стал ещё ярче. Старые друзья направились к ближайшему ангару, отсюда им уже на вертолёте не лететь.

...

Он мчался по улицам, была середина рабочего дня, и поэтому автомобилей на улицах было не слишком много. Народу хватало, и чем ближе к центру, тем больше, не смотря на достаточно сильную метель и не слишком хорошую видимость. Зато на уборочных машинах компания не экономила, поэтому машина не буксовала не разу.
Машину Витя оставил на парковке напротив здания «Берлоги». Вошёл внутрь, провёл регкартой жильца по считывающему устройству (она же кнопка лифта). Абсолютно спокойно поднялся на седьмой этаж, вышел. Прошёл по длинному и освещённому холодным белым светом, коридору до нужной из огромного количества двери, было очень тихо. Собирался уже было открыть дверь. Когда со стороны пожарной и со стороны парадной лестниц послышались неторопливые шаги.
Их было семеро, четверо со стороны пожарной лестницы, трое со стороны парадной. Все как на подбор здоровые, в хороших костюмах, с битами, молотками и монтировками. Под командованием высокого статного, обритого на лысого мужика, с хитрым семитским лицом и очень нехорошими глазами.
Слегка улыбнулся и спросил как бы невзначай. - Это не вы ли случайно Виталий Круча?
Витя даже бровью  не повёл, было ясно что сейчас будет, нужно тянуть время, понять диспозицию. - Да нет не я. Я даже не знаю о ком вы. - Осталось пятнадцать шагов, они решительны, полные отморозки, у пары человек видна военная выправка... но сейчас даже это значения не имеет.
- Да ну, даже не слышали о нём?
- Да нет, я не видел даже.
- Здоровяк, лысый, в сером пальто.
Десять шагов, рука делает микроусилие, скоро она потянется к шокеру. - Нет, ну слышал что то, так по мелочи. Говоря что он страшный человек, шухер навёл.
- Это да, навёл. Всяких фраеров по подвалам поразгонял. Это нехорошо, приходить в чужой дом и гадить. А этот чудила по беспределу поступает, нехорошо, совсем нехорошо.
Пять шагов, они вся в двух шагах позади.
Шокер прыгнул в руку. - Пугаешь гнида!? - Витя опоздал, главарь оказался ловчее. Всё оставалось, сделать резкий шаг влево, в результате заряженная током пружина ударила в левое плечо а не в туловище. Но лучше от этого не стало. Он упал, левую сторону тела пронзила дикая боль в тысячу игл. Но это на секунду, затем боль сменилась параличом всё той же треклятой левой части тела. Они не торопились, подходили, окружали.
Лёвич, может мы его не торопясь? - послышался зычный голос откуда то с невидимой стороны. Головой Витя так пошевелить и не смог.
Оставить ...ля. Ты мне ещё его тут пытать начни. Рихтуем, потрошим, уходим. Всё.
Эй, наклонись, кое что скажу. - с большим трудом произнёс Витя.
Один из  придурков не наклонился, но подошёл поближе. Кратко стриженное рыжее мурло с татуировками на пальцах, в костюме и с молотком в руке. - Ты чё то хотел вякнуть, муд... - договорить не успел, нога больно ударила в живот, а затем в пах. Дальше Витя ничего сделать не успел, ибо чувствовал лишь боль ударов, да слышал лишь матерные высказывания и приговорки. Пытался закрыть голову, с трудом закрыл голову, но остальное тело закрыть так и не сумел. Он думал о многом, и ни о чём. Лишь жалел о том что не может встать. Смерти он не боялся, ещё чего. Но привычка осталась, всегда подниматься с колен. Он был полицейским, рано или поздно он бы погиб на службе. Но только мать его не так, не от каких то там сраных пиз...лей! И не лёжа как шавка подзаборная! Но поделать он уже ничего не мог.

Младший вышел из автомобиля, ветер усиливался, народу на улице было не слишком много. И перед зданием никого не оказалось, среди нескольких машин стоял покрываемый снежинками зелёный автомобиль. Было ясно что он опоздал. Ваня решил что лучше эффекта внезапности в его случаи ничего придумать нельзя, поэтому пошёл к задворкам здания. Достал из кармана белые резиновые перчатки и нацепил их до локтя, прямо поверх рукавов пальто, а заодно спрятал между указательным и средним пальцем компактный выкидной нож. Типичный проулок, воняет пережаренным маслом от ближайших забегаловок и гнилью от мусорных баков, но не сильно, ветер всё уносит. Чёрный ход берлоги представлял из себя банальную чёрную стальную дверь с висящей над ней камерой. И она была не одна. Под крышей дома висела полусфера чёрной полицейской камеры, которая ещё и переулок не обделила своим вниманием. Так что он надел шапку (финская, такую обычно дети носят, с ушами на верёвочках). Главное было не смотреть на камеру, тогда есть вероятность в 50% что тебя не опознают в ближайшие трое суток. Если конечно не предположить, что камеры были отключены в связи с небольшой облавой. Он был спокоен, он лишь предполагал что его ждёт. У него не было точно информации, но сейчас это не важно. Он сам себе фактор внезапности. И что бы его не ждало в дальнейшем, он не может не справиться. Он сам так для себя решил. И в данный момент его целью было спасти своего компаньона, будь он не ладен. Дверь была закрыта на кодовый замок, для которого даже не пришлось подбирать комбинацию или что то в этом роде. Прошло едва ли пол минуты, замок поддался достаточно быстро. За дверью в относительно тесном коридоре стояли двое, мордовороты конечно, но в целом мужики как мужики, и каждого по кобуре под пальто, ага. Вряд ли они ожидали какого то противодействия или даже ругательства в свой адрес. Один при своих габаритах носил совершенно неподходящие ему длинные волосы, в результате был похож то ли на обезьяну то ли на бомжа, хотел небось быть похожим на  крутого металлистат. Но не вышло, наверное по случаю своего чмошного вида был невероятно зол (если у него конечно были мозги). И именно он не сдерживаясь, прямо в лоб бросил — Слышь, хули забыл тут? Пшёл на хер!
Младшего это даже позабавило. С начала он ведь даже думал обойтись без лишнего кровопролития. Ну теперь то даже как то перед собой неудобно. Он улыбнулся во все тридцать два зуба и заявил обращаясь к быку с короткой стрижкой. - Так, стало быть ты умнее. Можешь ответить на вопрос?
Ну, валяй напоследок. - Этот судя по тону решил что ему сейчас станет весело, ну-ну.
- В дом с чёрного хода в момент вашей облавы входит парень в костюме, который знает кто вы, что вы тут делаете, а ещё у него белые медицинские перчатки на руках. - Лица амбалов надо было видеть, до них реально только сейчас начало доходить. Рефлексы заработали, руки уже были готовы тянуться к оружие... - Вопрос, каковы ваши шансы на выживание если вы сейчас же не съе...те отсюда?
Как обычно, хороших советов никто не слушал. Набросились они одновременно, инструкции выполняли, достали ножи а не пистолеты. Что в прочем значения не имело.
Один собирался вбок ударить, второй прямо в грудную клетку. Время как будто сжалось, лезвие прыгнуло между пальцами. По одному удару в шею, по три и четыре каждому в брюхо, потом ещё по два удара в шею и ещё по пять каждому уже под рёбра. Кровь забрызгала стены и потолок, заливала пол. Через пару минут она густым бульоном зальёт пол. Один уже стремительно помирал, если ещё не умер. Длинноволосый был прижат к стенке, безумно крутил глазами и хрипел что то, кровь хлестала из горла.
Ты наверное извиняешься? - спросил Младший а потом вогнал нож в голову по самую рукоятку через челюсть, он вероятнее всего добрался до мозга. Бык помер, а агент с большим трудом, практически со скрипом, вытащил нож и вытер его о правую перчатку. Выйдя на пожарную лестницу, простоял почти минуту, слушал. В абсолютной тишине пустого пространства можно слышать любую мелочь. Он и сам это знал, а потом его научили как это нужно делать. Скрип лестницы, постукивания и голоса за стенами, сквозняк на лестнице. Либо лестница была пуста, либо его ждали. Второе в принципе было возможно, но не в данном случае. В то что бандиты будут действовать на уровне спецподразделения, Младший не верил. Проскочил семь этажей и замер в нескольких ступенях от двери, за ней смутно было слышно какой то гул. Он аккуратно толкнул дверь, завёл руку за спину. Холодная сталь ППП внушала что не подведёт, она была готова выпрыгнуть из за спины и разнести тут всё к чёртовой матери.
Четверо принимали участие в избиении, и лишь двое стояли позади, по стеночкам друг на против друга и скучали. Младший стремительно зашагал по коридору, холодная сталь манила. Одна гнида даже что то поняла, потянулась к карману, но сделать ничего не успела. Две короткие очереди, два падающих на пол трупа. Избиение сейчас же прекратилось, кто то даже повернулся, но из толпы успели выскочить лишь двое. Две длинные очереди прошли через коридор, проходя сквозь мясо и кроша кости, высекая бетонную крошку из стен. Пистолет-Пулемёт Першинга почти что идеальное оружие ближнего боя. Те кто стояли во второй очереди не пали, получили ранения или же просто опешили. Но теперь они рванули к парадному выходу через весь коридор. Но не вышло, во второй руке возник старый добрый «Наган», одному раненому у стены, пуля оторвала пол лица и выбила мозги. Двум убегающим досталось по две пули в спины. Был ещё один, тот самый «бригадир». Он тоже лежал, потянулся было к пистолету, но Младший наступил ему ногой на живот, наклонился и нанёс удар в челюсть. Хотел было убить ублюдка, но услышал хрип со стороны Вити, и решил повременить. Подошёл к тому, стащил с него труп, наклонился и осмотрел.
- Оставь... его. Пусть будет послание.
Как скажешь. - Ответил Младший, поднимая Витю.
- На... м в больницу нельзя. А то мы тебя раскроем. Сделают из тебя пеньяту для битья.
А она нам и не нужна. - они уже поковыляли по коридору в сторону всё того же пожарного выхода. - Я тебя подлатаю, будешь как новенький. А теперь заткнись и экономь остроумие. Мне тебя ещё зашивать.
- Что, пришить меня решил да?
- Рот зашью, топай.
Сзади послышалось нытьё, кое кто был ещё жив. А они всё шли и шли. Надо было успеть до звука сирен.

20 тысяч метров, воздушное пространство гиперфлигелей. Ниже летают региональные авиалинии, выше перехватчики и патрульные беспилотники.  На такой высоте можно развивать высокую скорость, не опасаясь конкуренции за пространство. А конкуренция была, в небе становилось тесно. Настолько что на расстоянии всего то нескольких километров, в том же самом направлении, на запад, летели несколько гиперов и турбореактивных самолётов. На верху ярко светило солнце, настолько ярко, что лишь светофильтры оберегали глаза. Были видны звёзды, много звёзд. Внизу огромное неровное серо-белое море облаков, точнее из циклона, который вихрем закручивался над Центральной частью страны. Внутри салон напоминал истребитель, только попросторнее. Была стереосистема, но отключённая. Николас объяснил это тем что ему нравилось слушать ветер. Ветер представлял из себя тихий гул за пределами кабины, он не мешал, было достаточно тихо. И то, Виз думала что гул этот, скорее исходит от двигателей. Первую половину дорогу они молчали, лишь условились называть друг друга краткими именами, перебросились парой любезностей и всё. Виз думала о своём, а Коля был слишком вежлив что бы её отвлекать. Хотя поболтать хотелось. В конце концов он решил ухватиться за какую ни будь тему. Например за то, что его спутница так и не сняла очки.
Знаете, во многих культурах, особенно в южных странах, глаза считаются зеркалом души. В стародавние времена люди из тех мест даже не любили фотографироваться. - Она сейчас смотрела прямо на него через отражение в стекле. И выглядело это немного жутковато. Колю эту позабавило и он продолжил. - И это не дикий пережиток прошлых инстинктов. В наше время психиатры так же сталкиваются с этим. Хотим мы или нет, глаза это ведь то что может многое сказать о человеке. - Ни слова не проронила. - Я думаю что вы настолько сильно пользовались этим приёмом по долгу службы, что боитесь что бы кто либо не начал читать вас. И знаете, это нормально, в нашей с вами работе, паранойя это то что помогает нам выжить. Но есть одно но. И это «но» заключается в том, что мы как полноправные партнёры по делу, должны доверять друг другу. Тем более что показать свои глаза нашему объекту вам придётся. Он привык говорить с людьми в открытую, и он захочет знать с кем говорит. А даже если вы не захотите показывать глаза ему, то хотя бы я должен знать как вы выглядите без очков.
Тишина продлилась полминуты. Затем Виз не сводя взгляда с отражения, сняла очки и положила их в передний карман. У неё были очень красивые зелёные глаза. Как и у всех, одна часть лица у неё имела некоторые отличия от другой. Но здесь отличие было на виду, один глаз ярко горел, имплант, от которого отходили в сторону виска несколько небольших шрамов. При современных технологиях эти шрамы можно было легко удалить. Но она их оставила, это было напоминание о старой ошибке. Николас знал о какой, он читал личное дело того с кем ему предстояло работать. Ибо в отличии от своего напарника, он знал кого ему назначат. Искусственным у Визареш был не только глаз, левая кисть тоже не избежала печальной участи, как и легкое. Но это всё скрыто, а вот глаз он на виду. То что некоторые люди этого стесняются, было вполне нормальным. Но тут дело было не в мнимом нежелании показывать свои шрамы. Она боялась того, что все будут осуждать её за совершённую ошибку. С другой стороны, не наплевать ли ей? Николас не раз видел такой взгляд, она была хищницей, в прямом смысле. На такую работу брать женщин вообще не рекомендовалось. Они были излишне эмоциональны, тут у мужиков то бывало, мозги на бекрень сносит. А у женщин если нет выхода эмоций, они копятся внутри, а потом изредка прорывается. У него за спиной сидела, вероятнее всего, психопатка с навыками профессионального убийцы, которой давно уже пора было отправляться в отставку. Ей убить человека, совершенно незнакомого, было бы раз плюнуть. Коля всегда чувствовал угрозу исходящую от таких дамочек, не в первой. Так что это ещё вопрос, кто за кем на этой миссии должен приглядывать. Они сейчас смотрели друг на друга через отражения, как будто это не из за расположения кресел, а из за того что если посмотреть напрямую, можно превратить собеседника в камень. Они оба знали, кто сейчас и о чём знает. Они друг друга читали, у каждого было достаточно знаний и интуиции что бы проделать этот трюк. И они сейчас на высоте в 15 километров над землёй.
- Знаете, Визареш это довольно необычное имя. Вам его дал ваш отец? Родной.
Она наконец включилась в разговор, видимо сменила гнев на милость. - Да, знаете что значит?
- А вы?
- Мой отец сами знаете кем был. Вечным революционером до мозга костей. Он хотел меня сделать такой же.
- Странное пожелание участи для своей дочери.
- Вы ведь обо мне всё знаете. Всю мою родословную, где я была, кого убивала, кого арестовывала, когда получила свой последний перелом, с кем спала.
- Вас это раздражает.
- Да нет, я привыкла. Я сама занимаюсь тем же самым. От этого никуда не денешься.
- Ха, мы все под колпаком да?
- Вы кстати говоря тоже. О вас я тоже кое что знаю.
- Ну знаете, я лишней скромностью не страдаю. Тщеславие мой смертный грех, тот от которого я никогда не избавлюсь.
- Однако вы никогда к этому не стремились.
- Слава шагает впереди меня. Честное слово, я никогда ничего не делал что бы люди меня превозносили. Я тихо мирно жил себе, а тут на тебе. Слава.
Шутка отчасти удалась, Виз улыбнулась.
- Вы же у нас Серый Кардинал, почему же вы променяли всё это на славу? Надоело?
- Ну так, у каждого наступает такой момент в жизни. Когда хочешь всё поменять. Как только я сделался гениальный математиков, известным политиком и юродивым на потеху публики, меня отлучили от важных дел аж до сегодняшнего дня. И я этому несказанно рад.
- Каждый имеет право на отдых.
- Вот и о том же. Я помогал Колпину с момента его прихода к власти. Но со временем он стал опытнее. Ему больше не нужен советник.
- Вы оставили его один на один со своим противником.
- Я слышу в вашем голосе нотки осуждения. Но я считаю что наш уважаемый президент, пусть и хороший друг нашего объекта. Он всё таки достаточно мудр, что бы не попасть под его влияние. Он же не отдал им «КБ Миля», хотя они просто таки на него слюной истекали. А всё остальное... оно и не им было отдано. Тут его вины нет.
- Вы не любите ПИК?
- Я не люблю тех кто за ним стоит сейчас. Когда я был молод (Виз несколько удивилась, он и сейчас был в общем то тридцатилетним, далеко же медицина шагнула) я видел кто управлял этой компанией. Мы все знаем историю, что творилось в мире. В бизнес пришли патриоты, мир упал к их ногам. «Почему бы нам не купить его?», подумали они. И сделали то что хотели. Но знаете, человек слаб. Их мощь подобна мощи Богов, а это знаете ли вредно. Я представляю что творится в их мозгах. Они верят в собственною непогрешимость. Они уже давно не пачкались, они не знают что такое конкурентная борьба, что значит тяжёлый труд, что значит трата миллионов нервных клеток когда ты работаешь над проектом столетия боясь не получить государственный грант. Они теперь наше всё. Но мы с вами, мы должны спустить их на грешную землю. И я хочу вас предупредить, хотя вы наверное и сами всё понимаете. Йон-Марси Александр, это всё таки человек с идеалами и стойкими моральными принципами, поверьте мне как его старому врагу. А вот члены Совета Директоров... я не люблю обобщать, но там есть люди неприятные, откровенно опасные, а есть и с комплексом Наполеона. Знаете, у меня отличное настроение. И надеюсь оно передастся и вам.
- Почему же?
Коля опять улыбнулся. - Совсем скоро, мы бросим вызов самым могущественным людям на Земле, мы сыграем с ними в игру по своим правилам. И пусть нам и будет тяжело, мы победим.
Она тоже слегка улыбнулась, видимо прониклась ситуацией. - Вы азартный человек, Николас.
- Виз, давайте на ты.
- Ну давай Ник. Какие неожиданности нас ожидают?
- Ну он же гений. Он отличный эксперт по ядерной физике. Он всегда сможет придумать что то оригинальное.
- Ха, подозреваете что он смог сжать чёрную дыру.
- Ну да, я тоже так могу. Мы физики, все так можем, и даже больше. А если серьёзно, он имеет одно очень важное качество, о котором все знают, и не про ум.
- Умение вдохновлять?
- О да, с кем бы он не общался, перед кем бы не выступал, он всегда умеет направить людей в нужное себе русло. Иначе бы он не выстроил самую могучую промышленно-торговую империю в истории человечества. Его любят, ему верят и доверяют все, кроме тех кто его ненавидят и презирает.
- Тогда мы с вами влипли. Нам ведь нужно быть объективными и не предвзятыми. Я надеюсь это все опасности? Ну кроме того что мы едем в самое охраняемое место на Земле, к человеку который правит миром?
- Ну я надеюсь на это. Если я конечно точно рассчитал количество топливо на маршрут Копенгаген-Варшава-Москва-Киев... - Николас скорчил трагическую мину, но не удержался и она быстра превратилась в улыбку. Виз тоже не сдержалась. И спросила. - То есть сегодня побеждаем?
- Ну если не сегодня, то на этой неделе точно. Я кстати тоже люблю крутые очки. Когда поедем в штаб-квартиру, обязательно надо будет их одеть.
Внизу всё так же проплывала серая громада дождевых облаков.

12

А название ты просто слямзил с Песни Льда и Пламени и думал, что никто не заметит.. айай чекист

13

Bayern написал(а):

А название ты просто слямзил с Песни Льда и Пламени и думал, что никто не заметит.. айай чекист

Привет Bayern !
Чекист,что то давно заходил, больше на Руссобалте пишет,

Лоунли сейчас отдыхает от форумов,но думаю зайдёт,вскорости и сюда.

Кстати я больше сейчас на форуме З/А -  Запасной Аэродром  Ссылка
Заходи и туда,если появится желание  :mybb:


Вы здесь » ЭпохА/Теремок/БерлогА » Собачья Песнь » Собачья Песнь