ЭпохА/теремок/БерлогА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » ЭпохА - общение и новости » Атомная трагедия,Чернобыль


Атомная трагедия,Чернобыль

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

26 апреля 1986 года ранним утром произошла катастрофа на Чернобыльской атомной электростанции.

Эхо этого события звучит до сих пор…

Информация о Чернобыле появилась в сжатой форме в газете «Известия». Спустя четверо суток газета скупо написала: «На Чернобыльской атомной электростанции произошла авария, повреждён один из реакторов. Принимаются все меры по ликвидации. Пострадавшим оказывается помощь». И наступил информационный вакуум…

Тем временем на электростанции с первых часов катастрофы люди ценою собственной жизни боролись с огнём. Радиоактивность нарастала, реактор продолжал выбрасывать из себя миллионы кюри.

Запоздало, спустя две недели после катастрофы, выступил Генеральный секретарь КПСС Михаил Горбачёв. В вечерних новостях он выглядел уверенно, спокойно, словно ничего не произошло. Интеллигентно поздоровался с телезрителями, сказал: «Добрый вечер, товарищи. Вы все знаете: недавно нас посетила беда — авария на Чернобыльской атомной станции»… Он тогда лукавил, этот лжец-пророк . Не закрытый ещё реактор, словно слепой и беспощадный Молох, требовал человеческих жертв.

Через несколько лет Михаилу Горбачёву дадут Нобелевскую премию, а пока он лгал всему советскому народу, что всё в порядке и поводов для волнений нет. Народ доверчив, словно малые дети, спички и соль из магазинов не сметал.

Тем временем борьба с атомной стихией продолжалась. Анатолий Алтынцев, приехавший из далёкого уральского городка Чайковского, оказался в самом пекле. В октябре 1986 года он с такими же солдатами вырубал порыжевший сосняк, на них сыпался сверху чёрный пепел, принесённый с реактора. Срубленный лес и кустарник грузили в машины и дальше везли в могильники на захоронение. Работали по многу часов, после возвращения в часть — сразу спать: усталость буквально валила с ног. Грязную одежду снимали с себя и клали под кровать. Утром после тяжёлого и липкого сна снова на себя надевали грязную одежду. Быстро завтракали и снова на работу в зону. В таком режиме отработал в зоне четыре месяца, набрал своё и отправили домой. Умер на больничной койке в областной больнице в октябре 1998 года от лейкемии на руках своей жены.

............................................

http://zwezda.perm.ru/newspaper/?pub=7591

*******************

/// Есть  несколько статей и видео о той аварии-катастрофе ===>  в соседнем разделе,тема - Поляна 51   Поляна 51

0

2

Начинается строительство гигантского саркофага над Чернобыльской АЭС

Строительство герметичной оболочки над 4-м реактором Чернобыльской АЭС, соглашение о котором было подписано в 2007 году, наконец - с трехлетним опозданием - начинается: саркофаг, который планировалось сдать в 2012 году, будет достроен не раньше осени 2015 года, пишет Le Monde.

Цена проекта тоже подскочила: с изначальных 930 млн евро до 1,54 млрд, выделяемых в основном европейскими странами, продолжает издание. Одно только возведение купола, доверенное консорциуму Bouygues и Vinci Novarka, обойдется в 971 млн евро вместо 430 млн.

"У этого проекта нет аналогов в мире, - отмечает директор отделения Vinci Construction, отвечающего за строительство в Чернобыле, Жан-Пьер Добан.
- Разработка этого проекта оказалась гораздо сложнее, чем предполагалось, и потребовала углубленного изучения". Проектирование заняло около миллиона часов инженерной работы. По словам Добана, все детали конструкции были разработаны инженерами Vinci самостоятельно, с учетом всех возможных случайностей.

Больше всего специалисты боятся пожара, отмечает корреспондент Седрик Пьетралунга. Разработанная конструкция может выдерживать температуры до 700 градусов, тогда как во время пожара в замкнутом пространстве может быть и 1200 градусов. Тем не менее, эксперты уверяют, что под просторным куполом такие температуры невозможны. Еще одна трудность, с которой пришлось справиться инженерам, - сборка купола всего в 300 метрах от реактора. Чтобы создать приемлемые условия безопасности для своих рабочих, консорциум обеззаразил 9 гектаров земли, покрыв их 30-сантиметровым слоем бетона.
В результате 1200 рабочих смогут работать без специальных средств защиты, а условия стройки классифицированы компаниями Bouygues и Vinci как "стандартные", говорится в статье.

Как только купол будет смонтирован и поставлен на реактор, останется разобрать электростанцию, ведь под руинами 4-го реактора находятся десятки и даже сотни тонн радиоактивных отходов, подчеркивает автор статьи. Мостовой кран длиной 100 м, строящийся сейчас в США и способный переносить грузы по 50 тонн, будет установлен под куполом после доставки в Чернобыль в конце 2013 года.
Затем над куполом будет построена платформа, с нее будет производиться управление роботами, которые должны будут разрушить старый саркофаг для извлечения зараженных материалов. Однако это - уже сфера ответственности украинской стороны, подчеркивают в Bouygues.

По мнению специалистов, никакие попытки утилизации невозможны раньше, чем через 100 лет.
http://www.inopressa.ru/article/26Apr20 … obil1.html

0

3

Город-призрак Припять: смотреть, нельзя трогать
http://www.youtube.com/watch?feature=pl … 3GIKp3AWW4


rianovosti  Опубликовано 26.04.2013
Ядовитая вода и отравленная радиацией земля -- за этим едут туристы-экстремалы в Припять, ставший жертвой катастрофы на Чернобыльской АЭС.
Смотрите видеоэкскурсию по мертвому городу, где ни к чему нельзя прикасаться.

Путешествие по мертвому населенному пункту обходится в 110 долларов США. Главное правило в бывшем городе атомщиков: смотреть, но не трогать. В некоторых районах уровень радиации достигает 80 микрорентген при норме в 30. В зоне поражения туристам можно находиться только восемь часов, а потому, утверждают специалисты, такая доза радиации не опасна для организма. Единственное, о чем предупреждают посетителей, на время экскурсии надеть плотную, закрытую одежду и обувь на толстой подошве.

По словам туристов, все, кто едет в направлении Припяти, проезжают через участок, в котором скрестились воздушные потоки, разносившие в момент взрыва радиоактивные частицы. Даже сейчас счетчик Гейгера показывает 2000 микрорентген.

Еще одна из опасных "достопримечательностей" Припяти — так называемый "мост смерти". Он соединяет саму станцию и город. Во время аварии, когда над ЧАЭС стал заметен дымок, именно на этот мост и выходили местные жители и пытались понять, что же произошло. Практически всех, кто стоял на этом мосте, уже давно нет в живых.

Припять была основана в феврале 1970 года и являлась городом-спутником при Чернобыльской АЭС. До катастрофы там проживало около 50 тысяч человек. 27 апреля 1986 года на вторые сутки после взрыва на атомной электростанции, все население эвакуировали из зоны поражения. По воспоминаниям очевидцев, им разрешили взять с собой только документы и самые необходимые вещи. Власти говорили только о временной эвакуации, просили местных жителей запирать двери, перекрывать воду, газ, и обещали, что через несколько дней они вернуться в свои дома.

"Куда нас повезут? Насколько? Где мы будем жить? Что из вещей брать? Денег сколько? Катастрофа на самом деле. Во двор нас выгнали к 12-ти. Не знаю, зачем так рано. Потом еще  два часа все мялись во дворе. Расспрашивали милиционера, куда едем и насколько. Куда он не знал, но пообещал, что вернемся через три дня", — вспоминает участница этих событий блоггер mamasha_hru.

В Припять больше никто так и не вернулся. Некоторых людей вывозили из опасной зоны в домашнем халате и тапочках и предупреждали, что это временные меры, чтобы не было паники. Когда вывезли все, были сформированы специальные отряды, которые отстреливали брошенных домашних и диких животных.

Во время взрыва на четвертом энергоблоке погиб только один человек, ещё один скончался утром от полученных травм. Впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС и членов спасательных команд, находившихся на станции во время взрыва, развилась лучевая болезнь, 28 из них умерли в течение следующих нескольких месяцев.

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года произошла крупнейшая ядерная техногенная катастрофа в мире — авария на Чернобыльской АЭС, расположенной на севере Киевской области.

В результате аварии на ЧАЭС произошло радиоактивное заражение в радиусе 30 км, загрязнена территория площадью почти 160 тысяч кв. км. Пострадали северная часть Украины, Белоруссии и запад России.

РИА Новости http://ria.ru/tv_society/20130426/93463 … z2RZ1mWpPT

http://cdn2.img22.rian.ru/images/16907/22/169072293.jpg

http://cdn2.img22.rian.ru/images/16907/15/169071548.jpg

http://cdn4.img22.rian.ru/images/16907/16/169071680.jpg


Авария на ЧАЭС
http://www.youtube.com/watch?feature=pl … -WV8ZwlLHY


lexx175  Загружено 04.12.2009
Разрушенный четвертый энергоблок Чернобыльской АЭС.
Видео из ранее секретных архивов КГБ.
Destroyed fourth power unit of Chernobyl NPP. Video from the previously secret KGB archives.


Чернобыльская катастрофа

http://www.youtube.com/watch?feature=pl … r93AlyqAig

В данном фильме на сохранившихся участках станции, вполть до мельчайших подробностей, воспроизведены последние два часа до взрыва на Чернобольской АЭС.
Также зрители услышат рассказы экспертов и выживших очевидцев, увидят реальные документальные кадры Чернобыльской аэс после аварии, эвакуации жителей Припяти.

Обратный отсчет времени до катастрофических моментов в истории.
Есть часы и минуты, которые могут изменить ход истории, когда каждая секунда, каждое слово и каждое решение заполнены почти невыносимым напряжением и оказывают влияние на судьбу не только страны, но всего человечества.
Zero Hour реконструирует эти конкретные моменты, позволяя зрителям почувствовать часы и минуты, ведущие к катастрофе.

В конце фильма дает последнее интервью зам. главного инженера чаэс Анатолий Дятлов.

Час X (Час Ч) Zero Hour - Чернобыльская катастрофа / Disaster at Chernobyl (26.04.1986), Discovery 2004



Радиоактивные волки Чернобыля
http://www.youtube.com/watch?feature=pl … X4TF6cTYxI


MegaKikot Опубликовано 07.10.2012

Съёмки международного кино-проекта «Радиоактивные волки Чернобыля» проводились в условиях дикой природы белорусского Полесского радиационно-экологического заповедника — на территории, куда из-за сильного загрязнения радионуклидами доступ людей запрещён.
По словам белорусского кинорежиссёра-анималиста Игоря Бышнева, который со специалистами трёх крупнейших телеканалов Австрии, Германии и США полтора года переносил тяготы полевой работы в «зоне», в более экстремальных условиях снимать кино ему ещё не доводилось.
Однако этот почти часовой полнометражный фильм превзошёл все ожидания и, уверен режиссёр, заслужит достойную оценку зрителей многих стран.


http://uploads.ru/i/o/6/S/o6SFs.gif  в контексте,в разделе  Теремок   тема Поляна 51

0

4

Чернобыльский спецназ

Эти люди первыми поднялись на крышу разрушенного реактора. В самодельных свинцовых латах, с лопатами и пылесосами.
То, что они увидели, — поражает. Уникальные свидетельства генерала Тараканова,
26.04.2013

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2013/04/26/1367055138_147640_13.jpg
Генерал Тараканов. Фото: Анна Артемьева/«Новая газета»

Многие об этом знали
Сентябрь 1986 года, третий месяц моей служебной командировки в Чернобыле. Мои близкие товарищи и сослуживцы разъезжались по домам.
Как правило, офицеры и генералы более одного-двух месяцев тут не задерживались. Я дал согласие на продление командировки до трех месяцев. Начальство в Москве не возражало.

Практически все, кто работал на АЭС, имели возможность, сами того не зная и не замечая, «нахвататься» радиоактивной дряни выше разумных пределов. Ведь прежде чем посылать на всякие работы солдат, офицеры, особенно химики, — шли первыми.
Они замеряли уровни и составляли картограмму радиоактивного заражения местности, объектов, оборудования. А при этом разве возможно было учесть облучение?

Председателя комиссии по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы Ведерникова сменил Б.Е. Щербина, которому досталось в самые первые адские дни Чернобыля.
Правда, был он тогда недолго. Но я знаю, что Борис Евдокимович схватил радиации сполна.

До сих пор не могу понять, почему ни правительственную комиссию, ни химические войска, ни Гражданскую оборону СССР, ни Госкомгидромет, ни Институт имени Курчатова не интересовали особо опасные зоны, куда были выброшены сотни тонн высокорадиоактивных материалов в виде графита, тепловыделяющих сборок (ТВС), тепловыделяющих элементов (ТВЭЛ), осколков от них и прочего.
Тот же академик Велихов не раз зависал на вертолете над аварийным третьим блоком, неужели и он не видел эту массу? Мыслимо ли, что так долго — с апреля по сентябрь 1986 года — из этих зон ветрами разносилась радиоактивно-зараженная пыль по всему белу свету!
Радиоактивная масса омывалась дождями, испарения, теперь уже зараженные, улетучивались в атмосферу. К тому же продолжал «плеваться» и сам реактор, из которого извергалось немалое количество радионуклидов.

Наверняка многие руководители об этом знали, но радикальных мер никто не принимал. И как бы ученые-физики из Института имени Курчатова ни доказывали, что уже в мае реактор прекратил выбросы, — это был чистейший обман!
Последний выброс был зафиксирован радиолокационной станцией примерно в середине августа. Этим занимался лично полковник Б.В. Богданов.

Ответственно заявляю, что основная тяжесть работы по оценке радиационной обстановки, вплоть до взятия десятков тысяч проб грунта, воды, легла на армию.
Результаты исследований регулярно докладывались шифровками в соответствующие инстанции. Наиболее правдивая и полная карта радиационной обстановки была подготовлена тоже военными.

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2013/04/26/1366923100_891889_99.jpg
Фото: Александр Шеин. Из личного архива Н. Тараканова

Сгоревший робот
Однажды на заседании в Чернобыле государственной комиссии докладчиком по радиационной обстановке в регионе был Израэль*.
Я спросил, почему в докладе дана такая радужная обстановка — мы-то ее хорошо знали. Ответа не последовало.

А мы в Киеве, по просьбе предсовмина Украины А.П. Ляшко, брали сотни проб грунта, листвы, воды. Эту операцию проводили вместе с офицерами, прилетевшими на вертолетах из Чернобыля, и штабом Гражданской обороны Украины во главе с генерал-лейтенантом Н.П. Бондарчуком.
Помню, как были отсняты на фотопленку зеленые листочки каштанов на Крещатике. Проявили пленку, а на ней вовсю светились точки радионуклидов.
Эти листочки спрятали в специальную камеру и через месяц вновь отсняли. Теперь они были поражены полностью — из точек образовалась паутина. Когда капитан 1 ранга Г.А. Кауров показал негативы А.П. Ляшко, тот ахнул…

Самые же опасные и ответственные работы по дезактивации предстояло выполнить на кровлях третьего энергоблока, где было сконцентрировано значительное количество высокорадиоактивных материалов, выброшенных при аварии на четвертом блоке. Это были куски графитовой кладки реактора, тепловыделяющие сборки, циркониевые трубки и проч. Мощности доз от отдельно лежащих предметов были слишком высокие и весьма опасные для жизни человека.

И вот вся эта масса с 26 апреля по 17 сентября лежала на кровлях третьего энергоблока, площадках главной вентиляционной трубы, развеивалась ветрами, омывалась дождями в ожидании, пока, наконец, дойдет черед и до ее удаления.
Все ждали и надеялись на робототехнику. Дождались. Вертолетами несколько роботов были доставлены в особо опасные зоны, но они не сработали. Аккумуляторы сели, а электроника отказала.

В операции, которой мне пришлось руководить в особо опасных зонах третьего энергоблока, я так ни разу и не видел робота в работе, кроме одного, извлеченного из графита — «сгоревшего» в рентгеновских лучах и ставшего помехой при выполнении работ в зоне «М».

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2013/04/26/1366923101_188652_42.jpg
Солдаты прибыли для выполнения работ по ликвидации последствий на самой ЧАЭС.
Фото: Александр Шеин. Из личного архива Н. Тараканова

Работа для людей
Тем временем работы по захоронению аварийного четвертого энергоблока были близки к завершению. В конце сентября «саркофаг» предстояло перекрыть металлическими трубами большого диаметра. Непростая сама по себе задача осложнялась еще и тем, что на крышах сооружений, на трубных площадках лежали тонны высокорадиоактивных веществ.
Их во что бы то ни стало надо было собрать и сбросить в зев разрушенного реактора, упрятать под надежную крышу. Работа архитяжелая и очень рискованная…

Но как подступиться к зонам, где уровни радиации оставались опасными для жизни? Попытки применить гидромониторы и другие механические приспособления оказались безуспешными. Кроме того, места разброса радиоактивных продуктов, прилегающие к вентиляционной трубе главного корпуса, трубные площадки были труднодоступными: высота сооружений — от 71 до 140 метров. Словом, без активного участия людей такую задачу выполнить было просто невозможно.

16 сентября 1986 года, в соответствии с полученной шифровкой, я вылетел на вертолете в Чернобыль. П
рибыл в 16.00 к генералу Плышевскому и тут же отправился с ним на заседание правительственной комиссии, которое проводил Б.Е. Щербина. Обсуждали предложенный вариант удаления высокорадиоактивных материалов с крыш ЧАЭС воинами Советской армии.

Участники комиссии погрузились в тягостное молчание. Каждый понимал, насколько опасной была эта адская работенка для ее исполнителей. Б.Е. Щербина еще раз перебрал все возможные варианты, ни один из них не был реальным. Затем речь зашла о месте захоронения высокорадиоактивных материалов. Решение было единственное — сбрасывать только в аварийный реактор.
Я пытался убедить комиссию задержать предстоящие работы, сделать специальные металлические контейнеры с большим коэффициентом ослабления радиации и вертолетами вывозить собранные материалы в соответствующие места захоронения. Предложение было отвергнуто. Говорили о дефиците времени: поджимали сроки закрытия «саркофага».

Затем председатель комиссии обратился к генералу и ко мне: «Я буду подписывать постановление на привлечение для работ воинов Советской армии».

Решение было принято. Но этим же решением на меня возлагалась ответственность за научно-практическое руководство всей операцией. На этом же заседании я предложил подготовить и провести обстоятельный эксперимент в порядке подготовки к операции.

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2013/04/26/1366923126_487567_4.jpg
На военврача Александра Салеева навесили десяток датчиков и дозиметров.
Он на себе проверял возможности работы в опасной зоне

Подвиг военврача Салеева
17 сентября вертолет доставил нас к месту проведения эксперимента. Его решили провести на площадке «Н». Особая роль в эксперименте отводилась кандидату медицинских наук подполковнику медицинской службы Александру Алексеевичу Салееву. Он на себе должен был проверить возможность работы в опасной зоне. Салееву предстояло действовать, используя специальные усиленные средства защиты.

На него подогнали свинцовую защиту груди, спины, головы, органов дыхания, глаз. В специальные бахилы уложили просвинцованные рукавицы. На грудь и спину дополнительно надели просвинцованные фартуки.
Все это, как показал потом эксперимент, в 1,6 раза снижало воздействие радиации. Кроме того, на Салеева повесили десяток датчиков и дозиметров. Был тщательно рассчитан маршрут движения. Надо было выйти через пролом в стене на площадку, осмотреть ее и аварийный реактор, сбросить в развал 5-6 лопат радиоактивного графита и по сигналу вернуться назад.
Эту программу подполковник медицинской службы Салеев выполнил за 1 минуту 13 секунд.
Мы, затаив дыхание, следили за его действиями — стояли в проеме, проделанном взрывом в стене, но так как у нас защиты не было, находились в зоне 30 секунд…

За минуту с небольшим Александр Алексеевич получил дозу облучения до 10 рентген — это по прямопоказывающему дозиметру.
Датчики решили отправить в лабораторию, только после их расшифровки можно было сделать более точные выводы.
Через пару часов мы получили сведения: они особенно не отличались от уже известных нам. Акт по результатам эксперимента и свои выводы доложили членам правительственной комиссии. Комиссия рассмотрела представленный акт, разработанные нами инструкции и памятки для офицеров, сержантов и солдат и одобрила их.

Тем удивительней для нас был тот факт, что за весь период работы штаба по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС с июня по ноябрь 1986 года Минздрав СССР не выдавал никаких рекомендаций и не проводил обследований работающих с точки зрения психофизического состояния.
Членам отряда спецдозразведки за 4 месяца работы в условиях высоких и сверхвысоких полей и больших дозовых нагрузок анализ крови сделали только один раз! Дикое равнодушие…

Подготовка к предстоящей операции шла полным ходом. Солдаты вручную готовили средства индивидуальной защиты.
Для защиты спинного мозга вырезали из свинца пластины толщиной 3 миллиметра, делали свинцовые плавки — «корзины для яиц», как их прозвали солдаты.
Для защиты затылочной части головы изготовили свинцовые экраны наподобие армейской каски;
для защиты кожи лица и глаз от бета-излучений — щитки из оргстекла толщиной 5 миллиметров;
для защиты ног — свинцовые стельки в бахилы или сапоги;
для защиты органов дыхания подгонялись респираторы;
для защиты груди и спины — фартуки из просвинцованной резины;
для защиты рук — просвинцованные рукавицы и перчатки.

В таких доспехах весом от 25 до 30 кг солдат походил на робота. Но эта защита позволяла снизить воздействие радиации на организм в 1,6 раза.
«Как же так?! — не устаю я задавать себе вопрос. — Или мы пришли из каменного века, чтобы так вот собирать свинцовые листы и вырезать из них на скорую руку защиту критических органов человека?»

Мне, генералу и человеку, потерявшему в той операции здоровье, стыдно говорить о столь примитивной защите людей.
Не случайно каждому солдату, сержанту и офицеру приходилось высчитывать время работы — вплоть до секунд! Я утверждаю: мы берегли солдата больше, чем себя…
Мы не повторили роковых ошибок героев-пожарных. Я уверен, и они могли бы остаться в живых, если бы знали счет времени и рентгенам…
А главное — если бы имели необходимую спецодежду и защитные средства.

.............................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи  Чернобыльский спецназ

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2013/04/26/1366923126_190999_26.jpg
Генерал Тараканов ставит задачу перед выходом в зону ЧАЭС.
Фото: Игорь Костин. Из личного архива Н. Тараканова

Офицеры и начальники
Академическая наука ничего разумного не разработала в организации работ в особо опасных зонах. Пришлось самим создавать и на ходу оборудовать специальный командный пункт (КП). Там мы установили телемониторы, коротковолновую радиостанцию для связи с АЭС и оперативной группой Министерства обороны. В особо опасных зонах были выставлены телевизионные камеры ПТУ-59 с пультом управления по трем осям и регулировкой фокуса трансфокаторами. Камера позволяла вести обзор и крупным планом рассматривать отдельные предметы. На этом КП я проводил инструктаж командиров, ставил конкретные задачи каждому военнослужащему.

Особые обязанности возлагались на выводного и маршрутного офицера. Выводной офицер нес персональную ответственность за точность соблюдения времени работ. Он лично подавал команду «Вперед!» и запускал секундомер, он же давал команду на прекращение работ в зоне и включал электросирену.
В руках этого офицера была жизнь воинов. Малейшая неточность или ошибка могли иметь трагические последствия. Неменьшая ответственность возлагалась и на маршрутных офицеров. Сначала дозиметристы А.С. Юрченко, Г.П. Дмитров и В.М. Стародумов водили их по сложным лабиринтам в особо опасные зоны.
И только после этой подготовки маршрутный офицер мог выводить свою команду в зону работ. Обычно маршрутный офицер выводил 10–15 команд солдат, и его дозовая нагрузка становилась предельной, то есть 20 рентген.

Пока мы обрабатывали данные эксперимента, неожиданно прилетела специальная комиссия, назначенная первым заместителем министра обороны генералом армии П.Г. Лушевым. Председателем комиссии был генерал армии И.А. Герасимов, который в самые тяжелые дни после аварии возглавил оперативную группу Министерства обороны СССР. Не в обиду ему будет сказано, но это был не лучший вариант руководства ликвидацией последствий аварии. Далеко не лучший. Ведь вместе с Н.И. Рыжковым** и Е.К. Лигачевым*** 2 мая в Чернобыль прилетел начальник Гражданской обороны СССР генерал армии А.Т. Алтунин.
Именно тогда эти руководители государства обязаны были возложить руководство всей операцией по ликвидации последствий аварии на Гражданскую оборону СССР. Следовало бы немедленно передислоцировать штаб ГО в Чернобыль и придать ему соответствующее количество войск.

А что получилось? Ретивые начальнички отстранили А.Т. Алтунина и, несправедливо упрекнув, отправили его в Москву.
К управлению были подключены армейские генералы, порой совершенно некомпетентные. Гражданскую оборону оценили как неподготовленную и недееспособную, технически не вооруженную.

Лигачев и Рыжков, отправив генерала Алтунина в Москву, сыграли неблаговидную роль как в организации ликвидации последствий аварии, так и в судьбе Александра Терентьевича… Я хорошо знал этого человека. Для него это был страшный, непоправимый удар.
Вскоре с обширным инфарктом он оказался в кремлевской больнице. Потом повторный инфаркт — и генерала Алтунина не стало…

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2013/04/26/1366923125_875365_66.jpg
Свинцовая каска, респиратор, щитки из оргстекла от бета-излучения на глазах, рентгеновский фартук, под которым защита из свинца 1,6 мм, две пары рукавиц — простые и просвинцованные, вес всей защиты от 25 до 30 кг. Фото: Игорь Костин. Из личного архива Н. Тараканова

Разведчики
Так вот, прибыла та самая комиссия из Министерства обороны. В ее составе было восемь генералов, в том числе из Генштаба, Главпура, тыла, химвойск и т.д. Вначале поговорили в кабинете начальника опергруппы. Потом встретились со Щербиной.
Позже переоделись и поехали в Чернобыль. Там несколько человек на вертолетах вылетели на осмотр крыш третьего энергоблока и площадок главной вентиляционной трубы АЭС. По команде председателя комиссии вертолетчики несколько раз зависали над крышами третьего блока и у трубы.
Члены комиссии своими глазами увидели массу графита, тепловыделяющие сборки с ядерным горючим, ТВЭЛы из циркония, железобетонные плиты и вернулись в Чернобыль.

Все снова собрались на совещание и началось обсуждение. Было предложено утвердить дозу одноразового облучения в период выполнения работ в опасной зоне 20 рентген.

В постановлении правительственной комиссии №106 от 19 сентября 1986 года было всего четыре пункта. Первый пункт гласил, что Министерству обороны СССР совместно с администрацией ЧАЭС поручается организовать и выполнить работы по удалению высокорадиоактивных источников с крыш третьего энергоблока и трубных площадок, а последний пункт решения все научно-практическое руководство возлагал на первого заместителя командира войсковой части 19772  генерал-майора Н.Д. Тараканова.
Меня лично по этому поводу никто не спросил, не предупредил, тем более что я по образованию инженер-механик, а вовсе не химик. Но оспаривать решение комиссии не стал, просто чтобы не посчитали трусом.

В тот же день, 19 сентября пополудни, началась адская операция в особо опасной зоне третьего энергоблока. Через полчаса я был на командном пункте, который размещался на 5001-й отметке.
По ежедневным замерам, уровни радиации в блоке у стенки, примыкающей к четвертому аварийному блоку, были 1,0–1,5 рентгена в час, а у противоположной, примыкающей ко второму блоку, — 0,4 рентгена в час. Так что за две недели пребывания на КП по 10 часов в сутки можно было с избытком «набраться» той проклятой радиации…

Первыми в зоны постоянно ходили разведчики, всякий раз уточняя меняющуюся радиационную обстановку.
Я назову их имена: командир отряда дозиметрической разведки Александр Юрченко, заместитель командира отряда Валерий Стародумов; разведчики-дозиметристы: Геннадий Дмитров, Александр Голотонов, Сергей Северский, Владислав Смирнов, Николай Хромяк, Анатолий Романцов, Виктор Лазаренко, Анатолий Гуреев, Иван Ионин, Анатолий Лапочкин и Виктор Велавичюс. Герои-разведчики! О них, а не об арбатских трубадурах слагать бы песни…

Когда я прибыл на КП, воины батальона уже переоделись и стояли в строю — всего 133 человека. Я поздоровался. Довел официальное распоряжение министра обороны на проведение операции. В конце своего выступления попросил всех, кто плохо себя чувствует и не уверен в собственных силах, — выйти из строя. Строй не шелохнулся…

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2013/04/26/1366923135_181584_3.jpg
Командир взвода ставит задачу солдатам по удалению ядерного топлива с помощью пылесосов. Фото из личного архива Н. Тараканова

Особо опасная зона
Первую пятерку воинов во главе с командиром майором В.Н. Бибой я лично инструктировал у телемонитора, на экране которого отчетливо были видны зона работ и все находившиеся в ней высокорадиоактивные материалы. Вместе с командиром вышли в зону сержанты Канарейкин и Дудин, рядовые Новожилов и Шанин. На старте офицер запустил секундомер, и началась операция по удалению радиоактивных материалов.
Воины работали не более двух минут.
За это время майор Биба успел сбросить совковой лопатой почти 30 килограммов радиоактивного графита, сержант В.В. Канарейкин с помощью специальных захватов удалил разорванную трубу с ядерным горючим,
сержант Н.С. Дудин и рядовой С.А. Новожилов сбросили семь кусков смертоносных ТВЭЛов.
Каждый воин, прежде чем сбросить смертоносный груз, должен был заглянуть в развал реактора — заглянуть в ад…

Наконец секундомер замер! Впервые зазвучала сирена. Пятерка воинов во главе с комбатом быстро положила шанцевый инструмент в указанное место, мигом покинула зону через отверстие в стене и последовала на командный пункт.
Здесь дозиметрист, он же и разведчик, Г.П. Дмитров вместе с военным врачом сняли показания дозиметров и объявили персонально каждому полученную им дозу облучения. Дозы у первой пятерки не превышали 10 рентген. Я хорошо помню, как комбат просил меня пустить его в зону еще раз, чтобы добрать свои 25 рентген.
Дело в том, что при получении 25 рентген полагалось пять окладов.

В зону пошла очередная пятерка в составе Зубарева, Староверова, Гевордяна, Степанова, Рыбакова.
И так — смена за сменой. В тот день 133 воина-героя убрали из зоны «Н» более 3 тонн высокорадиоактивных материалов.

Ежедневно после завершения работ мы готовили оперативную сводку, которую я лично докладывал генерал-лейтенанту Б.А. Плышевскому.
Зашифрованные сводки отправлялись министру обороны и начальнику Главпура.

О П Е Р А Т И В Н А Я  С В О Д К А
19 и 20 сентября в работах по удалению высокорадиоактивных веществ с крыш 3-го энергоблока Чернобыльской АЭС принимали участие солдаты, сержанты и офицеры инженерно-позиционного батальона (войсковая часть 51975, командир — майор Биба В.Н.) в количестве 168 человек. Работы в основном выполнялись в первой особо опасной зоне «Н».
За время выполнения работ:
— собрано и сброшено в развал аварийного реактора 8,36 тонны радиоактивно зараженного графита вместе с элементами ядерного горючего;
— извлечено и сброшено в аварийный реактор две тепловыделяющие ядерные сборки общим весом 0,5 тонны;
— собрано и сброшено в развал аварийного реактора 200 кусков ТВЭЛов и других металлических предметов весом около 1 тонны.
Средняя доза облучения личного состава 8,5 рентгена.
Отмечаю особо отличившихся солдат, сержантов и офицеров: командир батальона майор В.Н. Биба, заместитель командира батальона по политчасти майор А.В. Филиппов, майор И. Логвинов, майор В. Янин, сержанты Н. Дудин, В. Канарейкин, рядовые Шанин, Зубарев, Жуков, Москлитин.
Потерь среди личного состава и происшествий нет.

Руководитель операции, первый заместитель командира
в/ч 19772 генерал-майор
Н. Тараканов

Юрченко и Дмитров
Операция была в разгаре, и вдруг сбой. В правом углу зоны «М», что под трубой, появились чрезмерно высокие поля — в пределах 5-6 тысяч рентген в час, а то и более… Почти все разведчики были «выбиты», то есть перебрали дозу облучения. Я подозвал командира части и говорю: «Подбери толковых офицеров-добровольцев для разведки в зоне «М». Но тут ко мне подошел Саша Юрченко: «Пойду сам». Я категорически возразил, заметив, что уже дал команду подобрать офицеров. Саша ответил, что офицер, тем более не «обстрелянный», не принесет нужных нам данных, да и вряд ли доберется до места.
И один пошел в разведку. Вернувшись, по памяти набросал картограмму инженерной и радиационной обстановки. Александр Серафимович выполнил задание блестяще, но я знаю, во что обошелся ему тот выход в зону…

После этого были внесены коррективы в производство работ по времени и дозам облучения. Ту памятную картограмму я до сих пор бережно храню!

Я уже упоминал о разведчике Дмитрове. Геннадий Петрович прибыл на ЧАЭС из Обнинска добровольцем. Во время операции он почти ежедневно был со мной на третьем блоке и неоднократно выходил в разведку в особо опасные зоны. Это был блестящий мастер своего дела — эрудированный, тактичный, скромный. Солдаты его уважали. С ним мы всегда возвращались поздно ночью с третьего блока по всем тем длинным лабиринтам.
Однажды вернулись на АЭС, а санпропускник уже закрыт. Вся наша чистая одежда под замком. Обувь мы сбросили еще раньше. И вот, усталые, разбитые и страшно голодные стоим и не знаем, что делать. Был двенадцатый час ночи.
Говорю: «Геннадий Петрович, иди к дежурному и решай задачу, ты же разведчик». Геннадий Петрович ответил: «Есть, товарищ генерал!» — и пошел в одних носках к дежурному по АЭС. Через полчаса мы уже мылись, но перекусить так и не удалось: все было закрыто.

Вспоминаю еще один эпизод, связанный с Геннадием Дмитровым. Как-то, весь бледный, подбегает ко мне, подводит солдата и говорит: «Николай Дмитриевич, вот этот солдат мухлюет с дозами облучения.
Он, кроме нашего дозиметра, установленного на груди под защиту, где-то добыл еще дозиметр и положил его в карман, а на контроль представил не наш, а свой.
Но солдат этот выполнил свой долг, он работал в опасной зоне». Я пригласил командира подразделения и попросил разобраться по совести. Наказали того солдата или обошлось беседой — не знаю, но до участников операции этот факт я довел.
Ведь все были добровольцы, всем предоставили возможность перед выходом на выполнение задания еще раз подумать и решить — идти или не идти в опасную зону. Какие же могли быть сомнения в руководстве операцией? Или были основания не доверять лично мне, стоящему у врат ада?..

Штурм трубных площадок
Но все это, как говорят в народе, — были цветочки… А вот ягодки нас ожидали на площадках главной вентиляционной трубы и у ее основания, где и графита, и ядерного горючего было просто навалом!
Вентиляционная труба АЭС обеспечивала выброс в атмосферу факела очищенного в некоторой степени воздуха заборными вентиляционными системами из помещений третьего и четвертого энергоблоков. По конструкции эта труба представляла собой стальной цилиндр диаметром 6 метров.
Для повышения устойчивости она была схвачена трубчатой каркасной конструкцией, опирающейся на восемь упоров (ног). Для обслуживания труба имела 6 площадок.
Высота отметок 1-й площадки — 94 метра, 5-й — 137 метров. Выход на площадки обслуживания обеспечивался специальными металлическими лестницами. Каждая площадка — для безопасности — имела ограждение высотой 110 сантиметров.

В результате взрыва реактора четвертого энергоблока на все эти площадки, включая и 5-ю, были выброшены куски радиоактивно зараженного графита, разрушенные и целые ТВС, куски ТВЭЛов и другие радиоактивные вещества. При выбросе частично повредило 2-ю трубную площадку со стороны четвертого энергоблока…

И вот, в соответствии с разработанной технологией удаления высокорадиоактивных продуктов выброса, было принято решение начинать работы на 1-й трубной площадке, где радиоактивность была более 1000 рентген в час!

Работы усложнились трудностью маршрута выдвижения в зону. Команда сначала выходила на исходный рубеж, где был оборудован пост стартового офицера. Он управлял электросиреной, хронометрировал время, которое рассчитывали физики. И команда со старта по пожарной лестнице выходила через проем в перекрытии, который образовался после взрыва. Короткими перебежками по деревянному настилу все следовали через зоны «Л» и «К», где уровни радиации были 50–100 рентген в час, в зону «М».
Там уровни радиации доходили до 500–700 рентген в час. Затем команда поднималась по металлической лестнице через отверстие 1-й трубной площадки в зону работ. Время выхода и возвращения — 60 секунд.

Время работ в зоне 40–50 секунд. Работы велись ограниченными командами — только по 2–4 человека…

24 сентября. Начало штурма трубных площадок. Первыми на 5001-ю отметку прибыли воины полка Гражданской обороны из Саратовской области. В этом полку, в должности полкового инженера, проходила моя служба с 1962 по 1967 год, когда я с семьей переехал с Украины в Россию.

И вот теперь в аду Чернобыля, на отметке 5001, стоял личный состав воинов Саратовского полка. Не было тут ни друзей, ни знакомых… Я коротко выступил перед личным составом, рассказал, что мы работаем шестые сутки.
Но предупредил, что предстоит работа самая сложная и самая опасная. Назвал уровни радиации зон (более двух тысяч рентген в час), где они, мои однополчане, начнут операцию по сбору и удалению высокорадиоактивных элементов. Внимательно всматриваясь в лица, я громко объявил, как и вчера, и позавчера, и ранее: «Кто не уверен в себе и кто плохо себя чувствует, прошу выйти из строя!»
Не вышел никто. Командиру полка я отдал распоряжение разбить личный состав по командам, начать переодевание в защиту, а потом уже представлять на инструктаж.

В 8 часов 20 минут начался штурм первой трубной площадки. От воинов-саратовцев эстафету приняли саперы инженерно-дорожного полка, потом полка химической защиты и завершили — воины отдельного химического батальона.

О П Е Р А Т И В Н А Я   С В О Д К А
24 сентября в работах по удалению высокорадиоактивных веществ со 2-й трубной площадки Чернобыльской АЭС принял участие личный состав войсковых частей 44317, 51975, 73413, 42216 в количестве 376 человек.
За время выполнения работ:
— собрано со 2-й трубной площадки главной вентиляционной трубы и сброшено в развал аварийного реактора 16,5 тонны радиоактивно зараженного графита;
— собрано и удалено 11 полуразрушенных тепловыделяющих сборок с ядерным горючим общим весом 2,5 тонны;
— собрано и сброшено в аварийный реактор больше 100 кусков ТВЭЛов.
Средняя продолжительность времени работ составляла 40–50 секунд.
Средняя доза облучения военнослужащих 10,6 рентгена.
Потерь среди личного состава и происшествий нет.
Отмечаю наиболее отличившихся солдат, сержантов и офицеров: Миньш Э.Я., Терехов С.И., Савинскас Ю.Ю., Шетиньш А.И., Пилат Ш.Э., Илюхин А.П., Бруверис А.П., Фролов Ф.Л., Кабанов В.В. и другие.

Руководитель операции первый заместитель командира
в/ч 19772 генерал-майор
Н. ТАРАКАНОВ

Вертолетчики
При выполнении операции по удалению высокорадиоактивных веществ с крыш третьего энергоблока и трубных площадок нашими боевыми помощниками были славные вертолетчики — гражданские и военные.

Очень часто перед тем, как начинать операцию на третьем блоке, вертолетчики на огромных Ми-26 проливали бардой или латексом зев аварийного реактора, крыши машзала третьего энергоблока, трубные площадки. Делалось это для того, чтобы радиоактивно зараженная пыль не поднималась в воздух во время работ и не разносилась по округе.

Особенно врезались в память военный вертолетчик полковник Водолажский и представитель «Аэрофлота» Анатолий Грищенко. Хорошо помню неофициальную встречу, которую организовали Юра Самойленко и Витя Голубев. Встреча состоялась на заводе у Голубева, где они поздним вечером устроили ужин.
Прибыли самые близкие мне люди — Женя Акимов, Володя Черноусенко, полковник А.Д. Саушкин, А.С. Юрченко и вертолетчики, в том числе Водолажский и Грищенко. Уже далеко за полночь мы наконец-то распрощались и разъехались… Жили все в Чернобыле.

И вот, когда 3 июля 1990 года в американском Сиэтле скончался Анатолий Грищенко, а я в это время лежал в Центральной клинической больнице, мне стало вовсе худо…
Не верилось, что Анатолия больше никогда не увижу. В голове невольно прокручивалось: следом — твой черед…

Вокруг была какая-то пустота. Ведь этот живой, удивительно жизнерадостный человек был у меня в январе 1987 года в московской больнице, по его виду и предположить было невозможно, что через три года его не станет…
Всплывали воспоминания об удивительно скромном и отважном вертолетчике. Он имел огромный опыт работы с крупногабаритными грузами, что и пригодилось при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Вертолетчики первыми пытались подавить взорвавшийся реактор. Позже они вели борьбу с вредными радиоактивными элементами, подавляя пыль из брандспойтов. Это называлось дезактивацией с воздуха. Анатолий Демьянович, кроме того, учил военных вертолетчиков переправлять крупногабаритные грузы.
Затем правительственная комиссия поручила ему перемещение многотонных вентиляторов и кондиционеров. Они требовались для восстановления первых трех блоков АЭС. Более месяца была первая командировка.
Тогда вместе с Грищенко честно выполнял свой долг заслуженный штурман Евгений Воскресенский. Это ему позже врач Монахова пробивала бесплатную путевку в санаторий, так как некоторые специалисты не хотели признавать у штурмана заболевание крови. А уже второй раз бесплатную путевку ему не дали. У нас это умели делать…

Красный флаг победы над «белой» смертью
27 сентября был очень памятный для меня день. В это утро мои коллеги по операции на АЭС в шутку говорили: «Ну, наконец-то чернобыльского генерала снимают с трубы».
Но это была лишь маленькая передышка. Дело в том, что 26 сентября прилетел из Москвы генерал армии В.И. Варенников. Мне уже поздно вечером сообщили, что на следующее утро меня будут заслушивать о ходе операции. Никаких шпаргалок для доклада я не готовил — вся информация была в голове.

Утром 27 сентября состоялось совещание. До совещания Варенников долго расспрашивал меня о работах на АЭС, особенно его интересовало состояние строительства «саркофага», его фильтровентиляционной системы, результаты работ по дезактивации первого и второго энергоблоков, как выполняются указания начальника Генштаба С.Ф. Ахромеева по работам на деаэраторной этажерке третьего блока. Дело в том, что деаэраторные этажерки третьего блока выходили к развалу аварийного энергоблока, и они были тоже опасным источником высоких уровней радиации. Правительством поручалось Министерству обороны и Минсредмашу совместно выполнить работы по подавлению этой радиации.
Как сейчас помню, после полученной шифровки из Генштаба мы вместе с заместителем министра среднего машиностроения А.Н. Усановым провели первое совещание и наметили мероприятия. К слову, об этом человеке: Александр Николаевич Усанов лично руководил строительством «саркофага», и его КП, более или менее защищенный, находился в том же третьем блоке, где и мой… Позже мы с ним часто встречались в шестой клинической больнице Москвы.
Он тоже «схватил» лишку радиации. За Чернобыль получил Звезду Героя Социалистического Труда. Свидетельствую: эта награда Александру Николаевичу по заслугам.

На совещании я хриплым голосом докладывал о мужестве наших солдат, сержантов и офицеров, о выполненных объемах работ, о том, что еще осталось сделать.

2 октября 1986 года мы успешно завершили операцию по удалению высокорадиоактивных элементов. Всего было сброшено в развал 4-го взорвавшегося энергоблока около 200 тонн ядерного топлива, радиоактивно зараженного графита и других элементов взрыва.
Под руководством Виктора Голубева были развернуты трубопроводы и с помощью гидромоторов были смыты все мелкие фракции от взрыва с крыш ЧАЭС.
Специальная комиссия обследовала район работ на крышах энергоблоков, крышах машзала и трубных площадках главной вентиляционной трубы, на которую был поднят красный флаг в знак победы над «белой» смертью.

Николай Тараканов, генерал-майор, руководитель работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС,
президент МООИ «Центр социальной защиты инвалидов Чернобыля»,доктор технических наук, член Союза писателей России

http://www.novayagazeta.ru/society/57885.html

0

5

Продублирую с раздела: Теремок  тема: Поляна 51

Репортаж из города-призрака
"Челнинская неделя", Набережные Челны, Евгений Маланьин

http://m.ruvr.ru/data/2012/02/10/1249744091/4RIA-897289-Preview.jpg

Благодаря активным и любознательным путешественникам читатели «Недели» знакомятся с самыми разными странами и регионами мира. Казалось бы, нас уже сложно чем-то удивить. Сложно, но можно. Представьте себе, что житель Казани Нияз Ибатуллин отважился на поездку в… Чернобыль. Предлагаем вашему вниманию его впечатления о том, что происходит сейчас в зоне отчуждения и городе-призраке.

Страшный след в истории
Авария на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошла 26 апреля 1986 года и стала крупнейшей катастрофой в истории атомной энергетики. В результате мощного взрыва реактор оказался полностью разрушен, а в окружающую среду было выброшено огромное количество радиоактивных веществ, среди которых изотопы урана, плутония, цезия-134, стронция-90… До сих пор нет единого мнения о причинах аварии. Существует несколько версий: грубые нарушения правил эксплуатации АЭС персоналом, неудовлетворительная конструкция реактора РБМК-1000, сокрытие руководством станции истинных масштабов трагедии в первые дни…

Последствия аварии оставили страшный след в истории всего мира. По данным ООН и ВОЗ, жертвами онкологических заболеваний стали от 4000 до 9000 человек. Однако в докладе международной экологической организации «Гринпис» говорится, что с аварией на Чернобыльской АЭС могут быть связаны 270 тысяч случаев онкозаболеваний, причем 93 тысячи из них – с летальным исходом. А с учетом сердечно-сосудистых, кишечных, эндокринных и респираторных заболеваний, также вызванных радиацией, общее число жертв катастрофы, возможно, уже превысило 200 тысяч человек, полагают специалисты.

Даже спустя 25 лет постоянное воздействие малых доз радиации продолжает негативно влиять на природу в 30-километровой зоне вокруг атомной электростанции. Хотя, по мнению ряда ученых, дикая природа в особой зоне быстро адаптировалась и, наоборот, процветает, потому что воздействие радиации перекрывается отсутствием ущерба от деятельности человека. По их данным, уровень радиации был опасным для жизни первые несколько лет со дня трагедии, а на сегодняшний день он снизился в сотни раз.

Жителю Казани Ниязу Ибатуллину давно не давали покоя эти противоречия. Являясь работником энергетического предприятия и в то же время ярым поклонником знаменитой компьютерной игры «Сталкер», он решил убедиться воочию, что же на самом деле представляет собой сегодня легендарная зона отчуждения.

http://chelny-week.ru/i_pic/gazeta/2012/5/14-01.jpg

Особый маршрут
С помошью Интернета Нияз собрал все необходимые данные. Зона отчуждения представляет собой запрещенную для свободного доступа территорию, которая подверглась интенсивному загрязнению долгоживущими радионуклеидами вследствие аварии на ЧАЭС.

В нее входят север Ивановского района Киевской области, города Чернобыль и Припять, север Полессковского района, часть Житомирской области вплоть до границы с Белоруссией.
Чернобыль расположен на реке Припять, недалеко от места ее впадения в Киевское водохранилище. Сейчас там проживают на вахтенной основе только работники учреждений и предприятий зоны отчуждения и безусловного гарантированного отселения Чернобыльской АЭС. Также на территории города можно встретить немногочисленных самоселов, которые по разным причинам проигнорировали запреты и решили «не замечать» смертельную опасность.

От Чернобыля до самой электростанции около 18 км асфальтовой дороги. Конечно, на территорию самой АЭС не попадешь, да и себе дороже. Но, как оказалось, с недавних пор стало все-таки возможным пройтись по заброшенным улицам расположенного в трех километрах от электростанции города Припяти, чьи заброшенные кварталы находятся рядом с одноименной рекой.

В России Нияз не нашел ни одной серьезной компании, способной воплотить его планы в жизнь. Зато соседняя Украина оказалась более прагматичной в этом вопросе. Отыскав фирму, действующую в Киеве, которая на вполне законных основаниях и с разрешения МЧС Украины осуществляла экскурсионные поездки в район Чернобыльской АЭС, он отправил заявку. Вскоре пришло одобрение, далее нужно было оплатить взнос в размере 100 долларов, после чего Нияза включили в состав группы туристов.

На свой страх и риск
До Киева добирался «дикарем». Группа, с которой Ниязу предстояло ехать в Чернобыль, оказалась разношерстной: местные, россияне и четверо иностранцев, судя по разговору – из Восточной Европы. На пункте отправки туристов ожидал экскурсионный автобус с двумя гидами и сотрудником милиции, который провел вводный инструктаж и объяснил правила поведения во время экскурсии.

На пути часто встречались милицейские патрули, в целом же дорога оказалась пустынной, лишь изредка попадались старые указатели населенных пунктов, но, как ни старались, туристы так и не смогли увидеть даже заброшенных строений. Люди давно покинули эти земли, и чем дальше от Киева, тем более дикой и заброшенной становилась территория.

Спустя полтора часа тряски по плохонькому асфальту автобус уперся в первый КПП «Дитятки». Для осуществления контрольно-пропускного режима зона отчуждения на территории Украины ограждена по периметру, а на въездах везде установлены КПП. Кстати, нахождение граждан в этой зоне без пропусков и документов, удостоверяющих личность, запрещено. Под запретом и посещение зоны отчуждения лицами, не достигшими 18-летнего возраста.
http://chelny-week.ru/i_pic/gazeta/2012/5/14-14.jpg

Ниязу и остальным туристам после тщательного досмотра устроили подробный инструктаж с рассказом об истории аварии, обзором карты зоны отчуждения, техникой безопасности. К примеру, им настоятельно рекомендовали не сходить с асфальтового покрытия и не углубляться в лес, так как грунт еще на многих участках остается зараженным. Финальной точкой пребывания на КПП стало подписание необходимых документов и соглашений, в которых перечислялись все возможные риски предстоящего маршрута, что каждый ознакомлен с правилами и «идет на свой страх и риск».

Наконец туристам разрешили въезд. Правда, перед этим они посетили последний магазин, расположенный в полуразрушенном здании, где запаслись водой и свежими батонами, о которых речь пойдет чуть ниже. Первое, что бросилось в глаза при посещении Чернобыля, – все коммуникации проходят по поверхности, как на Крайнем Севере.

Город Чернобыль является административным центром по управлению отчужденными в 1986 году радиационно опасными территориям, и небольшая экскурсия послужила интересным прологом к предстоящей цели маршрута. Практически все в городе осталось в первозданном виде, сохранив дух некогда единого Советского Союза.
http://chelny-week.ru/i_pic/gazeta/2012/5/14-04.jpg

Туристы посетили памятник ликвидаторам чернобыльской аварии в виде группы пожарных, которых словно сфотографировали в момент тушения горящего реактора. Этот монумент давно уже не финансируется властями Украины и поддерживается лишь за счет средств сегодняшних коллег-пожарных. Следующим пунктом в экскурсии по Чернобылю стал спортивный стадион и по совместительству отстойник зараженной военной техники, поросший густой растительностью и, как и все в зоне отчуждения, окаменевший навеки…

Река-путь
Очень скоро автобус достиг моста через реку Припять, откуда открывался прекрасный панорамный вид на одноименный город и саму электростанцию. Туристам разрешили сделать небольшую остановку, чтобы как следует полюбоваться открывшимися красотами. По поводу происхождения названия реки существует несколько версий. Согласно одной из них, в древнерусских летописях название Припять писалось как «Припеть» и состояло из двух частей, означая «река-путь».

Но не рассказы гидов заставили туристов удивленно озираться по сторонам. Кругом было столько зеленой растительности, что они невольно начинали забывать о трагических событиях, произошедших здесь десятилетия назад. Надо сказать, что одним из самых серьезных экологических последствий аварии на Чернобыльской АЭС стало загрязнение вод и водосборных территорий рек Припяти и Днепра радиоактивными веществами. В илистых отложениях Киевского водохранилища до сих пор сконцентрирована значительная часть радиоактивных веществ, поступивших в окружающую среду из разрушенного реактора. Отметим, что сегодня наблюдается улучшение радиоэкологического состояния водохранилища. Со временем происходит уменьшение содержания радионуклеидов в рыбе и водной растительности, идут процессы естественной самоочистки экосистем водохранилища.

Гнёзда под… саркофагом
Чернобыльская АЭС на горизонте выглядела просто величественно – живой памятник истории, наглядный урок потомкам, который никогда не следует забывать. Разумеется, на территорию самой электростанции вход был строго воспрещен по понятным причинам, поэтому туристам пришлось любоваться на нее с безопасного расстояния. Да и не везде съемка была разрешена.

Чернобыльская атомная электростанция до дня трагедии состояла из четырех действующих энергоблоков. Первый и второй энергоблоки с реакторами РБМК-1000 были построены в 1970-1977 годах, третий и четвертый с аналогичными реакторами возвели на этой же площадке к концу 1983 года. В 1981 году в 1,5 км к юго-востоку от площадки было начато строительство третьей очереди – пятого и шестого энергоблоков с такими же реакторами, но остановленное после аварии на четвертом. Строительные краны по сей день стоят замершие, словно статуи, и кажется, что бригады строителей вот-вот вернутся, чтобы продолжить работы по развитию украинской энергетики.

Проектная генерирующая мощность Чернобыльской АЭС составляла 6000 МВт. По состоянию на апрель 1986 года были задействованы четыре энергоблока суммарной генерирующей мощностью 4000 МВт. На момент аварии Чернобыльская АЭС, наряду с Ленинградской и Курской, была одной из самых мощных в СССР.

В том же 1986 году был запущен проект «Укрытие». Вокруг четвертого энергоблока возвели огромный бетонный саркофаг, чтобы захоронить разрушенный реактор, многочисленные обломки, разбросанные по территории АЭС и на крыше машинного зала. В процессе строительства саркофага было уложено свыше 400 тыс. кубометров бетона и смонтировано 7000 тонн металлоконструкций. После завершения работ актом государственной комиссии по приемке законсервированный четвертый энергоблок был принят на техобслуживание 30 ноября того же года. А приказом №823 от 26 октября для эксплуатации систем и оборудования объекта «Укрытие» организовали реакторный цех четвертого блока.

В целом, саркофаг – это совокупность сооружений, закрывающих источники радиоактивности, в том числе находящиеся в реакторном блоке, машинном зале, отделенные от 3-го блока стеной, а от окружающей среды – вновь возведенными конструкциями и ограждениями. Он оборудован системами мониторинга, пылеподавления, энерго- и водоснабжения, противопожарного водоснабжения и другими, составляющими вместе систему обеспечения безопасности объекта «Укрытие». Также к понятию «саркофаг» относится и часть территории, прилегающей непосредственно к четвертому блоку ЧАЭС.

Срок годности саркофага истекает в 2016 году, поэтому сейчас ведется строительство нового объекта – «Укрытие-2». Согласно проекту, это будет еще более гигантское сооружение, построенное в виде арки высотой 108 м и длиной 150 м над существующим саркофагом. Новое покрытие рассчитано на 100 лет – этого времени должно хватить, чтобы захоронить разрушенное топливо из четвертого энергоблока, если, как пояснили гиды, будут предоставлены необходимые финансовые ресурсы. Дата завершения строительства – март 2014 года.

В ходе экскурсии туристы увидели потрясающую картину: многочисленные птицы то и дело залетали под саркофаг и вылетали обратно, видимо, свив там гнезда. Непонятно, как им удается выживать в многократно превышающем норму радиационном фоне?

http://chelny-week.ru/i_pic/gazeta/2012/5/14-02.jpg

Сомы – полтора метра!
После подробного экскурса в историю Нияз с остальным туристами отправились на автобусе к не менее занимательному месту. На пути в город Припять их ждала остановка у канала-охладителя, построенного по образу наливного пруда прямо в долине реки к юго-востоку от площадки АЭС. Задача канала – обеспечивать охлаждение конденсаторов турбин и других теплообменников первых четырех энергоблоков, а его площадь равна 22 кв. км с уровнем воды на 3,5 м ниже отметки планировки площадки АЭС.

Вот тут-то и стало понятно, по какой причине были закуплены батоны, хотя в зоне отчуждения обедать явно никто не собирался. Канал-охладитель буквально кишел рыбой! Полутораметровые сомы, язи, карпы из-за отсутствия рыбаков расплодились в огромном количестве, как и прочая живность в лесах и долинах зоны отчуждения. Туристы принялись кормить сомов, а те дружно накинулись на лакомство от очередных гостей на брошенной человеком земле…

Город, которому вечно 16…
Автобус приближался к конечной цели маршрута. Участники экскурсии проехали мимо места, где раньше находился так называемый «Рыжий лес». Именно он принял на себя первый и самый сильный удар радиации, отчего деревья погибли в считанные часы, поменяв цвет с природно-зеленого на болезненно-рыжий. Позже лес сравняли с землей и закопали в траншеях, как и многие попадавшиеся на пути деревни, от которых остались лишь указатели населенных пунктов.

Правда, время берет свое, и сегодня на месте Рыжего леса вырос новый. А показательный замер гидами уровня радиации на дозиметре лишний раз успокоил туристов: по крайней мере, в пределах асфальтовой дороги уровень радиации лишь незначительно превышал норму.

Спустя полчаса конечная цель маршрута была достигнута. Пройдя очередной контроль, экскурсионный автобус въехал в легендарный город Припять, возведенный в непосредственной близости от АЭС. И все ранее увиденное в зоне отчуждения при взгляде на этот город мгновенно померкло.

Припять не зря называют городом-призраком. Он был основан 4 февраля 1970 года, а статус города и вовсе получил в 1979-м, став девятым в Советском Союзе атомоградом. Численность населения, судя по последней, проведенной до эвакуации переписи, составляла 47500 человек. Город активно развивался, ежегодный прирост населения составлял свыше 1500 человек, среди которых только новорожденных было около 800. Припять развивалась не по дням, а по часам: новые улицы, административные здания, школы, больницы, детские сады. Жители атомограда не могли и предположить в 1986 году, что после 16-летия родного города их счастливая жизнь будет трагически оборвана и им придется бросить свои дома в спешной эвакуации.

Явная и скрытая угроза
После аварии проводились тяжелые и многодневные работы по дезактивации территории Припяти, это привело к значительному снижению радиационного фона. Сейчас город окружен колючей проволокой, находится под круглосуточной охраной, и в его пределы без специальных документов не пройти. В нем еще много радиоактивной пыли, которая собирается в углублениях, траншеях, ямах, куда спускаться строжайше запрещено.

Под руководством гидов туристы посетили центр Припяти с поросшими растительностью административными зданиями. Мрачные зевы вместо окон, практически могильная тишина вокруг. Нияз задержался у величественного строения, возведенного по тем временам по самому последнему слову техники, – ДК «Энергетик», сейчас больше напоминающего заброшенный и забытый всеми монумент времен социализма.

http://chelny-week.ru/i_pic/gazeta/2012/5/14-09.jpg

Туристы посетили здание школы, больницы, детского сада – и везде их встречали горы брошенных вещей, облупленная штукатурка, тысячи битых осколков стекла.

http://chelny-week.ru/i_pic/gazeta/2012/5/14-16.jpg

Школа и вовсе выглядела так, будто на момент эвакуации в самом разгаре был учебный день. Под ногами сотни брошенных учебников, дневников, тетрадей, ссохшихся от времени.

http://chelny-week.ru/i_pic/gazeta/2012/5/14-13.jpg

Далее показали парк аттракционов. Шокирующим фактом стало то, что его построили в год трагедии и планировали открыть к празднику 9 мая, но судьба распорядилась иначе. Честно говоря, сердце сжималось при виде ярких желтых кабинок колеса обозрения, в которых так никто ни разу и не прокатился.

Передвигаться по городу надо было очень осторожно. В зданиях могла таиться смертельная опасность облучения. Гиды регулярно делали замеры на дозиметрах. Совсем недавно, по их словам, в одном из заброшенных складов обнаружили захоронение с останками зараженной одежды первых ликвидаторов. Даже спустя 25 лет они излучали смертельные дозы радиации!

Сегодня Припять зарастает деревьями, кустарниками, повсеместно можно встретить чернобыльник – вид многолетних травянистых растений рода «полынь». Название это происходит от черноватого стебля (былинки), собственно, отсюда и истоки названия города Чернобыль. Пустующие здания Припяти постепенно приходят в аварийное состояние, уже не раз были случаи обрушения, поэтому экстремальным туристам остается все меньше времени до тех пор, пока город окончательно не закроют для экскурсий.

Сжатые сроки пребывания не позволили обойти город целиком, все-таки находиться так близко от зараженных радиацией участков длительное время небезопасно. Но когда экскурсионный автобус покидал легендарную зону отчуждения, туристы еще долго провожали взглядом медленно растворяющиеся силуэты атомной электростанции и города, которому вечно будет 16…

http://www.chelny-week.ru/gazeta/articles/10224.html

0

6

Продублирую с раздела: Теремок  тема: Поляна 51

Была ли чернобыльская авария местью за «Русского дятла»
Источник http://www.zengardner.com/was-chernobyl … oodpecker/
перевод для mixednews – Света Гоголь  http://mixednews.ru/archives/16969

http://uploads.ru/i/B/7/n/B7nuT.jpg

Учитывая то, что мы знаем о возможностях разработанного Моссадом компьютерного вируса Стакснет, об откровенной диверсии, вызвавшей повреждение  реакторов Фукусимы, и по некоторым другим причинам, мы считаем, что сейчас самое время вернуться к истории  Чернобыльской катастрофы.

Предшественником разнообразных программ вроде HAARP был проект 70-80-х годов, известный на Западе как «Русский дятел». Любопытно, что находится этот гигант на Украине, в Чернобыле. В пределах «зоны отчуждения», рядом с мёртвым чернобыльским реактором.

Что на самом деле произошло с реактором? Возможно ли, что это была месть? Судите сами.

Совпадение? Или умышленное вредительство!

Вот что говорит Википедия:
Русским дятлом называли печально знаменитый советский радиосигнал, работавший по всему миру в коротковолновом диапазоне в период между июлем 1976-го и декабрём 1989-го года. За характерный резкий повторяющийся звук, издаваемый при работе на частоте 10  Гц, его стали называть «Русским дятлом».

Стук возникал на самых разных частотах и вклинивался в вещание коммерческих и служебных радиостанций,  прерывал любительскую радиосвязь,  что приводило к огромному количеству жалоб по всему миру. Долгое время считалось, что сигнал принадлежит загоризонтальной радиолокационной станции.

Эта версия была официально подтверждена после распада Советского Союза; программа, как оказалось, носила название «Дуга-3» и была частью советской системы раннего обнаружения запусков межконтинентальных баллистических ракет. Военная разведка сфотографировала эту систему и предъявила снимки НАТО, назвав объект «Складом стальных деталей».

После чернобыльской катастрофы объект был совершенно заброшен, поскольку находится в 30-километровой ядерной «мёртвой зоне».

Оттуда не смогли вывести даже массивную антенную решётку, настолько всё было заражено.

http://uploads.ru/i/T/t/0/Tt0eL.jpg

Свидетельские показания

После небольшого расследования удалось раскопать следующее:
«Авария на чернобыльской станции была спровоцирована! Министерство атомной энергетики, Академия наук с их исследованиями и проектные институты не были готовы к чрезвычайной ситуации. Чернобыльская ядерная катастрофа не была случайностью.

Ядерные реакторы обладают высоким уровнем надёжности, что подтверждается рядом испытаний. Насосы и резервные системы охлаждения не могли выйти из строя одновременно.

К тому же снимки взрыва реактора были  сделаны американским спутником подозрительно своевременно, «случайно» оказавшись на нужной орбите над 4-м блоком как раз в нужное время. Анализируя факты и хронологию «холодной войны» мы пришли к выводу, что чернобыльская катастрофа не была случайностью.

Это была в полном смысле слова диверсия века, которая привела к разрушению экономической базы СССР, и «советской» социалистической системы в целом. Противники СССР воспользовались невежеством и некомпетентностью правительства Горбачёва, так же как и недостаточным контролем над режимными объектами».

В. Баранов,
бывший глава отдела по набору личного состава воск специального назначения на территории чернобыльской атомной станции,  полковник в отставке

Необъяснимые явления… опять

Обратите внимание на необъяснимые проблемы, возникшие на чернобыльской станции – и на их поразительное сходство с теми, что возникли на Фукусиме, за исключением цунами:
Катастрофа началась во время системных испытаний в субботу, 26 апреля 1986 года в реакторе номер четыре чернобыльской атомной станции, расположенной рядом с городом Припять, административной границей с Белоруссией и рекой Днепр.
После внезапного скачка тепловой мощности реактора и попытки аварийного отключения последовал ещё больший скачок, который привел к разрыву корпуса реактора и серии взрывов.

Скачок мощности во время плановых испытаний? Неудачная попытка аварийной остановки, за которой последовал ещё более мощный скачок напряжения? Да, бросьте!

http://uploads.ru/i/h/A/g/hAgXk.jpg

Это многое объясняет

Те, кто претендует на роль властителей мира, любят преподать урок «зарвавшимся мелким сошкам».
Поэтому нечасто услышишь, чтобы мировые лидеры высказывались против заведённой американцами машины военной индустрии. 
Они знают, что играют в грязные игры, и могут без колебаний  расправиться с лидерами или совершить ужасающие зверства ради достижения своих целей.

Существует версия, по которой Моссад, вдобавок к внедрению компьютерного вируса в систему Фукусимы, не только подкинул ядерную бомбу, которая вызвала цунами, но и установил у берегов Японии несколько других ядерных зарядов, которыми шантажирует целую нацию, требуя повиновения.

Было бы не удивительно.

Помните, Моссад – только одно щупальце приспешников глобальной элиты, но очень хваткое.

Кроме того, агентам Моссада с типичной ближневосточной внешностью достаточно легко прикинуться исламскими экстремистами и устраивать кровавые расправы над мирным гражданским населением или операции под фальшивым флагом в регионе и мире.

http://uploads.ru/i/R/o/M/RoMh4.jpg

Совпадение?

О Русском дятле говорят разное, вплоть до утверждений, что это был военный психотронный излучатель, что-то вроде HAARP.

На Украине разработали компьютерную игру под названием  S.T.A.L.K.E.R. сюжет которой крутится вокруг Чернобыльской атомной станции и связанной с ней катастрофы. Игра детально воссоздаёт местность, включая антенну станции Дуга-3. Там она называется «Выжигатель мозгов», и игрок должен её деактивировать.

Русскому дятлу была посвящена одна из передач History (международный многоязыкий спутниковый и кабельный канал; прим. mixednews.ru). Речь шла о том, что в СССР якобы использовалась аппаратура, способная влиять на погоду. (Передача вышла в эфир 1 мая 2010 года в 10 часов утра).

Одна из передач «Горизонт» телеканала BBC тоже была посвящена размышлениям о том, мог ли Дятел и в самом деле оказаться психотронным излучателем.

"Russian Woodpecker", Duga 3, Chernobyl 2..High-definition video!!

http://www.youtube.com/watch?v=zQfzUHeH … detailpage

Another site "Off the Beaten Track of Chernobyl Exclusion zone". Yuriy and Sergei get inside once extremely secret military base with it's famous Russian Woodpecker - over the horizon radar - also known as a "Steel Yard"

Не в первый раз

В 1982 году американский президент Рональд Рейган одобрил диверсионный план ЦРУ в отношении советской экономики. Он заключался, в основном, в том, чтобы подсовывать Советам технологии, содержащие скрытые неисправности, в том числе программное обеспечение, которое позже стало причиной мощных взрывов газопровода, если верить бывшим чиновникам Белого дома.

Томас Рид, бывший министр ВВС и член Совета национальной безопасности описывает эти события в своей книге «В пропасти: История Холодной войны изнутри».

По словам Рида, взрыв Сибирского газопровода был только одним из эпизодов «экономической войны» против Советского Союза, которую ЦРУ вело под руководством Уильями Кейси в последние годы холодной войны.

«Для того, чтобы остановить поток валюты с Запада и причинить ущерб внутренней экономике России, программа газопровода, которая должна была регулировать работу насосов, турбин и клапанов, была написана таким образом, чтобы через определенное время дать сбой, перенастроить скорости насосов и регулировку давления клапанов, и заставить их работать под давлением, неприемлемо высоким для фланцев и сварных швов газопровода», – писал Рид.

«Результатом стал колоссальный неядерный взрыв и пожар, подобных которому никогда ранее не наблюдали из космоса». Этот взрыв зафиксировали американские спутники.

«Несмотря на то, что ни один человек во время этого взрыва не пострадал, советской экономике был нанесён ощутимый ущерб».

Гонка продолжается

Как и неослабевающая борьба за мировое господство.

Эка невидаль! Старо как мир. Но всё же хорошо, что тайное становится явным – рано или поздно…



********************


Клип про катастрофу на Чернобыльской АЭС.mp4

http://www.youtube.com/watch?v=tDuy-4Jm … detailpage

0

7

Человек оказался сильнее атома
Виталий СКРИЖАЛИН, «Красная звезда».25.04.2014
http://www.redstar.ru/media/com_fpss/cache/2730_945a0a7a8f2da41b3a456e91531d5e81_m.jpg

26 апреля – День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв этих аварий и катастроф
Минуло 28 лет со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции – одной из крупнейших техногенных катастроф XX века.
Взрыв произошёл на четвёртом энергоблоке АЭС 26 апреля 1986 года в 1 час 23 минуты 48 секунд.
В ту страшную апрельскую ночь беспримерное мужество проявили персонал станции, пожарные, когда, забыв о собственной безопасности, они шли в огонь, получая смертельные дозы облучения. Это люди, которые, без преувеличения будет сказано, заслонили собой страну.
Сегодня в «Красной звезде» выступают непосредственные участники ликвидации последствий катастрофы – сотрудники ФГБУ «27-й Научный центр Министерства обороны Российской Федерации», одни из тех, кого у нас принято называть ликвидаторами.
Всего, как известно, через Чернобыль прошло 600 тыс. человек. Большинство – военнослужащие.

Полковник в отставке Геннадий ОГОРОДНИКОВ, кандидат военных наук:
– В жизнь 27-го Научного центра Министерства обороны СССР, одно из направлений деятельности которого заключалось в анализе радиационной обстановки и выработке рекомендаций по обеспечению радиационной безопасности, Чернобыль ворвался вместе с ночным звонком начальника центра генерал-майора Игоря Евстафьева: утром нашим сотрудникам, мне в том числе, надлежало прибыть на Фрунзенскую набережную в 3-й дом Министерства обороны.

Там-то мы и узнали об аварии на Чернобыльской АЭС и что с этого дня для нас начинается новый этап в жизни и службе. Все мы вошли в состав оперативной группы Генерального штаба, на которую была возложена разработка рекомендаций по ликвидации последствий аварии применительно как к самой Чернобыльской АЭС, так и к предприятиям, жилому сектору, дорогам, сельхозугодьям, оказавшимся в зоне радиоактивного заражения.

В составе оперативной группы сотрудники Научного центра, что называется, безвылазно находились в зоне аварии. О многих из нас, в частности подполковниках Г. Агаджанове, А. Горбовском, А. Парпиеве с генерал-майором И. Евстафьевым во главе, можно было говорить как о получивших в Чернобыле постоянную прописку.

Чем запомнились поездки в Чернобыль?
Первое, что вызвало у нас, как специалистов-химиков, недоумение, – это весьма поверхностное знание общевойсковыми командирами, в том числе и высокого ранга, основ защиты от оружия массового поражения (ОМП), из-за чего поначалу мы не находили понимания со стороны иных наделённых властью военачальников.

В одну из первых поездок на ЧАЭС специалисты оперативной группы были командированы в штаб Западного сектора для оказания помощи в разработке плана ликвидации последствий аварии. Группировку войск возглавлял там командующий одной из армий Прикарпатского военного округа, выпускник Военной академии Генерального штаба.
При изложении специалистами рекомендаций генерал прервал их: «Не морочьте мне голову. Вот помою дома и буду их заселять. Это займёт максимум неделю, а вы мне тут...» Когда через полмесяца мы прибыли к тому же командующему, то услышали от него: «Садитесь, товарищи, слушаю вас. В тот раз я был не прав, уровни радиации в населённых пунктах после помывки домов, не знаю почему, не уменьшились, а, наоборот, возросли». Пришлось объяснять генералу с тремя высшими образованиями, почему такое произошло.

Ещё одна беда – беспечность, ненужная бравада и просто разгильдяйство. Это одна из причин, и не менее значимая, наших неоправданных человеческих потерь.
Радиация, как известно, невидима. Она не имеет ни вкуса, ни запаха. Её нельзя потрогать. Следуя однажды по дороге с интенсивным движением, когда пыль от машин стояла сплошной завесой и ветром сносило её от дороги, мы обратили внимание, что как раз с подветренной стороны, чего ни в коем случае делать было нельзя, целое подразделение устроило привал и обедало. Остановились. Объяснили офицеру: на вас оседает радиоактивная пыль, перейдите через дорогу, там меньше пыли – меньше получите радиации. Офицер ни в какую: ни я, мол, ни мой личный состав никакой опасности не чувствуем. Пришлось употребить власть, чтобы образумить «храброго» командира, подвергавшего риску десятки людей.

Более 60 процентов военнослужащих 27-го Научного центра принимали непосредственное участие в практических работах как на самой станции, так и в зонах радиоактивного заражения. И вообще военные химики – учёные и практики всех уровней – сыграли решающую роль в успешном завершении самого трудного и опасного этапа ликвидации последствий страшной беды, равной которой во второй половине прошлого столетия страна не знала. Многих из них радиация, этот невидимый и коварный враг, свела раньше времени в могилу. Среди них и наши сослуживцы Вадим Зубрилин, Владимир Романов, Владимир Ященко, Александр Горбовский.

Работа офицеров центра в Чернобыле была отмечена государственными наградами. Ордена Мужества были удостоены Александр Татаринов, Сергей Титов, Виталий Стебаков, Владимир Посвежинский, Владимир Успенский, Виктор Лисовой, Валерий Онищенко, Сергей Маркин и другие.

Присвоение начальнику химических войск Министерства обороны СССР генерал-полковнику В. Пикалову звания Героя Советского Союза все мы считаем совершенно справедливым и закономерным. Уже во второй половине дня 26 апреля вместе со своим начальником штаба генерал-майором В. Кавуновым он прибыл в город атомщиков Припять и вынес на своих плечах всю непомерную тяжесть чернобыльской эпопеи, проявив наряду с личным мужеством и незаурядные организаторские способности.

Полковник запаса Олег ИЛЬИН, кандидат технических наук, доцент:
– В конце марта 1987 года нас, нескольких офицеров 33-го ЦНИИИ Министерства обороны, командировали в Чернобыль.
Истекал первый год со дня катастрофы, и основные усилия ликвидаторов были направлены на ввод в строй 3-го энергоблока ЧАЭС, уточнение радиационной обстановки в зоне, предотвращение последствий ожидаемого паводка и другие проблемы.
Одной из таких «других» проблем стало возобновление движения по железнодорожной ветке Чернигов – Овруч, проходящей в непосредственной близости, буквально в 700 – 800 м, от аварийного 4-го энергоблока.

.....................

Продолжение под катом:

Продолжение статьи: Человек оказался сильнее атома 

Научному центру Министерства обороны СССР, в распоряжении которого мы находились, была поставлена задача – дать рекомендации по обеспечению безопасности пропуска поездов. В первую очередь необходимо было провести радиационную разведку моста через реку Припять и участка пути до станции Шепеличи, для чего была сформирована группа офицеров центра во главе с подполковником Ю. Егоровым.

Ведение радиационной разведки осложнялось начавшимся паводком, из-за которого добраться до некоторых участков железной дороги можно было только пешком. Результаты разведки не радовали. Конструкции моста и путевая решётка железнодорожного пути (деревянные шпалы) имели уровень радиоактивного загрязнения, исключающий обеспечение безопасности железнодорожного сообщения.

В составленном группой донесении были указаны уровни радиоактивного загрязнения предмостовых участков железнодорожного пути, конструкций моста через реку Припять, самого участка железной дороги и прилегающей к ней местности с различными сооружениями. Было рекомендовано провести дезактивацию моста и заменить путевую решётку.
Буквально через сутки после доведения наших данных и рекомендаций до руководства оперативной группы были начаты предложенные нами работы. Подразделениями химических войск была проведена дезактивация моста, а инженерные войска и военные железнодорожники буквально за пять суток заменили путевую решётку.
За неделю до годовщины катастрофы мимо саркофага пошли поезда...

Полковник запаса Сергей НОВИЧКОВ, кандидат технических наук, доцент:
– Чернобыль вошёл в мою жизнь в январе 1989 года. В то время после окончания Саратовского высшего военного инженерного училища химической защиты я проходил службу в Туркестанском военном округе в войсковой части 26382 на должности офицера отдела.

Начиная с 1987 года наши офицеры, сменив коллег из города Шиханы Саратовской области, стали привлекаться для ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.
Каждые 3 месяца группами по 6 – 7 человек они убывали в Чернобыль для выполнения практических работ как на самой станции, так и на территории, подвергшейся радиоактивному заражению.

7 января 1989 года наша группа – старшие лейтенанты А. Полоцкий, А. Вельяминов, А. Киреев, А. Рыбкин, В. Онищенко (это была его вторая чернобыльская командировка) и я, тогда капитан, – прибыла в распоряжение начальника Научного центра Министерства обороны полковника Л. Чернушевича, начальника кафедры Военной академии химической защиты. Заместителем у Леонида Митрофановича был подчинённый ему по академии старший преподаватель полковник Владимир Спиридонович Романов, которого считаю своим учителем.

Центр размещался в военном санатории в городе Ирпень Киевской области, имея оперативную группу в самом Чернобыле, куда нас и направили. В состав этой группы, её возглавлял полковник Василий Сажин, входили четыре научных отдела.

Наша группа, прибывшая из ТуркВО, как было сказано, состояла из молодых бездетных старших лейтенантов, в основном холостяков. Стать отцами им ещё предстояло, и потому их распределили в 11-й отдел.
Там в химической и радиометрической лабораториях риска нахвататься «лишних» рентгенов было гораздо меньше, чем «на крыше» в 12-м, где проводился радиометрический мониторинг самой станции и прилегающей территории. Туда-то и решили определить меня, посчитав, что мне в мои 29 лет имеющихся двоих детей вполне достаточно.

Но восстал начальник 11-го отдела полковник А. Говорун. Интересы дела волновали его куда больше, чем проблемы демографии. Он убедил руководство оперативной группы, что я нужен лаборатории – и как специалист-химик для работы, и как старший своей группы.

Так я остался в 11-м научном отделе и доныне остаюсь благодарным Александру Петровичу. И даже не столько за то, что он избавил меня от возможно большей опасности, сколько за открывшуюся передо мной интересную и поучительную работу, которая в будущем пригодилась мне, как учёному.

Химическая и радиометрическая лаборатории были оборудованы в оставленном хозяевами после аварии жилом добротном доме со всеми удобствами – электричество, газ, водопровод, канализация.
Здесь впервые нам пришлось вплотную столкнуться с радиоактивностью и радиоактивными материалами. К этому времени 4-й энергоблок был уже закрыт саркофагом.

Вокруг станции пролегали три маршрута, на которых располагались инерционные поглотители аэрозолей (ИПА).
Каждый из них представлял прибор, в котором вентилятор прогонял поток воздуха через слой перхлорвинилового волокна, известный как фильтр Петрянова. На нём происходило оседание радиоактивных аэрозольных частиц, впоследствии служивших исходным материалом для исследований.

Два таких прибора, расположенных на крыше 3-го энергоблока, были закреплены за нашим отделом.
Через определённые промежутки времени мы снимали радиоактивные фильтры и в лаборатории проводили спектрометрический анализ их. В результате вырисовывалась чёткая картина присутствия в воздухе радиоактивных йода, цезия, стронция, церия и других элементов.

Особенно запомнилась довольно рискованная процедура смены фильтров на крыше 3-го энергоблока.
Вход на станцию был организован строго по пропускам. На входе стоял аппарат, который полностью сканировал входившего и определял наличие радиоактивных загрязнений на нём самом и на его обмундировании. Работали всегда в паре. Дальше шли бесконечными пустыми коридорами, поднимаясь на этажи.

Добираемся до своей комнаты, где переодеваемся во все белое: нательное белье, брюки, куртку, головной убор, обувь.
На лицо надеваем респираторы «Лепесток». Ещё небольшой подъём – и мы перед дверью на крышу. Быстро выбегаем, снимаем крышку с ИПА, упаковываем фильтр в герметичную тару, на его место ставим новый фильтр, закрываем ИПА крышкой, бежим в другой конец крыши и точно такую же процедуру проделываем там.

Вся операция занимала не более 3 минут. Но прежде чем впервые выйти на крышу,
мы довольно долго и напряжённо тренировались на земле, для чего на территории отдела был оборудован тренажёр с ИПА.

Но самой опасной, трудоёмкой и в то же время ювелирной операцией был отбор проб грунта «горячих» частичек – твёрдых высокоактивных частиц, образовавшихся во время аварии при разрушении активной зоны реактора.
Средний размер «горячих» частичек составлял около 1 мкм, т.е. 0,001 мм, но активность их была высока сверх всякой меры. При таких размерах частиц исследование их проводилось под микроскопом.

Одно неверное движение, и частица могла вылететь из чашки Петри и приземлиться у тебя где-то на обмундировании. А где? Визуально обнаружить её невозможно, только прибором. Иногда «горячая» частичка так застревала в ткани, что её нечем было извлечь, и обмундирование приходилось утилизировать.

Кроме того, отдел успешно взаимодействовал с научными институтами и организациями промышленности. Имея в отделе совершенную по тому времени лабораторную базу, мы очень плотно с ними контактировали и проводили анализ проб, которые нам представляли научные организации Госагропрома, Госгидромета, Академии наук.

За три с лишним месяца, проведённых в Чернобыле, мы получили неоценимый практический опыт действий в условиях радиоактивного заражения и работы с радиоактивными материалами. Впечатления и знания, полученные при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, навсегда остались в нашей памяти и научных работах.

http://www.redstar.ru/index.php/compone … VlLWF0b21h



http://www.redstar.ru/media/k2/items/cache/ffe9450ff46eb2e12e1ac701aed42d8f_XL.jpg

0


Вы здесь » ЭпохА/теремок/БерлогА » ЭпохА - общение и новости » Атомная трагедия,Чернобыль